Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4 — Завершение борьбы этих сведенных судьбой соперниц!

Часть 1

Юнъюн вернулась перед самым рассветом. Она была такой усталой, что, казалось, сделает еще шаг и упадет.

Шум бушевавшей в ночном лесу магии говорил о напряженности последнего испытания.

Судя по всему, когда у Юнъюн заканчивалась мана, она укрывалась внутри Игиса, восстанавливалась, а затем снова продолжала бой.

Обычно в последнем испытании два Алых мага сражаются по очереди, давая своему напарнику поспать и восстановиться. Их высокий уровень маны и боевая эффективность позволяли продержаться всю ночь. Так они и проходят сложное испытание.

Кроме того, Юнъюн может использовать магию среднего уровня.

Она уничтожала слабых врагов менее затратными заклинаниями. Это испытание потребовало от неё всех ее способностей.

Пусть Игис и был с ней, атакующая способность у него чуть больше, чем никакая, так что, можно сказать, Юнъюн прошла испытание в одиночку.

При виде ее вся улица взорвалась криками:

— Староста! Староста!

— Я всегда знал, что Юнъюн «Раскат грома» однажды добьётся успеха!

— Эй, Юнъюн, мы ведь с тобой друзья, правда? Давай в следующий раз пойдём охотиться в лес вместе!

— Какое великое событие! Этой ночью деревня обрела сильнейшего старосту!

Вечером того же дня было окончательно решено, кто станет следующим старостой деревни.

После такого сурового испытания Юнъюн спала, как убитая. К тому моменту, когда она проснулась, гулянье на главной площади деревни было уже в самом разгаре.

— Аха-ха-ха-ха, Казума, смотри! Сразу несколько Мэгумин! — со смехом указала на Мэгумин вдрызг пьяная Аква.

— Аква, я по-прежнему только одна! Ты слишком много выпила! Даркнесс, останови её...

Единственная непьющая из нас, Мэгумин, попросила Даркнесс о помощи, но...

— Дом Дастинесс не сдастся! В конце концов, у меня высокая сопротивляемость и к интоксикации. Так что я принимаю вызов!

— Вот это дух! Выпей со мной, Даркнесс-сан! Если я проиграю, то больше не стану вмешиваться в отношения моей дочери и Казумы-сана!

Наш стойкий крестоносец уже не была такой стойкой. Лицо ее раскраснелось, она немного осоловелыми глазами смотрела, как Юиюи подливает ей вина.

Похоже, Даркнесс уже хорошо набралась. До уровня Аквы ей, конечно, далеко, но шатало ее заметно.

Это наша с Мэгумин последняя ночь в деревне.

Судя по всему, Юиюи пытается напоить Даркнесс, чтобы та не помешала нам пересечь черту.

— А ты чего не пьёшь? Даже Даркнесс, которая обычно останавливает тебя, уже напилась.

— Уу… Я не против, но...

Сегодня Мэгумин была на удивление сдержанной.

Она всегда требовала, чтобы к ней относились, как к взрослой, и позволяли пить алкоголь, а Даркнесс всегда останавливала её, ссылаясь на то, что с таким детским телом рано начинать пить, но сегодня все было по-другому.

В этот момент...

— Так вот ты где была, Мэгумин! Наконец-то попалась!

Фунифура и Додонко, незаметно подкравшись к нам, вцепились в Мэгумин.

— В-вам чего? Вы что, пьяные?! Я взорвала целую толпу сильнейших противников, так что мой уровень намного выше ваших вместе взятых! Давайте, нападайте, если вам так хочется отведать серьёзной трёпки!

— Пообщайся с нами хоть немного! Тебе уже давно пора рассказать, как далеко вы зашли с этим парнем!

— Точно-точно, ты всегда такая высокомерная! Мы ни разу не видели, чтоб ты вела себя хоть капельку женственно! Как могла ты, со своей минимальной сексапильностью, завести такие отношения?!

Вижу, их прямо распирает от любопытства.

— Я не против поговорить об этом, когда вы протрезвеете, но это не тема для пьяной болтовни! Смотрите, вон там стоят Нэримаки и Аруэ, идите с ними развлекайтесь!

— Ну не будь к нам такой букой! Ты же почти не бываешь в деревне, пообщайся с нами хотя бы немножко!

— Точно-точно! А ещё можешь познакомить нас с кем-нибудь из своих знакомых-парней?! Просить Юнъюн представить нас своим друзьям было бы слишком жестоко!

— Какая же вы пьянь! Смотрите не ляпните такого при Юнъюн, не хватало еще довести ее до слез!

В то время как две наклюкавшиеся девчонки доставали Мэгумин, на площади была еще одна девушка, что была смущена куда большее нее.

— Староста! Староста!

— Староста! Староста!

— П-подождите! Я всего-лишь следующая в очереди. Не нужно, папа расстроится!

Юнъюн была уже вся красная от тех почестей, которыми ее осыпали Алые маги.

Но, было видно, что Юнъюн, несмотря на смущение, очень рада происходящему.

А рядом с нею...

— Приветствую! Я тот, кто был единым целым с вашей следующей старостой, Игис!

Священная реликвия, обожающая сексуальные домогательства, стояла в геройской позе, будто она здесь виновник торжества.

— Игис-сан! Пожалуйста, не говори так! Я просто была внутри тебя!

— Верно, ты просто вошла в меня и показала с наилучшей стороны!

Двусмысленные слова Игиса начали бесить нынешнего старосту, отца Юнъюн.

— Что это значит? Не припомню, чтобы воспитывал дочь, которая позволит неодушевленным предметам развлекаться с собственным телом!

— Папа, что ты такое говоришь?! И ты, Игис-сан, прекрати говорить такие извращенные вещи!..

Юнъюн пыталась остановить их, но Игис упорно продолжал дразнить старосту.

— Ваша дочь так приятно пахнет, просто супер! А ещё ее горячее тело приятно согревало меня!

— Удар молнии!

Терпение старосты наконец лопнуло, и он произнёс заклинание.

Но внезапно ударившая в Игиса молния оставила на нём лишь небольшое пятнышко.

— К вашему сведению, магия на меня не действует. Но я понимаю вашу печаль, отец! Потому можете меня хорошенько побить, не сдерживайтесь!

— Н-не называй меня отцо-о-ом!!!

Взбешенный староста замахнулся кулаком на Игиса, но если бить по железному доспеху, то результат очевиден....

— Гу-у-у, моя рука!..

Староста скрючился, держась за руку.

— Отец, вы в порядке? Простите, но я создан из орихалка. И ещё: ваша дочь была тако-ой мягкой.

— Уо-о-о-о!

— Игис-сан, пожалуйста, перестань дразнить папу!

И пока я наблюдал за Юнъюн и её отцом, которых вовсю доставал нахальный доспех Игис, Фунифура, липшая к Мэгумин, снова заговорила:

— Эй, Додонко, Юнъюн и тот человек в доспехах так хорошо общаются!

— Да ты издеваешься! Не только Мэгумин, но еще и Юнъюн?!

Прежде чем я успел сказать, что внутри доспехов никого нет, Фунифура и Додонко сорвались с места и побежали к Юнъюн.

— Эй, что это значит?! Строишь из себя саму невинность, а тем временем за нашими спинами вытворяешь всякое разное?!

— Постоянно говорила, что мечтаешь завести друга, но вижу, что завести парня у тебя получилось без проблем! Эй, Юнъюн, мы ведь подруги, правда? Не познакомишь меня с этим симпатичным братиком?

— Дамы, дамы, не стоит из-за меня ссориться.

— Совершенно не понимаю, о чем вы! Успокойтесь, наконец! И, пожалуйста, Игис-сан, не вмешивайся!

Несмотря на весь этот бедлам вокруг, голос Юнъюн звучал вполне оживленно. Похоже, ей даже нравилось происходящее.

— Аква, Даркнесс, вы простудитесь, если ляжете спать прямо здесь..... И ты туда же, мама? Проснись, ну же... Если собралась спать, то делай это дома.

Интересно, это опыт старшей сестры сделал Мэгумин такой заботливой, или же она такая от рождения?

Ближе к ночи площадь стала немного напоминать место побоища — напившиеся люди один за другим валились спать там же, где сидели. Мэгумин попыталась разбудить их, но без толку.

— Комэкко, ты объелась и хочешь спать? Прости пожалуйста, помоги мне сначала отнести маму домой.

— Но это такая морока. Давай оставим её здесь и пойдем домой. Я потом попрошу папу забрать её...

— Комэкко, какой бы морокой ни были твои родители, нельзя просто так бросать их и идти домой!

Но Комэкко больше не слушала. Она подошла поближе к большому костру, что горел посреди площади, легла на бочок, поджав ноги, и тут же засопела.

Мэгумин посмотрела на сестру, тяжело вздохнула, после чего принялась накрывать спящих пьяниц одеялами, окончательно бросив попытки разбудить их и отправить домой.

Со временем у каждого, кто уснул прямо на площади, появилось своё одеяло.

Мэгумин чуть усмехнулась, глядя на них, а затем медленно подняла взгляд туда, где Алые маги и Игис продолжали донимать Юнъюн.

Я подошёл к Мэгумин:

— Не хочешь пойти к ним?

— Если пойду туда сейчас, то меня обязательно начнут сравнивать с Юнъюн. Я и так уже прослыла магом-пародией, так что насмешек с меня хватит. Кроме того, получить столько внимания для этой девчонки-одиночки довольно необычно. Похоже, все её тяжелые труды и старания наконец окупились.

Мэгумин говорила так, будто всё это совершенно её не касается, но глаза, устремленные на Юнъюн, мягко блестели.

— Наконец-то она превзошла меня, — произнесла она радостным тоном, в котором пряталась нотка печали...

— ...Так значит теперь вашему соперничеству пришел конец?

— Конечно нет. Между нами, как соперницами, лишь увеличился разрыв, вот и всё. Однажды я совершу такое, что все Алые маги будут завидовать... Скажи например, как насчет победить Короля демонов в паре со мной?

— На такое я с тобой точно не пойду, ясно? Можешь плакать, кричать и беситься сколько хочешь, я вне игры.

В ответ на мой твердый отказ Мэгумин посмотрела на меня и сказала:

— Тогда как насчёт такого: если мы победим Короля демонов, то я сделаю всё что ты захочешь.

......

— Ты сказала «всё»?

— Сказала. Мне повторить? Всё значит всё.

Вот опять она так. Хоть стой, хоть падай.

— Но ведь на самом деле Мэгумин довольно легко одурачить, и у меня есть ощущение, что ты позволишь мне сделать много чего, даже если мы не победим Короля демонов.

— Пожалуйста, не говори, что меня легко одурачить. Я и сама это знаю. Раньше я была куда умнее. Как же так получилось?

Мэгумин покраснела до самых кончиков ушей, несмотря на то, что согласилась со мной.

— Слушай, Мэгумин, у тебя ведь сегодня еще не было твоего ежедневного занятия, верно?

— Да. Я собираюсь выпустить в небо взрыв в самый разгар пирушки, чтобы хорошенько встряхнуть всех этих пьяниц...

Ну и шуточки у неё...

— Праздники в честь Юнъюн случаются, мягко говоря, не каждый день. Может, пощадишь её этой ночью?

— Нет, всё именно потому что это праздник в честь моей соперницы...

Юнъюн наверняка расплачется, если её праздник так грубо прервут.

В конце концов Мэгумин недовольно пробормотала: «Ну ладно», — и пожала плечами.

И когда она снова бросила взгляд туда, где стояла ее соперница, я сказал:

— А давай тайком улизнём отсюда.

— ...Тебе так сильно хочется заняться пошлостями? Какой же ты...

— Д-да я не об этом!

Черт, это из-за того, как я веду себя обычно?

Я немного разозлился на ту часть себя, которая и вариант с пошлостями считала вполне приемлемым.

— Ну тогда что ты собираешься делать, когда мы уйдём отсюда? Если мы одновременно исчезнем, то завтра нам житья не дадут...

С одной стороны, Мэгумин выглядела встревоженной, с другой — ее губы сложились в едва заметную улыбку.

Не похоже, что она была полностью против моего предложения.

…Победа над Королём демонов для меня невозможна...

Но, по крайней мере, я придумал, как сократить разрыв между двумя соперницами.

— ...?

Мэгумин молча наклонила голову на бок.

— Пойдем подыщем место для твоего ежедневного занятия! — с улыбкой произнес я.

Часть 2

В окрестностях деревни Алых магов обитают могущественные монстры.

Кроме того, считается, что ночные монстры обычно сильнее.

Если вы гадаете, почему я думал об этом именно сейчас...

— Ха-ха-ха-ха-ха! Смотри, Мэгумин! Сразу несколько одинаковых монстров!!

— Нет, он только один! Казума, сколько ты вообще выпил?!

В лесу неподалёку от деревни мы убегали от медведя, убивающего одним ударом.

— Ну так, немножко, но я не пьяный!

— Что-то не верится! Обычно при виде медведя ты бы завопил, как резаный!

При помощи ночного видения Зоркого глаза и Побега мне было нетрудно сбежать от него вместе с Мэгумин.

— Эй-эй, медвежонок, ты что, испугался? Меня зовут Казума! Поймай меня, если сможешь!

— Ты ведь пьяный, да? Ты очень-очень пьяный, да?!

— Раааааааррр!

Я развернулся в сторону преследовавшего нас комка шерсти.

— Меткий выстрел!

— Равр?!

Чем я занимаюсь в данный момент? Бегу на полной скорости в темноте меж деревьев, и одновременно умудряюсь постреливать в нашего преследователя из лука.

Согласен, даже представить себе такое сложно, но я справляюсь!

— Узри, Мэгумин! Вот она, истинная сила героя Казумы! Ну как тебе, разве не круто?!

— Круто! Очень круто, только не останавливайся! Куда ты попал? Кажется, он разозлился ещё сильнее!

Как и ожидалось, высокий уровень Мэгумин позволял ей бежать, не отставая от меня.

— О, это ведь самец, да? Значит я попал туда, куда нужно!

— Сейчас не время для этого! Что ты наделал?!

Как только Мэгумин услышала мой ответ, она принялась сквозь сбивающееся на бегу дыхание зачитывать заклинание.

Видимо, выбрала целью для своего ежедневного взрыва этого мишку.

Однако...

— Не торопись, Мэгумин, ещё рано. Какая ты нетерпеливая.

— Мффмм! Фуах! Зачем ты помешал мне? Он ведь сейчас нас догонит! Почему я не могу просто взорвать этого медведя?! Для меня это вполне подходящая цель!

Я приложил палец к губам Мэгумин, прервав ее заклинание. В ответ она взорвалась возмущенным криком и слезами.

— Эта мелкая сошка не достойна твоего заклинания. Магия взрыва — сильнейшая в мире, нельзя тратить ее понапрасну!

— Да что с тобой сегодня, Казума?! От бега ты опьянел ещё сильнее?! Обычно ты бы просто сказал мне прикончить его поскорее, и всё! Если я не взорву его, то эта мелкая сошка сама нас прикончит!

Я помахал пальцем перед Мэгумин.

— Ты забыла, кто я? Вот именно, я — Казума, обладатель навыка Скрытности!

— Медведь уже видит нас! Умоляю, стань нормальным!

Как верно заметила Мэгумин, навык Скрытности бесполезен, если враг тебя уже обнаружил.

Однако…

— Создать землю.

Использование яркой магии в ночном лесу привлечет ещё больше монстров.

Держа в руке горсть земли...

— Дыхание воздуха!

— Грааа?!

Я дал быстро догонявшему нас медведю отведать моё давно не применявшееся ослепляющее комбо.

А затем, пока он пытался проморгаться, мы скрылись...

— Эй, Казума, подо!..

...

Мы неподвижно стояли в темноте, прижавшись друг к другу. Мэгумин легонько вздрагивала каждый раз, когда мое дыхание касалось ее кожи.

— (Хех… Совсем недавно предлагала сделать всё, что я захочу, а сейчас вон как напряглась.)

— (Конечно напряглась! Казума, ты совсем дурак?! Казума, ты головой ударился? Я напряглась, потому что моя жизнь в опасности!)

— Нюх, нюх...

Потеряв нас из виду, медведь начал принюхиваться, пытаясь найти нас по запаху.

— (Ну как тебе, Мэгумин? Наше ночное свидание заставляет твоё сердце биться быстрее, да?)

— (Ещё бы! Ни разу в жизни оно не билось так быстро! Умоляю тебя, не шуми!)

Проходя мимо нас, медведь вовсю принюхивался.

Уж прости, но Скрытность действует и на запах.

Мы продолжали неподвижно обниматься, пока медведь не ушел достаточно далеко.

— Это лишь дикий зверь… Куда ему тягаться со мной.

— Если бы ты всегда был настолько уверен в себе, мы могли бы выполнять намного больше квестов!..

Отключив Скрытность, я просканировал местность своим Обнаружением врагов.

— Хорошо, идём в эту сторону, Мэгумин. Я ощущаю там ауру сильного монстра.

— Это не обязательно должен быть сильный монстр! Да что с тобой?! Ты слишком странно себя ведёшь, даже при том, что выпил!

Скорее это ты странно себя ведешь.

— А кто постоянно заявлял, что целью для взрыва всегда должен быть могущественный противник?

— Да, я обожаю взрывать сильных врагов! Но только когда мы все вместе, а Казума способен мыслить здраво!

И тут...

В лесной тишине послышалось тяжелое дыхание.

Одновременно с этим на нас из темноты уставились два ярко горящих голубых глаза.

— А вот и он. Посмотрим, достоин ли он стать моим противником.

— Хватит нести чушь, нужно бежать, Казума! Голубые глаза, что сверкают во тьме!.. Это одинокий волк, владыка леса, Фенрир!

Выдыхая из своей пасти белые переливающиеся клубы пара, из тени к нам без малейшего страха вышел огромный волк. Его шерсть в лунном свете ярко блестела серебром. Судя по всему, он совсем не видел в нас угрозы.

— В обычной ситуации я бы поохотился на тебя ради карманной мелочи, но похоже, что ты не тот, кого я ищу этой ночью. Так и быть, в этот раз я тебя отпускаю. Можешь благодарить судьбу...

— Да откуда в тебе эта самоуверенность?! Это же сам Фенрир! Этот чрезвычайно высокоуровневый противник уничтожал целые группы авантюристов-ветеранов, которым даже опасные белые волки были нипочём!

Похоже, понимая, что я насмехаюсь над ним, Фенрир раздраженно фыркнул.

Пока он медленно приближался к нам, земля под его лапами покрывалась тонкой коркой льда и звонко похрустывала.

— Понятно. Значит ты контролируешь лёд. Какое совпадение, я тоже умею управлять водой и льдом. Проверим, кто из нас лучше?

— Твоя жалкая Заморозка в подмётки не годится его силе! Ох, ну ладно, я сама им займусь, выиграй мне немного времени...

Сказав это, Мэгумин снова начала читать заклинание, но тут же почувствовала легкий хлопок моей рукой по своей голове.

— Твой звёздный час ещё не настал. Прибереги взрыв на потом. Ну что ж, щеночек, пора начинать нашу вечеринку. Потанцуем?!

— Обычно ты никогда бы не сказал ничего подобного! Серьёзно, что с тобой?! Хотя… Не хочется признавать, но это прозвучало немного круто!

Я принял боевую стойку и твердо взглянул на Фенрира. В ответ Фенрир пришел в движение.

— ...Казума, он точно тебя недооценивает. Да что там, он тебя просто презирает!

Стоя напротив меня, Фенрир принялся почесывать шею задней лапой.

С какой стороны ни посмотри, а такого в бою делать не следует...

— Нет, он не презирает меня, а пытается притупить мою бдительность. К его несчастью, со мной это не сработает. Создать воду!

Я поприветствовал Фенрира магическим водяным подарком.

Но вместо того, чтобы уклоняться от него...

— Казума, ему даже нравится! Судя по атрибутам Фенрира, ему по нраву вода и лёд! Ты его искупать хочешь?!

— Хех… Если ему так по душе водичка, то почему бы не добавить ещё? Создать воду! Создать воду!

Я продолжил поливать Фенрира, который всё больше входил во вкус.

Как и ожидалось, он даже не пытался уклоняться, а просто продолжал стоять под струями воды...

Но в этот момент кое-что изменилось.

Его лапы покрылись толстым слоем льда.

Недостаточно толстым, чтобы сковать его движения, но вполне достаточным, чтоб замедлить.

— Что, решил расслабиться только потому что мой уровень ниже твоего? Жаль тебя расстраивать, но исход боя уже предрешен. Создать землю!

— ?!

Фенрир, ещё пару секунд назад наслаждавшийся водичкой, проворно отпрыгнул назад, чтобы избежать попадания комом грязи.

Молодец, волчок. Так легко уклонился.

Однако!..

— Разве я не сказал, что исход боя предрешен?! Дыхание воздуха!

Я швырнул вперед свой плащ и направил в него магию ветра.

Плащ, как парус, ринулся вперед и облепил морду зверя, на мгновение ослепив его.

Покрытые льдом лапы волка скользили по земле. Это сказалось уже в первый раз — когда тот отпрыгнул прочь от брошенной грязи.

В этот раз Фенрир увернуться не смог...

— Гра!

— Связывание!

Пока волк пытался сбросить с морды плащ, металлическая проволока опутала его..

— Грууу! Гррррр! Фррррр!

Наконец признав во мне угрозу, Фенрир попытался разорвать путы, но моя созданная на заказ проволока не поддалась

— А-а-ах… Н-н-не может быть, чтобы Казума с такой лёгкостью обезвредил самого Фенрира…… — удивленно воскликнула Мэгумин, когда я небрежной походкой направился к обездвиженному монстру для нанесения последнего удара.

— Что ж, было весело, но пора с этим заканчивать...

— Как же круто!.. Казума сегодня такой классный! — воскликнула Мэгумин с восхищением. — Но даже к обездвиженному Фенриру приближаться очень опасно. Лучше добей его стрелами с безопасного расстояния...

Под конец она попыталась меня предостеречь, но...

— Не люблю издеваться над слабыми. Этот парень был довольно хорош. Вот только с противником ему не повезло...

— Я д-думала ты спятил, хотя, похоже, я заново влюбилась в тебя… Но, Казума, у тебя же нет меча...

Верно, я думал, что мы лишь немного пробежимся по ночному лесу, и потому взял с собой только лук.

Однако...

— Если нет меча, то нужно всего лишь создать его. Создать воду!

В моей правой руке возник поток воды.

— Что ж, по крайней мере, тебя убьет меч, созданный твоей любимой стихией. Заморозка!..

— А-а… А-а-а-а… А-а-ах!

Текущий вниз из моей правой руки поток воды с треском обратился в лёд.

И принял задуманную мной форму.

— Вот истинное применение заклинания Заморозки!

— К-как же круто! Как круто! Сегодня ночью Казума круче некуда!

В глазах Мэгумин было то же восхищение, с каким она когда-то смотрела на Вора в маске.

Я подошел вплотную к Фенриру, собираясь добить его.

— Видимо, моя магия всё же превосходит твою. Итак, пришло время даровать тебе вечный покой...

Фенрир уже не дергался. Он просто смотрел на меня, смирившись со своей судьбой. Я прицелился ему в грудь и обрушил свой клинок…

...

Мы бежали через лес под покровом Скрытности.

— Я забираю обратно все слова о твоей крутости!

На что я вообще надеялся? Разве не было очевидно, что та сосулька не оставит на шкуре высокоуровневого монстра даже царапины?

— Да, не подумал… Даже если он создан магией, лёд остаётся льдом. Конечно, им не пробить шкуру волка-босса.

— Хватит рассуждать, беги быстрее! У волков очень острое обоняние! Возможно, он сможет учуять тебя даже несмотря на Скрытность!

После моей неудачной атаки Фенрир снова начал вырываться. Казалось, что он освободится в любую секунду, так что мы решили поскорее сбежать.

Судя по непрерывному вою позади, волк всё ещё разыскивал нас.

— Ну, победа всё равно была за мной... Кроме того, я ведь перед боем сказал, что отпускаю его, а нарушать своё слово я не привык.

— Откуда в тебе весь этот позитив?! Давай уже возвращаться. Этой ночью чудит не только Казума. Весь лес какой-то странный! Фенрир должен жить намного глубже в лесу!..

Ага, вот оно как. Теперь я всё понял.

— Он почуял сильного противника, то бишь меня, и явился ко мне.

— Пьяница несчастный!

Мэгумин продолжала со слезами на глазах ругать меня. В это время моё Обнаружение врагов засекло ещё более серьёзного противника.

— Я засек врага, который даже сильнее Фенрира. Неужели это то, что мы ищем?

— Ох, мне уже всё равно, делай что хочешь! Раз уж мы зашли так далеко, я пойду с тобой до конца! Пусть нашим врагом будет хоть Фенрир, хоть дракон или хоть сам Бомбер Мадзин!..

Я показал махнувшей рукой на страх Мэгумин большой палец и улыбнулся.

— Отлично сказано! Наша сегодняшняя цель — Бомбер Мадзин Могунин. Пора взорвать этого мерзавца с выпендрежным именем!

— Пожалуйста, не сокращай его имя до «Могунина», от этого кажется, будто ты над моим именем издеваешься! Нет, погоди. Может быть, не мне об этом спрашивать, но ты спятил, да?

Спятил, говоришь...

Она спрашивает об этом сейчас? После всего, что случилось?

— К сожалению, в моей группе могут быть только сумасшедшие!

— Ах вот как ты заговорил?! Хорошо, сделаем это! Наконец-то я поняла, Казума! Мог бы и раньше мне сказать!

Кандидату в старосты необходимо либо успешно пройти испытания, либо победить могучего противника.

Пусть никто не узнает о том, что произойдёт этой ночью.

Достаточно того, что лишь я и Мэгумин будем знать, что она не проиграла.

Это правда, победа над Королём демонов для меня невозможна, но...

— Серьёзно, я по-настоящему люблю тебя!

— Я уже давно это знаю! В бою с Фенриром я показал тебе, насколько крут! Теперь твоя очередь!

— Отлично, покажу тебе зрелище, достойное имени Бомбера Мадзина!

И Мэгумин радостно, открыто мне улыбнулась.

Часть 3

Обнаружение врагов всё ещё указывало на сигнал.

— (Стой, он близко.)

Я остановился и жестом руки намекнул Мэгумин сделать то же самое.

— (...Казума, ты ведь можешь видеть в темноте, верно? Так почему твоя рука упирается в мою грудь каждый раз, когда ты предупреждаешь меня о враге?)

— (Даже я несовершенен, уж прости меня. Ладно, вон там, смотри...) — прошептал я, указывая на центр небольшой полянки.

Стоп, это же...

— (Ага, ясно. Так вот почему его назвали «Ниннин».

Сначала я думал, что основной причиной такого странного имени была страсть Алых магов к чудным именам, но теперь я понимаю, почему его так назвали.

— (Ну да, «Ниннин», что тут такого? Но Казума, ты только посмотри! Этот яркий блеск, эта уникальная форма!.. Как же я хочу забрать его домой после победы!)

На поляне стоял двуногий робот.

И если попытаться описать его одним словом, больше всего подойдёт «ниндзя*».

Было видно, что его разрабатывали именно для тайных операций. Выглядел он чертовски опасным.

Сверкающий глаз зловеще светился красным, сканируя окружающее пространство. Я забеспокоился, что он сможет нас заметить даже под Скрытностью.

Нет, что важнее...

— (Понятно. Значит, Фенрир убегал от него. Ну что, давай начнем! Раз уж Казума привёл меня сюда, я обязательно должна одолеть его!)

И я, находясь рядом с переполненной энтузиазмом Мэгумин, ответил:

— (...Слушай, давай мы просто пойдем домой, а вернёмся завтра.)

— (И тогда я завоюю титул Бомбера… Что ты сказал?)

Я вдруг начал задаваться вопросом, что я вообще делаю в лесу посреди ночи?

— (Слушай, от всей этой беготни мне как-то поплохело. Хочется поскорее вернуться и лечь спать...)

— (Ты серьёзно решил всё бросить, когда мы уже так далеко зашли? Куда делась вся твоя бравада? Только не говори, что ты протрезвел! Именно сейчас?!)

Мэгумин обеими руками схватила меня за плечи и начала трясти.

— (Эй, успокойся. Это серьезный противник, его целая деревня Алых магов опасается. Нам нужно получше подготовиться к бою с ним...)

— (Я прекрасно знаю о том, что он опасен! Я же сто раз тебя предупреждала! А готовиться нужно было до того, как мы отправились в лес! Разве это не слишком — давать мне столько надежд, а потом оставлять ни с чем?!)

От её тряски меня начало подташнивать…

— (Хоть и говоришь так, но со мной ты делаешь то же самое! Заводишь на полную катушку, а потом обламываешь!)

— (Да, всё так, и я извиняюсь за это. Так вот насколько тяжело тебе постоянно приходилось? Прости, пожалуйста.)

...

Бомбер Мадзин стоял прямо перед нами.

Впервые этот робот был обнаружен в Загадочном строении. Возможно, он был спроектирован для защиты деревни Алых магов.

Не понимаю, почему своими целями он преимущественно выбирает не-Алых магов с черными волосами и карими глазами, но было очевидно, что кто-то из Японии чем-то не угодил этому роботу.

В любом случае, сейчас это не важно.

Важно то, что на Алых магов он не нападает.

Другими словами, Мэгумин может без опаски выйти к нему и взорвать магией.

— (Если присмотреться, он достаточно сильно поврежден. Это после моего взрыва несколько дней назад?)

Теперь, когда она это упомянула, я тоже заметил, что его корпус тут и там покрыт трещинами и вмятинами. Хорошо же ему досталось.

Поврежденные места медленно восстанавливались, издавая лёгкий скрежет. Видимо, у него даже система саморемонта есть.

Робот, способный выдержать прямое попадание Взрывом и сбежать для ремонта, если его не уничтожить на месте.

Теперь я понимаю, почему его до сих пор не уничтожили, хоть он и обитает рядом с деревней Алых магов.

— (Ну хорошо, давай прикончим эту штуку и пойдём спать. Вот план: ты выходишь к нему одна, зачитываешь заклинание и взрываешь его. Вот и всё.)

— (Что за бестолковый план?! А ты что будешь делать?..) — спросила Мэгумин.

— (Буээ…)

— (...Так тебя и вправду тошнит? Понятно. Ну тогда просто сиди здесь. Рассчитываю на тебя, когда придет время нести меня домой!)

Неспособный больше сдерживаться, я отправил содержимое своего желудка под ближайшее дерево.

Мэгумин отвернулась.

— (Ну ладно, я пошла. Смотри, как круто я с ним сейчас разделаюсь.)

Сказав это, Мэгумин вышла на встречу к Бомберу Мадзину.

— Бомбер Мадзин Могуниннин, я пришла отобрать твой титул!..

Она могла просто подготовить своё заклинание заранее и окончить бой ещё до его начала. Так нет же, ей было обязательно представляться «по всей форме».

Вероятно, нынешняя сцена должна была выглядеть эпично, однако имя, данное «злодею», всё портило.

— Имя мне Мэгумин! Повелительница магии Взрыва и сильнейшая волшебница в Акселе!

Бомбер Мадзин не нападает на Алых магов.

Наверняка она подумала, что это позволит ей покрасоваться своей крутизной перед боем.

Откуда я это знаю? Просто Мэгумин время от времени поглядывала в мою сторону с того момента, как заговорила с Бомбером.

Ей так хочется быть уверенной, что я увижу её крутость во всей красе?

— Некогда тебя называли стражем Алых магов, но это недопустимо — нападать на гостей деревни. Мы не трогали тебя, пока ты тихо обитал в глубине леса, но теперь, когда ты здесь…

В этот момент Бомбер Мадзин вдруг пропал из виду.

В лесу снова воцарилась тишина.

Но через секунду в деревьях надо мной...

Он беззвучно спрыгнул на меня сверху.

— Э? Чт!..

— К-Казума?!

Я был уверен, что нахожусь под действием Скрытности, но Ниннин безошибочно вычислил меня.

И что вообще с его движениями? Он слишком быстрый!

Как настоящий ниндзя!

Его наверняка создал японец, я уверен!

— А ты хорош, раз смог заметить меня под Скрытностью! Но тебе очень не повезло, ведь хуже меня для роботов противника нет! Кража!

Если против меня робот, значит всё, что нужно сделать — украсть его важные детали!

Но когда я протянул руку в его сторону, робот быстро отпрыгнул в сторону.

На месте, где он стоял ещё мгновение назад, остался лишь световой след его красного глаза, хозяин которого растворился во тьме.

Чем больше я наблюдаю за его невероятными движениями, тем сильнее жалею, что ему досталось такое имя.

А тем, что появилось в моей руке, оказались...

— Казума, сейчас не время для твоих глупостей! Если тебе так уж сильно хочется получить мои трусы, то я постираю их и просто отдам тебе!

...черные трусики Мэгумин, которая тоже оказалась на «линии атаки».

— Но тогда какой смысл, если ты постира… Нет, не то, этот тип слишком быстрый! Проклятие, я уже потратил свою проволоку на Фенрира...

О, точно!

— Я придумал, мне нужно нижнее бельё! Мэгумин, давай сюда свой лифчик! Я свяжу его с трусиками и у нас будет веревка!..

— Ты всё ещё пьян?! Они ни за что его не удержат!.. Казума, сзади!

Я бросился в сторону. В тот же момент я услышал, как что-то острое рассекло воздух там, где только что была моя шея.

Я даже не успел заметить, как Ниннин обошел меня сзади и попытался нанести удар своей рукой-клинком.

— Проклятье! Думаешь, что ниндзя — повелители ночного леса, да?! НИИТы тоже активнее всего именно ночью! Не думай, что ты тут самый сильный!

К тому моменту, как я развернулся, робот снова пропал из виду.

Он тоже умеет использовать Скрытность?

Как же я ненавижу сражаться с теми, кто, как и я, предпочитает нападать исподтишка.

— Думаешь, сказал что-то крутое? Так вот — ничего крутого в этом нет! Ты ведь полностью протрезвел, верно?! В твоей фразе нет ни капли прежнего остроумия!

— Д-да замолчи ты, читай наконец своё заклинание! Дубль два! Имя мне — Сато Казума! Прозревающий тьму и таящийся в тенях, похититель бесчисленных сокровищ! Я тот, кто однажды потрясет этот мир!

— Эта фраза на секунду показалась мне крутой, но вещь в твоей руке всё портит!

Мэгумин снова придралась к моему представлению, ну и пусть. Я снова сконцентрировался на Обнаружении врагов…

— Вот ты где!

— ?!

Внезапно возникший за моей спиной Ниннин замахнулся на меня своей рукой-клинком, но мне удалось остановить удар.

И раз уж меча у меня не было, то пришлось использовать...

— Ты хуже всех! Арргх, да что же это такое?! Ты сегодня классный, или нет?! Я совсем запуталась!

— Заткнись, мне тут тяжело приходится, если ты не заметила! Что под рукой оказалось, то и использую!

Остановить клинок голыми руками было бы невозможно, но блок трусами Алого мага оказался довольно эффективным.

Похоже, его правило «не навреди Алым магам» распространялось и на их вещи.

Ниннин остановил свой удар за миллиметр до черных трусиков..

— Воа-а-а!

… но после этого последовала серия ударов руками и ногами по моему корпусу.

И да, его руки и ноги были железными.

— Казума?! Ниннин для нас слишком силён! Он очень быстрый, я не могу прицелиться! И, что важнее, я не могу взорвать его, пока ты рядом!

Меня стошнило прямо на Ниннина.

Возможно, ненависть роботов в кислотным атакам заставила его отпрыгнуть от меня.

— Д-да, ты хорош. Не ожидал, что ты окажешь настолько серьёзное спротивуууээээ!..

— Да хватит уже пытаться строить из себя крутого!

Всё в порядке, удары такой силы для меня ничто.

Меня... меня просто от бега затошнило!..

— Хотя нет, прости, удары вполне сработали. Плохо дело... Мэгумин, я не могу двигаться, так что забудь про магию и беги обратно в деревню… Этот тип тебя отпустит. Разбуди Акву с остальными и скажи деревенским...

— Я ни за что тебя не брошу! Прости уж, я никогда особо не слушала других!

Выдав речь, которая подошла бы скорее подростку в фазе бунтарства, Мэгумин выставила свой посох между мной и роботом.

Тем временем я согнулся, схватившись за живот..

А Ниннин осторожно приближался.

В итоге он протянул свою руку ко мне и начал показывать какие-то странные жесты...

Мэгумин отбросила посох, подбежала ко мне и обняла, закрыв собой.

— Сначала Аква, теперь ты? Ну почему вы никогда меня не слушаете?! Какой толк от мага, если он останется без посоха?!

— В этой стойке Ниннин использует Детонацию. Если он попадёт в тебя, то от такого слабака даже трупа не останется!

Ага, понятно.

Так она воспользовалась тем, что он не нападает на Алых магов, чтобы меня защитить?

...И в этот момент..

По-прежнему стоя с вытянутой рукой, Ниннин направил свой красный глаз на меня и заговорил:

— Тип: Статус гаремного читера-нормалфага* из Японии подтвержден. Разделить с модифицированным образцом, Алым магом. Инициировать зачистку Детонацией...

— Я услышал нечто такое, что не могу проигнорировать! Гаремный читер? Это я гаремный читер?! Цель твоего создателя — уничтожить читеров, которые завели себе гарем?! В таком случае ты ошибся с жертвой!

— Не знаю, чего это ты вдруг так разозлился, но прошу тебя, сиди смирно!

Меня аж всего трясло от злости, а Мэгумин отчаянно старалась прикрыть меня своим маленьким телом.

Чувствуя, как оно становится горячим от усилий, я лихорадочно пытался придумать способ выбраться из этой патовой ситуации.

Если честно, грудь ужасно болит.

Судя по всему, пара ребер точно сломана.

И всё же почему он хочет прикончить меня именно Детонацией?

Даже если он не может навредить Алым магам, Ниннин легко способен оттащить Мэгумин в сторону и добить меня.

— Мэгумин, почему он просто стоит на месте? Сейчас ему не составляет никакого труда убить меня.

— Бомбер Мадзин всегда взрывает своих противников, именно поэтому его и назвали Бомбером Мадзином. Каждый раз, когда ему попадается группа из нескольких девушек и одного парня с черными волосами и карими глазами, он кричит: «Чтоб тебя разорвало!»* и взрывает их! Вот почему он внушает такой ужас!

— Это же просто банальное истребление нормалфагов! Бред какой! Мэгумин, защищай меня! Я буду использовать на нём Кражу до тех пор, пока не доберусь до важных деталей!

— Хорошо, только у меня ничего случайно не укради, ладно?! Трусиков на мне больше нет, так что одежды осталось не много! Если стащишь мой плащ, нижняя половина останется совсем неприкрытой!

— Если такое случится, то я возьму ответственность на себя! Ну, понеслась! Кража! Кража! Кража!

В ответ на мой крик фигура Ниннина быстро растворилась в воздухе.

Однако в моей правой руке появилось нечто тяжелое…

— Получилось?

— Еще как получилось! Верни мой лифчик! Если стащишь хотя бы ещё одну вещь, это будет катастрофой!

В моей правой руке оказались черный лифчик и какая-то деталь.

То, что сейчас прижималось к моей спине, стало немного мягче. Одновременно я услышал негромкий лязг.

Похоже, я стащил одну из его деталей.

На приличном расстоянии от нас среди деревьев за нами наблюдал Бомбер Мадзин, стоя на одном колене.

— Черт, он ещё может двигаться… Это плохо, боль в животе и груди всё сильнее… Не знаю, смогу ли я донести тебя до деревни...

Игнорируя моё нытьё, Мэгумин подобрала свой посох и начала читать заклинание.

Она целилась в Бомбера Мадзина, который быстро запрыгал прочь, подволакивая одну ногу.

— Как же меня эта деревня... Чтоб я сюда еще хоть раз приехал! Эй, Мэгумин, не отходи слишком далеко, иначе меня взорвёт.

Мэгумин, всё ещё прижимавшаяся к моей спине, тяжело вздохнула.

— Ты был таким классным буквально пару минут назад, а сейчас прячешься за девушкой… Не понимаю, что я в тебе нашла...

Но несмотря на резкие слова, недовольства в её тоне не было.

Мэгумин снова посмотрела на Бомбера Мадзина.

— Ты же не был таким. Что с тобой случилось? Пусть ты был поврежден моим взрывом, твои движения всё равно были слишком неуклюжими.

Я здесь вообще-то чуть не умер. И сейчас ты хочешь сказать, что он сражался не на пике своих возможностей? Это шутка такая?

— ...Я не испытываю к тебе ненависти, ведь ты тоже любишь взрывы, как и я. Но я не могу оставить без внимания твои нападения на моего товарища...

Крепко сжимая посох в руке, Мэгумин смотрела прямо на стража, всё это время защищавшего деревню Алых магов. На ее лице появилась улыбка, в которой чувствовалась горечь.

Будто отреагировав на ее слова, Ниннин вдруг замер на месте.

Его красный глаз замигал.

— Подтверждаю наблюдение Максимальных магических способностей Алых магов. Появление образца, магические способности которого превышают прогнозируемый уровень, подтверждает успех проекта по модификации. Высылаю последний отчет в штаб-квартиру в королевстве Ноиз. Штаб, ожидаю ответа. Проект признан успешным. Прошу передать результаты господину...

И когда робот принялся говорить нечто интересное...

— Взрыв!

… его уничтожил некто с такими же красными глазами.

Алый маг, которого все считали пародией, отправил стража деревни Алых магов в историю. Вслед его создателю и исчезнувшему королевству Ноиз.

Часть 4

— Ты меня до чертиков перепугала! Мэгумин, серьёзно говорю, прекращай так делать!

— Да замолчи ты, НИИТ. Этот взрыв был в честь следующей старосты. Ты меня вообще благодарить должен.

Сейчас я находился в месте, к которому уже начинал понемногу привыкать — в штабе отряда защиты Алых магов.

— Хватит звать меня НИИТом! Я не НИИТ, а член отряда защиты, не забывай! — обратился Бузукойли к сидящей за решеткой Мэгумин. — И кроме того… Я уж точно не ожидал, что ты, её опекун, станешь соучастником… А мы только-только поладили... Какая жалость.

Я сидел в камере вместе с Мэгумин.

— Бузукойли-сан, я извиняюсь. Мне тоже казалось, что мы могли бы подружиться... Чтобы искупить свою вину, я научу тебя отличному способу убивать время. Суть вот в чем: ты создаешь лед магией заморозки, а потом наблюдаешь, как он тает. Не успеешь оглянуться — а день уже пролетел.

— Неплохая идея. У меня каждый день полно свободного времени, так что стоит попробовать.

— Так, а ну хватит тут подлизываться друг к другу! Вот почему все НИИТы такие… Разве вы не можете потратить своё время на что-то более полезное? — вмешалась Мэгумин, пока мы с Бузукойли делились НИИТскими премудростями.

Вздохнув, Бузукойли снова обратился к ней:

— ...Я понимаю: ты злишься, что разрыв между тобой и твоей соперницей увеличился... Но как бы сильно тебя это ни злило, нельзя же применять магию Взрыва прямо посреди праздника в её честь.

Мэгумин никому не рассказала о своей победе над Бомбером Мадзином.

И потому все думают, что взрыв она сотворила из-за досады на то, что Юнъюн станет следующей старостой.

Если б только она рассказала всем о том, что произошло на самом деле, с отношением к ней как к худшему магу, магу-пародии было бы тут же покончено...

— Если уж тебе так нравятся нотации, то у меня тоже есть, что сказать. Помнишь Сокетто? Девушку, за которой ты постоянно таскаешься. Я слышала, что ты довел её до слёз своими сексуальными домогательствами, за что она тебе потом отомстила.

— А это-то тут при чем?.. Сокетто в последнее время сама на себя не похожа. На днях она пригласила меня к себе, сказав, что предскажет мою судьбу, но вместо этого просто молча смотрела в шар, постоянно меняясь в лице, после чего взяла и выгнала меня. А потом, в другой день, она подкараулила меня во время патрулирования, и сказала, что поможет мне в тренировках, или как-то так.

Пока Бузукойли рассказывал о своих непростых отношениях с Сокетто, у него даже слезы в глазах заблестели.

В этот момент появился ещё один посетитель.

— Вы только посмотрите, кто пришел: госпожа следующая староста? Что, хочешь посмеяться надо мной? Если тебя так смешит моя никчемность, то давай, смейся!

— Аха-ха-ха-ха-ха-ха! Мэгумин за решеткой! Аха-ха-ха!

— Ты и вправду смеешься!.. Ну хорошо, давай покончим со всем раз и навсегда! Бузукойли, открой дверь! Если не выпустишь меня, я применю Взрыв прямо здесь!

Продемонстрировав Мэгумин свой наигранный триумфальный смех, Юнъюн тяжело вздохнула.

— Ну зачем ты это сделала? Эмм, Бузукойли-сан… Я за ней присмотрю, так что не мог бы ты оставить нас с Мэгумин наедине?

— Хорошо. Может, по мне и не скажешь, но на самом деле у меня полно других забот.

— Могу поспорить, ты опять собираешься следить за Сокетто, прикидываясь, будто патрулируешь деревню.

— Заткнись! Думай, как хочешь, а патрулировать деревню не каждому под силу. Кроме того, последнее время армия Короля демонов начала как-то странно себя вести. Несколько дней назад у деревни заметили группу красноглазых зомби и големов… — сказал Бузукойли, передавая ключ Юнъюн, после чего покинул комнату.

Убедившись, что в помещении нет других членов отряда защиты, она подошла ближе к решетке.

— ...Ну так что случилось ночью на самом деле?

— Я разозлилась, что ты обскакала меня, вот и решила выпустить пар.

Юнъюн придвинулась ещё ближе, внимательно всматриваясь в мрачное лицо Мэгумин.

— Хмм...

— Что ещё за «Хмм»? Если есть, что сказать, то говори.

На лице Юнъюн появилось противоречивое выражение: казалось, она была недовольна и в то же время чему-то радовалась.

— Да так, ничего. Просто я давно уже знаю тебя, и заметила, что когда ты врёшь, твои глаза становятся голубыми. Ты сама знала об этом? Для Алых магов это очень редкая черта?

— Стоп, что?! Я впервые об этом слышу! Хочешь сказать, что я особенная даже среди Алых магов? Я избранная?! — засуетилась взволнованная Мэгумин.

Юнъюн открыла камеру и вошла внутрь.

— Ты же обычно такая сообразительная, не давай другим так легко себя провести.

— Чего это Юнъюн меня вдруг глупой называет?.. Ты обманула меня! Опять ты из меня дурочку делаешь! Казума, посмотри мне в глаза!

— Хмм? Что это с тобой? Ну, я не против, если уж тебе так хочется.

Пока Юнъюн слушала наш небольшой разговор, Мэгумин произнесла:

— Казума, а ты знал, что на теле каждого Алого мага есть особый знак в виде полосок, который некоторые называют «штрихкод»? Кстати говоря, у Юнъюн он расположен на очень интересном месте с внутренней стороны её бёдер. ...Ну как? Мои глаза стали голубыми, или всё ещё алые?

— Что ты несешь?! Разве тебе не полагалось сказать для проверки какую-нибудь очевидную ложь?!

— Алые, как и всегда. Это значит, что ты сказала правду, верно?

Получив от Мэгумин такой сокрушительный ответ, Юнъюн закрыла своё пылающее лицо руками.

Да уж, в спорах и подколках с Мэгумин никто не сравнится.

— Теперь мне намного лучше. Ну так что, зачем ты пришла? Только не говори, что твоя натура одиночки снова проявила себя, и все тебя бросили.

— Что ты говоришь?! Я… Я в порядке… Кажется… Нет, сейчас речь не об этом!

Юнъюн подошла к Мэгумин и опустилась на корточки, положив руки на колени.

— Дай мне посмотреть твою карточку авантюриста, — прямо сказала она и протянула руку. Казалось, будто её обычное зрелая манера поведения испарилось без следа.

— Нет. Зачем это мне показывать мою карточку своей сопернице? Кроме того, даже у одиночек должны быть свои границы. Если тебе одиноко, это не значит, что ради компании следует приходить к узникам в тюремную камеру.

— Нет, даже я такого не сделаю! Просто покажи мне ту часть, где записаны побежденные монстры. Тебе ведь нечего скрывать, верно?

Как и ожидалось от той, кто знает Мэгумин с самого детства.

Похоже, она догадалась, что мы делали прошлой ночью.

— Нечего, но я всё равно ничего тебе не покажу! Ты не подумай, я не охотилась ради очков опыта за луковыми утками, которых Бузукойли так бережно растил.

— А вот эти слова я уже не могу пропустить мимо ушей! Эй, ты ведь всё-таки охотилась за ними, да?! Бузукойли-сан растил их специально для Сокетто, потому что последнее время она начала его избегать. Эй, так охотилась, или нет?!

Кстати, припоминаю, как Мэгумин хвасталась, что после возвращения в деревню её уровень вырос.

— Агх! Ну да не важно, просто покажи мне свою карточку! Эй, Бомбер Мадзин был в лесу, так? И вы охотились на него вместе с Казумой-саном, верно?

— Что это ты вдруг такое говоришь? Разумеется, мы бы не стали охотиться на него. Ты ведь знаешь, что он не нападает на Алых магов, да? Если бы мне захотелось одолеть Ниннина, я бы выбрала в напарники ещё одного Алого мага.

Но и после слов Мэгумин сомнение в глазах Юнъюн никуда не делось.

— Хоть ты и утверждаешь, что во всех взрывах виноват Бомбер Мадзин?

— В ежедневных взрывах виновата я.

Мэгумин продолжала упрямо стоять на своём. Юнъюн снова вздохнула:

— ...Ты думаешь, что проиграла мне, раз я прошла все три испытания Алых магов и стала следующей старостой?

— Не понимаю о чем ты. Я ведь худший маг среди всех Алых магов, так что изначально не годилась тебе в соперницы. Разве ты не рада? Вся деревня теперь обожает тебя.

Деревня уже была довольно высокого мнения о Юнъюн после того случая с Сильвией, но теперь, после прохождения испытаний, её чуть ли не на руках носили. Возможно, ей наконец удастся преодолеть свою судьбу одиночки.

Уверен, теперь в этой деревне её ждут только счастливые дни.

— ...Мэгумин, ты собираешься вернуться в Аксель, да?

— Естественно, ведь я сильнейший маг Акселя. Моё внезапное исчезновение заставит его жителей серьёзно волноваться.

— Ты же только что говорила, что худший маг из всех Алых магов. А теперь ты вдруг сильнейший маг Акселя? — рефлекторно прокомментировал я, но Мэгумин притворилась, будто ничего не слышала.

— Юнъюн, тебе ведь придется остаться в деревне, чтобы научиться управлять ей, верно? Получается, пришло время прощаться.

…Ах да. Юнъюн постоянно вызывала Мэгумин на поединок ради титула сильнейшего Алого мага только для того, чтобы стать следующей старостой.

А теперь, когда она официально добилась своей цели, причин возвращаться в Аксель для неё больше не было.

— ...Не думай, что благодаря этому ты победила.

— ...Я уже совсем тебя не понимаю. Это ведь ты победила.

Почему-то каждая начала упрямо настаивать, что победила другая.

Если посмотреть с одной стороны, то можно сказать, что Мэгумин сильнее, а Юнъюн слабее.

Но с другой стороны кажется, что в критической ситуации Мэгумин слаба, а вот Юнъюн проявляет удивительную крепость духа.

Они такие разные. Их семьи, их личности и даже телосложение.

Казалось, будто сама природа сделала эти две полные противоположности соперницами.

Мои губы сами сложились в ухмылку.

— Я не против подарить эту победу такой одиночке без друзей и парня, как ты. В конце концов, это наша последняя дуэль.

Сказав это, Мэгумин положила голову мне на плечо.

— ...Эй, ты собираешься хвастаться передо мной своими отношениями с Казумой-саном до тех пор, пока я не найду себе парня? Это не такое уж и большое достижение, чтоб ты знала!

— Верно. Так что я проиграла, на этом и порешим. Я собираюсь построить своё маленькое личное счастье вместе с этим человеком, ну а ты, Юнъюн, продолжай упорно стремиться к титулу сильнейшего мага. Быть старостой нелегко, но ты уж постарайся не забыть найти себе парня.

Сказав это, Мэгумин обвила своей рукой мою и невинно улыбнулась.

— Ты же сама всегда мечтала стать сильнейшим магом! А ещё называла меня извращенкой каждый раз, когда я поднимала тему любви!

Юнъюн, еще минуту назад такая спокойная, теперь чуть не плакала.

— Казума, не желаешь полежать у меня на коленях? Это самое малое, что я могу сделать для тебя в благодарность за всё то время, которое ты провел здесь со мной. Вот, пожалуйста, так ведь намного удобнее, чем на холодном полу.

— Хорошо, так и сделаю.

— Эй, почему это ты вдруг предлагаешь ему свои колени? Вы же не были настолько близки, разве нет?!

Когда я, естественно, воспользовался предложением Мэгумин, Юнъюн вскочила на ноги.

— Что-то не так, Юнъюн, которой я проиграла? Я, конечно, ни на что не намекаю, но здесь нам наконец-то удалось остаться наедине, так что не могла бы ты оставить нас? У тебя ведь уже есть целая деревня, которая обожает свою будущую старосту, верно? Может лучше проведёшь время с её жителями?

— Ммм, так мягенько и приятно. Не зря я вчера надрывался.

— Эй, Мэгумин, ты покраснела! Ты же не привыкла к такому, да?! Сейчас ты просто терпишь сексуальные домогательства Казумы-сана, я права?

Я принялся поглаживать бёдра, на которых лежал, но, благодаря присутствию Юнъюн, возражений Мэгумин не последовало.

— А что тут такого? Это ведь нормально... К-Казума, я не думаю, что ты должен лежать лицом вниз… Нет, я не смущаюсь. Мне просто показалось, что так тебе будет тяжело дышать.

— Я ффф поядке.

— Правда?! Ох, ну ладно, значит на коленях можно и так лежать!

— Мэгумин, ты точно не против?! И Казума-сан, прекрати уже!

Часть 5

После этого Юнъюн ушла поговорить со своими родителями, благодаря чему нас вскоре выпустили из камеры...

— Казума, ну как так?! И ты туда же, Мэгумин! Вы что, жить не сможете, если не создадите кому-нибудь неприятностей?! Вам бы следовало равняться на меня и мое примерное поведение!

— Аква права, Казума. Мэгумин уже ничто не исправит, но ты-то зачем с ней пошел?

Как бы абсурдно это ни звучало, сейчас нас отчитывали двое пьяниц, упившихся вчера до полной отключки.

— А ну хватит зазнаваться! И прекратите ухмыляться только потому, что в этот раз от вас не было никаких проблем! Пока вы дрыхли вчера ночью, мы с Мэгумин, между прочим, занимались энергичными ночными упражнениями!

— Не мог бы ты, пожалуйста, поаккуратнее выбирать слова?! Не поймите неправильно, всё, что мы делали — бегали от преследовавших нас монстров! — вмешалась Мэгумин, отчаянно жестикулируя.

— Вот послушайте: вчера я показал себя во всей красе. Медведь, убивающий одним ударом, оказался для меня сущим пустяком, а Фенрира — того самого! — я уделал, как мелкого щенка. Мне даже стало его жаль, так что я его отпустил. Верно я говорю, Мэгумин?

— ...Эм, не то, чтоб ты врал, но...

В глазах Даркнесс появилось сомнение.

— Ладно ещё медведь, но ведь Фенрира приравнивают к «стихийному бедствию», так? И ты хочешь сказать, что этот ужасающий монстр обитает в лесу у деревни?

Кстати, а ведь Бомбер Мадзин тоже должен был жить намного глубже в лесу.

— Понятно, значит это дело рук армии Короля демонов. Генерал Короля демонов, способный контролировать монстров, собирается погрузить этот мир в хаос. Да, точно! Так мне подсказывает моя божественная интуиция!

Как Аква пришла к такому абсурдному заключению, не имеющему и капли логики, для меня загадка, но в этом деле и правда полно странностей.

Вопрос того, почему Ниннин сражался не в полную силу, тоже остаётся открытым.

И всё же, цель нашего приезда сюда достигнута.

Всё, что осталось сделать — попросить Юнъюн отправить нас телепортом обратно в Аксель.

— Я тут подумала: Мэгумин, разве ты не должна была попрощаться с деревенскими перед тем, как мы телепортируемся в Аксель? Юнъюн ведь отправит нас обратно, а сама останется здесь, так что вернуться в деревню ещё раз для нас будет трудновато.

В ответ на слова Даркнесс Мэгумин недовольно хмыкнула.

— Я не собираюсь прощаться с людьми, которые называли меня, величайшего гения Алых магов, пародией, худшим магом и Взрывным магом. Одолею Короля демонов, и потом уж с триумфом вернусь в деревню. Вот тогда я и заставлю их всех пасть передо мною ниц.

— Думаю, титул «взрывной маг» тебе идеально подходит.

И отправляться на бой с Королём демонов я не собираюсь.

Кстати, если подумать...

— Эй, Аква, а куда ты дела Безмятежную девочку? Я даже не успел заметить, как она пропала из горшка.

— Разумеется я её пересадила, — небрежно ответила та.

Аква нашла время на пересадку?

— Конечно, странно будет услышать такое от меня, учитывая, что я тоже побывал в лесу прошлой ночью, но неужели ты правда пошла в такое опасное место одна?

— О чем ты, вообще? Конечно нет. Я посадила девочку на заднем дворе дома Мэгумин.

— Куда-куда ты её посадила? — рефлекторно спросила Мэгумин. Нет, серьёзно, о чем Аква думала?

— Нет, ты послушай. Комэкко сказала, что будет присматривать за ней до тех пор, пока та не вырастет. Она умная девочка, так что плохому она её точно не научит. Да и в деревне нет других детей её возраста, поэтому они станут отличными друзьями!

— Комэкко вырастит её, а потом съест, я уверена.

— Да что не так с твоей семьёй?! Я сейчас же заберу Безмятежную девочку назад!

Я схватил всполошенную Акву до того, как она успела убежать.

— Мэгумин просто шутит. Не нужно никуда бежать. Подожди, Юнъюн скоро должна быть здесь.

— ...Ну да, шутит, конечно. Нет, Мэгумин, серьёзно! Издеваться надо мной так весело? Когда мы вернемся в Аксель, я всем расскажу, какая ты сисконщица... Эй, Мэгумин, ты правда шутила? Почему ты не отвечаешь? Не отводи глаза!

И когда Аква принялась трясти Мэгумин за плечи…

— Мэгумин!

Юнъюн подбежала к нам и остановилась, тяжело дыша.

Наверное, она очень торопилась.

И всё же, чуть отдышавшись, она подняла взгляд и широко улыбнулась.

— Что с тобой, Юнъюн? Я понимаю, ты вне себя от счастья из-за того, что завела в деревне новых друзей, но если будешь постоянно такой взбудораженной, то быстро им надоешь.

— Да не в этом дело! И да, потом мне об этом поподробнее расскажешь! Вчера, а теперь и сегодня… Кажется, ты права — я и вправду очень взбудоражена!

Кашлянув пару раз, Юнъюн наконец восстановила дыхание.

— Я вернусь в Аксель вместе с тобой! — радостно объявила она, поблескивая глазами. — Я тоже постараюсь одолеть Короля демонов! Мне не нужна победа, преподнесенная на тарелочке с голубой каёмочкой… Я одолею Короля демонов. И, добившись этой победы, я официально вступлю в должность старосты! Мы уже обговорили это с папой и всеми остальными в деревне!

Противник Мэгумин, её соперница, и, самое главное, её лучшая подруга сказала это, сияя чистой улыбкой. Выглядела она так, будто сбросила большой груз с души.

— ...Вот как. Тебе наконец удалось стать нормальной, но ты всё равно решила вернуться на путь одиночки... Ах да, Короля демонов одолею я, и никто другой, — небрежно отмахнулась Мэгумин от пылких слов Юнъюн.

Но я-то знаю, какая она цундэрэ, если дело касается Юнъюн.

Несмотря на попытки сохранить спокойное лицо, щёки Мэгумин еле заметно подрагивали, пытаясь сдержать радостную улыбку.

— Вот так всегда: ты просто не можешь сказать, что думаешь на самом деле. Ты знаешь, что сейчас твои глаза ярко сверкают?

Как известно, чем сильнее светятся глаза Алых магов, тем сильнее их эмоции.

— Аква, ты просто не можешь прочувствовать ситуацию, да? Ну хорошо, я сейчас же пойду и вырву с корнем Безмятежную девочку, которую ты без спроса посадила у меня на заднем дворе!

Аква крепко схватилась за пояс Мэгумин, не давая уйти. А та, хоть и делала вид, что вырывается, больше старалась скрыть от нас свое смущенное лицо.

— Хорошо, Юнъюн. Раз уж ты собралась вернуться с нами, то иди скорее собирайся. И ещё: не знаю, в курсе ли ты, но авантюристы Акселя очень высокого мнения о тебе. Если скажешь, что ищешь себе группу, они за тебя передерутся.

— Правда?! Эй, это же очень важно! Почему ты не сказала мне об этом раньше?!

— Если у тебя в Акселе появится много друзей, то ты станешь привязанной к нему и в итоге забросишь свою цель стать старостой, не так ли?

— Конечно! — моментально ответила Юнъюн.

— Ты могла бы хоть немного подумать над ответом. Ну и ну. ...Ладно, давайте, наконец, отправимся домой.

— Д-да, я поняла, не нужно меня подгонять! ...Но ты ведь не соврала, да? Насчет того, что авантюристы Акселя, эм, высокого мнения обо мне...

— Да, как ни странно. Я сказала: «Как ни странно». Если бросишься вперед сломя голову, то в результате можешь оказаться снова одинокой.

Пусть Мэгумин и сказала так, Юнъюн не могла сдержать своей улыбки.

— Хаа… Я победила Мэгумин, а жители деревни наконец-то приняли меня. Будто во сне...

— В каком смысле «победила»? Раз уж ты решила вернуться в Аксель, я не отдам тебе победу без боя!

— Эй, о чём это ты? Я ведь прошла все три испытания Алых магов, и это значит, что в этот раз я победила, разве нет? Ты просто проигрывать не умеешь!

Знаю, я уже говорил, что они две полные противоположности, но в некоторых вещах они на удивление схожи.

Устроившие очередной детский спор Алые маги увлеченно препирались...

— Ну, раз ты готова зайти настолько далеко, Мэгумин, то устроим ещё одну дуэль! В этот раз я обязательно заставлю тебя признать поражение!

Объявив это, Юнъюн достала из-за пояса жезл.

В ответ Мэгумин вынула карточку авантюриста.

— Ух ты, ну надо же, так вот где она была. Кажется, ты просила меня показать тебе часть, в которой записаны уничтоженные монстры? Ой, смотри-ка! Тут же и Бомбер Мадзин есть...

— Быстро же ты передумала!

Крик Юнъюн эхом разнесся над деревней...

Примечания

  1. Другое название Ниндзя — Синоби-но-моно, или просто Синоби. Иероглифы этого слова можно так же прочитать, как «нин», что значит «тайный.»
  2. Риадзю (リア充) японский интернет-термин, обозначающий человека, довольного своей реальной жизнью. Но чаще интернет-жители с ненавистью так называют красавчиков, у которых есть подружка. Ближайший по значению знакомый нам термин: «Нормалфаг».
  3. Риадзю должны взорваться! (リア充爆発しよ!) японский онлайн-мем, желающий от лица интернет-обитателей всем нормалфагам незамедлительной кончины посредством взрыва. По сути, Бомбер Мадзин - механическое воплощение этого мема в жизнь.

Комментарии