Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Запрос на оценку: Слегка перепачканное в саже кольцо с агатом

Любимая фраза Тристана «есть способ быстро разбогатеть».

Он и пятьдесят лет назад так говорил, Забадакк до сих пор помнил.

Вот только с ним до сих пор этого не случилось.

— За проливом есть несколько островных стран, там есть место, называемое городом-лабиринтом.

— Знаю. Этими землями управляют ведьмы.

— Там можно будет стать похожими на нас. К тому же в подземелье можно будет заработать.

«Если всё пройдёт удачно, за всю жизнь не потратишь. Заработай сколько сможешь, брось это дело, построй особняк, живи припеваючи», — так говорил Тристан.

— Всю оставшуюся жизнь проведёшь в окружении девушек. Не жизнь, а сказка, — согласился Моран, куря сигарету.

Бывший военный, сложно было поверить, что он священник, его слова обычно игнорировали.

— Мне главное, чтобы желудок набить было можно, — дварфа Маншёна интересовали лишь еда и сон.

Со специями он мог съесть любую еду, уж он точно радовался всему.

— Ясно. Подземелье, значит. И куда идти? — сразу же был дан ответ.

Думавший о том, как заработать на еду, человек остановился, уже собираясь уходить.

Сам он убил грязного правителя, и теперь вынужден был бежать, но сейчас это казалось чем-то далёким.

***

— Я рассказывал эту историю? — как и всегда повышая ставку спросил Забадакк у друзей.

Из колоды ему достался гоблин.

Хотелось достать золотую карту, но она никак не шла.

— Эх. Ну вот и где мой гарем? — Моран выпил из стакана и перевернул карту.

Думалось, что когда-нибудь на этого прогнившего священника, посматривающего на молодых девушек, обрушится гнев божий.

— Есть хочу, — поглаживая усы, проговорил хмурый Маншён, тоже перевернув карту.

Похоже ему кто-то напомнил, что сегодня он ещё не ел жаренного ягнёнка.

— А, — Тристан перевернул карту и сказал. — Победил.

Потушив сигарету о деревянную тарелку он выбросил карты на стол.

На пяти картах были красные драконы.

Ответить было нечем. Он победил.

— Ты без разрешения походил.

— Чего?

— Ты сам это начал, себя и вини.

— Заба, ты одну и ту же историю рассказываешь, когда проигрываешь. Нравится она тебе так?

— Так, погоди-ка. Ты ж на одну монету больше поставить должен.

Тристан собирался забрать свою долю из медных монет на столе, когда его рука остановилась.

— Слава богу. Пока обойдёмся без истории.

Тристан, показав язык, бросил на гору монет ещё одну.

— Тц.

У него с давних пор была дурная привычка.

У Забадакка уже давно была мечта.

Хотелось купаться в золотых монетах, раздобытых в подземелье и отпраздновать это с друзьями.

Но реальность совсем другая. Ни сокровищ, ни особняка, ни гарема. Он всё ещё продолжал работать.

Когда они были молодыми, у них хватало старших товарищей.

Неприятные типы, заботливые, те, с кем они хорошо ладили и странные ребята.

Но никого уже не осталось.

Погибли от болезней, ран, были съедены монстрами, а если кому везло, они уходили на пенсию и умирали, кому не везло, умирали в слюнях и соплях, упав где-нибудь.

Мало кто ещё остался в этом мире (ну, их долгоживущая семейка — совсем другое дело).

Они сами не заметили, как стали стариками.

И всё равно они тащили свои старые телеса в подземелье, чтобы подзаработать. Им просто нужен денёк на отдых, чтобы сходить в таверну, поиграть в азартные игры, да пожаловаться.

Молодёжь называла их старыми лепреконами и полутрупами, а сами они звали себя «Старой гвардией».

Да, они вели самую обычную скучную жизнь.

***

— Есть способ быстро разбогатеть, — как и всегда сказал Тристан.

— Решительный отказ.

— Эй, эй. Я же ещё ничего не сказал.

— Скажу так: все твои способы разбогатеть, вообще не способы. Всё.

— Вот уж неправда. Хоть один из сотни должен сработать.

— Нет.

— Ладно, просто слушай и всё, — и вот опять Тристан начал говорить, никого не слушая.

Забадакк не собирался его прерывать, а просто слушал.

— «Прожору» Базиля знаете?

— Он из «Гулей».

Команда «Гули» завсегдатаи в таверне.

Средняя группа с неплохим капиталом.

Название получили, имея дурную славу, от того, что постоянно ошивались на пятом этаже, «кладбище».

Хотя вели они себя не так уж плохо и с другими не спорили.

Через пару лет они вполне могут заполучить паспорт пики и стать настоящими ветеранами.

«Прожора» Базиль был вором из этой группы.

Когда-то он с товарищами попал в неприятности и пропал без вести в подземелье, но каким-то чудом смог вернуться живым. Питался тиной и мхом, и как-то избежал голодной смерти.

Из уважения ему и дали прозвище «Прожора».

— Точно, не видать его что-то.

— Умер он.

— Ядовитую ящерицу сожрал, что ли?

— Подземелье его поглотило, — так обычно говорили старые исследователи.

Это означало погибнуть в подземелье от лап монстров, в ловушке или по другой причине.

— Так вот. Семья у него есть. Его вещи хотят вернуть.

— Предлагаешь поискать? И сколько платят?

Тристан довольно растопырил пальцы.

— Пятьдесят тысяч?

— Пять герун.

Появились сомнения в его здравомыслии.

Больше на чаевые похоже. В этом заведении очень сложно найти что-то в меню на такие деньги.

— Эй, эй, эй, эй, эй, ты же шутишь... — Забадакк даже со стула чуть не подскочил и ощутил вес на своих ботинках.

Сразу трое наступили ему на ноги.

— Ух?!

— Не хочешь потанцевать?

— Это разве не отличная возможность обзавестись гаремом?

— Можно же бисквитов накупить, верно?

— Вы чего несёте... — он прикрыл рот.

Тристан что-то сообщил указательным пальцем и движением глаз.

За его спиной пряталась маленькая девочка.

Ей ещё и десяти лет не было.

Она могла быть разве что незаконнорождённым ребёнком.

Похоже девочка была родственницей Базиля.

— Вы примите запрос?

Детские глаза смотрели прямо на них.

Думая об отце она даже в таверну пришла.

Разве ж можно отказать просьбе ребёнка.

— Может и правда дело выгодное... — тяжело вздохнул Забадакк.

— Ну а то. Знал, что ты так скажешь, Заба, — радостно проговорил Тристан, принёсший ещё один бесполезный способ обогатиться, а остальные согласно закивали.

***

— Вообще первым на неё внимание обратил Моран, — сказал Тристан, шедший первым с факелом по подземелью.

Юго-восток восьмого этажа... Не часто они здесь бывали.

Базиль умер где-то здесь.

— Значит ты теперь и на детишек переключился?

— Если в заведение вошла леди, долг джентльмена — поговорить с ней.

— Детей не любишь, и всё же какой заботливый.

— Мы будем искать останки. А что с его товарищами, любителями покопать могилы?

— Похоже отказались.

Девочка пришла в таверну, чтобы встретиться с «Гулями».

Но они отказали со словами: «У нас чёткое разделение на своих и чужих, тебе же мы даже волоска не отдадим».

Ну, их вполне можно понять.

У исследователей среднего ранга и амуниция соответствующая. В основном всё добыто в подземелье или куплено на заработанные деньги. Многие признают такие вещи общим активом.

— И всё же даже волоска ради неё жалко.

— Похоже он дал ей обещание. Если умрёт, то передаст ей кольцо.

После Тристан не раз рассказывал эту историю друзьям.

Кроме денег с Базилем были все его вещи. А кольцо на его пальце с обычным агатом, потому его и не взяли.

— Его же вроде монстр убил.

— Какой?

— Циклоп.

— Солидный гад.

Человекоподобный монстр с одним глазом, напоминающий огра.

Обычно он обитает на нижних этажах, и не является противником, которого можно одолеть со средними навыками.

— Изгой. Не понравился товарищам.

Не хотелось бы с ним связываться в случае чего.

Они заметили, как ноги начали дрожать.

Дрожь земли. Похоже сюда направлялось что-то тяжёлое.

Что это, исходя из разговора, представить было несложно.

— Приближается.

Забадакк вздохнул, взял свою любимую «огненную палочку» и приготовился к бою.

***

В авангарде обычно находился один Маншён.

Он отбивался своим любимым топором и круглым щитом против мощных атак дубины циклопа.

Конечно справиться с этим можно было лишь благодаря отличным навыкам и опыту.

Он отражал любую лобовую атаку.

Будто не желал признавать свой возраст.

— Так куда идти-то?

— По карте, дальше, — ответил Тристан.

Сохраняя расстояние, он метал кинжалы. Только все их сметали в сторону.

Без намёка на жалость он целился в единственный глаз.

Противник тоже не был глуп. Он понимал свою единственную слабость и использовал толстые руки как щиты. А кинжалы похоже не причиняли боли, даже не вызывали желания почесаться.

Но и так пойдёт.

Пока циклоп будет занят, он не сможет полностью сосредоточиться на Маншёне. А если враг попробует напасть на Тристана, то дварф не упустит этот момент.

— Ещё немного вперёд, — держась на расстоянии, Моран тоже оказывал помощь.

Благодаря «барьеру», «исцелению» и усилениям Маншён оставался практически целым.

Сколько бы враг ни атаковал, невидимая защита останавливала мощь дубины, а раны заживали.

Способность держаться в авангарде в одиночку напрямую зависит от выдающихся способностей Морана. Приходилось признать, что всё благодаря его карме и отменным действиям.

Преимущество было на их стороне.

Но хоть они и разговаривали, расслабляться было некогда.

Потому что положение оставалось напряжённым.

Без Маншёна они никуда. Если он пострадает, некому будет прикрывать их от атак противника, и у Забадакка не будет времени, чтобы активировать магию.

Тогда им останется только бежать.

Обычно они нанимали пару молодых ребят, которым было нечем заняться, для прикрытия, но не в этот раз.

Был бы с ними Нахат.

Ну, толку говорит о том, кого нет.

— Кстати, о карте, — спокойно продолжал говорить Тристан. — Я попробовал узнать у «Гулей», где тело. И в обмен на карту у меня попросили деньги.

— Чего?

— Две тысячи герун содрали.

— Что-то дорого получается... Хотя их отношение я тоже понять могу.

Карта для авантюристов была предметом торговли.

На ней могла быть информация, позволяющая сэкономить время, определить строение лабиринта, избежать ловушек и понять, где будут появляться монстры. Потому никто и не спешил передавать её другим.

Но ведь это именно они должны вернуть Базиля. Уж хотя бы карту могли бы и дать.

— В таком диком месте наоборот надо дорожить человеческими законами, — Тристан одиноко улыбнулся.

Им доводилось слышать, что управляться с «Гулями» непросто.

У них было солидное хозяйство, но и слабостей хватало. Даже когда они побеждали, разделить добычу так, чтобы довольны были все, не получалось, люди от них часто уходили.

Умение выживать в подземелье очень важно.

Но успех сильно зависит и от удачи.

Если получается достать одни предметы, прибыль будет равна нулю.

Если продать предметы, собранные у монстров, найденные травы и минералы, заработать можно, но не так уж и много.

Даже умелым парням приходится присоединяться к группам.

Были и ребята без способностей, которые просто рисковали.

«Старая гвардия» могла заработать на еду, потому и приняла запрос.

Но постоянно благотворительностью они заниматься не могли.

— ... В каком мире мы живём.

Товарищей у них было немного, потому они присматривали друг за другом.

Они выполняли работу и держались вместе. В развлечениях, жизни и смерти они оставались товарищами. Если кто-то умрёт, то будет великое прощание. Не было ощущения того, что тебя использовали и выбросили.

Забадакк закончил заклинание и с силой взмахнул «огненной палочкой».

На кончике палочки собирался огонь, который пулей направился к ногам циклопа. Огонь тут же стал распространяться с пола, послышался крик.

Пока товарищи выигрывали время, он создал «огненный шторм».

Когда голос унялся, остался лишь огромный кусок угля.

***

В итоге у них не получилось найти останки Базиля.

Они нашли место, где циклоп хранил кости своей добычи, но не было понятно, которые принадлежали мужчине, кольцо тоже найти не вышло.

Но по пути назад они осмотрели труп циклопа, и в животе нашли то, что могло быть вещами исследователя, которого тот съел.

Там же было и кольцо.

Изготовленное из стали с голубым агатом. По краям были голова, руки и ноги, кольцо имитировало человека. Ощущение такое... Будто он распухший живот держит.

Именно его описывала девочка.

И почему он решил оставить такое странное кольцо своей дочери?

Они начали сомневаться в чувстве прекрасного Базиля.

Мужчины внимательно осмотрели кольцо.

Ни царапин, ни следов того, что уже начали переваривать, оно было почти идеально сохранившимся, вот только...

— Слегка обуглилось.

— Один старикан перестарался.

— Заткнись. Почистить, и никаких проблем.

Забадакк подышал на кольцо, потом вытер рукавом.

— Три, три. Иначе из твоей доли вычтем.

— Точно.

Заполучив кольцо, четвёрка в голос рассмеялась.

***

— Ого, неплохая вещица.

Мальчишка с мутными глазами успел вырасти в оценщика.

Приходить в магазин «Времена старых добрых магов» мужчине не нравилось, ведь он ощущал неумолимый бег времени.

Нынешний хозяин Фудзивара объявил результат оценки:

— Это «кольцо странной еды».

Тристан считал, что всё подозрительно, потому и пришёл оценить кольцо, но результат оказался необычным.

Для любителей поесть среди исследователей довольно ценная вещица.

— Так и знал.

— Вот так дела.

— Прямо сокровище.

За его спиной заговорили три товарища, попивавших кофе.

— Так что за «кольцо странной еды»? Оно вроде как позволяет есть всё.

— Если точнее, то это кольцо, «замещающее всё, чтобы бы ты ни съел, на пищу».

Забадакк понимающе хлопнул себя по лбу.

Такое объяснение укладывалось у него в голове.

Теперь стало ясно, почему Базиль был «Прожорой».

Значит тогда он выжил лишь благодаря силе кольца.

Он не ел всякие трупики тины. Если готовил профессионал, это одно дело, но у любителя получался ужасный вкус. Если попробовать что-то подобное, то можно получить отравление, или тело может разъесть изнутри. Но похоже что он и правда питался, используя это кольцо.

— Но похоже среди «Гулей» никто не знает о «кольце странной еды».

— Ага, если бы знали, то уже бы бежали убивать циклопа, лишь бы забрать кольцо.

А Базиль молчал по поводу кольца.

То есть присвоил всё себе. Для группы это нехорошо. Он понимал, что товарищи осудят его, потому и молчал.

У Забадакка детей не было, но родительские чувства он немного понять мог. Если умрёшь, то и голод уже волновать не будет.

— Неприятно.

Забадакк никогда особо не думал о смерти.

Ни когда был в армии, ни когда стал исследователем, ни даже когда состарился. Когда он умрёт, всё будет кончено, а там хоть трава не расти.

Именно такой позиции он придерживался.

Но этот случай заставил его призадуматься.

— Всё же хочу, чтобы хотя бы мои кости собрали.

— Мы ни одной косточки не оставим, так что не переживай и покойся с миром, — Тристан заговорил привычным голосом и хлопнул его по плечу.

— Тогда я позабочусь о похоронах.

— А я сделаю надгробный камень.

— ...

Мои товарищи слишком заботливые, аж бесит.

Хотя с такими друзьями собачья смерть в подземелье точно не грозит.

— А вещи конечно продадим.

— Мне «волшебные рукавицы».

— А я «огненную палочку» хочу.

— А я куплю за хорошую цену, — даже малец Фудзивара поучаствовал.

Забадакк совсем поник.

— Лучше в гроб вместе со мной положите...

— Ха-ха-ха, да шутим мы.

— Надо хоть одно доброе дело перед смертью сделать.

— Я буду есть на эти деньги и тебя вспоминать.

— Нет! Я против! Всё в могилу сложите! Ничего не оставляйте! Хотя вы раньше помрёте. Тогда и оставьте всё мне! Я на эти деньги до конца своих дней протянуть смогу!

Его крик заставил товарищей улыбнуться.

Это была совсем не шутка.

У него было ещё полно дел. Умирать он не собирался.

— Прошу.

— Хм.

Фудзивара протянул кружку. Густой, горький и невкусный кофе.

— И всё же, им можно, — тихо пробормотал Забадакк.

Идентификационная карта «кольцо странной еды» (без маркировки)

«Познавшему голод, посвяти десять капель крови... Влияние на мир: стальной пищевод, серебряный желудок, золотые кишки, возможность переварить всё, желудок Йормунганда».

«Съев всё, «гурман» Машюри подумала, утирая рот. Как ощущается грязь в горле? Каков на вкус сорняк. Хрустящие ли камни? Но чтобы удовлетворить аппетит, женщине нужны были крепкие желудок и зубы. Так на свет и появилось «кольцо странной еды». Выдержка из «Старых добрый, а ещё странных магов».

Во времена «старых добрых магов», это был инструмент, позволяющий есть любую странную пищу, но сейчас этот предмет рассматривается как способ выжить в подземелье.

Самая главная забота для тех, кто отправляется в подземелье — это еда.

Даже сильнейший не сможет одолеть голод. Если еда закончится, надо будет искать что-то поблизости, чтобы съесть.

А это может оказаться ядовитая ящерица, чёрная вдова или же адские грибы...

В таком случае можно не переживать из-за яда или пищевого отравления. Попав в желудок, всё станет едой.

Где бы вы ни оказались, от голода вы не умрёте, в некотором смысле это сильнейший из предметов.

А... Лучше умереть, чем съесть нечто подобное?

Конечно, куда приятнее набивать желудок чем-то вкусным.

***

Такова история «Старой гвардии» и «кольца странной еды».

Как они познакомились в мальчишкой Фудзиварой вы узнаете в другой раз.

Комментарии