Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1 - Ночь начала

— Так значит сомнений, в том что «место сбора» банды Кохаку в заброшенном клубном здании, нет?

Ночью, когда не было видно даже и тени бродящих по школе учеников, Студенческий Совет Дивизиона Меча под предводительством Хаяшизаки Канаэ, пришли к клубному зданию, где они почувствовали присутствие «незаконного собрания».

Канаэ осмотрела здание возвышающееся во перед ними во тьме ночи, и нахмурила брови.

…Прошло уже два дня, как Нии-сама исчез из Дивизиона Магии.

Два дня назад директор Отонаси из Дивизиона Магии отдал приказ Отонаси Кагуе «Арестовать Хаяшизаки Казуки и Шарлотту». Однако Хикита Кохаку помешала Кагуе, и спустя момент Казуки с компанией смели ускользнуть. После этого местоположение Казуки и остальных стало неизвестно.

Кохаку, помогавшая им с побегом, даже сейчас нагло посещала свои занятия.

Было ясно, что они укрывают Казуки с группой где-то на территории Дивизиона Меча.

Однако некоторые учителя похоже все таки стоят за действиями Кохаку – учителя из Дивизиона Магии искали такую возможность, были способны на содействие Дивизиону Меча. Были даже мысли о том, что они не хотят предавать все это огласке. Из таких соображений они не могут провести крупно масштабный «поиск Казуки» на территории Дивизиона Меча, заморозив пока всю деятельность.

И посреди всего этого, Канаэ и остальные из Дивизиона Меча, узнав о ситуации от Кагуи, начали действовать самостоятельно.

— Я проверил информацию с камер наблюдения за последние несколько дней и ночей. И убедился, что Кохаку часто приходила поздно ночью к этому клубному зданию.

Ямада Торазо ответил на предыдущий вопрос Канаэ.

Камеры наблюдения, расположенные на территории Дивизиона Меча изначально были мерой против подозрительных личностей.

Торазо проверил записи, воспользовавшись привилегией Студенческого Совета.

— В этом здании заброшенная комната клуба настольно тенниса, который расформировали. Консультантом клуба был тот Цукахара.

Цукахара Хисатада – учитель Дивизиона Меча, подозреваемый в прикрытии Кохаку.

— Я пытался днём обыскать заброшенную клубную комнату, но ключ от замка сменили, и даже мастер ключ не помог. Звуков внутри не было слышно, так что они не прячут Казуки и остальных там. Но нет сомнений, эта комната чем-то важна.

Подозрительный учитель Цукахара построил тайную комнату, и Кохаку частенько в неё наведывается. Сомнений не осталось.

В продолжении отчёт сделала вице-президент Камиизуми Иори.

— Я была в наблюдении и ела ан-пан* с молоком йо~. Я убедилась, что когда вечером клубная деятельность закончилась, Кохаку с двумя своими друзьями зашла в здание клубов, остерегаясь чужих взглядов йо~.

Учтя информацию с камер наблюдения, Иори наблюдала за учениками входящими в здание клубов.

— Как только я закончила с ан-паном и молоком, проблемой стал мусор. Но что если эта банда придет когда я буду выбрасывать мусор, что же делать~, я подумала. И когда они наконец то пришли, и я в этом убедилась, я с облегчением пошла выбрасывать мусор йо~. И с тех пор они не выходили.

— Ты слишком развеселилась играя в воображаемого полицейского в наблюдении. Ну, в любом случае, Кохаку и остальные все еще не выходили из клубной комнаты, так? Итак, не будем ждать решения от этого нерешительного Дивизиона Магии. Сами раскроем их план, прямо здесь. Это так называемый инцидент Икедая современности!

Инцидент Икедая – случай, когда Шинсенгуми напали на сторонников восстановления Мейдзи, прячущихся в таверне, и замышляющих о поджоге Киото. Сравнив их действия с историческими, Канаэ широко улыбнулась и засмеялась.

Студенческий Совет Дивизиона Магии был в разногласии, из-за того что вице-президент, Хошиказе Хикару, воспротивилась приказу. Даже если они в сговоре с этой бандой, они не должны проблеме той стороны помешать им.

К тому же на этот раз инцидент происходит на территории Дивизиона Меча.

— Удивительно, что Президент не даёт своим чувствам встать на пути. Как ты можешь следовать подобному приказу?

Торазо ещё раз задал вопрос, все ещё не веря в то что он видел.

Ситуация со старшим братом Канаэ, Хаяшизаки Казуки была весьма серьезной. Казуки, заключив контракт с неизвестной Дивой, выкрал Священное сокровище из Проклятой земли. Ииз-за этого был дан приказ об его аресте вместе с пособником, Шарлоттой. Казуки воспротивился аресту и сбежал.

— Все не так, - отвергла слова Торазо Канаэ.

— Моя цель лишь встретить Нии-саму, и своими глазами на него посмотреть. То что Нии –сама попытался украсть Священное сокровище… этого ни в коем случае не могло произойти. И даже если произошло, то это должно быть его контрактная Дива, овладела им. Нии-сама мой герой, и я сразу смогу понять остался ли он собой. Если окажется что злая Дива овладела Нии-самой, то я его схвачу, и не буду возражать против «Операции по трансплантации Стигмы». Я слышала об опасности операции по трансплантации стигмы, но…

‘Но’ глаза Канаэ стали мрачными.

— Если Нии-сама остаётся собой… это значит, что доклад о том что «Нии-сама попытался украсть Священное сокровище» не верен. И это значит что кто-то пытается подставить Нии-саму. В этом случае, я найду этого кого-то и убью его. И это не метафора, я однозначно убью его. До Шарлотты мне дела нет, так что я её отпущу. Но похоже если её передадут Германии, то её убьют.

— Ой-ой… ты же вовсе не собираешься следовать приказу?

Изумлённо прошептал Торазо, а Иори рядом с ним весело рассмеялась.

— Хоть Кана-тян слишком разгорячена своими эмоциями, но это круто что все твои аргументы резонны.

— Это потому что мой Брокон очень рассудительный. Даже если я слишком поддамся эмоциям, они не приведут меня к ошибочным заключениям. Моя любовь к Нии-саме это справедливость вселенной.

— Кто-то пытается подставить Казуки, обычного ученика, эта история не кажется слишком притянутой?

— Заткнись, тебя что, недостаточно отшлёпали Торазо? Нии-сама в конце концов сокровище вселенной.

Торазо подавлено закрыл рот. Потому как он тайно за спиной Канаэ сотрудничал с Кагуей в аресте Казуки, Канаэ после этого отшлёпала его со все силы.

— Мы не будем вламываться, для сохранности улик, лучше подождём они выйдут из здания. Мы их как следует побьём, и заставим сказать где Нии-сама, а так же заберём ключ от клубной комнаты. Мы исследуем заброшенную клубную комнату, найдём доказательства, и отстраним Кохаку с остальными от занятий. А пока они будут отстранены, мы со всем покончим.

○●○

Когда Хикита Кохаку с товарищами вышла из клубного здания, у них на пути встали тени.

Японский сад Дивизиона Меча ночью выглядел, словно весь залитый чернилами. Но для Кохаку, усилившей своё зрение магией, определить личности теней, было даже проще чем с прибором ночного видения.

Мечница маленького роста, с волосами собранными в хвост, и развевающийся на ветру словно хвост кошки.

Справа и слева были соответственно мечник крупного телосложения и мечница с коротко стрижеными волосами.

В том что она видела ошибки быть не могло. Сильнейший отряд мечников – Студенческий Совет Дивизиона Меча.

Но Кохаку не испытывала страха. Даже напротив, наконец-то они пришли. Её кровь забурлила.

Сегодня ночью поднимется занавес.

— Где ты прячешь Нии-саму?

Тень перед нею – Канаэ, задала вопрос. Вопрос, на который она не ждала ответа, другими словами объявление войны.

Не дожидаясь ответа, раздался звук мечей вынимаемых из ножен, на их бёдрах.

— Ты же не пришла сюда чтобы просто поговорить Президент Канаэ. Но если ты попытаешься осудить нас используя власть Студенческого Совета, а ситуация для вас переменится, вы семпаи больше не сможете называться Студенческим Советом, вы понимаете? Ну разве не замечательно? Сегодня эта займёт место Президента Студенческого Совета.

В Дивизионе меча исповедуется доктрина силы, даже на более экстремальном уровне чем в Дивизионе Магии. И так как доктрина истинной силы была вбита в них, ученики испытывали чувство неполноценности в отношении Дивизиона Магии, и не могли соперничать с Магами Стигм.

Было признано, что в Дивизионе Меча сильные ученики пользуются привилегиями, и само собой, что президент Студенческого Совета так же награждается особыми привилегиями. Но в замен, если президент будет побеждён кем-нибудь хоть раз, то он не будет больше ни кем не признан.

Место президента Студенческого Совета определялось не голосованием, это было что-то передаваемое после одной дуэли.

Если Кохаку сможет здесь победить Канаэ, то она сразу займёт высшую позицию.

Так что их план сможет продвигаться без проблем, это как раз было то что Кохаку и нужно.

— Не зазнавайся, девчонка первогодка!

Канаэ обнажила два своих меча. И восприняв это как сигнал, Торазо и Иори, оба так же обнажили свои катаны.

— Хиираги! Кагура! Используйте Священные сокровища, и избавьтесь от дополнения у неё по бокам! Эта победит Президента Канаэ!!

Оба товарища Кохаку так же обнажили свои Священные сокровища как она и приказала.

— Ожёг аскетов, «Нобукуни»! Батто Кайкон – Длинный меч божественного избыточного пламени (Каннаби-но Тати) *!!

Худой мечник в очках – Хиираги обнажил свою катану, пока он вынимал её из ножен, от трения летели искры, а оказавшись вынутой, она окуталась пламенем. А после взмаха, в сторону Иори полетела волна пламени.

— Увава?! Удивительное оружие, похожее на магию призыва?! Это же, не честно!!

Даже вскрикнув, Иори прочитала магическую силу и уклонилась от огненного ветра.

Батто Кайкон – магическая сила при этом наполняла Священное сокровище и высвобождала различные персональные магии имеющиеся у него.

Эта сила не могла сравниться с магией призыва Дивы, но зато для этого не требуется времени чтения как у обычного заклинания.

— Выкрикни свой отказ «Сукехиро»! Батто Кайкон – Клинок больших волн (Торандзин)!!

Черноволосая мечница – Кагура, указала кончиком своего Священного сокровища на Торазо. И в следующий момент тонкая водяная струя прямой линией вырвалась из катаны.

— ДОВАА!

Синяя защитная магия Торазо вспыхнула, от давления воды, способного пронзить даже камень. Но удар оказался не настолько сильным чтобы отбросить его. И Торазо пошёл против потока воды пытаясь добраться до Кагуры.

— Не только Кохаку, даже мелкая рыбёшка имеет Священные сокровища?! …Откуда же вы их достали? Одно дело Иори, но Торазо долго не продержится.

Канаэ тут же попыталась помочь Торазо, однако Кохаку ей помешала…

— Президент Канаэ, эта твой оппонент!! …Заморозь и запри «Мурасаме»! Батто Кайкон – Неистовый танец моросящего дождя (Кирисаме Ранбу)!!

Кохаку взяла одну из семи катан свисающих с её тела. И тут капли стекающие с клинка с мгновение ока превратились в водяной пар, а потом замёрзнув стали бессчётным количеством острых ледяных клинков.

— Вперёд! – отвечая на волю Кохаку, ледяные клинки метнулись к Канаэ словно буран.

Предвидя траектории магических феноменов Канаэ вольготно от них уклонялась.

Но при этом оттеснялась все дальше и дальше от Торазо, и ситуация превратилась в битву один на один с Кохаку.

Изобразив смелую улыбку, Кохаку взяла ещё одну катану.

— Пронзи даль «Дотануки»! Батто Кайкон – Ласка косы небесного урагана (Тенран Камайтати)!!

Кохаку взмахнула катаной, и клинка сорвался яростный ветер. Невидимый глазу клинок ветра но Канаэ увернулась воспользовавшись техникой Предвидения стиля Хаяшизаки.

В правой руке Кохаку был Мурасаме, в левой Дотануки, и она пользовалась ими одновременно, посылая в Канаэ, клинки ветра и льда.

В данной ситуации получалось так, что на неё обрушивались две дальние атаки, ограничивавшие её возможности для спасения, это был просто ад из клинков.

Даже Канаэ не могла уклониться от всех, и многие в нее попали, и зажгли свет защитной магии.

Но Канаэ, как-то смогла прорваться и приблизиться к Кохаку.

Ведь у Канаэ все равно не было возможности атаковать, кроме как вблизи.

Когда Канаэ приблизилась на «среднюю дистанцию», Кохаку быстро убрала оба Священных сокровища. На этот раз она потянулась рукой к большому мечу, висящему у неё за спиной. Длина этого Священного сокровища достигала почти двух метров, с помощью Психокинеза, она достала его одним движением.

— Раздави их на смерть, «Тародати»! Батто Кайкон – Рассечение Асуры (Асура Рёдан)!!

Выкрикнув, Кохаку направила магическую силу в большой меч.

Клинок Тародати поглотил магическую силу и увеличился в несколько десятков раз.

— ?!

От такого шокирующего вида у Канаэ перехватило дух.

Воспользовавшись Предвидением она поняла, что произойдёт дальше, и резко остановившись, стала уклоняться. Но все равно не успела вовремя.

Радиус поражения гигантифицировавшегося Тародати был таким, что не помогло даже Предвидение.

БУУУУУУН! Тародати разорвал воздух, и Канаэ смело одним ударом очерченной гигантской арки.

Канаэ тут же выполнила укеми () и отошла на расстояние, которое можно было назвать «длинной дистанцией».

Кохаку убрала Тародати в ножны на спине, и вновь взяла Мурасаме и Дотануки.

Она пользовалась ими, когда расстояние до противника было большим, а если он мог сблизиться, то вынимала Тародати. Из-за этого, Канаэ не могла вступить в ближний бой.

Основной секрет в искусстве меча, это расстояние. У Кохаку было полное преимущество в расстоянии, и этим она брала верх над Канаэ.

— Президент Канаэ… ты определённо сильнейший мечник. Однако, ты лишь мечник старой эпохи, продолжающий использовать обычную катану, с глупой искренностью. Пытаться стать сильнее мага стигмы с таким потрёпанным кодати лишь пустые усилия… эта покажет тебе, эта начнёт новую эпоху в которой не будет больше таких жалких мечников как ты.

— Получила силу данную оружием, и стала зазнаваться, хух.

Сказала Канаэ, сплёвывая пыль попавшую в рот пока она делала укеми.

— Конечно Священное сокровище может быть полезным оружием, но твои методы, в обществе ничего не изменят.

— …И какой же недостаток в великом замысле этой?

— Ты все говоришь великий замысел, великий замысел, но твои истинные чувства лишь в том, что ты «ненавидишь Дивизион Магии». Ты лишь сможешь заставить их немного сопротивляться, но ничего не донесёшь до них. Однако победить Дивизион Магии ты не сможешь, даже использовав все свои силы. Ты тупица. Ты полагаясь лишь на Священные сокровища, не сможешь выиграть у Кагуи, даже если ты бросишь ей вызов десять тысяч раз. Ну, ты все равно ещё до этого проиграешь мне.

— Делаешь такие заявления, как какой-то неудачник, да еще и в таком состоянии!

Кохаку одновременно взмахнула Мурасаме и Дотануки, и оборвала разговор.

И вновь на Канаэ обрушились клинки льда и ветра, и она убрав в ножны свой кодати побежала изо всех сил.

Подготовка для иай…? Что она задумала…?

Не упуская из виду никаких перемен, Кохаку попыталась понять цель Канаэ.

Изначально стиль Хаяшизаки был школой иайдзюцу.

Но для компенсации своей физической слабости, Канаэ пользовалась большим количеством атак используя два меча.

Однако – если она думает об уклонении от магии и возможности приблизится к врагу, она сможет бежать быстрее, если мечи в ножнах. Такой была основная цель иайдзюцу стиля Хаяшизаки.

Если проще, она жертвовала количеством атак ради скорости.

В реальности, Канаэ сочетающая бег со взмахами рук ускорилась ещё сильнее по сравнению с тем что было раньше.

— Твои методы ошибочны! Тебе стоит подождать пока человек, добрый как Нии-сама объединит Дивизионы меча и магии! Вообще расстояние между ними уже сокращается. Кагуя-семпай тоже старается идти на компромиссы. Но ты не пытаешься этого понять из-за своей ребяческой гордости. Ты объявила это гордой великой целью, но в итоге, ты лишь хочешь, чтобы Дивизион Магии тебе подчинился.

Несясь как ветер Канаэ серьёзно обвинила Кохаку.

И эти слова шипом застряли у неё в груди. Она лишь хотела подчинить Дивизион Магии… было бы конечно не верным говорить, что у неё не было подобных темных чувств.

— Ты говоришь все это, хочешь сказать что методом Казуки всё пройдёт гладко?! Ты президент – брокон!!

— Конечно во мне сильный комплекс брата, но вот у Нии-самы зато нет никакой ненависти к кому бы то ни было! Поэтому он может оказывать положительное влияние на тех кто вокруг него!! Если сравнивать с тобой, кто сильна лишь со своими Священными сокровищами, то ты слишком тщеславна!!

Канаэ проскользнула мимо Мурасаме и Дотануки и вновь приблизилась к Кохаку.

— Асура Рёдан!!

Кохаку сменила Священное сокровище, и сделала удар Тародати как и прежде.

Даже с текущей скоростью Канаэ, удар был неизбежен. Она достала кодати, и решила заблокировать гигантский меч. Но попытка была неудачная.

Она не смогла заблокировать удар, и была отброшена.

…Даже если она стала немного быстрее, и чтобы она не кричала, все было бесполезно.

Отброшенная Канаэ встала пошатываясь.

— Если ты прибегнешь к насилию, то Дивизион Магии и Дивизион Меча, вернутся к своим прежним отношениям. И чтобы Нии-сама не сделал, все окажется бесполезным. Поэтому я остановлю тебя. Твоя никчёмная великая цель лишь помеха…!

— Так и будешь воспитывать несмотря на то что твои руки и ноги уже без сил?

— Забавно… Я ускорюсь ещё сильнее.

Она что совсем проигрывать не умеет?

В этот момент Кохаку не поверила своим ушам, «Ураганная Кошка» Хаяшизаки Канаэ, вновь оттолкнулась от земли.

*Бьюн!*, и маленькое тело «ускорилось» ещё сильнее.

Она все ещё скрывала свою силу?! …Кохаку была удивлена, однако, от того что Канаэ станет немного быстрее, ничего не измениться. Она снова стала сдерживать ею с Мурасаме и Дотануки, выманила её, а затем сделала добычей Тародати!

— ХАААААААААААААА!!

— Что?!

Канаэ влила бойцовский дух в свой громкий крик и сделала иай против «Асура Рёдан» Кохаку.

В иайе Канаэ не было достаточно силы чтобы отразить Тародати.

Однако она слегка изменила его траекторию.

А затем в образовавшееся пространство между клинком и землёй, Канаэ проскользнула словно кошка.

По спине Кохаку пробежал холодок. Канаэ смогла приблизиться… на расстояние кодати.

И Поэтому она тут же пнула ногой. Канаэ же несясь вперед в неудовной стойке не смогла этого избежать, и получив удар спереди, отскочила назад.

Кохаку в панике отступила назад, и сделала между ними «длинное расстояние».

Атака и защита вернулись на начальные позиции.

Однако …она позволила ей приблизиться?

Урон Канаэ продолжал накапливаться, и большее количество её магической силы уже было растрачено. Её дыхание было тяжёлым от умственной усталости, а тело покачивалось.

Но несмотря на это, её движения не замедлились, даже напротив, она ускорялась. Её глаза все ещё были живы, и в них горел зловещий огонёк.

Кохаку в страхе вздрогнула от этого вида.

Создалось ощущение, что она стоит против обнажённого клинка.

— …Давненько уже я действительно не желала, всем своим сердцем, победить противника в серьёзном матче… У меня не возникает подобного желание вставая против доброго Нии-самы… Фу-фу-фу!

…Только не говорите мне, что она отвыкла от серьёзных сражений, и её двигателю требовалось время на разогрев? «Серьёзность Хаяшизаки Канаэ» не была видна, потому что, до этого не было достойного оппонента в Дивизионе Меча, и она проснулась здесь и сейчас?!

…Нет, Канаэ не сможет победить своего противника. Вся её магическая сила будет потрачена на одну атаку. Она всего лишь «тихоня» которая задержалась на старте.

Канаэ снова оттолкнулась и побежала. Она ускорилась ещё сильнее. Вначале по ней попадали многие клинки льда и ветра, но сейчас её не достал ни один.

Кохаку подпустила Канаэ, и взмахнула увеличившимся Тародати.

Канаэ вновь сделала иай против Тародати и изменила его траекторию.

Затем она проскользнула мимо клинка. Сила её иай и скорость ее бега увеличились даже больше.

Она, неужели она, становиться сильнее получая урон, как зомби?!

Кохаку повторила предыдущий способ атаки и защиты, и сделала пинок.

Канаэ же будучи более собранной, Предвидела это и уклонилась, сделав шаг вбок.

Кохаку отбросила Тародати, так как времени убирать его в ножны уже не было.

После чего она достала другое Священное сокровище.

— Беги луч света, «Микадзуки Мунечика»! Батто Кайкон – Длинный меч Лунного света (Гетсуэй но Дати)!!

Новое Священное сокровище было чем-то для ближнего боя.

В момент когда она взялась за катану, произошёл удар оставивший след в виде полумесяца. Кохаку даже не пришлось взмахивать мечом. Превосходя скорость, он произвёл результат, ещё до того как атака была осуществлена, магический меч, меняющий местами причину и следствие.

Однако Канаэ уклонилась от этой атаки. …Перед Предвидением стиля Хаяшизаки, скорость атаки проблемы не вызывает.

Канаэ, уклонившись от удара, сместилась сбоку от Кохаку, на скорости, от которой осталось остаточное изображение.

И когда их пути пересеклись, два удара меча пришлись на Кохаку.

Но когда та обернулась, Канаэ там уже не было.

Только звуки её шагов эхом раздавались откуда то. Канаэ ускорилась еще сильнее.

— Чёрт…!

Кохаку наугад махнула Микадзуки Мунечика, но чёрная тень ускользнула от её атак, и послышались звуки удара мечей.

Наконец, они перешли к ближнему бою…! К тому же темп стал ещё быстрее!

Как только до слуха Кохаку доходил звук торможения, то тут же слышался звук удаляющихся шагов. Канаэ бегала по кругу, со скоростью, за которой было не уследить, и каждый раз с ее приближением, наносился удар.

Канаэ была не только быстрой, она еще Предвидела линию взгляда Кохаку, и перемещалась в ее слепую зону.

В таком танце меча, было просто бесполезно полагаться на зрение.

Однако, ее текущей тренировки в Магии Усиления Восприятия было не достаточно…!

Удары Канаэ были легки, урон от каждого был минимален. Но от этого Кохаку чувствовала унижение, потому что ее били в одностороннем порядке.

— Это абсурд…!

Кохаку вслепую махала вокруг Микадзуки Мунечика.

В голове стали появляться предательские мысли о том что ей не победить.

Она считала, что может победить даже Отонаси Кагую, в случае когда будет использовать Священные сокровища. Однако…

— ...Первогодка, твоё сердце уже сломалось?

Каждый раз когда черная тень проносилась мимо нее, она оставляла за собой издевательский смешок. Разум Кохаку побелел, от того что её увидели насквозь.

Дерьмо, кто это еще тут собрался сдаться! Ее планы уже пришли в действие!!

— Ожёг аскетов, «Нобукуни»! Батто Кайкон – Длинный меч божественного избыточного пламени (Каннаби-но Тати)!!

Пламенный ветер окружил Кохаку, чтобы защитить ее.

Канаэ пришлось экстренно затормозить из-за внезапной помехи в виде огненного ветра.

Обе, Кохаку и Канаэ распахнули от удивления глаза, от такого развития событий. Скорость Канаэ была прервана, и в этот момент…

— Выкрикни свой отказ «Сукехиро»! Батто Кайкон – Клинок больших волн (Торандзин)!!

Тонкий белый клинок из воды пронзил защитную магию Канаэ.

От этого её магическая сила исчерпалась и она упала на колени.

Что это только что произошло?

Обернувшись, и осмотрев ночное поле боя – оба Торазо и Иори уже истратили свою магическую силу и повалились на землю.

Это была битва три против одного.

— …Значит, я не успела во время, хм.

Канаэ повалилась на землю выдавив из себя эти слова. Кохаку посмотрела на упавшую Канаэ, которая предположительно превосходила её, не веря своим глазам.

— …Так или иначе …эта победила, президент Канаэ.

Кохаку изобразила натянутую улыбку победителя.

Но может ли она сказать, что она действительно победила? Такое сомнение возникло в её сердце.

— Ты же, конечно, не будешь говорить что ты не признаешь своё поражение? С этого момента, эта президент Студенческого Совета. Эта заявляет о своей победе, если ты не будешь этого отрицать, то с этим смена власти завершена.

— Ну, это безусловно была интересная битва, - павшая Канаэ сказала приглушенным голосом.

— Я не могу стать серьёзной, не желая убить, так что уже очень давно я не могла так сразиться.

В начале она сказала «Интересный бой», да?

Да этот человек ещё больший демон меча чем Казуки, такая мысль возникла у Кохаку.

— …Из-за нарушения, в результате нападения на невиновных учеников, вы отстраняетесь от занятий. Пожалуйста, смотрите за исполнением нашего плана, находясь под домашним арестом в общежитии.

— Хмммм, да мне все равно, потому что Кагуя, или Нии-сама как-нибудь остановят тебя. Ааааа, блииин! Я поскорее хочу увидеть Нии-саму…!!!

Канаэ посмотрев на звёздное небо и закричала, и казалось, что ей действительно нет дела до того как события будут развиваться в будущем.

…Этой ночью, Студенческий Совет Дивизиона Меча был распущен по приказу Хаяшизаки Канаэ.

○●○

Хиакари Коюки видела сон.

Магическая интоксикация – Люди желая магической силы превосходящей их лимит, заканчивали тем, что их разум затягивало в Аструм, и они теряли сознание. А затем их эго разлеталось на осколки, и они видели сны.

Аструм, это исток человеческого разума. Когда людей затягивает в это место похожее на Изначальное Море, их разум не способен сохраниться и их эго начинает быстро слабеть внутри этого бесконечного пространства.

Сердце Коюки разлетелось на многие кусочки и разлетелось по Аструму.

И пока она плыла в этой темноте без неба и земли, она смотрела на свои воспоминания.

Ее собственные фрагменты – то из чего она состояла, память о 15 годах ее жизни.

Это были дни прожитые в холоде.

Мало по малу симптомы стали проявляться в районе трёх лет, когда она трансформировалась в Эльфа.

Для людей нормально чувствовать отвращение и страх к чему-то, что внешне отличается от них, вроде Эльфов наделённых большой магической силой.

Даже её семья смотрела на Коюки как на что-то отвратительное.

В те дни существование эльфов ещё не было изучено, и общество их дискриминировало, как «нечто родственное Демоническим зверям». Конечно родителям было естественно испытывать отвращение к тому что их ребёнок нечеловеческий монстр. Это было печально, но Коюки понимала почему так было.

Поэтому Коюки росла с мыслью, что «она – монстр». Угнетаемая родителями с трех лет, она жила с решимостью вечно быть одинокой, вот уже двенадцать лет.

Энигма появилась когда ей исполнилось 14 лет – её окружение по крайней мере рассчитывало на её способности к магии. Ей показалось, что она обрела смысл жизни.

Но даже так, она была не более чем боевая машина, которой требовалось только сражаться.

В её сердце всегда дул холодный ветер.

Однако, в Дивизионе Магии она нашла людей, которые считали её своим товарищем.

—Добро пожаловать в Особняк Ведьмы! С сегодняшнего дня, ты многообещающий новичок Особняка Ведьмы! Э?! Не считаю ли я тебя отвратительной потому что ты эльф? Даже если ты говоришь отвратительной… Эльф-тян такая милашка!! Су-пе-р ми-лаш-ка!! Я так хочу обнять тебя и потискать твои белые щёчки!!

Отонаси Кагуя. Она не боялась Коюки. Она была убеждена в своей силе, поэтому ей не было необходимости бояться эльфа.

— Хиакари-сан конечно не общительная, поэтому люди вокруг тебя могут чего-нибудь перепутать. Однако я не ошибаюсь в доброте Хиакари-сан!

Хаяшизаки Казуки. Он напрямую пытался понять Коюки. Он, кто когда то был сиротой, не мог позволить Коюки пытаться спрятаться за одиночеством.

Даже сама Коюки, в тайне испытывала симпатию к нему, кто тяжело старался в атмосфере дискриминации в Дивизионе Магии.

— Я выиграю у тебя быстро и просто, и докажу свою способность А-ранга!!

Амасаки Мио. Она считала Коюки надоедливой соперницей. В некотором отношении она была такой же как и Коюки, в том что она полагалась на свои магические способности.

…Ту-дум. Горячий пульс возник в этом ледяном мире сознания. Когда она подумала о них, возможно она тоже сможет стать к ним ближе, она ухватилась за это слабое желание.

Вообще… Я не хочу сдаваться. Я действительно не могу выразить себя словами или действиями, но…!

Ту-дум, Ту-дум. Она почувствовало, как ее сердце разогрелось. Я по собственной воле хочу продолжать, в ней возникло сильное желание. Когда Коюки захотела вернуться в прошлый мир, она начала сильно этого желать.

Она боролась в глубине мира разума. Словно говоря, что она будет продолжать бороться пока у нее есть руки и ноги. Ориентируясь на этот пульс сознание Коюки стало подниматься на поверхность, стремясь к ее телу из плоти.

Разрозненные фрагменты собрались сами собой, и её эго восстановилось. Печальное прошлое вновь предстало перед ее глазами.

…Они тоже, как и твои родители, которые когда-то были добры, могут предать тебя. Сомнение промелькнуло у нее в голове. Страшно когда предают твои ожидания. Но она отмела все сомнения, и сильно пожелала.

Я хочу вернуться в Особняк Ведьмы…!

И затем, Коюки вернулась в реальный мир из своей магической интоксикации.

Холодный разум ощутил голову из плоти. Очень нежные чувства успокоили ее сердце.

Свет разогнал тьму, и она ощутила верх и низ.

Коюки открыла глаза и проснулась.

И что предстало перед ней, поистине невообразимая сцена.

В начале незнакомый потолок. Потом, когда она поднялась, она поняла, что на ней незнакомая пижама. А сама она была в комнате в Японском стиле, в которой Коюки никогда не была.

— Ваф…! Казуки-ониисан, ваф-ваф! Кууу~♪

Шарлотта Либенфрау лизала щеку Казуки, и улыбалась с невинным видом. Коюки все еще не отошедшая ото сна замерла на месте.

— Секундочку Казуки, посмотри и на меня! Ньяя! Ну же ньяя…!

Мио находясь с другой стороны Казуки, хоть и была смущена, но все равно лизала другую его щеку в решительном соперничестве.

У обоих девушек были собачьи ушки и кошачьи, соответственно, в добавок на них была форма горничных.

— Пого… Я говорю прекратите это! – Казуки был озадачен тем, что был зажат и облизан ими.

— Казуки-ониисан, хоть ты так и говоришь, но тебе на самом деле не неприятно десу♪, - рассмеялась Шарлотта.

— Казуки, ты счастлив? Э-хе-хе, ньяя… ♪- Мио тоже вела себя нежно, не сдерживая чувств.

Коюки спала в углу Японской комнаты, поверх расстеленного футона. Немного вдалеке от разворачивающейся сцены, в которой три человека занимались какой-то сексуальной игрой.

— …Вы чего это все тут делаете?

Голос настолько холодный, что удивил даже её саму, сорвался с губ Коюки. Троица в удивлении подпрыгнула и повернулась к ней.

— Хиакари-сан ты проснулась?!

— Ва-ваф?!

— Ня-ня-ня?!

Девушки вскрикнули, все ещё изображая животных.

— …Не могли бы вы прояснить ситуацию?

○●○

Казуки задрожал от взгляда Коюки, в котором читалось, что она смотрит на кучу мусора.

Коюки молча села на футон, в позе сейза, так что Казуки сел точно так же. От маленькой Коюки чувствовалось большое давление.

— Это… когда нам стало скучно, мы стали болтать о том, о сём, и Лотта заговорила о случае, когда мы ходили в косплей кафе Соломон.

— Косплей кафе Соломон?

Причиной стал рассказ Лотты, в котором она рассказала Мио, о том что происходит в том необычном месте.

Хоть Мио и рассердилась из-за их свидания, но она загорелась странным соперничеством.

— А я могу лизать гораздо умелее! – как-то так.

— Что она этим имела ввиду?

На этот раз Коюки перевела обвинительный взгляд на Мио.

— В чём смысл, разговора про то что может лизать способнее других? Как то странно загореться соперничеством в подобной области.

Мио повесила голову услышав как был указан этот факт.

— Во-вообще, услышав историю Лотты мне стало немного завидно… Но когда мы попробовали, оказалось весьма забавно и интересно…

— Так значит это забавно лизать мужчину. Ты извращенка до самых корней, да?

— Что-то меня это начало очень, о-о-о-очень смуща-а-а-ать!! Я не извращенка, ясно?! Я не буду делать этого с кем попало, только если это Казу-нии, то все в поря-а-адке!!

Мио спрятало лицо обеими руками, и стала кататься по футону.

— Что до меня, если это делает Казуки-ниисана счастливым, то мне не важно если это будет и извращение…

Лотта гордо выставила грудь.

Девушка могла понимать чувства Казуки с помощью телепатии, и до тех пор пока ему это нравилось, ей хватало смелости вести себя на границе дозволенного.

— Так ты сам был счастлив от этого. Когда тебя обслуживают девушки, и когда тебя облизывают?

— …Я не поддамся этому соблазну, я отчаянно сопротивлялся.

Однако он сам не знал, насколько у него хватит решимости, и насколько он сможет сопротивляться.

— Лотта ведёт себя не честно . Но я не извращенка, я не особо желаю удовлетворять Казуки, чтобы меня называли извращённой.

Мио с горечью посмотрела на Лотту, которая без капли стыда приняла титул извращённой, вздыхая и переживая лёжа на футоне. Вдруг перед Казуки возник график Уровней симпатий девушек:

Амасаки Мио – 134

Лотта – 106

Хиакари Коюки – 53

Хошиказе Хикару – 41

Отонаси Кагуя – Измерение не возможно

Магическое платье Казуки, «Кольцо Соломона» было способно измерять уровень симпатии девушек.

Но что вызывало беспокойство, так это то, что уровень симпатии Кагуи-семпай в данный момент нельзя было измерить. Число постоянно колебалось вверх и вниз, как вращающееся колесо слот-машины.

Неужели чувства семпая колеблются, так же как и это число…?

— Но вообще, хочу сказать, что меня больше интересует не объяснение об ваших играх. …Где мы находимся? Почему мы в этом месте?

— …Что, так объяснения, которые хотела Хиакари-сан, не про облизывания?

И это было естественно, потому что она была бес сознания целых два дня.

…Два дня назад, был действительно сложный день.

Смертельная битва вечером с Беатрис, затем внезапный, шокирующий налёт Кагуи-семпай.

От опасности их спасла Коюки, но даже так их загнали в тупик…

И тем, кто спас их из кризиса была Кохаку из Дивизиона Меча.

До этого места Коюки должна была все помнить. Однако она слишком много использовала «Танец на льду», чтобы снабдить всех коньками, и потеряла сознание от магической интоксикации. С этого момента…

— После этого, нас укрыла Кохаку. Это комната в студенческом общежитии Дивизиона Меча.

— Дивизион Меча? Почему?

— Помощь, которую Дивизион Магии оказал правительству, бросив Лотту, стал пятном для Дивизиона Магии. Кохаку и остальные решили защитить её от Дивизиона Магии, рассказав обществу её обстоятельства, а затем проявить правосудие и силу Дивизиона Меча и понизить статус Дивизиона Магии.

— Понятно… так значит, нас здесь держат как элемент стратегии. Они помогают нам не по доброте душевной.

Коюки, похоже, это было неприятно, но она прошептала это понимающе.

У них конфисковали даже сотовые телефоны, а мысленные телепатические сообщения могли достичь только тех, кто поблизости.

Хотя не то чтобы они не могли сбежать, если бы захотели. В комнате было окно, и они могли сломать дверь или стены, магией призыва. Того кого зовут Маг Стигмы, вообще весьма не просто удержать.

Однако, прямо сейчас опасно выходить наружу. Что следовало сделать чтобы разобраться в этой ситуации, вот о чем им надо было сейчас подумать.

— Вообще мне не интересна борьба между Дивизионами Меча и Магии ради социального статуса, - издала Коюки длинный вздох.

— Но они слишком замечтались, если ожидают победить Кагую-семпай только лишь Священными сокровищами. Будь то количество магической силы, умение, или даже совместимость с её Дивой, все в ней выше нормы.

Казуки собственной шкурой испытал силу Кагуи-семпай, слова же Коюки были наполнены даже ещё большими чувствами. Потому как она знала семпая ещё дольше, чем Казуки.

— Кагуя-семпай, её совместимость с Асмодея, тем извращённым королём демоном действительно так хороша…

— Если ты заговоришь с ней об этом, то доведёшь её до слез. Ей потребовалось лишь два месяца, чтобы освоить магию призыва 10 уровня, она очень сильно улучшила рекорд Японии. Вот насколько хороша совместимость с Дивой.

— …Даже у меня есть шанс побить этот рекорд да? Вскоре я покажу тебе что я могу использовать магию призыва 6 уровня.

Мио все ещё лёжа на татами прошептала загоревшись.

Мио уже получила доступ к магии призыва до 5 уровня, с момента поступления, месяц назад. И это весьма быстрый темп. Однако, основная сложность получения доступа к магии призыва начинается как раз с 5 уровня.

— Я все ещё на третьем десу, - удивлённо заморгала Лотта.

Похоже, что при среднем темпе, ты получаешь доступ к 7-8 уровню примерно к моменту выпуска.

— Но если говорить о магических способностях, то если это количество магической силы, то Хиакари-сан должна быть выше, да?

— Если только по количеству, то да, но … магические способности определяются не только этим. К тому же Кагуя-семпай обладает более чем достаточным количеством магической силы. Да и это не ясно до конца, обратиться ли человек с большой силой магии в эльфа. …Есть такое ощущение, что магическая сила человека приобретается после, в результате быстрого роста.

— А разве количество силы человека не определяется при рождении?

Говориться, что количество магической силы в общем определяется при рождении. Поэтому 72 Столпа Соломона выбирают кандидатов в рыцари в возрасте 14 лет, и даруют Энигму.

— Кто знает, мы все равно ещё многого не знаем о магии. Есть даже история, о секретной исследовательской лаборатории, исследующей технику по искусственному увеличению магической силы человека.

Лаборатория искусственного усиления магии человека… Магическая сила, другими словами сила разума.

Усиление научными методами силы человеческого разума, и как следствие силы магии – Казуки когда-то слышал подобную пугающую городскую легенду, что где-то производятся тайные эксперименты над людьми.

— Да, кстати, я все ещё не поблагодарил тебя Хиакари-сан. Ты даже истратила всю свою магическую силу, что впала в магическую интоксикацию, чтобы спасти нас. Спасибо тебе, Хиакари-сан.

— Большое тебе спасибо, Коюки-онеесан!

Вместе с Казуки, Лотта также выразила свою благодарность Коюки.

— Не то чтобы, я специально хотела вас всех спасать. Я просто не могу согласиться с методами ведения дел семпая. Не то чтобы я не хочу расставаться с вами. Я не могу морально с этим согласиться. Только и всего, так что не стоит меня благодарить.

— Не надо глупостей, просто прими нашу благодарность, хорошо?

Мио устало поднялась с татами.

— Я тоже хочу тебя поблагодарить. И раз уж мы заговорили об этом, не слишком ли идеально твоё время помощи Казуки? Случаем, не это ли было твоей целью?

— ……………О чем ты говоришь? Это просто совпадение.

После долгого молчания Коюки возразила как-то напряжённо.

— Хиакари-сан просто спокойная, и у неё широкий кругозор, поэтому она всегда способна заметить признаки надвигающейся опасности. Её чувство опасности отличается от нашего. И она уже много раз показывалась в критические моменты, когда мы были в затруднении. И я вовсе не преувеличиваю, когда говорю, что Хиакари-сан уже мой герой. Я от всего сердца уважаю тебя.

— Все что ты сказал, слишком преувеличенно! …К тому же… вообще-то тогда уж героиня.

— Мууу, вечно только Хиакари… И это несмотря на то, что я первый партнёр Казуки…

Мио надула щеки, и рассердилась.

— Что до меня, то меня вечно спасает Казуки-ониисан десу…

Лотта крепко обняла Казуки.

— Мууу… Лотта всегда такая искренняя… Я тоже с Казуки более… ууууу.

Мио нахмурила брови и надулась ещё сильнее.

— Казуки дурак! Не буду больше тебя лизать!

— Я думаю так будет лучше.

— Холод?! Зачем ты говоришь такое!

Мио стукнула Казуки снова и снова. А Коюки внезапно прошептала, наблюдая за все этим:

— Мне что, придётся проводить время с этой троицей, чьи мысли полностью в ля-ля-ландии, в запертой комнате?

— Это у кого ещё тут мысли в ля-ля-ландии?

— Все не так. Хотя тут немного тесновато, так как комната изначально рассчитана на двоих. И по словам Кохаку, пока шумиха в Дивизионе Магии не утихнет, нам не стоит выходить наружу.

— Это…

Коюки похоже чего-то испугалась, и с напрягшимся лицом опустила взгляд.

— Хиакари-сан наверное неприятно находиться в одной комнате с мужчиной, но своим словом последователя стиля Хаяшизаки, заверяю, я не сделаю ничего странного с Хиакари-сан. Здесь есть и другие девушки, так что можешь быть спокойна.

— Чтобы Казуки наложил свои руки на что-то вроде меня, у меня нет такого беспокойства.

— Что, так Хиакари-сан не об этом беспокоилась? …Но, постой, больше не говори слово «что-то». Я много раз уже говорил, что Хиакари-сан очень очаровательная. Я всерьёз могу накинуться на тебя.

— Фух, хоть у тебя и хватает смелости для этого, но я больше переживаю, не накинется ли на тебя с неприличными намерениями одна из них, чем ты накинешься с подобным на меня.

— Н-не говори глупостей! Девушка до свадьбы ни за что не сделает подобного, разве нет?

Мио потеряла терпение, но Лотта лишь склонила голову набок с невинным видом.

— А о чем это вы говорите десу? «Что-то странное», «накинется», «неприличные намерения»… вы стали говорить какие-то странные слова, смысл которых я не понимаю.

— …Лотта может продолжать не знать подобного.

— Если Казуки-ониисан говорит так, то тогда неважно десу…

После того как Казуки поговорил с Лоттой как с маленьким ребёнком, она мурча прижалась к нему.

— Мы не можем делать ничего непристойного, ясно… Но, я хочу ещё раз поцеловать Казуки…

Мио с кошачьими ушами и отчаянием на лице бормотала какие-то глупости.

— И вообще, почему на вас звериные ушки, и одежда горничных? У Казуки нормальная пижама, а остальные в этом, я уже больше не могу не воспринимать это кроме как Казуки мастер, с какими-то опасными хобби.

— Чтоб ты знала, эта девчонка Хикита принесла эту одежду. Она сказала, что приготовит нам одежду, и тогда я сказал, что одежда горничных сойдёт.

— …А почему горничные?

— Из-за Казуки, ему, знаешь ли, очень нравятся горничные…

«Верно», с подобным выражением на лице, Мио посмотрела на Казуки.

Да нет, нет у меня таких предпочтений.

Но возникло такое чувство, что последнее время они мне начали всерьёз нравиться…

— Она принесла звериные ушки, чтобы в полной мере имитировать лизание десу.

Лотта ¬¬рассказала весёлым тоном. Небольшая косплей вечеринка за закрытыми дверями.

— Судя по словам Кохаку «подобное абсурдное поведение просто…» она была в затруднении. Но потому что она чувствовала вину за то что заперла нас здесь, она дала большинство из того что мы просили.

— Но когда Прометей захотел попробовать поиграть в галге, и попросил её, она наотрез отказалась десу. Она сказала, что она слишком стесняется это покупать.

Дива Греческой мифологии, Прометей жил в теле из плоти Лотты. Мудрец цивилизации вместе со своим носителем Лоттой имели большой интерес к Японской отаку культуре.

Игральные карты и игры, в которые играли Казуки и компания повсюду валялись по комнате.

— Точно, она принесла нам какие-то книги, они были интересными.

Когда Казуки достал книгу карманного формата, взгляд Коюки немного поменялся.

— Я почитаю.

— Когда закончишь, давай поделимся своими мыслями, хорошо?

— …Меня не интересуют твои мысли, - Коюки отвернулась бросив эти слова.

— Ну же, не говори так. Книжка просто замечательная, тот персонаж на обложке…

— Пожалуйста, не говори ничего!

Запаниковала Коюки, когда Казуки чуть не сболтнул что-то, в своём желании поговорить.

— И еще, для тебя тоже есть форма горничной.

— Ха-а? – подняла брови Коюки, от удивления словам Мио, все ещё держа в руках книгу.

— …Подождите ка, это будет слишком непристойно, если что-то вроде меня наденет форму горничной, неужели непонятно? Подобное подходит только вам…

— Ты опять сказала «что-то»!

Казуки прервал само унизительную речь Коюки, и крепко схватил её за маленькие плечи.

— Разве я не говорил уже много раз, что Хиакари-сан – красивая! Эта прозрачная белая кожа, эти блестящие серебристые волосы, твоё окружение будет презирать тебя если ты будешь такие слова! К тому же, форма горничной очень пойдёт Хиакари-сан! Конечно, облик горничной Мио и Лотты очень очарователен, однако, если такая спокойная девушка вроде Хиакари-сан станет горничной, и будет оказывать различные услуги только мастеру… это определённо вершина мужской романтики!!

Глаза Коюки распахнулись услышав что произнёс Казуки.

— Какая, какая необузданная страсть. Как и ожидалось, интерес Казуки к горничным не так прост.

Мио была ошеломлена выражением лица Казуки.

— А раз это делает спокойная девушка, с сердцем наполненным преданностью, это становится ещё более привлекательным… Казуки-ониисан, какое замечательное наблюдение десу!

Лотта дала своё одобрение, а её глаза заблестели. И правда, если это Лотта, то как я и думал, она поймёт.

— Я хочу увидеть Хиакари-сан в форме горничной! Она тебе абсолютно подойдёт!!

Лицо Коюки покраснело… и от неё полетел черепок.

Значит её уровень симпатии немного уменьшился. После этого она сбросила с себя руки Казуки.

— Пож-пожалуйста отпусти меня, не приближай своё лицо так близко!!

(— …Мой Король, знаешь, иногда ты бываешь слишком страстным.)

Голос Леме раздался у него в голове.

(— Когда ты с кем-то говоришь, ты всегда смотришь прямо в глаза, но для осторожной и трусливой женщины, лучше быть более сдержанным в своём поведении, чтобы они могли быть более расслаблены.)

…Э? Хиакари-сан труслива?

А мне так показалась, она из тех кто говорит все на прямую…

(— Теми кто все говорит прямо, бывают не только толстокожие типы. Иногда те, кто напуган, возводят барьеры своей прямотой, чтобы не подпускать других близко.)

…Леме, будучи Дивой вела лекцию касающуюся девичьих проблем.

(— Но не забывай… уровень симпатии этой девушки уже перевалил за 50.)

Или короче, не стоит слишком на неё напирать в лоб, а стараться действовать исподволь?

Казуки получив совет от Леме убрал свои руки от Коюки и отступил на шаг.

Коюки подняла, опущенное до этого лицо, и словно маленький зверёк наблюдала за Казуки.

— …А другой сменной одежды нет?

— Ничего десу! Только форма горничной десу!

Тут же ответила Лотта, и со все ещё сверкающими глазами подмигнула Казуки.

Он тут же понял этот сигнал и кивнул головой.

— Так как Мио попросила форму горничных, то кроме неё ничего больше нет.

— Но будет не хорошо, если ты поскорее не переоденешь свою пижаму десу!

Сердца Казуки и Лотты были объединены страстным желанием переодеть Коюки в горничную с звериными ушками, и эта пара приближалась к ней.

— …Ну, раз так …ничего не поделаешь, да? Но вид горничной-монстра будет не очень приятен.

Коюки неожиданно легко приняла одежду.

Возможно, у неё тоже было небольшое желание «попробовать надеть форму»?

— Нет, это ни в коем случае не будет неприятным! Это буди просто Моэ десу!

Девушка, прибывшая из Европы и любящая аниме, Лотта, возбуждённо задышала.

— Кстати, с переодеванием разобрались, но Хиакари-сан, ты не проголодалась?

— …Сейчас, когда ты мне напомнил, мой организм почти на пределе.

Она была прикована к кровати два дня, поэтому естественно она будет на пределе.

— В холодильнике есть кое-что из того что купила Кохаку, поэтому… эй, подожди немного!

В момент, когда Казуки сказал «кое-что», Коюки направилась к холодильнику, но нога поскользнулась, и она стала падать назад. Казуки подхватил и обнял её со спины.

— Ты была без сознания очень долго, так что не напрягайся. Я приготовлю тебе чего-нибудь, хорошо?

— …Я в порядке, с личными нуждами я справлюсь сама. Пожалуйста, не обнимай меня, или ты извращенец?

— Хиакари-сан стала такой из-за меня, так что это меня тоже касается. Давай, Хиакари-сан, жди здесь и представь что ты принцесса.

— Кьяяя?!

Казуки подхватил её на руки и понёс как принцессу.

А потом он кружился и кружился на месте. Это обычно делало Канаэ счастливой.

— Ка-какой смысл так кружиться…

После того как Казуки немного поработал каруселью, он положил Коюки на футон.

— Тогда, я пойду и сделаю что-нибудь, что хорошо помогает от усталости.

— Ах, я тоже помогу! В смысле, так не честно, что только её носили как принцессу!!

Мио последовала за Казуки, который направился на кухню, в своей форме горничной, с развевающимися кружевами.

— Тогда я буду заботиться о пациенте десу!

Лотта подалась вперёд, и повалила Коюки, которая пыталась встать.

○●○

Похоже, что люди в Дивизионе Магии всё ещё не обнаружили местоположение Казуки и остальных.

По началу, Казуки, был спрятан в пустой комнате в студенческом общежитии, но это место было на первом месте по подозрениям, поэтому Кохаку тут же перевела их в комнату своего товарища. Этот её приятель в свою очередь был запихнут в комнату к другим.

Канаэ и прочие из Студенческого Совета Дивизиона Меча искали Казуки, но они не доходили до использования внезапных проверок всех комнат студенческого общежития. Так как проверка комнат непричастных учеников было последним методом, и похоже они сначала пользовались тихими методами.

Кохаку намеренно позволяла им свободно этим заниматься. Это было лучше, чем когда Канаэ с комплексом брата потеряет терпение и напрямую бросит вызов Кохаку… так она сказала.

Так что Казуки мог только терпеливо ожидать перемены обстановки сидя в комнате.

После обеда, женская половина уступила право первого посещения ванной Казуки.

Каждая комната в общежитии Дивизиона Меча была оборудована собственной ванной.

В Дивизионе Меча студенты много двигались, постоянно чем-нибудь занимаясь, поэтому повсюду присутствовали ванные. Похоже, здесь даже был превосходный банный дом, с искусственным горячим источником, но как и ожидалось, Казуки с компанией, не могли сходить туда, поэтому они по очереди ходили в ванную.

Перед тем как сесть в ванну Казуки стал мыться.

Шампунь и мыло для тела были традиционными банными принадлежностями с упором на очищающие свойства, так как студенты Дивизиона Меча не все были искусны в магии.

Так как продвинутые пользователи магии могли удалять грязь со своего тела, то мыло и шампунь, которые они использовали, делали акцент на аромате, и использовали различные смеси ароматических веществ.

Это ароматическое мыло использовалось даже в Хижине Ведьмы. Это конечно было мало интересно для Казуки, который до этого вёл жизнь мечника, но так очищение тела магией, было хорошей тренировкой, то он получил соответствующее мыло от Кагуи-семпай.

Он подумал, что это стало привычкой которую наконец его тело запомнило, и хоть ароматического мыла здесь не было, но Казуки очистил тело с помощью магии. Почувствовав грязь и кожный жир, он отделил их психокинезом и смыл водой под душем.

Похоже это было ещё и возможностью женщинам магам проявить свои способности в вопросе удаления неприятного запаха тела, и оставления лишь субстанции феромонов. Это в самом деле продвинутая магия, суметь разделить запах и феромоны.

И хоть он не усердствовал на столько, но Казуки все равно упорно очищал своё тело излучая синий магический свет.

И тут он внезапно вспомнил аромат Кагуи-семпай. Когда он обнимал её, одетую в своё Магическое платье, от её обнажённой кожи исходил сильный сладкий аромат. Несмотря на то что они пользовались одинаковым мылом, его запах был совсем иным. Аромат Кагуи-семпай обладал «богатством» не присущим другим.

Семпай, чей девичий аромат был сильнее чем у многих, и она мастерски использовала свои магические способности чтобы очищать своё тело не нарушая баланс феромонов, и использовала ароматическое мыло, чтобы ещё сильнее это подчеркнуть. Это словно десерт приготовленный из лучших ингредиентов мастером кондитером.

Невинные обнимания с семпаем* всегда заставляли сердце Казуки биться как бешеное.

…Прямо сейчас он и Кагуя-семпай были врагами.

— …Как и думал, так одиноко, хм. К тому же семпай тогда ещё и плакала…

…Так не пойдёт, не стоит раскисать. Помыв себя, Казуки тут же улёгся в ванну. Все что ему сейчас было нужно, так это горячая решимость вернуть назад эти привычные дни!

— Казуки-ониисан, я хочу принять ванну вместе с тобой десу!

Внезапно он услышал бодрый звонкий голос, а потом дверь матового стекла с шумом отворилась.

И той кто появился была Лотта, в своём Магическом платье, которое было в без присоединённого вооружения, оно было похоже на белое бикини и гладкое словно жемчужина.

— Я пришла, улучив момент, когда мио-онеесан пошла в туалет. Хотя Коюки-онеесан смотрела на меня удивлённо. Подожди пожалуйста немного, я по-быстрому закончу с мытьём десу.

Волосы и тело Лотты окутались синим светом, и процесс очищения тела закончился в мгновение ока. Она была несравнимо быстрее в сравнении с Казуки, но это пожалуй был вопрос привычки чем разница в их магических способностях.

У неё на родине это было обычным делом, использовать магию как можно чаще.

— Нет, постой ка! Я вообще-то голый!

Проигнорировав растерянного Казуки, Лотта запрыгнула в ванну. Казуки тут же вжался в угол ванны. А Лотта уселась между его ног лицом к нему.

— Казуки-ониисан, я чувствую исходящее от тебя смущение. Но я ничего не вижу кроме твоей груди и плеч, так что все в порядке десу!

В-вон оно как… спасибо за твою заботу. …Но разве проблема в этом?

— Я смотрю на твою грудь и плечи. И почему-то моё сердце так сильно бьётся. Казуки-ониисан, у тебя хорошее тело десу ♪

— Лотта такая чистая и невинная, но мне кажется что порой ты ведёшь себя как отпетая извращенка.

Пока он говорил, Казуки смотрел на плечи и ключицу Лотты.

Её ключица… выглядела странно сексуальной.

— Хоть ты так и говоришь, но Казуки-ониисан тоже тот ещё маньяк десу!

— Ты все это с помощью телепатии узнала?

— Нет, интерес Онии-сана не был замечен магией. Но я чувствую твой взгляд. Я очень рада, что Онии-сан не может оторвать взгляд от моего тела. Интересно, может мне стоит рассеять все сое Магическое платье десу?

— Прекрати, у меня уже голова кружится.

Но жар который он ощущал своим лицом, был не только от горячей воды.

…Эта ситуация случилась не только потому что ему было одиноко, но из-за их встречи.

Он накликал подобное на себя, потому что вызвался защищать Лотту, но он совершенно не сожалел о своём выборе.

— Дай ка подумать, тебе текущее положение не кажется затруднительным?

— Мне… я чувствую небольшое безразличие. Или вернее стоит сказать, что мне сильно повезло, что я всё ещё могу жить.

Выражение лица Лотты внезапно изменилось на абсолютно счастливое с этими словами.

— Конечно я не говорю, что все будет хорошо, даже если я погибну десу. Но сейчас, не важно что случиться, я буду верить, что Казуки-ониисан будет моим союзником. И я тоже решила сопротивляться своей судьбе изо всех сил. Поэтому я не буду сожалеть что бы ни произошло. И если так случиться, что все будет напрасно, то наверное тут уж ничего не поделаешь десу. Поэтому я и спокойна.

Ее чувства были далеки от пораженческих. Это была отвага человека, решившего продолжать бороться.

— Казуки-ониисан, я люблю тебя десу.

Она наклонилась, и приблизила своё лицо к его, и поцеловала его, легонько, лишь слегка коснувшись губами. Поцелуй обещания – обещания защищать друг друга.

Когда Казуки целовал девушку связанную с ним Узами, он мог использовать силу Дивы, с которой у неё был заключён контракт в полную силу. Но он уже использовал эту одноразовую способность с Лоттой. Поэтому сейчас поцелуй был лишь для того, чтобы укрепить их взаимные чувства друг к другу.

— …Я обязательно защищу Лотту от чего угодно. Неважно что произойдёт.

— Данке шон!

И взметнув воду, Лотта радостно обняла его. И от неё полетело сердечко, которое было поглощено «Кольцом Соломона» Казуки.

Однако он уже достиг предела, после того как его обняли. Кровь кинулась к нему в голову.

Он хотел убежать как можно быстрее, однако… он не мог выйти из ванны в таком состоянии.

И тут он услышал паникующий голос из комнаты для переодевания.

— Лотта, сколько раз я говорила, что запрещено принимать ванну вместе! …Д-даже я вообще то хочу принять ванну вместе с Казу-нии!!

Дверь в ванную снова открылась, и Лотта от удивления отпрыгнула от него.

Владелицей голоса была обёрнутая полотенцем Мио.

— Я знаю правила. В Японии считается не приличным входить в ванную обёрнутой полотенцем десу!

Лотта тут же указала на Мио пальцем.

Казуки же задумчиво наклонил голову, думая, действительно ли это было проблемой, но Мио со своим серьёзным характером, тихонько застонала.

— Тогда я тоже одену своё Магическое платье!

— На Магическом платье Мио-онеесан много перьев, так что оно не пойдёт десу!

— Однозначно, магическое платье Мио слишком объёмное, чтобы всем вместе разместиться в ванне.

Казуки сказал первое что пришло в голову. Форма Магического платья было результатом создания его образа в сознании контрактора и заботы Дивы. К Магическому же платью Мио были прикреплены большие крылья.

— Как, как такое возможно, значит во всем виноват Фенекс?! Вот глупый жареный цыплёнок…!!

Никогда ему ещё не приходило в голову, что Диву можно судить по тому какое он использует магическое платье.

— Ну, ну… Т-тогда я тоже разденусь! – заявила Мио, с лицом таким красным, что от него валил пар.

Эта девушка уже впала в отчаяние.

— Ты дура?! Ты понимаешь, что ты точно пожалеешь об этом после?!

Но полотенце плавно падало. Мио тут же закрыла грудь и нижнюю часть тела, высокая и стройная, но при этом не худая, и с нужными округлостями. Идеальный силуэт девушки открылся взору за клубами пара.

Он считал что ему нельзя так пялиться, но при этом он не мог отвести взгляд.

— …Пожалуйста прекрати.

— КЬЯЯЯЯЯ

Тело Мио было охвачено полотенцем сзади. Полотенце крепко охватило её, и затем Мио было затянута в комнату для переодевания. После этого показалось лицо Коюки.

— …Казуки, держи.

Коюки повернулась к нему, и что-то бросила – полотенце.

В данной ситуации, для Казуки, это был самый желанный предмет.

— Хиакари-сан! Спасибо, как я и думал, ты действительно мой герой!!

Он быстро обернулся полотенцем, и выскочил из ванной.

— Дзиии…… Смотреть на Онии-сана в полотенце, от этого моё сердце тоже сильно бьётся десу♪

— Кажется, я говорила уже, героиня. И я вовсе не рада тому, что ты благодаришь меня за это.

○●○

— Я закончила с ванной.

Вместе со сдержанным голосом, Коюки вернулась в комнату, переодевшись в форму горничной.

— Этот аксессуар с ушками обязательно надо одевать?

Коюки держала в руках дополнительные ушки, пребывая явно в затруднении.

— Это надо надеть десу!!

Ответила Лотта со скоростью света. Коюки удивилась её возбуждению, но потом одела звериные ушки. Она оказалась очень слабая на давление, и у неё на голове стали красоваться кроличьи ушки.

— …Ну разве не мило? – Казуки сказал со вздохом.

— О чём ты говоришь, ты что совсем глупый?

Коюки смотрела на него и на ее лице, выражение было далеко от стыда.

— Нет, я же говорил, что ты реально милая.

— О-опять это твоя хитрая лесть…

— Это не просто лесть! Так, сейчас я стану критиком «горничных»!

Он не мог позволить ей постоянно так себя принижать.

Придать трусливой девушке уверенности, наверное самое важно дело для мужчины.

— Эта милота как-то… внутренняя красота Хиакари-сан очень подходит этим кружевам! К тому же, свежий вид Хиакари-сан действительно подходит для горничной. Более того, как ни посмотри, есть в форме горничной некая фальшь, которая превращает все в косплей, но загадочная аура Хиакари-сан, прячет это. Цвет тоже хорош… эффективность монотонности формы ещё сильнее подчёркивает белую кожу и серебристые волосы Хиакари-сан!

Прямолинейное восхищение Казуки вогнало Коюки в краску.

— К тому же, не только внешность красива. Обычно отчуждённая Хиакари-сан превратилась в милую горничную с кроличьими ушками, почему же, я прямо чувствую бесконечную пропасть между ними! Но даже пусть внешность обманчива, я не преувеличиваю, я не чувствую ни капли обманчивости в Хиакари-сан! Все, все в Хиакари-сан в гармонии с формой горничной… Хиакари-сан всегда говорит что она годится только для битв, но вполне возможно, что она была рождена для ношения формы горничной… вот насколько ты красива. Твоя кожа такая белая, что с лёгкостью заметен малейший румянец, хм. Этот образ смущения тоже такой милый.

— По-пожалуйста прекрати уже! Остановись!

Чтобы Казуки, которого если не остановить, не стал говорить бесконечно, Коюки повысила голос, в глазах у неё были слёзы.

— Казуки-ониисан… ты наконец-то сделал большой шаг вперёд! Это и есть «Моэ» десу! – заявила Лотта.

Понятно, так это и есть ощущение моэ…

— Эй, Мой Король. Тебя понесло в каком-то странном направлении. Не стоит этого делать.

Похоже Леме пытается вернуть его, Мио же сердящаяся из-за случая в ванной тоже недовольно сказала:

— Постой Казуки, не слишком ли ты часто говоришь «мило» тому, кому это безразлично?! Хоть, конечно, я не могу отрицать того, что эта девочка настолько мила что мне хочется ее обнять.

Чтобы Мио хотела ее обнять, Казуки почему то не мог этого осознать.

— Но Мио, как горничная-цундере тоже мила. Но в своём предыдущем наряде ты выглядела абсурдно мило, так что сейчас, тебе как-будто чего-то не хватает.

Форма горничной которую Мио носила в Хижине Ведьмы была ручной работы и идеально сидела на Мио, он даже чувствовал в том дизайне чувство стиля Мио.

Эта же фабричная форма купленная Кохаку немного не шла ей.

— Ммм… Милота прошлой меня просто отвратительна… - Мио расстроилась по какому-то странному поводу.

Но вот Коюки форма странным образом очень подходила.

— Что на счёт меня десу? – Лотта тоже спросила потянув Казуки за рукав.

— На счёт Лотты, чем горничная, образ принцессы подошёл бы тебе гораздо больше. В сравнении моим желанием получить обслуживание от Лотты, я бы предпочёл сделать тебя более счастливой.

Когда он погладил её по голове, Лотта сказала: «В таком случае…», и довольно прижалась к Казуки.

— В любом случае, образ Хиакари-сан как горничной, очень мил! Тебе стоит быть более уверенной в себе!

Коюки немного мялась на месте сжимая край юбки.

— …Н-но все эти кружева, это сдавливающее ощущение в области бёдер, и давление от чулок, мне кажется в этом будет трудно спать.

— Для этого у нас здесь есть пижама.

Когда Мио показала Коюки смену одежды на троих, та была просто ошарашена, и сердито посмотрела на Казуки.

— Когда ранее ты сказала, что другой одежды нет…!

— Потому что я хотел увидеть Хиакари-сан в образе горничной!

— ДУРАК! Дурак… что это значит…!! Заставил меня так вырядиться, и веселился наблюдая за мной! Говорил – милая, милая… дурак!

Казуки был ошеломлён, но из груди Коюки вылетело большое сердечко. Она схватила у Мио пижаму и бросилась к комнате для переодевания.

Но она была не так уж и сердита, так как её уровень симпатии не уменьшился.

…Получается, она убежала лишь потому что хотела спрятать своё смущение.

К тому же она не полностью это не приняла. Эта откровенность тоже была милой.

— Наверно потому что в комнате тесно, мы можем увидеть различные выражения Хиакари-сан, как забавно.

Хоть он так же и понимал, что ситуация не такова, чтобы они могли быть слишком беспечны.

Делать сегодня им больше было нечего, да к тому же подошло время отправляться спать.

— Давайте тогда сегодня расположим футоны рядом, и пойдём спать, – предложил Казуки перемещая футон.

В комнате было лишь два комплекта футонов, и чтобы Хиакари-сан, будучи в магической интоксикации, смогла как следует отдохнуть, один футон был выделен только для неё, в то время как троица так же располагалась на одном.

Мио и Лотта плотно к нему прижимались, словно боялись что их выгонят оттуда, так что они не смогли как следует выспаться. А Мио же воспользовавшись суматохой поцеловала его в щеку.

Раз Коюки уже проснулась, то как и ожидалось, он хотел разместить их рядом, и поспать в большей свободе.

— Расположение действительно важно, да? Тогда Сегодня Казуки будет спать между мной и Лоттой!

— ……Пожалуйста не торопись.

Заявление Мио было полно надежды, но неожиданно, Коюки ее остановила.

— Что, есть чем возразить?

— Если ты спокойно подумаешь, то поймешь, что такое расположение невозможно. Количество женщин граничащих с мужчиной должно быть минимально. Казуки должен спать с самого края.

— Э-это вовсе и не проблема, ясно? Даже прошлой ночью Казуки спал между нами!

— Пусть прошлой ночью было и нормально, сегодня так не пойдёт. К тому же то что накопилось за это время, сегодня может прорваться.

— Что такое накопилось, как оно прорвётся десу?

Лотта склонила голову, но тут не было человека готового ответить на этот сверх специфический вопрос.

— Казу-нии ни за что этого не сделает! Казу-нии не такой!

— Даже если Казуки этого не сделает, но подобные мысли здесь исходят от вас двоих.

— Мы не! У меня вовсе нет желания делать подобное!

— А кто был тем кто ранее обнажился?

«…ауу» - Мио вспомнило своё поведение и покраснев до ушей не смогла ничем возразить.

— …Казуки, будешь спать с этого края, я буду рядом как защитная стена. Так наиболее безопасно.

— М-минуточку! Эй, Казу-нии?!

Мио, проиграв в споре Коюки, обратилась за помощью к Казуки.

— А разве так не лучше, в смысле расположения?

Естественно, это было умственно не просто быть зажатым двумя девушками, и слова Коюки о том, что рядом с ним будет спать она, было поистине удачным событием.

Коюки внимательно посмотрела на него.

— Н-ни за что

— Тогда Мио-онеесан будет спать со мной десу!

Лотта по очереди посмотрела на Казуки и Коюки, а потом силой потащила за руку Мио.

— Лотта?! Кьяя!

Лотта вместе к кричащей Мио упали на футон.

— Ну, может мы тоже пойдём спать?

— …Пожалуйста не подумай чего, моя цель быть стеной.

Казуки подумал о чувствах Коюки, и залез в футон с краю.

— …Тебе не тесно? Не надо скромничать.

Послушав ее слов Казуки подвинулся поближе.

— Н-не смотри на меня так серьёзно!

— Прости, такое расстояние для меня в новинку.

Чувствуя себя слегка беспокойно он выключил свет с помощью пульта.

— Мио-онеесан… кучи, кучи*!

— Кьяя?! По-постой, ты что делаешь?! Ааах… контратака!

Как только в комнате стало темно, Мио и Лотта стали возиться словно они были на школьной экскурсии.

Выглядело действительно весело, но мужчине требуется определённая смелость, чтобы участвовать в девичьих играх.

Когда Казуки думал об этом, Коюки тоже посмотрела в сторону резвящейся парочки.

— …Хиакари-сан я тоже хочу «кучи-кучи».

— Пожалуйста перестань. Не надо делать глупостей, так что давай побыстрее спать.

Это был резонный аргумент, но ему почему то не хотелось его слушать.

— Кучи-кучи!

Немного затруднившись с местом где ему стоит щекотать, чтобы не было принято за домогательство, он пощекотал её ухо, которое было как раз напротив его глаз. Его палец легонько двигался по кругу, от основания к кончику.

«Хьяя?!» - Коюки проявила неожиданную реакцию.

— Пре-прекрати… ияяяяя…

…Тон её голоса стал каким-то странным. Наверное уши у эльфов чувствительное место.

— Уши, не надо…! Стой, прекрати… мммм!!

Тело Коюки крупно задрожало, так что Казуки в панике остановил свои руки.

— П-прости, как и думал, мужчине нельзя делать «кучи-кучи»…

— …Извращенец! Дурак!

Коюки ругала его в темноте, и он не мог возразить.

— Блин. ……Кучи-кучи.

Коюки прошептала тихим голосом и пощекотала Казуки за бок. Она была весьма сдержана, так что скорее она даже не пощекотала а погладила. Казуки просто замер от неожиданности.

— …Я просто хотела попробовать, давай спать.

Коюки убрала руку, словно говоря, что «я ничего не делала».

— Мио и Лотта, хватит шуметь, и быстрее спать.

Когда Казуки сказал это, футон на той стороне тут же затих.

Футон был наполнен теплом двоих, и скоро он заснул.

…Казуки с компанией спали, и были совсем не в курсе, что ситуация стала двигаться на высоком уровне.

○●○

Этот человек был в безвкусной комнате в подземелье.

Рукотворный подземный лабиринт построенный из обычного бетона.

Здесь было определённое количество Демонических зверей, которым не давали вырваться на поверхность, «Контролируемая Проклятая земля».

Его «лаборатория» была именно в этом лабиринте.

Хоть он и был отгорожен от внешнего мира, но использую Эфирные батареи, можно было обеспечивать электричество, и комната была освещена тусклым светом. Мужчина сидел за столом освещённым этим светом и следил за мониторами, показывающими результаты различных исследований.

Это были компиляции всего что он делал долгое время в этом подземелье…

Скопленные плоды непростительных грехов.

…Он не признает подобное существо вроде Короля 72 столпов Соломона. Смотря на результаты своих исследований, этот человек – директор Отонаси из Академии Рыцарей, Отонаси Цукикуро вновь задумался.

Тот кто правит Орденом Рыцарей, должен быть Король созданный руками человека.

С того момента была рождена превосходная армия Ордена. Первая организация страны, Орден Рыцарей не был организацией котрую можно болтать вправо-влево по прихоти 72 Столпов.

Для этой цели, он запачкал свои руки в этом подземелье противоестественными исследованиями.

…Получение силы 72 Столпов Соломона силой, операция по трансплантации Стигмы.

…Для создания сильнейшего Мага Стигмы, операция по усилению магии.

Он проводил различные человеческие эксперименты. Он видел как разрушались разум и плоть многих объектов. Но однажды он перестал чувствовать вину.

Благодаря этим исследованиям, моя любимая дочь будет возвышена как Король созданный руками человека. Ради этой цели, насколько дурной славой я покроюсь в будущем. Мысли отца, молящегося о величии дочери, великая вещь.

Мне все равно что будет со мной.

К результатам его исследований отображаемых на мониторах было нечего добавлять. Он просто ждал наступления момента смотря на мониторы.

Голос который вёл его к этим исследованиям тихо шептал. Этот шёпот не был слышен уху, он отдавался прямо в его черепе, голос о котором никто не знал.

Можно было бы сказать, что Отонаси Цукикуро обладал самоуверенностью в своём рассудке, но он слышал шепчущий голос даже сейчас. В его черепе танцевал аватар зловещего существа.

Сфинкс отрастивший человеческую голову, мужчина с абсолютно чёрной кожей в красной накидке, уродливая женщина расплывшаяся как кусок жира, существо с бесчисленными щупальцами растущими из-под конической головы… у всех у них была одна общая черта «отсутствие лица».

«Безликий Бог» - Безликий бог шептал. Знания которые искал Отонаси Цукикуро.

Безликий бог ответил на молитвы Цукикуро. Однако его методы не сочетались с человеческой моралью. Но запачкав свои руки Цукикуро изменился, и ему было все равно что с ним произойдёт. Ради своей благородной цели , вся его вина исчезла как дым.

В его голове мелькал жёлтый свет, аватар неистово танцевал по кругу.

Его драгоценная дочь – чтобы Отонаси Кагуя правила как Король. Влияние и престиж, накопленные за всю его жизнь, все, чем он владеет, будет передано его ребёнку. Все необходимые приготовления в Ордене Рыцарей и правительстве были завершены. Когда была затронута жадность этой черни, а их страхи раздуты, ими было легко манипулировать. Все интересы и даже сила 72 Столпов Соломона будут переданы созданному людьми Королю.

…Нет, наверное стоит сказать, паразиту, созданного человеком Короля.

Даже более чем молодой человек которого выбрала Лемегетон, его бесценная дочь гораздо лучше подходила на роль Короля. Нет никакого фактора который бы привёл к её поражению. Как отец он должен подтолкнуть эту великолепную спину. Он не был безумен…

Отонаси Цукикуро смотрел на мониторы пустыми глазами, и просто ждал течение времени.

Над землёй, было уже подходящее время чтобы мечники скрестили свои мечи. Эти звуки он слышал своими ушами.

Ночь для поднятия занавеса наступила. Вскоре все звезды выстроятся.

Примечания

  1. Ан-пан — японская сладкая выпечка, обычно наполненная пастой из бобов адзуки. Кроме адзуки начинкой может быть паста из белых бобов, из кунжута и каштана
  2. Первое - имя меча, второе – название техники
  3. В таком то виде и состоянии?! Хотя...
  4. Судя по всему то что говорят когда щекотят

Комментарии