Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5 — Одарим эту невесту благословением!

Часть 1

Последние несколько дней город прямо-таки гудел.

Правитель, известный своей скупостью, сильно потратился, распространяя новость о своей свадьбе и создавая в городе праздничную атмосферу.

Одновременно он перекрывал все возможные пути для побега на случай, если Даркнесс вдруг передумает.

Была объявлена дата церемонии. Похоже, ему и правда не терпелось, раз она состоится уже через неделю.

— Казума, я знаю, что уже спрашивала, но ты действительно собираешься всё так оставить? Ты правда-правда не против?

Мэгумин продолжала доставать меня, пока я был занят разработкой прототипов.

Я смешивал сок так называемого смоляного растения с желудочной жидкостью слизней, пытаясь создать новый продукт.

В комбинации эти два материала превращаются в полусухой винил.

Я работал без перерывов.

— Сколько раз мне повторять? Я ничего не могу сделать, если она так упёрлась. Осталась всего неделя. Если она приползёт ко мне в слезах, вот тогда я и подумаю. А если нет, то плевать я хотел.

Сказав это, я надул воздухом маленькую виниловую капельку.

Да, создать их было непросто.

Наверняка существовал более лёгкий способ для массового производства этого предмета, но раз уж я сейчас на стадии создания прототипа, то ничего не поделать.

Сидевшая на диване Аква не обращала на нас никакого внимания и продолжала напевать какую-то песенку, согревая яйцо.

Это раздражало, но пусть лучше так, чем если бы она мешала мне работать. Раздражало именно то, что петь у неё получалось довольно неплохо.

… Мэгумин взяла в руки прототип, над которым я работал.

— Хватит глупостями заниматься, тебе нужно отнестись к происходящему серьёзнее! Я этого не одобряю! Если ты так и продолжишь сидеть и возиться со своими поделками, то я сделаю всё сама!

Сказав это, она крепко сжала мой прототип.

— Эй, только не создавай нам проблем, ладно? Если ты перестараешься со своими глупыми задумками, то Даркнесс от этого лучше не станет. Она просила меня сдерживать вас двоих… Эй, верни. Я всё утро его лепил.

Попытавшись успокоить недовольную Мэгумин, я протянул руку и потребовал вернуть прототип.

— … Что это вообще такое?

Она начала крутить загадочную для неё вещицу в руке, рассматривая со всех сторон.

— В моей стране её называют пузырчатой плёнкой. Получилась она не совсем такой, как надо, потому что использовались другие материалы, и процесс создания отличался, но думаю, так тоже сойдёт.

Мэгумин внимательно слушала моё объяснение.

— … И как её использовать? — угрюмо спросила она.

— Её нужно лопать. Каждый лопнутый пузырёк будет успокаивать твоё сердце.

— … И всё?

— И всё.

Мэгумин со всей силы сжала пузырчатую плёнку, которую я создавал всё утро.

— А-а-а!

— Какого чёрта?!

Я закричал на неё, когда она с диким воплем лопнула все пузырьки разом.

Затем она с облегчением вздохнула и вернула испорченный кусок плёнки мне.

— … Она и правда работает, мне стало немного легче.

Я упал на колени, смотря вслед радостно уходящей Мэгумин.

Я же столько времени на неё потратил…

Аква продолжала петь:

— Были деньги, и вот их нет. Хитрец не понесёт ответ…

— Заткнись уже!

Даже эта вспышка гнева раздражала.

… Проклятие!

Почему я вообще сорвался на Акву? Как же бесит…

Часть 2

До свадьбы Даркнесс оставалось шесть дней.

— Прошу прощения, могу я поговорить с Сато Казумой-сама?

В один из дней я, как обычно, сидел дома, когда к нам пришёл мужчина в костюме дворецкого.

— Кто вы? Кажется я вас уже где-то видел…

Точно, это же дворецкий из дома Даркнесс.

— Рад снова встретиться с вами, я главный дворецкий семьи Дастинесс, Хайген. Я хотел бы обсудить один вопрос с Сато Казумой-сама…

Со мной? Неужели Даркнесс наконец перестала задирать нос и послала его просить нашей помощи?

Мужчина по имени Хайген поклонился и своими словами опроверг мои ожидания:

— Мы каждый день получаем подобные письма… — после чего он протянул мне конверт.

Открыв его, я прочитал содержимое…

— Прошу прощения! Эта идиотка получит по заслугам!

— Ничего страшного. Но будет плохо, если подобные письма начнут приходить в дом правителя, поэтому я пришёл предупредить вас, пока дело не зашло слишком далеко.

Скомкав письмо, я глубоко поклонился дворецкому. Сделав то, зачем пришёл, мужчина попрощался и направился к выходу. Проводив его взглядом, я вновь посмотрел на скомканное письмо.

«Сообщение для семьи Дастинесс. Согласно надёжным источникам, генерал армии Короля демонов может совершить террористическую атаку на церковь Эрис в Акселе. Атака произойдёт в день свадьбы. Если вы не отмените церемонию, то церковь разнесёт магией взрыва. Прошу отнестись к этому предупреждению серьёзно… От одного очень серьёзно настроенного мага».

— Мэгумин, выйди на пару слов!

Сжав письмо с угрозами в руке, я принялся барабанить в запертую дверь комнаты Мэгумин.

… Четыре дня до свадьбы.

— Отлично, продолжаем! Из этого мешочка сейчас появится Убийца новичков!

— Тебе что, жить надоело?! Если выпустишь эту штуку, то она всех тут сожрёт! Чем ты вообще думаешь? Мы сейчас же уходим!

Я схватил за шиворот Акву, которая устраивала представление, собрав огромную толпу прямо перед воротами особняка Дастинесс, и потащил за собой.

— Ты что делаешь, Казума?! Отпусти! Я вывешивала квест поймать живого Убийцу новичков специально для этого представления! И ты посмотри на эту толпу! Они все хотят увидеть продолжение моего представления!

— Поэтому меня и попросили прийти забрать тебя! Прекрати устраивать балаган перед чужим домом! Как ты вообще до такого додумалась?!

Публика начала поддерживать Акву. К её ногам со всех сторон полетели деньги.

— Ах, нет, не нужно денег, я выступаю не ради заработка… Казума, так я хотела выманить Даркнесс из дома.

Аква отказалась от предлагаемой денежной награды, после чего зашептала мне на ухо. Неужели она…

— Ты хотела выманить Даркнесс?

— Да! Знаешь историю про пещеру богини солнца? Однажды одна богиня сильно разозлилась и решила вести затворнический образ жизни в пещере, но потом её выманили оттуда песнями и танцами, после чего повязали…

— Да, слышал такую. Неужели все боги этого мира обожают пирушки? Не могут же они все быть такими, как ты.

Аква проигнорировала мой комментарий и продолжала смотреть на особняк Даркнесс.

— Я заметила, как занавески на одном из окон только что дёрнулись. Наверняка это Даркнесс выглядывает. Эй! Даркнесс, ты меня слышишь?! Выходи! Потом будешь жалеть, если не увидишь мой классный фокус! Я продемонстрирую своё секретное мастерство! … Казума, отпусти!

— Я же сказал, ко мне приходили и жаловались на тебя, поэтому больше ты перед чужими домами не выступаешь! Идём!

— Не хочу! Я буду выступать здесь каждый день, пока Даркнесс не выйдет! Не останавливай меня!

Когда я наконец дотащил непривычно упрямую Акву до дома, солнце уже успело сесть.

… Два дня до свадьбы.

— Я дома…

— С возвращением. Больше так не делай.

Мэгумин вернулась и холодно поздоровалась.

Она не послушала меня и всё равно отправила письмо с угрозами в дом правителя, в результате чего просидела в тюрьме до сегодняшнего дня.

— Благодаря просьбе семьи Дастинесс меня отпустили раньше…

— Хотела помочь Даркнесс, а в итоге это она помогла тебе. Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, но не нужно действовать необдуманно. Вы с Аквой делаете только хуже, — отчитал я её, продолжая дорабатывать свой новый прототип.

Кстати, Аква и сегодня пошла к дому Даркнесс. Благодаря популярности её представлений, вокруг особняка Дастинесс начали вырастать торговые палатки, превращая улицу перед воротами дома в подобие ярмарки.

— Так и знала, что мы с Аквой не добьёмся результатов. Казума, ты ведь собираешься помочь нам, правда?

Волоча ноги, Мэгумин подошла к дивану и устало рухнула на него. Снова она начинает меня доставать этими вопросами…

— … Когда Даркнесс попросит, тогда и помогу.

В очередной раз услышав мой неизменный ответ, Мэгумин вскочила с места.

— Бесчувственная сволочь! Хоть в городе тебя и называют Гадзумой и Отброзумой, я всё равно не думала, что ты из тех, кто бросит друга в беде!

Она снова начала орать на меня, пока я возился со своей поделкой.

— Эй, можешь перечислить мне тех, кто меня так называет? Пора бы мне разобраться с ними.

Мэгумин снова улеглась на диван.

— В такие моменты человек, который мне нравится, раздражённым тоном сказал бы: «Так уж и быть», а потом сразу бы придумал план действий. Да, он именно такой, и не стал бы просто сидеть и нянчить свои обиды.

— Н-не думай, что я стану помогать тебе только из-за твоих расплывчатых намёков, что я тебе якобы н-нравлюсь! Так просто меня не одурачить!

Я попытался скрыть своё удивление этому внезапному признанию и указал на свой новый товар.

— Хватит уже злиться, лучше попробуй это. Называется боксёрская груша, она помогает снять стресс. Я сделал её из натуральной кожи. Хотя у меня нет ничего, чем я бы мог заменить кожу…

Чтобы отвлечь Мэгумин, я указал на сделанную мной боксёрскую грушу, наполненную песком.

Похоже, Мэгумин заинтересовалась.

— И как её использовать?

— Просто ударь её. Можно рукой или ногой. И да, скажу сразу: заклинания запрещены. Хотя ты и так должна была это понять.

Закончив с работой, я решил сделать перерыв и отправился на кухню заварить себе чаю.

— Получа-а-ай!

— ?!

После вопля Мэгумин у меня появилось плохое предчувствие, и я обернулся.

— Хех, и правда стало немного лучше. Прости, можешь сделать ещё одну?

— Какого чёрта ты пырнула её ножом?! Я же сказал: рукой или ногой!

Стоя с довольным видом и моим перочинным ножиком в руке, Мэгумин смотрела на дырявую боксёрскую грушу, которую теперь можно было смело отправлять на свалку…

Часть 3

Я словно одержимый продолжал неустанно разрабатывать новые товары, пока не настал этот день. День свадьбы Даркнесс. Она так и не попросила нас о помощи.

— Идём, Казума! Сорвём эту церемонию! … Хе-хе-хe, заклинание, случайно стирающее в порошок всю церковь или особняк правителя… Такое частенько случается.

— Эй, не говори так. Нас не только заставят возмещать ущерб, но и посадят в тюрьму.

Я готовился к встрече с Ваниром, выставляя на стол разработанные мной товары.

Мой период разработки новых изделий тоже подходил к концу. Идеи закончились, в голову вообще ничего не приходило.

На столе были разложены разнообразные чертежи и методы эффективного производства. Я не слишком разбирался в сельском хозяйстве, но всё равно записал базовые знания, известные каждому японцу, и добавил эти записи к предлагаемым товарам.

Свадьба Даркнесс состоится после полудня, но я не собирался присутствовать на церемонии. Раз ей не нужна наша помощь, то и мне приходить не обязательно.

Я знал, что мною руководит злость, что это глупо, бессмысленно.

Знал, но…

Мэгумин раздражённо посмотрела на меня, крепко сжала свой посох и сказала:

— Человек, который мне нравится, не будет впадать в депрессию! Казума! Неужели ты правда не против этого?! Ты действительно допустишь, что этот правитель будет делать с Даркнесс всё, что захочет?!

— Конечно нет!!!

В ответ я сорвался на крик.

Мэгумин шокировал мой внезапный срыв: она сделала шаг назад, а затем замерла на месте.

— Конечно я против того, чтобы эта сволочь заполучила Даркнесс! Он отвратителен, и репутация у него ужасная! Ты и сама это знаешь! Этот старик подлыми методами подчиняет своей воле милых девушек и хороших женщин, а как наиграется, просто выбрасывает их на улицу! И самое ужасное — все доказательства его подлых действий всегда исчезают!

Мэгумин опустила взгляд.

— Прости. Значит, ты всё-таки попытался больше разузнать про этого правителя…

Когда я начал собирать о нём информацию, то оказалось, что он ещё хуже, чем мы думали. Даже такой дилетант, как я, смог много чего разузнать.

Взяточничество и вымогательство. Но в каждом случае все доказательства, подтверждающие его вину, загадочным образом исчезали, а женщины, ставшие его жертвами, отказывались говорить. Из-за отсутствия улик власти были бессильны.

Ещё я слышал, что отца Даркнесс отправили сюда, чтобы он следил за действиями этого правителя и попытался раздобыть улики против него.

Мэгумин снова сжала посох.

— Это ведь ещё раз доказывает, что мы не можем просто бездействовать, верно? Казума, ты же можешь придумать какой-нибудь коварный план? Ты всегда выручал нашу безнадёжную команду… Придумаешь что-нибудь?

… Коварный план? За кого она меня принимает?..

— В этот раз я ничего не смогу сделать. Во-первых: Даркнесс не сказала мне, сколько именно она задолжала. Во-вторых: даже если я соберу деньги, то всё равно не смогу убедить Даркнесс принять их. Эта упрямая девчонка ни за что на это не согласится. И последнее…

Мэгумин вопросительно наклонила голову.

— Последнее?

— Это брачная церемония между дворянами. Огромное количество стражи не позволит нам даже приблизиться к церкви… Если честно, то именно поэтому я ждал того, что Даркнесс попросит нашей помощи. Что до особняка Дастинесс, то после моего прошлого проникновения они усилили охрану, поэтому во второй раз мне туда не пробраться.

Раньше меня это не волновало, но сейчас я особенно сильно ощущал нашу разницу в статусе.

Мне не хотелось, чтобы Мэгумин видела выражение моего лица, поэтому я отвернулся. Но даже по моей спине, наверное, было понятно, что это спина человека, у которого украли нечто очень важное.

— Отец Даркнесс сильно заболел, поэтому даже если мы попросим о встрече с ним, то нам откажут… И у меня нет других знакомых дворян, которые помогли бы мне попасть на церемонию… Ведь я простолюдин.

Я даже подумывал использовать свои связи в столице и попросить помощи у Айрис, но она вряд ли сможет что-то сделать, если обе стороны согласны на брак.

Мы с ней живём в совершенно разных мирах...

То, что Даркнесс, благородная дворянка, состояла в группе простых авантюристов, можно считать чудом.

Выслушав мои оправдания, Мэгумин ответила:

— Я поняла. Ты пытался больше разузнать про правителя и сделал всё, что мог. Для меня этого достаточно.

Мэгумин украдкой взглянула на моё угрюмое лицо и почему-то с облегчением улыбнулась.

— Я собираюсь серьёзно подумать и сделать выбор, о котором не буду жалеть в будущем. Казума, тебе тоже стоит поразмыслить и выбрать тот путь, после которого не останется никаких сожалений…

Мэгумин съела что-то не то? Казалось, будто за неё начал говорить кто-то другой, более опытный и мудрый — настоящий маг.

Мне нечего было ей ответить.

… Может, остановить её? Нет, я больше не имею на это права. Проводив Мэгумин взглядом, я остался в просторной гостиной один.

Довольно редко к Акве приходят гости. Сейчас она принимала их у себя в комнате на втором этаже. Насколько я понял, к ней пришли с предложением о работе, но я не был в настроении помогать.

Когда нам было нечем заняться, мы собирались в гостиной и весело проводили время. Но когда остаёшься здесь один, то этот дом кажется огромным и пустым. От этого становится очень одиноко…

… Ничего не поделать.

Там, в Японии, я и представить себе не мог, что когда-нибудь буду путешествовать с юной леди из высшего общества.

Жизнь не состоит только из радости, веселья и походов по дорогим ресторанам. Иногда жестокая реальность может внезапно дать под дых, чтобы напомнить о себе. И сейчас был именно тот случай.

Я сел на диван и глубоко вздохнул.

Внезапно дверь с грохотом открылась, разрушив мой меланхоличный настрой.

И в дверном проёме появился…

— Благодарю за сотрудничество! Забудь про безнадёжную богиню, ведь к тебе на помощь пришёл всевидящий демон собственной персоной! Не нужно сдерживать слёзы счастья, радуйся моему визиту, сколько пожелаешь! Итак, позволь же мне узреть знания, которыми ты обладаешь!

Часть 4

— Эй, приведи сюда красивую хозяйку магазина! Требую замену! У меня сейчас слишком паршивое настроение, чтобы обсуждать дела с тобой! Виз! Веди сюда Виз!

Пока я это говорил, Ванир сел за стол напротив меня.

— Сейчас она вся в слезах приглядывает за магазином и ноет, что хочет ещё поспать. К моему удивлению, это вызвало эффект «Хозяйка, которая плачет за работой, такая милая», и «Она плачет от радости, когда что-то продаёт, куплю ещё!», что делает меня счастливее. И ещё: это создающее долги существо попросту не способно вести деловые переговоры. Вчера я слишком расщедрился и позволил ей взять перерыв, но стоило мне на минутку упустить её из виду, как она успела закупить эти кулоны, которые, как она утверждала, будут пользоваться спросом у влюбленных авантюристов.

— Что за кулоны?

— Они взрываются, используя последние жизненные силы умирающего человека. Суть в том, чтобы «пожертвовать жизнью, защищая своего любимого…» Она постоянно твердила: «Хья, ну разве это не романтично?» Но эти штуки слишком мощные, и уничтожат взрывом не только врага, но и человека, которого ты пытаешься защитить. Я в очередной раз убеждаюсь в отсутствии у хозяйки магазина делового чутья… или здравого смысла. Хочешь купить?

— … О-обойдусь… Так что ты имел в виду, когда говорил, что хочешь мне помочь?

Ванир не стал отвечать сразу.

— Об этом потом. Сначала покажи товары. Я должен увидеть их, чтобы определить примерную цену… Хотя я уже приготовил сумму, которая всецело удовлетворит тебя.

Сказав это, он похлопал рукой по небольшому мешочку. Всевидящий демон очень предусмотрителен.

— Возможно, но я всё равно собираюсь поторговаться, ведь я продаю тебе не что-нибудь, а все свои знания. Должно быть очевидно, что задёшево я их не отдам.

Хотя если они не могут спасти Даркнесс, то в их продаже вообще нет смысла. Ванир продолжил тоном, будто прочитал мои мысли:

— Парень, всем сердцем желающий спасти девчонку в броне, но боящийся отказа. Всевидящий демон Ванир уверенно заявляет: ты согласишься обменять всю свою интеллектуальную собственность на содержимое этого мешка.

… Сколько же проблем от этого всевидящего демона.

Ванир начал укладывать в сумку чертежи, прототипы и права на обладание интеллектуальной собственностью, даже не осматривая их.

Для него в этом не было необходимости. Кстати, я же ещё даже не соглашался на продажу…

… Он начал делать это, потому что предвидел моё согласие?

— Эй, Ванир, тебе ведь известно абсолютно всё, так?

Я притворился, будто хочу завести обычную беседу. Ванир ответил, даже не посмотрев на меня:

— Хм. Не всё, но большая часть. Например, я знаю, что ты собираешься спросить. Почему столь важная для тебя девчонка в броне готова зайти так далеко ради какого-то долга? Есть ли способ спасти её? Куда исчезают все доказательства злодеяний правителя?

Я сглотнул.

— … Да, ты всё-таки демон, но…

— Почему я помогаю тебе без видимой для меня выгоды, хоть я и демон? Замышляю ли я что-то?.. Само собой. Я ведь всё-таки демон. Например, я задумал выкупить у тебя права на самые ценные изделия, которые ты придерживал на крайний случай.

Ванир на пару секунд прекратил укладывать товары в сумку и, улыбаясь, посмотрел на меня. Вот подлый торгаш!

— Но ты ничего не получишь без моего согласия. Хотя я готов изменить своё мнение, если у тебя есть, чем меня заинтересовать...

— Хорошо, хорошо. Внемли же истине, которую я готов открыть тебе! Например, цвет и тип белья, которое сегодня надела хозяйка магазина! Ха-ха-ха, шутка… Хм? Вкусные негативные эмоции почему-то не появились.

— Расскажешь об этом позже.

— Л-ладно… Итак, я поведаю тебе то, что ты действительно хочешь узнать. Причина, по которой девчонка в броне влезла в долги…

— Святой экзорцизм!

Аква внезапно перебила Ванира. В следующее мгновение его окружил столб света. Когда свет исчез, на месте Ванира осталась лишь его маска.

— Ванир! Ты ведь не собираешься умереть от атаки богини туалетов, правда?! Ответь мне!

— Что?! Стоило мне на секунду отвернуться, а демон уже успел запудрить Казуме мозги?! Ты чего за него волнуешься?! И я — богиня воды!

Видимо, она увидела Ванира, когда спускалась по лестнице, и сразу же без лишних слов атаковала его.

Вот стерва, опять всё портит в самый важный момент!

За спиной Аквы стоял уже знакомый мне пожилой мужчина. Главный дворецкий семьи Дастинесс, который последние несколько дней довольно часто приходил к нам, чтобы пожаловаться на идиотские затеи одной парочки…

Не знаю, что за работу он пришёл предложить Акве, но данная ситуация его сильно удивила.

Прямо перед нашими глазами Ванир начал выращивать под маской новое тело.

… Наверное удобно получать новое тело сразу с одеждой… Хотя нет, одежда ведь часть его тела.

— Ха-ха-ха, используешь подлые внезапные атаки, прямо как демон, богиня-неудачница! Посмотри, моя прекрасная маска из-за тебя треснула!

— А ты хотел, чтобы я заранее предупредила тебя? Разве нужно предупреждать тараканов перед тем как раздавить их, говоря: «Сейчас я убью вас, уж простите»? Это слишком глупо, не смеши меня.

Атмосфера накалилась, когда эта парочка уставилась друг на друга. Я попытался остановить их:

— Эй, сразитесь в другой раз. Аква, мне нужно услышать то, что Ванир хочет сказать, не мешай!

В ответ на мои слова Аква нехотя отступила.

Хайген, стоявший за спиной Аквы, понял, что оставаться здесь опасно.

— Эм… Не знаю, в чём здесь дело, но… Аква-сама, церемония начнётся в полдень, я буду ждать вас. А теперь, с вашего позволения…

Слегка пригнувшись, он быстро прошмыгнул между Аквой и Ваниром, спеша покинуть особняк.

Мне было интересно, что же он предложил Акве, но сейчас разговор с Ваниром важнее.

Ванир ухмыльнулся Акве, будто хвастался победой.

— Ха-ха-ха, в этот раз от бесполезной богини нет никакого толку! Признай же свою беспомощность и рыдай перед лицом моего великолепия!

Такого ребячества от демона я не ожидал. Он даже показал Акве язык.

Было заметно, что терпение Аквы на исходе. Мы так не сможем нормально поговорить, успокойся! Она снова взяла в руки своё драгоценное яйцо и уселась на диван между мной и Ваниром. Видимо, её тоже интересовала тема, которую мы будем обсуждать. Обхватив свои колени руками, она уставилась прямо на Ванира. Аква придвинулась к нему настолько близко, что почти могла коснуться носом его маски.

— Так разговаривать будет очень трудно… Мне жаль тебя, парень, который не может положиться на неё, хоть она и богиня. Так ты хотел знать, почему девчонка в броне влезла в долги? Всё началось, когда вы остановили мобильную крепость «Уничтожитель», — сказал он совершенно спокойным тоном, будто рассказывал о чем-то постороннем.

Что-что?

— Ну же, продолжай.

Ванир засмеялся в ответ на мою попытку поторопить его, но всё равно решил не медлить:

— А рассказывать толком и нечего. Всё должно было произойти точно так же, как и с другими городами: поселение будет полностью уничтожено мобильной крепостью, а местный правитель потеряет территорию, за которую отвечает. Горожане лишатся домов, а знать понесёт наказание. В общем, привычная жизнь каждого будет разрушена, хотя для путешествующих авантюристов это было бы не настолько критично. Однако Аксель был спасён.

… Разве это плохо? Ванир снова будто прочитал мои мысли и рассмеялся.

— Сам город не пострадал. Люди, чьи средства к существованию хранились в городе, были спасены, как, впрочем, и все горожане... А “Уничтожитель” был повержен у городских ворот. Однако дамбы, плотины, зернохранилища, а также другие загородные сооружения были разрушены.

… Да, это я знаю. Но разве ущерб не был сведён к минимуму?

— Из-за того, что зернохранилища и фермы были уничтожены, фермеры потеряли средства к существованию. Отстраивать зернохранилища было очень затратно, поэтому люди пришли к правителю в поисках помощи.

… Плохое предчувствие заставило меня нахмуриться.

— Верно, всё именно так! Правитель ответил людям, просящим о помощи: «Вы уже должны быть благодарны за то, что сохранили собственную жизнь, большего не просите. А если собираетесь жаловаться, то ступайте к авантюристам, которые не смогли защитить зернохранилища. Они и так получили огромные награды, поэтому сейчас купаются в деньгах. Вот пусть они и возмещают вам ущерб».

… Моё лицо побледнело.

— Да. За исключением безответственного правителя, винить больше некого. Авантюристы и так превзошли все ожидания, в этом никто не сомневался. Однако многие потеряли дома, и их тоже можно было понять. Даже если сказать им: «Считайте это стихийным бедствием и смиритесь», — это не особо поможет.

Сейчас улыбку Ванира можно было назвать поистине демонической.

Его следующие слова заставили меня вскочить с места.

— Люди, которых прогнал правитель, решили просить помощи у кое-кого другого... Верно, они отправились к семье Дастинесс, с которой у тебя такие близкие отношения. Они подумали: «Благородная Дастинесс-сама взяла на себя долг простого авантюриста за повреждение городских стен потопом. Она и над нами сжалится…» Так всё и было.

— Что ты сказал? Причём здесь то, что мы разрушили стену потопом?

Демоническая улыбка не покидала лица Ванира.

— Неужели ты думаешь, что такие серьёзные повреждения городских стен можно компенсировать парой сотен миллионов эрис? Тебе ведь всё сказали в гильдии, когда просили оплатить повреждения: «Оплатите хотя бы часть, а не всю сумму».

Это всё она.

— Имущество семьи Дастинесс, не считая особняка, было продано и пущено на компенсацию повреждений. После потери большей части своего состояния у девчонки в броне просто не осталось выбора, кроме как склонить голову перед правителем и попросить взаймы, чтобы помочь людям, пострадавшим от мобильной крепости.

Почему она взвалила всё на себя?

— Правитель согласился только при одном условии: «Если с главой семьи Дастинесс что-то произойдёт, и он не сможет вернуть долг, то отдавать его будешь ты своим телом»...

Ванира прервал грохот. Что-то очень сильно ударило в стол. Я протянул разбитую руку удивленной Акве, чтобы она исцелила её.

— … Казума, так сильно ударить об стол в порыве злости наверное больно, да?

Всё встало на свои места. Того грубого дворецкого скорее всего прислал правитель. Он знал, что отец Даркнесс заболел, и послал своего дворецкого потребовать вернуть долг. А чтобы собрать необходимую сумму, она не придумала ничего лучше, чем убить гидру, поэтому была так одержима ею. Но когда она увидела всех тех авантюристов, которые пришли ей помочь, то просто не смогла отказать им и смирилась со своей судьбой…

Я тихо спросил:

— Сколько она должна?

Скорее всего, Ванир предвидел и этот вопрос, поэтому заранее положил мешок на стол.

— Всего вашего состояния в придачу к содержимому этого мешка будет достаточно, чтобы вернуть долг… А теперь перейдём к делу!

Он и правда демон!

Часть 5

— Вы… Вы так прекрасны, юная леди! После церемонии вы обязательно должны показаться в этом платье перед вашим отцом!

Новая горничная была просто в восторге, увидев меня в свадебном платье. Но в ответ на её слова я смогла лишь горько улыбнуться.

Она не знала всей истории и причин моей свадьбы с правителем. Если отец увидит меня в таком виде после свадьбы, это его опустошит. Это моё решение, и ответственность за него понесу только я...

… Из коридора послышалась ругань:

— Почему я не могу увидеть собственную невесту?! Прочь с дороги! Я больше не собираюсь ждать! Уже через несколько часов Лалатина будет принадлежать только мне, это лишь вопрос времени! С дороги! … Лалатина!

… Хе-хе, похоже, он больше не может скрывать свою истинную натуру.

В ответ на крики правителя стражник у дверей спокойно ответил:

— Вам туда нельзя, это комната леди Дастинесс. До начала церемонии сюда могут войти только члены семьи Дастинесс и доверенная прислуга. Вам придётся подождать.

— Идиот! Слушай внимательно, после свадьбы твоим господином стану я! Если понял, то лучше тебе не пытаться останавливать меня!

Но хладнокровие стража было непоколебимо:

— Вам нельзя сюда входить. Пока еще вы не мой господин.

— … Я тебя запомню. Когда после церемонии я вдоволь наиграюсь с вашей драгоценной юной леди, то затем разберусь со всеми вами.

Сказав это, правитель ушёл, пыхтя от злости.

— … Пожалуйста, попроси человека у двери войти, я хочу поблагодарить его.

Горничная кивнула и выполнила мою просьбу.

— Юная леди, вы… очаровательны…

Мужчина, который долгие годы служил стражником в нашем доме, улыбался явно через силу.

В детстве он был очень строг ко мне и никогда не выпускал поиграть за ограду особняка. Он моментально находил меня, даже когда я перелезала через неё. Какое-то время я была одержима идеей прокрасться мимо него и выбраться на улицу. Однажды, играя в саду, я специально зашвырнула свой мяч за ограду, а потом попросила стражника сходить за ним. Когда он ушёл, я попыталась убежать из сада. Но он сразу же догнал меня и привёл обратно. Мне было так весело, что я стала забрасывать мяч за ограду каждый день. Это стало для меня своего рода игрой: заставлять стражника ходить за мячом и тем временем пытаться пробраться за ограду.

Хм, вспоминая об этом, я поняла, что после смерти матери играть со мной было больше некому, поэтому я решила играть с ним.

— Прости… Можешь его не останавливать, я не против. Я поговорю с ним, и он не будет тебя наказывать.

— Не переживайте, юная леди, после вашей свадьбы я всё равно планирую уволиться. Единственная семья, которой я готов служить, — Дастинесс. Но если вы признаёте этого мужчину, то я буду служить ему…

Сказав это, он вдруг смутился, а я силой выдавила из себя улыбку.

Если говорить о мужчине, которого я признаю, то на ум приходит только один человек. Он осмелился посреди ночи вломиться в мою комнату, бегал от меня по всему особняку и пытался толкать грозные речи перед тем, как вывалился из окна…

Когда я вспомнила об этом, у меня потеплело на душе.

— Какая прекрасная улыбка, юная леди... Я счастлив, что смог увидеть её в последний раз…

Его строгое лицо разгладилось. Он по-солдатски четко развернулся и...

— … И, эм… Это, конечно, не моё дело, но вы так красивы и элегантны… Пожалуйста, не увлекайтесь своими ночными играми…

— ?!

Смущённо сказав это, он вышел за дверь. Две оставшиеся в комнате служанки отвели взгляд. Придурок, имитировавший мой голос и ставший причиной этих позорных слухов, ещё своё получит!

Грубиян и сквернослов, не обучен этикету, знает много странных вещей, и в то же время не имеет понятия о том, что известно всем и каждому.

Робкий и нерешительный, но иногда идущий напролом, как лавина. Непостижимый человек.

У него самый слабый класс, и, не считая показателя удачи, все его статы ниже средних, но, используя своё коварство и множество изученных навыков, этот загадочный парень смог сражаться на равных с генералами армии Короля демонов и могущественными монстрами.

Когда я открыла ему, что на самом деле являюсь наследницей знатного рода, то его больше заинтересовало моё настоящее имя, нежели моё происхождение.

И ещё... я почти сделала это вместе с ним… Наверное, я тоже странная.

Я вспомнила о тех счастливых деньках, когда была авантюристкой.

При обычных обстоятельствах я бы не смогла жить свободной жизнью. Это касается и выбора будущего мужа.

Но несмотря на это, мне удалось провести много драгоценных дней с моими близкими друзьями…

… Этого достаточно. Я не потребую большего, ведь я дворянка.

Настала пора мне отплатить жителям этого города за их доброту. Я больше не позволю правителю действовать, как ему вздумается. Воспользовавшись его одержимостью мной, я раскрою всего его грязные секреты. Неважно, сколько времени на это уйдёт… Воспоминания о нашем счастливом времени помогут мне довести всё до конца.

… Хотя это странно. В прошлом я считала брак с этим правителем не такой уж плохой идеей, но сейчас я не чувствую к нему ничего, кроме отвращения.

Это всё из-за него? Вспоминая наши с ним постоянные перепалки, я снова невольно улыбнулась.

— Эм… Юная леди?

Моя неожиданная улыбка сбила с толку служанку, которая помогала мне с макияжем.

— Ох, прости. Ничего, продолжай.

Попросив её продолжать, я вновь предалась воспоминаниям о моих своеобразных товарищах.

Что бы они подумали, если б узнали, почему я взяла взаймы?

Мэгумин бы наверняка сильно разозлилась. Аква бы заплакала непонятно над чем. А что до него, то он бы просто отчитал меня: «Зачем ты пошла на такую глупость?!», а потом сразу бы догадался, почему я на самом деле сторонилась их, и начал действовать.

Он бы раскрыл все тайны правителя и покончил со всем этим.

Интересно, согласились бы они принять меня обратно в команду?

— Юная леди, вы так прекрасны… Вот, взгляните в зеркало.

Увидев себя в свадебном платье, я горько улыбнулась. К сожалению, тем, ради кого я надела это платье, будет Альдарп…

Хоть обычные люди не смогут присутствовать на церемонии, они всё равно смогут увидеть меня после её завершения.

Он придёт?

… Конечно, нет. Наверняка он всё ещё дуется, безвылазно сидя дома. Представив его недовольное лицо, я снова улыбнулась.

— Пора. Идёмте же, юная леди. Для вашего венчания я нанял лучшего священника в городе. Это будет радостная свадьба, уверяю вас…

Дворецкий Хайген, служивший нашей семье дольше всех, встал на одно колено и предложил мне руку.

Меня переполняла благодарность всем добрым людям этого города, которые помогли мне насладиться свободой…

Ах, как же здорово было…

Каждый день этого года, который я провела со всеми, был наполнен радостью.

Улыбнувшись в последний раз, я взяла Хайгена за руку…

Часть 6

Главная святыня Акселя — церковь Эрис…

Сегодня церковь была полна. Присутствовал весь местный высший свет и даже аристократы, специально приглашенные из соседних стран.

Каждый присутствующий здесь знал, что свадьба была лишь представлением. Им было абсолютно плевать на то, что церемония вот-вот начнётся, эти напыщенные индюки продолжали громко болтать между собой. Время от времени они поглядывали в сторону комнат ожидания невесты и жениха, расположенных на противоположных сторонах церкви

Стражники правителя охраняли вход в церковь, за которым уже собралась приличная толпа желающих хоть одним глазком увидеть невесту.

Большинство из них было авантюристами.

Даркнесс стала авантюристкой, держа своё благородное происхождение в секрете. Новость о том, что всем известная дворянка-крестоносец выходит замуж за правителя, разлетелась между авантюристами Акселя с пугающей скоростью. Все они захотели увидеть её в свадебном платье, потому что обычно Даркнесс носила доспехи.

Толпа зевак. Наверняка, все они стали авантюристами только из-за гипертрофированного любопытства.

Внезапно гомон утих.

С Хайгеном под руку, из своей комнаты в белоснежном платье появилась Даркнесс. Её отец по-прежнему был прикован к постели, поэтому к алтарю невесту вёл дворецкий.

Даркнесс, которая шла, слегка опустив лицо под вуалью, была столь ошеломляюще прекрасна, что приковала к себе взгляды абсолютно всех присутствующих.

Через несколько секунд из своей комнаты вышел Альдарп в белом смокинге.

Его заплывшее жиром тело напоминало воздушный шар в смокинге. Он тоже не мог отвести взгляда от Даркнесс, как и все остальные.

Очарованный её красотой, он с отвисшей челюстью нетвёрдым шагом направился к алтарю. В чувство его вернул громкий кашель Хайгена. Убедившись, что жених пришел в себя, дворецкий отпустил руку Даркнесс, и дальше к алтарю она пошла уже с Альдарпом.

Все гости смотрели только на Даркнесс, и никто даже не взглянул на правителя.

Через секунду церковный орган заиграл торжественную музыку. Идя между рядами гостей, правитель не отрывал взгляд от Даркнесс.

Она шла, не поднимая голову. Как же меня это злило…

Она говорила: «Наверняка, он будет истязать меня дни напролёт, не давая даже поесть… Ах, как захватывающе…»

Что случилось с твоим обычным пошлым выражением, которое появляется в критические моменты? Куда пропало твоё краснеющее лицо, с которым ты выходила на бой против монстров? Куда делись твои слова, которыми ты могла смутить даже генералов армии Короля демонов?

Это была свадьба, но на её лице я наблюдал не радость, а, скорее, безграничное одиночество.

Настала пора им принести свои клятвы. Под пристальными взглядами гостей жених и невеста встали перед алтарём.

И передо мной.

Верно, передо мной, ведь я стоял рядом со “священником”.

В этом мире позволено венчать людей, если твоя профессия имеет отношение к Богу, даже если ты не церковный священник.

Например, на эту роль прекрасно подойдёт единственный в этом городе новичков архижрец.

Для проведения церемонии венчания Хайген нанял обладателя самого святого класса — Акву-сама.

А я незаметно стоял рядом в качестве её помощника.

Даже подойдя к алтарю для произнесения клятвы, правитель смотрел лишь на свою невесту, а она по-прежнему глядела себе под ноги.Единственные два человека во всей церкви, способные нас узнать, даже не посмотрели в нашу сторону…

Торжественная музыка прекратилась, и зазвучал совсем не торжественный голос:

— Берёшь ли ты, Даркнесс, этого жирного и потного старика, в свои законные мужья, чем нарушишь мою божественную волю? Обещаешь ли ты любить этого старика, поддерживать его в болезни и в здравии и оберегать от него свою девственность до тех пор, пока смерть не разлучит вас? Конечно нет, правда? Ну тогда давай уже закончим заниматься ерундой и вернёмся домой. Отведаем стряпню Казумы, а потом я буду пить, сколько пожелаю…

Прозвучало нечто немыслимое. Все шокировано посмотрели на Акву.

Первым отреагировал Альдарп:

— …?! Что?! Т-ты же та самая девка, которая уничтожила всю мою винную коллекцию в столице! Какого чёрта ты здесь делаешь?!

Услышав проклятия правителя, Даркнесс подняла взгляд и застыла. Ее рот открылся в немом изумлении.

Пользуясь их замешательством, я крепко схватил Даркнесс за руку.

Дорогие мама и папа. Я уверен, что вы хотели вырастить из своего сына добропорядочного человека, но он решил отказаться от мирной жизни и бросил вызов самым влиятельным людям этого мира, пытаясь похитить прямо из-под венца дочь дворянина.

Придя в себя, Даркнесс побледнела, а из её глаз потекли слёзы.

— Ч-что вы наделали… Аква… К-Казума! Казума, отпусти! Что вы задумали?! Это уже не шутки! Вы сорвали свадьбу дворян, и теперь вас казнят! Как вы могли додуматься до такой глупости?!

Но я перебил рыдающую Даркнесс:

— Заткнись, идиотка! Это ты у нас специалистка по глупостям! Кто тебя просил взваливать на себя мои долги?! Ты мне кто, жена?! Если я тебе нравлюсь, то скажи прямо! Стоп, я это уже говорил!..

— Когда это ты такое говорил?! Хватит нести чушь!

После нашей с Даркнесс короткой перепалки Альдарп наконец оправился от шока.

— С-схватить этого человека! Арестовать его и этого фальшивого священника! Он… он же обычный простолюдин, как он посмел сорвать свадьбу дворян?! Быстрее, взять его!

Наорав на меня, Альдарп попытался схватить Даркнесс за руку, но я не позволил, спрятав её за собой. Его лицо посинело от злости...

— Проклятие! Тебя это не касается, исчезни! Пусть даже Лалатина нравится тебе, но… Она должна мне огромную сумму денег, которую ты не сможешь заработать за всю свою жизнь! Если она так дорога тебе, то сначала приготовься заплатить за неё, понял, жалкий плебей?!

После провокационных слов правителя я взял в руки мешок, лежавший за алтарём.

— Я прекрасно понял тебя, старик! Смотри, забрать обратно свои слова ты уже не сможешь! Получай, я возвращаю тебе долг Даркнесс, — два миллиарда эрис! Две тысячи монет эрис магическим серебром, номинал каждой из которых — один миллион эрис, теперь твои! Долг оплачен, поэтому я её забираю! И не пойми неправильно, она мне нравится не в таком смысле! Она — мой важный т-товарищ!

Я попытался поправить Альдарпа, после чего швырнул мешок к его ногам. Почему швырнул, а не просто передал в руки?

— Что-о-о?! Два миллиарда?! Нет, стой, Лалатина моя!.. Верни её… Нет, деньги! Эй, соберите их для меня!

Альдарп упал на колени и начал жадно собирать рассыпавшиеся по полу монеты. Слова «магическое серебро» не оставят равнодушным никого, поэтому ближайшие гости тоже бросились за монетами.

Наверняка в этой суматохе кому-то удастся прикарманить пару монеток, но меня это уже не заботило.

Воспользовавшись образовавшимся хаосом, я потянул Даркнесс за собой, но слуги правителя преградили мне путь. Даркнесс продолжала возмущаться и попыталась высвободить свою руку.

— Т-т-ты! Кто тебя просил это делать?! Ты хочешь втоптать мою решимость в грязь?! И эти деньги! Откуда у тебя столько?!

Я ответил Даркнесс, которая всё ещё продолжала упираться:

— Я всё продал. Все свои идеи, какие только смог придумать. Прибавив полученную выручку к моим наградам за квесты, я собрал как раз необходимую сумму. Ну вот, с этого момента придётся зарабатывать честным трудом… Но ничего не поделать, ведь я продал абсолютно всё, и теперь не смогу выкупить их обратно, даже если захочу. Поняла?! Всё, мы уходим!

После моих объяснений на лице Даркнесс перемешались эмоции тревоги и радости, и было непонятно, то ли она плакала, то ли смеялась.

— Ты зашёл так далеко!.. Какой же ты… Я…

Прихвостни Альдарпа начали осторожно приближаться. Моё терпение было на исходе, поэтому я схватил Даркнесс за плечи и хорошенько встряхнул.

— Перестань уже ныть, соберись давай! У тебя больше нет права голоса! Больше никаких споров! Я купил тебя у этого старика, и теперь ты принадлежишь мне! Лучше тебе приготовиться, потому что ты будешь пахать, как лошадь! Ты вернёшь мне все потраченные на тебя деньги до последней монетки, и сделаешь это своим телом, если потребуется!! Поняла, эроносец?! Отвечай, если поняла!

— Д-а-а…

...Ответила Даркнесс каким-то неестественным голосом. От сильной встряски, публичных нотаций и оскорблений на лице Даркнесс появилось выражение экстаза, а на глазах выступили слёзы.

Пока я тряс Даркнесс за плечи, её ноги подогнулись и она упала на пол. Похоже, мои слова для этой мазохистки оказались последней каплей. Ну почему она становится такой в самые решающие моменты?!

Я взял её на руки и попытался прорваться к выходу из церкви.

Все гости были богатыми и влиятельными дворянами.

Некоторые не умели справляться с хулиганами, другие не хотели ввязываться в неприятности. Угрозу представляли только люди, которые подбирали деньги с пола рядом с Альдарпом, остальные же не пытались нам помешать и просто глазели.

— Ах… А-а-х… М-меня продали… Меня продали именно ему! Теперь мне придётся отрабатывать долг с-своим телом!.. А-ах, он несёт меня на руках, как принцессу!.. Это… Это!..

Я впервые видел, чтобы Даркнесс краснела так сильно. Её дыхание было настолько тяжёлым, что это казалось опасным…

— Эй-эй-эй! Слюни! У тебя слюни текут! Ты вообще в порядке?!

Видя, как я начал волноваться за психологическое здоровье Даркнесс, Аква, следовавшая за нами, стукнула в ладоши так, будто что-то поняла.

— Так вот в чём заключался план подлеца Казумы! Сначала ты сделал вид, что возвращаешь долг Даркнесс, а затем обернул всё так, будто покупаешь её! Эй, Казума, если Мэгумин услышит твои слова о том, что Даркнесс придётся отрабатывать деньги своим телом, то после её самого мощного взрыва мне тебя уже не воскресить, понимаешь?

— Ничего подобного! Не выставляй меня в плохом свете, я просто поддался ситуации, ясно?! Я имел ввиду, что она будет отрабатывать долг, исполняя обязанности крестоносца!

Пока я раздражённо пытался оправдаться, слуги правителя окружили нас.

Я обратился к Даркнесс, которая, разомлев от избытка чувств, лежала у меня на руках:

— Чёрт возьми, Даркнесс! Сколько ещё ты собираешься в облаках витать?! Хватит, дальше беги сама! Твои мускулы слишком тяжёлые!

— Э-э-э-й! Опять ты назвал меня тяжёлой и испортил такой момент!

Всё ещё со слезами на глазах, Даркнесс встала на ноги и резким движением оборвала нижнюю часть своего платья, чтобы было легче двигаться.

— Мы зашли слишком далеко, обратного пути нет, и меня это устраивает! С дороги, прихлебалы правителя! Я прикончу любого, кто встанет у меня на пути!

Отшвырнув вуаль, она распустила свои длинные волосы и понеслась прямо на слуг Альдарпа.

Они схватили её за руки в попытке обездвижить, но она даже не пыталась уклониться и вытянула руки вперёд.

Не обращая никакого внимания на пытавшихся её удержать, она просто потащила их за собой, после чего схватила каждой рукой по одному стражнику и сжала своей железной хваткой.

Под страшным давлением черепа начали потрескивать, и стражники завопили от боли.

— Эй, это мы тут спасать тебя пришли, ты чего вперёд вырвалась?! Аква, усиль меня магией, быстрее!

— Поняла! Заклинание «мастера-артиста» подойдёт?

— Конечно, оно самое лучшее!

У алтаря Альдарп и ещё несколько человек старались собрать все монетки до единой. Когда Аква наложила на меня заклинание, я зашёл за спину Даркнесс и, прикрыв рот, крикнул:

— Да забудьте вы о них! Идите сюда и помогите мне собрать деньги!

Изобразив голос Альдарпа, я отдал приказ слугам, со всех сторон обхватившим Даркнесс.

— А? Х-хорошо, уже идём!

Они купились и побежали мимо нас к Альдарпу.

— Придурки, какого чёрта вы здесь делаете?! Остановите Лалатину!

— ?!

Озадаченные прислужники Альдарпа снова бросились к нам. Через мгновение мне преградили путь больше десятка стражников.

Без оружия мы не сможем прорваться даже с усиливающей магией Аквы.

Похоже, пора стать серьёзнее, как тогда, в столице!..

И когда я уже решился выложиться на полную и помочь Даркнесс…

— Сабля света!

Со стороны входа раздался знакомый голос. Сразу после этого каменную стену вокруг двери пронзил луч света. Любимое заклинание Алых магов, которым они могут разрезать что угодно, я всегда узнаю.

Через пару секунд вырезанный светом кусок стены обвалился вместе с дверью.

В проёме появились две фигуры, из-за спины которых ярко светило солнце.

Снаружи церкви виднелась целая толпа авантюристов, с расстояния наблюдавших за происходящим.

Опасаясь незваных гостей, прихвостни отступили от внезапно явившейся парочки.

— Мэгумин, я всё сделала! Мы ведь лучшие подруги! Ради моего лучшей подруги я готова пойти даже на преступление! Она попросила: «Лучшая подруга, помоги мне!», и я просто не могла отказать!

— Да-да, спасибо, Юнъюн. Меньшего от лучшей подруги я и не ожидала. Теперь можешь возвращаться в гостиницу.

— Э-э?!

Это были две девушки с алыми глазами.

Мэгумин сделала шаг вперёд — перепуганные наёмники сделали два шага назад.

Их взгляды были прикованы к сверкающему посоху Мэгумин.

… Какого чёрта?! Она собирается устроить взрыв в центре города?!

Мэгумин подняла над собой посох, в котором сейчас было сосредоточено пугающее количество маны, и привычным движением взмахнула своим плащом. Я ещё никогда не видел её такой серьёзной. Устремив взор своих сверкающих алых глаз на наёмников, она сказала угрожающе холодным тоном:

— Злой маг уже здесь. Следуя своим инстинктам, он собирается похитить невесту.

Стоя на фоне ярких солнечных лучей, проникающих через брешь в слабо освещённую церковь, Мэгумин выглядела очень эффектно, подобно настоящему герою. По сравнению с этим, моё появление ради спасения Даркнесс казалось совсем невзрачным.

… Но так даже лучше!

Часть 7

Что до гостей и прихвостней Альдарпа, то они все до единого замерли на месте и с ужасом следили за каждым движением «злого мага».

— Вы знаете, как меня называют? Если да, то вы уже должны догадываться, что за магия сейчас готова вырваться из этого посоха. Позвольте сказать сразу: сдерживать её очень трудно… Если попытаетесь подкрасться ко мне, то она вырвется наружу и тогда всем конец! Хорошенько обдумайте свои слова и действия.

Проще говоря, она может легко потерять контроль над заклинанием и приглашает их попытаться остановить её, если они готовы к последствиям.

Прекрасный пример угроз настоящего злого мага.

Прислужники окружили Мэгумин, но держались на расстоянии. Все, кто пытался удержать вырвавшуюся вперёд Даркнесс и кого я обманул фальшивым голосом Альдарпа, уже не так рвались остановить нас.

Юнъюн, стоявшая рядом с Мэгумин, осмотрела церковь.

— … Хм? Мэгумин, смотри, Казума-сан уже…

Мэгумин посмотрела на меня, Акву и Даркнесс в рваном платье. Поняв, что происходит, она улыбнулась, а затем указала на нас посохом, намекая на то, чтобы нам позволили пройти.

Увидев её жест, прислужники, преграждающие нам путь, разбежались. Пользуясь возможностью, мы побежали к Мэгумин.

— Ч-чего вы испугались, кучка дебилов?! Она же блефует! Даже она должна понимать, что произойдёт, если использовать магию взрыва здесь! Схватите их!

Альдарп, всё ещё занятый собиранием монет, наорал на своих прислужников.

Но Мэгумин не собиралась выпускать ситуацию из-под контроля:

— Ха! Думаешь, я этого не сделаю? Хочешь сказать, я побоюсь использовать магию взрыва?! Ну что ж, хорошо, я принимаю твой вызов!

— Нет, не надо! Мы не будем вас останавливать, поэтому пожалуйста, не делай этого!

— Остановись, мы не будем нападать!

— Альдарп-сама, не провоцируйте её!

Слова Мэгумин заставили перепуганных прихвостней отступить ещё дальше.

Репутация Мэгумин превзошла все мои ожидания.

Но даже она не настолько сумасшедшая, чтобы создать взрыв посреди города… Правда?

Воспользовавшись замешательством прихвостней Альдарпа, мы смогли прорваться к Мэгумин.

— Я хотел показать себя героем, а вы явились в самый важный момент и забрали всю славу себе! Но я рад, что вы пришли, спасибо!

Мэгумин улыбнулась в ответ.

— Изящно выражаясь, эффектное появление в кульминационный момент — святая обязанность каждого Алого мага. Казума, я так и знала, что ты не будешь бездействовать, хоть и говорил, что ничего не предпримешь… Но надо же, ты пришёл даже раньше меня, — произнесла она с каким-то странным выражением удовлетворения на лице.

— Мэгумин! И даже ты, Юнъюн! Когда мы вернёмся… мне нужно будет столько вам сказать... Вы не представляете, как сильно я благодарна вам!..

Что-то Даркнесс слишком эмоциональна. Может, еще не до конца отошла от своего... припадка? Мэгумин даже слегка засмущалась.

— Не за что, мы ведь… т-товарищи! Как я могу оставить в беде нашего замечательного крестоносца?

Похоже, она особенно стеснялась говорить слово «товарищи», поэтому попыталась прикрыть своё смущение последними словами.

От этих слов Даркнесс расчувствовалась ещё сильнее.

— Товарищи… Как здорово, когда есть товарищи, Мэгумин! А меня ты тоже спасёшь, как лучшую подругу, если я попаду в беду?

— Нет, Юнъюн всего лишь лучшая подруга, которая к тому же постоянно называет себя моей соперницей… Ты не товарищ, так что…

— ?!

Мэгумин постоянно подчёркивала слова «лучшая подруга» и безжалостно отвергла Юньюнь.

— Сейчас не время для болтовни! Давай, выкладывай свой план!

Прихвостни Альдарпа снова начали окружать нас, пока мы стояли у входа в церковь. Сейчас для них самой опасной была Мэгумин, которая в любой момент могла сорваться и устроить армагеддон местного масштаба.

Не думаю, что они осмелятся рискнуть и пойти в атаку… Их трусость разозлила правителя ещё сильнее, и он снова заорал:

— Эй вы! Я к вам обращаюсь, авантюристы! Хватит просто стоять и смотреть, схватите этих преступников! Верните мне мою невесту, и я озолочу вас, или даже найму в качестве моих личных телохранителей! Вам больше не придётся иметь дело с опасными монстрами! Лалатина! Верните мою Лалатину!

После слов Альдарпа наблюдающие за происходящим авантюристы переглянулись. И тогда…

— …? Эй, вы что, не слышали меня?! Я же сказал, что заплачу! Сколько вы хотите?!

Авантюристы не только не послушали Альдарпа, они даже повернулись к церкви спиной и лениво потянулись, сделав вид, будто ничего не слышат.

Они хотят дать нам сбежать.

Спасибо вам, ребята!

— Даркнесс, смотри. Сейчас многие пытаются тебе помочь, совсем как в тот раз с гидрой, которую ты пыталась победить в одиночку. Пора бы тебе уже прекратить взваливать всё на себя.

Даркнесс со слезами на глазах радостно кивнула.

— Да!..

Пока что всё идёт хорошо…

Я прекрасно понимал чувства этих авантюристов, поэтому больше ничего не сказал, чтобы не портить момент.

Все они улыбались нам…

Они наверняка некоторое время будут подшучивать над ней, когда она будет приходить в гильдию, говоря что-то вроде: «Юная леди Лалатина, сегодня вы не надели ваше прекрасное свадебное платье?»

Каждый авантюрист в городе уже знал, что она — дворянка.

Не думаю, что эти славные парни будут сторониться её только потому, что она из высшего общества, ведь они знают её уже довольно давно.

… Вскоре после того, как прислужники окружили нас, гости начали потихоньку выбираться из церкви.

Ситуация патовая.

Наших противников идиотами не назовёшь, они не будут просто стоять и ждать, пока мы не одолеем их.

Они значительно превосходили нас числом, поэтому так просто нам не уйти.

Если применим оружие, то нас можно будет официально считать преступниками. Хотя нет, мы уже давно пересекли черту дозволенного.

— … Ох! Я уже не могу удерживать заклинание! Можно мне его высвободить? Мы ведь уже всё равно преступники! Я больше не могу ждать, позволь мне выстрелить в них!

Слова Мэгумин шокировали абсолютно всех. Включая меня!

— А-а-а-а-а, больше не могу, сейчас взорвусь! Бегите, спасайтесь!

Она теряет контроль над собой в этот критический момент?!

Если бы это сказал какой-нибудь другой маг, то все бы поняли, что это блеф. Но Мэгумин была слишком известна, поэтому все развернулись и начали разбегаться во все стороны.

Я не был исключением!

— Взры-ы-ыв!

Мэгумин направила своё заклинание в небо. Через мгновение весь город озарил ослепительный свет, за которым последовала ударная волна, выбившая все стёкла в городе. Все в панике попадали на землю и закрыли голову руками.

— Быстрее, это наш!.. Шанс…

Оперевшись на Акву, Мэгумин уставилась на меня, а её голос утих…

Я осознал, в какую ситуацию себя загнал. Не смотри на меня таких холодным взглядом!

Перед самым взрывом я спрятался за Даркнесс, сжавшись в комок…

— Казума, как ты мог спрятаться за человеком, которого изначально собирался спасти?

— … Да, сначала Казума казался таким крутым. Я даже подумала, что зрение меня обманывает... Я рада, что мне лишь показалось.

— К-Казума-сан… Хуже всех…

Слова Юнъюн добили меня.

Попадавшие на землю авантюристы смотрели на меня, как на мусор.

Неважно, сейчас главное то, что наши противники перепугались от взрыва Мэгумин, и у нас появилась возможность сбежать.

Мы попытались прорваться через окружение, но…

— Она может использовать магию взрыва только один раз в день! Это наш шанс, схватить их!

Шок от взрыва продержался совсем недолго. Придя в себя, прислужники Альдарпа бросились к нам.

Мэгумин, которая уже сидела на спине Аквы, закричала:

— Юнъюн! Нам пора, оставляю их на тебя! Что бы ни случилось, не убегай и продолжай сражаться!

— Дурочка! Мы ведь лучшие подруги! Как я могу бросить Мэгумин и… Что ты сказала?! Разве в деревне Алых магов не произошло примерно то же самое?!

— Пожалуйста, выиграй для нас время, лучшая подруга! В благодарность я в следующий раз познакомлю тебя со своими друзьями!

— Поняла, положись на меня! Так и быть, на что только не пойдёшь ради лучшей подруги!

При виде преградившей им путь Юнъюн, прихвостни Альдарпа насторожились.

Ой, если ты не против, т-то я тоже могу стать твоим другом…

И когда мы бросили Юнъюн позади и побежали…

— Это же просто Алый маг! Доберитесь до неё до того, как она сотворит своё заклинание!

После слов прихвостней у меня по спине пробежали мурашки.

Так и быть, я тоже останусь и задержу их, чтобы Даркнесс могла сбежать!..

И в тот момент, когда я подумал об этом и развернулся…

— А-а-а-а, больно! Ты чего толкаешься?! Ай, мои кости! Даст, спаси!

С истерическим криком кто-то из толпы авантюристов упал на землю.

— Кит, ты живой?! Какой ужас… У него же перелом!

Раздались знакомые голоса.

— Что?! Я к тебе еле притронулся, хватит нести ерунду! Он сам внезапно выскочил передо мной! Эй, хватит держать меня за ноги, у тебя же вроде как перелом! Отпусти!

Один из прихвостней попытался оправдаться.

— Эй-эй! Парализовал человека, а теперь пытаешься сбежать?! Это уже ни в какие ворота! Мне плевать, кто там у тебя начальник, сейчас ты своё получишь!

Пока мы бежали, за спиной у нас началась перепалка.

Один из прихвостней, которого пытались в чём-то обвинить, ответил:

— Только что ты говорил про перелом, а теперь он уже парализован?! А ну проваливайте! Будете мне мешать — я вас проучу!..

Выкрикнув это, он отпихнул в сторону друга «калеки», который пытался его остановить.

— Больно! Я добропорядочный гражданин, и этот человек только что напал на меня! Он меня ударил! Ну всё, вы доигрались! Недавно на меня покушался один дворянин! Хватит с меня дворян и их выходок, сейчас вы познаете мой гнев! Понеслась!

— Что?! Нет, подо!..

— Вы сами напросились!

— Драка! Драка!

— Эй, про меня не забудьте!

— Этот правитель уже давно бесил меня!

— Ты же только что был парализован! А-а-а-а!

Я оглянулся на бегу.

Авантюристы, которые до этого просто наблюдали, набросились на прихвостней правителя и начали дубасить их всем скопом.

Нужно будет угостить их выпивкой, когда всё уляжется.

— Лалатина, не уходи! Вернись, Лалатина-а-а!!

Вслед нам неслись, постепенно становясь все тише, отчаянные крики Альдарпа.

Часть 8

— Юная леди?! Ваше платье!.. Быстрее, заходите!

Сбежав из церкви, мы поспешили к дому Даркнесс.

Стражник торопливо открыл нам ворота. Даркнесс не обращала внимания на встречавшихся нам по пути слуг, шокированных её внезапным возвращением со свадьбы в разорванном платье, и молча шла по коридору. Мы не знали, куда она идёт, поэтому просто следовали за ней.

— Отец, прости за беспокойство.

Даркнесс постучала в дверь одной из комнат. Её отец сейчас в этой комнате?

Ах да, точно. Должно быть, он перебрался сюда после того, как я выломал окно в комнате, где он жил раньше.

Даркнесс вошла, не дожидаясь ответа.

Разве дворянке не полагается соблюсти приличия и дождаться разрешения войти?

Нет.

Её отец не в состоянии ответить.

Сейчас он выглядел ещё слабее, чем во время нашей с ним последней встречи. Вокруг глаз у него появились тёмные круги, а тяжёлое дыхание говорило о том, что его состояние ухудшилось.

Он медленно приоткрыл глаза.

— … Ох, Лалатина… Ты так же прекрасна… Как твоя мать…

Он сказал это с тёплой, но очень слабой улыбкой.

Даркнесс склонила перед ним голову в извинении.

— … Эм, дорогой отец, прости меня… Я сама согласилась на эту свадьбу… Но в итоге сорвала её и сбежала…

Услышав это, её отец закрыл глаза, и его лицо просветлело от радости.

— Вот как… Хорошо. Не переживай, тебе не за что извиняться.

Сказав это, он повернулся ко мне.

— Казума-кун, пожалуйста, подойди ближе.

Причин отказывать не было и я медленно подошёл к краю кровати.

— … Эм, я лучше подожду на улице…

Мэгумин проявила деликатность и вышла в коридор.

… А та, кто не способен прочувствовать атмосферу, подошла к кровати вместе со мной и с глупым видом начала как-то странно рассматривать отца Даркнесс.

Но я не хотел ругать её в присутствии больного.

— … Ты прекрасно справился. Позволь от всего сердца поблагодарить тебя.

Такая неожиданная благодарность…

— Я всего лишь вернул вашей дочери долг.

Мой ответ рассмешил его.

Его следующие слова серьёзно удивили нас:

— Казума-кун, позаботься о моей дочери. Пожалуйста…

— Э?!

Даркнесс удивилась не меньше моего.

— За что вы меня так наказываете?

— Э-э-э?!!

Мои слова поразили её ещё сильнее.

Она посмотрела мне прямо в глаза, пытаясь что-то сказать. В ответ на мои слова отец Даркнесс лишь радостно улыбнулся.

… Так уж и быть.

Не переживай, старик, я присмотрю за ней и не позволю разным чудакам лезть к ней.

Похоже, “драгоценный меч королевства” понял, о чём я думал, и вздохнул с облегчением.

— Лалатина. Надеюсь, теперь ты счастлива? Ты готова отбросить всё остальное ради своего счастья? — тихо произнёс он, закрыв глаза.

Даркнесс ответила без колебаний:

— Да. Я готова пожертвовать чем угодно ради защиты моих товарищей.

Отец Даркнесс одобрительно кивнул.

— Вот как… Лалатина. Не сходи с выбранного тобой пути. Остальное можешь оставить на меня. Даже в таком состоянии я ещё на многое способен.

Даркнесс подошла ближе и взяла отца за руку.

— Дорогой отец, спасибо за то, что вырастил меня… Когда тебе станет лучше, давай как-нибудь поговорим с тобой перед сном, и ты расскажешь о моей покойной матушке...

— Я люблю тебя, моя милая дочка. Да, в следующий раз я обязательно расскажу тебе про нее…

На глазах Даркнесс начали собираться слёзы.

Её отец снова прошептал: «В следующий раз…» и улыбнулся, казалось, в последний раз, крепко сжимая руку дочери…

Внезапно его окутал яркий магический свет.

— Святое разрушение заклятий!

Девчонка, которая не способна прочувствовать атмосферу…

— А-а-а?!

— О-отец?!

Даркнесс с отцом вскрикнули от неожиданности.

Когда свет пропал, тёмных кругов вокруг глаз отца Даркнесс уже не было. Он всё ещё выглядел исхудавшим, но его кожа снова приобрела здоровый цвет.

… Э-э…

Когда все с недоумением уставились на Акву, та высокомерно произнесла:

— Проклятие! Это проклятие очень сильного демона, но я всё равно легко справилась с ним!

Богиня, не способная прочувствовать ситуацию, исцелила отца Даркнесс. Отец и дочь посмотрели друг на друга, всё ещё держась за руки.

— …

Сильно покраснев, Даркнесс медленно отпустила руку отца. Затем она почему-то засвистела и уставилась в окно, а её отец натянул покрывало на голову, чтобы скрыть своё смущение.

Я успел заметить, что он тоже сильно покраснел.

… Яблоко от яблони…

— Но теперь всё хорошо! Здорово, правда, Даркнесс? Теперь твой отец сможет рассказывать тебе про мать, сколько ты захочешь!

Аква снова хотела, как лучше…

Даркнесс закрыла лицо руками и присела, сжавшись в комочек.

Всё хорошо, что хорошо кончается…

Комментарии