Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 196. Одиночество от непобедимости

В храме повисла тишина.

— Имперский Наставник действует напористо. Он привёл с собой четырёх из восьми Опор Государства, гениального полководца, которого нарекли Великим Генералом Таящей Трансформации, герцога Вэя и даже нескольких высокопоставленных чиновников первого ранга. Если мы сойдёмся с ними в лобовую, то определённо потерпим поражение.

— Простите мне мою прямолинейность. Хотя я знаю, что секты определённо одержат верх в этом противостоянии, но Империя Вечного Мира более подкована в широкомасштабных сражениях на поле брани. Если всё так, тогда зачем нам сражаться с силой империи нашей слабостью, почему бы нам не использовать нашу силу против её слабости? — спросил чиновник Ма Ляньшань, на что все дружно закивали.

Мастер Дворца Воцарившейся Страсти вдруг сказала:

— Всё это напоминает мне битву двухсотлетней давности. В те времена у школы боевых техник было много сильных практиков с разнообразным совершенствованием. Она даже могла тягаться со школами техник управления мечом и заклятий. Только подумайте, её приверженцы сражались до смерти с последователями сразу двух других… Вот что значит истинная властность и дерзость! Тем не менее, взгляните на текущее положение дел школы боевых техник. Куда они все подевались?

Все присутствующие вновь замолчали. По большей части мастера школы боевых техник погибли на “дебатах” с Имперским Наставником Вечного Мира…

Школа была практически полностью раздавлена, а те, кто практиковал боевые техники, в основном совмещали их с другими направлениями. Редко когда встречались люди, совершенствующиеся только в ближнем бою. Во время тех “дебатов” школа боевых техник была практически уничтожена одним лишь Имперским Наставником.

— Но что изменилось сейчас? — Мастер Дворца Воцарившейся Страсти монотонно продолжала. — В те времена школа боевых техник считала себя лучшей во всём в мире, будучи уверенной, что на дебатах разобьёт школу техник управления мечом в пух и прах. Поэтому многие сильнейшие практики боевых техник отправились в столицу, дабы бросить вызов наглецу. Все мы знаем, что произошло потом, верно? — она окинула всех взглядом. — Если мы согласимся следовать правилам военного мира в противостоянии с ним, разве мы не окажемся в примерно той же ситуации?

— Что на уме у Мастера Дворца Цю? — выдержав паузу, спросил мужчина в маске.

Мастер Дворца Воцарившейся Страсти подняла руку и ответила:

— Имперский Наставник думает, что мы согласимся на бой с ним в соответствии с правилами боевого мира, но мы поступим иначе. Когда он придёт, мы дадим ему занять территорию, после чего все вместе набросимся и убьём, положив всему этому фарсу конец! — с такими словами она рассекла ладонью воздух и холодно продолжила. — Раньше Империя Вечного Мира была лишь крошечной страной. А сейчас? Основная заслуга такого головокружительного успеха кроется в Имперском Наставнике. Он легенда, почитаемая горожанами и военными чиновниками имперского двора. Ему достаточно лишь слова, чтобы Император Яньфэн отказался от трона в его пользу! Если же он упрётся, то будет убит, собственно, как и вся его семья! Если Имперский Наставник погибнет, с Империей Вечного Мира не будет так уж сложно совладать, поэтому мы должны прибегнуть к недобросовестным методам. Мы не можем следовать правилам чести.

— Ммм… Мастер Дворца Цю права, — согласились все в храме Логуан. Конечно, было несколько тех, кому претила мысль пойти против устоявшихся правил боевого мира, но они мудро держали это мнение при себе.

Надо сказать, что текущее планируемое нападение на Имперского Наставника и прошлое совершённое — полностью отличаются друг от друга в плане морали. В случае нападения трёх старцев он был окружён армией из десятков тысяч человек, в число которых входили многие сильнейшие практики. Поэтому тогда правило военного мира нарушено не было, но сейчас ситуация совершенно другая, сейчас они пойдут против традиций и морали, нарушив собственное слово.

«Поступив так, мы нарушим устоявшиеся традиции, что приведёт к катастрофе, которая войдёт в историю, — Духовный Мастер Дао Цюань мысленно корил за такое решение. — Они привнесли в боевой мир непокорный метод ведения боя имперского двора. Боюсь, мы не сможем вернуться к прошлому положению вещей в мире».

****

Город Рассвета. Следуя заранее продуманному шаблону действий, Цинь Му опять “ухаживал” за травмами Имперского Наставника. Добравшись до города Горы, юноша вновь “подлечил” мужчину.

Между тем армия, продвигаясь единым целым, добралась до Дасяна. Сметая всё перед собой, она вторглась в ближайший город и захватила его. На юге находилось много водоёмов, но не было огромных рек сродни Вздымающейся, поэтому было крайне трудно защищаться от армии Империи Вечного Мира.

Цинь Му сильно помог Имперскому Наставнику, когда призвал Короля Дьяволов Дутяня, чтобы уничтожить город Небесной Волны, который был стратегически важным местом, окружённым огромным рвом с водой и самой рекой. Однако парень не мог взять на себя ответственность за данный поступок…

На пятый день Цинь Му и остальные добрались до города Превосходства, который, само собой разумеется, уже был захвачен. Войдя внутрь, они увидели измазанного нищего голодранца, который одной рукой опирался на трость, а в другой держал потресканную миску для монет. Когда он подошёл к ним, монах Юнь Цюэ пошарил по карманам в поисках какой-либо мелочи. Понимая, что он там ничего не найдёт, Ху Лин’эр достала монету Великого Изобилия и передала ему. Лысый поблагодарил, бросив монету в миску старика.

Старый нищий потряс чашу, отчего монета зазвенела, и произнёс:

— Вы все добрые люди, у вас будет много детей и великое процветающее будущее. Имперский Наставник, могу я попросить тебя отправиться в город Дасян. Второй сбор героев всего мира произойдёт там, поэтому мы будем ждать твоего прихода!

Имперский Наставник бросил на него взгляд и равнодушно сказал:

— Не могли подождать нескольких дней? Если бы подождали, моя армия добралась бы до Дали, сбросив трупы так называемых “героев всего мира” в южное море на корм рыбам. Избавить нас от проблем с похоронами разве не лучше?

Нищий громко рассмеялся, и от его тела послышалось семь поочерёдных звуков, характерных для открытия ворот. Старик разразился могучей аурой, подкрепляемой невероятно плотным совершенствованием. Его дух был подобен богу, презрительно взирающему на всех живых существ. Теперь стало очевидно, что это был не дух, из последних сил цепляющийся за жизнь благодаря милостыни мирян, а безраздельно властвующий бог, которому приносили подношения все под небесами!

— Имперский Наставник, как обычно, дерзок. Город Дасян, я буду ждать твоего прихода!

— Постой, — старика, который уже было собрался рвануть прочь, остановил оклик. Нищий присел на корточки и с озадаченным выражением лица повернулся к Цинь Му, который “с лицом-кирпичом” мягко сказал. — Лин’эр, забери деньги, они гораздо богаче нас.

Ху Лин’эр немедленно подошла и выхватила из потресканный чаши монету.

— Вам хватает стыда отбирать у нищего милостыню? Вы импотенты! Импотенты! — впав в бешенство, начал ругаться старик.

— Вонючий нищий говорит о нас что-то плохое? — повернув мордочку, спросила Ху Лин’эр. — Молодой мастер, что такое импотент?

— Импотент означает, что человек не может заделать ребёнка, — объяснил Цинь Му.

— Он действительно говорит о нас что-то плохое! — впав в ярость, Ху Лин’эр харкнула в лицо старика, который, судя по всему, даже не собирался уворачиваться.

— Маленькая лиса, считай, что ты труп, раз спровоцировала меня! — с ухмылкой проговорив, нищий мгновенно прорвался сквозь воздух.

— Как ты смеешь говорит о нас что-то плохое после того, как кинул нас на деньги, ты, импотент! — опять плюнула Ху Лин’эр.

Имперский Наставник сказал:

— Будь осторожнее, перед тобой Ци Даю, Мастер секты Нищего, последователи которой крайне мелочны и злопамятны. Если никто не даёт милостыни, они начинают дебоширить перед лавками и магазинами или используют злые искусства, чтобы навредить людям. Подпортив всем день или даже загубив прибыльный бизнес через разрушение магазина, они будут наговаривать на тебя за твоей спиной, могут даже выкрасть дочь или сына, чтобы потом продать. В Небесном Дьявольском Культе есть Чертог Нищего, который постоянно противостоит им. Чертог Нищего просит только еду, что есть меньшее зло, однако, секта Нищего постоянно их ложно обвиняет во всяких грехах.

— Имперский Наставник, до Дасяна рукой подать. Думаю, мы должны вернуться в Имперский Колледж, — моргнув глазами, улыбнулся Цинь Му.

— Нет, ты должен следовать за мной до Дасяна, — монотонно ответил Имперский Наставник.

У юноши начали болезненно пульсировать виски. Он дождался, когда всё улеглось, прежде чем направиться в игорный дом города Превосходства, где нашёл владельца и приказал:

— Передай мою команду. Мастера триста шестидесяти чертогов нашего священного культа должны воспользоваться флагами мгновенного перемещения и…

— Погоди! — прозвучал оклик Сы Юньсян, на который Цинь Му тут же обернулся, увидев идущую к нему девушку. Её прошлую застенчивость как ветром сдуло, когда она холодно продолжила. — Священный Владыка, если Вы так поступите, то подвергнете наш священный культ опасности. Если случится худшее, кто будет в ответе за это?

— Святейшая, я Владыка, — обернувшись, монотонно проговорил Цинь Му.

— Святейшая отдаёт дань уважения Владыке, — сладко улыбнувшись, проговорила Сы Юньсян, после чего её лицо мгновенно охладело, и она продолжила. — Если Владыка позволит нашему священному культу помочь Имперскому Наставнику, то совершенно не важно, одержит тот верх или потерпит поражение, ведь наш культ потеряет всякую репутацию перед всем боевым миром. Все секты нас будут высмеивать и рассматривать, как врагов. Нам больше не будет места в этом мире!

Покачав головой, Цинь Му ответил:

— В глазах других, наш священный культ уже и так дьявольский, тогда про какую репутацию идёт речь? Другие не могут дать тебе место под солнцем, за него нужно бороться. Сейчас нам подвернулась редкая возможность, и, если упустим её, наш культ действительно не будет иметь места в этом мире.

Сы Юньсян возразила:

— А что, если Имперский Наставник попытается наложить руки на наш Небесный Святой Культ, когда разберётся со всеми прочими сектами? Можете ли Вы взять на себя такую большую ответственность?

— Могу, — взглянув на неё, твёрд ответил Цинь Му.

Опять изменив выражение лица, Сы Юньсян слегка улыбнулась:

— Вы Владыка, так что решение за Вами, Сы Юньсян больше не станет возражать. Но если священный Владыка оступится, подвергнув культ опасности, может, Вы станете вторым Владыкой, убитым Святейшей.

Цинь Му нахмурился. Быть Владыкой Небесного Дьявольского Культа и правда опасно, тебя могли в любой момент убить из-за плохого исполнения обязанностей. Сы Юньсян застенчиво продолжила:

— Предыдущий Владыка умер от похоти, а текущего изобьёт до смерти Святейшая. Ох… репутация у обоих оставляет желать лучшего.

Покачав головой, Цинь Му махнул рукой:

— Святейшая, ты свободна. Передай мою команду. Мастера триста шестидесяти чертогов нашего священного культа должны воспользоваться флагами мгновенного перемещения! Также должны прибыть два Хранителя!

— Как прикажет Владыка! — уважительно поклонился владелец игорного дома.

Выйдя из игорного дома, Цинь Му увидел поджидающую Сы Юньсян. Увидев его, она подошла и хихикнула:

— Изобьёт до смерти…

Уставившись на неё, Цинь Му пошёл вперёд:

— Ты идёшь или нет?

Догнав его, Сы Юньсян закатила глаза:

— Разве перво-наперво Владыка не хочет разместить Великие Небесные Дьявольские Рукописи в священных землях культа на случай непредвиденной смерти?

Цинь Му остановился и, обернувшись, серьёзно проговорил:

— Сестра, ты мне не противник. Если я принял неправильное решение, из-за которого ты придёшь по мою жизнь, тебя будет ждать лишь смерть от моих рук. Ты… — он использовал жизненную Ци, чтобы нарисовать в небе линию. — Вот ты, — затем он нарисовал ещё одну линию, гораздо длиннее. — Вот я! Независимо от того, насколько велика широта твоего ума, твоя линия всего будет короче моей!

Футляр меча за спиной Сы Юньсян завибрировал, издавая звенящие звуки, и она улыбнулась:

— Если не попробую, то как знать наверняка?

Заложив обе руки за спину, Цинь Му неторопливо зашагал вперёд:

— В попытке нет никого смысла. В одной со мной области мне нет равных. Не расстраивайся, не только ты мне не противник, но даже Имперский Наставник, — вдруг он остановился и, грустно взглянув на небо с лицом полным одиночества, прошептал. — У меня Тело Тирана… — затем он потупился и, пустив скупую мужскую слезу, которую мог заметить только кто-то, находящийся совсем рядом, словно находясь под гнётом всего мира, тяжело вздохнул. — Единственное в своём роде…

Сы Юньсян оцепенела. Она хотела сделать шаг, но не могла, ощущая трепет в душе, ведь такого не ожидала увидеть и услышать. Аура одиночества и непобедимости буквально витала в воздухе…

«Тело Тирана? Что за телосложение такое? Неужели даже сильнее Четырёх Великих Духовных Тел? — девушка могла лишь гадать. — Патриарх выбрал его на роль Владыки, а не меня, именно из-за Тела Тирана?»

Комментарии