Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 84. Странности во тьме

Стоя перед городскими воротами лицом к лицу с безбрежной тьмой, Цинь Му одолевало беспокойство. Визуально осязаемая чернота, которая при касании может убить любого, находилась прямо перед ним. Мягко пульсируя, как живое существо, тьма отталкивалась светом, что исходил от драконьих колонн и храмов на городской площади.

Юноша полный амбиций собирался ступить во тьму.

Бабушка Сы, старый Ма, одноногий и остальные, стоя прямо за Цинь Му, были озабочены больше него самого. Когда городские ворота заскрипели, их сердца словно кто-то сдавил гигантскими тисками.

Семь глухих толчков прозвучали из тела старейшины деревни. Могло показаться, что внутри него отворились семь драгоценных ворот, породивших крайне свирепую ауру. Подобно неземному божеству паря ко тьме, старик произнёс:

— Му’эр, пошли.

Цинь Му немедленно последовал за старейшиной. Пробудив свои Девять Глаз Небес Бога и взглянув на парящий впереди силуэт, парень испытал шок, ведь он увидел вместо хорошо знакомого ему старика, недосягаемого бога!

Прямо сейчас в его глазах старейшина выглядел богом с могучими конечностями, походя на богов, которых он раньше разглядывал в храмах. Единственное различие заключалось в том, что старейшина был живым богом, а боги храмов были лишь каменными изваяниями.

— Я знал, что не стоит недооценивать старика, — слепой прислонился к трости и вздохнул. — Он всё ещё намного сильнее нас!

Немой энергично закивал головой в полном согласии:

— Ах, ум, ум, угум!

— Немой прав, — уверенно заговорил глухой. — Только мы не знаем, как долго старик сможет продержаться. Если выдохнется, то они оба помрут.

Бабушка Сы тут же дважды сплюнула через плечо:

— Чур! Чур! Чтобы не сглазить! Удачи!

Находясь во тьме, нефритовый кулон на груди Цинь Му загорелся ярче, в то время как он сам старался не отставать от парящего впереди старейшины. Повернув голову назад, парень увидел посреди тьмы город, похожий на обитель ста богов. На городских стенах изображались огромные драконы, а внутри возвышались громадные боги, охраняющие этот участок земли от вторжения тьмы.

— Дедушка старейшина, — кое о чём вспомнив, Цинь Му проговорил. — Мой духовный эмбрион опять уснул.

Фигура старейшины деревни впереди споткнулась, а сияющее пламя вокруг тела почти погасло. Тем не менее, он тут же взял себя в руки и затем спросил:

— Му’эр, ты же никому больше этого не рассказывал?

В момент слабости разума, старейшина услышал доносящийся из тьмы голос дьявола. Казалось, дьяволы во тьме неуловимо перешёптывались друг с другом, пытаясь воспользоваться возможность, когда свет пламени померкнет, чтобы прорваться внутрь.

Цинь Му осторожно осмотрелся вокруг и покачал головой:

— У меня не было времени рассказать бабуле и остальным. Дедушка старейшина, разве ты не говорил, что каждое пробуждение равняется одному эликсиру техники Трёх Эликсиров Тела Тирана? Мой эмбрион пробуждался три раза, а значит мои три эликсира уже тоже пробуждены. Теперь, когда мой духовный эмбрион вновь уснул, получается у меня случится четвёртое пробуждение. Судя по всему, что-то пошло не так, когда я совершенствовался…

Старейшина деревни с облегчением выдохнул и улыбнулся:

— Всё хорошо. Три в технике “Трёх Эликсиров Тела Тирана” не подразумевают в себе непосредственно один, два, три или даже четыре. Путь порождает один, один порождает два, два порождает три, а три порождает всё остальное. Три в Тела Тирана — это “три порождает всё остальное”, поэтому существует возможность многократного пробуждения.

Цинь Му словно прозрел и с восхищением воскликнул:

— Старейшина действительно мудр!

Бусины пота скатывались со лба старика, когда он воскликнул про себя: «Я действительно сообразительный! После подобного объяснения, уже не важно сколько раз проснётся духовный эмбрион Цинь Му в будущем, теперь это будет легко объяснить. Подростка легко надурить, но тех пронырливых стариков… К счастью, они ещё не в курсе…»

Однако, Цинь Му не думал, что у него случится пятое пробуждение, ведь весь свет золотого моря уже поглотился его человекоподобным духовным эмбрионом.

Тьма казалась невероятно вязкой и густой. По мере продвижения вглубь, она становилась лишь плотнее. Подобное зрелище отличалось от того, что видел раньше юноша. Тогда он протянул руку, и тьма исчезла, явив его взору Царство Тьмы, вместе с находящейся внутри женщиной, тянущей к нему в ответ свою руку…

Тем не менее, сейчас тьма становилась только насыщенней и темнее. Помимо мест, освещаемых огнями старейшины деревни, парень не мог ничего разглядеть.

Внезапно на границе света и тьмы с одной стороны всё заколыхалось, словно в то место врезался громадный монстр. Цинь Му сразу же сосредоточил свой взгляд на бурлящей зоне и его волосы встали дыбом. Он разглядел огромную тень, пытающуюся разорвать свет старейшины!

Свиишь…

Среди волос головы старика мелькнул свет меча, рванув во тьму. Тень исказилась и замерцала, будто призрак, пытающийся отступить во тьму и исчезнуть.

Свет меча отлетел назад, в то время как выражение лица старейшины стало серьёзным…

Капля крови плавно скользила по мечу, остановившись на его кончике. Цинь Му протянул руку, чтобы подхватить почти упавшую каплю, но старейшина тревожно окликнул его:

— Не трогай её!

Дзинь.

Капля крови приземлилась на землю и раздался звук, как от столкновения металла о камень. Затем вся растительность вокруг начала увядать и ссыхаться.

Они покинула район, пострадавший от воздействия капли крови дьявола, только пройдя триста метров. Увидев подобное, Цинь Му не смог сдержать в своём сердце чувство потрясения.

— Только что напавший на нас монстр тьмы был чрезвычайно силён, не слабее меня, — проговорил оглядывающийся по сторонам с крайне серьёзным выражением лица старейшина. Он едва успевал разглядывать снующие вокруг него тени, казалось, что повсюду скрывалось множество монстров. Держась настороже, старик продолжил. — Это была капля крови бога дьявола. Если бы ты коснулся её, статуя бога, начертанная на тебе, испортилась бы и больше не смогла тебе помочь. Ты плыл вниз по течению реки, поэтому мы будем продвигаться вверх по течению.

Вскоре они добрались до одного из берегов Вздымающейся Реки. Старейшина деревни, паря в воздухе над водной гладью, продвигался вперёд, в то время как Цинь Му следовал за ним, ступая непосредственно по воде…

Оглядываясь вокруг, юноша всё ещё мог видеть постоянно переплетающиеся тени и слышать доносящиеся, казалось бы, со всех сторон шёпоты. Могло даже показаться, что дьяволы во тьме обсуждали, как будут есть их, от чего кровь стыла в жилах.

Однако, со старейшиной под боком, парень чувствовал себя в намного большей безопасности.

Старейшина произнёс:

— Мы пойдём к самому истоку Вздымающейся Реки. Нам нужно будет преодолеть около трёх тысяч километров, но твоя скорость слишком медленная, поэтому я понесу тебя.

Цинь Му внезапно почувствовал, как его тело засияло и стало столь же лёгким, как гусиное перо. Свет от огней вокруг старейшины внезапно ослепительно вспыхнул и его тело, купающееся в божественном свете, начало становиться всё более и более впечатляющим. Подобно исполину, способному поддерживать небеса и землю, он размашисто зашагал вверх по течению реки.

Цинь Му оцепенел от шока. Подобная скорость могла сравниться разве что со скоростью молнии. Всего за миг его оцепенения они пересекли “тысячи гор и рек”!

Если смотреть на старика невооружённым глазом, он выглядел совершенно обычным немощным калекой без рук и ног. Однако, если взглянуть на него используя Девять Глаз Небес Бога, то все конечности можно было отчётливо рассмотреть, они даже выглядели невероятно крепкими и мускулистыми, а сам старик казался величественным богом. Две отличающиеся друг от друга формы существовали в одно и тоже время.

«У старейшины деревни всё же есть конечности или нет?», — мысли парня спутались.

Пролетев множество километров и гор, река начала сужаться, что говорило о приближении к её истоку.

Во время своего путешествия, Цинь Му успел мельком увидеть многочисленное завораживающие виды. Например, гигантов, возвышающихся вдоль прибрежной зоны и излучающих божественный свет, подобно факелам!

Ими оказались каменные статуи по обеим сторонам реки. Утром они выглядели, как обычные статуи, ночью как светящиеся, но с глазами бога, юноша словно попадал в иной мир!

Кроме деревень со статуями, с обоих берегов реки также встречались древние руины. Божественный свет превращал ночь в день, благодаря чему он мог разглядеть живых гигантов, движущихся в руинах!

— Там живут боги и дьяволы? — оцепенел Цинь Му.

Помимо движущихся в руинах гигантов, он увидел ещё кое-что более странное. Во тьме обитали бегемоты, которые появлялись только в легендах, охотясь за едой!

Божественные звери, такие же большие, как настоящие горы, сражались с монстрами, разрушали горы и раздирали землю. Вокруг тел зверей колыхался божественный свет, делая их похожими на пылающие огни во тьме!

Сегодня Великие Руины предстали перед его глазами в совершенно новом свете, походя на настоящий сказочный мир.

Когда бабушка Сы подобрала Цинь Му из воды, старики сделали вывод, что младенец и женщина в воде плыли вниз по течению. Теперь, добравшись до истока Вздымающейся Реки, если они так и не смогут найти деревню Беззаботную, то спокойно вернутся обратно.

Великие Руины являлись слишком обширными и опасными. Всего за одну ночь они физически не могли обыскать их всех.

Старейшина деревни вдруг резко остановился. Цинь Му сразу же поймал равновесие и собирался что-то сказать, но его волосы встали дыбом в неконтролируемо порыве. Он тут же сомкнул рот и даже перестал дышать.

Перед ними необъятная армия шагала вглубь Великих Руин. Её солдаты выглядели высокими и величественными, подобно ярко сияющим богам и дьяволам. Однако, их лица имели мертвецки бледный окрас, глаза не выражали никакой жизни, а из ртов торчали бивни. Несмотря на чрезвычайно ужасающую ауру, что исходила от них, эти боги и дьяволы явно были мертвы!

У некоторых из них отсутствовали руки, а у некоторых ноги, у одних имелась лишь половина головы, а у других в груди зияла огромная дыра. Оружия в их руках тоже были сильно повреждены.

Теперь великая армия, состоящая из трупов богов и дьяволов, спешила через лес, чтобы пересечь реку. В составе армии можно было также разглядеть древние бронзовые боевые колесницы, на чьих корпусах виднелось множество сколов и трещин, а развевающиеся на ветру флаги были полны дыр.

Вдалеке плыли бронзовые военные корабли. Они тоже выглядели крайне изношенными и потрёпанными временем. В борту виднелось множество отверстий, а на палубе переломанные мачты…

Цинь Му не смел дышать, даже древний как мир старик затаил дыхание, спокойно глядя на странную армию.

Когда армия трупов пересекла реку, юноша сделал жадный глоток воздуха, в то время как старейшина кинул на процессию мрачно мерцающий взгляд и сказал:

— Подойдём посмотрим поближе.

Они направились непосредственно к армии мертвецов.

Внезапно, со стороны фронта донёсся звук резни, за которым последовали внушающие трепет импульсы энергий. Старейшина привёл Цинь Му на пик горы и от увиденного оба застыли в шоке прямо на своих местах.

Куда не глянь можно было увидеть только неутомимо сражающихся истерзанных трупов богов и дьяволов. Их противниками тоже были трупы, которые обладали всеми видами оружия и испускали чрезвычайно интенсивное свечение, озаряющее всю долину и обращая ночь в день!

— Это древнее поле битвы богов и дьяволов! — старейшина слега изменился в лице и тут же подтянул Цинь Му к себе, серьёзно сказав. — Однажды мне довелось побывать на поле битвы богов и дьяволов. Там я оказался в настолько опасной ситуации, что практически погиб. Днём не было видно ни одного бога и дьявола… Но когда всё заволокло тьмой, трупы ожили и отправились войной на поле брани…

Цинь Му от шока не мог вымолвить даже слова. Насколько же непримиримо нужно ненавидеть друг друга, чтобы боги и дьяволы продолжали сражаться даже после своей смерти?

— Му’эр, будь осторожен. Сейчас мы в глубинах Великих Руин. Не ходи куда попало, — серьёзным командным тоном проговорил старейшина.

Комментарии