Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 378. Справедливость

Кровавый дождь шёл в предгорье, области, где находилась группа. Цинь Му на глаза бросались многочисленные деревья и цветы, растущие с поразительной скоростью. Стволы растений были высокими и пышными на зелень, в то время как духовный воздух в окрестностях достигал такой плотности, что, казалось бы, пребывал на грани материализации, зримыми лентами плавая вокруг. Среди цветов был молочно-белый туман, из-за которого те выглядели необычно яркими и нежными.

После долгого дождя, озеро, ров и река были заполнены, множество рыб отчаянно росли, превращаясь в рыбных монстров, как те, что обитали в Великих Руинах. У некоторых из них выросли ноги, после чего они, выпрыгивая на берег, открывали рты, раскрывая взору острые как бритва зубы, и ловили капли дождя.

Тела зверей в горах также расширялись, отращивая на себе всевозможные виды костяных шипов и становясь ужасающими. Русалок в озере тоже не обошло. Став ненормально большими, их некогда прекрасные лица стали, мягко говоря, странными.

Энергии в крови бога содержалось слишком много, превращая все формы жизни в деформированных монстров. Такой рост нельзя было контролировать, и в местах, где шёл кровавый дождь, всё росло быстрее, чем в других местах. Земля и насекомые также были живыми, поэтому, когда они пропитались кровавым дождём, предгорье превратилось в место, напоминающее Великие Руины!

В глазах Цинь Му это была мощная Ци Инь и Ян, четыре символа и пять фаз, которые изменили баланс в телах различных форм жизни, приводя к аномальным преобразованиям. Но это отличалось от того, что было у него дома. Большинство странных зверей в Великих Руинах имели наследственные родословные богов и дьяволов. Странные звери в предгорьях, однако, были преобразованы мощной энергией в крови бога.

— Какой бог пал? Это что, Владыка Драконов? — спросила шёпотом Му Циндай.

За пределами огромного зала вся гора была покрыта разноцветными огнями и белым туманом, украшая место, как будто это была священная обитель. Однако, если бы им не повезло попасть под кровавый дождь, они, вероятно, трансформировались бы как те формы жизни в горах. Тем не менее, обезопасив себя от контакта с кровью, они могли совершенствоваться под крышей и поглощать мощную божественную энергию снаружи. Для практика божественных искусств это определённо была священная земля для совершенствования!

Основываясь исключительно на духовной и божественной энергиях, три самые большие священные обители Империи Вечного Мира значительно уступали. В конце концов, независимо от того, был ли это Небесный Дьявольский Культ, секта Дао или Монастырь Великого Громового Удара, никто из них не был способен убить бога для подпитки своей собственной земли.

«Бабушка решила остаться в этой пустынной местности, чтобы удержать здесь Ли Тяньсина, но она явно не ожидала, что это место станет священной землёй для совершенствования», — со странным выражением лица парень использовал Беззаботный Меч, чтобы осторожно поймать им каплю крови бога для изучения.

— Это не кровь Владыки Выращивания Драконов. Его кровь — кровь дракона, но божественная энергия в этой иная… И, кажется, я видел её раньше, — после того, как Цинь Му закончил, выражение его лица стало ещё более странным. Он опустил клинок, и капля крови потекла к кончику меча. С его запястьем, поднимающим и опускающим лезвие, капля непрерывно, не соскальзывая текла по мечу.

Внезапно энергия вырвалась из меча, и сила в капле крови бога ожила. Со стороны это было похоже на взрыв божественного искусства. Бушующая энергия столкнулась с силой движения Цинь Му, заставляя его отойти на пару шагов назад и с кивком серьёзно проговорить:

— Я видел кровь этого бога раньше. Год назад, когда снежная катастрофа внезапно прекратилась, Имперский Наставник нашёл бога, ответственного за бедствие. Затем они сошлись в ожесточённой битве, по окончанию которой оба получили тяжёлые ранения. Тогда бог потерял довольно много крови. Когда я лечил раны Имперского Наставника, мне довелось увидеть кровь того бога, и энергия в ней очень похожа на эту.

Паренёк использовал пилюлю меча, которую немой дал ему для соединения в качестве соединяющего моста между остатками божественного искусства и кровью бога. Пилюля активировала их энергию, чтобы уничтожить её, таким образом помогая с травмами. Только тогда он смог вылечить Имперского Наставника.

Тем не менее, уничтожение той энергии поглотило большую часть пилюли меча. Передав ему пилюлю, старик хотел, чтобы он, во-первых, мог иметь дело со старейшиной деревни, а во-вторых, постиг более высокий уровень техники ковки. Поэтому он уже успел пожалеть о том, что случилось с ним в течение того времени.

Цинь Му очень хорошо помнил те дни, а всё потому, что Император Яньфэн был окружён старыми Мастером Дао и Жулаем, почти умирая от их рук, если бы он не протянул руку помощи и не спас его. Тогда Имперский Наставник и Император Яньфэн оба стали бесполезными и находились в ужасном состоянии. Имперский Наставник так вообще, собрал все свои немногочисленные пожитки и ушёл со своей беременной женой пожить в какую-то долину.

— Бог, убитый выстрелом Божественной Пушки Солнечного Удара — это бог, пославший снежную катастрофу! — взгляд парня мерцал между светом и тьмой, когда он тихо добавил. — Это возмездие, он заслужил смерть. Во время снежной катастрофы пострадали бедняки, а население Империи Вечного Мира мгновенно сократилось на двадцать-тридцать процентов. Число погибших было даже больше, чем в большинстве войн.

Трое из Маленькой Нефритовой Столицы ничего не сказали. Когда разразилась снежная катастрофа, Имперский Наставник отправился в Маленькую Нефритовую Столицу. Отшельник Цин Ю пытался остановить его, желая, чтобы он остался у них и забыл о своей реформе. Бессмертные Маленькой Нефритовой Столицы думали, что причина, по которой произошла снежная катастрофа, лежала в реформе Имперского Наставника и Императора Яньфэна, поэтому её нужно было остановить, дабы холода отступили.

Ван Мужань и остальные тоже были наслышаны об этом. Пребывая в дурном настроении в течение нескольких дней, Имперский Наставник покинул Маленькую Нефритовую Столицу, и уже совсем вскоре снежная катастрофа прекратилась. Тем не менее, Цин Ю не одобрил это, сказав им, что Империя Вечного Мира полна решимости продолжить реформу.

В то время независимо от того, был ли это Имперский Наставник или бессмертные Маленькой Нефритовой Столицы, никто из них не ожидал, что события разовьются до такой стадии. Никто не ожидал, что бог падёт, тот самый бог, который послал катастрофу. Трудно было сказать, какие перемены принесёт его смерть Империи Вечного Мира. Никто не мог ни предсказать, ни даже предположить.

Цинь Му использовал чистую воду для мытья Диска Императора, но всё ещё не смел прикасаться к нему. Он смешал несколько трав и дал им впитаться, прежде чем, наконец, поднял диск и повесил на шею.

Снаружи, кровавый дождь постепенно прекратился, тёмные облака в небе рассеялись. День снова стал, как и полагается дню, ярким. Цинь Му и остальные вышли из огромного зала и поднялись в воздух, чтобы избежать кровавой воды на земле. Небо было чистое, без облаков на десять тысяч километров вперёд. Битва над Империей Вечного Мира была похожа на сон, которого никогда не было. Ласкаемое солнечным светом с запада, голубое небо выглядело ясным, как будто было вымыто, а воздух, казалось, стал намного свежее.

Группа поднялась в небо и осмотрела окрестности. Внезапно Цинь Му посмотрел на север и увидел огромный объект, пролетевший над ним.

Это была Божественная Пушка, она на самом деле спешила к ним через небо!

Император Яньфэн и Имперский Наставник стояли на батарее, их одежды развевалась на ветру. Рядом с ними также находились многочисленные чиновники. Цинь Му научил Яньфэна управлять божественной пушкой, поэтому он, вероятно, и был тем, кто выстрелил ранее.

Пламя целебных печей на батарее испускало лучи белого цвета, в то время как божественный глаз в центре медленно вращался и испускал ужасающую мощь. Лицо Императора светилась от счастья, он явно был полон энтузиазма.

— Божественная пушка, которую ты выковал, сбила бога, — сказал Лун Юй. — Эпоха изменилась, даже смертный может убить бога, казалось бы, недосягаемого в вышине. Император Людей, к добру ли это или худу?

— Я не знаю. Но я уверен, что боги больше не посмеют вести себя бессовестно! — разум Цинь Му волновался. Выкованная им Божественная Пушка Солнечного Удара сбила бога Высших Небес. Для него это было своего рода высшей честью!

Лун Юй посмотрел на него, как вдруг многозначительно вздохнул:

— Император Людей, в нашей Маленькой Нефритовой Столице много коллекций. Если у тебя есть время, я бы посоветовал тебе почитать об истории предыдущих эпох.

Цинь Му был слегка удивлён и, поднимаясь к батарее, улыбнулся:

— Я должен вернуться в столицу и провести с сестрой Юйсю исследования касательно развития исконного духа в области Шести Направлениях. Нужно добиться ещё одного значительного шага в реформе. Когда у меня выкроится свободное время, я обязательно посещу Маленькую Нефритовую Столицу. В конце концов старые бессмертные пообещали дать мне шанс войти в Зал Пяти Ци.

Вздохнув, Лун Юй больше ничего не сказал. Ван Мужань был фанатиком совершенствования, а Му Циндай настоящей непоседой. Среди трёх учеников Маленькой Нефритовой Столицы, он был единственным, кто был достаточно спокоен, чтобы просмотреть многочисленные книги их священной обители. Выстрел, убивший бога Божественной Пушки Солнечного Удара, был шокирующим, но последствия, которые могли произойти, беспокоили его не меньше.

Ван Мужань и Му Циндай также направились в сторону батареи, Лун Юй последовал за ними.

— Ваше Величество, Имперский Наставник! — Цинь Му и остальные приземлились на батарею и поприветствовали людей.

Император едва мог скрыть своё волнение, махнув рукой, сказал с улыбкой:

— Нет необходимости в формальностях, министр Цинь! Эта Пушка…

Улыбнувшись, юноша перебил:

— Ваше Величество, Вы чувствуете себя бодрым?

Император был полон энтузиазма и громко рассмеялся:

— Ха-ха, спрашиваешь ещё! Управляя пушкой, я убил бога, который послал ту катастрофу, это нечто большее, чем бодрость. Это справедливость! Жаль, что другие боги убежали слишком быстро, иначе мы могли бы позволить Имперскому Наставнику тоже почувствовать себя великолепно, и даже министру Циню!

Кашлянув, писарь позади него тихо сказал:

— Ваше Величество, следите за своими словами…

Император Яньфэн махнул рукой и улыбнулся:

— Просто не записывай их, и всё будет хорошо. Мне давно хотелось сделать хотя бы один чёртов выстрел. Но что я могу сделать, когда он исчерпывает так много лекарственных камней? Если бы я не услышал, что министр Цинь был в опасности, будучи похищенным странного вида богом, и что здесь сражаются боги, у меня не было бы шанса использовать эту огромную пушку! Ах да, министр Цинь, подойди и познакомься с одной интересной жертвой, Главой секты Великого Белого Меча. Он пришёл, чтобы подать имперскую жалобу, сказав, что ты привёл странное существо и кучу Драконов Наводнения, чтобы захватить его секту, — Цинь Му увидел позади императора улыбающегося старика. — Этот глава сказал, что ты и тот странный человек захватили сокровища его секты Великого Белого Меча, — улыбаясь, говорил Император Яньфэн. — Я тут же почувствовал, что здесь что-то не так, поэтому пригласил Имперского Наставника. И он сказал, что в твоём Небесном Дьявольском Культа не так много Драконов Наводнения, так что ты, скорее всего, в опасности.

Юноша поблагодарил мужчину. Имперский Наставник покачал головой:

— Нет необходимости благодарить меня, просто поблагодари Главу секты Великого Белого Меча. Если бы он не заявился с твёрдым намерением подать жалобу, никто бы не узнал, что ты в опасности.

Глава Великого Белого Меча немедленно сказал:

— Тот, кто не знает, не виновен. Я думал, что Владыка Культа Цинь хочет захватить нашу секту и забрать наши сокровища, поэтому я поспешил в столицу, даже не предполагая, что в итоге совершу благородный поступок. Владыка Культа Цинь, есть ли сокровища в нашей Великой Белой Горе? Если Владыка действительно получил сокровище, может ли оно быть возвращено в нашу секту Великого Белого Меча?

— Я… — пребывая в недоумении, Цинь Му показал обеспокоенное выражение лица. Он не знал, должен ли сказать правду Главе секты Великого Белого Меча.

Внезапно прилетел солдат и отчитался:

— Ваше Величество, труп бога найден!

Император Яньфэн был очень рад и, немедленно махнув рукой, улыбнулся:

— Сюда его!

Комментарии