Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2: Странное задание

На следующий день.

Я вошёл в гильдию, и ко мне сразу же поспешила встревоженная Шейла:

— Г... Господин Рент! Можно вас! — сказала она.

Я зашёл спросить по поводу материалов Тараска, которого принёс вчера, но понял, что было что-то не так.

— ... Что-то случилось? — спросил я.

— Прошу сюда... — сказала она и завела меня в одну из комнат.

Это была одна из приёмных гильдии, и она скорее для клиентов, чем для авантюристов.

Если нужны уточнения по сложным запросам, или если запрос крупный, то клиентов проводят сюда, чтобы обсудить всё.

В общем эта комната для обладающих властью и влиянием заказчиков.

Это конечно не обязательно так, всё же я сейчас здесь, тут могли рассказать и какую-то секретную информацию.

Так и зачем меня сюда привели?..

Шейла открыла рот.

А в руке она держала листок с запросом.

— ... Господин Рент. Это, вы знакомы с семьёй Латур, господин Рент? — голос был неуверенным, и когда Шейла спросила меня, я озадаченно склонил голову.

И всё потому, что никогда не слышал этого имени.

Потому ответил честно:

— ... Нет. А почему ты спрашиваешь? Это ведь запрос у тебя?

Теперь Шейла озадаченно склонила голову:

— Да... На самом деле это задание лично для вас... — она протянула мне лист с запросом.

Я взял его и прочитал.

Еженедельный запрос на сбор «цветов драконовой крови» в «Болотах Тараска», и при том, что я охотился только на гоблинов и тину ещё недавно, чтобы обеспечить себе проживание, там была указана просто невероятно огромная награда.

А ещё имя заказчика...

— Да, об это, это ведь запрос от Айзека?

Я вспомнил имя человека, которого встретил в «Болотах Такаска», Айзека Харта.

Увидев мою реакцию Шейла сказала:

— ... Всё же вы знакомы... — удивлённо и слегка шокировано она смотрела на меня.

Я думал, чего она так удивилась, но похоже это было связано с той семьёй.

Айзек говорил о своём господине.

Потому вполне всё можно представить.

— Значит Айзек служит семье Латур?

Вот значит как.

Моё предположение оказалось верным, и Шейла кивнула:

— Да... Это старейший род в городе Мальт, они с давних пор оказывают влияние на управление городом. Я и сама плохо владею исторической справкой, но похоже они уже долгое время поддерживают отношение с гильдией... Можно сказать, что гильдия города Мальт должна заботиться о мнении этой семьи.

Конечно она говорила окольными путями, но было ясно, что семья Латур обладает огромным влиянием в Мальте.

Но Айзек точно не производил плохого впечатления.

Мне стало интересно, и я спросил:

— Они используют своё влияние и вмешиваются во все дела?

— Нет, ничего подобного. Скорее уж они ведут себя тихо в последнее время и почти не вмешиваются в дела города. Но их влияние в Мальте не уменьшилось, потому с ними стоит быть осторожными...

Всё же много неясностей в этом объяснении.

И вообще...

— Семья Латур — это род аристократов?

В королевстве Ялан конечно же была знать.

Начиная сверху, они делятся на герцогов, маркизов и графов.

Внизу были виконты и сквайры, но всех их просто определяют как низших аристократов.

Но для простонародья аристократы все на одно лицо.

Ну, это захолустное королевство, потому герцог занимается сельским хозяйством, а граф — торговец, по сравнению с крупными странами, здесь грань, отделявшая от аристократов, намного тоньше, но не буду об этом.

На мой вопрос Шейла ответила:

— Вроде нет. Просто очень старая семья. Они очень давно живут в городе и внесли огромный вклад в его развитие. Так я слышала. Потому лучше относиться к ним с уважением. Я слышала, что виконт Лотнел, которому принадлежит Мальт, связан с семьёй Латур. Честно говоря, даже я, как сотрудник гильдии, не так много знаю о них. Может им есть, что скрывать? Но глава гильдии уверенно говорит, что с ними всё чисто... И по этому запросу мне было сказано предупредить, что вы ничего плохого не сделали.

— ... Что же это?

— Сотруднице моего уровня ничего не рассказывают. Но раз замешан старейший род, управляющий Мальтом, и они связаны с правителем этих земель, потому против них лучше не выступать. То есть вы не можете отказаться от задания, если хотите жить в этом городе, — объяснила Шейла.

... Неприятная история.

Случайно встретившись с человеком в «Болотах Тараска», я связался с кем-то очень серьёзным.

И всё же... Отказываться я и так не собирался.

Награда была хорошей, и заказчиком была не семья Латур, а Айзек Харт.

Он сказал, чтобы я ознакомился с заданием, и если соглашусь, связался с ним.

Гильдия не хочет, чтобы я отказывался, и если я решу отказаться, меня ждёт личная встреча, и когда я скажу, что это невозможно, то придётся согласиться.

Для меня это не сильно отличалось от обычных заданий, и я не ощущал никаких проблем.

Хотя мне хотелось знать, что их себя представляет семья Латур, которой служит Айзек... Но обычным работникам гильдии о них было ничего неизвестно.

И если хочется узнать, то лучше спросить лично.

Конечно я думал спросить у других авантюристов или знакомых, но я проработал в Мальте уже десять лет.

Конечно в плане силы я многого не добился, но о городе знал достаточно.

Но о семье Латур мне было ничего неизвестно.

Мне были известны старые семьи, занимавшиеся управлением города, но рода Латур среди них не было.

Почему же?..

Ну, Айзек должен знать.

Правда не знаю, расскажет ли он.

Думая обо всём этом, я сказал Шейле:

— Я не собираюсь отказываться от задания. Я говорил с Айзеком в «Болотах Тараска». Пойти туда и достать «цветы драконовой крови» для меня не так уж и сложно. Потому я согласился.

— Правда? Но... Всё ли будет в порядке? Ну, всё же господин Рент...

Девушка не договорила, но я понял, о чём хотела сказать Шейла.

Она переживала, всё ли будет в порядке, если монстр вроде меня свяжется с семьёй Латур, занимавшейся управлением Мальта.

Быть может меня выгонят из Мальта или люди здесь начнут преследовать меня.

А в худшем случае может даже попробуют истребить.

Так я подумал.

И всё же покачал головой.

— Это даже по внешнему виду непросто понять. И когда я встретился с Айзеком, его это не слишком волновало.

Он ничего не сказал об этом, и было сложно поверить, что его мог волновать мой внешний вид.

Проблемы могут появиться при личной встрече с членом семьи Латур, они могут сказать, что маска и роба — это проявление неуважения... Правда я могу сказать, что изуродован кислотой и не пытался быть невежливым.

Ну и если ничего не выйдет, всегда можно отказаться.

Да и Айзек не будет переиначивать свои слова.

По крайней мере по нему видно, что он не способен на такое.

Шейла обратилась ко мне:

— ... Если что-то случится, сообщите мне. Не знаю, смогу ли что-то сделать, но постараюсь помочь, — сказала она, а я кивнул, похлопал её по плечу и покинул гостевую.

***

... Точно заблудился.

Так я думал, когда собирался пойти и выслушать детали по заданию, и пошёл к Айзеку, а точнее домой к роду Латур.

Что до места, я прочёл, где они находятся в запросе гильдии, они жили за пределом Мальта, а домов там не было, потому всё должно быть просто.

В общем я пошёл туда, не думая, что потеряюсь, но от сложностей никуда не деться.

Огромный особняк виднелся вдалеке за огромным садом.

Конечно дом для старинной семьи не представлял из себя ничего необычного, а вот сад представлял.

Возможно это увлечение наследника рода, но не было ни одной дороги, ведущей к особняку, стоило пройти через ворота, и ты уже не видел, что вокруг.

И всё из-за изгороди из роз, вокруг была одна лишь зелень.

Дорога вела прямо, а потом заворачивала.

А за поворотом был ещё один поворот.

И так всё дальше и дальше.

Другими словами, здесь был лабиринт.

Я вошёл внутрь и шёл уже какое-то время, и совершенно точно заблудился.

Так что прежде чем я попаду в дом, я вынужден побродить по живому саду.

Я пришёл к семье Латур, чтобы выяснить подробности задания.

Конечно мне просто хотелось узнать о деталях, а на это время тратить не хотелось, потому я решил спросить у молчаливого охранника у ворот.

Я показал лист с заданием, потому меня без проблем впустили, он смотрел перед собой и не обращал на меня внимания, но больше спросить было не у кого.

Я сказал:

— ... А другого входа нет?

Охранник посмотрел на лабиринт из роз и покачал головой:

— ... Простите. Может и есть, но я о нём не знаю, — ответил он.

Лицо его оставалось серьёзным, было очевидно, что он ответил честно подумав.

И отчаянию моему не было предела.

То есть, чтобы попасть в особняк, придётся миновать лабиринт.

— ... И сколько на это уйдёт времени?

— Чтобы добраться до особняка?.. Для всех по-разному... Кажется дорога всегда меняется, как и время прохождения... — охранник говорил виновато.

И раз он менялся, значит не только я хотел сюда попасть.

Охранник похоже понял, о чём я думал, и сказал:

— Вроде там специальный магический предмет. Семья Латур из поколения в поколение увлекались коллекционированием магических предметов, и лабиринт сделали с помощью одной такой вещицы.

Узнав об этом, я удивился.

Конечно ничего странного здесь не было.

Магические и святые инструменты, предметы с ки и проклятые вещи создаются мастерами и появляются в лабиринтах, среди них много однотипных, но есть и специфичные.

К однотипным например относятся огненные магические инструменты, ими часто пользуются и у них простой механизм, они производятся массово и чаще имеют невысокую цену.

А вот специфичные предметы — работа штучная... К ним можно отнести мою маску и робу.

Эффект у всех разнообразный, и цены совершенно разные.

Если предназначения некоторых вещей не понять, то некоторые очень полезны, в общем это смесь зерна и плевел, и цены отличаются в зависимости от вещи.

Моя маска, ну, скажем довольно удобный магический предмет, а продана была за бесценок.

А вот продавцу она была вообще не нужна, потому и цена была низкой.

Если её надеть, то уже не снимешь, так что решение продавца было верным, и удачным для меня... Хорошо это или нет, я и сам толком не знаю.

— Сделан он как надо, и это увлечение мне надо преодолеть...

Пробормотал я, а охранник усмехнулся:

— Понимаю вас. Но если потеряетесь и будете бродить какое-то время, должна появиться дорога, потому не стоит бояться, а попробовать пройти. Утверждать не могу, но тем, кто добирается до особняка, дают какой-нибудь магический предмет, — сказал он.

Меня смущало то, что охранник говорил о том, что он вроде как от кого-то слышал, а он видать понял мои мысли:

— Я и сам когда-то попробовал. Обычно, когда нет посетителей, ворота закрыты, но тогда они были открыты. А в городе была бумага о том, что если пройти лабиринт, то можно получить магический предмет... А ещё была карта дома Латур. Я нашёл её и попробовал.

Ну, было понятно, что это какой-то каприз этой семьи или способ развлечься.

Семья с подобными богатствами может сделать то, что другие не поймут.

Обычно они устраивают вечеринки, но когда они начинают скучать, вообще не ясно, о чём они думают.

Вот такой это случай.

Охранник продолжал:

— Конечно листовки были по всему городу, потому нашёл её не только я. Пришли и другие люди с той же целью. Они вошли в лабиринт... А через какое-то время вернулись. Когда я спросил, оказались, что они не смогли найти дорогу. Они растерялись, и растения стали двигаться и открыли путь ко входу, то есть сюда. Когда только услышал, я не поверил... Но если это всё из-за магического инструмента, то ничего странного. Я подумал, что и для меня это невозможно, но всё же хоть и переживал, что не вернусь, решил рискнуть...

— Получилось достичь цели?

— Да. Совершенно случайно, повторить я бы не смог. Семья Латур предложила выбрать мне магический предмет, а я тогда был безработным, и смущённо попросил о другом... Вместо магического инструмента я попросил нанять меня. Ну вот и...

— Получилось. Понятно...

Ну, у них особняк, который видно даже издалека, и они коллекционируют магические предметы, а значит деньги у такой семьи никогда не закончатся.

Нанять охранника для них — мелочь.

И охранник довольно серьёзный, работу он терять не собирается...

— Кстати, прости за грубость, но почему у тебя тогда не было работы?

— Пошёл против начальства. Уже понимаю, что надо быть гибче. Ну, благодаря этому у меня есть работа, и если быть серьёзным, всё будет хорошо.

— Если быть серьёзным, всё будет хорошо? Отлично сказано...

А если я буду стараться, стану ли человеком?

Вообще я и раньше старался придерживаться этого принципа.

Однако меня съел «дракон», и я теперь мог стать сильнее, потому всё не так уж и плохо.

Жизнь то чёрная, то белая.

Я испытал странное сопереживание к мужчине.

— Поучительная история. Ну, тогда и я попробую... Как уже прошедший, может дашь какой-нибудь совет?

Исследователи лабиринтов часто расспрашивают тех, кто уже проходил по тем местам.

Поняв, что это шутка, мужчина рассмеялся и сказал:

— Так, не полагайся на солнце... Вот наверное что.

Его слова озадачили меня, но советы бывалых людей часто оказывались полезными.

— Спасибо, — сказал я, и направился в сад-лабиринт.

***

... И всё же невероятно.

Полностью потерявшись в саду, я, хватаясь за голову, осматривался вокруг.

Куда ни глянь, всюду изгороди из роз, а впереди были одни лишь развилки.

Для чего сделали магический инструмент, который такое делает?.. Мне было интересно, но я ведь глупости несу, ведь такова и была суть магических предметов.

Скорее уж вещи, созданные с определённой целью, были чем-то необычным.

Конечно сейчас мастера создают только полезные магические инструменты, но говорят, что раньше было много подозрительных и бесполезных вещей, созданных мошенниками.

Говорят, что всё началось с того, что люди пытались повторить странные предметы, найденные в лабиринте, только многие оригиналы были действительно странными, что история и подтвердила.

Какие-то слабо светились, а некоторые вызывали громкий смех при касании, таких магических приборов очень даже хватало.

И всё же некоторые оказались очень полезными при создании других магических предметов, как составные части, потому и цены были высокими, все прекрасно понимали, что такое магические инструменты.

Пока я думал об этом, понимал, что и у устройства, создавшего лабиринт из роз должен быть какой-то смысл.

И всё же сад был огромным.

Поддерживать такой огромный лабиринт, ещё и изменять его, на это должно уходить много маны, но похоже для них это не было проблемой.

Ну, если денежный поток не меньше, чем в бурной реке, то можно накупить магические камни и ни о чём не беспокоиться.

... Ничего не понимая, я начал думать, что возможно сад был эвакуационным маршрутом, а вокруг всё так ничего и не менялось.

Я и правда заблудился.

Ничего не получается... Ну и что теперь?

Так я подумал, когда вышел на открытую территорию, и удивился этому.

— ... Это?..

Место было окружено изгородью.

Оно ничем не отличалась от той, что было раньше, но тут было на удивление светло, а розы на изгороди расцвели.

Не то, чтобы мне раньше здесь цветущие розы не попадались, но до этого всё было скорее как-то случайно.

Но не здесь.

Не только розы зацвели, но и изгородь была ухоженной, к тому же в центре всё было неуместно... Хотя может наоборот очень даже уместно... Там был украшенный ракушками стол, а на нём стоял фарфоровый сервиз, а на стуле сидел человек, он изысканно поднял кружку и отпил чай.

Этот человек, заметив меня, повернул голову в моём направлении, вопросительно склонил голову и спросил:

— ... Сдаётесь?

Ясно.

Поняв, что я потерялся, появился человек из дома Латур.

Это была невысокая девочка лет двенадцати-тринадцати, от неё исходила какая-то отстранённость.

Казалось, что смотрела она куда-то вдаль, а на ней было чёрное платье с оборками, в котором наверняка неудобно ходить.

Кожа белая, а глаза — голубые.

Выглядела она какой-то болезненной... Но кажется нечто подобное витало вокруг всей аристократии.

Я ответил ей:

— ... Нет, хочу ещё немного побродить... Или нельзя?

Девочка улыбнулась.

И это больше соответствовало её возрасту, чем когда её лицо ничего не выражало.

Как по мне, улыбка ей шла куда больше, чем беспристрастность.

... Хотя какая разница?

— Тогда прошу сюда. Лабиринт продолжается. Кстати, если желаете отдохнуть, может выпьете со мной чай? У меня и сервиз приготовлен.

Конечно надо было идти, о чём я переживал, но и спешить мне некуда... Я извинился и сел на стул.

— ... Приготовлен, значит.

— Да. Прошу...

Я уже думал налить себе сам и потянулся к чайнику, но девочка опередила меня и налила чай.

В чайнике была горячая вода, но разогрели её с помощью магического прибора, и сам чайник излучал ману.

В чашке я ничего не ощутил... Но похоже семья Латур и правда увлекалась коллекционированием магических предметов.

Магические инструменты, связанные с чаем, пользуются большим спросом, найти в лабиринте их достаточно непросто, а на аукционах сразу же выкупают, и цена чаще всего невероятно высокая. Если их изготавливают ремесленники, они тоже быстро продаются, но создать их сложно и получается не так уж и много.

Такие инструменты являются предметом споров среди коллекционеров.

Конечно в аукционах участвуют лишь аристократы, но есть и простые люди, которым такое нравится.

Если есть деньги, многие думают купить хотя бы что-то одно.

Имея настолько роскошный предмет и понимая его способности, так небрежно обращаться с ним... Без огромных денег это довольно непросто.

— Прошу. Этот чайник, как вы и заметили, магический инструмент, если добавить чайные листья один раз, то в следующий раз они не понадобятся, главное наполнить маной, и листья появятся сами.

... За такой чайник конкуренция на аукционе должна была быть жаркой.

Иногда я ходил на аукционы, но там я встречал лишь чайники, которые не позволяют воде остыть или не дают листьям вытекать через носик.

А ещё был прочный.

И всё же этот...

Сколько же он стоит?

У меня даже рука с кружкой дрожать начала.

Конечно это был не магический предмет, но по оформлению чашка походила на чайник.

На ней были нарисованы розы и плющ, и похоже она предназначалась лишь для того, чтобы пить здесь чай.

То есть скорее всего ремесленник специально изготовил набор для чайника.

Зная, как работают с фарфором, я понимал, что лишь несколько человек владеют таким уровнем мастерства.

Я это к тому, что даже без магического устройства всё было дорогим.

Цена как у предметов искусства.

Если разобью, мне такое не компенсировать.

Видать заметив, как я смотрел на чашку, девочка улыбнулась.

— Ничего, если разобьёте. Конечно неприятно, если она разобьётся, но я не разозлюсь. Не переживайте и наслаждайтесь, — сказала она.

По словам и взгляду было не похоже, что она обманывает, и бедняку вроде меня оставалось лишь думать, что с богачами лучше не ссориться.

***

Попивая чай, я заметил, что девочка смотрит на меня.

— ... Что? — спросил я, а она ответила:

— Нет... Просто это грубо с моей стороны, но я подумала о том, как вы пьёте чай.

— А...

Маска не снимается, потому я даже ем в ней.

Вот и сейчас она была на мне, потому девочка удивлённо смотрела на меня.

Ну, пить без неё было бы проще, только её не снять.

Ведь я умертвие.

Я не мог показать кому-то, что являюсь монстром, и не мог снять маску.

Правда когда я ем с Лорейн, то убираю нижнюю часть, так что видно кожу.

Взрослому я ещё мог показать это, объяснив, что это ожоги, и попросив потерпеть, но сейчас передо мной была девочка лет двенадцати или тринадцати.

Для неё это будет слишком жутким зрелищем.

Всё же самое мерзкое в теле умертвия как раз нижняя часть лица.

Губ нет, торчащие зубы и дёсны, кожа мёртвая, сразу же в голову мысль бросается, что это лицо скелета.

А может я ещё похлеще скелета выгляжу.

Моё лицо ближе к человеческому, и можно увидеть, как двигаются мышцы.

Такое куда сильнее шокирует, чем простые белые кости.

Потому и показывать не стоит.

Но и что мне тогда делать?..

— ... Это магический предмет? — спросила девочка, когда я показал эффект.

То есть то, что маска изменялась.

Только я открыл не полностью нижнюю часть лица, а лишь небольшую часть, чтобы получилось выпить чай.

Нельзя поддерживать такую форму всегда, но на несколько секунд я её удержать могу.

Если буду пытаться удерживать её в таком состоянии, она снова станет прежней, но этого достаточно, чтобы отпить чай.

Сделав глоток, я сказал:

— Скорее уж не магический, а проклятый предмет... Его знакомая в Мальте достала.

Услышав меня, девочка широко открыла сияющие глаза и спросила:

— В Мальте есть что-то настолько классное?.. Это, простите... Могу я заполучить её?..

Семья Латур собирает магические предметы.

По поведению девочки было ясно, что это правда.

Хотя мне неизвестно, какое положение она занимает в семье Латур, но скорее всего она не из прислуги, как Айзек, а из тех, кому прислуживают.

И вот что она мне сказала.

Я подумал, что раз просит маску, она предложит за неё разумную сумму, и девочка обратилась ко мне:

— Конечно же я выплачу сумму, которая вас удовлетворит... Вас устраивает? — спросила она.

Я бы и отдал.

Правда бы отдал, но сейчас она была для меня необходима.

К тому же она проклята, даже если скажут снять её, я не смогу.

Да и не хотелось ей показывать своё лицо, потому и отдавать маску я никому не собирался.

Что ни думай, она с лица не слезет.

Так что даже если буду стараться, не отдам.

Я видел перед глазами, как купаюсьв горе из золотых монет, и образ становился всё дальше, я набрался воли и покачал головой:

— Прости. Дело не в деньгах. Не могу её отдать...

Мой голос прозвучал довольно жалко.

Девочка насупилась, а потом с симпатией посмотрела на меня и сказала:

— Нет... Я понимаю, что никто не отдаст памятную вещь, даже если попросить. Прошу прощения...

... Памятную?

У меня с этой маской вообще ничего особо не связано.

Скорее уж это кошмар, раз надел, а снять уже не могу.

Даже сейчас не могу её снять, как бы ни старался.

Сейчас я печалился не из-за того, что могу памятной вещи лишиться, а горевал, упуская золото, только признаться не мог.

При том, как отреагировала девочка, если я скажу такое, меня точно будут презирать.

Хотя деньги — это очень важно.

— Нет, не переживай. Обычно люди такое не замечают. Так что я даже благодарен за внимательность...

Да, со стороны мою одержимость деньгами не разглядеть.

Буду показывать себя с лучшей стороны.

Каким же прогнившим взрослым я стал...

Я снова посмотрел в её невинные глаза, а она сказала:

— Приятно слышать это... Кстати, как вам чай? — она удачно перевела тему.

... А ведь очень вкусно.

Запах приятный... Возможно я впервые пью такой замечательный чай.

Я дал честный ответ:

— Впервые пью такой вкусный чай... Это всё благодаря магическому инструменту?

— Верно. Он не просто создаёт чай, но и использует силу фермера, вырастившего его. Я уже говорила, что достаточно один раз поместить листья, и чайник будет повторять этот вкус. То есть... Сейчас там листья, которые кто-то поместил в чайник очень давно, и вкус которых мне пришёлся больше всего по душе.

И правда очень вкусный.

В зависимости от места, чайные листья каждый год получаются разными.

И конечно каждый год вкус не будет одинаковым.

Но в этом чайнике можно сохранить любимый вкус чая, выращенного в определённом месте в какой-то конкретный год.

Просто невероятно, мне даже интересно, сколько такой стоит.

Он запоминает вкус и продолжает его воспроизводить, но если добавить другие листья, то уже будут они, а предыдущим вкусом не насладиться, но если он ещё мог воспроизводить все вкусы, это была бы уже совсем другая история.

Вот так чайник.

Ну, было здорово каждый год менять вкус, для кого-то вкус останется только в памяти, и не каждый оценит всю ценность, но очень многие явно захотят такую ведь.

— Где вы достали такую вещь?

— Он появился двести лет назад в одном отдалённом лабиринте. И мы напрямую обратились к авантюристам, нашедшим его... Что до цены, то стоил он триста платиновых монет.

— Платиновых...

Если не наглеть, на одну такую монету можно было прожить всю жизнь, а тут целых триста...

Не та сумма, которую стоит отдавать за чайник.

Хотя для семьи Латур она может быть и небольшой.

Прошло двести лет, а чайник всё ещё у них.

К тому же их влияние на Мальт никуда не делось.

Понятно, что дом этой семьи опаснее всякой мелкой знати.

И вот после разговора я встал.

— Уже уходите, — спросила девочка, и я ответил:

— Да... Было здорово. Может ещё потом встретимся? — задал вопрос я, а девочка улыбнулась:

— Ещё хотите? — сказала она.

Ну, уже ясно, что она из семьи Латур.

Правда не ясно, какое именно у неё положение.

— Наверное. Тогда и поговорим ещё.

— ... Тогда будьте осторожны. До конца лабиринта осталось не так уж и много... Маленькая подсказка. Лучше не смотрите на солнце.

— Мне о том же и охранник на воротах сказал... Что это значит?

— Ах? Тогда это было лишним. Прошу подумать, что это значит.

— Понял...

Я покинул эту открытую площадку.

А вход назад сразу же преградила изгородь.

Я осмотрелся, здесь оставался один лишь лабиринт.

— ... Правда ли немного осталось... — пробормотал я и пошёл.

Хотелось поскорее добраться до цели.

***

Да уж.

Надо же, странно, что я заблудился.

Всё же я опытный авантюрист.

У меня было неплохое чувство направления. Прогуливаясь по саду-лабиринту, я составлял карту в голове.

И всё же почему-то я потерялся.

Не понимаю.

Это было проблемой, а ещё та девочка и охранник сказали не смотреть на солнце.

Вначале я подумал, что мне не стоит ориентироваться по солнцу.

Так я и делал, и всё же заблудился.

Думая, что надо вернуться, я посмотрел на солнце.

— ... Вроде обычное...

В положении солнца не было ничего странного.

Кажется, вроде.

Может это всё же как-то связано с советом?..

Думая так, я свернул за угол, и солнце сменило положение.

Оно находилось от меня слева, но когда завернул, солнце оказалось с противоположной стороны.

Странно, может показалось, я вернулся назад, солнце снова сменило положение и вернулось назад.

Всё же было верным решением не полагаться на положение солнца.

Но всё же, почему я потерялся...

Да уж, я начал беспокоиться.

Глупо было думать, что это какая-то ловушка?

Положение солнца было неважно.

Это очевидно.

И пусть здесь был какой-то трюк, вряд ли я его разгляжу.

И охранник сказал мне, что стоит быть осторожным с солнцем во время исследования лабиринта.

А что если не следовать ему...

Что если усомниться в характере девочки и считать, что она та ещё хулиганка.

Мне дали совет с солнцем сразу два человека, потому я считал, что если буду осторожен, то всё будет в порядке, но могло быть ещё что-то.

Даже если совет охранника был настоящим, то девочка могла заманить меня в ловушку.

Ну да, подозрительная незнакомая девочка...

Вряд ли она могла дать совет по прохождению.

Я шёл по лабиринту, учитывая это.

Я двигался прямо и чувствовал, как дорога искажается.

Было тревожно, но я считал, что делаю всё верно.

Пейзаж вроде не менялся... Но как и тогда с солнцем, я вернулся назад, и понял, что кое-что изменилось.

Конечно же положение солнца, но всё же... Что с этим делать?

Я стоял и думал, посмотрев под ноги, там был камень размером с ладонь.

Я взял его и бросил в странное пространство.

А камень просто взял и исчез.

— ... Быть не может, пространственный переход?

Это была особая магическая техника, которую люди пока не могли повторить.

Однако... Раз его создали не люди.

Это не значило, что это совсем невозможно.

Этот сад был создан продвинутым магическим предметом из лабиринта, и вполне можно ожидать от него таких возможностей.

Правда не верилось, что такое может кому-то принадлежать...

Хотя чего уж думать об этом?

Сейчас важнее думать о том, что в моих силах.

Иначе я никогда не пройду этот лабиринт.

Я вошёл туда, где исчез камень.

Пейзаж не изменился, но было очевидно, что он совсем другой.

Ведь тут валялся брошенный мною камень.

Я снова повернулся и бросил его, и камень исчез.

Всё же здесь надо ходить через телепорты.

К тому же всё очень похоже, и кажется, что ты всё ещё там же.

Конечно же лабиринт было не пройти.

Я запоминал карту, считая, что все места связаны.

А на деле меня просто перебрасывало.

Тогда...

В таком случае было не ясно, где я сейчас.

И до цели мне не добраться.

Однако.

Теперь всё иначе.

Теперь линия старта здесь, и отсюда я буду составлять карту.

Конечно в голове...

И всё же я подумал, вдруг получится использовать странный магический инструмент «Карту Акасии», но на ней значилось «невозможно отобразить».

Хотелось узнать, почему, но карта не могла мне ответить.

Ну и ладно.

Это игра, устроенная богачами.

Тут есть награда, и я не умру, даже если проиграю...

И забравшись так далеко, я собирался довести дело до конца.

Хотелось сказать той девчонке, что я не купился на её обман.

... Пусть уже успел купиться на него и потеряться.

***

— ... Наконец добрался...

Заросли из роз подошли к концу, и передо мной было открытое пространство.

Дальше был элегантный особняк, фонтан и девушка, которая неподалёку пила чай за столом, а рядом был Айзек.

Заметив меня, девочка встала и подошла, а Айзек молча проследовал за ней.

И вот оказавшись передо мной, она сказала:

— Поздравляю. Я думала, что вы не сможете преодолеть лабиринт.

Она была красива не на свои двенадцать-тринадцать лет, вот только сейчас я видел её дурной нрав.

Хотя не так уж она была и противна мне.

Скорее уж её можно было назвать озорным ребёнком.

И всё же мне подумалось, что невыносимо терпеть все её прихоти.

Солнце, которое было высоко, теперь уже окрашивало всё в оранжевый.

Сколько же времени я слонялся по лабиринту?..

— Я думал, что пройти будет проще. Пока не понял смысл твоих слов.

— Понятно, заметили. Видать моя актёрская игра не так хороша.

— ... Нет, она хороша. Старый я купился бы на это...

И разговор о моём теле умервия.

Мне было некомфортно, значит эффективность этого тела была куда выше.

Я отлично ориентируюсь по атмосфере и запаху, к тому же у меня превосходное зрение.

Потому понял я всё не благодаря своему прижизненному опыту.

Хотя не сказать, что без него.

А девочка озадаченно склонила голову, услышав мои слова:

— Старый ты? — спросила она, а я покачал головой:

— Да так... Так за прохождение лабиринта можно получить награду, я тоже её получу?

Я здесь был с целью, но не зря же охранник сказал об этом.

Конечно она могла сказать, что больше этот вопрос не рассматривается, но попробовать-то можно.

Потому я и сказал это, и девочка улыбнулась:

— Конечно же. Я дам вам то, что пожелаете из вещей, принадлежащих семье Латур.

После этих слов у меня в голове появились зловещие мыслишки.

— Тогда можно устройство, создающее лабиринт? — сказал я.

И девочка уставилась на меня широко открытыми глазами:

— ... Простите. Это я отдать не могу. Прошу простите... — и следом за ней заговорил я:

— Шучу. Я просто решил отыграться за обман в лабиринте.

После моих слов на лице девочки появилось удивление:

— ... Злюка, — сказала она, а потом улыбнулась.

***

Правда не было магического предмета, который бы я хотел.

Конечно семья Латур за долгие годы обладала огромной коллекцией.

Любую вещь можно было продать за огромную сумму.

Потому мне бы хотелось любой из этих предметов.

Но мне нужно было что-то особенное...

— ... Могу я для начала узнать, что есть? — спросил я, и девочка ответила:

— Конечно. Прошу сюда... — с этими словами она пошла.

Айзек последовал за мной.

Всё это время он молчал, потому ясно, кто эта девочка.

Она хозяйка Айзека...

— Точно, мы же так и не представились. Я глава семьи Латур, Лаура Латур. Рада знакомству.

Вот как.

То есть она не дочь кого-то из семьи Латур, а глава.

Я конечно не ожидал такого, но тут нет возрастных ограничений как в профессии авантюриста.

Скорее уж в данном случае людям приходится с детства приступать к своим обязанностям.

А у аристократов после кровавой распри совсем юные дети вполне могли занять место главы.

И семья Латур хоть и не аристократы, но обладают финансовой силой.

Они тоже вполне могли сражаться за власть.

Сила денег — страшная штука.

Я сказал ей:

— Я тоже ещё не представился. Меня зовут Рент Вивье. Авантюрист медного ранга.

Мои слова слегка удивили Лауру, но видать госпожа и слуга были похожи, реакция почти не отличалась от реакции Айзека.

То есть её не смутил мой ранг.

Конечно меня это впечатлило, и всё же подобное было редкостью.

Всё же я должен буду выполнять задания для неё.

И если ранг высокий, то за выполнение можно не волноваться.

Конечно если кто-то решит довериться медному рангу, то никаких проблем в этом нет, но задания аристократов, торговцев и старых семей чаще всего очень сложны, и выполнять их должны авантюристы с соответствующим опытом.

Потому не так часть в этом принимают участие авантюристы медного ранга.

Обычно они были не ниже серебряного ранга.

То есть всё случилось лишь потому что это было личный запрос от Айзека, а так бы никто не положился на такого низкорангового авантюриста как я.

Однако мужчина с виду не переживал о моём ранге, ведь смог поговорить со мной в «Болотах Тараска».

... Нет, не просто с виду.

Лаура бросала взгляд на Айзека, но по ней было заметно понимание.

Похоже он рассказал девочке обо мне, но о ранге умолчал.

Я думал, что Айзек всё рассказал своей госпоже обо мне, но похоже это было не так.

Отношения хозяина и слуги... Айзек во всём подчинялся Лауре, не то, что мой Эдель.

Кстати, сейчас его на обычном месте, то есть моём плече, не было.

И всё потому что он отправился в подвал приюта проводить собрание.

Мне было ничего неизвестно о семье Латур, потому я подумал, что не стоит приносить с собой мышь, и тут всё так удачно сложилось.

Благодаря моей святой силе Эдель точно очищен, но другие люди наверняка подумают, что он грязный.

И чем лучше воспитание, тем сильнее он бы бросался в глаза.

Пока я думал об этом, Эдель мысленно меня пнул и сообщил, что он чистый, правда это было лишь в голове, а не на самом деле.

... Иногда кажется, что он считает себя умнее меня.

— Медный ранг покорил «Болота Тараска»... Конечно место не настолько опасное, и всё же я слышала, что оно не подходит для медного ранга. Тогда почему вы были там?.. — спросила Лаура.

Я удивился, что она не узнала об этом у Айзека, хотя я ведь сам не говорил, почему был там.

Я ответил:

— Выполнял задание приюта. За медяк.

Мои слова как ни расценивай, можно легко понять.

Однако Лаура похоже их не поняла.

Она озадаченно склонила голову:

— Идти в «Болота Тараска» за одну медную монету? Это... — сказала она, а я принялся объяснять:

— Это ведь запрос от приюта. Что поделать. И вознаграждение в одну монету — это благотворительность от авантюристов.

Если нет денег, и получается заплатить лишь одну монету, то делается запрос на один медяк.

Так всё и есть.

Но эта награда имеет большее значение.

Это значит добровольное желание помочь.

При том, что гильдия — коммерческая организация, зарабатывающая на запросах, они не должны заниматься таким.

Однако в гильдии есть добрые авантюристы, и в гильдии такие люди были.

И они продолжали делать вот такие добрые дела.

Есть вопросы, которые могут решить лишь сильные люди вроде авантюристов, но реальность такова, что находятся те, у кого попросту нет денег, чтобы подать запрос.

И вот один авантюрист, желая помочь, воспользовался системой гильдии и получил запрос на одну медную монету.

Минимальное вознаграждение за задание в гильдии — одна медная монета.

За эти деньги можно купить две булки хлеба, но это не значит, что вообще нет смысла подавать такой запрос.

Если подать запрос в одну монету, он будет вывешен на доске, и попадёт на глаза авантюристов.

Конечно это не значит, что запрос примут, но они посмотрят на заказчика, на цену и условия, и если сил будут хватать, то примут это задание.

Потому даже если цена была очень низкой, находились добрые авантюристы, бравшиеся за задания.

Конечно находились те, кто злоупотреблял системой, направленной на добрые дела, но обладавшие опытом понимали, что это скорее жадность или злоба.

В основном всё было отлично.

Когда я рассказал об этом, Лаура смутилась:

— Не знала, что авантюристы могут быть такими добрыми.

Ну, профессия-то со сложившимся образом.

Я вот мужчина в маске скелета и робе.

Вряд ли кто-то подумает, что я добрый парень.

Да и не такой уж я добрый.

Однако...

Да, я просто хочу сделать то, что могу.

Всё же у авантюристов достаточно возможностей увидеть суровую реальность.

И иногда хочется сделать что-то хорошее.

И когда попадаются такие запросы, мы их принимаем.

Вот так.

Это было той частью, которая позволяла мне походить на человека.

***

Пока я шёл, думал, что особняк огромный.

Ну, при том, что внешне он по размеру напоминал замок, потому ничего странного.

И удивило меня то, что внутри никого не было.

Казалось, что тут должно быть много слуг, но всё оказалось наоборот.

Скорее уж их было слишком мало, чтобы поддерживать такой дом.

Я в открытую спросил об этом, и мне сказали, что все слуги великолепные работники.

Ну, по Айзеку видно, что он превосходный слуга, и всё же заниматься физическим трудом, если людей мало, не так просто... Вот я и подумал.

Вообще пока мы обходили дом, я не заметил в проходах на стенах или люстрах ни одной пылинки.

Всё здание было ухоженным, и было не похоже, что людей им не хватает.

— ... Сюда, — Лаура взялась за тяжёлую металлическую дверь.

Она открыла дверь, и за ней была каменная лестница, настолько длинная, что казалось вела в самый ад.

— Подвал?

— Да. Магические предметы с маной или ки довольно крепкие, и всё же многие из них достаточно старые. Потому мы заботимся о них. В подвале поддерживаются влажность и температура, потому атмосфера не сильно влияет на вещи.

Магические инструменты — сложные механизмы, и они содержат в себе ману, но лишь из-за этого нельзя сказать, что они могут быть очень прочными, но изготавливали их добротно.

Как авантюристы укрепляют своё тело маной, так и в вещах протекает мана или ки, потому они достаточно долговечные.

Потому магические предметы держатся куда дольше обычных вещей.

Старые магические предметы— это национальное достояние страны, и сохранились они именно по этой причине.

Конечно если обращаться грубо, они сломаются... Но то же относится и к обычным вещам.

Лаура спускалась по лестнице вниз, а я следовал за ней.

А позади меня был Айзек.

На лестнице, ведущей в подвал, не было окон, но ощущался поток воздуха, а на стенах с обеих сторон горел свет.

Это тоже были магические инструменты.

Механизмы, производящие огонь — простые и легко воспроизводятся, и цена на них невысокая, но количество впечатляло.

К тому же они реагировали на появление людей, а значит были дороже обычных.

Мне даже стало интересно, откуда у них столько денег.

Надо будет потом спросить.

И вот через какое-то время мы наконец спустились.

Лаура остановилась перед дверью.

На ней была пластина из неизвестного материала, Лаура коснулась её правой рукой.

После чего вся дверь засияла, и раздался звук, будто ключом открыли замок.

— Прошу внутрь, — сказала Лаура, взялась за ручку, надавила, и дверь медленно открылась.

Всё же то, что она сделала, было нужно для того, чтобы открыть дверь.

За дверью была тьма.

Внутри что-то было, но отсюда было не видать.

Но Лаура точно не боялась темноты и спокойно вошла внутрь.

Слегка колеблясь, я проследовал за ней.

***

Лаура шла во тьме, не сомневаясь.

А потом остановилась.

— ... Свет, — пробормотала она, и свет осветил всё вокруг.

Вначале я прикрыл глаза, но сразу же привык к свету.

А потом осмотрелся вокруг...

— Вот это да.

Вокруг была гора магических предметов, но валялись они как мусор.

Нет, конечно они были расставлены.

Но их было так много, что казалось, будто их тут просто разбросали.

Видать поняв мои мысли, Лаура объяснила:

— Сейчас здесь прибрано. Раньше был настоящий бардак... И они стояли в том порядке, как их доставали. Сейчас они организованы по типу, возрасту и происхождению, рукотворному созданию или же были получен в лабиринте. Их слишком много, потому многие вещи пока не классифицировали, на всё это требуется время.

И правда, чтобы разобраться с таким количеством нужны время и силы.

Это не то, что организовать обычный склад.

Внутри были предметы втрое больше людей, как их вообще сюда притащили?..

С силой Лауры это точно невозможно, но может Айзек мучился?

Нелегко слугам семьи Латур...

Лаура продолжала:

— Можете выбирать то, что приглянется. Все вещи замечательные... Такого я точно не могу сказать, но, господин Рент, положитесь на ваш острый глаз.

— В каком смысле? — я спросил, ведь меня заинтересовала формулировка, и Лаура ответила:

— Я уже говорила, что здесь не разделены зёрна от плевел. Мы собираем всё подряд, потому здесь есть самый настоящий мусор. Можете взять что угодно, я не против, но авантюристы хотят что-то полезное, потому будьте внимательны.

— Понятно...

Все эти вещи просто собраны здесь.

Можно старательно выбирать, а в итоге получить пустышку.

И у меня был не настолько острый глаз.

Я обладал знаниями об обычных вещах, но многое из этого я даже никогда не видел.

Скорее всего большую часть предметов они приобрели через аукцион.

Тогда... Просто рассматривать смысла нет.

Пока я думал, на помощь пришла Лаура:

— Если вас что-то интересует, скажите, и я смогу что-то подсказать... Здесь есть вещи, о которых и я не знаю, потому вам останется лишь положиться на собственные глаза.

— Спасибо... Но зачем было собирать столько всего?..

Если они и сами не знают, для чего магический предмет, то это просто мусор.

Я задал свой вопрос, чем рассмешил Лауру:

— Просто потому что нравится коллекционировать. Хочу, и всё, — ответила она.

Ну, это можно понять.

Вполне себе логично.

Главы зажиточных аристократов и торговцев по большей части были одержимы желанием коллекционировать.

Слышал, что некоторые собирали навесные замки и магические камни гоблинов.

Конечно это могло показаться забавным, но при этом бессмысленным.

Самим коллекционерам это казалось весёлым, но другим было интересно узнать, зачем это.

И логичного ответа они не получали.

Потому что им просто хотелось коллекционировать.

И больше ничего.

Если так судить, то сбор магических предметов семьи Латур выглядит более обоснованным. Благодаря этому я тоже получу дорогой и редкий предмет, потому жаловаться смысла нет.

***

— ... А это что?

Пока я шёл, мой взгляд зацепился за цилиндр в форме эллипса, я указал на него, и Лаура, кивнув, стала объяснять:

— Это скорее не магический предмет, а модель дирижабля, летающего на западе. Конечно он работает как и настоящий. Надо сделать вот так... — сказала Лаура, взяла магический камень с орнаментом рядом с моделью, поместила в выемку на самой вещице, и модель дирижабля наполнилась маной, девочка что-то взяла в руки и что-то прошептала.

Из модели дирижабля пошёл дым, и устройство взлетело.

Лаура продолжила:

— Настоящий летает не благодаря мане, а пару, потому модель неточная... Скорее уж имитирующая игрушка.

Мне тоже доводилось слышать о дирижабле.

Вот только полетать я не смог.

Как и сказала Лаура, дирижабль летает в западных землях, и в такую приграничную страну как Ялан он не прилетит.

Ну, вообще он прилетал во время какого-то праздника в стране, но это всё.

И покататься могли только самые богатые из-за высокой цены.

Для авантюриста медного ранга это не подходящее средство передвижения.

Но вот передо мной летающая модель, и с ней можно повеселиться.

Предмет, похожий на камень с символами скорее всего является управлением дирижабля.

— ... Хотите попробовать?- Лаура протянула устройство и спросила, а я кивнул.

Управление простое: просто держишь устройство и контролируешь высоту и направление дирижабля.

Вообще это было до ужаса интересно.

За исключением магов, обладающих магией полёта, люди не летали, потому искушение велико.

Можно было полететь на дирижабле, но для этого нужны финансовые средства.

Будь у меня такая возможность, я бы с радостью воспользовался ей.

— Весело? — спросила Лаура, и я кивнул:

— Да... Хотелось бы такое...

— Так почему нет?

— Ну...

И правда очень хотелось.

Но при том, что я вернусь с игрушкой...

Мальчишка во мне предлагал взять, но взрослый говорил не делать глупостей и выбрать что-то более полезное.

И второй вариант был вернее.

Может это и правильно, но ведь и жить весело тоже правильно. Мальчишка во мне не унимался.

... Нет, ну... Может конечно и так.

Конечно так, но от этого сердце разрывается...

Я уже принял решение, когда снова заговорила Лаура:

— Если вам нравится, у него есть и другие функции. Попробуйте сосредоточиться на модели.

Я сделал, как она предложила.

И вот я уже не смотрел на модель вверх, а смотрел из неё вниз.

Снизу я увидел мужчину в маске и робе и красивую девочку.

— ... М?! Что это?..

Я запаниковал, и образ вернулся на место, передо мной снова была Лаура.

— В эту модель можно переместить сознание. Хоть я и сказала, что это модель, но на самом деле не её сделали с дирижабля, а дирижабль изготовили с этой модели. Это вещь из лабиринта.

То есть ещё до дирижабля появилась эта модель из лабиринта.

И другие магические предметы были распространены по миру схожим образом.

К тому же в отличие от модели, дирижабль двигался благодаря пару, потому что полностью повторить механизм оказалось слишком сложно.

Предметы из лабиринта анализировали и разбирали, но полностью понять их устройство довольно сложно.

Но раз получилось сделать что-то похожее, значит смекалки людям хватило.

И всё же перенос сознания.

Я снова сосредоточился на модели.

И снова увидел мир из дирижабля.

Всё же это не просто игрушка, а довольно полезная вещь.

С её помощью можно разведать с воздуха что происходит вдалеке.

Просто идеально для разведки. Нельзя сказать, что это просто игрушка.

Потому я сказал Лауре от этом и получил ответ:

— И правда... Так её тоже можно использовать. Но из-за маны сложно улететь на большое расстояние, потому место использования ограничено. Скорее уж можно осмотреть окрестности с воздуха.

И правда, я видел, что использованная мана резко сократилась.

Этого хватило на пять минут... И продержать в воздухе долго будет довольно сложно.

И если не улететь далеко, немного толку перемещать внутрь своё сознание.

Ладно объём маны, Лаура использовала довольно большой магический камень.

Потому даже если я вложу всю ману, он бы хоть десять минут продержался, потому толку немного.

— ... Довольно неплохая вещь.

— Тогда может на ней и остановиться? — спросила девочка, а я призадумался и ответил:

— ... Давай пока отложим. Может это будет и неплохим выбором...

Пока им получится пользоваться не так уж и долго, но если маны станет больше, можно отправить модель в затяжной полёт.

К тому же так весело играть с ней...

Этого я сказать не мог, пусть это и было правдой.

В любом случае пока осмотрюсь ещё, я снова пошёл вместе с Лаурой и Айзеком.

***

— ... С виду здесь один мусор... — пробормотал я, идя по подвалу, когда потянулся к скоплению, напоминавшему кучу мусора.

И тут Лаура забеспокоилась:

— Ах... Лучше это не трогать!.. — попробовала она остановить меня, но было поздно.

Я уже коснулся горы мусора.

И стоило это сделать, как в обычной серости стали появляться цветные оттенки.

Вроде это были магические камни, но почему-то без маны, будто кто-то их выключил.

Но после моего касания снова появилась мана, и камень засиял.

Правда мне казалось, что тут не о чем переживать.

Такое ведь часто бывает.

Но Лаура сказала:

— Господин Рент... Подождёте немного? Надо найти выключатель... Где же он?.. Надо поспешить... — говоря это, она стала ходить вокруг.

Я не понимал, о чём она, следуя за Лаурой, и тут врезался во что-то лбом, точно об стену, и остановился.

— Это... — я удивлённо посмотрел, там был полупрозрачный, но сияющий маной барьер.

Принцип щитов, которые используют маги для самозащиты, но названия меняется в зависимости от размера.

Я начал бросать маленькие камни из магической сумки, чтобы проверить, выходило, что это была полусфера радиусом семь-восемь метров.

И понятное дело, закрытая для меня.

Правда проблемы в этом не было.

Если всё из-за похищенной камнем маны, то всё закончится вместе с ней.

Но видя, как суетится Лаура, я подумал, что так просто похоже всё не разрешиться.

И правда...

— ... Эй, эй!..

Я посмотрел на магические камни, которые напоминали скопление мусора, и там что-то извивалось, точно живое существо.

Что-то точно шипело и сплеталось.

Постепенно они принимали определённую форму.

И она была огромной, но человеческой.

— ... Голем?..

Голем — это существо, созданное с помощью магии и алхимии, он двигается за счёт маны, и может действовать автономно от своего хозяина.

Есть много способов применения, но стоимость материалов высокая, и нужную конфигурацию может создать далеко не каждый алхимик.

Не то, чтобы я их вообще не видел, они водятся в лабиринтах, потому хорошо знакомы авантюристам.

И всё же.

Большая часть создана из земли или камней, и големы из дорогих материалов в низкоранговых лабиринтах почти не встречаются.

Не только железные и медные, в прошлом встречались големы из золота и мифрила, если удастся победить такого, заработаешь настоящее состояние, однако они ужасающе сильны.

И конечно для нынешнего меня это неподходящий противник.

И вообще кто именно сейчас передо мной появляется?

Явно высокоранговый, что, ясное дело, нехорошо.

Так была куча мусора, и весь этот мусок был магическими предметами, собранными Лаурой.

Будь там ещё камни и песок... Нет, похоже ничего такого.

Лаура использовала комнату для хранения коллекции.

Неоткуда здесь камням и песку взяться.

Стоит думать, что тут одни материалы с маной.

И если с ним что-то не сделать, мне быстро наступит конец.

Теперь это была не гора хлама, а человекоподобное оружие.

На руке у него была огромная магическая пушка, а на голове тонкие магические пистолеты.

Всюду были магические дула, стреляющие магией без перезарядки магические предметы, старые и новые вещи... Хотя выглядели они совсем новенькими.

На руках были мечи и кинжалы, всё тело точно коллекция оружия.

Вот только это было не простое оружие, а магическое.

Невероятно опасное создание.

Вполне понятно, чего Лаура так засуетилась.

Бежать отсюда хотелось сразу же... Вот только барьер этого не позволит.

Пока Лаура искала панель управления, я мог лишь верить в неё и бегать.

— ... Гу-о-о-о-о-о!

Не собирался я впадать в панику... Но делать-то мне что?

Всю эту кашу заварил я, и времени мне голем давать точно не собирался.

Под тяжёлые звуки передвижения, говорившие о его весе, монстр посмотрел на меня.

И кажется медлительностью из-за своего размера он не страдал.

Поднятый кулак направлялся прямо ко мне, потому пришлось в спешке уходить.

Кулак голема пробил пол, где я стоял.

— Против такого даже я не устою...

Хотелось положиться на своё немёртвое тело, но мне ещё не доводилось слышать о живой расплющенной нежити.

Вампиры обладали подобными способностями, но мне они были неизвестны.

Нечего полагаться на техники, которые не знаешь.

— ... Господин Рент! Ещё три минуты и думаю, найду, потому продержитесь! Айзек, помнишь, где она?

— Нет, но думаю, что где-то здесь...

Барьер не блокировал голоса, потому я слышал слова Лауры и Айзека.

И они говорили о том, что не нашли панель управления.

А я тем временем продолжал убегать от кулаков.

Голем обладал не только кулаками в качестве оружия, не менее опасно было, если он просто наступит.

А из магических пистолетов на голове и пушки в руке выстреливала магия.

Повезло, что эффективность была ужасной, мощь достаточно слабая, а точность низкая, но против цели, размером с человека, хватит и одного попадания, чтобы убить.

Расслабляться тут некогда.

— Чёрт... Можно же что-то сделать...

Конечно я мог бегать, пока силы имелись, но кто знает, когда я потеряю концентрацию.

И хотелось как-то навредить врагу...

И тут я вспомнил.

Лорейн ведь специалист в области големов.

Что она там говорила о продуктах алхимии...

— Слушай, Рент. На лбу голема выгравированы магические письмена означающие «истину». Самое забавное то, что если добавить всего один символ, получается «смерть». Если написать его, голем самоуничтожится. Так что если встретишься с големом, смотри на его лоб.

... Понятно, вот о чём она говорила.

Хорошей информацией она поделилась.

Думая об этом, я смотрел на лоб голема.

Однако...

— ... Эй, там ничего не написано!.. — пробормотал я, а кулак снова летел ко мне.

Я в спешке отскочил, и тут увидел между плечом и рукой ману, которая обрела форму, я прыгнул туда и выхватил меч.

Я рассёк сочленение между левой рукой и телом, и левая конечность упала на землю.

Всего лишь случайность.

Конечно голем не испытывал боли, и в движениях его изменений из-за подобных повреждений не появилось, но разнообразие его атак сократилось после потери руки, следующую атаку было проще предсказать.

Теперь наверняка уйти получится...

Я испытал слабое облегчение, и вспомнил слова Лорейн.

— ... Так вот, расскажу о големах. Когда они выходят из-под контроля, хозяева используют устройство для экстренного отключения, прикреплённое к голему. Но в последнее время они чаще всего отдельно. Всё больше они представляют из себя отдельные устройства. Если на лбу ничего нет, просто смирись. Правда если знаешь, где может быть устройство отключения, то лучше его ищи. Либо придётся сражаться до победного конца...

... Вот как.

И это самое устройство сейчас ищет Лаура.

Значит я больше ничего не могу!

Ну, одну руку отрубил, может и вторую смогу, почему бы и нет...

Я посмотрел на голема, а он направил свой взгляд на меня.

... Нет, лучше не стоит.

Лучше буду убегать.

Так я подумал.

Только сколько я уже стараюсь?

— ... Ха-ха. Так он меня загнал?

Голем уже разнёс всё, создав вокруг целую гору обломков.

И в самом центре с разрушенным полом вокруг был я.

Голем поднял свой кулак...

Вот и пришёл мой конец?

Нет, что-то я ещё могу...

Я наполнил оружие маной и ки.

Не хотелось использовать это при Лауре и Айзеке, но и другого способа спастись не было.

Кулак стал приближаться, а я приготовился.

— ... Остановись! — разнёсся голос Лауры, и голем точно сломанный замер.

Барьер вокруг исчез, а сам голем затрещал и развалился.

Эх, похоже успели.

Я только сейчас этот осознал.

А Лаура и Айзек уже спешили ко мне.

Встав прямо передо мой, девочка заговорила:

— Прошу прощения. На поиски устройства понадобилось время... Если бы я только могла найти его быстрее, — сказав это, она поклонилась.

Хотя если подумать, она была ни в чём не виновата.

— Нет, я сам виноват, что дотронулся до странного предмета... Но что это было?

Всё же я лишь гость.

Прежде чем что-то трогать, надо было спросить, а я потянулся своими руками, куда не следовало.

Потому я говорил Лауре, что всё в порядке.

Поняв это, она смягчилась и сказала:

— Это голем. Но не такой, как обычные, если наполнить его маной лишь слегка, он начинает поглощать её из всего вокруг, и иногда поглощает более высококачественные материалы, становясь ещё сильнее... Голем поглотил все магические предметы и зажал вас в барьере, господин Рент. Мне правда жаль, что так случилось...

...Жуткое оружие.

Если появляется враг, он такой хаос вокруг сеет.

— Я знаю, правда всё в порядке. Такую штуку легко создать?

— Нет, это вещь из лабиринта. Цена довольно большая... Второго такого нет, как мне кажется.

Нельзя сказать это наверняка, ведь это предмет лабиринта.

Вполне обычное дело, если ещё один появится.

Хотя вещь штучная.

Если бы она появилась, Лаура бы её купила, она ведь собирает информацию, потому может с уверенностью говорить об этом.

— Вот как... Кстати, в этом подвале ведь больше нет ничего подобного?

— ... Ну, — на мой вопрос Лаура отвела взгляд.

... Значит есть?

Всё же не стоит тут всё подряд трогать.

Жуткий подвал.

Похоже Лаура поняла, о чём я думаю:

— Нет, в следующий раз я сразу же буду предупреждать, потому не беспокойтесь...

— Надеюсь... — я сказал от всего сердца, но если бы она меня заранее предупредила, этого бы не случилось.

Не стоило упрекать хозяина, находясь у него в гостях.

Потому я сменил тему:

— И всё же поглощает магические предметы, довольно удобный голем... И жуткий.

— Впервые подобную технику смогли реализовать с помощью современной алхимии, но придать автономность довольно сложно. Всё же обычный голем не может собирать ману из воздуха. К тому же здесь есть вещи, уже наполненные магией, потому он запускается ненадолго... Видать стоит подумать о надлежащем хранении, — сказала Лаура и кивнула.

Потом девочка продолжила:

— Кстати, вижу, вы не пострадали, продолжим выбирать? Но если хотите, можем перенести на другой день...

Хоть она и предложила это, но как девочка сама сказала, со мной было всё в порядке.

Скорее уж наоборот, хотелось ещё немного размяться.

Я конечно едва избежал смерти, но всё ещё был согласен продолжать выбирать.

Так что я сказал:

— Нет, всё в порядке. Если и ты не против, я бы хотел продолжить.

Я переживал за порушенный особняк, но Лаура хлопнула в ладоши, и откуда-то появились слуги и принялись за уборку.

Лаура сказала:

— Я не возражаю. Давайте продолжать... — после этих слов она снова повела меня.

***

Мне показали целую кучу магических предметов.

Помимо модели дирижабля, были устройства барьеров, летающие предметы, противоядные предметы, оружие с лезвием из маны, броня, которая сражается самостоятельно, если заполнить её маной, цилиндр, извергающий пламя, в общем было много всего.

Но больше всего меня заинтересовали модель дирижабля и предмет, изменяющий голос.

Первый был очень забавным, а второй мог сделать мой голос нормальным.

Проблема в том, что второй со временем мог стать бесполезным...

— Приняли решение?

Пока я не мог решиться, Лаура обратилась ко мне, не выказывая недовольства, и продолжила ждать.

Я был очень благодарен за это и в то же время был смущён, но для меня это был важный выбор.

Потому надо было позволить мне подумать.

Ну, не похоже, что её это особо тревожило.

— Если честно... Даже не знаю... М? — потирая подбородок, я осмотрелся вокруг, и на глаза мне попалась странная вещица.

О ней я и спросил:

— Что это?

— Ах, это... Как и сами видите, материалы монстров. Конечно это не магические предметы, но меня заинтересовали, вот я и собрала немного.

Эту гору никак нельзя было назвать «немного», но учитывая семью Латур это и правда ощущалось так.

Чешуя дракона, рог единорога, кости великана, от суммы денег, которую можно получить за продажу этого, глаза на лоб полезут.

Невероятно... Я рассматривал всё это, когда меня кое-что заинтересовало.

Лаура проследила за моим взглядом и сказала:

— ... Вас это заинтересовало?

— Да. Вроде, — я кивнул, а Лаура взяла вещь.

Удлинённый полупрозрачный кристальный контейнер.

Внутри была красно-чёрная жидкость.

Лаура сказала:

— Это кровь вампира. Она используется для создания оружия и магических механизмов или для разработки снадобий...

***

— ... Не могу сказать, настоящая ли она, но это и не важно. Контейнер сам по себе магический предмет, контейнер может очень долго сохранять содержимое, потому я его и купила.

— Не важно, что внутри?

Она собирала магические предметы, и материалы монстров можно было считать побочной целью для семьи Латур, и всё же это была кровь вампира.

Если не учитывать тех, кто появляются в лабиринтах, остальные же создают свой сложный род, и помимо низших вампиров поймать и уничтожить их невозможно.

Особенно опытных вампиров сложно отличить от людей, и с годами они даже получают социальный статус, потому это очень необычные существа.

То есть собрать кровь вампира почти невозможно.

Безразличие Лауры меня удивило, хотя при том, что её в основном только магические предметы интересуют, то это вполне ожидаемо...

Для меня это как гора золотых монет...

И хоть Лауре содержимое было не интересно, она объяснила:

— Говорят, что если выпить кровь вампира, сам станешь вампиром. В таком случае можно продать её за огромные деньги аристократам, которые желают вечной жизни.

— Говорят?

Я и сам об этом слышал.

Чтобы стать вампиром, надо чтобы он тебя укусил или выпить его кровь.

Эдель выпил мою кровь и стал моим сородичем... Но стать подчинённым это не то же, что стать вампиром.

Сам не понимаю.

— Неоднозначная вещь. Были случаи, когда кто-то пил кровь вампира, но после этого люди сходили с ума или даже умирали, в общем ничего хорошего не случалось. Возможно у кого-то и получилось... Но такие не оставили записи, всё же теперь их жизнь вечна. Никто же не скажет другим, что он вампир.

История как раз про меня.

Я не собирался говорить, что являюсь умертвием.

Я мог сказать хорошим друзьям, но оставлять записи для потомков точно не хотел.

— Ну да...

— Потому это лишь слухи. Хотя тут два варианта: сломать себе жизнь или стать вампиром, однако многие готовы рискнуть, потому кровь так ценится...

Она говорила с лёгкой иронией, но точно никого не упрекая.

Кажется Лаура считала глупостью одержимость вечной жизнью.

... Надо же.

Я конечно не считаю вечную жизнь чем-то плохим, но когда буду видеть, что мои знакомые старятся и умирают, моё сердце будет постепенно разлагаться.

Сам не умру, но другие будут умирать, что наверняка будет печалить, но раз-два, а если я пройду через это сто и тысячу раз...

А дальше станет безразлично.

Если не стану человеком, моя жизнь тоже будет такой?

Я буду видеть, как Лорейн, Шейла и другие состарятся и умрут.

Будет грустно и больно... Но пока это сложно представить.

Хороша или же плоха вечная жизнь, можно выяснить, лишь опытным путём.

Что до крови вампира Лауры.

Я очень её хочу.

Ощущение было схоже с желанием, испытываемым к Лорейн, когда я стал умертвием.

Может это простое желание выпить кровь, а может и не оно.

То есть вдруг это необходимое условие для нового изменения.

Всё же в «Болотах Тараска» я убил достаточно много монстров.

Да и сам Тараск оказался очень сильным противником.

Я убил столько монстров и поглотил столько силы, и всё ещё умертвие.

Конечно возможно я ещё недостаточно монстров убил, но почему-то мне казалось, что для изменения мне не хватает какого-то условия.

Просто пока не пришёл сюда, не мог представить, что это могло быть за условие.

Но сейчас...

Это кровь вампира.

Кажется, что если выпью её, перейду на следующий уровень.

Так мне говорит инстинкт...

Желание было слабее, чем когда я укусил Лорейн, но теперь я стал более интеллектуальным существом и инстинкты во мне больше не доминируют.

Но оказавшись здесь, я определился.

Ну, я существо, любящее пить кровь, потому возможно просто при её виде во мне проснулся аппетит.

Потому даже если я выпью кровь вампира, это ни к чему не приведёт.

Но может в этом и есть смысл.

Если упущу эту возможность, возможно уже не заполучу кровь вампира, так что я чётко определился.

И сказал:

— ... Возьму это.

— Кровь вампира? Вы выбрали довольно необычную вещь... — широко открыв глаза, сказала Лаура.

Похоже она думала, что я возьму что-то другое.

Оно и понятно, ведь меня так увлекла модель дирижабля, и было ещё столько хороших вещей.

Она используется для создания вещей или магических предметов и является катализатором, но не так много людей, кто хотел бы выпить это.

Если уж продавать, то есть много вещей получше.

Но учитывая мои обстоятельства, это был лучший вариант.

— ... Понимаю, что это личный интерес, но могу я узнать причину?

— ... Знакомая исследует монстров. Подумал, что ей будет интересно, — соврал я.

Знакомой конечно была Лорейн, потому полностью ложью это назвать нельзя, но и не чистая правда.

Правду я рассказать не мог, и для меня это было довольно болезненно.

Лаура похоже что-то заметила и нахмурилась, но, посмотрев на меня, снова улыбнулась:

— ... Вот как. Тогда отдаю вам это. Раз она в контейнере, значит отдам сразу две вещи, — сказала она.

***

Конечно же при Лауре и Айзеке я не мог открыть контейнер и, уперев руку в бок, начать пить кровь вампира как зелье.

Конечно желание было, но если выпью, могу стать калекой, потому сразу же бросаться и пить я не собирался.

Да и подозрительно это было.

И мне не хотелось, чтобы такое впечатление обо мне укреплялось.

— ... Давайте вернёмся наверх. Здесь мы со всем закончили.

В ответ Лауре я кивнул.

Назад мы пошли той же дорогой.

Конечно модель дирижабля тянула меня назад за волосы, но я уже получил свою награду.

Оставалось смириться и следовать за Лаурой.

Но при том, что модель была продуктом лабиринта, если продолжать покорять, то вполне может быть, что когда-нибудь я такую найду.

Такая возможность есть.

Надо терпеть.

Терпи...

Вернувшись наверх, мы проследовали в гостиную.

И вся мебель здесь была роскошной.

Всю её сделали знаменитые мастера королевства, которых знал даже я.

Много всего можно было купить только на аукционах.

Цена была совершенно не для меня, потому решил не надеяться, что и у меня когда-нибудь появится дом со всем этим, но я даже не думал, что вообще могу оказаться в таком доме.

— Пора бы перейти к основной теме. Вы ведь пришли сюда не ради праздного веселья.

И я посчитал себя слегка виноватым в том, что позволил втянуть себя во всё это веселье.

Я ведь здесь ради запроса Айзека, а не покорения лабиринта.

Однако аристократы нередко проверяют способности, кого нанимают.

Есть те, кто не верят на слова, а хотят увидеть своими глазами.

Тогда заказчик может попросить сразиться с выбранным бойцом, и ещё до самого задания можно что-то получить.

Конечно не мне тут гордиться, но заказчик, который может дать награду, от которой у авантюриста голова идёт кругом, действительно могуч.

Потому авантюрист ничего не потеряет и к такому обращению стоит относиться терпимо.

Вот я получил приз от Лауры.

Только после этой проверки иногда люди проявляют высокомерие, и в следующий раз авантюристы могут не принять задание.

Даже гильдия исходит из принципа, что заказчики и авантюристы находятся в равных условиях.

— Я с радостью повеселился бы ещё. Если пройду лабиринт ещё раз, что-нибудь получу?

После моих слов Лаура рассмеялась:

— Вам так понравилась модель? Думаю, у меня есть и более полезные вещи.

Она говорила так, будто понимала, что у меня на сердце.

Ещё и была права.

Если я смогу пройти по лабиринту и получить награду ещё раз, то я собирался сделать это до рассвета, так сильно хотелось модель.

Потому признался честно:

— Польза меня не волнует. Просто хочется. Ты же по той же причине коллекционируешь.

В ответ мне Лаура кивнула:

— Всё так. Значит мы мыслим схоже... Но в лабиринт допускается каждый один раз. Так что...

Возможно это правило семьи Латур.

Причина мне неизвестна, но если они будут постоянно что-то давать, то сколько бы магических предметов ни было, даже они могут разориться.

Но значит не видать мне этой модели...

Вот так удар.

Не меньше того, что за десять лет стараний я так и остался медного ранга.

Не обращал внимания, а тут раз, и стало невыносимо больно...

Нет, надо отвлечься, сменить тему.

Вот только не выходит.

Настоящий шок...

Похоже я сейчас выглядел очень жалко.

— Конечно это часть коллекции семьи Латур, потому я привязана к этой вещи... Но я не думала, что она так сильно может кому-то приглянуться, — она говорила неуверенно.

Я смотрел в пол, и пальцем вырисовывал на нём круги, и тут поднял голову и посмотрел на Лауру.

А она продолжала:

— Господин Рент, вы пришли по частному заданию. И это регулярный сбор «цветов драконовой крови». Всё верно?

— Да. Но это задание...

— Айзека. Но раз я здесь, вы же понимаете?

— Настоящий заказчик ты, Лаура.

Раз инициатором личного запроса стал Айзек, было достаточно встретиться лишь с ним.

Может я и был здесь для покорения лабиринта, но всё же вопрос задания полагалось вести с Айзеком.

И раз Лаура говорила, что это не так, можно было понять, в чём дело.

Конечно это не наверняка.

Но думаю, моё предположение верно.

Лаура продолжила:

— Это мне нужны регулярные поставки «цветов драконовой крови»... И я постоянно отправляю за этим Айзека. Но он и без того в последнее время перегружен... И как его госпожа я бы хотела дать ему отдохнуть.

Ну, надо следить за особняком, ещё и постоянно в «Болота Тараска» ходить, потому я могу понять, насколько тяжело Айзеку и другим слугам.

Хотя на болота только Айзек ходит, значит самая тяжёлая работа у него.

Уже за самим домом невероятно сложно следить, так сколько же сил надо, чтобы ходить на «Болота Тараска»?..

Я никогда не служил при таком большом доме, и хоть мог приблизительно представить, не знал всего в деталях.

— Если я приму запрос, Айзеку станет проще?

— Да. Он сам так сказал. Работы по дому много, но Айзек великолепно с ней справляется. И если не надо будет ходить на «Болота Тараска», он сможет нормально отдохнуть.

Сам Айзек закивал, когда говорил я, а когда говорила Лаура, он замотал головой, выражая полное согласие.

Ну, тогда почему бы и нет?

Так мне не придётся вмешиваться в дела семьи.

Даже если так Айзеку будет проще, меня это никак не касается.

А волнует меня только та модель.

— Вот как... Тогда как это связано с моделью?..

Я пытался выяснить связь, и Лаура сказала:

— Если выполните задание, в награду получите эту саму модель. Ах, конечно же это отдельная награда... Денежная сумма не уменьшится, потому не беспокойтесь.

***

— У-уверена? — спросил я, и Лаура ответила:

— Да... Всё же найти авантюриста, согласного постоянно ходить на «Болота Тараска», не так просто. Если так я смогу повлиять на ваше решение, я конечно же согласна отдать её, — сказала она.

И хоть она так и сказала, неизвестно сколько я получу золотых монет, если продам модель.

И отдать вот так просто...

Как же это великодушно.

Я искренне был благодарен Лауре.

Сейчас я был готов поклясться ей в верности.

Конечно это было не обязательно.

— Думаю, что могли бы и другие найтись, если поискать, — я не стал говорить о том, что на душе, и дал безопасный ответ.

Поняла ли это Лаура?

С виду она молода, но взгляд как у взрослой, точно крупный торговец или хитрый аристократ.

Я могу лишь догадываться, какой опыт был у неё за плечами, чтобы стать такой, но похоже она могла прочитать мои мысли.

Уже поэтому она была взрослой.

Поняла, что я хочу дирижабль и сделала предложение.

И сейчас меня распирало от радости от того, что я получу модель.

... Не то, чтобы я прямо как ребёнок себя веду.

Если авантюрист что-то хочет, он это достаёт.

Пусть даже это будет совсем по-детски!

... Какой же я жалкий.

Хотя нельзя сказать, что вещь бесполезная.

Теперь это моя модель дирижабля. Никому не отдам.

Ладно, хватит шуток...

Хватит, пора завязывать.

Да, больше никаких шуток, я продолжил говорить с Лаурой.

Она слегка призадумалась над моими словами и ответила:

— Конечно можно было попросить у серебряного ранга, но есть определённые сложности, если идти туда. Вещи портятся, есть опасность отравиться, двигаешься медленно и неизвестно, когда станет плохо. Тарасков можно отвадить святой водой, но всегда можно наткнуться на того, кого прогнали с собственной территории. И если рассматривать все эти вещи... Хотелось бы человека золотого класса, но за ними надо идти в столицу...

Лаура всё верно говорила.

Найти в Мальте подходящего по силе авантюриста золотого ранга, способного сделать это, не так уж и просто.

И раз таких людей достать трудно, приходилось предлагать различные блага.

Это понятно.

И всё же кое-что меня заинтересовало.

— ... Я понимаю, о чём ты. И я готов взять задание. Но сбор «цветов драконовой крови»... Неужели у тебя «скопление нечистот»? — спросил я, и на лице девушки появилось удивление:

— Раз вы знаете об этой болезни, значит и «цветок драконовой крови» в «Болотах Тараска» вы искали... — спрашивала она.

Но тут важно соблюдать конфиденциальность.

Запрос ещё не принят официально и детально обсуждать это не стоит.

Хотя даже без разговоров всё и так понять можно, к тому же Лаура обладает серьёзным влиянием в Мальте.

Если захочет выяснить, то сразу же всё узнает.

И всё же я сказать не мог.

— Вроде того, — сказал я, и Лаура всё поняла:

— Прошу прощения. Я лезу, куда не полагается. Но вы ведь понимаете, в каком я положении? На ранней стадии «скопление нечистот» можно излечить с помощью лекарства, полученного из «цветка драконовой крови», но на последней болезнь остаётся с носителем до конца. Она не приведёт к мгновенной смерти, и всё же чтобы жить, надо постоянно доставать «цветок драконовой крови». И поэтому...

Я кивнул ей в ответ.

Дальше я уже буду слишком назойлив.

Я не так много знаю о «скоплении нечистот», но если так...

Лилиан из приюта несказанно повезло.

Ладно, если нужен лишь один «цветок драконовой крови», но слишком тяжело, когда необходимо доставать его постоянно.

Может я бы смог чем-то помочь...

Ну, ситуацию в целом я понял, о деталях и награде тоже узнал.

Можно без проблем принять задание, награда тоже очень привлекательная.

Потому я сказал Лауре:

— К имевшимся условиям задания ты добавила ещё и новые. Рад с тобой работать, госпожа нанимательница.

Я протянул руку, а Лаура пожала её и улыбнулась:

— Рада, что вы согласились. Полагаюсь на вас. Господин Рент. Можете звать меня просто Лаура, — так она сказала. Я обратился к ней как и подобает к нанимателю, но похоже это было ни к чему.

— Хорошо, Лаура, — ответил я, и улыбка на лице девушки стала шире, она кивнула мне.

***

— ... Но точно ли всё в порядке? — направляясь к воротам, спросил я, и шедший рядом Айзек кивнул:

— Да, всё хорошо. Госпожа Лаура сказала, что всё равно бы отдала, так что можно было сделать это и сейчас.

Мы оба посмотрела на летевшую впереди модель дирижабля.

С моей маной он долго не полетает, потому Лаура наполнила его из магического камня, чтобы он продержался около часа.

Сам по себе такой камень уже достаточная награда, но для семьи Латур это мелочь.

Кстати, Лаура осталась в доме.

Только Айзек пошёл проводить меня до ворот.

Я ведь не ребёнок... Пусть в душе и мальчишка... Хотел сказать, что провожать меня ни к чему, но сад семьи Латур — большой лабиринт.

Если бы я теперь к воротам пробивался, то петлял бы здесь до утра.

Но вот Айзек...

Здесь всюду были стены из живой изгороди, и когда он подошёл, они разошлись, создавая проход.

— ... Как это работает? — спросил я, а он разжал ладонь и показал круглый камень.

Материал был похож на контроллер модели дирижабля, Айзек сказал:

— С этим можно изменить сад на своё усмотрение. Хотя ничего значительного сделать не получится.

— А что, если это необходимо?

— Это может лишь госпожа Лаура. О способе... Даже мне не говорят.

Не могу сказать, правда ли это, но мне это и не к чему.

Да и если кто-то узнает, может воспользоваться этим.

Так-то я рассказывать не собирался, но и Айзек был прав, ведь если не сказать, то и не узнает никто, потому он бы не сказал, даже если и знал.

— Вот и выбрались, — за разговором, мы добрались до выхода.

Я опустил на землю модель дирижабля, а потом коснулся фюзеляжа.

Он уменьшился и теперь лежал у меня на ладони.

Это одна из функций, про которые рассказала мне Лаура.

Есть и другие, правда пока не знаю, придётся ли их использовать.

Всё же уменьшение — удобная функция, если я не хочу тащить эту громадину через весь город.

— ... Охранника уже нет.

— Да, он дежурит с утра и до вечера. Вечером ворота закрываются, а лабиринт становится сложнее. Кто бы ни вошёл, он уже не выйдет, — сказал Айзек.

Вот же загадочный лабиринт.

Если станет сложнее, войдя вечером, точно до утра бродить придётся.

Прямо жуть.

— ... И что мне делать, когда я в следующий раз сюда приду?

Хотелось бы воздержаться от повторного прохождения.

Конечно, раз награды больше не будет.

Айзек призадумался, вспоминая, упоминал ли об этом.

— Если охранник будет на месте, он сможет связаться с особняком, так что всё в порядке. В таком случае я провожу.

Тогда мне не о чем переживать.

Думая об этом, я помахал Айзеку и ушёл.

В следующий раз я уже буду доставлять «цветы драконовой крови».

Немного удручало от мысли, что снова придётся идти на «Болота Тараска», но Айзек дал мне святую воду.

В следующий раз это будет не так сложно.

***

— ... Это?

— Да.

Дома у Лорейн, она, скрестив руки, на пару со мной наблюдала за предметом, лежавшим на столе.

Там была чёрно-красная жидкость в кристальной бутылке.

То есть полученная мною на досуге от Лауры кровь вампира.

Вчера, когда я вернулся, то рассказал Лорейн о семье Латур, но так как она была уже довольно сонной, мы перенесли разговор на следующий день.

Утром я спросил, в чём было дело, и оказалось, что девушка перетрудилась.

Я уточнил, и вышло так, что она написала учебное пособие для обучения Ализе.

Подошли бы и обычные книги, но почему-то её не устраивало, если обучать она будет не лично.

Я узнал, закончила ли она, и оказалось, что закончила.

Казалось, что за пару дней с таким не справишься, но речь шла только об основах, и много времени на это не ушло.

Я спросил о курсе, и она сообщила, что планирует программу из десяти частей.

Она похоже исходила из принципа «прочтёшь всё это и станешь учёным»!

И я не знал, как разговор об обучении ребёнка из приюта основам магии дошёл до такого.

Ализе сказала, что станет авантюристкой, и что делать, если всё это сместится к дороге учёной?

Я спросил об этом, и Лорейн сказала, что так может даже лучше.

... Ну если уж станет выдающимся учёным, то тут даже ленивая Лорейн прекрасно зарабатывала.

По крайней мере, она будет богаче, чем нищий авантюрист медного ранга вроде меня.

Тогда выбор довольно неплохой.

Если ты преуспеваешь в учёбе, страна выделяет тебе стипендию... Пусть даже это захолустный городок страны где-то на окраине, при поддержке Лорейн по этому пути вполне можно идти.

Но Ализе хочет стать авантюристкой.

Когда я сказал, что она моя первая ученица, Лорейн сказала о том же, и мы немного поссорились.

В итоге она успокоилась, согласившись позволить Ализе выбирать самой, но чувствую, стоит мне отвлечься, и Лорейн сразу же начнёт готовить из неё учёную.

Я же решил научить её мечтам, надеждам и радостям авантюристов.

Пусть я ошибался и пусть уже десять лет тлею как авантюрист медного ранга.

В общем кровь вампира.

Раздобыл я её для изменения формы существования.

Если выпью её, что-то может измениться... Как мне кажется.

— ... Это вроде инстинкта? — спросила Лорейн.

Подумав, я ответил:

— Не знаю, но это походит на желание выпить что-то вкусное и поспать, когда сонный.

Если спросить, такое же ли это чувство, то могу лишь сказать, что будучи человеком, я его не ощущал.

Не найдя другого определения, я сказал, что думал.

— ... Ну, оно и понятно. Остаётся лишь положиться на собственные чувства. Но точно ли всё в порядке? Как и сказала Лаура Латур, кровь вампира — мощный препарат. Я читала о реакции выпивших её людей, и были они не самыми лучшими. Тут стоит быть уверенным точно.

Я не изучал вампиров детально.

Знаю, что это высшие монстры, и из-за того, что они очень сильны, пока у меня не было возможности с ними столкнуться.

Но в целом мне было о них известно, но я не могу себе представить людей, которые собирались выпить их кровь, чтобы обратиться в вампиров.

Лорейн, будучи учёной, лучше разбиралась в этом.

И после того, как она рассказала обо всех опасностях, то немного пошатнула мою решимость.

— ... Всё же не стоит пить, лучше поиграю...

С этими словами я взял круглый камень, который служил управлением, и когда по комнате стала летать модель дирижабля, Лорейн искренне удивилась:

— Ты достал очень редкую вещицу... Я и сама не слышала о семье Латур, но при том, какие у них вещи, семья точно необычная, — пробормотала Лорейн, глядя на летающую модель.

Я перенёс сознание и посмотрел на неё сверху, передо мной было восхищённое и удивлённое лицо девушки.

Кажется я слишком близко.

Так близко я ещё не был...

Кажется сегодня она одета довольно неопрятно.

Под этим углом я много всего могу увидеть, так что лучше не надо.

Думая об этом, я вернул свой разум и вздохнул.

Так как я не говорил о функциях дирижабля, она не должна была заметить, что я смотрел на неё сверху.

Однако.

— ?..

Лорейн странно наклонила голову.

— Что-то случилось?

— ... Нет, должно быть показалось. Всё в порядке...

Я задал вопрос, и получил на него невнятный ответ.

А потом она точно переключилась:

— Хватит сбегать от реальности, решай, что делать. Ты сказал, что это необходимо для изменения, значит надо выпить, — сказала она, а я ответил:

— ... Думаю, что да, но всё же мне немного страшно... Лорейн, как думаешь, что будет, если я выпью это? — спросил я.

И Лорейн дала серьёзный ответ:

— Конечно хотелось бы обойтись без этого. Я конечно не против, если ты навсегда останешься нежитью. Думаю, что было бы неплохо, если бы остался здесь навсегда и работал авантюристом, — однако она продолжила. — ... Но ты сам ведь не хочешь этого? Я ведь знаю о твоей мечте. Пусть у тебя нет таланта, и пусть это займёт много лет, ты же хочешь стать авантюристом мифрилового ранга. И пусть ради этого тебе придётся наступить на хвост тигра, пусть ты вначале будешь сомневаться, но в итоге сделаешь это. Нет, ты скорее уж будешь притворяться, что колеблешься. Такой уж ты мужчина... Верно? Так что я тебя поддержу. Соберу косточки, похороню и буду навещать каждый месяц. До самой своей смерти буду посещать твою могилку. И рыдать буду взахлеб на твоих похоронах. Это всё, что я могу сделать...

Понятно, я выслушал всё, что она сказала.

Сейчас я и правда сомневался... Не без этого, но на деле я уже почти всё решил.

Если выпью, могу стать калекой или умереть, что мне не нравилось, но и выбора у меня не было.

Если не выпью, то ни на шаг не сдвинусь с места, и буду жить лишь жизнью мертвеца.

... В переносном смысле.

Я ведь и так мертвец.

И всё же доставлять проблем Лорейн мне не хотелось.

Потому я сказал:

— ... Спасибо. Если я выпью это... И случится что-то странное, сожги меня.

Услышав это, она ответила:

— Буду молиться, чтобы этого не понадобилось... — в её словах была мольба.

Глядя на неё, я кивнул и взял кристальную бутылку.

Видя, как на меня смотрит обеспокоенная Лорейн, я открыл бутылку и выпил содержимое.

Комментарии