Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 359. Еда Мира Смертных

Сюй Шэнхуа медленно проснулся, заметив, что находится на больничной койке, а на его лбу лежит тёплое, мокрое полотенце. Юноше казалось, что его череп собирается треснуть от тысяч голосов и криков, звенящих в уме и ушах. Будучи на грани взрыва от сильной боли, ему захотелось отрубить голову, пнув куда подальше, чтобы наконец расслабиться!

Не удержавшись, Сюй Шэнхуа прокричал, и снаружи тут же послышался голос Цзин Янь:

— Молодой мастер проснулся?

Девушка в спешке вбежала внутрь, заполнив комнату ароматом лекарств. Радуясь и удивляясь, она посмотрела на больного.

— Я… проиграл… — лицо Сюй Шэнхуа обрело ошеломлённое выражение.

— Молодой мастер проспал очень много времени, сейчас я сварю лекарств… — тут же ответила девушка.

— Как долго я спал? Где мы? — ошарашенно спросил он, чувствуя оглушающий стук сердца в ушах.

— Мы всё ещё в столице, мастер проспал больше двух дней, — Цзин Янь помогла ему приподняться в кровати, продолжая. — Сестра Юй Лю где-то узнала, что в столице есть божественный врач, владеющий невероятными способностями, поэтому отправилась его найти.

Сюй Шэнхуа хотел пошевелить рукой, но внезапно снова вскрикнул от боли. Ему казалось, что его голову разрубили ножом.

— Молодому мастеру лучше не двигаться и ни о чём не думать, — немедленно предупредила девушка. — Плохиш Цинь повёл тебя за собой, на что ты неосознанно согласился. Он нападал, а ты защищался, отчего оказался в невыгодной ситуации. Кроме техники, тебе понадобились божественные искусства, чтобы суметь выдержать его давление, что привело к полному истощению мозга. Если начнёшь думать, то мозг напряжётся, так что пока он не восстановился, лучше отдохни. Давай дождёмся прихода божественного врача.

Ничего не проговорив, Сюй Шэнхуа закрыл глаза и больше не пытался двигаться. Он вспоминал произошедшее. Сначала Цинь Му показал ему Божественную Пушку Солнечного Удара, чтобы истощить часть энергии его разума, после чего заставил прогуляться в своём темпе, умственно давя.

Идя вперёд, они сражались друг с другом посредством ауры, но у Цинь Му оказалось выгодное положение, так как он атаковал первым. Замечая убийственные намерения противника, Сюй Шэнхуа тут же готовился к защите и последующей контратаке, изменяя течение своей Ци и движения тела, чтобы быть полностью готовым к любому повороту.

Его техника была невероятно изящной и могла создавать новые божественные искусства, чтобы защититься от атак противника. Однако, так как Цинь Му не решился начинать бой, ему пришлось постоянно создавать всё новые искусства, так и не используя их по назначению.

Таким образом противник продолжал безостановочно давить на него своей аурой, вынуждая защищаться. Пройдя всего лишь триста километров, он полностью исчерпал свои умственные силы, оказавшись не в состоянии продолжать. Его тело тоже было на пределе, отчего его вырвало кровью, а чуть погодя покинуло и сознание, приводя к неминуемому падению в обморок.

Если бы Цинь Му не остановился, увидев ситуацию, а продолжил идти вперёд, то пройдя ещё несколько метров, Сюй Шэнхуа выблевал бы всю свою кровь вплоть до того, что его мозг умер бы от истощения.

Противник мог запросто довести его до смерти… Ему нанесли сокрушительное поражение!

Сюй Шэнхуа ещё ни разу не оказывался в столь беспомощной ситуации, и в его сердце поселилась невероятная горечь. Впервые в жизни он чувствовал себя настолько плохо.

Снаружи раздался голос Юй Лю:

— Янь, выйди на минутку!

По дороге из комнаты, девушка спросила:

— Молодой мастер пришёл в себя, но ещё не может двигаться. Ты нашла божественного врача?

— Да, но…

В этот миг Цзин Янь переступила через порог, тут же издавая ошеломлённый визг:

— Почему он?

— Я удивилась даже сильнее, чем ты, но после недолгих просьб он согласился помочь… — горько улыбнулась Юй Лю.

Открыв глаза, Сюй Шэнхуа проговорил слабым голосом:

— Где врач? Пусть войдёт.

— Брат Сюй! — занавеска распахнулась, и из-за неё показалась лисья улыбка Цинь Му.

Ошеломлённо уставившись на вошедшего, больной ощутил, как головная боль резко усилилась. Но врач в спешке бросился на помощь. Достав несколько пилюль Духовного Будды и с улыбкой затолкав их ему в рот, он сказал:

— Постарайся не слишком беспокоить свой разум. Когда-то я тоже побывал в подобной ситуации. Совершенствуя технику, я полностью истощил своё тело, почти доведя себя до смерти. Твои симптомы свидетельствуют о перенапряжении мозга. Но на самом деле, ранения не слишком серьёзны, поэтому за месяц-два ты сможешь медленно, но, верно, оправиться. Впрочем, с моей помощью ты станешь здоровым за день.

Наконец сглотнув пилюли, Сюй Шэнхуа начал чувствовать себя лучше. Его голова продолжала болеть, но уже не так сильно, как раньше. Он понемногу возобновлял контроль над своими конечностями, чувствуя, что к нему возвращается контроль над собственным телом.

— Так ты ещё и божественный врач?

— Меня нельзя считать божественным врачом. В лучшем случае мои знания потянут на второе место в мире. Тем не менее, в Империи Вечного Мира ты не найдёшь более умелого целителя.

Потратив некоторое время на осмотр состояния Сюй Шэнхуа, Цинь Му составил список лекарств, улыбнувшись передал его Юй Лю и проговорил:

— С помощью моих духовных трав, твои силы возобновятся за два-три дня. Победа и поражение идут бок о бок в мире войн, собственно, как и в жизнях людей, преследующих путь самосовершенствования, то есть нас, практиков. Так что не бери близко к сердцу.

Посмотрев ему в лицо, Сюй Шэнхуа неожиданно вздохнул:

— Есть моменты, в которых я тебе и вправду уступаю. Ты смог одолеть меня обманом, но я не держу на тебя зла. Я пришёл убить тебя по приказу моих учителей, думая лишь о том, чтобы побыстрее закончить миссию и вернуться на Высшие Небеса. Никогда не ожидал, что начну относиться к тебе, как к другу.

Цинь Му тоже вздохнул:

— Тело Тирана трудно найти. Тем не менее, мы с тобой врождённые враги, нам никогда не удастся стать друзьями.

Оба парня замолчали.

Спустя некоторое время Юй Лю вернулась с травами, и Цинь Му занялся готовкой лекарств для Сюй Шэнхуа.

Приняв их, молодой человек начал неуверенно ходить вокруг кровати, дрожа всем телом.

— Я ясно ощущаю, что мои ранения зажили, почему я всё ещё не могу ровно стоять? У меня до сих пор дрожат руки… — нахмурился он.

На мгновение задумавшись, глаза Цинь Му внезапно зажглись, и он улыбнулся:

— Я знаю, что за болезнь тебя мучает. Идём со мной. — сказав это, он пошёл на улицу.

Сюй Шэнхуа попытался идти следом, но его ноги всё ещё дрожали, поэтому Юй Лю и Цзин Янь пришлось ему помочь.

Так как он был наследником Высших Небес, ему было негоже останавливаться в каком-то потрёпанном и невзрачном месте. Корчма была для него слишком шумным заведением, поэтому он арендовал целый дом, который оказался довольно тихим.

Выведя его на улицу, Цинь Му начал осматриваться по сторонам. Увидев то, что искал, он улыбнулся:

— Вот лекарство для лечения твоей болезни.

Сюй Шэнхуа и две сопровождающие его девицы были ошеломлены. Усевшись перед одной из лавок, Цинь Му заговорил к её владельцу:

— Десять тарелок лапши, самых больших. В первую тарелку не добавляй масла чили, просто слегка посоли. И когда будешь замешивать тесто, добавь ещё лишнее яйцо. Что вы уставились, присаживайтесь!

Юй Лю и Цзин Янь нахмурились, смотря на стоящую посреди улицы лавку с лапшой. Прямо перед ней двигался бесконечный поток людей, так что нельзя было избежать попадания пыли в еду. Все её посетители были грубыми мужчинами, одного взгляда на них было достаточно чтобы понять, что это простые чернорабочие.

Разве гости из Высших Небес могли обедать в обычных уличных лапшичных? Им становилось гадко от одной лишь мысли об этом.

Следовало помнить, что Высшие Небеса были священной обителью богов, находящейся высоко в небе, так что её жители ели и пили лишь то, что в мире смертных считалось редкими деликатесами. Более того, тамошние люди были невероятно аккуратны, избегая даже малейших пылинок.

Владелец лавки тоже был грубоватым мужчиной. Доставая лапшу голыми руками, он с громким хлопком бросал её на тарелку. Было очевидно, что еда была не слишком чистой.

Тем не менее, Сюй Шэнхуа пыхтя сел.

Юй Лю и Цзин Янь не оставалось ничего другого, кроме как сесть возле него и начать стирать со стола масляные пятна чистыми полотенцами. Вскоре девушки нахмурились не в силах совладать с грязью. Они не могли успокоиться, чувствуя, что даже кресла под их задницами были покрыты жиром.

Тем не менее, Сюй Шэнхуа сидел спокойно, дожидаясь своей лапши.

Вскоре подали первую тарелку размером с умывальник, доверху наполненную супом с чистой яичной лапшой. Обладая безупречной формой, лапша напоминала нити из белого нефрита, положенные в суп и посыпанные нарезанными овощами.

Сюй Шэнхуа посмотрел на блюдо, понятия не имея, как его есть.

Цинь Му передал ему палочки для еды, но он всё равно не знал, что с ними делать. Вонзив их в клубок лапши, он не смог вытащить её из тарелки. На Высших Небесах ему не приходилось пользоваться палочками, так как он питался лишь духовными пилюлями, а пил лишь росу. И прямо сейчас ему впервые в жизни довелось вкусить пищу смертных…

Но немного понаблюдав за местными, он, наконец, понял, как пользоваться парой палочек.

— Не спеши, — сказал Цинь Му, тыкая на него пальцем. — Ты голодал последние несколько дней, так что существует риск повредить желудок если есть слишком быстро. Твоя болезнь — голод, из-за того, что ты перенапряг мозги, все твои силы направились именно туда. Израсходовав свою энергию, ты упал в обморок, после чего не ел ещё два дня, так что нет ничего странного в твоей слабости. Выпей сначала суп, он поможет с пищеварением.

Послушавшись совета, Сюй Шэнхуа начал с супа.

Вскоре подали тарелки Цинь Му, Юй Лю и Цзин Янь. Пара девиц были слегка насторожены, но Цинь Му не обратил на это внимания, щедро доливая в свою лапшу масло чили.

Закончив со своей едой, Сюй Шэнхуа нетерпеливо посмотрел на остальных.

Цинь Му тут же предупредил:

— Сначала перевари, потом подадут вторую тарелку.

Послушно сидя, гость ждал, и к тому времени, когда Цинь Му доел, на столе оказалось ещё три тарелки лапши:

— Брат Сюй, можешь приступать.

Парень тут же набросился на еду. Повторяя за соседом, он полил свою лапшу жгущим маслом чили, и после первой пробы его тело начало испускать горячий пар.

Когда Юй Лю и Цзин Янь доели, Сюй Шэнхуа уже опустошил седьмую тарелку, после чего откинулся в кресле с довольным лицом.

Двое девушек тревожно переглянулись… у их молодого мастера никогда раньше не было проблем с манерами, а теперь он развалился на всё кресло!

«Император Людей поистине злой человек. Если молодой мастер проведёт с ним ещё немного времени, то и вовсе начнёт вонять!» — смотря друг на друга, тревожились девушки.

Поднявшись с места, Цинь Му спросил:

— У брата есть монеты Великого Изобилия?

Оцепеневший Сюй Шэнхуа покачал головой:

— Обычно Юй Лю занимается деньгами…

С тревогой на лице девушка тихо проговорила:

— Молодой мастер, мы потратили все наши деньги на травы для твоего лечения. Я даже заложила свою собственную заколку, только после этого смогла купить всё, что нужно…

Цинь Му достал монету Великого Изобилия и оплатил счёт, качая головой:

— Я представить не могу как вы вообще выживаете. На этот раз я оплачу. Брат Сюй, поднимайся. Ты очень много съел, так что нужно пройтись.

Сюй Шэнхуа встал на ноги, Юй Лю и Цзин Янь немедленно бросились ему на помощь, но парень тут же их остановил:

— Можете не помогать. Я и вправду страдал от голода, и уже чувствую себя намного лучше. Теперь я могу передвигаться самостоятельно.

Четверо людей пошли на прогулку.

Юй Лю не переставала беспокоиться: «Император Людей снова собрался измотать молодого мастера до смерти?»

Добравшись до окраин столицы, Цинь Му повёл их в сторону производственной фабрики. Увидев её перед собой, Сюй Шэнхуа взволнованно спросил:

— Зачем брат Цинь снова привёл меня сюда?

Улыбаясь, Цинь Му ответил:

— Не подумай ничего дурного. Пока ты лежал без сознания, мы закончили строить основание Божественной Пушки Солнечного Удара, и уже приступили к её сборке. Мне нужно лично сложить основание, чтобы убедиться, что всё прошло гладко. Кстати, ты собираешься оплатить мои услуги? Моё лечение невероятно дорого стоит.

Сюй Шэнхуа простонал:

— У меня нет денег!

— В таком случае, брат Сюй… — глаза Цинь Му зажглись, когда он шёл вперёд, говоря загадочным тоном. — Ты когда-нибудь слыхал о Небесном Святом Культе?

Комментарии