Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 334. Священные руки

«Что это за техника такая?» — думал про себя Паньгун Цо. Эта книга была золотой, её было чрезвычайно трудно уничтожить. В ней было не так много слов, и все они были вырваны из контекста. Например, были такие словосочетания, как “Сорочий Мост”, “Загадочный Путеводитель”, “Пересекающийся Бог”, значения которых были неизвестны.

Парень посмотрел на первую страницу, где увидел великолепное, ослепляющие небесное облако. Золотистым сиянием озарили зал именно лучи, исходящие от рисунка. Несмотря на то, что это был явно рисунок, но уж слишком реалистичный. Казалось, словно небесные облака на нём реальные. Перед ним предстал сломанный мост, а на его конце стояла богоподобная фигура.

Паньгун Цо был ошеломлён. Всё это ему что-то напоминало. Затем он внимательно осмотрел картинку и заметил солнце и луну, а также пять элементов:

— Божественное Сокровище Божественного Моста! А фигура бога должна быть исконным духом! Что такая картинка делает в золотой книге? Божественный мост деревни Беззаботной ведь завершён, верно? Тогда почему он нарисован сломанным?

На других страницах были разные картинки, изображающие различные пути циркуляции: способ циркуляции жизненной Ци Духовного Эмбриона, как контролировать Пять Ци Пяти Элементов, как определить Шесть Направлений по стабилизации неба и земли, как связать Семь Звёзд, как объединить душу и жизненную Ци для укрепления исконного духа, как войти в Жизнь и Смерть, чтобы увидеть Юду.

Когда дело дошло до восьмой диаграммы, ею вновь оказалось Божественное Сокровище Божественного Моста, и сердце старика вдруг сильно заколотилось. Первые семь изображение как будто сложились воедино на восьмом… Необъяснимая трансформация. Большая часть жизненной Ци, казалось, была захвачена неописуемой силой. Было похоже, что сороки летели вперёд через сломанный мост.

— Сорочий Мост! — сердце Паньгун Цо неистово билось. Это был метод совершенствования Сорочьего Моста, который мог восстановить сломанный мост!

Он поспешно открыл следующую страницу и увидел, что изначальный дух подошёл к концу Сорочьего Моста, однако, перед ним ещё было непроходимое расстояние до небесных облаков. В этот момент путь циркуляции жизненной Ци чудесным образом трансформировался и приобрёл непередаваемое ощущение пересечения с небесными облаками. Он был нарисован в его направлении, и оттуда медленно возвышался мост.

— Тайны Загадочного Путеводителя! — глаза юноши сверкнули от волнения, но он быстро собрался, переворачивая на следующую страницу.

Методы, записанные в золотой книге, были очень сложными. Если бы он был автором, он не смог бы придумать даже первый шаг для такой сложной и запутанной техники, чтобы восстановить божественный мост. Тем не менее, люди деревни Беззаботной могли воссоздать его, это было просто невообразимо!

— Золотая книга содержит столько знаний, сколько я не получал на протяжении всех своих жизней! А что, если Цинь украл часть моих богатств? С этой золотой книгой, я смогу прорваться через область Божественного Моста и наконец стану богом! — Паньгун Цо встал на ноги, чувствуя головокружение. Он знал, что был слишком взволнован, это привело к тревоге его сердца Дао. Несмотря на то, что он был старым монстром, который прожил более десяти тысяч лет, кровь хлынула к его голове от счастья, отчего ему было трудно успокоить разбушевавшиеся волны в сердце Дао. После недолгих размышлений, он добавил. — Пока я развиваю Божественный Мост и пробуждаю Божественное Сокровище, я смогу стать богом. Я должен начать совершенствование с невероятной скоростью!

В этот момент явился Великий Шаман Дворца Золотой Орхидеи:

— Гроссмейстер, линии фронта в настоящее время находятся под атакой. Хан Жуаньди послал сообщение, что Имперский Наставник вместе с Владыкой Небесного Дьявольского Культа достигли линии фронта. Он продемонстрировал своё божественное искусство владения мечом, в результате чего огни меча были подобны морю, контролируя всё поле боя в радиусе нескольких сотен километров.

В изумлении Паньгун Цо разразился смеющимся припадком:

— Жуаньди сошёл с ума? Владыка Небесного Дьявольского Культа — отродье Цинь, где же он получил такую великую способность? Контролировал несколько сотен километров? Даже в моей прошлой жизни, у меня не было таких навыков! Я сомневаюсь, что даже Имперский Наставник сможет это сделать, и сейчас он даже ранен. Ерунда, такого быть не может.

— Хан Жуаньди надеется на личное участие Гроссмейстера, а также мобилизацию экспертов Дворца Золотой Орхидеи для поддержки, — проговорил Великий Шаман.

Паньгун Цо был в хорошем настроении и, с улыбкой на лице, негромко проговорил:

— Жуаньди слишком труслив. Я уже разослал соответствующие приказы во все уголки наших земель. На данный момент в прерии обитает сто племён и, соответственно, сто готовых его поддержать ханов. Способности этих ханов очень даже неплохи. Кроме того, страна Волчьего Убежища атакует Перевал Зимнего Железа на севере, чтобы рассеять армию Вечного Мира, и после этого ему всё ещё нужна поддержка Дворца?

— Гроссмейстер, что ответить Жуаньди? Море огней меча, кажется, серьёзной проблемой, — тихим голосом, сказал Великий Шаман.

Паньгун Цо начал ходить туда-сюда, бормоча себе под нос:

— Море огней меча, море огней меча… Я видел этот вид мастерства меча раньше! Хе-хе, похоже, я знаю, кто за этим стоит. Старый Император Людей не может спокойно дождаться своей смерти.

Великий Шаман содрогнулся:

— Старый Император Людей?

— Если старый Император Людей с ними, нам это даже на руку, — улыбнулся маленький варвар. — Это шанс для нашего Дворца Золотой Орхидеи показать себя. Отправляйся к божественной горе Западных Земель и пригласи людей Высших Небес. Скажи им, что их старый Император Людей вышел из Великих Руин. Тем временем я приведу экспертов Дворца Золотой Орхидеи, чтобы помочь нашим на границах.

Выражение лица Великого Шамана резко изменилось, он закричал:

— Трижды подумайте, Гроссмейстер! Старый Император Людей невероятно силён, его навыки меча достигли совершенства. Боюсь, наш дворец…

— Наш Дворец Золотой Орхидеи — священная земля, разве нам стоит бояться того старого пердуна? Имперский Наставник и Император Яньфэн оба бесполезны, мастер Дао и Жулай стары, секта Дао и Монастырь Великого Громового Удара не имеют никого во главе. Это отродье Цинь, который является Владыкой Небесного Дьявольского Культа, ещё мал и не представляет никакой угрозы, поэтому Вечный Мир должен быть уничтожен, — неторопливо декламировал Паньгун Цо.

Великий Шаман был ошеломлён, сразу сказав:

— Гроссмейстер, Империю Вечного Мира нельзя недооценивать.

Паньгун Цо спрятал золотую книгу в одежде и, улыбаясь, подошёл:

— Ты переоцениваешь их. С дворцом шутки плохи, ведь у нас более десятка экспертов уровня Владыки Культов. Кроме того, в прерии также более сотни ханов, так что нам не нужно бояться Вечного Мира. На самом деле, теперь, когда появился старый Император Людей, судьба Империи Вечного Мира уже определена. Небеса, безусловно, будут готовы помочь нам искоренить Вечный Мир. Старый Император Людей нам не помеха!

Смеясь, парень вышел из священного зала. После созыва всех сильных практиков Дворца Золотой Орхидеи, которые находились в областях Небожителя, Жизни и Смерти, а также Божественного Моста, он собирался на пограничье.

Великий Шаман не смел колебаться, немедленно отправившись к Западным Землям.

Паньгун Цо привёл всех экспертов, достигших совершенствования исконного духа. Погрузившись на корабль-сокровище, некоторые из Шаманов Королей области Небожителя высвободили свои крылья, перетаскивая корабль через небо. Скорость, с которой они двигались, была молниеносной. Несмотря на это, им потребовалось почти шесть дней, чтобы добраться до границ.

Позади них были коровы и козы, бродящие по горам, но ханы со всех концов прерии пришли со своими войсками, и убили их всех до последнего ради еды.

Империя Вечного Мира была ослаблена самоубийствами, поэтому Паньгун Цо лично приказал объединить все прерии. Жуаньди, как полководец, начал вторжение. В то же время они объединились со страной Волчьего Убежища, собирающейся атаковать с севера, а когда Вечный Мир падёт, они договорились разделить земли поровну.

Армия прерий, оказавшись в тупике, пополнялась постоянно пребывающими для подкрепления войсками. Множество экспертов прибыло к ним на помощь, но к Перевалу Цинмэнь тоже подтягивались подкрепления.

Когда Цинь Му и остальные прибыли, битва за Зону Утиного Языка достигла своего апогея, однако, старейшина подавил её Мечом Императора-Основателя, Море Крови.

Когда Хан Жуаньди услышал, что Паньгун Цо идёт с сильнейшими практиками Дворца Золотой Орхидеи, он сразу же повёл большинство ханов прерий поприветствовать его. Несмотря на то, что Паньгун Цо был его сыном по имени, но истинной личностью последнего был Гроссмейстер.

После того, как Паньгун Цо захватил тело, отношения со Дворцом Золотой Орхидеи изменились в лучшую сторону. Все полностью поддерживали его, чтобы он стал повелителем прерий.

— Мы отдаём дань уважения Гроссмейстеру! — закричал Жуаньди, ведущий за собой остальных ханов.

Парень немедленно вышел вперёд, лично приветствуя его с улыбкой:

— Ты мой отец в этом поколении, нет необходимости быть слишком формальным. Я пришёл, чтобы успокоить тебя. Я знаю про огни меча, знаю, кого к нам занесло на этот раз.

Поклоняясь, Хан Жуаньди содрогнулся от воспоминаний об огнях меча, которые покрывали небо и землю, словно огромное море:

— Способности Владыки Небесного Дьявольского Культа и его умения меча непобедимы. Из-за него мы не можем реализовать наши возможности! Гроссмейстер…

— Владыка Небесного Дьявольского Культа? — парень громко рассмеялся и топнул ногами, заглушая своё веселье. — Так называемый Владыка всего лишь шестнадцатилетний мальчишка! Его способности очень поверхностны, разве стоит вообще обращать на него внимание? Не волнуйся о нём, раз он на другой стороне, позволь мне встретиться с ним и успокоить тебя.

Хан Жуаньди вздохнул с облегчением:

— Если бы мы могли получить помощь Гроссмейстера и Шаманов Королей, мы бы определённо одержали победу в завоевании Средиземья!

Паньгун Цо собрал всех в перевале, и городские ворота перед ним открылись, позволяя им выйти из неприступного перевала и направиться к Зоне Утиного Языка. Как только они оказались между двумя неприступными перевалами, парень приказал кому-то крикнуть:

— Владыка Небесного Дьявольского Культа Цинь Му, Гроссмейстер вышел поговорить с Вами. Сможете показать себя?

Человек, который крикнул был Шаманом Королём уровня Мастера-Владыки секты-культа. Его голос разнёсся и резонировал по всему Перевалу Цинмэнь.

Цинь Му ковал Кольца Небес, как вдруг услышал крик Шамана Короля:

— Старый мошенник осмелился появиться? Как только я убью его, его шаманское заклятие уважения к душе больше не будет иметь значения! Жаль только, что здесь нет мясника, он бы определённо не стал тянуть с его убийством.

Имперский Наставник встал около Цинь Му, рядом с ним был одноногий, старейшина и многочисленные генералы армии Империи Вечного Мира.

Юноша достал портрет Паньгун Цо, отдающего дань уважения душе, и словно живое проявление нарисованного дьявола.

— Я никогда не видел такого раньше, — покачав головой, сказал старейшина деревни.

Одноногий тоже покачал головой, как и армейские генералы за его спиной:

— Этот дьявол какой-то странный, мы никогда не видели его раньше.

Цинь Му посмотрел на Имперского Наставника, который немного задумался, прежде чем сказать:

— Когда меня и мою жену пригласили в Маленькую Нефритовую Столицу, я, кажется, видел подобную скульптуру, однако, я не интересовался этим.

Пока они разговаривали, снаружи продолжали раздаваться крики.

Юноша отложил портрет и встал с улыбкой:

— Если мы убьём Паньгун Цо, не придётся ехать в Маленькую Нефритовую Столицу! Старейшина, пойдём со мной, пора избавиться от него. Сделаем это без лишних слов.

Старейшина покачал головой:

— Я Император Людей, поэтому я не могу вмешиваться в войну смертного мира, в противном случае, никто не будет слушать слова Императора Людей.

— Тогда какая польза от печати Императора Людей? — Цинь Му настолько ненавидел печать Императора Людей, что хотел её выбросить. Эта вещь была абсолютно бесполезна, да и к тому же налагала на владельца так много ограничений. Однако, если он выбросит её, то сделает больно старейшине. Кроме того, он всё ещё не смог одолеть старика, поэтому ему приходилось держать своё обещание.

«Паньгун Цо, этот зверь, на самом деле осмелился украсть вещи моей семьи Цинь, и теперь даже появляется, чтобы покрасоваться передо мной. Разве это не то же самое, что в неуважении танцевать на могилах моих предков?» — думал про себя юнец.

— Одноногий, пойдём со мной! Давай украдём у него всё до последней нитки, — голосом полным гнева, безжалостно процедил Цинь Му.

Глаза одноногого загорелись, он усмехнулся:

— Пойдём и посмотрим, на что способен Бог Воров со священными руками!

Комментарии