Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2 - Легенда о Мече

Часть 1

Почувствовав загадочное тепло, Казуки открыл глаза. Такое ощущение, что его кто-то обнимает… еще он почувствовал сладкий аромат и влажность.

А когда он открыл глаза, то увидел перед собой лицо спящей Коюки.

Это… неужели Хиакари-сан обняла меня во сне?!

Казуки немного запаниковал. Однако если он неосторожно пошевелится, то разбудит её. За окном было все ещё темно. Но у Казуки утро наступало рано, из-за его привычки мечника - утренней тренировки.

Внезапно в его голове возник образ плюшевого кролика на кровати в комнате Коюки. Наверное она просто перепутала его с игрушкой.

— …зу…ки…

У него на глазах, губы девушки слегка пошевелились. Она сейчас что, его имя произнесла?

Коюки обвила руки вокруг его шеи, и расстояние между их губами было таким, что они почти соприкасались. Обе ее ноги тоже были обвиты вокруг него, таким образом, она обнимала его всем своим телом.

Сквозь тонкую пижаму, всему его телу передавались ощущения всех неровностей тела Коюки.

Правая же рука Казуки оказалась зажата в треугольнике образованном ее бёдрами и нижней частью тела, а ладонь ощущала что-то мягкое.

Он понял, что его ладонь вступила в контакт с чем-то, с чем не следовало.

Он никогда даже не представлял, что он будет делать подобное. Так и есть, где-то глубоко в душе, от этого отчуждения ей должно быть очень одиноко.

Казуки почувствовал необычайное очарование этой девушки, которая бессознательно прижималась к нему, своей свободной левой рукой, он погладил её по голове.

Серебряные волосы, коротко остриженные передавали ощущение шелковистости, каждый раз как он проводил по ним рукой, очень приятное ощущение.

— Мм… - издала Коюки тихий звук, и её лицо отразило облегчение.

Её щеки были мягкими, и немного надутые от ее улыбки. На этот раз он прикоснулся пальцем к её щеке. Спящая Коюки при этом потёрлась щекой об его палец, необъяснимо, но выглядело это мило.

После этого Казуки нажал на её нос. Благородное лицо девушки исказилось с каким-то странным звуком «фунья», она определённо милая, когда выглядит такой беззащитной.

Из её груди вылетело сердечко. Наверное в подсознании она чувствует что-то к Казуки. Да и её слова во сне, как он и думал, наверное это было его имя.

Когда же Казуки водил вокруг своим пальцем, думая, где бы потрогать дальше, Коюки, которая должна спать отреагировала немного неожиданно, схватив кончик пальца своими губами.

И пока он смотрел в другую сторону, Коюки начала посасывать его указательный палец, словно ребёнок соску-пустышку. Увааа…. Губы Хиакари-сан, такие мягкие…

Почувствовав раздражение, из-за того что из его пальца ничего не выходит, Коюки начала его лизать.

Её язычок издавал влажные звуки, и почему то это все казалось каким-то странно неприличным…

Потом, Коюки открыла глаза.

— Кажуки?! – прошептала она сонным голосом. И пока её рот открывался и закрывался, его палец покрытый слюной выпал.

Мало помалу, она начала осознавать ситуацию, а затем в мгновение ока, на её лице отразился шок и стыд.

Однако когда она увидела, что это её руки и ноги обнимают Казуки, она не смогла высказать ни жалобу ни возмущение, и лишь молча задрожала. А потом повернулась к нему спиной и сжалась в комок от смущения.

— Мне приснился странный сон и я прижалась к тебе… Прости меня.

Что же это за сон она видела? В любом случае, это не то за что стоит извиняться.

— Все не так, это… со вчерашнего дня я только и делала различные смущающие вещи…

— Не правда, Хиакари-сан… я бы лучше сказал, ты действительно милая, так что все в порядке.

Казуки сказал это, намереваясь потом продолжить речь, но тихий голосом девушка произнесла:

— …Я не понимаю, чего такого во мне хорошего или милого, дурак.

Через некоторое время глаза открыла и Лотта, чего Казуки уже давно ждал.

А когда Лотта вышла из ванной умывшаяся и взбодрившаяся, Казуки искренне высказал просьбу:

— Лотта, можешь обучить меня магии Телепатии?

Казуки вспомнил аромат Кагуи-семпай, его желание ощутить его вновь, подтолкнуло его решимость на новый уровень… Он должен выиграть у Кагуи-семпай.

От удивления его словам, Лотта несколько раз моргнула.

— Ты же можешь уменьшить иллюзорную боль используя телепатию, чтобы войти в состояние Транса, да?

Семпай использовала магию, которая внушала противнику иллюзию агонии.

И когда он сразился с ней в первый раз, то он ничего не смог сделать. Ему обязательно нужно иметь что-то, чтобы противопоставить этой магии.

— Да. Я не слышала о такой магии раньше, поэтому я была совершенно застигнута врасплох, но, если я войду в состояние транса заранее, и буду полна решимости, то я смогу терпеть до некоторой поры десу.

Решимость… если все дело в решимости, то у него её достаточно.

Транс, это состояние, при котором ты контролируешь весь свой разум, даже с подсознательным. Магия разума, при которой полностью контролируешь свои чувства и эмоции.

— Лотта, я прошу тебя сделать нечто необдуманное. Я хочу «просмотреть» твой метод Транса. И для этого я прошу тебя убрать для меня стену сердца.

Хошиказе-семпай однажды уже соединяла свой разум с Казуки и отследила то, как движется его плоть, таким образом, она изучила ката * стиля Казуки. Такой эффективности можно было только поразиться.

Лотта также выучила язык синхронизировав своё сознание с окружающими людьми и отследила связи эмоций с движениями голосовых связок. И на изучение Японского ей потребовалось всего три дня.

Так что Казуки подумал, что он сможет изучить технику для манипулирования своим чувством боли состоянием Транса, соединив свой разум с Лоттой, так же как она изучила язык.

Но глубины разума просматривать весьма не просто. Потому как если его разум проникнет в чужой, он будет оттолкнут защитным механизмом называемым «Стена сердца».

Поэтому он и попросил Лотту заранее убрать эту защиту, и позволить ему просмотреть её незащищённый разум.

…Обычно, это такая просьба, о которой ни в коем случае нельзя просить. Убрать стену сердца, это все равно что отдать другому каждый уголок своего сердца.

Каждый секрет будет на виду, есть даже риск быть загипнотизированным другим.

Но даже так, ради победы над Кагуей-семпай, это абсолютно необходимый шаг.

Если например он попросил бы это у Мио, то она отказала бы ему, смущаясь возможности выдать свои секреты. Это не было проблемой высокого или низкого уровней симпатии, а характера. Однако если это Лотта…

— Я совсем не против. Потому что у меня нет никаких чувств, которые бы я хотела скрыть от Онии-сана, совсем десу.

Она сказала это так безразлично, словно эта просьба для неё ничего не стоила.

— Но, тогда давай сделаем это там, где нас никто не побеспокоит.

Лотта хитро улыбнулась и потащила Казуки в туалет.

— Мы будем делать это здесь?!

Удивлённым оказался как раз Казуки.

— Казуки-ониисан, сядь пожалуйста там.

Лотта закрыла крышку унитаза, и усадила туда Казуки. Затем боком усевшись ему на колени она повернулась лицом. Их глаза были напротив.

— Пожалуйста, начинай, - Лотта закрыла глаза и убрала свою стену сердца.

— Спасибо, Лотта.

Казуки тоже закрыл глаза, и полностью сконцентрировался на синхронизации разума с Лоттой.

Несколько голубых нитей магической силы протянулись от Казуки, и полностью окутали Лотту.

При этом он почувствовал все волны создаваемые сердцем Лотты.

(А теперь, то как я пользуюсь телепатией, я покажу Онии-сану как я контролирую свой разум, пожалуйста, прочувствуй это, - проинформировал его ее разум.)

В то же время, возникло множество мыслей не связанных с методами контроля.

(Мне нравиться Казуки-ониисан.)(Я верю тебе, так что не переживай.)(Я счастлива, что Казуки-ониисан проникает в меня.)(Прочувствуй меня сильнее.)(Только сейчас я могу монополизировать Казуки-ониисана.)(Это что-то, чего не может сделать Мио-онеесан.)(Я люблю тебя.)

Каждая мысль Лотты накатывала на Казуки словно морские волны.

Уровень симпатии Лотты 106. Но эти мысли были тем, что пряталось за теми цифрами.

Внезапно её расположение усилилось, а из её груди вылетело сердечко, говорящее об увеличении уровня симпатии.

(Спасибо Лотта)

Казуки принял все это, и выразил свою благодарность.

Подобная тренировка была совершенно невозможна если партнёром была не Лотта. Он почувствовал ее сердце и Отследил действия ее сознания.

…По прошествии примерно часа времени, Казуки кое-как освоил этот трюк.

А когда сеанс Телепатии завершился, Лотта рассмеялась и обняла его.

— Попробуем потренироваться. Онии-сан, пожалуйста, отмени защитную магию десу.

Казуки сосредоточенно подумал о не сопротивлении, после чего его защитная магия спала.

Лотта же схватила его за щеку и с силой потянула за неё. Ощущение боли было в основном работой подсознания, но Казуки с помощью Транса начал управлять им.

Боль понемногу утихла, словно ее обернули мягким шёлком.

Он все ещё не способен полностью избавиться от боли, но ему придётся достичь уровня, при котором он сможет справиться с жестокой агонией магии Кагуи-семпая.

— Если Онии-сан не сможет справиться с внезапной и неожиданной болью, то всё будет напрасно десу.

Сказав это Лотта, внезапно приблизилась к его лицу, и укусила Казуки за ухо.

Однако он смог справиться и с этим внезапным действием, и боль сразу утихла. Наконец боль исчезла, и он ощущал, только как рот Лотты ласкает мочку его уха. И это было даже весьма приятно.

— Спасибо Лотта.

Казуки обнял ее в ответ, в то время как она продолжала кусать его ухо.

— Прямо сейчас я ощущаю твои чувства Онии-сан, это довольно приятно десу.

— …Как ты посмела щипать меня за щеку, и кусать за ухо, хм.

Сказав это шутливым тоном, Казуки щипнул щеку Лотты, которая по ощущению походила на шёлк.

— Пожалуйста, не тяни меня за щеку~… Э-хе-хе, Онии-сан не будет кусать меня за ушко, десу?

Лотта была просто счастлива близости с Казуки.

Часть 2

— Эй, Мио, вставай быстрее. Скоро уже придёт Кохаку.

С растрепавшимися во сне хвостиками Мио томно произнесла: «Ммм… Я не смогу проснуться пока меня не поцелует принц…», после чего подставила свои красивые губы.

Её образ мышления был совсем как у Канаэ…

— Ты, ты лишь хотела это сказать, и поэтому притворялась спящей, ведь так?…

Не то чтобы то о чем она его просила было ему неприятно, даже наоборот, ему хотелось её поцеловать, но ощутив холодный взгляд Коюки, Казуки сильнее затряс плечо Мио.

…Было 7 часов утра.

Кохаку показывалась примерно в это время, когда должен был начаться классный час. Она приходила несколько раз в день, чтобы принести Казуки с компанией еду и прочие вещи.

Но в этот раз она задерживалась.

— С сегодняшнего дня, вы можете покидать эту комнату, оставаясь на территории Дивизиона Меча, пока кто-нибудь будет вас сопровождать.

И внезапно она объявила о перемене их положения.

— Почему это? Разве будет не плохо если Канаэ и остальные из Студенческого Совета Дивизиона Меча увидят нас?

— Студенческий Совет Дивизиона Меча, который знает Казуки, больше не существует.

— Что ты сказала? Что-то случилось с Канаэ?

— Канаэ-доно обвинила Эту и бросила вызов, но проиграла. Традиции Дивизиона Меча основаны на силе еще больше чем у Дивизиона Магии, и поэтому, как только президент Студенческого Совета будет кем-нибудь побежден, то он тут же теряет свое положение.

— Так значит Кохаку победила Канаэ?

Казуки искренне проникся уважением.

— Хоть у тебя и семь единиц Священных Сокровищ, но выиграть у нее…

— Ты сказал достаточно. Эта слышала ранее, что когда Казуки и Канаэ скрещивали мечи, то Казуки был сильнее.

Конечно, у него было больше побед чем поражений, 139 против 118, однако это все были не реальные сражения.

— Так как Канаэ в битвах полагается в основном на инстинкты, то она не соревнуется прилагая все силы. Если же она всерьез начнет сражаться, то на мечах она будет гораздо сильнее меня… Ясно, так ты действительно выиграла у неё.

Казуки выразил искреннее уважение, но радости на лице Кохаку совсем не было.

— …В любом случае, Эта получила власть президента Студенческого Совета, Канаэ-доно и остальные отстранены от занятий и помещены под домашний арест за нападения на других учеников. В то же время, Дивизиону Магии запрещено входить на территорию Дивизиона Меча, все ученики после занятий находятся в повышенной готовности. Иными словами наши приготовления продвигаются хорошо. И в следующий раз, когда Дивизион Магии появиться здесь, будет момент, когда они всерьез захотят схватить Казуки и Лотту.

Кагуя-семпай и остальные нападут на Дивизион Меча… подобного он хотел бы избежать любой ценой.

— Кохаку, я говорил это уже много раз, но Дивизион Магии и Дивизион Меча не должны противостоять друг другу. Чтобы приготовиться к большей угрозе, мечники и маги должны объединить усилия. Сейчас не время ссориться между собой. Хоть ты и выиграла у Канаэ с помощью Священных сокровищ, но в будущем могут появиться враги, которых ты не одолеешь без помощи магов.

Он приводил подобный аргумент каждый раз когда Кохаку приходила в комнату. Если она и на этот раз не станет его слушать, то Казуки решил использовать все силы чтобы сбежать из этой комнаты.

Он просто не мог больше сидеть, ничего не делая.

Но если раньше она лишь уверенно смеялась над его словами, то по какой-то причине сегодня, в глазах Кохаку были какие-то сомнения.

— …Эта не может понять, почему Казуки постоянно говорить такие слова. Если позволить Дивизиону Магии делать, что они захотят, то они тогда осудят тебя как незаконного мага, ты ведь понимаешь, да?

— Я никогда не причинял вреда ни какому рыцарю, и не крал Священное сокровище. Это все фальшивые обвинения. В Дивизионе Магии, есть кто-то, кто пытается меня во что-то втянуть. Лиз Лиза-сэнсей уже должна была сказать тебе, что происходит что-то странное. И если это не исправить, ситуация в Академии Рыцарей станет критической.

— Критической?

Слова Казуки о том, что кто-то «замышляет против него» звучали не очень убедительно, но похоже Кохаку начала думать немного по другому, так как она слушала его достаточно серьёзно.

— Моя контрактная Дива, Лемегетон, Король Демонов, который объединяет 72 Столпа Соломона. Я должен стать достойным её Королем. Если всё будет продолжатся как есть, то 72 Столпа разочаруются в нас, и если они перестанут сотрудничать с правительством, и уйдут, то этой стране настанет конец.

Я Король. Тут уж ничего не поделать, даже если он говорит такие невероятные слова, но скорее всего это правда.

Если он не решится, и не станет действовать, ситуация станет безвыходной.

— Объединяет 72 Столпа Соломона, Король Демонов…

Наблюдавшая за ними Мио, была просто ошарашена. Однако она знала о способности Казуки. И если учесть это, то это становится не таким уж и невероятным фактом.

— Всё что говорит парень, правда.

Леме материализовалась рядом с Казуки. Кстати, с тех пор как они были заперты в этой комнате, она ни разу не появлялась, неужели из заботы о чувствах девушек?

—… Ты, ты случаем не подросла ли с прошлого раза?

— Ты что дядюшка, встретивший племянницу после долгой разлуки? Это все плоды роста уровня симпатии Лотты.

Выражение лица Леме стало сердитым, неужели ей неловко?

Фигурой Леме, стала похожей на ученицу первого года средней школы. И хоть в ее лице все еще оставались следы невинности, проявляющиеся в пухлых щечках, но в тоже время появились признаки расцветающего женского шарма.

Если она продолжит так расти, то она превратиться во весьма красивую девушку, которую никто не сможет проигнорировать.

— Эта девочка вовсе не плохая Дива. Видишь, она совсем не похожа на плохиша.

— Преквати~, хватить тнуфь фои феки~

Растягивая щеки Леме, Казуки пытался показать насколько она безобидное существо. Получилось ли, но Кохаку какое-то время смотрела вниз и думала.

—… Этот вопрос не тот, который Эта сможет решить. Казуки, эта хочет чтобы ты кое с кем встретился.

— Ты хочешь, чтобы я с кем то встретился?

— За этой и другими стоит, некто сильный.

И так наконец, Казуки и остальные смогли выйти наружу, в сопровождении Кохаку. Группа шла по Дивизиону Меча, и их освещал удивительно яркое солнце, а в утреннем воздухе чувствовался прохладный ветер.

В отличии от Дивизиона Магии, Дивизион Меча был построен в Японском стиле. Плавные изгибы ландшафта создавались искусственными холмами, а длинная тропинка была выложена ступеньками, а вдоль нее росли сосны и стояли каменные фонари.

— Эта сразилась с Канаэ-доно, на этом месте.

Сказала Кохаку кивнув на прилегающую к клубному зданию землю. Взглянув на нее со стороны, можно было видеть некую неоднозначность на ее лице, что не очень походило на то как она вела себя обычно, это место тоже показывало масштаб развернувшегося здесь сражения.

И пусть у Кохаку было несколько Священных Сокровищ, она не должна была победить Канаэ так просто.

Но не важно что за бой тут развернулся, это не изменит его исхода.

Канаэ тоже не станет вести себя как капризный ребенок, протестуя против своего поражения.

— Человек с которым ты хочешь, чтобы я встретился, не в общежитии, а здесь?

Сейчас все еще было время до начала уроков. Но несмотря на это, почему этот человек не в своей комнате в общежитии, а здесь?

— Есть особые обстоятельства, она студент Дивизиона Меча, но тайно проводит много времени здесь, в клубном здании.

Говоря это Кохаку поднялась по наружной лестнице здания, и постучала в дверь с грязной табличкой гласившей «Клуб Понг-понга». Судя по внешнему виду, клуб был уже давно заброшен.

— Микохиме-сама, это Кохаку. Я вхожу.

— …Я же тебе уже говорила, не звать меня Микохиме-сама! Тот кто завет меня Микохиме не может войти, дура…!

С той стороны двери донеслась ругань.

Кохаку не мгновение замешкалась, но потом ключом открыла дверь, и произнесла «Вхожу».

Заглянув в дверь, у Казуки от неожиданности округлились глаза.

Внутри клубной комнаты оказалась не привычная комната клуба старшей школы, а интерьер подходящий храму Синто.

Все поверхности были в красных и золотых цветах, а посередине расположился большой алтарь. Тут не было даже и намека на что-то связанное с настольным теннисом. А еще в комнате была девушка в форме Дивизиона Меча.

— Кохакууу… Я уже много раз говорила, что титулы мико или химе мне не подходят. Я просто девушка решившая достичь в жизни успехов с мечом, как мечник! Так что не надо награждать меня странными титулами!

Ее волосы были коротко стрижены, и лежали немного в беспорядке, что создавало о ней впечатление, как о весьма энергичной персоне. Но даже со своим строгим , подходящим для мечника, выражением на лице, она ребячески обижалась на Кохаку.

А когда она увидела Казуки, то указав на него пальцем, она произнесла:

— Молодой человек, в форме Дивизиона Магии…! Слышала о тебе ранее, враг женщин, Хаяшизаки Казуки! Кохаку, что это значит? Почему ты привела такого человека к этому алтарю? Он тебя совратил? Эн-гачо! *

…Секундочку, что значит враг женщин?

— Микохиме-сама, для начала позвольте мне представить их. …Казуки, это Цукахара Казуха-сама. Семпай из Дивизиона Меча.

— Цукахара говоришь, значит она того учителя…

— Верно, она его дочь.

— Хватит называть меня Цукахара, так ты сравниваешь меня с этим никчемным папашей. И Кохаку, прекрати говорить со мной таким напряженным голосом. Ты все таки мой важный друг.

— Прежде чем друг этой, Казукха-семпай микохиме меча.

— Я же уже сказала, прекрати, не так ли? Я уже злюсь, или ты хочешь чтобы я накричала?!

Казуха-семпай энергично замахала руками, при этом рукава ее формы начали развеваться.

— А теперь, Микохиме-сама, это те кого преследует Дивизион Магии, Хаяшизаки Казуки и Шарлотта Либенфрау, и еще дополнительно двое которые оказались в это втянуты.

— Ну-ка стоять, что еще за «дополнительно»?! У меня вообще-то харизма самая высокая!

Хоть и упоминание о том что были втянуты и было правдой, но Мио рассердилась из-за того, что ее представили мимоходом.

— Увидев их я поняла их проблемы, но зачем их надо было приводить сюда?

— Я хотела, чтобы Микохиме-сама и Бог меча-сама услышали их историю.

— Я же сказала… не зови меня Микохиме…

Казухе-семпай, уже порядком надоело, что Кохаку зовет ее Микохиме.

…Микохиме, Бог меча?

— Казуки, Казуха-семпай заключила контракт с Дивой не из 72 Столпов Соломона, с точки зрения закона, она такая же как и Казуки, незаконный маг. Поэтому, Эта и мои товарищи встречаемся с Семпаем здесь, и мы настроились всерьез победить Дивизион Магии.

Казуки шокировано уставился на Казуху-семпай.

— Погоди, думаешь можно меня так просто раскрывать как незаконного мага? Естественно нет!

Казуха-семпай сердито посмотрела на Кохаку. И глядя на богатство ее эмоций, похоже что в них не было никакой фальши, как у человека чье сердце подвергается захвату. Она лучилась жизненной энергией, очень открытая и смелая девушка.

— Ну да, я незаконный маг. Но моя Дива ни в коей мере не злое существо. Я вам это сейчас покажу.

Казуха-семпай, произнесла заклинание, и ее тело окуталось алым светом магической силы.

— Обнажённой рукой возьму раскалённую руду. Горные пики в небесах, клинок на земле, слейтесь во вспышке и станьте единым мечом. Имя тебе «Фуцунуши-но Ками»! О, бог железа и огня, яви себя!

Руки Казухи-семпай стали объяты пламенем.

И в этом пламени создался «меч» из раскаленного железа.

Меч оказался не японской катаной. Это был древний обоюдоострый меч использовавшийся в эпоху предшевствующей даже катане.

Как часть эфеса было выгравировано лицо.

Аватар вызванный заклинанием плавно полетел от руки Казухи-семпай.

— …Мое имя Фуцунуши-но Ками! Один из основных богов присматривающих за детьми Ямато с древних времен!

Грубо вырезанное на эфесе лицо внезапно широко открыло глаза и заявило Казуки и остальным.

— Микохиме-сама заключила контракт с Фуцунуши-но Ками-сама, но скрыла этот факт и поступила в Дивизион Меча. Она, так сказать «Маг Стигмы Дивизиона Меча».

В отличии от Казуки, который был Мечником Дивизиона Магии… Казуха-семпай была Магом Стигмы Дивизиона Меча!

— А это не опасно? Если ты станешь одержимой, а твой разум захватят, то…

На заявление Казуки, Казуха-семпай сильно возмутилась.

— О чем ты говоришь, ты враг женщин?! Ты будешь проклят всеми богами что существовали в Японии с древних времен! Я общаюсь с Фуцунуши-но Ками с самого рождения! Если бы он хотел, он бы давно захватил мой разум!

— Гувах-хах-ха! – рассмеялся Фуцунуши-но Ками.

— Все верно, у меня нет никакого желания похищать тело из плоти. И я так же не заинтересован в их вере.В этом, я так сказать, такой же как 72 Столпа. Я заключил контракт, чтобы дать силу этой хрупкой девочке!

— Не смей называть меня хрупкой, дурак!

— Гувах-хах-ха! Ка-а-ак мило!

Меч с человеческим лицом – Фуцунуши-но Ками засмеялся очень довольно. А выражения вырезанного лица были словно у доброго дядюшки, Казуки не видел в нем ни капли лжи.

Нет никакой причины думать, что потому что он Дива, он хочет заполучить чье-нибудь тело. Прометей Лотты был точно таким же.

У каждой Дивы, свои цели. И текущий закон, что говорит, что Див не из 72 Столпов, надо опасаться а контракторов объявляет незаконными магами, слишком груб и обобщен. Хотя думая об опасности Див со злыми намерениями, наверное с этим законом ничего не поделать, но…

Подумав об этом, незаконные маги, которых захватывают Рыцари уже одержимы, с искаженным разумом, и ведут себя крайне агрессивно. Если предположить, что Дива не разрушает их разум, а они сами не пользуются силой, и прячут свою стигму, то они вполне похожи на обычных людей, мирно живущих вместе со всеми.

И наверняка, существует очень много таких вот «Скрытых незаконных магов», тайно заключивших контракт с Дивами из различных мифологий, не замеченные, как и Казуха-семпай.

— …Дива Японской мифологии?!

Леме материализовалась рядом с Казуки.

— Оооо, маленькая девочка! Ты одна из 72 Столпов Соломона? – спросил Фуцунуши-но Ками

— Леме Царь 72 Столпов Соломона, Лемегетон. Но сейчас большая часть моей силы и памяти утеряны. А этот парень хозяин контракта Леме, если он вырастет, и станет соответствующим Королем, Леме так же восстановит свои силу и память, - грубовато сказала Леме указывая на Казуки.

— Но правительство и взрослые из этой академии не доверяют Леме и Казуки, она заклеймили нас вне закона и преследуют нас. И более того, они еще и ложно обвинили нас и считают нас преступниками…

— Понятно. Какая жалость, и это несмотря на то что ты маленькая девочка. Но разве не проще объяснить все это через 72 Столпа Соломона?

Фуцунуши-но Ками, парящий в воздухе наклонил свое тело и задал вопрос Леме.

Наверное этот жест что-то вроде наклона головы в задумчивости?

Конечно, если Дива вроде Асмодея или Фенекса просто скажут людям, что «Лемегетон наш Царь», все проблемы быстро разрешаться.

— Так не пойдет. 72 Столпа Соломона решили не вмешиваться в действия и решения людей этой страны. Мы свободно даем силу без требования почитания, чтобы мы могли своими глазами увидеть, что они будут делать с этой силой. И сейчас все еще стадия, на которой они должны разобраться с тем, что пробудилось в мире, разве не так? А если они сделают что-то, на подобии убийства Короля, то есть Леме и Казуки, из своих эгоистичных помыслов, то… 72 Столпа Соломона просто покинут Японию, и отправятся в другое место.

В ответе Леме чувствовалась некая жестокость.

— Э, что?! Разве это не плохо?!

Внимательно слушавшая Мио не смогла промолчать.

— В таком случае, вы все сейчас в состоянии, когда ваше терпение в отношении правительства Японии вот-вот лопнет, гу-ха-ха.

— Все как ты и сказал. Тем временем этот парень… Наш Король, что он нам покажет, Леме ждед с нетерпением. …И кстати, а какую позицию занимает мифология Японии? Мне казалось, что Японская мифология не планировала активно вмешиваться в дела людей.

На этот раз Леме задала вопрос, в котором явно можно было почувствовать ее настороженность в отношении Японской мифологии. И внезапно лицо Фуцунуши-но Ками стало серьезным, и он ответил.

— Правильно. Честно говоря, я совершенно не доверяю 72 Столпам Соломона.

Дива меча с неожиданно глубоким характером, начал свои историю очень серьезным голосом.

— Мы, Дивы «Японской мифологии» не требуем какой-либо веры от людей. У нас нет цели установления абсолютной власти богов, подчинения людей, и наслаждения самоупованием. Построеные мне алтарь, интересный человек вроде Казухи в партнеры для игр, более чем достаточно для меня. Мы исконные друзья детей Ямато, типа дружбаны. *

— Дружбаны… такой лексикон вообще используется богами?

— Гувах-хах-ха, я рад что ты способна вставить цуккоми*! Когда я играю роль дурака, а кто-нибудь делает цуккоми, то этого достаточно чтобы меня удовлетворить! То же и для моего другого товарища. Но если на нас не обращают внимания и забывают про нас, то мы сердимся и становимся буйными!!

Порча настроения богу вызовет катастрофу, стандартный шаблон в Японском фольклоре. Будь то дружелюбные или злобные…

— Кстати, обычно я еще делаю подношения на алтаре, разговариваю с Фуцунуши-но Ками о том, что произошло в школе, играю в игры, или занимаюсь другими делами. Мы лучшие друзья!

Выражение лица Казухи-семпай немного смягчилось, и она гордо выпятила грудь.

— Все-таки у Микохиме-сама нет друзей в классе.

— У Казухи нет друзей кроме меня, гувах-хах-ха!

— Не… не говорите что у меня нет друзей! …Просто ничего не поделать с тем что я не могу сдружиться… Нет, погодите, Кохаку мой друг, да? Поэтому не зови меня Микохиме-сама…

— Н… но семпай, у тебя контракт с Богом Меча-сама, так что в любом случае, это слишком величественно…

Кохаку смутилась. Когда она стала обращаться к Казуки не формально, она тоже очень колебалась, похоже что в ее характере быть сдержанной с теми кого она считает «старшими».

Услышав ответ Кохаку, Казуха-семпай разочарованно опустила плечи.

— …«Поклонение природе»? Даже в Европе много религий почитающих духов.

На этот раз рядом с Лоттой появился Прометей.

— Однако, поклонение природе, в Европе было искажено, из-за цензуры средневековья, при которой все это было объявлено дьявольским учением. В этом смысле Японская мифология можно сказать редкий случай, так как эта примитивная вера продолжается и в нашу эпоху.

На время сила и облик Прометея возвращались, во время битвы с Беатрис.

Но похоже это было лишь временное восстановление с помощью силы Леме, и он уже вернулся в облик маленького мальчика.

Похоже, ему все еще надо находиться в теле Лотты, чтобы продолжать восстанавливать свою божественность.

— Хоо, похоже появился еще один малец. Ты тот, Дива, кто заключил контракт магом еретиком Шарлоттой Либенфрау?

— Верно, Прометей из Греческой мифологии, рад знакомству.

Прометей протянул руку для рукопожатия, но когда Фуцунуши-но Ками подвинул свое тело-меч, тот шокировано отдернул руку. Что вообще эти Дивы делают?

Ситуация превратилась во встречу трех Див, причем все из разных мифологий.

72 Столпа Соломона, тоже придерживались принципа секретности, так что это была весьма редкая сцена.

— Мы, из Японской мифологии не особо озаботились когда 72 Столпа стали работать с людьми Японии. Поэтому, ощущение, что нас недооценивают, в последнее время, стало раздражать!

Хоть Фуцунуши-но Ками и говорил оживленно, но явно, он был раздражен.

— Общее мнение всего состава Японской мифологии такого, что не важно что другая мифология делает в Японии… но лично я, в последнее время начал сомневаться, можно ли оставлять людей Японии, моих друзей, 72 Столпам.

— Му, так Фуцунуши-но Ками в чем-то недоволен Леме и остальными? Хорошо, я принимаю твой вызов.

Леме посмотрела на Фуцунуши-но Ками и встала в боевую стойку.

— Ну, во-первых, текущая Япония, слишком недооценивает мечников. Я Бог Меча, почитаемый семьей Цукахара многие поколения, и подобная тенденция мне, как Богу Меча, не очень приятна.

— Именно, так и есть, - поддакнула Кохаку.

— На счет этого, даже Леме и 72 Столпа озадачены этим. Ведь Японское правительство по своей инициативе отдает предпочтение Магам Стигмы… Но, вообще все могло бы быть и иначе, если бы магия 72 Столпов была более ориентированна на магию поддержки и усиления, вроде Тора из Скандинавской мифологии…

— И еще одно, проблема, зловещей церемонии проводимой под землей этой Академии. Как ни посмотри, эта церемония слишком странна, и это заставляет сильнее сомневаться в 72 Столпах.

— Зловещая церемония? О чем ты говоришь?

От этих слов глаза Леме просто округлились, похоже она действительно ничего не знает об этой церемонии.

— Несправедливое обращение с мечниками, да еще и зловещая церемония под землей академии. Из-за этих двух фактов, у меня развилось серьезное недоверие к 72 Столпам. И в связи с этим, люди Дивизиона Меча пришли к Казухе и мне, предложили план восстановления прав мечников, и мы решили его поддержать. Хотя, пусть я и говорю поддерживаем, но если Казуха начнет сражаться в самой гуще, то будет объявлена незаконным магом, поэтому я не могу ничего сделать, кроме как даровать «Божественное покровительство» тем мечникам.

— Получив Божественное покровительство Фуцунуши-но Ками-сама мы смогли использовать «Батто Кайкон» Священных сокровищ обладающих элементом Меча.

— Батто Кайкон?

Услышав от Кохаку незнакомые слова Казуки задал ей вопрос.

— Казуки же еще не привык пользоваться Священными сокровищами, да? То что зовется Батто Кайкон, это способ установления связи между разумом и Священным сокровищем, умение пользоваться силой, которой обладает предмет.

Теперь понятнее, когда он впервые использовал «Райкири», возникло ощущение, что Райкири пытается говорить с ним. Взаимно познав друг друга, похоже можно будет использовать специальный прием.

Товарищи Кохаку, были как раз такими мечниками, со специальным приемом Батто Кайкон. Конечно, с таким козырем, они будут достаточно сильными, теперь становится ясным, почему Кохаку была так уверенна в себе.

— Только на меч полагаться, слишком опасно. Если эти мечники могут использовать Священные сокровища достаточно умело, то Японскому правительству не потребуется так зависеть только от 72 Столпов Соломона.

— …Мы не делаем это потому что мы обижены на Дивизион Магии или Магов Стигмы, - прошептала Кохаку.

— В общем и целом Леме понимает Фуцунуши-но Ками. Но… что вы имеете ввиду под зловещей церемонией?

Сейчас Леме была в положении обвиняемой, и поэтому ей было весьма неприятно, так как в ней сомневались, из-за неизвестной ей «зловещей церемонии».

— Хммм, иногда из-под земли этой академии вырывается магическая сила полная злобы. На нее и реагирует мое тело. И, на счет церемонии, она явно связана с Дивой. Просто воняет. Очень подозрительно.

— Магическая сила полная зла… но я никогда не чувствовал ничего подобного, с момента появления в академии. Наверное мы ее не ощущаем, потому что сила Леме-сама и моя не полностью восстановились.

Маленький Прометей наклонил голову. Его силы все еще было не достаточно.

Леме сильно рассердилась.

— А ну ка стоять, Леме потеряла память, и не особо в курсе дел, но 72 Столпа Соломона без сомнений союзники этой страны! И если есть что-то зловещее, то это не связано с Леме и остальными!

— Но, я это чувствую, - сказал Фуцунуши-но Ками со строгим лицом.

Маленький мальчик, маленькая девочка, Меч, смотрели друг на друга, от чего сцена выглядела немного смешной.

Потому ли это что Дивы здесь были дружелюбные? Но что точно было понятно, от них не исходило никакой гордости.

— Такие вот дела, но Фуцунуши-но Ками-сама…

Кохаку встала между Див.

— Похоже что Казуки фальшиво обвиняется кем-то из Академии. Некто хочет загнать его, Царя Соломона, в ловушку… если та магическая сила связана с этим, то… истинный враг наверное не Маги Стигмы.

— …Хмммм, так вот какова причина того, что Кохаку привела ко мне этих людей. Все таки Кохаку искренна, в отличии от Казухи. Я тебе верю, гувах-хах-ха!

— Эй, Фуцунаши-но Ками, почему это ты меня приводишь для сравнения?!

…Тот кто загнал Казуки в такое положение, и магическая сила из-под земли.

Неужели у этих событий общие корни?

Благодаря тому, что Кохаку прислушалась к Казуки, он смог узнать об этом факте. Если они смогут решить эту головоломку, то возможно все проблемы будут решены.

— К тому же, эта потеряла уверенность. Эта была убеждена, что сможет победить Отонаси Кагую, и расправиться с владельцем той магической силы лишь потому, что обладала Священными сокровищами. Однако…

— …Сражение прошлой ночью заставило тебя колебаться. Ты тоже эксперт, но твой оппонент был великолепный и удивительный мечник. Чувствовать ощущения проигрыша такому оппоненту совсем не зазорно.

Мечником, которого хвалил Фуцунуши-но Ками, без сомнений была Канаэ.

— Эта все еще не достаточно зрелая, чтобы понять идеалы Фуцунуши-но Ками-сама.

Кохаку повесила голову и уронила плечи.

— Га-ха-ха, ну, ну, - Фуцунуши-но Ками воспользовался телом меча, чтобы легонько прикоснуться к голове Кохаку.

…Похоже он пытается успокоить ее, хотя и не похоже…

— Как я и думал, это не та ситуация, при которой Дивизионы Меча и Магии могут позволить себе междоусобицу.

Казуки вновь сказал это Фуцунуши-но Ками.

— Хмм. Если даже Кохаку так думает, то похоже придется принять ваши слова. Тогда сделаем так. Ваша группа в одиночку направиться в подземелье академии, и выяснить истинную природу этой магии. Если вы сможете доказать что Столпы Соломона не причастны к этому, то я тоже вам поверю.

— …Вы знаете где находиться эта магическая сила, и как туда пройти?

— Конечно. Но вход в подземелье защищен барьером и аутентификацией по стигме. Барьер я могу пробить своими силами, но замок с аутентификацией по стигме может открыть только владелец стигмы, так что мои ребятки из Дивизиона Меча не смогли исследовать это место.

Ясно, если в месте куда не может попасть никто не обладающей стигмой, появляется неизвестная магическая сила, то это логично заподозрить Столпы Соломона.

Но владельцы стигм не ограничиваются лишь контракторами Столпов Соломона.

Стигма лишь доказательство связи с Дивой, она лишь позволяет Диве проникать в сердце контрактора, и даже в случае контракта-одержимости, на теле все равно найдется хоть маленькая стигма.

Разве вероятность того что тот кто там проходит будет незаконным магом не весьма высока?

— Секундочку, секундочку, разве можно отпускать их так просто?

Казуха-семпай, что до этого все молчала открыла рот и задала такой вопрос.

— Микохиме-сама, Казуки – человек достойный доверия.

— Я же сказала тебе не звать меня Микохиме! …В конце-концов, разве он не счастливчик, заставляющий кто знает скольких женщин прислуживать себе? Я не хочу объединятся с таким бессовестным типом.

— …Это …конечно глубоко в душе Эта тоже думает, что Казуки окружен слишком большим количеством девушек, и весьма удивлена.

Эй-эй, так Кохаку тоже так считает?

— Весьма справедливый аргумент… Казуки совершенно не сторонится никаких девушек. Он даже назвал кого-то вроде меня – милой, милой… и еще у него странная одержимость горничными…

Даже Коюки пробурчала свое согласие.

Секундочку, вы все, мы зашли так далеко, и сейчас все испортится из-за такой причины?

— Леме трудно понять, почему король гарема заслуживает меньшего доверия от людей. Разве все не наоборот? Гарем – банзай! О Наш Король, гарем должен быть больше.

Леме затронула тему, которая лишь сильнее рассердила девушек. Ей стоит держать рот на замке.

— Казуки вовсе не бессовестный парень! Он не делает ничего такого, чтобы мне не понравилось!

— Точно десу, Казуки-ониисан идеальный джентльмен десу! Я бы даже поприветствовала подобное десу!

Мио и Лотта оживленно встали на защиту Казуки.

— Хее… они действительно верят тебе, хм. Не хочу поддаваться на это, но даже если не касаться вопроса с гаремом, мы все еще не знаем его силы. Если они пройдут в подземелье и тут же сгинут, безо всякого результата, не станет ли ситуация только хуже?

— Микохиме-сама, Казуки и остальные действительно сильны. К тому же, никто кроме него и его друзей не смогут пройти туда. У нас стигм нет.

— А я тут для чего? Все-таки я владелец стигмы Фуцунуши-но Ками. И лучше чем такой как он, туда отправлюсь я!

— Микохиме-сама, в одиночку идти опасно!

— Казуха, ну что за безрассудство. Я не хочу терять своего милого контрактора, и не хочу подвергать тебя опасности, поэтому я и сделал предложение им вместо тебя.

Кохаку, и Фуцунуши-но Ками запаниковав начали отговаривать Казуху-семпай, заговорившей с оживлением в голосе.

— Вы двое, не делайте таких лиц, словно вы мои родители! В сравнении с ними, я более… Фуцунуши-но Ками, дай мне магическое платье!

— …Хааахх, она просто безнадежна!

Бормоча, после долгого вздоха, Фуцунуши-но Ками превратился в пламя. И это пламя окутало Казуху-семпай – Форма Дивизиона Меча разложилась на основные элементы, и обернулась Магическим платьем.

Ее магическое платье напоминало о красно-белой форме мико, глядя на нее можно было почувствовать дух Японии.

И в то же время волосы Казухи удлинились. Величественность достойная Мага стигмы Японской мифологии, после этого Казуха-семпай плавным движением достала из-за спины катану.

— Сразись со мной, гаремщик Хаяшизаки! Слабак, без устойчивости перед девушками не может быть тем кому можно доверять!! Если я выиграю, то ты распустишь свой гарем, а потом эти девушки пойдут на поиски вместе со мной!!

— Э, я этого не хочу!

— Майн готт?! Это тирания десу!

Мио и Лотта начали возмущаться, но Казуха-семпай даже не обратила на них внимания.

— …Не шути со мной, - как и ожидалось, такое начало раздражать Казуки.

— Решила сейчас помешать нам, по такому пустяку?! Ты уже довольно наговорила грубостей, враг женщин и т.п… Мио и Лотта, я решился защищать их собственными руками! Я ни за что не доверю это никому другому!!

— Тогда… покажи мне силу, способную защитить женщину!

Она сама этого захотела… Ну же давай!

— …Единственный достойный стать моим рыцарем ни кто иной, как Казуки. Сделай ее Казу-нии!

— Я собственность Казуки-ониисана десу. Онии-сан, постарайся!

По какой-то причине женская половина его лагеря была радостной и возбужденной.

— В некотором смысле, ты Мой Король, и девушки, начинают привыкать к гарему, хм…

Тайком прошептала Казуки Леме, использую телепатию.

Но… Я же не утверждаю, что я собираюсь делать с девушками то, о чем говорит Казуха-семпай.

— Этот вызов на дуэль, я принимаю его!

{Так-с, Наш Король. Заставь эту девчонку подчиниться, как в дуэли с Амасаки Мио! А потом вынуди Фуцунуши-но Ками подчиниться Леме и обязательно потом добавь ее в свой гарем…!}

Ва-ха-ха… громкий смех Леме разнесся в голове Казуки.

Часть 3

Для дуэли был выбран спортзал Дивизиона Меча.

То, что Казуха-семпай была незаконным магом, не должно было быть раскрыто другим, поэтому, Кохаку, воспользовавшись правом президента Студенческого Совета, зарезервировала весь спортзал.

У Дивизиона Меча был полный комплекс для тренировок, позади него располагался еще и стадион для занятия единоборствами, но этот стадион , размерами с три баскетбольных поля, идеально подходил для дуэли.

В соответствии с правилами дуэлей академии, Казуки и Казуха-семпай стояли в 50 метрах друг от друга.

— Так, обе стороны, заканчивайте свои приготовления.

Рефери пришлось стать Коюки, так как среди всех присутствующих, у нее было больше опыта в судействе.

Мио попыталасm было стать рефери, но Казуки забеспокоился, что она не будет не предвзята, но если это Хиакари-сан… Так он думал. Было некое беспокойство от того, что судья будет со стороны Казуки, но Кохаку была не против, и приняла предложение, похоже она не очень хороша в судействе.

— В принципе, у меня нет никакой причины вести судейство в пользу Казуки. Итак… начинайте!

Коюки объявила о начале дуэли. Редкая возможность услышать ее голос громким.

…Для начала, испытаю ее в ближнем бою!

Казуки кинулся к Казухе-семпай, будучи на готове произвести иай.

Маг Стигмы Дивизиона Меча… без сомнений, она может умело пользоваться и мечом и магией призыва. Тогда испытаем ее для начала в том, в чем умел я сам.

Никакой оппонент не сможет победить меня на мечах!

Казуха-семпай произнесла заклинание, и атаковала.

— О, непревзойденный мастер меча, явись из сна! Вместе с пламенем тренировок, и с запечатанными в серебряном зеркале воспоминаниями освободись прямо здесь!! Кенки Тенсей (Возрождение дьявольского мечника)!!

Рядом с Казухой-семпай загорелся пламенный шар, из которого появилась катана. А рzдом с мечом показалась фигура человека.

— Имя тебе… Ягю Нёнсай! Вперед!!

Крупный силуэт, похожий на летнее кучевое облако. И этот силуэт взял в руки катану, и по приказу Казухи встал на пути Казуки.

…Она сказала Ягю Нёнсай?!

Казуки не собирался быть побитым на мечах, кто бы ни был оппонентом, но его выражение исказилось.

Клан Ягю. Избранный на роль учителя искусству войны дома Токугава, благородный дом с лучшим искусством меча под небесами.

И даже в этом клане, если говорить о Ягю Нёнсае, он был рожден не в главной ветви в период Эдо, а в побочной, называемой Овари Ягю, он был окружен загадкой. И в то же время, говорят, что его меч был лучшим в истории Ягю, человек великой чести.

И она говорит, что этот фантом… тот самый Ягю Нёнсай?!

Но времени удивляться не было. Фантом Ягю Нёнсая быстро приближался к Казуки, и меч Ягю, известный в истории, понесся к нему.

…Только по шагам, он понял, что умение было не обычным!

Казуки ответил своим иайем. Их катаны столкнулись с громким звоном, а клинки сцепились.

Казуки читал своего оппонента, и пытался отклонить меч своим мгновенным позиционированием.

Однако фантом Ягю Нёнсая в то же время предпринял то же действие. Казуки и Нёнсай предугадали движения друг друга одновременно, катаны сцепились их гибкостью.

Подобное положение у мастеров не решалось грубой силой.

Предвидение движения противника было специализацией Казуки, но… в этом они оказались равны.

Это могло продолжаться бесконечно. Поэтому Казуки и Нёнсай одновременно отпрыгнули друг от друга.

Разорвав дистанцию с оппонентом, Казуки начал спокойно думать о его силе.

В физическом плане он был сильнее. Хоть он и всего лишь старшеклассник, но он может усилить тело магией. Каким бы мастером Нёнсай не был, он все равно мечник из эпохи без магии. Его движения были естественны, не поддерживаемые магией.

Но способности Нёнтая были не обычными, как и ожидалось. Совсем никаких лишних движений, никаких предшествующих движений, даже ошибок в оценке никаких. И хоть Казуки и использовал Предвидение, но движения было читать весьма сложно.

Что и ожидалось от известного мечника, превосходящего его в чистом искусстве меча…

— …Кенки Тенсей! Имя тебе… Тогакуре Дайсуке!!

А пока Казуки переглядывался с Нёнсаем, Казуха-семпай призвала еще одного фантома.

На этот раз, катана появившаяся из пламени была прямой и короткой – меч ниндзи. Фантом же взявший его обратным хватом был некрупным – основатель стиля Тогакуре ниндзюцу, Тогакуре Дайсуке! Казуки вновь не поверил своим ушам.

Похоже заклинание Казухи-семпай призывало мечников прошлого.

Конечно, последний может называться мастером меча, но даже так… это же ниндзя, да?!

— Вперед!

По приказу Казухи-семпай, ниндзя – Тогакуре Дайсуке кинулся, словно ураган.

Ниндзя то который держали обратным хватом, горизонтально полетел к Казуки.

Его движение было не таким резким как у Нёнсая. Казуки блокировал его и оттолкнул.

Стойка Тогакуре Дайсуке нарушилась, когда его меч откинули, так подумал Казуки.

Но это был обманный трюк ниндзя.

Казуки был обманут этим трюком и не смог предвидеть следующее движение. Положение Тогакуре Дайсуке заставило Казуки думать, что он потерял равновесие, однако, он стоял твердо.

А потом, стоя в этой неудобной позе, рукой не держащей меч, он взмахнул в сторону Казуки.

И из руки что-то вылетело – песок!

Казуки был пойман врасплох, просто идеально, а перед его глазами мерцал голубой свет. Свечение было создано защитной магией, чтобы защитить глаза от проникновения чужеродной субстанции. Но из-за этого его зрение было затруднено.

Хоть это и спортзал… где же он достал песок?!

Ниндзи обычно прячут различное оружие в наручной броне и одежде, и совершенствуют свои умения с учетом использования этих приспособлений. Даже песок учитывался в использовании кендзюцу.

Скроее всего, эта магия в точности воспроизводила кендзюцу прошлого, поэтому и реквизит необходимый так же оказался призван.

Тогакуре Дайсуке вернул свой клинок и нацелил его на Казуки, чьи глаза были ослеплены, решив провести смертельный прием.

Все это явно были навыки ниндзя, полные трюков и уловок, перенесенные в современный спортзал.

Однако Казуки ничего не упустил.

Их тела были фантомами, созданными магией. Поэтому, используя дополнительные чувства для восприятия магической силы, он мог видеть все движения даже с закрытыми глазами.

С закрытыми глазами эта восприимчивость стала даже острее.

Этого не мог предсказать даже Токакуре Дайсуке.

Казуки увернулся от клинка, и в ответ вонзил свой в грудь Тогакуре Дайсуке. Он пытался проткнуть Казуки, но был перехитрен, и ситуация полностью поменялась, фантом ниндзи и его меч исчезли. …Первый готов!

В это время Ягю Нёнсай наблюдал за этим обменом ударами, словно он обладал личностью.

— Кенки Тенсей! Твое имя… Хаттори Такео!!

Казуха-семпай призвала еще одного мечника.

Но Казуки уже не был так удивлен, но… этого имени было достаточно, чтобы он вздрогнул.

Хаттори Такео… хоть он и был предателем Шинсенгуми, но говорят, что он был сильнейшим из тех, кто пользовался двумя мечами.

Его истинная сила, говорят, превосходила даже Окиту Соджи!

Мастера, оставившие свои великие имена, в истории меча, преграждали Казуки путь один за другим. Если бы это было возможно, он хотел бы встретить их используя только кендзюцу, но… этому не настанет конец, если он не воспользуется силой магии.

Без сомнений, целью Казухи-семпай, было выиграть время, для произнесения высокоуровневого заклинания.

…Нёнсай зашевелился. Искусство Ягю не использовалось для защиты. Наблюдая за действиями противника, он готовил свой ответ, а ответом был один из девяти приемов, это был секрет «Тенгушо» (Выдержка Тенгу) * .

Казуки попытался понять его движение, но чтобы воспользоваться предвидением, движения Нёнсая были слишком изменчивыми. И в результате получилось, просто столкновение силы и умения.

И опять между мечами получилась ничья. Чем и воспользовался Хаттори, чтобы атаковать.

Для Шинсенгуми была характерна групповая тактика, которая была весьма эффективной. В начале, они по очереди выбирали того кто пойдет на смерть, после чего жертва начинала атаку, а потом все остальные солдаты постоянно атаковали по кругу, «Сококен».

Хаттори Такео использовал Нёнсая как разменную фигуру, и вновь показал применение этой тактики.

Однако, прилагая усилия к сцепившимся мечам, Казуки читал заклинание.

— Зов Повелителя Пламени, высвободи ярость из-под земли! Воздвигни здесь стену моей крепости… Возвысь до небес, изолируй всю грязь! Огненная стена!

Внезапная магическая атака возникшей огненной стеной. Мечник Бакумацу не мог такого предугадать, у него даже не было времени взмахнуть мечом, до того как его поглотило пламя. Горящий Хаттори Такео ударил одним мечом по Казуки. Вторым, фантом рассыпался синим светом.

Нёнсай же напротив не попал в пламя, и быстро отскочил назад. …Думаешь я позволю тебе сбежать?!

— Искры летящие от танца крыльев. Запустите спираль ветра, пулю пронзающую жизнь! Взмахни и зажги! — Барретт!!

Он прицелился в Нёнсая, который разрывал дистанцию, и выпустил огненную пулю. Однако, пуля летящая со скоростью винтовочного выстрела, не смогла попасть в него, так как Нёнсай ловко от нее увернулся, словно он видел ее траекторию. …Невозможно!

Хотя, это мог сделать и он, Казуки весьма удивился.

Мечник эпохи Эдо, вроде Нёнсая, не должен был быть способен видеть магию.

Но мечник уровня Нёнсая, мог чувствовать, присутствие, жажду убийства, дикие инсинкты… шестое чувство не объяснимое наукой, используя все это он мог почувствовать опасность от приближающейся магии.

Нёнсай ударил еще раз. Разрушительная сила конечно не была такой как у Беатрис, но искусство меча ударило в тот момент когда Казуки замешкался, явная попытка выиграть время.

Во время которого… Казуха-семпай произнесла еще одно заклинание.

На этот раз это была магия более высокого уровня.

— О мастер кузнец, разбросай цветы ночного представления, наполни кончик меча небесной волной! Слушай боевые крики фантомов, стань громом и обрушся вниз! Тенкуу Батто Ренгехо(Извлеченный меч небес Пушка Лотоса)!

Под потолком спортзала забушевал пламенный ветер. И из этого водоворота пламени, одна за другой стали появляться катаны. Плотно расположенные над головой Казухи-семпай били катана, катана, катана…

— Выстрел всем!

…По приказу Казухи-семпай шквал катан полетел к Казуки.

Причем каждая из них была не простым мечом, все были объяты пламенем или электричеством, или выписывали необычные траектории, у них у всех были различные особые свойства.

Это был обстрел из Батто Кайкон!

— О бессмертная птица парящая в небесах, от заката до рассвета, даруй крылья надежды моей спине! Прямо здесь, разрушение ради перерождения! Блэйзин Вингс!

Казуки едва успел завершить заклинание, и взлетел в воздух оставив Нёнсая на замле. Он уворачивался и отбивал летящие на него Священные сокровища что летели в него, одно за другим.

Ощущение дуэли один на один пропало. Зато взамен появилось чувство, что он попал в шутер.

Нёнсай же не просто наблюдал за Казуки.

И подгадав момент, когда Казуки завершил взмах крыльями, Нёнсай прыгнул.

И на этот раз они столкнулись в воздухе.

Но на этот раз искусство Нёнсая стало не аккуратным.

И на то была причина, хоть он и отполировал свое кендзюцу Ягю до предела, однако в ней не предполагалось встречать врага, который находиться в воздухе. Ягю Нёнсай был вынужден импровизировать, в следствии чего появлялись лишние движения, или предварительные признаки… Он видел все!

— Ягю Нёнсай, ты проиграл!

Единственный удар Нёнсая пришелся на пустое место, и Казуки этим воспользовался.

Фантом Нёнсая был разполовинен и превратился в искры света.

— Ооо… превосходно! Хоть ты мечник современности, но эта техника не превзойдена ни в прошлом ни в будущем!

Аватар Фуцунуши-но Ками появился и начал хвалить.

— Ты чего делаешь, Фуцунуши-но Ками, хвалишь врага во время дуэли?! Работай как следует лучше со мной!

— Гувах-хах-ха! Превосходная вещь, превосходна, даже если он противник!! Гувах-хах-ха, какое удовольствие!

— Не смейся! Не смейся во время сражения!!

Казуки увернулся от всех Священных сокровищ, и наконец, повернувшись к Казухе-семпай, он нырнул.

— Так ты явился, но с этого момента начнется настоящая дуэль мечников! Я собираюсь оценить тебя с помощью меча! …Я стану мико меча. Расколи камни, вырви корни, рассеки грехи, сейчас же, в этой руке благородный меч сокрушающий зло! Явись, Фуцу-но Митама!!

В это время обе руки Казухи-семпай были объяты пламенем, а затем в них появился древний обоюдоострый меч. Своим видом он копировал внешность аватара Фуцунуши-но Ками.

Магия создания Священного сокровища – какой силой обладает этот меч, Казуки был в предвкушении.

И к тому же… насколько умела в кендзюцу «Маг стигмы Дивизиона Меча»?!

Казуха-семпай тутже взмахнула мечом.

Но от такой атаки, Казуки почувствовал разочарование.

Он спокойно уклонился стараясь не прикасаться к Священному сокровищу, чьих свойств он не знает. А затем контратаковал единственным ударом катаны. И отлетая от удара, Казуха-семпай светилась синим.

— Э-это… еще не конец!

Она тут же встала, и вновь замахнулась на Казуки.

Но и эта атака была плохой, Казуки увернулся и снова атаковал.

Казуки провел серию ударов по Казухе-семпай, не дав ей закончить заклинание, и в то же время блокируя ее меч. Она в одностороннем порядке получала урон.

— Увааа… эта ситуация мешка с песком, я словно испытываю дежа вю, моя травма…

Мио наблюдавшая за дуэлью начала дрожать.

— Достаточно!

Когда Казуха-семпай упала на спину, Коюки объявила конец дуэли.

— Я, я еще могу сражаться, у меня все еще осталась магия! Почему ты остановила дуэль?

— …Даже если ты продолжишь сражаться, это будет бесполезно, разве ты не видишь?

Прямо и холодно заявила ей Коюки. А рядом с Казухой-семпай, чьи губы дрожали от досады, появился аватар Фуцунуши-но Ками.

— Казуха, тебе стоит воздержаться от ближнего боя. Если ты продолжишь пользоваться моей магией призыва дальнего действия, то у тебя еще будет шанс на победу.

—За-замолчи! Как мечник, я не могу сражаться таким жалким образом!

На факт того что ее контрактная Дива озвучила ее недостатки Казуха-семпай повысила голос.

Кохаку же наблюдавшая за боем, подошла к Казуки.

— …Казуки, по правде, Микохиме-сама… ее способности с мечем просто безнадежны. То что она может пользоваться Магией призыва, секрет для всех, кроме этой и других товарищей, поэтому, одноклассники смеются над нею, из-за этого она зациклилась на идее стать сильнее как мечник…

— Н-не говори, что я совершенно безнадежна! Мое сердце этого не выдержит! В смысле, не говори о том что происходит в классе! Незачем говорить это здесь!

— Гувах-хах-ха, все потому, что Казуха так слаба с мечом, несмотря на то что так любит его! Гувах-хах-ха!

— Не смейся! Не делай из меня посмешище!

— Но несмотря на то, что она не делает ничего, кроме тренировок с мечом, она так умело может пользоваться магией призыва, из этого становиться понятно, насколько она гениальна в магии. Если бы она не заключила контракт с Фуцунуши-но Ками, когда была маленькой, и обычным путем получила бы энигму, думаю, она стала бы А-рангом в Дивизионе Магии.

— Действительно если бы так все было, но я все равно бы заключил контракт с Казухой. Потому что человек настолько умелый в магии но любящий меч, очень редок. Ее кендзюцу, однако совершенно другое дело… Гувах-хах-ха!

— Проклятье, не надо мне таланта в магии! Хочу таланта с мечом!!

Все еще лежа на спине, на полу, в своем магическом платье мико, Казуха-семпай начала громко кричать.

И это… Маг стигмы Дивизиона Меча?

— Микохиме-сама расстроена тем, что Казуки, будучи учеником Дивизиона Магии первоклассный мечник, эта думает, поэтому она и вызвала Казуки на дуэль. Казуки, прости, что эта так потакала.

— Га-ха-ха, прости что пошел на поводу эгоизма Казухи, Хаяшизаки Казуки. Новое кендзюцу эпохи магии, я определенно получил от него удовольствие. И дух, с которым ты до середины боя противостоял лишь с кендзюцу тоже мне понравился.

И Кохаку и Фуцунуши-но Ками говорили это кивая головами (И телом мечом).

— Вы, вы двое, не ведите себя так, словно вы мои родители!

Казуха-семпай была очень раздражена, и смотрела на Казуки, со слезами на глазах.

— Кто-то, кто может использовать и меч и магию так умело, и которого ждет столько девушек… Я презираю таких мелких людей! Не думай, что я смирюсь лишь потому что проиграла! Хоть это и раздражает, но ты силен. Не только в магии но и в кендзюцу… Хммм, обещание, есть обещание, проход в подземелье, где возникает магическая сила… Я провожу вас туда. За мной.

Часть 4

— Казуха-семпай, так вход в подземелье находиться на территории Дивизиона Магии?

— Да. Тебя же преследует Дивизион Магии, так что не шуми так сильно, двигайся скрытнее.

Идя впереди, предупредила Казуха-семпай. Все присутствующие пересекли границу дивизионов.

— Знаешь, я не очень хороша со скрытностью… почему-то я порой начинаю издавать ненужные громкие звуки.

Когда Мио прошептала это, Кохаку кивнула головой, и произнесла: «Это так понятно».

— Раньше, я постоянно жила скрываясь, десу, - гордо выпятив грудь, заявила Лотта.

Время было 9 часов утра. В это время все еще шел классный час. И хоть им надо быть осторожными, человеческого присутствия не наблюдалось.

— Эта дорога… это же направление к Хижине Ведьмы.

Вся группа вошла на территорию густо заросшую зеленью. Хоть и случайно, но среди деревьев виднелась Хижина Ведьмы.

Тем не менее, жители Хижины, семпаи, должны быть уже на занятиях.

— …Что вы все там делаете?! Сейчас время утреннего сбора!

В следствии их неосторожности, прозвучал строгий голос.

Они оказались слишком небрежны. И когда они стали поворачиваться, от Хижины Ведьмы побежала чья-то тень.

И увидев друг друга, они одновременно вскрикнули.

— Хошиказе-семпай!

— Хаяшизаки-кун, и вы!

Казуки и остальные неожиданно замерли. Что же им делать? Бежать?

Но Хошиказе-семпай может использовать «Райд лайтнинг», и даже если они попытаются сбежать, то это не тот оппонент, от которого они смогут убежать.

— Шемхамфораш… Имя тебе Баал-Зевул. Все зло рождённое в этом мире. Бог чумного урожая, подчинись моей команде, и обрети былую славу!

Хошиказе-семпай сделала Доступ смотря на Казуки с остальными, и увеличивая между ними расстояние.

Ее тело было одето в магическое платье, словно у рыцаря, и семпай встала в стойку, готовясь к действию.

— Хаяшизаки-кун, что ты там делаешь?!

— Семпай, между прочим тоже… что на счет классного часа?

— Кх… Я проспала!

Щека Хошиказе-семпай немного покраснела, и ответ был немного смущенным.

Серьезная Хошиказе-семпай проспала?!

— Ничего не поделаешь, ясно?! Это уже вошло в привычку, рано вставать на тренировку с тобой, но тебя тут нет, так что, даже если я рано встаю, то делать нечего, и я снова иду спать! Это твоя вина, что мои привычки поменялись!

— И это причина?! В смысле, это же не моя вина, да?!

— В-все равно! …Я должна тебя арестовать!

И Хошиказе-семпай стала продираться сквозь кусты и деревья, она бежала к Казуки и остальным.

Заморозь и запри «Мурасаме»! Батто Кайкон – Кирисаме Ранбу!!

Тем кто начал действовать безо всякого колебания была Кохаку. Она высвободила силу Священного сокровища, и направила клинок холодной волны на Хошиказе-семпай.

— Взвой! Цивилизация научила людей разрушать! Рёв мудрости опалит твоё тело, сломает, и низвергнет твою гордость на землю!! Митральеза!

Следом за Кохаку, Лотта тоже быстро произнесла заклинание, и выпустила шквал пуль, пытаясь остановить Хошиказе-семпай.

— О атмосферное течение, сойди на это тело, стань штормом отрицающим врагов! Око тайфуна мой трон! Шторм Форт!

Хошиказе-семпай активировала защитную магию ветра, и с ней в центре, забушевал шторм.

Этот шторм так же выполнял роль защитного ветра. Даже клинки льда, и пули пулемета были сдуты этим ветром. …Существует такая вещь, как атрибут у магии защиты и атаки. А Батто Кайкон Кохаку, и пули Лотты имели плохую совместимость с магией ветра.

Хошиказе-семпай приближалась к ним словно тайфун. В это время Казуки вышел вперед, чтобы всех прикрыть. А Хошиказе-семпай приближаясь к нему, окутанная барьером ветра сделала иай.

У нее на бедре была любимая катана Казуки, Дофу, которую он оставил в Хижине Ведьмы.

Семпай не хотела противостояния магии, а скрестить клинки?!

— …Вы все, не вмешивайтесь, все хорошо!

Казуки тоже сделал иай, и перехватил катану семпая. Клинок сцепился с клинком.

Казуки тут же отбросил катану Хошиказе-семпай.

Стойка семпая нарушилась, и появилось очень много уязвимостей, но в тот же момент… она применила свое заклинание.

— Да сойдёт молния на тело моё, и дарует скорость молнии… Пробудись спящий лев! Райд Лайтнинг!

Ее движения ускорились, а тело заискрилось, силой поправляя стойку.

После этого со скоростью молнии на Казуки посыпался град ударов.

БУН! БУН! БУН! Вместе со звуками рассекаемого воздуха сыпались удары меча.

Казуки Предвидел время и траекторию удара, *ГИИН!* раздался звук столкнувшихся мечей, и атака была отражена.

По лесу раздавались звуки битвы, про которую нельзя было сказать, что она шла между людьми.

— Эй… это шутка да, как возможно такое нападение и защита в битве студентов Дивизиона Магии…

Казуха-семпай подала удивленный голос. Не считая учеников Дивизиона Меча, даже Казуки с удивлением смотрел на Хошиказе-семпай.

Но как от него и ожидалось, Казуки смог прочитать движения Хошиказе-семпай. Все потому, что все формы были теми, которым он сам ее научил.

Его клинок встретил скоростной меч, и они снова сцепились. Но Казуки на мгновение сконцентрировал свою усиливающую ауру и отразил катану Хошиказе-семпай со всей силы. Это был конец.

Дофу вылетел из руки Хошиказе-семпай и воткнулся в землю.

— Семпай, почему ты не используешь магию? - спросил Казуки обезоруженную семпай.

Хошиказе-семпай все таки была номером 2 в Дивизионе Магии. Если бы она перевела бой в обмен магией призыва, то результат был бы не очевидным даже при ситуации пять против одного.

— Я… Я хотела побольше научится у тебя искусству меча.

И постепенно на глазах Хошиказе-семпай появились слезы.

— Ты первый парень, с кем я смогла подружиться. Тренировки по утрам были такими интересными. Но почему… зачем ты сделал то, за что тебя преследует Студенческий Совет Дивизиона Магии?! Я… я знала, что я не хочу сражаться с тобой! Я все-таки не такая черствая как Кагуя!

Боевой дух совсем покинул семпая, и ее магическое платье снова стало обычной формой.

А поникшие плечи сделали ее образ совсем жалким.

— Семпай, мои обвинения ложны.

— Даже если ты так говоришь, мое положение, не позволяет тебе верить.

Хошиказе-семпай посмотрела со слезами на глазах. И это естественно. Однако…

— И поэтому, я здесь чтобы искать доказательства. После чего я вернусь в Дивизион Магии.

— Доказательства? …Ты сможешь их найти?

— Семпай, под землей Дивизиона магии есть какое-то подземелье, ты не знаешь о нем?

— Подземелье, под Дивизионом Магии?

Хошиказе-семпай в удивлении наклонила голову, и Казуки видя это почувствовал облегчение.

Хошиказе-семпай не была связана с «Подземной церемонией испускающей зловещую магическую силу».

— Есть нечто, что даже вы семпаи не знаете о том, что находиться под Дивизионом Магии. К чему так же не причастны 72 Столпа Соломона, это чья-то… что-то наполненное злыми намерениями какой-то Мифологии. Если ситуация останется как есть, отношения между Дивизионом Магии и Орденом Рыцарей с 72 Столпами Соломона могут испортиться. Поэтому я собираюсь исследовать это место.

— …Так тебя действительно ложно обвинили? И чтобы доказать это, ты сможешь..?

Хошиказе-семпай заморгала глазами мокрыми от слез.

Даже в такой ситуации, она все еще прислушивалась к их голосу, она действительно искренний и добрый принц.

— Да. Я обязательно вернусь в Хижину Ведьмы. А до тех пор, пожалуйста, присмотри за моей душой мечника.

Казуки поднял упавший на землю Дофу и передал его Хошиказе-семпай.

Наверное она носила с собой эту катану, чувствуя что это символ ее связи с Казуки.

И вновь, он доверил свою любимую катану Хошиказе-семпай.

— Хорошо, сегодня я тебя не видела.

Она убрала Дофу в ножны, а потом вытерла слезу рукавом формы.

— Сейчас я тебя отпускаю, но я не буду ждать тебя слишком долго, ясно? Если ты скоро не вернешься, то следующего раза не будет!

Семпай сказала свои слова с нежностью в голосе.

— …Большое спасибо, семпай.

Семпай заставила себя улыбнуться и засмеяться:

— Ага, я рада. Все закончилось тем, что мне больше не надо сомневаться в друге и милом младшекласснике. Ты говоришь, что я могу тебе верить, я действительно рада… Ну тогда, приложу все усилия.

Семпай развернулась на каблуках, и от ее спины полетело маленькое сердечко.

«Это чувство, я ни в коем случае, не должен его предать» - подумал Казуки.

На первый взгляд, здесь ничего нет.

Но для входа в подземелье, о котором не знает даже Хошиказе-семпай, это только естественно.

— Он был сокрыт магической силой Дивы. Похоже здесь одновременно и печать, и сокрытие, - сказал аватар Фуцунуши-но Ками.

Место оказалось в отдаленной части сада Дивизиона Магии с густой растительностью. При этом ничего не выделялось, но эта нормальность сама по себу была неестественной. Не смотря на трудность перемещения из-за обилия деревьев и кустов, лишь эти несколько метров пространства были в виде пустыря.

— Только в этом месте реальность искажена. Даже остальные могут это заметить, сейчас мы разрушим печать.

— Я стану мико меча. Расколи камни, вырви корни, рассеки грехи, сейчас же, в этой руке благородный меч сокрушающий зло! Явись, Фуцу-но Митама!!

Казуха-семпай произнесла заклинание призыва Фуцунуши-но Ками. И Священное сокровище, которое не смогло показать и часть своей силы в прошлой дуэли, в этот раз появилось в ее руках.

— Этот меч обладает силой разрубать потоки магии и печати.

Вспышка. Испустив свет Фуцу-но Митама оставил после себя в воздухе светящийся след, и в месте где ничего не было, появилась трещина. На мгновение создалось впечатление о карциноме.

И начиная с трещины, пространство разлетелось на осколки.

…После чего их глазам предстала другая картина.

В пространстве, в котором до этого ничего не было, появился металлический куб.

Его размеры были не такими уж впечатляющими, он был по размерам меньше небольшого домика, а на входе были врата. Сбоку от ворот располагались линзы, которые были частью некоего механизма.

— Это устройство проверки стигм. Если оно распознает стигму, то ворота откроются. Один раз, мы проверили это с моей стигмой на Казухе, оно ее подтвердило, и ворота открылись.

Когда Фуцунуши-но Ками говорил это, Мио, не проявив никакого страха, потрогала ворота.

— Эти ворота… Адамантит. Их невозможно сломать даже магией призыва, хм. Похоже выбора нет, и придется проверять наши стигмы в устройстве.

Адамантит был новым типом стали произведенной с помощью алхимии. Ее крепость была усиленна так, как было не под силу современной науке, но ее создание требовало техник продвинутой магии.

В настоящее время алхимия не может создать что-либо кроме листового металла, к тому же из-за сверх высокого веса, из этого материала не сделать ни оружие, ни броню, ни транспорт. Область его применения очень ограничена.

— Подделать стигму невозможно, так что с этого момента вперед пойдут только маги стигм.

Из-за развития алхимии, перед сегодняшними системами безопасности возникли новые проблемы.

Одно время «безопасность по биологическому подтверждению», вроде отпечатков пальцев, или радужной оболочке глаза, были самыми надежными, но в последние годы появился риск, всевозможных магических подделок.

Копирование папиллярного рисунка и радужной оболочки с использованием магии, вовсе не невозможность, по крайней мере, если кто-нибудь приложит к этому усилия.

На уровне обычного жилья, система, использующая ключ и сигнализацию, на основе сложной алхимии, вполне достаточна, но вот безопасность на уровне, сохранения секретов корпораций, была под вопросом.

Поэтому, система безопасности, основанная на проверке стигмы, была надежной, потому как подделки тут не возможны, но и тут есть недостаток, так как она не может быть использована для кого-то, кроме магов стигм. Возможно в будущем, появится система, которая будет различать по волне магической силы человека, но…

— Это устройство, запоминает ли оно информацию о подтвержденных стигмах ?

— Хмм, возможно. Когда оно проверило мою стигму, оно не имело никаких записей о ней, поэтому проблем не возникло. Но совсем другое дело со стигмами 72 Столпов которые есть у вас. Вы будете считаться нарушителями, как только откроются ворота. Есть и риск того, что там будет проверяться и ваша решительность.

Фуцунуши-но Ками сказал это серьезным тоном и с серьезным лицом.

— …Однако Амасаки Мио, похоже тебя лишь втягивают во все это,ты действительно на это согласна?

—Н… Учитывая все что ты сказал, есть вероятность, того, что высшие эшелоны Ордена Рыцарей могут оказаться вовлечены с этими вратами, так что мы не можем доложить об этом Ордену и Академии, так? Тогда единственная сила в Японии, которая может разобраться с тем что там находиться, только эти четыре человека.

Казуки и Лотта, затем Мио посмотрела и на Коюки, и сказала четыре человека.

— Никаких сомнений, в том, что за этой дверью происходит что-то плохое. Поэтому мы не можем оставить все как есть. Нам надо доказать еще и невиновность Казуки.

— …Гувах-хах-ха! Ты действительно отважная девушка, с чувством справедливости!! Я даже начинаю думать, что вам можно доверять безо всяких подобных проверок!

На слова Мио, сказанные без тени сомнений, Фуцунуши-но Ками довольно рассмеялся.

— …Это неожиданно, что Амасаки-сан посчитала и меня, - отстранено прошептала Коюки.

— По крайней мере, ты так же сильна как и я, поэтому на тебя можно положиться.

Положиться – при этом слове глаза Коюки распахнулись от удивления.

Но все равно она смутилась, и отвернулась в сторону.

— Хиакари-сан тоже идет?

— …Я зашла уже так далеко, и ты все еще спрашиваешь? Невиновность Казуки меня не важна, но нечто подобное нельзя оставлять вблизи Хижины Ведьмы.

— Спасибо Хиакари-сан.

— Я же уже сказала, что бы с тобой ни произошло, меня это не волнует, почему ы все равно меня благодаришь?

— Эээ, потому что на самом деле ты за нас переживаешь, да?

— Пожалуйста, слушай внимательно то, что тебе говорят другие.

— Казуки, эта не сможет составить тебе компанию из-за отсутствия стигмы. Но сердце этой всегда будет с тобой. Поэтому, когда ты благополучно вернешься домой, женись на этой.

— Поэтому, я и сказал тебе, я не хочу жениться из-за кендзюцу.

— Н-нет, Казуки, эта, все не…

— …Хватит уже толочься перед дверями, может, пойдем уже?

Казуха-семпай нарочито вклинилась между Казуки и Кохаку.

— Если классный час закончится, студенты Дивизиона Магии покинут классы, и нам будет сложно вернуться в Дивизион Меча, вы так не думаете? Давай! – и презрительно смотря, помахала рукой.

— …В случае, если мы не вернемся через пол –дня, то докладывать в Орден возможно будет бесполезно. Факт в том, что теми кто может что-нибудь сделать за этой дверью, только вы. Рассчитываю на вас.

В последний раз произнес Фуцунуши-но Ками.

— Так, тогда идем!

Система сканирования стигмы сама по себе была похожа на вход в Проклятую землю.

Суть была такой же как и в тот раз, Казуки начал излучать магический свет с тыльной стороны руки, и поднес ее к считывающему устройству.

…С глухим звуком, адамантитовая дверь отворилась. За ней оказалась лестница ведущая в подземелье.

— За этой секцией так же располагается дверь с устройством считывания. Если вы не станете проходить по одному, то она тут же закроется, схитрить не получиться.

Казуха-семпай объяснила принцип работы двери.

И когда Казуки прошел, дверь тут же закрылась, как и говорила семпай.

Но даже с закрытой дверью, было довольно светло. Хоть лестница и уходила в подземелье, но лампы на потолке светили достаточно ярко.

Вдобавок на этой стороне двери, тоже имелось считывающее устройство. Так что они похоже смогут вернуться назад этим же путем.

Вскоре Мио, Лотта и Коюки по очереди прошли через дверь.

— Хиакари-сан, ты случаем не нервничаешь?

Казуки заметил весьма необычное, напряженность на лице Коюки. Хотя она была более привычной к выполнению квестов в одиночку.

— …Нет, это не правда. Мы все уже внутри, так что давайте вперед.

После того, как они спустились под землю на глубину примерно двух этажей, они наконец-то достигли коридора выполняющего роль этажа.

Стены и пол были сделаны из бетона, но чем дальше они шли, тем явственней становились перемены. Твердые бетонные стены начали ощутимо пульсировать.

Словно они попали внутрь живого существа с собственной волей…

Даже свет, который должен был быть более искусственным, побледнел и приобрел некий странный отлив.

— Похоже на превращение в проклятую землю, да? Тут даже могут появиться Демонические звери, к тому же владелец строения наверняка мог приготовить ловушки. Можно сказать, что мы во всех смыслах не понимаем, что тут происходит.

Сказала Мио, и осуществила Доступ, и пока ее тело одевалось в магическое платье, она внимательно следила за окружением.

После этого и Лотта сменила одежду на магическое платье.

— Казуки-ониисан, я только что это поняла десу, но похоже я могу использовать свою магию до 5 уровня десу. Думаю это потому что Прометей вспомнил свое имя.

— С 3-го уровня, до 5-го… Лотта читает заклинания быстро, так что это весомое усиление.

— Да, буду стараться!

И пока Казуки гладил по голове широко улыбающуюся Лотту, Коюки тоже надела магическое платье… Но ее лицо почему-то было напряженным.

— Хиакари-сан, может твое физическое состояние не в порядке?

— Ах, нет… не обращайте внимания. Давайте пойдем вперед.

Ее состояние немного его беспокоило, но Коюки была опытным соло-игроком, с большим опытом, с которым Казуки не сравниться.

И этот факт удержал его от дальнейших расспросов.

— Тогда я пойду в авангарде. Мио и Хиакари-сан в арьергарде, а Лотта, с ее гибкостью пойдет по середине.

Мио и Коюки не возражали, Лотта тоже «Окей десу» послушно приняла свою роль.

Шириной коридор был примерно с трех человек стоящих рядом. Поэтому Казуки идущий впереди понял, что в таких условиях, ему будет просто защищать тылы. Что сделало его роль более важной.

Но, в это время… на полу коридора плавно появилась трещина.

Трещина?

А затем пол под ногами вздрогнул. Секция пола по которому шли Казуки и девушки начала наклоняться, словно превращая трещину в распахнутую пасть.

— ЛОВУШКА? – вскрикнула Мио.

— Быстро, все, прыгайте! – скомандовал Казуки.

Поверхность не распахнулась и открыла дыру моментально, серый бетон, на котором они стояли постепенно наклонялся. В это время, магу физически себя усилив не составит труда перепрыгнуть на другую сторону.

У Казуки, Мио и Лотты ноги засветились синим магическим светом, и они одновременно перепрыгнули дыру. Однако… по какой-то причине Коюки все еще стояла на месте.

Коюки стояла на месте, в замешательстве, и странно, но от нее совсем не чувствовалось потоков магической силы. Ее тело напряглось, а лицо побледнело как полотно.

— Хиакари-сан?!

Он не понял в чем была причина, но прямо сейчас она не могла использовать магию.

И пол стал быстро наклоняться, и дыра открылась на столько что стало понятно, что дна там не видно.

Казуки тут же прыгнул назад, и поймал в руки Коюки которая соскользнула с пола в последний момент. И сейчас – они вместе падали вниз.

— Казуки?! – донесся до него крик Мио.

…В их положении было уже не возможно вернутся к Мио и Лотте. Плита уже перестала наклоняться, и оттолкнуться ногой было негде. Оставалось только падать вниз.

Они быстро падали вниз… А Мио и Лотта быстро удалялись…

*зузузу* Сбросив Казуки и Коюки пол вновь начал двигаться, и дыра стала закрываться.

— Казу-ки…

В объятьях Казуки прозвучал напуганный стон Коюки.

И так, вдвоем они начали падать в ожидающую их неизвестность.

Примечания

  1. Стандартные движения, стойка и т.п. в боевых искусствах, спорте и т.п.
  2. С этими словами делается жест скрещенными пальцами, чтобы избежать «нечистого»
  3. В оригинале, здесь игра слов, при переводе было утеряно
  4. Цуккоми — «вклинивающийся», придира, реалист-прагматик, который постоянно подшучивает над первым и вразумляет, иногда при помощи бумажного веера харисэна.
  5. Наблюдение за противником, а затем ответ одним из девяти известных им приемов

Комментарии