Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 350. Попробуй угадать, какая у него фамилия

За пределами Зала Трёх Эонов старейшина деревни спокойно парил в воздухе, отчего отшельник Цин Ю не удержался и, взглянув на него, процедил:

— Брат Дао достаточно расслаблен, ты, кажется, не беспокоишься о том, сможет ли твой ученик пройти испытание трёх эонов. Уверенности в нём тебе не занимать.

Старейшина вспоминал о кресле-качалке, изготовленном для него на заказ Цинь Му, и улыбнулся:

— Я уверен в способностях внучка. Несмотря на то, что испытание Зала Трёх Эонов не самое простое, на протяжении веков многие люди с ним успешно справлялись, а Му’эр не слабее кого бы то ни было из них.

Взгляд Цин Ю замерцал:

— В Зале Трёх Эонов проверяют три эона бога, и брат Дао должен знать все за и против данного дела. В конце концов ты был одним из тех, кто тоже побывал там.

— Как и ты сам, — вздыхая, сказал старейшина. — Я выбрал Прорыв Небесного Эона, а ты?

— Прорыв Водного Эона, — ответил Цин Ю. — Я проиграл, а ты победил. Вот почему ты превзошёл меня.

— Причина, по которой я превзошёл тебя, лежит не в том, что я достиг Прорыва Небесного Эона, а в том, что я больше старался. Вот и весь секрет, — старейшина посмотрел на него, говоря с серьёзным выражением лица. — Мой боевой дух сильнее твоего, как и способность противостоять неудачам и невзгодам. Просто небольшая разница в личности привела к тому, что разрыв между нами медленно, но постоянно увеличивался. Наследие Маленькой Нефритовой Столицы на самом деле не уступает Залу Императора Людей. Если бы твой боевой дух был сильнее, твои достижения не уступали бы моим, а может даже превосходили.

Чувствуя себя некомфортно, отшельник Цин Ю фыркнул и сказал:

— Прорыв Небесного Эона, Прорыв Земного Эона и Прорыв Водного Эона, как ты думаешь, что из этого выберет Император Людей?

— Он выберет сильнейшее, — не колеблясь ответил старейшина.

Тело Цин Ю вздрогнуло, а на его лице расцвело неверующее выражение:

— Прорыв Трёх Эонов?

Кивнув, старейшина неторопливо сказал:

— Его вера сильнее, чем моя в его годы, не говоря уже о боевом духе. Он обладает не имеющими себе равных несравненной верой в себя и боевым духом, поэтому он обязательно выберет Прорыв Трёх Эонов!

— И всё же ты ни капельки не волнуешься?! — не удержавшись, закричал отшельник. — Ты же проходил подобного рода испытание! Ты ведь знаешь, насколько сложен Прорыв Трёх Эонов? У него нет шансов одержать верх!

— На самом деле… — улыбнулся старик, отчего его лицо сморщилось, как высушенный мандарин. Его улыбка была уродливой, но полной счастья. — Му’эр уже сильнее, чем я в его возрасте, просто он сам этого ещё не понял. И я не просто бахвалюсь! Он должен пройти Прорыв Трёх Эонов!

Лицо Цин Ю внезапно похолодело, он усмехнулся:

— Брат Дао, я не думаю, что его уверенность непобедима, просто твоя уверенность в нём непобедима! Тем не менее, ты не из нашей Маленькой Нефритовой Столицы, так что ты не знаешь, насколько ужасен Прорыв Трёх Эонов. Ему придётся столкнуться с молодым богом в той же области, что и он!

— Тело Тирана никогда не проигрывало практикам божественных искусств в одной области! — гордо проговорил старейшина.

Отшельник Цин Ю практически впал в безумие…

Снова это пресловутое Тело Тирана!

— В истории был только один человек, который прошёл Прорыв Трёх Эонов! Он был признанным Небесным Святым Культом Святым, который появляется раз в пятьсот лет. За всю историю существования Маленькой Нефритовой Столицы, только он сумел пройти Прорыв Трёх Эонов, — отшельник усмехнулся, добавив. — А потом он умер, его попросту забили до смерти секта Дао, Дворец Золотой Орхидеи и все праведные практики в мире! После этого было несколько других провозглашенных Святыми, но, когда они вошли в Зал Трёх Эонов, попробуй угадать, прошли ли они тест? Нет! Они были избиты до состояния полумёртвых свиней, их даже вытаскивать пришлось из Зала Трёх Эонов, ибо самостоятельно сделать это они попросту не могли, я уже молчу про то, что никто из них не попал в Зал Пяти Ци!

Старейшина был поражён:

— Были такие бесполезные Святые?

Отшельник Цин Ю был явно недоволен последней ремаркой и закатил глаза:

— Тот бог не один из тех фальшивых богов небес, а истинный бог. В противном случае Сюй Шэнхуа из Высших Небес не задержался бы в нашей Маленькой Нефритовой Столице на такой долгий срок. На небесах довольно много так называемых богов, но ты ведь знаешь разницу между фальшивыми и истинными богами? Истинный бог достигает области бога во всех аспектах, в то время как ты обладаешь только аспектом Бога Меча!

Старейшина промолчал, но вдруг улыбнулся и сказал:

— Му’эр никогда не проигрывал раньше, так что первый проигрыш тоже будет полезен для него. Если он не сможет одержать верх, это будет означать, что он недостаточно усердно трудился, чтобы раскрыть весь потенциал Тела Тирана.

Отшельник Цин Ю, готовый в любой момент свихнуться, был по-настоящему удивлён: «Неужели в этом мире существует такой учитель?»

— Я хотел бы знать происхождение этого бога, — взгляд старейшины сверкнул. — Интересно, может ли друг Дао поведать мне об этом?

****

Выражение лица Цинь Му, находящегося в Зале Трёх Эонов, помрачнело. Было три молодых бога, и, если бы кто-то из них был помещён в Империю Вечного Мира, каждый оказался бы величайшим в Шести Направлениях. Они могли оказаться даже сильнее, чем такие люди, как Даоцзы и Фоцзы. И самым важным было то, что независимо от опыта или широты горизонта, молодые боги намного превзошли бы их… Хуже ситуацию и не придумаешь!

Каждый молодой бог представлял один Эон, а когда они объединились, их способности были почти равны истинному юному богу в области Шести Направлений. То есть его способности были невероятны!

Три старых бессмертных не провожали практиков, осмелившихся бросить вызов трём эонам. Ведь гении, естественно, обладали сильной уверенностью. Но уверенность была просто уверенностью. По белу свету бродило не так много тех, кто действительно мог пройти испытание трёх эонов. Однако, так как Цинь Му пошёл именно по этому пути, его конечный результат будет зависеть от удачи.

Молодой бог перед ним был невыразителен и выглядел как бесчувственная машина. Внезапно его сила вырвалась вперёд, а сам он за один шаг оказался перед юношей.

«Никто не сравнится с моей скоростью!» — был удивлён Цинь Му, когда гром пророкотал в его ушах. Звук достиг его только после того, как бог уже сблизился с ним.

Буум!

Юный бог послал удар, гром разразился от вибрации пространства. Это не было силой божественного искусства, а ненормальным явлением, вызванным высвобождением чистой силы физического тела. Практики божественных искусств физического тела полагалось не на божественные искусства, а на сугубо мощное тело.

Цинь Му не сдвинулся с места, чтобы увернуться, а отправил свой собственный удар на встречу. Их удары двигались по воздуху и мелькали как миражи.

Зрачки Цинь Му сократились. Божественные Ноги Небесного Расхитителя одноногого встретили своего первого достойного противника.

Так как одноногий был Богом Воров номер один в мире, его скорость, естественно, должна была быть несравненно высокой, настолько высокой, чтобы враги и преследователи не могли поспевать за ним. Именно таким образом старик тренировал себя. Если бы кто-то и сказал, что он в какой-то степени стал богом, то это благодаря его ногам.

Когда Цинь Му был ещё совсем молод, он совершенствовался рядом со стариком, а когда достиг Шести Направлений, совершенствовал их до предела самостоятельно. Говоря исключительно о скорости, даже Паньгун Цо был не так быстр. Но молодой бог перед ним не уступал ему в скорости!

Внезапно раздался громкий взрыв, их кулаки столкнулись. В долю секунды Цинь Му выполнил Восемь Громовых Ударов Тысячерукого Будды. Он был похож на огромного Будду с тысячей рук, направляющего бесчисленные кулаки на своего противника. Его кулаки были настолько быстры, что ослепляли глаза и не могли быть пойманы обычными взглядами!

Кулаки старого Ма были провозглашены кулаками Будды!

Область Будды также была областью бога. Совершенствование Ма было сосредоточено на его кулаках, властных и непоколебимых. Тем не менее, у них также было множество изменений, поэтому даже при том, что он остался только с одной рукой, та всё ещё могла быть как тысяча рук!

Даже если старик не использовал магическую силу, сила его физического тела могла сделать его движения ещё более мощными, чем божественные искусства!

Когда Цинь Му повторял за дедушкой Ма, пытаясь совершенствоваться, он страдал больше всего. Восемь Громовых Ударов также были кулачным навыком, в который он вложил максимум усилий, но молодой бог смог блокировать его.

И даже больше, ему удалось ударить в ответ!

Цинь Му закричал, его аура внезапно стала дикой и властной. Парень из Великих Руин естественным образом унаследовал их дикую и властную природу. С яростью и дикостью, навыки ножа появились среди его кулачных навыков. Своими руками, как ножами, он фанатично рубил все препятствия перед собой, рассекая всю несправедливость, которая осмелилась встать на его пути!

Ножи мясника, ножи безумия!

Небесный Нож был безумен, ведь осмелился поднять свои ножи на небеса. Его навыки ножа были навыками ножа безумца. С переполненной убийственной аурой и двумя клинками в руках, он осмелился убить всех членов королевской семьи, включая самого императора, а также направить свои ножи на небеса, на богов!

Две быстро движущиеся фигуры промелькнули в небе, звенящие звуки раздавались с частотой цоканья дождя. Цинь Му в неистовой манере применял свои навыки, по-видимому, воспроизводя сцену, когда мясник потерял всякий рассудок, понося небеса и вызывающе указывая на них своими ножами!

Небесный Нож… Но его богоподобные ножи были заблокированы богом.

Сердце Цинь Му начало неистово биться. Узорчатые знаки различных запутанных форм бешено закружились в его глазах, являя миру четыре неба.

Пробуждения Глаз Девяти Небес!

В Шести Направлениях его магической силы было достаточно, чтобы отобразить в его глазах слой Глаз Небес Киновари, и, как правило, этого вполне хватало. Глаза Небес Киновари, Голубые Глаза Небес, Зелёные Глаза Небес и просто Глаза Небес — с эффектами этих четырёх глаз, перекрывающих друг друга, из его глаз вырвались пять цветов. Чёрные зрачки в центре стали насыщенней, даже, казалось бы, глубже, благодаря чему можно было чётко уловить каждое движение противника.

Глаза слепого были глазами бога!

Они могли видеть сквозь все выдумки, несуразицы и ложь, все движения и все божественные искусства. Будучи способными захватить каждое движение противника и предсказать следующий ход, они могли видеть чудо божественных искусств противника и решать их, чтобы нацелиться на слабые места.

В этот момент Цинь Му увидел глаза своего противника. Тот использовал другой навык пробуждения глаз, не похожий на Пробуждение Глаз Девяти Небес. Лоб молодого бога раскололся и показался третий глаз, в котором завертелось пять звёзд.

— Не может быть… — Цинь Му увидел лучи света, начинающие сиять в божественном глазу противника. Божественный глаз активировал свою силу!

Противник был также опытен в божественных глазах, но его божественный глаз имел соответствующие божественные искусства, в то время как слепой, обучая Цинь Му, не передавал ему божественные искусства!

Жизненная Ци начала собираться в глазах паренька, и узорчатые знаки построений небесных глаз стали Кольцами Зелёных Глаз Небес, Голубых Глаз Небес и Глаз Небес Киновари. Это был не первый раз, когда он использовал свои глаза в качестве Пушки Истинного Происхождения. Когда он был в Перевал Цинмэнь, ему уже доводилось опробовать эту силу!

— Ты тоже Тело Тирана? — глаза Цинь Му загорелись. — В таком случае, давай посмотрим, чьи божественные глаза лучше!

Их божественные глаза вспыхнули светом, и пять блистательных лучей бросились друг на друга. Скорость была настолько высокой, что никто не мог увернуться!

Прежде чем божественные глаза молодого бога активировались, Цинь Му определил их атрибуты. То, что вырвалось, было пятицветным светом, который отличался от глаз-мечей Лун Юя. Больше было похоже на пятицветный божественный меч, который шёл прямо на него. У молодого бога было три глаза. Три луча пятицветного света определённо не обладали обычной силой!

Буум!

Две фигуры упали с неба. Они оба были поражены божественным светом и рухнули на землю, поднимая огромное облако пыли.

Вскочив, Цинь Му сделал глубокий вдох холодного воздуха. Чтобы блокировать атаку, он использовал технику очищения тела и Ци Великих Небесных Дьявольских Рукописей — Девять Трансформаций и Три Состояния. Эта техника была чрезвычайно опасна, ведь в прошлом, когда он совершенствовался в ней, она высосала из него всю энергию. Тогда его тело стало похоже на спичку, а сам он почти умер.

Совершенствование этой таинственной техники требовало от него достаточного количества пополняющих энергию духовных пилюль. В течение последующих двух лет после того неудачного эксперимента, он с особой аккуратностью, даже опаской использовал эту технику для совершенствования своего физического тела и жизненной Ци. И на данный момент он уже достиг четвёртой трансформации и второго состояния.

Его жизненная Ци была на четвёртой трансформации. Первая трансформация была Ци как радуга, вторая как свинец и ртуть, третья как огненный дракон, а четвёртая трансформация открывала великую печь.

Словно спрятав огромную круглую печь для пилюль в своём теле, жизненная Ци внутри него была похожа на пылающий, защищающий его тело огонь. А когда она соединилась с его физическим телом, похожим на закалённую сталь, он смог отразить удар.

— У меня есть Великие Небесные Дьявольские Рукописи, техники, оставленные моими предками! — Цинь Му проворно выскочил из ямы. Через несколько шагов он взобрался на гору и посмотрел туда, куда приземлился молодой бог, тихим голосом добавив. — Я не верю, что ты сможешь превзойти мои божественные глаза!

Внезапно его зрачки сузились, он увидел фигуру, медленно выходящую из пыли и проясняющуюся.

— Ещё жив? — издав протяжное шипение, Цинь Му взялся за Беззаботный Меч, но тут же обнаружил, что не может его здесь использовать. Тем не менее, его жизненная Ци вырвалась вперёд, в то время как он сам устремился к молодому богу. — Если я не могу использовать своё духовное оружие, я создам его!

****

За пределами Зала Трёх Эонов отшельник Цин Ю улыбнулся и неторопливо сказал:

— Бога зовут Чунмин, если подумать, какое совпадение, он тоже из деревни Беззаботной. Попробуй угадать, какая у него фамилия?

Комментарии