Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2 — Одарим хозяина озера вечным сном!

Часть 1

— Ох Казума, твоя смерть была такой унизительной!*

Вновь до боли знакомая белая комната. Как только я открыл глаза, то сразу встретился взглядом с Эрис, наигранно приветствовавшей меня этой всем известной фразой.

А эта богиня может оказаться неожиданно озорной… И про Японию она знает достаточно много.

— … Вижу, вы в хорошем настроении, Эрис-сама.

— Прости, я всегда хотела сказать эту фразу.

Эрис лукаво прищурилась. Когда так делает очень красивая богиня, то сердце может не выдержать…

Почёсывая щёку, богиня с озадаченным выражением лица сказала:

— Кстати, Казума-сан, тебя совсем не удивляет то, что ты оказался здесь… Да, с остальными всё хорошо, они уже сбежали от гидры. Даркнесс достала твоё тело из желудка гидры после того, как дала себя проглотить.

Какая учтивая богиня. Она решила рассказать мне о моих товарищах до того, как я успел её спросить.

— Дала себя проглотить… Какая безрассудная девчонка.

Акве удалось добраться до нас, после чего Мэгумин применила свой взрыв.

… Всё шло так хорошо.

Я начал жаловаться Эрис:

— Что за чертовщина? Нечестно отращивать потерянные головы! Эту штуку вообще нельзя победить?

Верно, всё шло хорошо до тех пор, пока гидра не получила удар магией взрыва. Она сразу начала волшебным образом отращивать оторванные взрывом головы. Вырастив новые головы, она продолжила преследовать нас, как ни в чём не бывало. И затем…

— Что стало с моим телом после того, как меня проглотила гидра? Я слышал, что если повреждения будут слишком сильными, то воскрешение не сработает.

Да, в таком случае моя смерть будет окончательной.

— Эм… С н-ним всё хорошо! Тебя ещё можно воскресить! Примерно тридцать процентов тела переварилось, но ничего страшного!

Не стоило спрашивать.

— Э-э…

Глядя на мой подавленный вид, Эрис сказала:

— Не вини, пожалуйста, Даркнесс после того, как тебя воскресят, хорошо? Вы ведь выполняли её желание… Но у неё были свои причины… Она взвалила вину за смерть Казумы-сана на себя и очень сильно переживает из-за этого. Хотя больше всех пострадал именно Казума-сан…

Эрис попыталась утешить меня. Какая же она добрая…

У меня есть знакомые, похожие на неё? Виз? Юнъюн? Они обе и правда добрые, но только Эрис-сама по-настоящему согревает моё сердце.

— Не волнуйтесь, я ни в чём её не виню… Кстати, Эрис-сама, вы говорили, что иногда спускаетесь в мир смертных, чтобы развеять скуку. Вы бывали в Акселе? Мне становится одиноко от мысли, что я могу встретиться с вами только после смерти…

Мои слова заставили Эрис хихикнуть.

— На самом деле мы уже много раз виделись в мире смертных. Тебе уже пора бы меня узнать. Мне тоже одиноко от того, что ты меня не узнаёшь, — ехидно сказала она.

… Хм?

— Что вы сказали? Мы уже виделись? Это было в Акселе? Хм? А-а?!

От её слов мысли забегали. Виделись много раз? Когда? Я уже видел кого-то похожего на неё?

Моё замешательство рассмешило Эрис.

— Я дам тебе подсказку. В мире смертных у меня другая внешность. Я веду себя энергичнее, и у меня другая манера речи.

Другая внешность. Энергичная и по-другому говорит…

— И, хоть я и богиня, но мне не обязательно быть архижрецом, как семпай…

Я прервал её и уверенно выкрикнул:

— Точно, знаю! Это Марисэ-сан, которая разбила Кеиту нос после того, как он сказал: «Я слышал, что у жрецов культа Эрис размер груди пропорционален силе их веры. Так и знал, что это правда, ха-ха!»

Эрис продолжила улыбаться:

— … Не угадал.

Что? Точно, это она!

— Когда один раз Даст нарывался на неприятности и говорил: «Ходит слух, что богиня Эрис носит подкладки. Разве её последователей не изгоняют за большую грудь? А твои настоящие?! Или вы обе носите подкладки?! А ну ка дайте я проверю!», Даркнесс и Целестия-сан избили его! Это Целестия-сан!

— Нет.

Эрис продолжала улыбаться, но в её голосе уже слышались нотки злости.

Не Марисэ-сан и не Целестия-сан? И пока я продолжал гадать…

— Казума, Казума! Воскрешение завершено, давай возвращайся! Даркнесс впала в депрессию, и от неё сильно воняет! Быстрее давай!

Зазвучал голос той, кто, как всегда, не умеет чувствовать атмосферу. Опечаленная Даркнесс меня и правда волновала, но что важнее…

— Эрис-сама, сдаюсь! Я сдаюсь, простите! Пожалуйста, скажите мне, прошу! Если не скажете, то я могу неосознанно оскорбить вас и получить за это божью кару!

При виде моей паники Эрис задумалась…

— … И только сейчас ты заговорил про оскорбления и божью кару, хотя ты сделал это при первой же нашей встрече…

— Хм?

— Ничего. Моя вторая личность — секрет.

Сказав это, Эрис приставила указательный палец к губам.

— … И ещё, не верь всему, что говорит семпай, хорошо? П-по крайней мере сейчас я не ношу подкладки!

После этого она слегка покраснела и щёлкнула пальцами. Передо мной появилась уже знакомая белая дверь. От этого я запаниковал ещё сильнее. Она ведь ещё не рассказала мне о своей второй личности!

Но двери на мою панику было плевать. Она отворилась и из дверного проёма засиял яркий свет.

— Подождите, Эрис-сама! Простите! Вы злитесь на меня, да? И мне не важен ваш размер груди!

— Итак, Сато Казума-сан! Надеюсь, что в следующий раз, когда твоя жизнь оборвётся и мы встретимся вновь, ты уже будешь знать о моей второй личности! До свидания и счастливого пути!

Краснеющая Эрис не дала мне закончить. И в этот момент я увидел еле заметный белый шрамик на её покрасневшей правой щеке.

— Хм? Эрис-сама, у вас на лице…

«… что-то есть», хотел я договорить, но не успел. Эрис втолкнула меня в дверь.

Часть 2

— С возвращением, Казума.

Когда я открыл глаза, то увидел перед собой Акву, зажавшую нос.

— Фу, ну и вонища!

В этот же момент мне в нос ударил отвратительный запах. И исходил он от…

— Меня?! Это я так воняю?!

Думаю, всё из-за того что я какое-то время пробыл в желудке гидры. Поэтому от меня так сильно разило.

… И тогда я заметил. Все отводили взгляд, и никто не хотел смотреть мне в глаза. А всё потому, что я был абсолютно голый.

— А моя одежда…

— Растворилась. Прикройся чем-нибудь. Кстати говоря, Казума-сан, тебя переварили до такого состояния, что в какой-то момент ты стал мисс Казумой. Всей твоей экипировке конец. Единственное, что уцелело — твоя катана со странным именем, потому что она была в ножнах.

— Эй, я не могу игнорировать того, что ты назвала странным имя, которое я дала этому мечу!

Игнорируя Акву и Мэгумин, которая на неё набросилась, я взял в руки уцелевшую катану.

— … Ну а ты почему такая грустная?

Я обратился к Даркнесс, которая воняла точно так же, как я, и сидела недалеко от меня, обняв колени.

Мои слова заставили её содрогнуться, после чего она виновато посмотрела на меня.

— Ты не злишься за то, что я заставила тебя сражаться?

— Нет, не злюсь. Да, ты толкнула нас на этот бой, но мы же не впервые сражаемся с противником, который намного сильнее нас. И мне уже не впервой умирать…

— Верно, но…

Непривычная прямолинейность Даркнесс немного выбивала из колеи, но…

— Ты какая-то сама не своя. Эрис-сама мне уже всё рассказала. Чтобы спасти меня, ты дала гидре проглотить себя. Ты же вся в крови. Тебе помощь не нужна? Хотя не похоже, чтобы ты пострадала от желудочной кислоты гидры.

Даркнесс украдкой взглянула на меня и сказала:

— Это кровь гидры, я разрезала ей живот, когда выбиралась наружу. Если бы я задержалась там хоть на минуту дольше, то разделила бы твою участь… Всё в порядке, я не ранена.

Я решил поблагодарить всё ещё подавленную Даркнесс:

— Спасибо, что достала моё тело. Ну что, давайте возвращаться? Нам нужно поскорее принять ванну.

Своей улыбкой я попытался показать Даркнесс, что всё хорошо.

— Эй, Казума. Я не против того, чтобы ты утешал Даркнесс, но когда ты говоришь “нам принять ванну” в таком виде, это немного…

Кстати, я ведь всё ещё голый.

Часть 3

— Теперь я знаю, почему отряд рыцарей не добил гидру. Они просто не смогли этого сделать.

По дороге обратно в Аксель мы обсуждали наш бой с гидрой. Печальная Даркнесс шла молча.

— Ковлунская гидра может с помощью магии восстанавливать своё тело. Чтобы победить её, необходима невероятная огневая мощь, после удара которой регенерировать было бы просто нечему, или же нужно истощить её запас маны, а уже затем нанести решающий удар. И то и другое невыполнимо…

Слова Мэгумин имели смысл. Да и тупой гидру назвать нельзя. Если она поймёт, что ей не победить, то сбежит на дно озера и будет восстанавливать потерянную ману.

Вряд ли мы сможем найти для боя что-то мощнее магии взрыва.

Я обернулся и взглянул на подавленную Даркнесс, медленно волочащую ноги позади нас.

— Мэгумин права, в этот раз мы не справимся. Оставим гидру рыцарям. Они заставят её медленно растратить всю ману и снова впасть в спячку. Даркнесс, ты не против?

— Ага…

Что-то тревожило её. Почему она так сильно хочет победить этого монстра?

В этот момент Аква выпятила грудь и высокомерно заявила:

— Не так уж всё и плохо. Благодаря мне гидра ещё не скоро вылезет из озера! Из-за того, что я очистила часть озёрной воды, гидра думает, что на её территорию вторглись, и теперь будет занята загрязнением. Рыцари прибудут к озеру задолго до того, как гидра закончит, так что можем спокойно оставить её на них.

— … Кажется, в лесу что-то сдохло. Неужели в этот раз от тебя действительно была польза? Хорошо придумано, молодец.

Пока мы радостно болтали с Аквой, Мэгумин, сидевшая на её спине, сказала то, чего не стоило:

— Каждый раз, когда Аква так уверена в себе, всё заканчивается очень плохо.

Обычно именно я отношу Мэгумин домой на спине, но в этот раз из-за моей вони она попросила Акву.

— Нет-нет-нет, в этот раз точно не будет никаких проблем. А даже если и будут, то разбираться с ними уже не нам. Мы ведь всё-таки выиграли время для рыцарей.

— Точно, или тебе не нравится то, что я сделала?! Мэгумин, как ты можешь! Если ты так против, то слезай, дальше тебя понесёт Казума или Даркнесс!

— Я извиняюсь! Пожалуйста, только не это, умоляю!

Мы в целости и сохранности добрались до города.

— Я с Мэгумин пойдём в гильдию и доложим обо всём, что случилось, а вы, двое вонючек, быстренько домой и в ванную. Скорее давайте, пока кто-то не увидел Казуму в таком виде и не вызвал стражу!

Попрощавшись с Аквой и Мэгумин, мы с Даркнесс направились в сторону дома.

Сейчас я прикрывался плащом Мэгумин. Да, со стороны я наверняка выгляжу очень подозрительно.

— Идём, Мэгумин, и не забудь приукрасить нашу историю! Так нас наградят, даже если мы не выполнили задание!

— Доверься мне! Я просто поведаю им, насколько могущественна моя магия взрыва!

Я немного переживал, но всё равно решил довериться им и вернулся в особняк вместе с Даркнесс.

Часть 4

Вернувшись домой, я позволил Даркнесс принять ванну первой, после чего тоже хорошенько вымылся, чтобы избавиться от ужасного запаха.

— Оказывается, иногда привыкать к чему-то довольно страшно. Я совсем недавно умер, но отношусь к этому совершенно спокойно, — пробубнил я сам себе, опускаясь в горячую воду. Вспомнив, что после смерти я потерял тридцать процентов своего тела, я хорошенько осмотрел себя.

Аква говорила, что в какой-то момент я стал мисс Казумой. Надеюсь, размер не уменьшился. И пока я рассматривал ту часть тела, которую совсем недавно потерял…

— … Казума, ты сидишь там дольше, чем обычно. У тебя что-нибудь болит? Или ты ещё не восстановил силы после воскрешения?

Из раздевалки послышался взволнованный голос Даркнесс.

— В-всё в порядке! Это всё ужасная вонь! Хочу хорошенько отмыться, чтобы навсегда избавиться от неё!

Ну не мог же я сказать Даркнесс, что волнуюсь больше за размер своего прибора, чем за своё здоровье.

Но Даркнесс не ушла после моих слов. Видимо, она ещё не всё сказала.

— … Знаешь, Казума. Эм... в этот раз виновата я и моё эгоистичное желание. Наш последний успех вскружил мне голову, и я стала нетерпеливой. Но я хочу победить эту гидру любой ценой…

Ее голос был очень грустным.

— Ну, мы в любом случае больше не увидим эту тварь, так что всё в порядке. Кстати, что-то Аква и Мэгумин задерживаются. Опять они устроили себе пирушку в гильдии? Пошли к ним?

— … Ух, да. Наверное...

В её ответе было столько печали, сколько я ещё никогда не слышал от неё.

… Даркнесс и гидру связывает какое-то прошлое? Или к этому имеет отношение тот грубый дворецкий, который заходил к нам на днях?

— Хорошо, я принесла тебе сменную одежду. Оставлю её тут. Буду ждать тебя в гостиной…

Я остановил Даркнесс, которая уже собиралась уходить:

— Ты не хочешь рассказать, почему так рвёшься победить эту гидру?

— Э?! Это…

Так я и думал. Не знаю, что ещё сказать резко замолчавшей Даркнесс. Обычно я бы не пошёл в бой во второй раз с противником, который уже успел убить меня. Но Даркнесс так сильно переживала, что мне захотелось попробовать ещё раз.

— … Сегодня ничего не получилось, но в следующий раз мы обязательно что-нибудь придумаем и победим гидру.

— Что?!

Я решил немного подразнить Даркнесс, но в ответ последовал восклик удивления.

— Что тебя удивляет? Ещё совсем недавно ты бросалась громкими словами про защиту Акселя, а теперь уже перехотела с ней сражаться?

— Что ты такое говоришь?! За кого ты меня принимаешь, а?! Защита людей — долг семьи Дастинесс! В следующий раз гидре конец!

Ну вот, вернулась обычная Даркнесс, которую я знаю.

Наконец избавившись от ужасного зловония, мы отправились в гильдию авантюристов. К этому времени Аква и Мэгумин уже должны были закончить свой доклад. И когда я открыл дверь гильдии…

— Ну почему вы всегда делаете то, чего не просят?!

— Верно! Когда Аква-сан в прошлый раз очистила воду в аквариуме и сделала её пресной, вся морская рыба передохла!

— Я-я же хотела как лучше! А в тот раз я для рыбной лавки старалась! Мне стало так жаль бедных рыбок, живших в том тесном аквариуме, поэтому я просто хотела сделать их воду почище!

— А получилось как всегда! И что нам теперь делать?! Мы не справимся с Ковлунской гидрой, она слишком сильная!

— Мама, я хочу домой!

— Нужно больше объявлений! Развесьте объявления о розыске по всему городу!

Работники гильдии вопили и метались туда-сюда, а авантюристы подавленно перешёптывались. Аква, которую в чём-то обвиняли, рыдала в центре толпы.

— Казума, Даркнесс! Вы вовремя! Помогите мне разобраться с этим!

Заметив нас, Мэгумин сразу подбежала.

— Что здесь происходит? Неужели всё настолько плохо? Я вижу, что Акву в чём-то винят, но мы ведь ничего плохого в этот раз не сделали, разве нет?

— Вот именно! Гидра всё равно бы проснулась рано или поздно, даже если бы мы ничего не делали, поэтому никаких проблем не должно было быть, но…

В критических ситуациях речь Мэгумин порой становилась путаной, поэтому Даркнесс остановила пробегающую мимо работницу гильдии и спросила:

— Эй, что случилось? Монстра победить не удалось, но ведь не всё так плохо, не так ли? Скоро сюда прибудут рыцари, чтобы разобраться с гидрой. Так в чём проблема?

— Ну, понимаете… Недавно произошёл крупный инцидент в столице, и рыцари сначала будут разбираться с ним, поэтому сюда они придут ещё не скоро…

Инцидент в столице?!

— Что там произошло?! Столица в беде?! Моя милая младшая сестрёнка в опасности?!

— С-сестрёнка? Нет, после инцидента уже прошло какое-то время, и фактически можно считать, что он разрешился без каких-либо последствий. Рыцарей направили восстановить порядок в городе и отыскать преступников, виновных в случившемся…

Фух, будто камень с сердца. А я уж хотел прямо сейчас мчаться в столицу.

— Судя по тому, что я слышала, два разбойника, именующих себя Среброволосыми ворами, пробрались в замок…

Услышав её слова, мы с Даркнесс синхронно поперхнулись. Работница гильдии не заметила этого и достала из своей кипы документов листок бумаги.

— Они в одиночку одолели замковых рыцарей и сильных авантюристов, после чего украли из замка несколько ценностей…

Говоря это, она передала вытащенный листок нам. Это было объявление о розыске банды «Сереброволосых воров».

На нём я увидел изображение подозрительного типа в маске и молодого человека с серебряными волосами. Награда — двести миллионов эрис. Как такое возможно? Больше давали только за генералов армии Короля демонов…

— Двести миллионов эрис… Двести миллионов эрис…

— Даркнесс, почему так смотришь на меня?

Обычно её не интересовали деньги, но сейчас она сжала в руке объявление и с налитыми кровью глазами смотрела прямо на меня. Служащую немного удивила наша реакция.

— В общем, рыцари, которые должны были прибыть сюда, сильно задержатся.

О нет. Неужели это значит, что в этот раз тоже мы виноваты? Хотя вряд ли она понимает причину моих переживаний.

— Но ещё есть надежда. Рыцари посетили очень могущественного предсказателя из деревни Алых магов, чтобы узнать, куда сбежали преступники. Предсказатель определил, что они прямо здесь, в Акселе! Сейчас все местные авантюристы заняты поисками!

Меня передернуло.

— И я очень надеюсь на помощь команды Сато Казумы. Вы ведь постоянно натыкаетесь на противников, за которых назначены огромные деньги! Если схватите преступников, то отряд рыцарей сможет заняться гидрой!

— Вы правы.

После своего безэмоционального ответа Даркнесс толкнула меня локтем, намекая на то, чтобы я вёл себя естественно.

— «вздох» Поимка этих разбойников — лишь вопрос времени. У нас в Акселе есть предсказатель, который на голову выше вещуна из деревни Алых магов!

Должно быть, она имеет в виду того типа в маске, которая похожа на маску преступника на объявлении. Я тоже с ним знаком. Проклятие, хоть мы и партнёры по бизнесу, но этот алчный демон без раздумий сдаст меня ради награды!

Стоявшая рядом со мной Даркнесс еле заметно содрогнулась. Работница гильдии сжала кулаки:

— Поэтому, пожалуйста, помогите нам, Сато-сан! — с улыбкой попросила она.

… Разумеется я остался дома.

Часть 5

— Однажды в лесу повстречала я дракона…

Аква передвинула диван к окну, и, усевшись поудобнее, начала напевать какую-то песенку, любуясь дождём. Как обычно, в руках у неё было яйцо, поверхность которого покрывал мягкий свет, источаемый ладонями Аквы. Она говорит, что через песни можно обучать ещё не вылупившегося детеныша.

Но сейчас гостиную заполнило не пение Аквы, а крики Мэгумин…

— Казума, нужно отомстить! Я должна отомстить этой гидре!

Не обращая внимания на ее крики, я продолжал расчесывать шерстку Чомуске, сидевшей у меня на коленях.

Уже прошло три дня с того момента, как я сбежал из гильдии авантюристов.

Узнав, что королевство объявило меня в розыск, я старался держаться поближе к Акве, чтобы защититься от всевидения Ванира, и не выходил из дома. Проклятый демон не мог отчётливо видеть судьбу людей, которые проводят много времени рядом с Аквой.

И мне повезло — Аква постоянно возилась со своим яйцом и тоже не выходила из особняка.

А вот Мэгумин терпеть не могла затворнический образ жизни и рвалась идти на гидру.

— Это ты сейчас так говоришь, но как ты собираешься победить это чудовище? Я уже давно над этим думал, но всё без толку.

Мои слова заставили её крепко сжать посох и стиснуть зубы.

— Огневая мощь! Используем огневую мощь, чтобы разорвать её на куски! Если одного взрыва не хватит, то будем продолжать осыпать её взрывами до победного конца! Как когда мы сражались против мобильной крепости — если используем ману Аквы и твоё иссушающее касание, то у нас всё получится!

Аква прекратила петь после пламенной речи Мэгумин.

— Не хочу. Почему я должна позволять использовать на себе навыки лича? Этому больше никогда не бывать. Вот именно, даже если Казума будет угощать меня дорогой выпивкой, Даркнесс подлизываться, а Мэгумин странно себя вести, я всё равно не соглашусь. Моя святая мана не предназначена для бездумного использования!

Нежно поглаживая шёрстку на хвосте Чомуске, я сказал:

— Да ты что? И куда же ты тратишь эту свою святую ману последнее время? Хватит уже нянчиться с этим яйцом, просто оставь его перед камином, разве этого будет мало? А если оно перегреется, то сделаем из него закуску.

— Эй, если ещё раз заикнёшься о закусках или чём-то подобном из этого яйца, то испытаешь на себе мой Божественный удар… Я вливаю в него свою ману. Драконы, олицетворение маны этого мира, станут сильнее, если у них будет больше маны. Это дитя будет править всеми драконами. А я, как заботливый родитель, должна сделать ради этого всё возможное.

… Я перестал обращать внимание на Акву, которая упорно продолжала утверждать, что это яйцо дракона.

— Кстати, а почему тебе так сильно хочется отомстить, Мэгумин? На секунду забудем о Даркнесс и её ненормальной одержимости этой гидрой. Неужели ты тоже раньше с ней сталкивалась?

— Ну я просто подумала, что меня очень порадует смерть монстра, который убил Казуму.

— А-а, в-вот как…

Если она так ставит вопрос, то от этого я чувствую себя немного виноватым…

— Последние несколько дней я ходила к гидре вместе с Даркнесс. Она выманивала монстра своим навыком провокации, а я использовала магию взрыва… Неужели нет более эффективного способа сражаться с ней?

— Так вот почему всё последнее время я не слышал за городом привычного грохота. Теперь понятно, чем вы занимались! Гидра же не собирается нападать на город, перестаньте её провоцировать! А ты что себе думаешь, Даркнесс?! Ты ведь должна останавливать Мэгумин в такие моменты!

— Ух, эм… Но я должна любой ценой победить эту гидру… И так мы понемногу истощаем её ману… — ответила Даркнесс, продолжая протирать тряпкой свой доспех и избегая моего взгляда.

Она так сильно хотела одолеть этого монстра. Но почему?..

— Если дождь не прекратится, то лучше сегодня никуда не ходить. У противников, живущих в воде, под дождём будет преимущество. Но когда он закончится, я покажу свою истинную силу!

Если честно, я хотел продолжать прятаться дома до тех пор, пока все не забудут про те постеры с моей физиономией.

— Сейчас же вроде сезон дождей начинается. Предсказатель погоды говорил, что дождь будет идти ещё долго.

— … После дождя я покажу свою истинную силу…

— Ты достал! Я так понимаю, ты вообще никуда не собираешься, да?!

— Эй, что ты делаешь?! Прекрати! Не срывай свою злость на Чомуске!

Мэгумин схватила Чомуске за хвост, мешая мне расчесывать её. Лишь одна Даркнесс была настроена серьёзно и молча продолжала полировать свою броню.

Часть 6

Дождь не прекращался ещё несколько дней.

Пока мы с Аквой безвылазно сидели дома, Даркнесс и Мэгумин по-прежнему каждый день ходили к гидре.

И, конечно, сегодняшний день не исключение…

— Мы вернулись! Простите, не могли бы вы приготовить ванну для Даркнесс?

От Даркнесс, которая несла на спине Мэгумин, доносилось уже знакомое зловоние.

— … Опять она тебя съела. Разве вы не хотели сбежать сразу после того, как Мэгумин использует магию взрыва? Это слишком опасно, перестаньте туда ходить.

Даркнесс положила обездвиженную Мэгумин на ковёр, и, тяжело дыша, сняла с себя доспехи. Броня, которую она с таким усердием полировала несколько дней назад, была вся в царапинах и пятнах крови гидры.

— Похоже, ей надоели наши ежедневные атаки, и в этот раз она решила напасть первой. Я даже не успела использовать свой навык провокации. Мэгумин не смогла приготовить своё заклинание вовремя, и мы чудом сбежали… Взрыв удалось использовать из укрытия, после чего нам повезло уйти, пока гидра отращивала оторванные головы. Да, теперь будет не так просто.

Даркнесс тяжело вздохнула. Аква подбежала к ней и использовала свою магию исцеления, после чего помогла Даркнесс добраться до ванной.

— … Эй, Казума. Ты не мог бы придумать простой способ прикончить эту гидру? Сильная сторона слабака Казумы — большое количество навыков сомнительной полезности и использование нечестных методов для разрешения любой проблемы, не так ли?

— Да, кое-что я придумал. Мы свяжем тебя цепями и бросим в озеро. Пока гидра будет тебя поедать, мы вместе с остальными авантюристами вытащим гидру на берег и хорошенько отдубасим всем скопом. Как тебе?

— …

Чтобы отогнать набросившуюся на меня Акву, я захватил её драгоценное яйцо в заложники.

— Лично я не против направлять свой взрыв на сильных противников… Но последнее время Даркнесс какая-то странная, — прошептала Мэгумин, наблюдая за уходящей Даркнесс.

— Фух… Казума, что ты там делаешь с моей бронёй?

Вернувшись из ванной, Даркнесс увидела, как я возился с её доспехами. Мэгумин тихо наблюдала за моей работой.

— Сегодня ты сильно повредила свои доспехи, поэтому я решил их подлатать для тебя. Мне всё равно нечем заняться из-за этого дождя.

Я стучал деревянным молоточком по повреждённым частям брони, приводя в действие свои навыки изготовления, и этим чинил броню. Давненько же я ими не пользовался.

Слегка смущаясь, Даркнесс ответила:

— Кстати, ты ведь последний раз чинил мою броню, когда мы ездили в Алканрентию… Я бы хотела ещё раз съездить на горячие источники вместе со всеми.

— А я нет, ненавижу этот город. У всех тамошних жителей крыша поехала, прямо как у Мэгумин.

— Эй, а ну повтори!

Я попытался оттолкнуть Мэгумин, которая начала мешать мне заниматься починкой. Даркнесс радостно наблюдала за нами.

— И всё равно я бы очень хотела съездить ещё раз…

Похоже, за этой фразой крылся какой-то глубокий смысл.

… Через какое-то время…

— Казума, её нет! Когда я пришла к ней в комнату, чтобы разбудить, её там уже не было!

— Вот упёртая! Я же просил её не ходить, почему она не послушала?!

Даркнесс сама сказала Мэгумин, что теперь нападать на гидру слишком опасно, и последние несколько дней ходила туда одна, не слушая нас. После похода к озеру она возвращалась вся израненная.

Чтобы остановить Даркнесс, мы решили по очереди следить за ней…

— А ну не спать!

— А-ай! Заботиться об императоре Зелле очень утомительно! Растить ребёнка — тяжкий труд, будь снисходительнее!

— Какого к чёрту ребёнка?! Отдавай яйцо! Я зажарю эту проклятую штуку!

— Нет! Я уже так давно его согреваю! Будет ужасно, если оно треснет именно сейчас! Ты пожалеешь, когда увидишь, что там внутри!

Аква свернулась клубком вокруг яйца, пока я орал на неё.

— Да плевать мне на яйцо, сейчас Даркнесс важнее! О чём она вообще думает?! Она опять несла чушь про свои благородные обязанности крестоносца по защите города?!

— Сейчас не время пытаться определить мотивы Даркнесс. Гидра продолжает учиться, и ранения Даркнесс с каждым днём всё страшнее. Это слишком опасно! — смущённо сказала Мэгумин, прижимаясь к своему посоху. Она всегда плохо справлялась с неожиданными ситуациями…

Скорее всего, Даркнесс ушла ещё до рассвета.

— Эй, Казума. Неужели эта гидра такая непобедимая? Я могу оставить яйцо в магазине Виз и погнаться за Даркнесс, чтобы на пару с Мэгумин хорошенько отругать её… Наверное, эта гидра оставила тебе психологическую травму после того, как убила тебя, но всё же спрошу: ты пойдёшь с нами?

Хоть она и продолжала лежать в позе зародыша, Аква, ненавидящая сражения, сказала слова, которые от неё можно услышать очень редко.

Даже она готова броситься за Даркнесс. А если я буду единственным, кто останется дома…

… Эх, будь оно неладно!

— Сначала я кое-куда загляну, а вы пока приведите Даркнесс домой. Если столкнётесь с гидрой, то не вступайте в бой и сразу бегите, ясно?

Они кивнули в ответ.

Теперь, когда в доме больше никого не было, я зашёл в свою комнату, достал из заначки несколько денежных купюр и засунул в кошелёк.

— Ах, сколько же от тебя проблем!

Я решился помочь этой упрямой девчонке.

Часть 7

На следующий день рано утром я отправился к озеру.

Вчера Мэгумин и Аква встретили Даркнесс, когда та, вся израненная, возвращалась домой. Она с печальной улыбкой рассказала мне, как Аква исцелила ее раны, а потом всю обратную дорогу вместе с Мэгумин отчитывала ее.

Она и не думает прекращать свои ежедневные походы.

Я встал перед озером и начал ждать Даркнесс, которая скоро должна была прийти сюда вместе с Аквой и Мэгумин.

Примерно в полдень они наконец появились. Увидев нас, Даркнесс застыла от неожиданности. Да, «нас», ведь у меня за спиной стояли все авантюристы Акселя.

— А ты, я погляжу, не спешила, Лалатина!

— Лалатина-тян пришла!

— Лалатина!

— Лалатина!

Авантюристы начали дразнить Даркнесс, которая продолжала стоять на месте, как вкопанная.

— …

— Эй, Лалатина, перестань! Они же тебя просто по имени зовут, что тут такого?! Стой… Не души меня, эй!..

Со слезами на глазах она схватила меня за горло.

— Казума, что здесь происходит? Если это твой новый способ поиздеваться надо мной, то лучше тебе приготовиться…

— Да нет же, зачем мне собирать целую толпу ради такой глупости?! Я просто рассказал им, что ты ежедневно в одиночку сражаешься с гидрой и попросил их помочь, вот и всё!

— ?!

Даркнесс отпустила меня и шокировано посмотрела на остальных.

— Ну надо же, даже Лалатина умеет смущаться.

— Не говори так. По Лалатине-тян не скажешь, но она тоже очень чувствительна, понял? В бою с гидрой нам без неё не обойтись. Что мы будем делать, если из-за тебя она расплачется и убежит домой?

— Казума последнее время частенько угощает нас, но вчера он купил нам самую дорогую выпивку! Мы просто не могли не отплатить за его щедрость. Поможем Лалатине исполнить её желание!

Радостные и ободряющие возгласы сыпались со всех сторон.

— Смотри внимательно, Даркнесс. Я просто рассказал им, что ты каждый день творишь одну и ту же глупость, а они взяли и сразу согласились прийти тебе на выручку. Я ничего не смогу сделать с тем, что у тебя мускулы вместо мозгов, но не заставляй остальных так сильно переживать за себя, хорошо?

Покрасневшая Даркнесс тихо ответила:

— С-спасибо…

— Что? Не слышу! Громче!

Когда я попросил её повторить, она бросила на меня неодобрительный взгляд, но на окружавших её авантюристов смотрела со смущением.

Все, кто встречался с ней взглядом, или смущенно отводили глаза, или улыбались.

Их реакция тоже заставила её улыбнуться.

— Большое всем вам спа…

— А-а-а-а! Казума, Казума! Гидра проснулась раньше, чем обычно!

Аква, которая отправилась к озеру, пока я не смотрел, прервала слова благодарности Даркнесс своим воплем.

Сразу же вслед за Аквой закричала Мэгумин, которая готовила своё заклинание недалеко от озера:

— Я же просила дождаться сигнала Казумы, и уже потом будить гидру!

— Но!.. Но я хотела вернуться пораньше, чтобы застать рождение императора Зелля!

Даркнесс, которая уже собиралась поблагодарить всех, была прервана в самый неподходящий момент, после чего задрожала от смущения.

Ковлунская гидра явилась с грандиозным всплеском и погналась за Аквой.

— Ну почему вы каждый раз так поступаете?! Такой трогательный момент испортили!

Битва началась!..

Часть 8

Всё началось раньше, чем планировалось, но ничего не поделать, в битвах всегда так.

— Всем ворам приготовить стальную проволоку! Лучники, готовьтесь стрелять стрелами-крюками!

— У-а-а-а! Быстрее! Быстрее!

Первым этапом плана было позволить Акве разбудить гидру и выманить её к берегу.

— Крепкие авантюристы, становитесь спереди и будьте нашими щитами!

Дальше было необходимо выстроить перед гидрой цепь тяжело бронированных авантюристов для защиты второй линии от её атак.

— Маги, приготовьте атакующие заклинания и ждите сигнала! Примените самую мощную магию, какая у вас есть! На возможность атаковать во второй раз не рассчитывайте, используйте всю свою ману за один заход!

— Можешь довериться мне! В этот раз мой взрыв не оставит даже мокрого места от этой проклятой гидры!

Третьим шагом были маги и их подготовка к финальному удару.

И наконец…

— Даркнесс, используй свой навык провокации прямо перед гидрой! Твоя выносливость — ключ к нашей победе! Даже не думай умирать!

— Ты за кого меня держишь?! Уж в защите я точно никому не уступлю!

Даркнесс должна была привлечь внимание гидры и заблокировать ей путь.

— Эй, Казума, а как же я?! Мне что делать?!

— Твои усиливающие заклинания уже действуют, не делай ничего, пока кого-то не ранят! Иди лучше подбадривай всех со стороны, не мешайся у меня под ногами!

— Что?! Дай и мне какую-нибудь важную роль!

И когда Даркнесс встала перед гидрой…

— Даркнесс, надеюсь на тебя!

— Доверься мне, я не подведу! Провокация!

Даркнесс приняла боевую стойку и активировала свой навык провокации. И пока внимание всех голов гидры было приковано к ней, я использовал скрытность и побежал к гидре.

Лицо Даркнесс скривилось от боли, но она всё равно продолжала выдерживать безжалостные атаки всех восьми голов гидры, которые любого другого, в том числе и меня, одним ударом отправили бы прямиком к Эрис.

— Связывание!

Как только гидра перестала следить за окружением, воры использовали навык связывания на длинных шеях монстра, опутав их своей проволокой. Синхронно с ними лучники выпустили свои стрелы-крюки с привязанными к ним стропами. Стрелы со звоном отскакивали от крепкой чешуи гидры, но некоторые смогли зацепиться за проволоку воров. Убедившись, что стропы надёжно закреплены, авантюристы схватились за них и изо всех сил потянули на себя, словно соревнуясь в перетягивании каната.

Им удалось оттащить гидру от воды, не давая ей сбежать.

В это время я под действием скрытности забрался на спину гидры, головы которой всё ещё атаковали Даркнесс несмотря на все стропы и витки проволоки. Положив руки на чешую, я сказал:

— Значит, пока у тебя есть мана, умирать ты не собираешься? Тогда я заберу её всю себе!

В тот момент, когда я применил иссушающее касание, гидра начала дико метаться из стороны в сторону.

Ничего меньшего и не ожидал от драконов, которых считают олицетворением маны. Им очень не понравится, если их ману попытаются похитить.

— Отлично, работает! Работа-а-а-а-а?!

Поняв, что её ману высасывают, гидра попыталась разорвать путы на своих шеях. Но проволока по-прежнему держалась, мешая головам достать меня.

В этот момент кто-то из авантюристов закричал:

— Казума, слезай оттуда! Ты свихнулся?! Какого чёрта ты туда залез?!

— Всё нормально, сейчас мой секретный навык ослабит её! Скажи магам приготовиться атаковать, как только у неё закончится мана!..

Пока я говорил это, гидра изогнула своё тело и попыталась перекатиться на спину, чтобы раздавить меня.

Подожди!..

— А-а-а, она сейчас расплющит меня!

— Придурок, ты что творишь?!

Даркнесс, которая ещё секунду назад была перед гидрой, схватила меня, как только я свалился на землю, и укрыла собой. Несмотря на ситуацию, я начал краснеть из-за того, насколько близко друг от друга оказались наши лица.

Громадное тело гидры лежало прямо на нас, но Даркнесс уперлась руками в землю, благодаря чему мы до сих пор не были раздавлены.

— Выносливость и сила твоих рук не перестают удивлять, леди Дастинесс.

— Ты решил сказать это именно сейчас?! Ух, я долго не продержусь…

Если силы подведут Даркнесс, то мне не поздоровится, не говоря уже про неё.

Лёжа под Даркнесс, которая продолжала краснеть, упираясь руками в землю, я протянул руку к телу гидры.

— Даркнесс, это ещё не конец! Держись! Так и лежи!

— ?! Ты именно сейчас решил поиграть в игры с подчинением?! Нет, я правда не могу…

Даркнесс продолжала сражаться с гидрой каждый день, несмотря на все полученные ранения. Она заставляла гидру медленно растрачивать свою ману. Как я мог позволить всем её стараниям пропасть?!

Я направил все свои силы на иссушающее касание и начал отчитывать Даркнесс:

— Ты всегда была бесполезной, и теперь, когда у тебя наконец появился шанс принести пользу, ты собираешься сдаться и закончить всё вот так?! Разве ты не собиралась защищать свой чемпионский титул на соревнованиях по выносливости в этом году?! Если ты не можешь выдержать даже этого, то о какой победе речь?! Бесхребетная! Как ты будешь смотреть в глаза всем авантюристам, которые пришли к тебе на помощь?!

— Ух, тяжесть гидры и словесные оскорбления, великолепно!.. Но почему это должно быть именно сейчас?..

Краснеющее лицо Даркнесс задрожало от возбуждения, шея вспотела, а на глазах выступили слёзы, но она всё равно продолжала держаться.

Пока я вытягивал из гидры ману, она продолжала бешено мотать своими головами, пытаясь освободиться.

— Тяните!

Тяжело бронированные авантюристы, до этого служившие нашими щитами, тянули стропы на себя. Видимо, они пытались стащить гидру с Даркнесс, чтоб спасти её. На лице Даркнесс появилась отрешенная улыбка, и она заговорила тихим прерывистым голосом:

— Всё… больше… не могу… Казума… по крайней мере… мы умрём… вместе…

— И это ты так пытаешься меня утешить?! Не сдавайся! В итоге умру здесь только я! Ты, под действием всех усиливающих заклинаний, не умрёшь, даже если гидра тебя придавит немножко!

Всё моё снаряжение кроме катаны переварила гидра, и сейчас я был в своей повседневной одежде. Если на меня навалится такой вес, то моя защита не продержится и секунды, после чего я превращусь в лепёшку.

Я предпочту не умирать два раза подряд за такой короткий промежуток времени!

— Если я сдамся, то Казума умрёт… Ах, что это за ситуация такая?!.. Ты властным тоном приказываешь мне держаться, но твоя жизнь в моих руках!.. Кто же сейчас господин?! Это совершенно новое ощущение, Казума!..

Вы посмотрите, она ещё и наслаждается всем этим. Её упорство и серьёзность, с которыми она в одиночку ходила на бой с гидрой, пропали без следа.

… Именно сейчас, когда я был в одном шаге от смерти.

— Чувствуете?! Гидра слабеет! Её движения замедлились! Награда за могущественную Ковлунскую гидру будет только моей! Кто нанесёт последний удар, того и награда, и делиться я ни с кем не собираюсь!

— П-подожди, что за бред ты несёшь?! Даже если она обездвижена, нельзя расслабляться только потому, что её шеи связаны… Эй, Даст! Даст!

Внезапно закричал чей-то знакомый голос, после чего давивший на нас вес сместился. Какой-то храбрец решил отвлечь гидру на себя. Мы вылезли из-под гидры и побежали к Мэгумин.

— Сабля света!

Я уже много раз слышал название этой магии, когда был в деревне Алых магов. Посмотрев в ту сторону, откуда прозвучало заклинание, я увидел Юнъюн, которая присоединилась к сражению и вспышкой света отрубила одну из голов гидры.

Кажется, гидра успела кого-то сожрать, но Юнъюн спасла его.

… Кстати говоря, я только сейчас понял, что Юнъюн тоже пошла с нами. Она такая незаметная…

Хотя, если вспомнить, по пути сюда кто-то оживлённо болтал со мной, но я не обратил на него внимания, потому что слишком сильно волновался за Даркнесс…

В этот момент кто-то из авантюристов закричал:

— Смотрите, отрубленная голова не отросла!

Этот крик заставил меня посмотреть на гидру, у которой осталось всего семь голов. Она попыталась уползти в озеро, но сильные авантюристы крепко держались за стропы, не позволяя ей сбежать.

— Маги!

Мой крик привлёк внимание всех волшебников, которые всё это время с сияющими глазами фокусировали всю ману в ожидании моего сигнала, чтобы высвободить своё сильнейшее заклинание.

— Атакуйте!

После моего сигнала в гидру полетела целая туча самых разных заклинаний. Среди летящих огненных шаров и молний готовились показать свою мощь два Алых мага…

— Сабля света!

Отрубив ещё одну голову, Юнъюн с победной ухмылкой посмотрела на Мэгумин.

В ответ уголки её губ поднялись. Мэгумин указала посохом на гидру, а её алые глаза ярко засверкали.

— Сейчас будет взрыв! Эй вы, у воды — бегите!

— Заткните уши!

Все, кто давно живёт в Акселе, успели свыкнуться с ежедневными взрывами Мэгумин, поэтому привычным движением закрыли свои уши.

— Казума, я отомщу за тебя! Надеюсь, ты сейчас наблюдаешь за мной с небес!..

Эй, подожди, я не против того, чтобы ты отомстила за меня, но я, вообще-то, не на небесах, а здесь!

— Взры-ы-ыв!

Яркий свет, вырвавшийся из ладони Мэгумин, с оглушительным грохотом поглотил полуживое тело гидры, израненное бесчисленными заклинаниями.

Ужасающий монстр, круглый год обращавший землю вокруг озера в безжизненную пустошь, за смерть которого была назначена колоссальная награда, не успел даже пискнуть перед тем, как погрузился в вечный сон…

Часть 9

— Признай мою победу! Мой взрыв оторвал гидре шесть голов! Юнъюн отрубила всего две! Любому понятно, кто здесь сильнее!

— О чём ты, Мэгумин?! Большую часть боя ты просто стояла в сторонке и ждала момента, чтобы стрельнуть своим взрывом в полуживую гидру! Я даже спасла человека, которого она сожрала, это тоже считается!

— Поправка — спасла неудачника, который хотел забрать всю награду себе. Ты ведь тоже Алый маг, ты должна понимать, как важно в кульминационный момент находиться в центре внимания!

Наконец одолев гидру, мы в приподнятом настроении вместе с остальными авантюристами возвращались в Аксель.

Мэгумин заставила Юнъюн тащить её на себе до города, и они всю дорогу грызлись друг с другом.

Даже несмотря на то, что нашим противником был младший дракон, мы потеряли всего лишь одного человека, да и того воскресила Аква.

— А оказывается, мы способны на большее, чем считали! Хотя без команды Казумы мы бы точно не справились.

— Точно, команда Казумы, как всегда, на высоте! Хоть мы и согласились на то, что награду поделят между всеми поровну, они должны получить немного больше. Был какой-то придурок, который закричал: «Кто нанесёт последний удар, того и награда, и делиться я ни с кем не собираюсь!», давайте отдадим им его долю!

Это предложение сделали Кит и Рин, с которыми я однажды успел побывать в одной команде.

Но всё же этот рейд увенчался успехом благодаря стараниям всех и каждого.

И поэтому…

— Ну что же… Должно быть, все с ног валятся после такого тяжелого боя, поэтому сегодня хорошенько отдохните, ведь завтра получим награду и будем пить до упаду!

— Д-а-а-а-а-а!

— Да вы издеваетесь!

Кажется, среди радостных возгласов я слышал чей-то недовольный крик, но не обратил на это внимания и посмотрел на Даркнесс, которая шла рядом, радостно улыбаясь.

Теперь она выглядела намного живее, а ведь ещё недавно ходила как в воду опущенная.. Похоже, она наконец избавилась от бремени, что терзало её.

— Ну что, как ощущения после долгожданной победы над гидрой, которой ты была так одержима? С завтрашнего дня ты сможешь спать спокойно, верно?

— Да, теперь многое кажется для меня сущими пустяками. Как же глупо было пытаться решить всё в одиночку. Но это не только потому что мы победили гидру.

Наконец-то впервые за последние дни я увидел искреннюю улыбку Даркнесс.

— Я ещё раз осознала, насколько сильно люблю этот город и его жителей. Благодаря им я снова вернулась на путь, с которого сбилась. Теперь я ничего не боюсь и ни о чём не жалею.

— Иногда ты говоришь такие смущающие вещи.

Даркнесс легонько толкнула меня локтём после того, как я поддел её.

— Как же я счастлива.

И снова она говорит смущающие вещи.

— Ну давай, где твоя благодарность?! Прославляй меня, восхваляй великую Акву-сама за то, что вернула тебя к жизни!

— Эй, Казума! Я конечно очень благодарен за воскрешение, но архижрец из твоей группы уже начинает раздражать!

Примечания

  1. Классическая фраза, показываемая игроку после смерти в игре Dragon quest.

Комментарии