Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 258. Император, Мастер Дао, Жулай

— Многие люди не понимают, для чего была реформа, почему они должны были изменить свою жизнь. Говорят, что было хорошо и в прошлом, все жили комфортно, радостно и гармонично, в то время как наши реформы были сделаны для того, чтобы удовлетворить мои амбиции императора? Оскорбляя голубую кровь и секты, они говорили, что это сделано для того, чтобы расширить территорию Вечного Мира? Все стихийные бедствия и техногенные катастрофы на протяжении многих лет были якобы моей виной, и теперь они страдают из-за этой реформы. Но ведь это заблуждение!

В префектуре Бачжоу Император Яньфэн вёл группу гражданских и военных чиновников по улице, глядя на рабочих, сидящих в ларьке с кашей, чтобы накормить людей, стоящих в очереди за едой. Яньфэн подошёл к лицевой части ларька с кашей. Рабочий собирался встать на колени, когда он сдержал его и сказал:

— В такую холодную погоду и с такой промёрзшей землёй не стоит придерживаться всем правилам. Сколько в одной порции?

— Ваше Величество, взрослый получает миску каши, две булочки на пару и половник сушёных овощей.

Император Яньфэн кивнул и отпустил его. Он взял ковш и раздал пищу жертвам катастрофы, а за ним стояли гражданские и военные чиновники Имперского Двора. Затем он продолжил:

— Мы все жили хорошо в прошлом, мы никогда не были простыми людьми! Министр Сельского Хозяйства, скажите им, до реформы Имперского Наставника, сколько людей можно было накормить шестью сотками плодородной земли.

— До реформы шесть соток плодородных земель могли производить урожая на сто шестьдесят килограмм. Но в то время вся земля принадлежала влиятельным семьям, монастырям и даосским храмам, поэтому в руках крестьян не было земли, — незамедлительно ответил Министр Сельского Хозяйства. — Семья фермера состояла из семи-восьми человек, и они заботились о пяти гектарах земли, на которых были зёрна, фрукты, овощи и травы. После года забоя и сбора урожая в течение двух сезонов не было излишков зерна, и они едва могли заполнить свои желудки. Каждый месяц они могли есть от одной до двух порций мяса, и голодать, если столкнутся со стихийными бедствиями или техногенными катастрофами. Тогда многие пожилые люди обдуманно поднимались в горы или прыгали в реки в годы бедствий, чтобы не быть обузой для своих семей. Между тем влиятельные семьи, монастыри и даосские храмы скапливали у себя большое количество зерна и золота.

— Пять гектаров земли, чтобы прокормить семью из семи-восьми человек. После кропотливой посадки зерна на год, куда оно девалось? Скажите им, сколько человек может прокормить шесть соток земли после реформы, — сказал император.

— Ваше Величество приказал Имперскому Наставнику провести реформу и вернуть все земли. Влиятельные семьи, монастыри и даосские храмы больше не могут управлять землёй. Взрослый мужчина может управлять пятью гектарами земли, один гектар из которых будет плодородным. В последние годы наблюдается рост населения, поэтому правила были изменены. Взрослый мужчина теперь может управлять двумя с половиной гектарами земли и половиной гектара плодородной земли. Имперский Наставник также заставил практиков боевых искусств и божественных искусств помочь с сельским хозяйством. Для обеспечения стабильного урожая во время засухи шли дожди, а во время наводнений — сто шестьдесят лет не было голода. В настоящее время шесть соток земли могут производить триста семьдесят килограммов сельскохозяйственных культур. Сто восемьдесят килограммов используются для налога на землю, но фермеры больше не считают его слишком высоким, чтобы иногда есть мясо, — продолжил Министр Сельского Хозяйства.

— Сто шестьдесят килограмм, триста семьдесят килограмм, — Император Яньфэн взял две булочки на пару, положив их в миску голодающего человека, прежде чем, печально вздыхая, дать ему половник сушёных овощей, и продолжил. — Что такое Будда? Это Будда, живой Будда, дышащий Будда, Будда всех простых людей! Это не значит, что, взяв титул Жулая или Мастера Дао и, поговорив о курином супе для души, можно стать Буддой или Мастером Дао! Министр Сельского Хозяйства, позвольте спросить Вас ещё раз, поскольку реформа Имперского Наставника была хорошей, и рационы также увеличились, почему голод всё ещё существует, когда идёт стихийное бедствие?

Министр Сельского Хозяйства выразил беспокойство и колебался:

— Но…

— Скажите это!

— Хорошо. Помимо роста населения, есть ещё такие вещи, как употребление мяса и войны. Кормление скота требует зерна, а также кормление странных зверей в армии, обучение солдат, ведение войн. Всё это требует зерна. Но самой главной причиной по-прежнему остаётся круговорот обрабатываемых земель. Есть некоторые участки земли, которые были выкуплены влиятельными семьями, сектами и храмами, которые затем снова стали землевладельцами. Зерно вновь вернулось в их руки. Причина, по которой секты смогли восстать в прошлый раз, была в том, что у них были деньги и пайки, вот почему они были такими смелыми. Тем не менее, проблема голода не должна была быть настолько серьёзной. Все потому, что после войны казна империи была опустошена, а влиятельные семьи, секты и храмы отказались раздавать пайки. Эффект, вызванный предыдущим восстанием сект, огромен…

— Влиятельные семьи, секты, монастыри и даосские храмы всегда сидели с высоко поднятой головой, ежедневно ели экзотические деликатесы, говорили о ветре, цветах, снеге и луне, болтали о путях, навыках и божественных искусствах, обсуждали бессмертие и долголетие. Есть фермеры, которые их кормят, но кто из них готов протянуть руку помощи этим фермерам? Если фермеры откажутся подчиняться, они сразу же обрушат на них несчастия и бедствия! Эта снежная катастрофа странная? Нет, это не так. Когда секты правили своими странами, такие снежные катастрофы не были редкостью! Тем не менее, это не боги посылали эти бедствия, и это не было раем. Это были секты, посылающие эти бедствия и катастрофы, чтобы заставить простых людей подчиниться и не сметь бунтовать! — смотря на чиновников, говорил император Яньфэн. — Реформа Имперского Наставника заставила секты работать на фермеров, на купцов, это то, что вызвало у них недовольство, и они не хотели этого делать. В то же время Имперский Наставник создал больше реформ и основал начальные школы, колледжи и Имперский Колледж. Он использовал их, чтобы передать способности сект всем людям, позволить им защитить себя, и секты были ещё более недовольны. Они хотели бунтовать, убивать людей! Они даже не задумывались, что все их предки восьми поколений назад были фермеры, без исключений! Смотрите и слушайте внимательно. На этот раз я казнил их, и если вы, ребята, будете вести себя как они, в следующий раз, я также казню и вас! Я хочу себе порядочных чиновников… Чиновники, которых я хочу — это те, кто способен решать вопросы в здравом рассудке! Ученики должны уметь работать на фермеров, ремесленников и торговцев! Есть на самом деле некоторые учёные чиновники, которые думают, что они лучше других. Писарь, позволь мне выразиться бранно — чёрт побери, они только и умеют, что ворчать и смотреть на себя свысока! Я больше всего на свете желаю казнить их!

Гражданские и военные чиновники опустили головы и не смели сказать ни слова. Два писаря посмотрели друг на друга с беспокойством. Старший писарь тихо сказал:

— Ваше Величество, Сын Небес должен следить за словами.

— Я не так уж часто говорю бранью, но действительно разозлившись, почему бы и нет? Писарь, разок мне можно простить такое поведение, — сказал император.

Пока он говорил в очереди за едой стоял высокий монах, который с улыбкой держал золотую чашу для подаяния:

— Это была очень хорошая речь, Ваше Величество. Однако теперь, когда стихийное бедствие пришло, праведный путь состоит в том, чтобы остановить бедствие и спасти простых людей от страданий.

Император Яньфэн взглянул на высокого монаха и дал ему миску каши, две паровые булочки и половник сушёных овощей, прежде чем сказать:

— Не только моя речь была хорошей, то, что я делаю, ещё лучше. Высокий монах, ешьте медленно, не беспокойте людей светского мира.

Тот высокий монах согласился и унёс свою золотую чашу подаяния.

— Жулай! — люди Яньфэна были ошеломлены, когда увидели этого монаха.

После того, как он ушёл, сзади появился старый Даос. Его одежда была изорвана, а волосы слегка растрёпаны. Неся миску, он улыбнулся:

— Ваше Величество, Вы уже поели?

— Ещё нет, — ответил император с мрачной физиономией.

— Ваше Величество, ешьте больше, если Вы сыты, легче двигаться.

Император Яньфэн кивнул, схватив две распаренные булочки и миску каши. Он сказал гражданским и военным чиновникам:

— Идите сюда и поешьте.

Гражданские и военные чиновники смотрели на монаха и даоса, как будто они встретили грозных врагов, но эти два человека только присели на корточки в углу стены. Они пили кашу, ели булочки и сушёные овощи… стойко, с выражением удовольствия на лицах, выдерживая тяжёлое испытание. Чиновники пошли вперёд и взяли по порции, прежде чем присесть у другой стены. Император Яньфэн вскоре сделал то же самое, начав молча есть. Поев, он подошёл к лицевой части колодца, чтобы вымыть миски, и чиновники выстроились позади него. Жулай и Мастер Дао также вышли вперёд, чтобы вымыть свои чаши, сказав:

— Прошло некоторое время с тех пор, как мы ели пищу человеческого мира, вкус уже не такой, как был раньше.

— Я и мои чиновники если это в течение нескольких месяцев, — серьёзно заговорил Яньфэн. — Братья Дао, кушайте больше и не считайте себя лучше других, будто смотрите на всех свысока.

— Смотреть свысока — значит держаться подальше от светского мира, — старый Мастер Дао улыбнулся. — Вы император человеческого мира, поэтому Вы, естественно, правите светским народом. В то время как мы, изучающие Дао и Буддизм, должны быть далеко от светского мира. Если бы мы были испорченными, было бы трудно вырваться на свободу.

— Мастер Дао, Вы можете стать настоящим богом? — улыбаясь, спросил император.

Мастер Дао покачал головой.

— Жулай, Вы можете стать настоящим Буддой? — продолжая улыбаться, поинтересовался Яньфэн.

Жулай покачал головой:

— Божественный мост разрушен, кто может стать истинным богом или Буддой?

— Тогда какую чушь ты несёшь? Оставаясь далеко от светского мира и говоря, что вы очень могущественные… писари, я снова не удержался от профанации, не записывайте. Я знаю. Вы, ребята, можете уходить, Вы здесь не нужны, — говорил Император Яньфэн, выходя из города в сопровождении гражданских и военных чиновников. Он остановился, с улыбкой обернулся и добавил. — Несмотря на то, что всё это может решить согласно правилам Имперского Двора, а не боевого мира, нет необходимости в таком количестве людей. Те, кто из области Божественного Моста, остаются, другие могут уйти.

Большинство гражданских и военных чиновников остановились на своём пути, только семь человек последовали за Императором Яньфэном. Ими были: Великий Маршал Монах Юань Кун, Сыту Сю Лэцин, Сыкун Вэй Пинбо, Генерал Небесных Стратагем Цинь Баоюэ, Король Горы Тай Лин Сюйхуа, Великий Генерал Белого Коня Цюань Дину, и высокопоставленный чиновник Су Юньчжи. Включая императора, было восемь человек. Жулай и Мастер Дао не обращали внимания и продолжали идти.

Император Яньфэн повёл всех вперёд, проходя мимо окраины города. Когда они пришли на поля за городом, он остановился посмотреть на урожай и спросил старого фермера:

— Будет ли урожай?

— Будет! — громким голосом ответил фермер.

Император Яньфэн улыбнулся и повернулся посмотреть на министров позади него:

— Урожай будет!

— Ваше Величество, в этом году может быть урожай, но в следующем году его может и не быть. — заговорил Мастер Дао. — Старый Даос принёс свиток, в котором записана история Великих Руин, его называют Классическими Бедствиями Императора-Основателя. Ваше Величество, можете медленно взглянуть, пока мы идём. Если Ваше Величество после прочтения свитка по-прежнему будет настаивать на реформе, мир больше не будет прежним.

— Мастер Дао милосерден, — добавил Жулай.

— Он не знает о грядущей опасности. Если бы знал, он был бы как мы, — закончив говорить, Мастер Дао передал Классические Бедствия Императора-Основателя в руки императора Яньфэна.

— Ваше Величество, остерегайтесь фокусов! — предупредил его высокопоставленный чиновник Су Юньчжи.

— Всё в порядке, — с улыбкой на лице, промолвил император. Он взял Классические Бедствия Императора-Основателя из рук Мастера Дао и прочитал их в деталях.

Они продолжали неторопливо идти вперёд. Император Яньфэн листал страницу за страницей и читал Классические Бедствия Императора-Основателя. Мастер Дао и Жулай не торопили его, спокойно гуляя неподалёку. Пройдя более ста километров, Император Яньфэн закончил читать Классические Бедствия Императора-Основателя. Он поднял голову, чтобы посмотреть на небо, но ничего не сказал.

— Ваше Величество, Вы следите за благополучием всех живых существ, так что Вы должны знать, что делать, не так ли? — спросил старый Мастер Дао.

Император Яньфэн был в оцепенении некоторое время. Затем он внезапно сказал:

— Когда я был молод, Империя Вечного Мира не имела такой большой территории, и императора не так уважали. В то время все секты и влиятельные семьи по-прежнему грубо обращались с людьми. Однажды я последовал за посланником, который привёл меня в место под названием страна Юаньци, которая сейчас является префектурой Юань. Там происходила грозовая катастрофа… Небо было покрыто тёмными тучами, которые окутывали страну Юаньци. Молнии плясали и били без остановки, убивая домашний скот и обычных людей. Император страны Юаньци привёл своих гражданских и военных чиновников встать на колени и просить прощения от молниевой катастрофы. Простые люди этой страны также стояли на коленях на земле, умоляя небеса о помиловании. Во время той молниевой катастрофы, император был поджарен одной из молний. Только после этого события я узнал, что небеса, по их словам, не были небесными богами, а были сектой Скрытой Молнии. В том году урожай не был хорошим, поэтому секте не хватило переданных товаров, и она послала на них бедствие. То, что вызвало катастрофу, было наследным духовным сокровищем — Девять Небес Покрытые Заманивающими Молниями. Император возложил всю вину на себя, поэтому секта Скрытой Молний убила его током… И уже тогда я задумывался…

Посмотрев на Мастера Дао с Жулаем, он медленно сказал, отчётливо произнося каждое слово:

— Я должен был свергнуть вас всех! И на текущий момент я добился своей цели, но того, что мы с Имперским Наставником сделали, всё ещё недостаточно, поэтому снежная катастрофа ещё здесь. Это было послано богом? Тогда я свергну этого бога!

— Ваше Величество, не собираетесь ли Вы задуматься о благополучии всех живых существ? Хотите превратить Вечный Мир в подобие Великих Руин? Когда Вы с Имперским Наставником провели реформу и уничтожили множество сект, чтобы завоевать такую огромную территорию, я не остановил Вас, не так ли? Однако, если Вы продолжите свою реформу, небеса будут разгневаны, и всё живое будет в опасности! — не удержавшись, сказал Мастер Дао.

— Подумайте трижды, Ваше Величество, — добавил Жулай.

— У вас есть свои убеждения, а у меня свои, — гордо проговорил император.

— Старый друг Дао, давай просто сменим императора, — сказал Жулай, смотря на Мастера Дао.

Мастер Дао взял свой меч Дао и кивнул:

— Ну что ж, я сказал всё, что мог. Что мне делать, если Ваше Величество упрямится? Мы просто должны сменить императора.

Император Яньфэн оглянулся и увидел старых Даосов, старых монахов, Бедного Учителя и многих других, подступающих со всех сторон, чтобы окружить их со всех сторон. Выражение лица Генерала Небесных Стратагем и остальных резко изменилось.

Император Яньфэн был ошеломлён, а затем рассмеялся:

— Жулай, Мастер Дао, я думал, что вы будете следовать правилам боевого мира. Никогда бы не подумал, что вы будете следовать правилам Имперского Двора.

— У нас нет выбора, поэтому мы просим прощения у Вашего Величества. Мастер Дао, друзья Дао, давайте отправим Его Величество в свой последний путь, — покачав головой, сказал Жулай.

Комментарии