Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 361. Пробный Выстрел

Когда Цинь Му пришёл в кузницу, то увидел, что Сюй Шэнхуа одел фартук, пытаясь закрыть себя от летящих со всех сторон искр. Однако, это не спасло его изысканную одежду от превращения в обгорелые тряпки.

Парень работал над шпилькой для волос, тысячи раз ударяя по чёрному золоту молотом. Вскоре материал превратился в тонкий лист бумаги, после чего был изогнут в форме ювелирного изделия. Украшение, сделанное подобным образом, обретало тончайшие линии, отчего пользовались огромной популярностью среди представительниц высшего общества.

На самом деле Сюй Шэнхуа успел заработать себе неплохую репутацию в кузнечных кругах столицы. К нему частенько наведывались практики божественных искусств области Шести Направлений, желая выковать себе духовное оружие. Кроме них бывали и дворяне, которым он ковал странное оружие в виде заколок и браслетов.

Практики божественных искусств области Шести Направлений нуждались в мастере, способном выковать божественное оружие, зародившееся внутри их божественного сокровища, поэтому требования к его мастерству были чрезвычайно высоки. Сюй Шэнхуа, был невероятно способным и мог с лёгкостью проделать подобную работу. Его постоянно меняющиеся техники и божественные искусства позволяли ему создать любой артефакт, совместимый с практиком божественных искусств.

— Император Людей Цинь, подожди меня в мастерской, я подойду к тебе, когда закончу с заколкой, — увидев приближение гостя, прокричал Сюй Шэнхуа. — Янь, Император Людей пришёл, прими его!

Цинь Му вошёл внутрь, улыбаясь:

— Можешь называть меня Владыкой Культа. Когда ты говоришь — “Император Людей”, я вспоминаю, что мы враги.

Цзин Янь была одета в деревенский наряд, сменивший элегантную и завораживающую одежду, в которой она спустилась с Высших Небес.

Девушка принесла чай, предлагая Цинь Му присесть.

Чай оказался вполне обычным.

Когда он впервые встретился с Сюй Шэнхуа, тот угостил его редчайшим чаем Высших Небес под названием Зелёная Судьба, который оказался лучшим, что ему доводилось пробовать в своей жизни. Но теперь ему поднесли ничем не выдающийся напиток.

— Владыка Культа Цинь, прости, хорошего чая у нас нет, — покраснев от стыда, наполнила чашку Цзин Янь, — чай Зелёная Судьба закончился где-то месяц назад, — тихо закончила девушка.

Сделав глоток, Цинь Му сказал:

— Я привык к обычному чаю. Откуда у вас эта лавка?

— После приезда молодой мастер купил дом в столице, теперь мы его продали и купили мастерскую. Сестра Юй Лю не смогла выдержать столь тяжёлой жизни, поэтому нашла отмазку, чтобы вернуться на Высшие Небеса, а я осталась в одиночку присматривать за мастером.

Цинь Му предложил ей присесть сбоку, улыбаясь:

— Ты хорошая хозяйка.

Сюй Шэнхуа отодвинул занавеску и вошёл в комнату, вытирая руки полотенцем. Повесив его на крючок на стене, он сел за стол и налил себе чашку чая. Залпом всё выпив, парень потянулся к чайнику, чтобы снова наполнить свою чашку.

Цзян Янь собиралась встать, но он остановил её взмахов руки:

— Здесь нет правил. Ты хозяйка этой кузницы, так что можешь сидеть.

После этого девушке оставалось лишь продолжить сидеть с ними.

Моргнув глазами, Цинь Му улыбаясь спросил:

— Брат Сюй, как твоя повседневная жизнь?

Вздохнув, Сюй Шэнхуа покачал головой:

— Не слишком легка, но зато наполнена смыслом. Я никогда не подумал бы, что зарабатывать деньги настолько тяжело, ведь на Высших Небесах не приходилось о них переживать. Теперь я знаю настоящую цену монеты Великого Изобилия! Брат Цинь, ты заплатил одну монету за десять тарелок лапши, это ведь ужасное расточительство! Этих денег было вполне достаточно, чтобы купить сто тарелок!

Безучастно смотря на парня, Цинь Му ответил:

— Я тоже не слишком хорошо знаю ценность монеты Великого Изобилия. У меня никогда не было проблем с деньгами, я просто даю одну монетку, если хожу куда-нибудь поесть.

— Ты просто никогда не был бедным, — выпив ещё несколько чашек чая, Сюй Шэнхуа мрачно выдохнул. — Денег, которые я заработал за все это дни, по-прежнему недостаточно, дай мне ещё немного времени. Я смогу отдать тебе долг через два года.

Улыбнувшись, Цинь Му сказал:

— Сумма не слишком большая, так что я не тороплюсь. Лин’эр никогда не забывает о чужих долгах. На самом деле я пришёл, чтобы пригласить тебя на церемонию, работа над Божественной Пушкой Солнечного Удара закончена.

Сюй Шэнхуа на мгновение застыл, после чего вздохнул:

— За два месяца ты спроектировал и построил божественную пушку, пока я просто сидел в кузнице, делая украшения. Пятнадцать дней назад я ощутил, что ты дважды зажигал огонь в её печах, должно быть, вы тестировали основание?

— Да, — одним глотком допив чай в чашке, проговорил Цинь Му. — Я задействовал мощь всей Империи, чтобы выковать божественную пушку, работая совершенно бесплатно, так как денег мне и так хватает. Если бы я захотел зарплаты, даже Император не смог бы мне её предоставить. Давай взглянем на результат.

Сюй Шэнхуа поднялся, снимая свой фартук, и обратился к Цзин Янь:

— Идём с нами.

Девушка согласилась, и троица покинула кузницу, двигаясь в сторону окраин столицы.

Добравшись до места назначения, они увидели перед собой гигантское духовное оружие, занимающее площадь в шестьдесят шесть гектаров. Работа над глазом в его центре была закончена, и тот витал в воздухе между развилками для сбора света.

Когда они подошли к передней части орудия, лица Сюй Шэнхуа и Цзин Янь сияли удивлением. Они подняли головы, смотря на гигантское строение. Было сложно представить, как Цинь Му смог выковать подобное всего лишь за два месяца!

Конечно, это была не только его заслуга. Строение было плодом работы всех мастеров алгебры и ковки Империи Вечного Мира, сложивших свои знания воедино. Но даже здесь вклад Цинь Му оказался наибольшим.

Если бы не его чертежи и новый подход к изготовлению, со своими старыми технологиями Империя Вечного Мира даже не могла мечтать о том, чтобы построить что-нибудь подобное!

Цинь Му продвинул искусство ковки Империи Вечного Мира на сто лет вперёд!

Вскоре прибыл Император Яньфэн вместе с военными и гражданскими чиновниками. Также пришло огромное количество дворян и простых людей, чтобы посмотреть, как работает Божественная Пушка Солнечного Удара. Даже старейшина деревни, отшельник Цин Ю и остальные в спешке примчались поглядеть на событие.

— Осмотр печи закончен успешно, трещин не обнаружен! — громко прокричал чиновник Министерства Работ.

— Осмотр построений закончен успешно, разрывов не найдено!

— Осмотр рун закончен успешно!

— Осмотр основания пушки закончен успешно!

— Осмотр вилок сбора свет закончен успешно!

— Осмотр божественного глаза закончен успешно!..

Голоса раздавались один за другим. Когда Шань Юсинь посмотрел на Цинь Му, юноша кивнул. После этого старик прокричал:

— Зажечь медицинскую печь номер один! Испытание мощности, максимальная нагрузка!

Спустя мгновение, мужчина возле печи прокричал в ответ:

— Печь номер один на максимальной нагрузке, результаты нормальны!

— Зажечь печь номер два для испытания!

— Печь номер два на максимальной нагрузке, результаты нормальны!..

Сюй Шэнхуа посмотрел на такой подход к испытаниям, впадая в ступор. Он пробормотал себе под нос:

— Владыка Культа Цинь, когда же я достигну твоего уровня в искусстве ковки? Мои навыки слишком плохи для подобного…

Цинь Му тут же его утешил:

— Не волнуйся, все идут маленькими шагами. У меня тоже бывали неудачные дни.

— Серьёзно? — с подозрением спросил парень.

Призадумавшись, Цинь Му всё-таки покачал головой:

— Нет, я стал известным почти сразу же после того, как покинул деревню.

Сюй Шэнхуа немного помолчал, после чего проговорил:

— Владыка Культа Цинь, тебя изобью до смерти, если ты продолжишь таким вот образом утешать людей.

— Живя в деревне, я в пять лет взял в руки железный молот, начав изучать кузнечное искусство у дедушки немого, — спокойно ответил юноша. — Ты начал учиться только сейчас, и понятия не имеешь, сколько сил я потратил за последние десять лет.

Сюй Шэнхуа кивнул в знак соглашения:

— Тело Тирана всё равно не в силах добиться успеха без приложенных усилий. Твой совет пойдёт мне на пользу.

Наконец, пятьдесят шесть печей достигли своей максимальной мощности. В тот же миг руны на основании Божественной Пушки Солнечного Удара зажглись, активируя построения. Огромное орудие медленно взмыло в небо, испуская волны ужасающей силы, встряхивающие пространство вокруг.

Энергия печей медленно потекла в сторону развилок сбора света, которые превращали её в четыре толстых луча, направленных в центр божественного глаза.

Внутри глаза раздавался скрип шестерёнок, скорость их движения становилась всё выше и выше. Внезапно, шум исчез, и двухсотсорокаметровый глаз, казалось, превратился в пустоту. Всевозможные формации, использованные в его конструкции, активировались одна за другой, и чёрное железо, чёрное и божественное золото, из которых он был сделан, исчезли. На их месте появился настоящий глаз бога, окутанный ярким светом.

Глаз был закрыт.

Вжжж.

Гигантский глаз вращался внутри на вершине пушки, вызывая ужасающий звук ветра. Однако, ещё более ужасной была пульсация, доносящаяся изнутри. Даже сильные практики уровня владыки культа чувствовали в своих сердцах страх.

— Владыка Культа Цинь! — стоя на платформе орудия, Шань Юсинь поклонился юноше. — Подготовка Божественной Пушки Солнечного Удара закончена!

Поднявшись, юноша обратился к Императору Яньфэну:

— Ваше Величество, пожалуйста!

Император глубоко вдохнул и повёл за собой военных и гражданских чиновников, поднимаясь на пушку. Стоя на ней, он торжественно проговорил:

— Смотритель Цинь, ты был занят работой над этим строением на протяжении последних двух месяцев, так что право сделать первый выстрел принадлежит тебе!

У Цинь Му не оставалось выбора, кроме как согласиться. Вскоре Шань Юсинь принёс ему нефритовый диск, который разразился ярким сиянием, как только соприкоснулся с его жизненной Ци. Лучи диска превратились в карту шириной в один метр, показывающую ему окрестности.

После осторожного соприкосновения парня к карте, божественный глаз пушки повернулся. Целясь в небо, он направил взгляд погибели богов к облакам.

Чуть погодя он легонько стукнул по диску, и божественный глаз тут же открылся, разрывая мир над ними напополам. Небо неистово задрожало, а в его центре проявился разрыв. Все тут же увидели гигантское чёрное пятно, в котором исчез луч.

Спустя мгновение вверху раздался грохот. Казалось, что одновременно прогремели десятки тысяч молний!

В месте, куда выстрелило орудие, осталась лишь пустота. Спустя некоторое время, разрыв начал исчезать.

Сюй Шэнхуа почувствовал на душе огромную тяжесть. Никто из Высших Небес не в силах выдержать такой удар. Если бы это был Нефритовый Владыка или кто-то другой, они бы мгновенно умерли от луча Божественной Пушки Солнечного Удара.

Это не было оружие мира смертных! Это было оружие для убийства богов!

— Мои деньги не пропали даром… — Император Яньфэн смотрел на медленно исчезающий разрыв, бормоча. — Имперский Наставник, жаль, что ты этого не видишь.

****

Посреди прерий.

Имперский Наставник вёл свою армию обратно в Империю Вечного Мира, когда внезапно поднял голову вверх, смотря на чёрный разрыв в небе. Его сердце неконтролируемо заколотилось:

— Владыка Культа Цинь, ты, наконец, закончил работу над оружием для убийства богов…

****

Стоящий на вершине пушки Цинь Му развеял свою жизненную Ци, вместе с которой исчезла и карта из нефритового диска. Медицинские печи потухли одна за другой, отчего построения перестали работать, а божественная пушка медленно спустилась на землю.

Юноша поднял взгляд в небо, бормоча себе под нос:

— Раз она называется Божественной Пушкой Солнечного Удара, может быть, надо когда-то попробовать выстрелить в солнце?

Люди вокруг вздрогнули, услышав это, а Император Яньфэн тут же выхватил из рук парня диск, крича:

— Смотритель Цинь, если ты уничтожишь солнце, мы все умрём! Твоя идея слишком опасна, голову с плеч!

Один из чиновников оппозиции немедленно воскликнул:

— Ваше Величество, правитель всегда должен выполнять свои обещания!

Повернув голову в сторону мужчины, император махнул рукой:

— Я не собираюсь выполнять этого обещания. И сели ты не можешь понять почему, то зачем ты мне сдался? Покинь свой пост и иди домой. Дорогой министр Цинь, как пользоваться нефритовым диском?

Комментарии