Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Том 14: Невинный смех растения (Перевод Calm_one)

— Ты знаешь, мне в последнее время иногда думается, что монстры не рождаются жестокими. Они просто вынуждены становиться такими, чтобы выжить в этом суровом мире.

Юнъюн размышляла вслух, глядя на растение в горшке, что стояло на подоконнике в доме Мэгумин.

Да-да, на то самое растение — Безмятежную девочку.

— Ага… Нас учили, что монстры враги людей, которых следует безжалостно уничтожать… Но если посмотреть на нее, в это трудно поверить...

Мэгумин тепло улыбнулась, глядя как Безмятежная девочка смеется, нежась в лучах солнца.

Аква, которая поливала девочку, сказала:

— Хорошо сказано. Только посмотрите на эту невинную улыбку. Мои всевидящие глаза ясно говорят, что это абсолютно непорочное дитя.

— ...Твоя уверенность только делает ее более подозрительной.

Пока мы с Аквой обменивались фразами, маленькое растение потянулось к Юнъюн.

Маленькая ручка ухватила Юнъюн за вытянутый палец, и росточек снова залился смехом.

— Аква-сан, я решила. Я позабочусь об этой девочке. Нет, я удочерю ее. Она станет старостой деревни после меня.

— Ты сама себя слышишь? Я сейчас буду делать удобрения из сегодняшних остатков еды, так что лучше помоги мне.

— И мне тоже! Я пойду сделаю еще чистой воды!

С этими словами троица ушла прочь, оставив нас с растением одних.

Я подошел и мягко погладил пальцем девочку кукольного размера по миниатюрной головке.

— ...Подумать только, забочусь о Безмятежной девочке… Мы посадим тебя в глубине леса возле деревни, так что поосторожней там. Тебе не удастся вытягивать соки из людей, но я уверен, что ты как-нибудь справишься...

— Черта с два.

— Что ты сказала? — спросил я девочку, прищурившись.

Но рассада снова рассмеялась, как ни в чем ни бывало.

— ...Ты ведь только что сказала кое-что очень плохое, верно? Эй, скажи что-нибудь.

— Тц.

— Эй, Казума, я кое-что узнала от местных. Похоже, в северо-восточную часть леса люди ходят реже всего, так что… Ч-что ты делаешь?!

— Не мешай, Даркнесс! Я собираюсь выдернуть эту штуку и сжечь!

— Что?! Аква этого не перенесет!

Даркнесс появилась в самый неподходящий момент. Я как раз намеревался разобраться со штукой из горшка.

— Послушай, Даркнесс. Эта девочка по-настоящему злая с того самого момента, как проклюнулась из земли. Она сказала кое-какие опасные слова и даже знает, как цыкать языком.

— ...Казума, я, конечно, знаю, что у тебя некоторый комплекс относительно Безмятежных девочек, но ты сам подумай. Прошло всего две недели с того, как она появилась из земли. Даже человеческий ребенок не способен говорить в таком возрасте, да и, в любом случае, слишком рано для нее говорить целыми словами.

— Но я слышал! Она совершенно четко сказала: «Черта с два», а потом еще и цыкнула языком!

— Что тут за шум? Что там про цыканье языком?

— Я вот всё думаю, как ее назвать... У нее белая кожица, поэтому как насчет… Широ-тян?*

Как раз в этот момент вернулись Мэгумин и Юнъюн с тарелкой мелко порезанных овощных очистков.

— Эй, Мэгумин, ты только послушай! Эта рассада умеет говорить и даже цыкать языком!

В ответ все трое уставились на меня с обеспокоенным видом.

— Эм… Казума-сан, с чисто физической точки зрения такое маленькое создание не может иметь размер мозга, достаточный для запоминания слов...

— Да что вы говорите! А ничего, что в этом мире овощи могут прыгать и летать? Эй, ты, скажи что-нибудь!

Когда я снова обратился к растению, лица девчонок стали кислыми.

— Она просто невинное дитя, которое выросло на чистейшей святой воде, ты в курсе? Серьезно, Казума-сан, что ты делаешь? Для розыгрыша это уже слишком...

— Вы ничего не поняли! Эта Девочка говорила и цыкала языком! Почему мне никто не верит?!

Аква мягко положила руку мне на плечо.

— Казума… Должно быть, ты сегодня просто встал гораздо раньше, чем привык. Всё хорошо, тебе просто следует поспать до вечера.

— Не нужно на меня так смотреть! Проклятье, из-за тебя все теперь считают меня чокнутым!

Когда я снова заговорил с рассадой, все вдруг отодвинулись от меня и начали перешептываться.

Краем уха я услышал такие слова как «больница», «ведет себя очень странно» и им подобные. Ничего обнадеживающего.

... Отлично, я умываю руки. Только потом, в случае чего, меня не вините.

В этот момент...

— Что такое, Нии-чан?

Как раз когда я уже готов был сдаться, в комнату вошла Комэкко.

— О, Комэкко… Нет, я просто… это растение себя плохо вело, но мне никто не верит.

Я немного опасался, что Комэкко наградит меня тем же взглядом, что и Мэгумин с остальными, но она просто подошла к растению.

— ...Выглядит вкусно.

— И-и-и!

…Дети жестоки. Как в том, так и в этом мире.

Примечания

  1. Широ (яп.) — белая.​

Комментарии