Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1: От выслушивания к выбору

— Я всё думала, почему запрос закончился неудачей. Господин Рорен так силён, и всё же нас почему-то постоянно ждёт провал.

Они работали вместе, так что неудача Рорена — это и неудача Ляпис, однако мужчина проглотил эти слова.

Девушка не могла этого не знать.

Она понимала это и специально сказала.

Возможно она просто хотела выказать так свою заботу, потому мужчина никак не отреагировал, а просто смотрел на неё, а Ляпис вначале ждала какую-то реакцию, но в итоге на лице появилось разочарование.

— Это, в командной работе нельзя винить в провале кого-то одного...

Видя безразличного Рорена и хмурую Ляпис, Крас попробовал вмешаться, и девушка посмотрела на него как сторожевая собака на подозрительного типа:

— Я это и так знаю. И твоя реакция мне не нужна. Да уж, сплошное разочарование.

Ляпис была возмущена, но по виду этого сказать было нельзя, Рорен одним взглядом попросил её продолжать, и довольная девушка начала хвастаться, что же такое интересное она придумала:

— То есть всё заканчивается неудачей, потому что мы принимаем запрос.

— И что это значит?

— А то, что если запроса не принимать, то и неудачи не будет.

— Ты уже в стельку пьяная, что ли? — холодно спросил Рорен, услышав её слова.

Конечно отчасти она была права.

Если принять работу, то тебя ждёт успех или неудача.

А если задание не принимать, то ни о какой неудаче и речи идти не будет.

Тут всё было крайне логично.

Только в таком случае и работу выполнить не выйдет.

Авантюрист живёт за счёт получаемого вознаграждения от запросов, предоставленных гильдией.

А если следовать совету Ляпис и не брать работу, то человек просто усохнет.

Хотя в случае Рорена задания были провальными и награда небольшой, потому нельзя было сказать, что на жизнь ему хватало.

Думавший об этом Рорен совсем помрачнел.

— Это, и что хорошего в этих рассуждениях? Больше похоже, что ты предлагаешь бросить профессию авантюриста, — вместо обессилевшего и неспособного задавать вопросы мужчины спросил Крас.

Ляпис и сама поняла по атмосфере вокруг Рорена, что возможно перестаралась, так что не стала грубить парню и ответила:

— Если кратко, то стоит взять работу без запроса.

Рорен не мог понять, что она несёт, а вот Крас похоже понял, о чём говорила девушка.

Мужчина осознал, что только он не понимает, о чём речь, потому хотел, чтобы ему кто-то всё объяснил, хоть мнительная жрица, хоть сообразительный воин.

— То есть госпожа Ляпис предлагает охотиться на тех, за кого платят?

— Всё, как сказал враг всех женщин, — Крас спросил, чтобы убедиться, и девушка естественно кивнула, обозвав его.

Не обращая на парня внимания, она принялась всё объяснять слабо понимавшему Рорену.

Строго говоря, запросом это не назвать.

Работа, которую не всегда выставляют и за которую гильдия платит награду, — это истребление монстров, тут платят за доказательства убийства.

За то, что они делают во время заданий им тоже платят, но такие как Рорен могут неправильно это понимать и считать частью задания, но на деле гильдия платит за то, что к заданию непосредственно отношения не имеет, если ты предъявляешь доказательства.

Победить монстров — значит улучшить безопасность, и гильдия платит, потому что играет роль в поддержании мира и порядка, что улучшает отношение к самой организации.

Деньги гильдии частично выделяет страна, а материалы от монстров принимаются гильдией, их можно неплохо продать.

Страна по невысокой цене может поддерживать порядок, страх людей быть атакованными монстрами снижается, авантюристы зарабатывают без задания, а гильдия стала частью системы, позволяющей заработать и прославиться.

— Предлагаю уйти из города по главной дороге севернее, будем охотиться там на монстров.

Вероятность столкнуться на северной дороге с монстрами очень мала.

И поэтому Ляпис предлагала немного сойти с дороги.

Но Рорен призадумался.

Если вот так отправиться на север, они вполне могут вообще никого не встретить.

И если они никого не убьют, то ничего и не заработают.

А поскольку это может занять несколько дней, надо запастись инструментами и едой.

Если они никого не найдут, то уйдут в минус, так что такое задание вполне можно считать неудачным.

Об этом он и спросил Ляпис, но у девушки был заготовлен ответ:

— Мы отправляемся на север, в «тёмный лес», где обитают монстры, не думаю, что мы уйдём ни с чем, и даже если так, я сообщу о нашем маршруте в гильдию, и нам немного заплатят.

Если они не встретят монстров, значит маршрут безопасный.

Ляпис объяснила, что информация о безопасной дороге очень ценится.

Он хотел узнать, и для кого же такой маршрут ценен, и девушка стала отвечать невнятно, а Рорен для себя понял, кто же не мог пользоваться главной дорогой.

— В общем мы в любом случае можем заработать.

— Главное доказательства не растерять.

Мысли Рорена становились всё мрачнее, а девушка сдержанно улыбнулась.

Обычно из дурного состояния человека можно вытянуть, но в случае Рорена всё было тяжело, и он погружался всё глубже в дурные мысли.

— Уровень опасности возле дороги невелик, так что думаю, что всё будет в порядке.

— Пусть это не задание, но гильдия наверняка будет расценивать ваши действия как полезные для организации.

— Скажу сразу, твоя помощь нам не нужна. Это работа для меня и господина Рорена.

— Понимаю. Я не собираюсь вам мешать.

Ляпис угрожающе посмотрела на Краса, который действовал со своим гаремом, и парень тут же отступил.

— У меня денег хватает. Желаю вам двоим хорошо провести время в тёмном лесу.

— Так что это за тёмный лес?

После слов о том, чтобы хорошо провести время, Ляпис внезапно покраснела.

А Рорен, точно этого не замечая, спросил у Краса, парень посмотрел на потолок, будто вспоминал, а потом принялся рассказывать:

— Это довольно большой лес в двух днях пути к северу от Каффы. Он густой и мрачный, потому его и называют тёмным лесом. Там точно обитают монстры, а ещё поговаривают, что там живут эльфы.

— Ого, эльфы.

Первым эльфом, которого встретил Рорен, была женщина Ним из группы авантюристов серебряного ранга.

Она была стройной лучницей-эльфийкой, но для людей они считались красивыми, стройными, остроухими, и жили вдалеке от людей в лесах, имея собственную уникальную культуру.

У них было собственное замкнутое общество, а эльфы, выбирающие жизнь авантюриста были очень редки.

— Лучше к ним даже не соваться. Они не жители страны, потому не подчиняются законам, а живут по своим правилам. Если схватишь кого, можно и пожалеть. Как бы ни был красив эльф, он того не стоит.

— Нет, мы же не ты.

Крас снова нахмурился, услышав слова Рорена, хотя мужчина и не думал лезть к эльфам, он понимал, что для этого надо быть дураком или сорвиголовой.

— Не будем слушать, что говорит повеса. Так что, господин Рорен? Неплохое предложение?

— Ну, вроде... — ответил Рорен.

Если и дальше будут повторяться одни неудачи, человек устанет от этого, потому нужна была свежинка.

Так что предложение Ляпис сходить туда на пару дней было не таким уж и плохим.

Предыдущее их задание считалось выполненным, и в принципе что-то менять Рорен не думал, но чтобы Ляпис не изводила себя излишними заботами, он решил притвориться, будто всё в порядке.

— Ладно. Тогда туда и отправимся.

— Вот и решено. Тогда надо купить еду и всё остальное.

Что купить, Рорен решил оставить Ляпис.

Нужны были припасы, но для этого у мужчины не было денег, и лучше всего в этом деле было положиться на девушку.

— Прости, но выбор оставляю за тобой.

— Багаж понесёшь?

После этого вопроса Рорен сразу же кивнул.

Пусть денег он дать не мог, но хоть сила у него была, будет все покупки таскать.

— Тогда пошли. В данном случае надо действовать немедленно.

— Раз зашёл выпить, уходить не хотелось бы... Но да ладно.

Шатко Рорен поднялся вслед за Ляпис и обратился к притихшему Красу:

— Ну вот. Мы пойдём.

— А, ага. Будьте осторожны.

Рорен попрощался, а парень поднял голову и смотрел им вслед.

Видя их вместе, Крас воспринимал их как хорошо ладящих мужчину и женщину.

С завистью он выпил остатки из стакана, после чего захотел, чтобы его кто-то утешил из его группы, но представил холодный взгляд Ляпис и стал погружаться в мрачные мысли.

Купив припасы, Рорен и Ляпис на следующий день покинули Каффу.

Всё займёт несколько дней, так что им пришлось накупить много всего, на что ушло немало денег, а для перевоза багажа Ляпис взяла осла.

Многие авантюристы, такие как Ляпис арендовали телегу или животное для перевозки вещей, а кто-то нанимал в гильдии человека, специализирующегося на перевозке багажа.

Хотя немало авантюристов не пользовались подобными услугами, число людей увеличивалось, надо было распределять багаж, но Ляпис не хотелось, чтобы к их группе присоединялся ещё кто-то.

— Нам и вдвоём хорошо, так что не думаю, что нам нужен кто-то лишний.

Рорен не знал, правильным ли было решение Ляпис.

Однако он должен был уважать её решение, своего мнения у него не было, и они взяли осла.

Надев рюкзак за спину и поместив оставшиеся вещи на осла, они были готовы.

Пройдя через ворота Каффы, они не спеша направились на север.

— В случае опасности можешь бросить осла. Похоже он обучен возвращаться в Каффу.

Если наткнутся на кого-то, защищать ещё и осла не требовалось.

Но Рорен переживал, что если осёл умрёт, за него придётся заплатить, а Ляпис ему ответила:

— Хоть мы и не знаем, вернётся ли он, но уж лучше так, чем силой держать его и позволить умереть.

— Ты не взяла лошадь из-за цены?

— Да, лошадь дороже.

Лошадей использовали в военных целях, их было сложнее заполучить, и стоили они дороже.

Они могли себе её позволить, но из-за стоимости Ляпис решила не брать её.

— Хотя с точки зрения скорости и силы лошадь лучше.

— Тут уж гильдии можно только позавидовать.

На одном из предыдущих запросов именно гильдия предоставила повозки и кучеров.

Тогда он об этом не задумывался, и всё же теперь лучше понимал силу гильдии, имевшую денежные запасы и способную так быстро достать всё необходимое.

— Нам два дня добираться, будет ли место, где переночевать?

На этот случай они погрузили на осла палатку и спальные мешки.

Конечно они были мужчиной и женщиной, которые должны были где-то переночевать вместе, но Лорен решил воспринимать это как маленькое путешествие двух авантюристов.

Крас со своими подругами вполне спокойно спал вместе в одной палатке.

Учитывая багаж, сложно носить палатки для всех людей, к тому же тут было важно, сможешь ли ты отбиться в случае нападения, и Рорен думал, что об этом же думает Ляпис.

— А? Господин Рорен, ты хочешь спать вместе? Тогда мы будем спать в одной палатке и даже одном спальном мешке.

Мужчина отвёл взгляд от улыбающейся Ляпис и посмотрел на спину привязанного осла.

Там были палатки и спальные мешки для двоих, потому в ситуацию, про которую говорила Ляпис, он точно не попадёт.

— Я пока не хочу умирать.

Он снова посмотрел в сторону Ляпис, подошедшей к ослу, недовольная девушка надула щёки и тыкнула его локтём в бок:

— И почему разговор о ночёвке сместился к теме о выживании?

— Да просто. Если случится что-то непонятное, ты просто сразу открутишь шею, верно?

Стройная Ляпис не выглядела настолько сильной, но Рорен знал, что её сила с внешним видом никак не связана.

Девушка была демоном, и чтобы скрыть её силу, родители забрали у неё конечности и глаза и заменили их искусственными.

И то, что делают демоны, действительно впечатляет своей функциональностью.

В любом случае Рорен видел, как Ляпис убивала гоблинов голыми руками, и с трудом верил, что на это способны обычные женщины.

Он видел силу её искусственных конечностей, но при том, как она хотела вернуть собственные, ему не сложно было представить, насколько сильнее они были.

Во время предыдущего запроса Ляпис вернула свою левую руку.

Так что Рорену было чего бояться.

— Тут всё зависит, кто со мной. Не говори так, будто я всем без разбора шеи откручиваю.

— А мне можно?

— Н-не спрашивай так прямо. Просто мне... Надо ведь подготовиться... — покраснев, Ляпис принялась мять пальцы.

Она подначивала его, но стоило сказать прямо, и вот какую реакцию он получил, Рорен узнал что-то новое, и теперь подтолкнул в спину девушку, которая мялась и что-то тихо бубнила себе под нос.

— По дороге станционный город есть, там и заночуем.

С тех пор, как Ляпис потерялась в лабиринте своих мыслей, прошло достаточно времени.

Они шли по дороге на север, когда Ляпис сказала, что в дне пути есть станционный город.

Конечно тёмный лес был в двух днях пути, и был и ещё один такой же городок, девушка собиралась использовать его вместо базы во время охоты на монстров.

— Если не возражаешь, я не хотела бы остаться без ночлега. Мне куда больше хочется спать на удобной кровати.

— Мне без разницы. Мне и в большой группе спать доводилось.

— То есть с утра будешь весь в поту и пыли... — Ляпис сказала это с отвращением, и всё было именно так, потому Рорен лишь молча пожал плечами.

На поле боя радует уже то, что поспать вообще можно, к тому же про предметы удобств во время сна речи вообще не шло, так что не было смысла говорить об этом с Ляпис.

Ладно ещё пот и пыль, наёмникам чаще приходилось спать перемазанными в грязи и крови, которые так легко не оттереть, а сам сон — это часть работы.

— Люди странные. Хоть вы и называете себя цивилизованными, но спокойно лезете грязными на кровать и живёте без ванной в доме. Вот и где ваша цивилизованность?

— Ванной?

Рорену было знакомо это понятие.

Кажется это была большая бадья с водой, в которую можно было залезть, но сам мужчина ей никогда не пользовался.

Вообще даже приготовить много воды уже непросто, и её ещё надо было подогреть, он не представлял, сколько на это требуется денег, и чтобы смыть грязь с тела это было не эффективно.

А ещё для неё требовалось значительное пространство, в гостинице ванне неоткуда было взяться, они были в замках и в особняках аристократов, это то, что можно было лишь мимоходом увидеть, если повезёт.

Кое-где есть места, где горячая вода бьёт прямо из земли, но мужчина слышал, что такие места платные и используются как бани, и Рорен сам никогда не бывал там.

— Почти у всех демонов есть ванная. Отличная вещь, и всё же я не пойму, почему у людей они не распространены.

— Если перепачкался, разве не достаточно просто мокрой тряпкой оттереться?

Обычно он действовал так.

В зависимости от сезона и климата, воду приходилось кипятить, но для этого хватало стакана, и не надо было слишком много воды, чтобы протереть тело.

— Ванная — она не столько для функциональности, сколько для наслаждения. Вот помоешься и поймёшь.

— Вот как? — безразлично ответил Рорен уверенной Ляпис, а сам не думал, что когда-нибудь настанет день, когда он использует ванную.

— Во время запроса поищем место с ванной. Господин Рорен обязан понять всю её прелесть.

— Ты слишком на этом настаиваешь.

Вот так за разговором они то приближались, то отдалялись от дороги, но на монстров так и не наткнулись, просто убивали время.

Другие авантюристы рассуждали похоже, и кто-то тоже мог пойти истреблять монстров, потому возле дороги относительно безопасно, как сказала Ляпис.

— Понимаешь? Теперь путешественники смогут спокойно пользоваться дорогой.

— Только нам ничего хорошего от того, что монстров нет.

— Пусть мы и не заработаем, но ведь ты и в минус не уйдёшь, верно? — сказала Ляпис, а облака начали заволакивать небо, которое принялось окрашиваться в алый, скоро уже настанет ночь.

Они шли уже достаточно долго, и вот наконец увидели сегодняшнюю цель, станционный город, где собирались переночевать.

— А? Какой-то он... Странный.

Девушке было ни к чему говорить об этом, Рорен и сам всё видел.

Дорога шла дальше.

Вокруг не было ни холмов, ни деревьев, а местность была мрачной, и только в одном месте был красный огонёк, будто остатки света заходящего солнца.

К тому же Рорен видел, что оттуда в небо поднимается чёрный дым, и если пойти дальше по дороге, то они доберутся до места, где похоже что-то случилось.

— Там что-то горит.

— Похоже и правда горит.

От голубого к алому, а дальше в черноту в небо, и красный цвет явно двигался, парочка сразу поняла, что что-то горит.

— Кроме станционного городка другие поселения здесь есть?

— Насколько я знаю, нет.

Ляпис была убедительна, и Рорен поверил, что ничего и правда нет.

Раз так, то горит именно станционный город, а это попахивало опасностью.

— Похоже не удастся этой ночью на кровати поспать.

— Жизнь — штука непредсказуемая, — Ляпис приуныла, а Рорен вопросительно склонил голову, не понимая, что здесь такого трагического.

Останавливаться смысла не было, а дальше их ждали неприятности, отступить они не могли, потому направились на красные всполохи впереди.

Когда они пришли, всё было в огне и копоти.

Это был небольшой станционный город, огонь его полностью уничтожил, и теперь можно было услышать, как бушевало пламя.

В воздух поднимался чёрный дым, а вокруг ощущался запах горелого, внутри горящих домов то появлялись, то пропадали тени, напоминающие человеческие, от вони могло просто стошнить.

— Снова... — у ног ошарашенной Ляпис лежало мёртвое тело.

Мёртвым был скорее всего житель городка, это был мужчина средних лет, в свете пламени можно было увидеть ужас на его лице.

Рорен приблизился к телу, увидел рану от шеи и к спине и нахмурился.

— Ударили со спины. Как думаешь, работа монстра?

Будь это зверь, он бы не оставил когтями и клыками прямого одиночного пореза.

Значит у этого монстра было оружие.

Мужчина спрашивал у Ляпис, не могла ли это быть работа гоблинов или орков, но, видя состояние трупа, девушка покачала головой:

— Для гоблина рана слишком глубокая, а для орка — слишком поверхностная. К тому же они трупы не бросают.

Гоблины и орки всеядны, эти монстры питаются и людьми.

Ладно бы если тела сгорели в огне, но сложно было поверить, что они убили и не обглодали трупы.

— То есть это работа людей?

— Скорее всего. Это очень жестоко.

Взгляд вздыхавшей Ляпис был направлен на один из обрушившихся из-за пламени домов.

Скорее всего на станционный город напали люди, и небольшое поселение было полностью уничтожено.

Что можно было забрать, они забрали, что можно было сломать — сломали, а под конец сожгли город.

— Как думаешь, есть выжившие?

— Если есть, то они настоящие везунчики. Давай разделимся, — спокойно сказала Ляпис, но выражение было суровым.

Видя такой хаос, любой будет выглядеть так, хотя у них была и другая проблема.

— Кровати сегодня не будет.

— А ты смел, раз тебя только это волнует в сложившейся ситуации, господин Рорен.

— Я такое не впервые вижу.

Когда он был наёмником, довольно часто видел разграбленные и разрушенные во время войны города и деревни.

Рорен сам и его отряд лично таким никогда не занимались, но ему доводилось встречать, как это делали наёмники, воевавшие на стороне противника.

Он не совсем привык к этому, подобные зрелища всё ещё отражалось болью в сердце, но у него было достаточно опыта, чтобы гнева и злобы это не вызывало.

— Так полыхает, быстро не потухнет.

— Зачем они это сделали? Вы же одной расы, разве нет? — Ляпис спросила довольно равнодушно, и мужчина озадаченно кивнул.

После вопроса «зачем», у Рорена не было ответа.

Вполне возможно, что рядом с городом оказалась шайка разбойников, и Рорен понимал, что не такого ответа она ожидает.

— Прости. У меня нет ответа.

— Прости, господин Рорен. Я не думала тебя смущать, — услышав слова Рорена, Ляпис в спешке дала ответ. — Просто мы, демоны, привыкли, что другие расы относятся к нам с неприятием. Можно понять войну ради положения и интересов, но это совсем другое. Потому я и не понимаю.

При слове «демон» Рорен думал о разрушении мира, но похоже он был не прав.

При том, что люди делают то, что даже демоны не понимают, то может это люди как раз грубые и жестокие.

— Хотя, когда необходимо, мы бы и на этом не остановились, а сделали бы всё тщательно.

— Я прямо облегчение испытал.

— Слишком наивно только поджечь. Пепелище ведь останется.

— Понял. Помолчи-ка.

Слова Ляпис были полны разрушения, но Рорен как-то успокоился.

При том, что демоны были более миролюбивыми и рациональными, его система ценностей могла рухнуть.

— Так что теперь будем делать?

— Так. Для начала давай поищем выживших.

— А потом узнаем, вдруг, что ценное осталось. Так держать, господин Рорен. Принимаемся за дело.

— Ну ты... Лучше молчи и дальше походи на красивую и чистосердечную жрицу.

Услышав такую оценку, Ляпис приложила руки к щекам и покраснела, что было видно даже на фоне пожарища.

Девушка отвернулась и что-то там себе бормотала, он Рорен лишь смотрел ей в спину, думая о том, что сейчас не до этого, он стал высматривать рощу неподалёку, чтобы можно было привязать там осла.

— Всё сделано тщательно. Хочу даже сказать, что выполнено всё просто идеально в своей тщательности.

Рорен привязал осла и теперь осматривал станционный город, и вот через какое-то время Ляпис давала отчёт о серьёзности повреждений города.

Выживших не было.

Неизвестно, сбежал ли кто-то из города, когда на него напали, но в самом городе не осталось ни одного живого жителя.

Дети и старики, мужчины и женщины, все были убиты.

И ничего ценного, о чём так пеклась Ляпис, в городе тоже не осталось.

Что-то сгорело, но деньги, домашняя утварь, драгоценности, еда и всё ценное было похищено, понимая, что это простой грабёж, Рорен всё же был впечатлён:

— Они довольно умелые. Это явно не работа грабителей-новичков.

— Техника мастера?

— Умереть бы такому мастеру.

Другими словами в городе остались лишь сгоревшие дома и трупы.

— Это станционный город, и тут ведь должны быть солдаты

— Похоже на то. И их сожгли там.

Ляпис указывала в центр города, на площади она нашла целую кучу убитых и сожжённых вооружённых солдат.

Город был небольшим, и всё же он ключевая часть крупной дороги, солдаты здесь должны быть подготовленными, но их всех перебили.

— Они ведь были хороши? Не элита, но регулярные войска. Если их перебила шайка воров, тут что, новобранцы были?

— Мне это неизвестно. Они все сгорели.

— Поблизости довольно крупная банда грабителей. Чтобы перебить несколько десятков солдат и всех жителей, их должно быть две-три сотни.

Если есть такая огромная банда, странно, что о ней не ходило несколько слухов, и всё же Рорен ничего не слышал о них в Каффе.

— Не хочу думать об этом, но возможно это бывшие наёмники. В том сражении, где я потерял свой отряд, другие наёмники тоже были разбиты.

В сражении, после которого Рорен стал авантюристом, с обеих сторон принимало участие много отрядов наёмников.

И в итоге сторона, на которой был мужчина, проиграла, вне зависимости от стороны, многие отряды понесли серьёзные потери, и Рорен считал, что их могло остаться столько, что они больше не могли называться отрядом.

Они вполне могли опуститься до уровня обычных разбойников, хотя группировок, способных уничтожить целый городок, почти не встречалось.

Многие считали, что и дальше смогут зарабатывать, будучи наёмниками, и потому редко уходили в разбой.

— Какой-то отряд мог превратиться в преступную банду... Они могли принимать к себе других наёмников, разрастаясь.

— Замарав руки, им уже не стать наёмниками. Ужасная история.

Насколько бы организация ни была большой, если её основу составляют преступники, назад для неё дороги нет.

Если они будут продолжать набирать людей, то будут и дальше разрастаться.

Рорен и сам был наёмником, потому не хотел думать об этом, но удар был профессиональным, к тому же они перебили несколько десятков солдат, что говорило о высоких навыках, а значит вероятность была высока.

— Прежде чем войска отправят, неизвестно, сколько его деревень и городов постигнет та же участь.

Против такой преступной группировки никакие солдаты из мелких поселений не справятся.

Страна заметит, соберёт войска и уничтожит их, но до этого времени было невозможно представить, какой вред они успеют нанести.

— Нехорошо это. Уничтожим их?

Услышав его, Ляпис выдала слова, смысл которых мужчина не мог понять, он просто моргал глазами, глядя на неё.

Наконец Рорен понял, о чём она, сдавленно улыбнулся и сказал:

— Слушай-ка. Против нас будет как минимум двести человек. И если всё верно, то это привычные к сражениям наёмники. Нам вдвоём с ними не справиться.

— Тогда будем просто наблюдать за увеличивающимся ущербом, пока страна не сделает ход?

Ляпис говорила, что её это устраивает, потому Рорен затруднялся дать её ответ.

Он не считал себя героем.

Как и все, он был достаточно правильным, чтобы не бросить ближнего в беде, но и только.

Хотя ему не нравилось, что ущерба будет всё больше, но он не был настолько оптимистом, чтобы считать, что в этот раз он выберется живым.

— Думаю, лучший вариант вернуться в Каффу и обо всём рассказать военным... Тогда будет лишь вопрос времени, когда страна примется за дело.

— Ага... Да уж. И всё же разве мы что-то можем...

— Мы правда ничего не можем? Я и господин Рорен... Ты правда думаешь, что у нас не хватит сил?

«Братик! Пока с тобой Сена, за смерть можешь не переживать! Ты станешь нежитью!»

Рорен смотрел в небо, пока перед глазами мелькала Сена, и думал, что нет, нежитью он становиться не хочет.

В смерти явно не было ничего весёлого.

Умирать не хотелось, а жители этого города могли желать лишь одного.

— Отомстить... Вот как...

Не обязательно истреблять.

Если нанести достаточно урона, действовать врагу будет сложнее, а если всё проделать как следует, их банда развалится.

Тогда возможно для них большой угрозой будет даже маленькая охрана небольшого поселения, и ущерб они нанесут куда меньше.

— Ну да. Надо хотя бы поблагодарить за такой вот ночлег на эту ночь.

— Раз действуем, то движение — это жизнь. Разбойники наверняка довольны сегодняшним набегом и потеряли бдительность.

Стоя на фоне кострища, лицо Ляпис было прикрыто тенью, на нём была зловещая улыбка.

И видя её такой, Рорен тоже улыбнулся, он в очередной раз признал, что Ляпис демоница.

Комментарии