Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 355. Глухой Продаёт Картины

Цинь Му был не слишком уверен в своём предположении. В Имперском Колледже было много студентов-представителей демонической расы, так как в отличии от других сект, тут не придерживались строгих правил при наборе учеников. Любой способный пройти тест, имел возможность быть зачисленным.

Из-за этого в Имперском Колледже было довольно много женщин, которые составляли почти половину от общего числа учеников. В большинстве случаев они занимали высокие должности в разных частях Империи или отправлялись в армию, становясь генералами.

Тем не менее, книги, летящие следом за маленькой девушкой были аккуратно сложены, что было как раз в стиле Лин’эр.

Впрочем, она не знала даже букв, так что ей не было смысла таскать за собой такую огромную стопку книг. Это определённо не было в стиле лисы.

Не заметив Цинь Му, маленькая девочка вскоре отсоединилась от группы учеников. Но она не отправилась к Резиденции Божественных Искусств, а вместо этого начала спускаться к подножию горы. Юноша остался ждать у входа в Зал Множества Элементов, но оттуда больше никто не вышел.

«Юйсю сказала, что Лин’эр отправилась в зал Множества Элементов послушать лекцию, но в здании больше никого не осталось, скорее всего, она и вправду стала той маленькой девочкой, что я видел. Она изменила свой облик? — Цинь Му был ошеломлён. — Великий Король Дьяволов и вправду заслуживает смерти. Он хотел жениться на ней несмотря на то, что она ещё так молода! — он пошёл вниз по склону, недоумевая. — Если это действительно Лин’эр, то куда она отправилась? Почему она не вернулась в Резиденцию Божественных Искусств?»

Тайком идя по её следах, он увидел, как маленькая девочка с тремя хвостами подпрыгивала, спускаясь вниз. В этот миг она внезапно распласталась по земле, громко воскликнув “Ай!”, после чего проползла несколько шагов вперёд. Встряхнув троицу своих хвостов, она наконец смогла подняться, но через несколько шагов упала снова.

Цинь Му не знал, смеяться ему, или плакать. Он наблюдал, как девочка оглянулась, и поняв, что вокруг никого нет, побежала вперёд на своих четырёх. Радостно подпрыгивая и виляя хвостами, она, вероятно, очень сильно гордилась собой.

Скорее всего, она обрела новый вид совсем недавно, и ещё не привыкла ходить на двух ногах, из-за чего, пытаясь идти как человек, постоянно падала.

После превращения она начала выглядеть, как маленькая девочка, но все ещё чувствовала себя более уверенно, передвигаясь как лиса.

Ху Лин’эр покинула Имперский Колледж и пошла в сторону города. Однако, так как теперь по дороге встречались люди, ей пришлось опять подняться на ноги, размахивая хвостами чтобы удержать равновесие.

Бум!

Цинь Му увидел, как маленькая девочка снова упала лицом в землю, а её хвосты замерли, торча вверх. Спустя некоторое время они содрогнулись, расслабляясь.

— Быть человеком не так уж и весело…

Нахмурившись, маленькая девочка поползла вперёд. Она скрылась за старым деревом, и спустя некоторое время оттуда вышла крохотная белая лисичка. Зверёк понёсся вперёд, напоминая облако дыма, размахивающее тремя длинными пушистыми хвостами.

Её скорость была намного выше, чем прежде, и вскоре лисичка уже находилась возле Сада Редких Сокровищ. По дороге она успела прикупить себе немного еды и несколько фруктов.

Сад Редких Сокровищ был рынком подержанных товаров. Здесь продавался антиквариат, всяческие реликвии, редкие сокровища и даже духовное оружие. Ученики, оказавшиеся в скверной финансовой ситуации, приходили сюда продавать свои писания, книги и рисунки.

«Лин’эр пришла сюда продать книги?» — недоумевал Цинь Му. Он увидел, как перед входом в Сад Редких Сокровищ зверёк превратился обратно в маленькую девочку, осторожно пробиваясь сквозь толпу. Используя демоническое заклятие, она подняла свои книги над головами посетителей ярмарки.

Добравшись до улицы Каллиграфии и Живописи, девочка вздохнула с облегчением и осмотрелась. Внезапно с загоревшимися глазами она помчалась в сторону какой-то лавки.

Внутри этой лавки сидел обнищавший старый учёный. Лицо мужчины было скрыто за длиной бородой, сложа руки он сидел на корточках в углу здания. Его голова была опущена, обнажая два серебристых металлических уха.

За его спиной висело несколько картин и каллиграфий, а в передней части лавки была разложена парочка свитков. По углам строения валялись огромные валуны, вероятно для того, чтобы его не сдуло ветром.

— Дедушка глухой, сколько картин ты продал сегодня?

Ху Лин’эр подошла к лавке, положив фрукты и еду на стол.

Глухой тут же начал поглощать пищу, даже не поднимая голову:

— Мне не повезло встретить человека, способного оценить моё мастерство. Ты пришла вовремя, я умираю с голоду.

— Глухой дедушка должен продавать свои работы перед поместьем Имперского Наставника, этот человек определённо захочет купить их по высокой цене.

Сказав это, Ху Лин’эр что-то внезапно вспомнила, отчего нахмурилась:

— Хотя нет, у Имперского Наставника тоже нет денег. Его жена недавно родила сына и приказала старейшине Фу отправить приглашение молодому мастеру, но так как его не было в городе, я пошла туда вместо него. Наставник тоже где-то пропадал, а сам банкет оказался довольно скудным, на столах было лишь несколько блюд. Мать с сыном были оставлены голодать. Дело в том, что он ведёт войну, и так как имперская сокровищница почти исчерпалась, мужчина решил пожертвовать все свои деньги для расходов армии. Узнав об этом, моё сердце на мгновение тронулось, и я подарила бедолаге мешочек денег, отчего она решила, что теперь Цинь Му должен стать крёстным отцом ребёнка… Лишь когда сам Император узнал об их ситуации, мать с ребёнком вернулись к нормальной жизни, которую обеспечил им дворец.

— Человек может быть бедным, но его принципы не должны от этого страдать. Имперский Наставник и вправду моя родственная душа, — проговорил глухой, после чего достал лист бумаги. — Я написал несколько слов пунктирными линиями, тебе нужно просто по ним провести.

Маленькая девочка отложила свой багаж в сторону, доставая кисть и чернила, когда глухой её остановил:

— Не используй чернил, просто проведи кистью по линиям. В таком случае ты сможешь попробовать несколько раз не испортив бумагу. Дай я почитаю те книги что ты притащила, чтобы я мог объяснить тебе что там написано.

Рассевшись на полу, Ху Лин’эр начала с невероятной внимательностью проводить по линиям, нарисованным глухим.

— Я хотел бы купить у вас картину.

Услышав голос, девушка не могла удержать своей радости и удивления. Она немедленно подняла голову, смотря на юнца, стоящего перед лавкой.

— Молодой мастер!

Маленькая девочка вскочила на ноги и бросилась в объятия Цинь Му. Как только он её поймал, она вернулась в облик лисички, выскользнула из объятий и обмоталась вокруг шеи парня.

Взволнованная лиса металась вокруг Цинь Му, нечаянно перевернув банку с чернилами, которые тут же запачкали несколько листов бумаги. Убирая за ней, глухой пробормотал:

— Лин’эр, ты слишком непослушна, эта бумага стоит денег, и теперь, когда ты её запачкала…

— Глухой дедушка! — громко рассмеялся Цинь Му, без предупреждения и лишних вопросов обнимая старика обеими руками. Глухой не привык к подобным нежностям, отчего тут же попытался вырваться на волю.

— Старейшина деревни тоже здесь! — взволнованно добавил Цинь Му.

С внезапно почерневшим лицом старик спросил:

— Зачем он покинул деревню? Чтобы посмотреть, на какое дно я опустился?

Зная об огромном размере эго дедули, юноша улыбнулся:

— Старейшина в Имперском Колледже. Собирай свои вещи, идём со мной!

Глухой покачал головой:

— Я зарабатываю на жизнь продажей картин, меня не нужно обеспечивать. Ещё два месяца, и мне удастся накопить на новогодние подарки. Я начну рисовать Богов Дверей, они неплохо продаются.

Цинь Му не знал, смеяться ему, или плакать. Сняв Ху Лин’эр со своей шеи, он начал гладить её по голове, улыбаясь:

— Лин’эр, дедушка учил тебя читать? Ты уже понимаешь слова в книгах?

Лиса превратилась в маленькую девочку, мило улыбнувшись:

— Я частенько сюда забегала, чтобы поучиться у глухого дедушки, и теперь и правда могу прочитать слова из книг. Вот только я всё ещё не понимаю, что они значат.

Юноша поставил её на землю, его глаза сияли:

— Глухой дедушка не сможет продавать свои картины так, как он этого хочет. В городе не слишком много людей, способных оценить их настоящую стоимость. Более того, живопись и каллиграфия пользуются спросом лишь в мирные времена, а в период войны люди начинают бережно относиться к своим деньгам. После двух лет катастроф и бедствия осталось очень мало богатых людей, и чтобы заработать на торговле, нужно придумывать какие-то уловки.

Отложив все картины и писания глухого, он достал свою кисть, начиная рисовать.

Вскоре из-под его руки вылетели бабочки, покидая лист бумаги и кружась вокруг лавки. Следом за ними отправились соловьи, своими песнями привлекая проходящих мимо людей, которые в удивлении цокали языками.

Юноша продолжал рисовать, отчего стая бабочек и птиц постоянно увеличивалась. В небе начали извивались юрки, а огромный лебедь, вылетевший наружу, расправил свои трёхметровые крылья, проносясь над головами посетителей и заставляя их воскликнуть от восторга.

— Фокусы! — усмехнувшись, проговорил глухой. — Я не такой легкомысленный, как слепой, мне не нужно так себя вести. Те, кто знают ценность моих работ, и так их купят, а тем, кто не может увидеть моего таланта, я ничего не продам даже если они упадут предо мной на колени!

Цинь Му проигнорировал слова старика, и из листа бумаги вылетел переливающийся радугой феникс. Зверь пролетел вдоль улицы Каллиграфии и Живописи, привлекая ещё больше зрителей.

После следующего взмаха кисти парня, из картины выпрыгнул живой Бог Дверей. Его высокое, мясистое тело заставило людей благоговеть, отступая на несколько шагов назад от страха.

— Твои навыки ещё недостаточно сильны!

Чем дольше глухой наблюдал за происходящим, тем злее становился. Внезапно он достал свою кисть, нарисовав ещё одного Бога Дверей. В тот же миг наружу вырвалась аура дьяволов и богов, заставляя всех на улице отступать назад от ужасного вида трёхсотметрового божества. У существа были красные глаза феникса и борода дракона, а на поясе висело божественное лезвие, способное мгновенно испепелить любое зло. Один лишь его вид свидетельствовал о невообразимой силе.

— Вот настоящий Бог Дверей!

Старик взмахнул кистью, и гигантский бог тут же исчез, превращаясь в невероятно детальный рисунок на бумаге. Между тем от всех бабочек, птиц, феникса и Бога Дверей, которых нарисовал Цинь Му, остались лишь капли чернил, тут же упавшие на землю.

Стало очевидно, чей навык был сильнее.

В унисон со всеми людьми в окрестностях Цинь Му восхищённо воскликнул. К лавке тут же выстроилась очередь желающих купить себе Бога Дверей, и когда они предложили свою цены, мозг глухого вскипел. Он продавал свои картины на протяжении двух месяцев, и если бы не поддержка Ху Лин’эр, то давно бы уже помер с голоду. Он уже был не в силах поверить, что его работы могут продаться по такой невероятной стоимости.

Лисичка тоже вскочила от удивления, немедленно начиная торговаться несмотря на то, что люди предлагали в несколько раз больше, чем стоила баночка драконьей слюны.

Одна картина глухого стоила достаточно, чтобы роскошно и беззаботно прожить остаток жизни.

Ху Лин’эр продала картину дверного бога и взяла деньги. Затем она в спешке скрутила остальные картины в свиток и спрятала их в мешочек таоте.

Девочка и юноша переглянулись, невинно моргая. Они оба думали об одном и том же.

Редкий товар стоил ожидания. Если продать всё и сразу, его цена резко упадёт.

Цинь Му тут же оттащил глухого в сторону, улыбаясь:

— Дедушка глухой, теперь у нас есть деньги. Давай купим тканей, чтобы пошить тебе новую одежду и хорошенько покушаем. После это можно будет встретиться со старейшиной. Кстати, на корабле из деревни Беззаботной я увидел путь живописи, который совершенно отличался от твоего. Твои картины покидают бумагу, входя в настоящий мир, в то время как на корабле я увидел рисунки, создающие новый мир внутри картины!

Поначалу глухой не слишком горел желанием отправиться вместе с Цинь Му, но услышав его слова, сердце старика тронулось:

— Мир внутри картины? Такой путь действительно существует? Расскажи мне поподробнее!

Цинь Му отправился купить тканей в магазине одежды, после чего лично пошил глухому несколько костюмов. Затем он достал нож для убоя свиней, чтобы подстричь волосы и бороду дедушки, придавая ему приличный вид перед походом в Имперский Колледж.

Закончив, он проговорил:

— Дедушка глухой, если ты сможешь соединить свой путь живописи с тем, что я увидел на корабле, то сделаешь огромный шаг вперёд. Но сначала ты должен нарисовать Пушку Божественного Солнечного Удара. Имперский Наставник попросил меня её построить, и для этого мне понадобится твоя кисть.

Комментарии