Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Лента 21: Романтическое имя на языке цветов

Используя почти весь функционал нового смартфона, я с двухсотпроцентной концентрацией пытался незаметно приподнять юбку горничной, спящей у меня на экране. Но тут сзади раздался голос моей кохай.

— Сэмпай, ты срочно нужен! Библиотека превратилась в ботанический сад!

— А-а-ах! Н-нет! Ты всё не так поняла! Просто код для остановки гигантского абсолютного оружия Осадный Ной записан под её юбкой, и я, как настоящий джентльмен и космополит имел все основания так поступить! Никаких скрытых мотив… А, стой, что?

— Повторяю, библиотека университета превратилась в ботанический сад! … И кстати, почему ты ползал на карачках и ухмылялся?

Я не хотел, чтобы она заостряла внимание на этом вопросе, и поэтому быстро направился в обозначенную библиотеку.

И там было всё именно так, как кохай и сказала.

— Ох, ничего себе. Вот это я понимаю проблемка.

Университетская библиотека превратилась в ботанический сад.

И растение внутри было далеко не нормальным.

— Чёрт! Да что это за фигня?! Кажется она может проглотить человека целиком!

— П-подожди, Семпай! Это ну вот очень большие плотоядные растения. И если у них не получается добыть достаточно питательных веществ из земли, то они нападают на первое приблизившееся к ним живое существо!

Моя кохай относилась к тому типу девушек, которые хорошо смотрятся в спортивных шортиках, но прямо сейчас она ходила в велосипедных. Я посмотрел том направлении, куда она указала, и увидел множество контейнеров, наполненных питательными веществами и подведёнными к гигантскому цветочному горшку. Не хотел бы я оказывать близко с этой химией.

Библиотека была достаточного новым зданием, все стены которого были сделаны из стекла — и потому растение получало более чем достаточного солнечного света. (А по поводу книг — каждая из них была оборудована суперобложкой, поглощающей ультрафиолетовое излучение, которое иначе могло бы их разрушать. Однако насколько это на самом деле было эффективно — я не знаю). Листья растения были полны сил, как будто бы оно находилось на тропическом острове.

— Так что же это?

— Всё они. Ещё один подарочек от особого геологического отделения.

— И почему им всегда надо так выкабениваться? Почти весь бюджет уходит к ним, да и аппаратура у них лучшая.

— Профессора из других отделений даже на телевидение ходили в попытках как-то это исправить, так что теперь у нас в университете полным-полно медиа-персон.

— Вернёмся к делу. Что это за штуковина?

— Ты ведь слышал о шумихе вокруг Астероида Восне? Похоже инопланетяне из-за пределов солнечной системы установили там оборудование для транспортировки. И если раньше мы общались в основном электромагнитными сигналами, то теперь есть возможность что-нибудь отправить и получить за восемьдесят лет.

— Хех… Но разве получающая сторона не рискует своим здоровьем? Для того чтобы получить отправление придётся мало того что поравняться с несущимся астероидом, так ещё и как-то поймать посылку.

— Важнее то, какие плюшки от этого самим инопланетянам! На пути астероида куча космичесого мусора и он уходит им! Так они своруют земные технологии!

— Ну в общем-то так оно наверное и есть, но только этого космического мусора настолько навалом, что скорее надо радоваться, что они его забирают, нежели беспокоится о каких-то там отрицательных сторонах, не считаешь?

— Сэмпай, ты слишком наивен! Может быть для нас это мусор, но для инопланетян это завершающая недостающая часть ужасающей технологии!

— Ладно, мы снова отклонились. Так что это?

— В соседнем супермаркете была распродажа сайры, и...

— Что это? Что это? Что это?! ЧТО! ЭТО! ТАКОЕ?!

Моей кохай не понравились клубы пыли, взлетевшие в воздух, когда я взбесился, поэтому она наконец то мне по-человечески ответила.

— В общем, это подарок от инопланетян.

— И что он забыл в библиотеке? Обычно бы его заперли в хранилище особого геологического отделения.

— Исследовательская группа нашего университета прибрала его к рукам первее, но мы столкнулись с проблемой.

— … Мы из клуба литературы. Каким боком вы вообще тут замешаны?

— Это растение, а значит ему нужно имя на языке цветов.

— ...

Э?

Но прежде чем я успел высказать своё недоумение, моя кохай поскребла свою щёку указательным пальцем.

— Я так же отреагировала когда мне сказали. Но по-видимому так оно и есть.

— Но…

Мой взгляд метался между девушкой в шортиках и гигантским плотоядным растением.

— Мы точно можем вот так легко его ему дать?

— Похоже по поводу языка цветов нет единого мнения. Сама я не очень разбираюсь, но по видимому у разных стран и разных культур разные значения одних и тех же цветов. Вот и нужно придумать что-нибудь, пусть и только к нашему университету относящееся. Однако в особом геологическим департаменте с именами не дружат, так что работу скинули на нас.

— Понятно. Расплывчатое задание, не так ли?

— Я хочу убрать эту штуковину из библиотеки как можно скорее, так что давай побыстрее дадим ей имя.

— Тут соглашусь. … Хм, это же гигантское плотоядное растение? Почему бы не назвать его «пожирающий плоть» или ву-а-ха-ха?!

— А-а-а! Голову семпая пожирают!

Похоже растению не понравился наш разговор, и в результате меня чуть не сожрали.

— Этот цветок и реагировать умеет?!

— Давай дадим ему какое-нибудь романтическое имя. Уверена, он его оценит!

— Д-да, но только вот как можно назвать такой до ужаса несуразный цветок? Как-нибудь вроде «собирающий мух своим смрадом» или ау-у-уч?!

— Семпай, тебе срочно надо грызть гранит науки!

Девушка в велосипедных шортиках достала с полки со справочными материалами книгу про язык цветов.

— Вот, посмотри. Тут полно сентиментальных толкований вроде «я люблю тебя» и «я посвящаю тебе вечность»! Скорее всего и этот цветок такого хочет!

— Т-ты любишь романтику, так может сама этим и займёшься?

— Ой, да ладно тебе! Тебе что, сложно?!

— Дура, не размахивай этой книжк- … гха-арх?!

Чтобы не подвергать свою жизнь лишней опасности, мне пришлось достать из портфеля листки бумаги и механических карандаш. Так, подумаем… У имени должна быть какая-то одна идея, оно должно быть максимально сентиментальным и, наконец, оно должно быть символом этого ужасающего цветка.

— Как насчёт «само совершенство»?! До-бяа-ара-а-а?!

— Так открыто врать нельзя, семпай!

— Хух… Н-ну и что я тогда должен делать?! Мне нужно как-то связать имя с этой штуковиной! Да я никогда не найду ничего прекрасного для не…. ва-арва-ай!

— Похоже что он всё-таки хочет что-нибудь получить от тебя, семпай!

— Ну, я могу пойти по пути прямоты и назвать его как-нибудь типа «ты урод, но я всё равно люблю тебя»… гя-ага-а-а!

— Думаю он хочет чего-нибудь не такого грубого, семпай!

— Твоё естество показывают твою истиную красот… бяа-а-а-а-ах?!

— А теперь слишком слащаво, семпай!

— Бу-у-гя-а-ах!

— Семпай!

— …!

— ?!

Старик в лабораторном халате из особого геологического отделения пришёл забрать гигантский плотоядный цветок.

— Ну и какое имя на языке цветов ты для него придумали?

— Ух, ух… «Воспринимай меня таким, какой я есть».

Комментарии