Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 267. Только для совершенствования

Жена Имперского Наставника тоже находилась в Храме Небес. Она смотрела, как Цинь Му возвращает меч в ножны и заметила взгляд Императора Яньфэна, сфокусированный на спине юноши, отчего её брови взволнованно приподнялись.

Вскоре, кровавая резня закончилась. Некоторым монахам Великого Монастыря Громового Удара и даосам секты Дао повезло скрыться, остальные были убиты. Большинство убийств произошло в храме, отчего его пол и стены окрасились в красный… Кровь стекала с девятьсот девяносто девятой ступени храма до самой первой, после чего продолжала течь к ногам посланников, мастеров культов и владык сект.

Храм Небес был местом, где приносились подношения Небу, стал полностью красным.

Было тяжело сказать, кто первым упал на колени и прокричал:

— Да здравствует Ваше Величество!

Вьюх!

В самом низу Храма Небес, независимо от происхождения и должности, все люди упали на колени и закричали в унисон:

— Да здравствует Ваше Величество!

Император Яньфэн обернулся, стоя на самой вершине лестницы. Он протянул руки в стороны, принимая поклоны подданных. Спустя некоторое время, он опустил руки и проговорил:

— Встаньте.

Жена Имперского Наставника посмотрела в сторону Императора. За его спиной, Цинь Му и восемь Великих Надзирателей стояли, не поклонившись.

— Муж, со стороны Владыки Культа Циня было не самой хорошей идеей показывать свою власть, — она шепнула на ухо наставнику.

Тот взглянул на Цинь Му и покачал головой:

— Для него Империя Вечного Мира — всего лишь место для учения, а убийство наследного принца — не больше, чем урок. Ему не о чём волноваться, император до сих пор нуждается в его поддержке.

Женщина была поражена:

— Урок?

Мужчина кивнул:

— Урок.

Наследный принц вступил в заговор с сектой Дао и Монастырём Великого Громового Удара, спланировав восстание, замышляя убить Императора и захватить трон. Последствия таких действий не могли быть другими.

Однако, в записях летописцев появится лишь обычной предложение: “Восемнадцатого числа второго месяца, наследный принц Юйся устроил сговор, чтобы восстать. Шестого числа третьего месяца он был казнён”.

Всё было вот так просто. Детали происходящего не касались посторонних. Именно поэтому большинство исторических событий сохраняются лишь как легенды. Впрочем, большинство легенд искривляли истину, поэтому им не следовало доверять.

После восстания началась новая резня. Семьи чиновников, поддержавших наследного принца, были казнены, а их имущество конфисковано. Даосы и монахи секты Дао и Монастыря Великого Громового Удара были схвачены и отправлены на казнь.

Казни проводились на продуктовом рынке, начиная с седьмого дня третьего месяца, вплоть до первого числа четвёртого. За это время произошло несколько инцидентов, к примеру, голова наследного принца так и не была найдена.

Она бесследно исчезла, и несмотря на то, как усердно не обыскивали Храм Небес, голову так и не нашли. Впрочем, император никому и не приказывал её принести. Вместо этого он отдал указ стереть все записи о наследном принце Лин Юйся из генеалогического дерева имперской семьи. Мать наследного принца, прежняя императрица, также была понижена в ранге до имперской наложницы.

Император Яньфэн заменил чиновников-предателей, повышая в ранге самых талантливых учеников Имперского Колледжа. Он также выбрал несколько людей из армии, заполняя освободившиеся места.

Несколькими днями позже мужчина вызвал Второго Принца Лин Юшу, находящегося на границе, чтобы обговорить его обязанности. Спустя некоторое время, ощутив ухудшения в состоянии своего здоровья, он назначил парня наследным принцем, доверяя ему надсмотр за империей и политическими вопросами.

Подозвав Лин Юшу к себе, император проговорил:

— Юшу, теперь, когда ты занимаешься политикой, каким будет твоё первое действие?

Он не был слишком высокого мнения о своём втором сыне. Лин Юшу не считался самым талантливым среди его детей. Он также не был самым талантливым учеником, а его твёрдость и характер не впечатляли. За эти два качества Император Яньфэн сильно уважал Лин Юйся. Первый сын был талантлив и смел, однако, в тоже время он был слишком своевольным и наглым.

Между тем другие старшие дети императора умерли преждевременно, ожидая, когда он освободит трон.

Лин Юшу на мгновение задумался. Он только вернулся с поля боя и пару месяцев приобретения опыта дали ему героический дух и определённую долю решительности. Так как парня не было в городе, когда наследный принц сговорился с Монастырём Великого Громового Удара и сектой Дао, ему повезло остаться невредимым.

Он торжественно ответил:

— Указ старшего брата будет отменён…

Выражение лица императора помрачнело:

— Теперь ты мой старший сын, Лин Юйся никогда не существовало.

На мгновение замолчав, Лин Юшу продолжил:

— Сын отменит договоры, подписанные с другими странами, и вернёт землю, которую раньше отдали. Затем я уничтожу те секты, которые пытались захватить наши земли во время хаоса. Так как секта Дао и Монастырь Великого Громового Удара потерпели сокрушающее поражение и потеряли огромное количество великих экспертов, я захвачу большую часть их территорий.

Лицо Императора Яньфэна стало более приятным, и он спросил:

— А что потом?

— Я помогу отцу предоставить помощь пострадавшим после того, как раскаюсь в своих преступлениях…

Разразившись злостью, император воскликнул:

— Повтори!

Лин Юшу встал на колени и торжественно проговорил:

— Я напишу декрет, в котором раскаюсь в своих преступлениях, и помолюсь Небесам, чтобы те не слали нам катастроф, что позволит успокоить сердца граждан.

Лицо императора оставалось мрачным, и он холодно сказал:

— Кто тебя так надоумил?

Второй принц был слегка ошеломлён:

— Я…

— Я спросил кто тебя надоумил! — император поднялся, не в силах совладать с гневом. Он начал ходить туда-сюда, громко крича. — Ты мой сын, я знаю тебя насквозь, ты не мог бы сказать что-нибудь подобное. Второй принц не мог бы прийти к такому решению, это идея человека, с мышлением императора. Признавайся, кто тебя надоумил!

На лбу Лин Юшу проступил холодный пот, он сжал зубы, начиная говорить откровенно:

— Вернувшись в столицу, я решил проведать Имперского Наставника… и случайно встретил Вельможу Дворца, который как раз занимался лечением его ранений. Я предположил, что отец станет расспрашивать меня о политике, чтобы протестировать мои способности, поэтому я попросил их совета…

Гнев императора понемногу стихал, и мужчина спокойно спросил:

— Кто предложил написать декрет о преступлениях?

— Имперский Наставник и Вельможа Дворца вместе согласились на этом решении. Будет лучше, если это я, а не отец, напишу декрет. Если это сделаете Вы, то людям покажется, что Вы отрекаетесь от своей реформы, а если это сделаю я, то это сочтут за акт вежливости.

Император окончательно успокоился и сел:

— Я отлично знаю о твоих способностях и мудрости, храбрости и проницательности, так что я в курсе, что ты не мог бы подумать о таких вещах, поэтому я сразу догадался, что это был чей-то совет, что меня сильно рассердило. Даже если я спрашиваю о политике, не нужно следовать тому, что они тебя научили, ты должен говорить то, что сам считаешь правильным.

Лин Юшу кивнул.

Император Яньфэн вздохнул:

— Я волнуюсь не из-за Имперского Наставника, а из-за Вельможи Дворца. Боюсь, что наступит день, когда ни меня, ни наставника, не станет, и тогда ты окажешься не в силах совладать с ним. Моё совершенствование утеряно, а божественные сокровища уничтожены. Вернуть себе былую силу будет очень сложно, поэтому я сделал тебя ответственным за дела страны. Если я так и останусь простым человеком, то умру максимум через пятьдесят лет. Когда это случится, ты станешь императором. Расширяй свои горизонты и мышление, думай самостоятельно.

В этот момент на горе Святого Пришествия Небесного Дьявольского Культа, Цинь Му вёл за собой всех мастеров чертогов, старейшин и остальных членов культа к могилам Небесных Королей Цянь и Лу. От последнего осталась лишь кучка пепла, в то время как тело второго и вовсе не было найдено, поэтому под землёй лежала только одежда, которую те носили при жизни.

Сделав шаг вперёд, Цинь Му поместил голову наследного принца Лин Юйся перед могилами, после чего люди культа начали подносить ладан и отдавать дань своего уважения.

— Небесные Короли, если ваши духи меня слышат, вы можете покоиться с миром, — молился Небесный Король Юй. — Небеса шлют на нас катастрофы, тяжёлые времена и хаос неизбежны. Два старших брата, защитите нас.

После того, как все отдали дань своего уважения, люди разошлись.

Небесный Король Юй подошёл к Цинь Му и слегка неуверенно спросил:

— Владыка снова вернётся в Империю Вечного Мира?

Юноша кивнул.

Мужчина был озадачен:

— Наш святой культ заполучил Имперского Наставника и убил самозванного императора вместе с бесчисленными мастерами секты Дао и Монастыря Великого Громового Удара. Боюсь, Император теперь сильно насторожен. Владыка уверен, что возвращаться безопасно?

Цинь Му посмотрел на надгробные камни и проговорил со спокойным выражением лица:

— Секта Дао и Монастырь Великого Громового Удара до сих пор несут угрозу своим существованием, избавиться от которой — первоочередная задача Императора. Пока он этого не сделает, Небесный Святой Культ в безопасности. Но как только он разберётся со врагами, нам нужно будет быть осторожными. Впрочем, сейчас не о чём волноваться.

Немного поразмыслив над его словами, Небесный Король Юй счёл их вполне логичными.

Подойдя к священному дереву, Цинь Му нежно к нему коснулся. Поднимая голову вверх, чтобы посмотреть на крону, он проговорил:

— Путь святого — не что иное, как повседневная помощь обычным людям. Небесный Король Юй, вы верите, что мы в силах изменить Великое Дао Небес и Земли?

Мужчина подошёл поближе и ответил:

— Я от природы не слишком умный, и вопрос Владыки слишком сложный для меня, боюсь, что я не в силах ответить. Впрочем, я знаю, что раньше не было дорог, но чем больше люди ходили, тем больше дорог возникало. Затем люди стали злиться, когда во время дождя им приходилось идти по грязи, поэтому покрыли дороги каменными плитами, отчего передвигаться стало намного удобнее. После этого, скорость ходьбы стала считаться слишком низкой, и мы изобрели кареты и колёса, создавая конные повозки. Дорог для конных повозок никогда не существовало, но когда люди их изобрели, Великое Дао Небес и Земли изменилось.

Цинь Му был ошеломлён.

Небесный Король Юй продолжил:

— После этого, люди сочли конные повозки слишком медленными и создали корабли, летающие в небесах. У них не было меди и золота, поэтому их пришлось добывать из руды. Некоторые письма нужно было отправить на слишком огромные расстояния, поэтому придумали воздушную почту. Я думаю, что чем больше вещей придумывают люди, тем обширнее становится Великое Дао Небес и Земли.

Юноша не знал, что и сказать. Он смотрел на дерево, у которого был лишь один ствол, из которого протягивались ветки, в свою очередь разделяющиеся ещё на несколько веток. Осматривая такую картину, он улыбнулся.

— В прошлом, когда на север приходила зима, свежие фрукты и овощи становились недоступными, но теперь, с приходом летающих кораблей, овощи и фрукты доставляются с юга всего лишь за несколько дней. Раньше мир был негостеприимным, в нём скитались всяческие демоны. Но теперь мы можем изменять местность с помощью заклятий, превращая бесплодные холмы и быстрые реки в цветущие равнины и спокойные воды. Земли были бесплодны, на них росли лишь некоторые виды растений. Теперь, мы можем превратить их в плодоносную местность, — проговорил Небесный Король.

— Когда-то ветры, дожди и молнии считались погодными явлениями, а теперь они находятся под контролем людей. Владыка, разве мы не изменили Великое Дао Небес и Земли?

Юноша кивнул и улыбнулся:

— Думаю, что изменили.

— Владыка культа, я не слишком умный с рождения…

— Ты умный! — перебил его Цинь Му, улыбаясь. — Небесный Король Юй, ты талантливый человек, не нужно быть столь скромным. Что ты хотел спросить?

— Владыка говорил, что император станет угрозой для Небесного Святого Культа, когда два остальных священных основания будут уничтожены. Я хотел спросить, у Владыки есть способ нас защитить? Может быть Вы станете новым императором?..

Юноша отрицательно покачал головой и ответил:

— Не стану. Пока император преследует схожие с нашими идеалы, мне не нужно контролировать империю. Более того Имперский Наставник теперь Четвёртый Небесный Король. Если с ним ничего не случиться, как император посмеет нас атаковать? Более того, боюсь, что разобраться с Монастырём Великого Громового Удара и сектой Дао не так просто. Не думай слишком много, я пришёл в Империю Вечного Мира только для того, чтобы набраться опыта и совершенствоваться.

Комментарии