Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 184. Перемещающие Призраков, Отправляющие Богов

Чёрный туман становился всё плотнее и плотнее. На дворе был день, однако казалось, что наступила ночь. Но Цинь Му и остальным всё-таки удавалось определить в каком направлении двигаться, ведь, подняв голову к небу, они могли видеть солнце, но его свет не разил в глаза. Оно напоминало прозрачный круг, намного тусклее, чем луна ясной ночью. Оглядываясь вокруг, они видели, как зелёные горы превращаются в чёрные пятна на горизонте. Как вдруг за их спинами раздались шумные голоса, кто-то кричал:

— Несколько человек сбежало! Это были три парня, две девушки и лиса с огромным львом… Не уходите, поднимите мою голову! А ну быстро вернитесь!

Сердце Цинь Му вздрогнуло, и он посмотрел на Чэнь Ваньюня. Поняв его намерение, последний вытащил свой меч из ножен и выкопал в земле длинную яму, чтобы в неё лечь. Он впервые видел такое странное происшествие, когда мёртвые возвращались к жизни, поэтому поначалу был немного растерян, однако, к этому времени юноша успели прийти в себя. Взмахнув рукавами, Цинь Му сдвинул землю по сторонам, закапывая Чэнь Ваньюня с головой. Оставшиеся ученики продолжили продвигаться вперёд, однако, не успев отойти слишком далеко, они услышали жалостные визги за спиной:

— Кто-то спрятался под землёй, чтобы застать нас врасплох!

— Мне отрубили голову, кто-нибудь её видел?

— Заткнись, идиот! Если тебе отрубили голову, чем ты говоришь?

— А, точно. Не странно, что я не мог её найти.

— Кто из старших братьев видел мою ногу? Извините за беспокойство, огромное спасибо.

Цинь Му приказал цилиню остановиться, и Чэнь Ваньюнь вскоре их догнал, сказав:

— Нас больше не должны преследовать. Быстро, идём.

Внезапно из глубины тумана послышались поющие голоса. Эта песня была даже более странной, чем та, что раздавалась над поверхностью реки. Приказав отряду остановиться, Цинь Му подкрался поближе и смог разглядеть несколько поющих человек.

Посреди тёмного леса кучка “трупов” пела и использовала заклятия, исполняя Проводника Души. Их тела были разорваны в клочья, отчего вид у компании был странноватый.

— Мёртвые используют заклятия?

Цинь Му был слегка удивлён. Он внезапно вспомнил о божественном искусстве секты Девяти Призраков, думая, что оно по сути пыталось снести грань между жизнью и смертью.

Если бы такое божественное искусство было исследовано до его пределов, смогло бы оно полностью разрушить эту грань и позволить мастеру достичь бессмертия?

Божественные искусства секты Девяти Призраков всё ещё были далеки от того, чтобы сделать бессмертие возможным. На данном этапе они всего лишь возвращали души мёртвых обратно в тело, временно воскрешая труп.

Техника Проводник Души должна непрерывно исполняться, ведь как только практик отвлекался, душу, скорее всего, затягивало обратно в загробный мир.

«Неудивительно, что те трупы тоже используют Проводника Души, — подумал про себя Цинь Му. — Они обречены исполнять технику, чтобы оставаться в “живых”. Но совершенствование тех бедолаг довольно высокое, поэтому их всё равно лучше избегать».

Оставив мёртвых в покое, он вернулся к отряду:

— Нам нужно изменить направление.

Продвинувшись на небольшое расстояние, они снова наткнулись на оживших последователей секты Девяти Призраков, исполняющих свои заклятия. Кроме них, здесь также было несколько членов Культа Бессмертного Трупа, заклятиями приказывающих мертвецам окружить солдат, пытающихся сбежать из города. Зомби летали по воздуху, наступая на жёлтые бумажные талисманы.

Им пришлось снова свернуть. Цинь Му нахмурился:

— Направляемся к горе Оленя. Трупы секты Девяти Призраков, похороненные там, ожили и давно переместились в город уезда, поэтому там, скорее всего, никого не осталось.

Ученики невероятно нервничали, так как попали в окружение людей из секты Девяти Призраков и Культа Бессмертного Трупа. Убитые Юйюань Чуюй последователи последнего, также были похоронены неподалёку, поэтому у Девяти Призраков была прекрасная возможность их воскресить.

Было очевидно, что секта Девяти Призраков долго готовилась к налёту, поэтому и смогла застать Юйюань Чуюй врасплох. Если ситуация не будет решена оперативно, над префектурой Личжоу нависнет серьёзная угроза.

Цинь Му подумал: «За всем этим стоит довольно хладнокровный человек. Для победы он даже не брезговал пожертвовать жизнями стольких членов секты Девяти Призраков».

Вскоре отряд добрался до Горы Оленя, на которой действительно не оказалось ни одного врага. Чёрный туман в этом месте уже начинал понемногу рассеиваться. Чэнь Ваньюнь, Юнь Цюэ и остальные постепенно успокаивались. Перебравшись через гору и покинув земли, поглощённые чёрным туманом, они временно оказались в безопасности.

Внезапно из-за горы послышалось мелодичное пение. Сердца отряда снова бросились в пляс, вопросительно посмотрев на нахмурившегося Цинь Му

— С этим пением что-то не так. Это не Проводник Души, а что-то другое, — проговорил парень.

Юэ Цинхун и остальные ученики не смогли услышать никакой разницы. Они никогда раньше не слышали о Проводнике Души, в то время как Цинь Му детально изучал её, поэтому услышал другие нотки в пении.

— Оставайтесь здесь, я пойду разведать обстановку, — отдав указания, Цинь Му молча отправился в сторону источника звука.

Подбираясь всё ближе и ближе, шаги юноши становились только тише. На поляне впереди он увидел алтарь для жертвоприношений, вокруг которого исполняли заклятия более десяти даосов, среди которых были как мужчины, так и женщины. Сам алтарь был построен из костей скелетов. Его длина и ширина были одинаковыми, равняясь тринадцати метрам. Плоская поверхность на нём была выложена из черепов, и на каждом из четырёх углов висел белый флаг: на севере, юге, востоке и западе. Руны на ткани были нарисованы ртутью, смешанной с кровью. В центре строения возвышалась скульптура восьмирукого дьявольского бога. Он сидел на корточках одной ногой, вокруг которой была обмотана вторая. Ладони его восьми рук были сложены вместе, а на каждой из четырёх голов было по три глаза.

Каждый даос использовал своё сокровище-талисман, поднимая его высоко в воздух. У артефактов было огромное количество граней, на каждой из которых была нарисована руна. Под воздействием даосских пений руны на талисманах непрерывно мерцали. Их свет попадал в определённое место на теле статуи, зажигая на ней соответственную руну. Талисманы не прекращали вращаться, постепенно зажигая руны одну за другой. К этому времени половина из них уже ярко сияла.

«Перемещающие Призраков, Отправляющие Богов Приказные Руны, — сердце Цинь Му слегка вздрогнуло, — заклятие секты Великой Горы! Эти люди — последователи давно исчезнувшей секты Великой Горы!»

Даосские мужчины и женщины поголовно были практиками божественных искусств и, судя по всему, они исполняли технику уже довольно давно. Очевидно, что после уничтожения секты Великой Горы, выжившие её члены сговорились с сектой Девяти Призраков и Культом Бессмертного Трупа, подготовив ответный удар!

Подсчитав приблизительное время, когда началась атака секты Девяти Призраков, Цинь Му обнаружил, что оно совпадало с моментом, когда в префектуру Личжоу и страну Оленя должны были прилететь ученики Имперского Колледжа. Это значило, что кто-то тщательно следил за их передвижениями и даже знал точное время их прибытия.

Ученики Имперского Колледжа, пришедшие для получения опыта, были избранной элитой своих областей. В будущем они, скорее всего, стали бы правящей верхушкой Империи Вечного Мира, заменяя старых чиновников, происходящих из разных сект.

Большинство нынешних чиновников принадлежали к старому поколению, в то время как ученики Имперского Колледжа были представителями нового. Если всех прибывших учеников убьют, Имперский Наставник потеряет одно из оснований, на котором базируется сила нового поколения.

«В этот раз решение отправить учащихся на обучение принял сам император. Кроме него, об их отправлении должен знать лишь Гу Линуань и чиновники первого высшего ранга».

Веки Цинь Му сжались. Стал неоспоримым тот факт, что среди чиновников первого ранга были предатели. Он всем сердцем хотел продолжить наблюдать за последователями секты Великой Горы и дождаться, пока они вызовут дьявольского бога, однако, если это случится, смерть отряда учеников станет неотвратимой.

Тихонько прокравшись обратно, он описал увиденное Чэнь Ваньюню и остальным:

— Тринадцать мастеров божественных искусств, и способности у них неплохи. Если они призовут дьявольского бога, мы будем не в силах сбежать. Мы должны убить их и уничтожить алтарь, пока они не завершили свой ритуал! У кого хватит смелости пойти со мной?

— Убить мастеров божественных искусств?

Юнь Цюэ и Юэ Цинхун удивились:

— Тринадцать одновременно?

Взглянув на них, Цинь Му спросил:

— Не осмелитесь пойти?

Юнь Цюэ пробормотал:

— Мне немного страшно. Они ведь практики божественных искусств, более того, у них численное преимущество.

Цинь Му серьёзно ответил:

— Если мы их не убьём, позволив выпустить дьявольского бога, целая префектура Личжоу будет уничтожена, и мы умрём вместе с ней!

Чэнь Ваньюнь что-то пробормотал себе под нос и неразборчиво сказал:

— Секта Великой Горы специализируется на заклятиях?

Поправив футляр с мечами на спине, Сы Юньсян ответила:

— Кажется, кто-то из моих стариков упоминал, что секта Великой Горы отлично владеет заклятиями для контроля душ. Их навыки меча и боевые техники не слишком хорошо развиты. Когда Имперский Наставник напал на эту секту, он привёл с собой мастеров божественных искусств меча, что обусловило его победу. После этого последователи Великой Горы разбежались по всему миру и уж точно не смогут улучшить свои навыки меча или боевые техники.

Цинь Му добавил:

— Имперский Наставник использовал навыки меча, а мы будем использовать боевые техники. Наши мечи не сравнятся с их заклятиями. Но в ближнем бою они будут зарезаны ещё до того, как успеют исполнить свои техники! Ваньюнь, Цюэ, Цинхун, я видел ваши боевые техники, они совсем не слабы. Вам хватит смелости для атаки?

— Если тебе хватит, то и мне тоже! — торжественно ответил Чэнь Ваньюнь.

Цинь Му повернул голову в сторону Сы Юньсян, и девушка опустила глаза, проговорив:

— Юньсян готова повиноваться имперскому академику.

Затем он взглянул на Юэ Цинхун, глаза которой сверкали от волнения:

— Я никогда раньше не сталкивалась с такой плачевной ситуацией, как я могу отказаться? Волчий раб, готовься, ты тоже идёшь!

Наконец, пришла очередь монаха Юнь Цюэ. На мгновение засомневавшись, тот ответил:

— Если не я войду в ад, то кто? Я в деле.

— Отлично. Я нападу первым, чтобы прочистить путь до алтаря жертвоприношений. Вы ворвётесь следом и втянете их в ближний бой. Нам нужно справиться как можно быстрее, нельзя затягивать! Алтарь имеет всего лишь тринадцать метров в длину и ширину, в таком тесном месте надо хорошенько обдумывать, какое движение использовать и несколько раз повторить его у себя в голове!

Юэ Цинхун была настолько взволнована, что её руки дрожали. Девушка улыбнулась:

— Следовать за тобой не так уж и плохо. Это лишь первая битва, а она уже настолько интересная. Не могу больше ждать!

Цинь Му наклонился и двинулся вперёд. Чэнь Ваньюнь и остальные ученики последовали за ним, добравшись до горной равнины. Они увидели, что уже почти все руны на теле дьявольского бога загорелись. Тринадцать даосов продолжали использовать свои талисманы, без остановки ходя вокруг статуи. Мелодичное пение продолжалось, напоминая древний ритуальный язык.

Подавляя в себе острое желание немедленно броситься на врага и сломать алтарь, Цинь Му спокойно продолжил давать указания:

— Осмотрите местность, нападём, когда закончите. Лин’эр, зайдите с цилинем с другой стороны и наделайте шуму, чтобы отвлечь их внимание.

Лиса немедленно потащила с собой полу-дракона, обходя алтарь с правой стороны. Через некоторое время Юэ Цинхун сообщила:

— Мы готовы!

Цинь Му махнул рукой и Ху Лин’эр выскочила из-под куста, а следом за ней послышался рёв разъярённого дракона, когда выпрыгнул огромный цилинь, пытающийся её поймать.

Группа даосов вокруг алтаря подпрыгнула от внезапного шума, однако, увидев лису и цилиня, один из них улыбнулся:

— Это просто лев охотится на лису…

Прежде чем он успел договорить, перед лицом мужчины сверкнул свет ножа. Цинь Му уже добрался до алтаря с оружием в каждой руке. После его единого взмаха по земле покатилась человеческая голова.

Боевая техника — Нет Худа Без Добра!

Комментарии