Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2: От обнаружения к обыску

Найти лагерь бандитов оказалось на удивление легко.

Они даже не пытались скрыться.

Вообще две сотни бывших наёмников, ставших разбойниками, — серьёзная угроза, по силе они не уступали неумелой армии, к тому же никто пока не подготовил карательный отряд, потому Рорен предположил, что они считали, будто им ничего не угрожает.

— Как и предполагалось, но видеть такое зрелище не очень-то и хотелось.

Они находились не так далеко от уничтоженного города.

Вокруг была равнина, а разбойники разожгли костры и устроили лагерь, хотя с точки зрения Рорена выглядели они достаточно внушительно, чтобы не лезть к ним.

— Хотелось бы что-то сделать, вот только не ясно, что.

Спрятаться было негде, так что парочка расположилась в небольшом углублении на достаточном расстоянии, именно там бормотала свои слова Ляпис.

Против них в лобовой атаке делать было нечего, потому надо было действовать осторожно и напасть внезапно, к тому же на месте с препятствиями было бы куда безопаснее, чем на открытой равнине.

Они размышляли, и не знали, как поступить, и всё же Ляпис считала, что лучше действовать обдуманно:

— Вместо того, чтобы глупо переть вперёд, лучше действовать обдуманно.

— Понятное дело. Не думаю, что по-другому мы справимся.

Если они подойдут, из заметят часовые из лагеря.

Нужен был план, но вокруг была равнина, и в их головы ничего не лезло.

Конечно Рорен был сильным наёмником, только он не был так уж уверен, что сможет убить пару сотен противников.

— Сейчас использовать в атаке огонь или воду не выйдет. У нас не получится сделать ловушку, в которую влезет столько народа.

— Господин Рорен, можешь сказать подробнее?

— Тут если мы нападём, то и на нас нападут. В данном случае всё бесполезно.

У них не было ничего, что можно было поджечь, и нельзя было оттянуть их к реке или болоту.

На равнине нет преимущества ни у нападающих, ни у защищающихся. Они были в равных условиях на этой местности с этой точки зрения.

Даже если не смотреть на разницу в мощи, им нечем было заполнить пробел между ними.

— Вот как. Хотя я бы могла использовать разрушительную магию и перебить их всех.

— Ты можешь использовать такую масштабную магию?

— Кто я, по-твоему? Пусть я и потеряла конечности и глаза, я всё ещё сильный демон. К тому же я вернула левую руку.

Ляпис двигала своей левой рукой, а Рорен всё ещё не мог до конца поверить в её слова.

Конечно сильный маг мог перевернуть ситуацию на поле боя, но уничтожение двух сотен солдат одним ударом больше смахивало на сказку.

— Конечно без последствий не обойдётся, потому я бы хотела избежать этого. Так что хочу спросить у тебя, господин Рорен.

Чтобы враг не заметил их, Ляпис подползла поближе к мужчине в небольшой впадине и посмотрела прямо в глаза.

Даже во тьме ночи под светом от лагеря бандитов Рорену была ясно, что она смотрит прямо на него, мужчина понимал, что он прекрасно видит её, потому что в нём находится Сена.

— Хочу, чтобы ты выложил все свои козыри.

К астральному телу Рорена прицепился дух Сены, в одном из предыдущих запросов эта девочка была «Королём безжизненных», и именно об этом мужчина не рассказал Ляпис.

Сена уже немало помогла ему, потому он подозревал, что их могли раскрыть, но девушка упрямо притворялась, что ничего не замечала, и ждала, пока он сам всё объяснит.

И при том, что она спросила об этом сейчас, скорее всего она предполагала, что придётся положиться на эту силу.

— Я понимаю твою тревогу. И понимаю, что в это деле нельзя быть слишком осторожным. И всё же мне немного грустно...

— Нет, ну, это... Просто...

Она и правда выглядела грустной, и Рорену стало стыдно, что он всё это от неё скрывал.

— Учитывая ситуацию, я бы хотела, чтобы ты всё мне рассказал, или ты не можешь?

«Братик, может пора обо всём честно рассказать? Мне не хочется всё скрывать от сестрёнки».

Похоже Сена испытывала те же чувства, что и Рорен.

Девочка тоже этого хотела, потому мужчина посчитал, что это подходящее время, и решил обо всём рассказать Ляпис:

— Это Сена, которую мы тогда не смогли спасти.

— Понятно. Не против, если я всё сама расскажу? — Ляпис прервала его, и Рорен удивлённо покачал головой, и стал признавать, что девушка была права. — Как я понимаю, твоё астральное тело заимствует обратившаяся в «Короля безжизненных» Сена. Обычно она прячется за твоим астральным телом, но при необходимости, ты ведь можешь использовать часть силы «Короля безжизненных»?

— Ты поняла?

Рорен подумал, что она всё поняла, а девушка, притихшим голосом и с серьёзным лицом, обратилась к нему:

— Просто предположила, хотя подтвердить не могла.

— Ты не видишь Сену? — спросил он, и девушка покачала головой:

— Не вижу. Просто ощущаю что-то напоминающее мне о «Короле безжизненных». Вот я и подумала, что возможно это активируются способности.

— И всё же это невероятно.

— Но это всё. Ладно. Давай составим стратегию, — с этими словами девушка улыбнулась и положила руку Рорену на плечо.

Он не понимал смысла этого действия, а Ляпис ему ответила:

— Господин Рорен, убей их, пожалуйста.

— Эй, эй... Смерти моей хочешь?

Ляпис так легко сказала об этом, выходило, что она просила в одиночку перебить две сотни противников, но даже с внезапной атакой была разница в силе, поступок был безумным, и выпутаться живым точно не получится.

Потому Рорену идея «пойди и сделай», предложенная Ляпис, совсем не понравилась.

— Я тебе помогу.

— И всё же... Я ж помру.

— Главное убить несколько человек в самом начале.

Мужчина понял, что девушка точно не хотела его смерти, хотя Рорен совсем не мог разглядеть свои шансы на победу.

Однако Ляпис была абсолютно уверена в их победе:

— Я придумала план не только для себя и тебя. С нами ведь ещё и Сена. Уверена, так у нас наверняка всё получится.

— Ты серьёзно?..

Вдвоём они не могли, но всего один товарищ мог повысить шансы на победу.

Рассуждая здраво, Рорен не мог этого подтвердить, и хоть он сам не верил, другого плана не было, оставалось лишь либо согласиться с планом Ляпис, либо уходить отсюда.

— Та ещё задумка. Вот верить мне тебе?

— Положись на меня, господин Рорен. Я не брошу тебя здесь и бандитам ничего такого больше не позволю.

Ляпис уверенно ударила себя кулаком в грудь, и мужчина понял, что она точно не врёт.

Рорен осознал, что остаётся лишь поверить ей, взял огромный меч со спины, держась за рукоять обеими руками.

— Господин Рорен, я не могу поговорить с Сеной. Она может слышать меня через тебя?

— Ага, видим и испытываем мы вроде как одни ощущения.

— Тогда послушай меня, Сена. Я хочу, чтобы ты сделала нам союзников. Ну как, справишься? Сообщи, если не сможешь.

«Это... Да, я поняла. Скажи сестрёнке, что всё будет в порядке».

— Похоже всё в порядке, — Рорен ответил вместо Сены, и Ляпис кивнула, а потом посмотрела на лагерь грабителей.

Там пока ничего не изменилось.

Пока их не заметили, они видели, как часовые обходили территорию.

— Давайте начинать. Устроим ад разбойникам, которые уничтожили город и лишили нас ужина и мягких кроватей.

Девушка говорила это очень серьёзно, но приготовившийся к бою Рорен решил не заморачиваться.

Она лишь непривычно смотрела на всё это, потому мужчина улыбнулся и спросил:

— ... А не слабоватая у тебя мотивация?

— Что ты говоришь, господин Рорен? Разве ты не понимаешь, как я зла из-за того, что меня лишили еды? И как мне обидно, что оставили без кровати? Уже этого достаточно, чтобы отправить их танцевать с чертями в ад.

— А как же месть за жителей города? — Рорен задал вопрос, и Ляпис точно что-то вспомнила и теперь на лице девушки была зловещая улыбка:

— Учитывая это, я не дам им время даже покаяться.

— Что-то мне даже стало их немного жалко.

— А вот это уже нехорошо, господин Рорен. Ты должен безжалостно, хладнокровно и жестоко отправить их на тот свет.

— А без «жестоко» нельзя?

Рорен сразу же стал задумываться, насколько была ужасающей демоническая «жестокость».

А Ляпис ответила ему, не переменившись в лице:

— Так ведь тут нельзя без жестокости.

— Так что я должен делать?

— Всё как и всегда. Сражайся и убивать врагов. Больше ничего.

Рорен понимал, что это он и правда мог.

А Ляпис начала на него накладывать то ли магию поддержки, то ли божественное заклинание.

— Выиграй время. А мы тебе поможем.

— Ладно. Буду готовиться к худшему.

Крупный мужчина с огромным мечом.

С таким оружием он двигался так, как никто, Рорен выпрыгнул из землянки и направился в ночную тьму.

Взгляды часовых сосредоточились на нём, они заметили, что приближается посторонний и стали готовить луки.

Если он будет наступать, его не зальёт дождём из стрел?

Мужчину начало это тревожить, но перед самым выстрелом, за спиной Рорена всё засияло, окрасив ночь в белый цвет.

Свечение было позади, так что никак не повлияло на мужчину, но из-за внезапно появившегося яркого света лучники лишились зрения, а кто-то даже выронил лук.

«Братик! Вперёд, вперёд!»

— Сам знаю!

Всё случилось быстро, хотя Рорену казалось, что это заняло очень много времени.

Используя это время, мужчина преодолел расстояние до лагеря и принялся убивать.

Приняв решение, он не колебался.

Когда Рорен был наёмником, он никогда не бросался на врагов, которых было больше сотни.

И он не верил в слова Ляпис о том, что всё в порядке, и они как-нибудь справятся.

Если противник не в полной боевой готовности, они вполне могли лечь спать после сегодняшнего грабежа, потому Рорен думал, что сможет убить первых нескольких врагов.

Но после этого начнётся настоящий хаос, его окружат и совершенно точно убьют.

Он не полагался на конечный результат, хотя в работе наёмника многие действовали так, и в итоге это продлевало им жизнь.

— К-кто ты... Гха?!

Засиял свет Ляпис за спиной, а Рорен добрался до врага, целясь в того, кто заговорил, и взмахнул мечом.

К весу оружия добавилась ещё и скорость, противник поднял руки, прикрывая глаза от света, а меч перерубил тело наискось, при этом во время удара Рорен почти не ощутил сопротивления.

Вокруг разнёсся влажный звук разрезания плоти, а потом и хруст твёрдых костей, в итоге тело было разрублено пополам, верхняя часть подлетела в воздух, а нижняя просто упала на землю, разбрызгивая фонтан крови.

Убив первого, Рорен пошёл дальше.

Человек умер, даже не вскрикнув, потому лучники до сих пор не поняли, что происходит, а мужчина уже взмахнул мечом справа налево.

Срезанная челюсть, лицо было разрезано пополам, лучник кричал, у другого начиная от плеча оказалась отрублена рука, потеряв равновесие, он упал, воздействие вспышки Ляпис прекратилось, и всё вокруг снова заполонила тьма и огни костров.

Кто-то лишился зрения и просто размахивал оружием, кто-то говорил, обращаясь в никуда, хотя были и те, кто мог стрелять, но Рорен наносил увечья лучникам и убивал их одного за другим.

— Нападение! Нападение!

— Чёрт, кто это, откуда и сколько их?!

Вспышка Ляпис и атака Рорена сообщили о том, что на лагерь напали.

Конечно это было понятно, Рорен не спеша рассматривал убитых им разбойников, а Сена обращала их в союзников.

— Убитых уже достаточно!

«Положись на меня! Сотворение нежити!»

Внутри Рорена явил свою силу «Король безжизненных».

Вокруг было темно, но от земли поднимался чёрный туман, и он заволакивал тела убитых Рореном людей.

Трупы после ударов мужчины превратились в куски мяса, и он смотрел, пытаясь понять, что же девочка собиралась делать, а туман обволакивал тела, разносились неприятные звуки, и куски собирались в одно целое.

Рорен думал, что она создаёт зомби или скелетов.

После огромного меча тела разорвало, и создать нормальную нежить было нельзя.

Но это оказалось не так, ведь чёрный туман собрал всю нежить в единое целое.

«Братик, ты убил не так много, потому что-то серьёзное создать не получится, это ничего?»

— Ничего, полагаюсь на тебя!

Он был один против целого лагеря, и разбойники скоро уже пойдут в ответную атаку, и, слегка переживая по этому поводу, Рорен продолжал убивать врагов.

Тяжёлые удары разбрасывали преступников, увеличивая число трупов, чёрный туман поглощал их и присоединял, чёрную массу распирало, и Сена приступила к делу:

«Явись! Мёртвый рыцарь!»

Из чёрного тумана вырвалась толстая левая рука.

Рука похоже была человеческой, только почти вдвое толще, и внешне существо напоминало сухую мумию, чем вызывало у видевших его ужас.

Дальше показалась голова, огромный череп.

Ростом оно тоже было выше человека, поверх скелета была высохшая плоть, а сверху был лишь ржавый нагрудный доспех.

Существо выбралось из тумана, и нижняя часть его тела тоже была закована в ржавую броню, последней показалась правая рука со ржавой красной алебардой.

Рорен и сам был достаточно крупным, но даже ему пришлось смотреть снизу вверх на существо из черноты, которое Сена назвала мёртвым рыцарем.

Монстр поднял свою алебарду, и все преступники замерли, дальше во тьме раздался рёв мёртвого рыцаря, он нанёс горизонтальный удар алебардой.

Хоть и казалось, что ржавое лезвие может сломаться, в руках ощущалась сила, и оружию была придана солидная скорость, алебарда вырисовала дугу, разрубив всех, кто попался ей на пути, и запустила мёртвые тела в ночное небо.

Он точно выкашивал сорняки, всякий взмах оружия обрывал несколько жизней, это напоминало кошмар, Рорен и сам прекратил орудовать своим мечом и просто наблюдал.

— И это несерьёзное?

«Ничего такого. Братик его легко одолеет».

— Что-то не хочу я с ним сражаться...

Мёртвый рыцарь не думал о защите и уклонении, а просто направлял алебарду на врагов перед ним, а разбойники пытались отбиваться.

С расстояния летели стрелы, а тяжеловооруженные разбойники наносили удары по нежити.

Стрелы пронзали его, а лезвия оставляли порезы на теле, но мёртвый рыцарь совсем не переживал по этому поводу и продолжал махать алебардой.

Нежить никогда не ощущала ни боли, ни усталости.

Пока полностью не уничтожишь или не очистишь, нежить будет действовать с той же усидчивостью.

— И я с ним справлюсь?..

«Справишься, братик сильный. Но я призвала не одного мёртвого рыцаря, а против всех даже братику будет нелегко».

Всё как говорила Сена, поверженные нежитью тела собирались чёрным туманом, он разбух и из него показался второй мёртвый рыцарь.

— Им конца и края не будет?

Рорен не считал и не знал, скольких он убил, но вряд ли он сможет конкурировать со скоростью этих тварей, так что закинул меч на плечо.

Теперь убивавших преступников мёртвых рыцарей было двое, а значит и скорость убийства удвоилась.

А потому и трупов теперь было вдвое больше, третий и четвёртый монстры появились вслед за вторым.

— Да кто они такие?!

— Это бесполезно! Им плевать на наши атаки!

— Бежим! Я не собираюсь умирать в бою с монстром!

Когда четвёртый мёртвый рыцарь начал убивать, разбойники потеряли остатки боевого духа.

Они попадали по врагу, но перед лицом огромных мертвецом перепуганные преступники стали разбегаться кто куда, а Сена стала создавать другую нежить.

«Псы-зомби, вперёд!»

В отличие от мёртвых рыцарей похоже им надо было меньше тел.

Из чёрного тумана Сена призвала наполовину сгнивших собак, и они не давали разбойникам сбежать, бросаясь на них сзади.

— Чёрт! Да что это? Откуда они появляются!

В отличие от рыцарей призвать псов-зомби было проще, а разбойники рубили их пополам, давили и убивали.

Однако их было больше, чем людей, они вгрызались в глотки и разрывали их, а кому-то проедали животы, и теперь можно было увидеть жуткое зрелище, как псы-зомби поедали внутренние органы.

«Никто не сбежит! Всех уничтожу! Это бойня! Сожалейте, что появились на свет, в желудках псов!»

В голове звучал громкий смех Сены, а слегка побледневший Рорен смотрел в небо:

— Жутко... Просто ужас... Сегодня я тебя впервые испугался. И кто-нибудь объясните, как из людей собаки получились?

«Почему? В смысле, нет, братик, просто сегодня я немного на взводе, а вообще я не страшная, правда!» — девочка сразу стала оправдываться, услышав холодные слова Рорена.

Мужчина же думал, что уже поздновато, костры погасли, палатки сгорели, мёртвые рыцари рубили на мясо людей, стая псов-зомби чавкала под крики своей добычи, а Рорен наблюдал за разверзшимся адом посреди лагеря.

Сам он только перебил с десяток человек, а дальше всё пошло как по накатанной.

Вначале они просто собирались разогнать откормившуюся шайку разбойников, их было около двух сотен, и все они потеряли свои жизни под алебардами и в желудках псов, и было совершенно не ясно, были ли счастливчики, которым удалось сбежать.

— Что это? Как так вообще случилось?

— Сейчас ночь, к тому же только так можно действовать против тех, кто вне закона.

Ляпис внезапно оказалась рядом с ним, Рорен перепугано посмотрел на неё и увидел слегка болезненное выражение на лице.

— Жестоко смотреть на меня как на призрака.

— Учитывая ситуацию, я и правда подумал, что рядом призрак мог появиться.

С точки зрения Рорена от нападения до полного уничтожения времени прошло всего ничего.

Ещё недавно перед ним была огромная банда разбойников, с которой могла справиться лишь армия, а сейчас они разбегаются, их режут, едят, эти люди кричат и молят о помощи, пока их убивают.

— Они сами на это напрашивались. Здесь нет места для сочувствия.

— А мне их немного жаль...

То, как они себя вели, было неприемлемо.

Их можно было схватить и судить по закону, и тогда бы Рорен думал, что они получили по заслугам.

И всё же он чувствовал вину от того, что натравил на них нежить и сделал пищей, потому он так просто не мог сказать таких слов.

— В следующей жизни они будут хорошими мальчиками, а мы, господин Рорен, давай-ка распустим нежить, и приступим к весёлым обыскам.

— Уж твоя чернота в животе им точно не уступает, Ляпис.

— Ты что говоришь? У меня беленький животик, какая ещё чернота?.. Эй, господин Рорен? Не отворачивайся, сам посмотри, эй!

— Помолчи ты! Не раздевайся в таком месте! Не липни! Отцепись!

Вокруг всё ещё были слышны крики о помощи, а Ляпис пыталась обнять голову Рорена, сам мужчина старался избежать её хватки.

Не покинутая, но на время забытая Сена сказала нежити обыскать всё и зачистить, и пока о ней не вспомнят вновь, она будет отдыхать в астральном теле Рорена.

— Вот и пришло радостное время обыска, — взволнованно сказала Ляпис, а Рорен всё ещё неуверенно смотрел на место, где был лагерь разбойников.

Вокруг была ночь и достаточно темно, а возле преступников, разбегавшихся от нежити, остались потухшие костры и перевёрнутая кухонная утварь с едой, кое-где начался пожар, и было достаточно светло.

Освещённый палаточный лагерь теперь выглядел плачевно.

Однако тел было на удивление мало.

Все пошли на создание призванной нежити или были ею съедены, всюду была кровь, но исходя из того, что случилось, это вполне ожидаемо.

Между прочим трупы патрулировали лагерь, псы-зомби выискивали выживших и следили, вдруг кто появится.

— И что нам с этим делать?..

Нежити было столько, что она могла с лёгкостью уничтожить деревню или небольшой город.

Рорен понимал, что они были нужны, чтобы одолеть две сотни разбойников, но теперь вместо них здесь была армия мертвецов, что выглядело ещё более угрожающе.

— Мы же собирались просто причинить им вред, чтобы они разбежались.

— А я впечатлена тем, что у нас всё получилось так хорошо.

«Всё в порядке, братик», — в его голове раздался голос Сены.

Ляпис не могла её слышать, и девочка хотела хоть немного рассеять тревоги Рорена:

«Созданные малыши исчезнут с рассветом».

По словам Сены, созданная нежить была не так хороша, и она обратится в пыль с восходом.

Потому созданная в одночасье орда мертвецов не навредит ни одному городу.

— Они правда исчезнут?..

Перед ним была нежить, уничтожившая огромную банду разбойников, и Рорен до сих пор не верил, что утром этих существ не станет, хотя он сам всё равно ничего не мог сделать со снующими вокруг трупами.

— Даже если их не станет, не думаю, что всё само собой разрешится.

— Ах? Есть ещё какие-то проблемы? — спросила Ляпис у бормотавшего Рорена, и тот сообщил о своих опасениях:

— Сена сказала, что они исчезнут к утру. А при том, что здесь останется, мы можем объясняться как угодно, нам никто не поверит.

— А? Ты о чём вообще?

На земле и палатках была кровь, было очевидно, что здесь погибло много людей, и если спросят, кто это сделал, то нежить уже исчезнет, потому Рорен считал, что объяснить всё будет непросто.

Раз банда разбойников была уничтожена, надо сообщить об этом в гильдию, Ляпис же совершенно не понимала, о чём говорил Рорен.

— Надо ведь сообщить об этом в гильдию или кому-то из правительства. Всё же столько человек погибло и целого станционного города не стало.

— Надо же. Что же случилось?

Рорен думал, что бы сказать Ляпис, но понял, о чём она, и замолчал.

Мужчина не мог поверить в это, как и отвести от девушки взгляда, а Ляпис загадочно покачала головой, скрестив руки на груди:

— Просто ужас. Здесь столько мёртвых, а я ума не приложу, что здесь случилось. Чтобы разобраться во всём, нам надо поспешить. Забираем то, что мёртвым уже не нужно, а расследуют пусть другие.

— Так ты действовать решила.

— Я не очень понимаю, о чём ты говоришь, господин Рорен.

«Братик, о чём вообще говорит сестрёнка?» — спросила ничего не понимавшая Сена, и Рорен, нахмурившись, объяснил.

Она предлагала притвориться, будто они не знали, что произошло этой ночью.

Точно они ничего не знают о причине уничтожения города, откуда взялся лагерь неподалёку, как появилась нежить и всех там перебила.

«Вы так будете действовать?»

— Нет ни свидетелей, ни доказательств...

Город уничтожили разбойники, и почти все тела обратились пеплом вместе с городом.

И этих разбойников убила нежить, обращая мёртвых в новую нежить, и очень многие преступники исчезли в желудках монстров.

«Понятно. Свидетелей и правда ведь нет!»

— Будем молчать, и правда останется скрытой во тьме... Хотя если попробую проболтаться, есть кое-кто способный меня заткнуть.

— Господин Рорен, ты что за страсти рассказываешь? Давай уже займёмся ценностями и уйдём отсюда, — Ляпис и правда говорила пугающие вещи.

Хотя в её словах была истина, потому Рорен вздохнул и пошёл вслед за девушкой по лагерю.

Всё же лагерь разбойников находился не так далеко от уничтоженного ими станционного города.

Путешественники часто останавливались там на ночлег, так что ничего странного, если туда кто-то забредёт.

И что будет, если путешественник наткнётся на сгоревший станционный город?

Если уйдёт, то никаких проблем, но авантюристы задумаются о сборе информации перед уходом, и они быстро обнаружат кострища на месте лагеря разбойников.

И если их найдут, сразу начнут спрашивать, что же случилось.

И ответить им будет непросто.

Рассказать о том, как они создали нежить с помощью силы «Короля безжизненных» и уничтожили разбойников, они не могли.

Если всё пройдёт неудачно, то возможно в одном из следующих запросов разместят их имена в качестве целей.

Он понимал, что Ляпис тоже об этом думает, а девушка заговорила о другом:

— Если здесь ещё кто-то появится, наша доля станет меньше!

— Как по мне, ты такая же разбойница.

— Ну вот что ты говоришь?! Просто людей в лагере не осталось, а мы должны пристроить всё полезное.

Рорен не считал, что это правильно, но если и правда кто-то ещё появится, им точно достанется меньше, а это уже нехорошо.

Всё это принадлежало людям, чьих имён они не знали, всё было у разбойников, возможно вещи принадлежали людям из станционного города, но все они были мертвы, так что возвращать их было некому.

Потому думать о том, чтобы пристроить их, было не так их и ужасно.

— Одежду и еду не берём, они слишком громоздкие. Не знаю, вдруг найдёшь, но молоденьких девушек с собой забирать не смей.

— Не заберу.

— Вот и хорошо. Наша цель — драгоценные камни и ювелирные изделия. Деньги тоже берём, но мелочь оставляй.

— Даже говоришь как разбойница.

Они снесли горящую палатку и вытащили из неё вещи.

Для разбойников были важны и еда, и одежда, вообще всё.

Для преступников эти предметы могли быть ценными, но Рорен и Ляпис не думали брать их.

— Если они нападали на деревни или станционные города, то шанс найти драгоценные металлы не так уж велик.

Драгоценные металлы и камни стоили немалые деньги, и для разбойников они были важны, но для жителей деревень то, что нельзя было съесть, было попросту бесполезно.

Потому Рорен и считал, что найдут они не так много всего, и Ляпис вытащила из палаток не так уж и ценных вещей.

Было понятно, что сельские жители не стали бы носить украшения, и всё же Ляпис не могла скрыть своего разочарования итогом осмотра.

— Деньги-то хоть есть?

— Есть немного.

Рорен считал, что надежды немного.

В деревнях ходили в основном серебряные монета, а золотых здесь почти не бывало.

Такими же неуместными здесь были и драгоценные камни.

Большинство торговцев в станционных городах обходятся серебряными монетами, всё потому, что крупных сделок, где было бы необходимо золото, практически не случалось.

То есть разбойники в основном достали еду, всякие вещи и медяки, а для тех людей это было всё самое ценное.

Не хотелось бы, чтобы в такой ситуации нашли, но их не найдут, Рорен понимал это.

Всё же именно нежить уничтожила этот лагерь.

Призванные Сеной мертвецы признавали их и не нападали, но вряд ли они смогут отличить бандитов от обычных фермеров.

— Ува. Тут одни медяки, господин Рорен. Одни медные монеты, и похоже даже их будет несложно унести, — Ляпис подала голос, найдя что-то интересное, однако всё было ровно так, как ожидал мужчина.

Было неизвестно, когда им ещё попадётся банда разбойников, так что Ляпис погрузила все монеты на осла, и пока Рорен думал, что пока рано возвращаться, девушка нетерпеливо закричала ему:

— Господин Рорен! Посмотри!

— Что ещё? Разве тут может что-то так сильно удивить? — он направился к палатке, про которую говорила Ляпис, и замер, когда заглянул.

Там был огромный сундук.

В таких вполне могли хранить одежду, но когда Ляпис открыла его, там были не вещи.

Туда и правда могло поместиться много одежды, но там, свернувшись, лежал кто-то связанный и без сознания.

Его светлые волосы были до плеч.

Одежда была простая и зелёного цвета.

Это был ребёнок лет десяти.

Симпатичный, не ясно, мальчик или девочка, не удивительно, что разбойники его похитили.

Но больше всего Рорена поразили уши, они были длинными и острыми, как у женщины-лучницы из группы авантюристов серебряного ранга.

— Эльф?

— Похоже на то. Что-то у меня нехорошее предчувствие.

Они просто не могли закрыть крышку и притвориться, что не видели его, и понимали, что если возьмут его с собой, это точно принесёт немало хлопот.

Рорен посмотрел в небо, понимая, что здесь им делать нечего, а Ляпис, неуверенно улыбаясь, смотрела на мужчину.

Комментарии