Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 18. Ужасный ребёнок

В глазах Цинь Му внезапно потемнело, но сразу после он восстановил контроль над своим разумом и обнаружил, что находится внутри статуи!

«Что произошло?» — подумал он про себя.

Цинь Му открыл свои “глаза” и попытался осмотреться, чтобы понять, что он может сделать в данный момент. Затем он попытался повернуть голову и обнаружил, что она у него была.

Он посмотрел вниз и заметил, что его разум слился со статуей, и что конечности статуи были его конечностями!

Разум человека должен был быть бесформенным, но разум Цинь Му обрёл осязаемую оболочку. Это всё было невероятно странным!

Цинь Му чувствовал, что эта статуя была своего рода духом. Она казалась энергией или душой, но не была ни тем, ни другим. Он не мог объяснить своих ощущений.

— Божественное Сокровище Духовного Эмбриона… Божественное Сокровище Духовного Эмбриона… Может эта статуя и является моим “духовным эмбрионом” и пробудится только если я объединю с ней свой разум? Может в этом и есть предназначение Божественного Сокровища Духовного Эмбриона?

Поняв это, Цинь Му моргнул глазами своего духовного эмбриона.

Из семи великих божественных сокровищ человеческого тела, Божественное Сокровище Духовного Эмбриона было самым первым. В большинстве случаев, оно было запечатанным. Поскольку обычные люди не могли вскрыть его, они, естественно, не были способны пробудить свой духовный эмбрион.

С другой стороны, Божественное Сокровище Духовного Эмбриона людей с Духовными Телами открыто с рождения. В результате им нужно только немного соответствующей духовной крови, чтобы направить свой разум к духовному эмбриону, пробуждая его.

Это означало, что разум человека мог находиться внутри духовного эмбриона.

Возможно, боги не наделяли людей духовными эмбрионами… Возможно, они специально запечатали их.

Размышляя, Цинь Му внезапно почувствовал, как поток его жизненной Ци из-за пределов Божественного Сокровища Духовного Эмбриона вошёл в море света. Его крошечный духовный эмбрион поглощал брызги Ци, которые вызвали у Цинь Му очень успокаивающее чувство входя и выходя из носа.

С каждым вздохом духовного эмбриона, его жизненная Ци становилась намного чище!

Кроме того, Цинь Му понял, что его духовный эмбрион также поглощает золотой свет из моря вокруг. Когда свет попадал внутрь его тела вместе с Ци, они смешивались. Однако Цинь Му не знал, какой это давало эффект.

Он попытался заставить подняться свой духовный эмбрион, но быстро обнаружил, что детское тело совершенно не могло двигаться, не то что стоять.

«Как мне управлять своим “эмбрионом”? Хм… Я должен вернуться в деревню, чтобы спросить у старейшины, бабули Сы и остальных».

Посреди размышлений разум Цинь Му внезапно вернулся в его физическое тело, и он открыл глаза.

Изнутри храма донёсся сильный кашель. Монстр, притворяющийся девушкой, ещё не умер. Он стоял на коленях перед статуей Будды, выкашливая огромные сгустки крови.

Посмотрев на него, Цинь Му вошел в храм.

Увидев того внутри храма, монстр невероятно удивился, и даже попытался встать.

Идя ему на встречу, Цинь Му начал произносить заклинание дьявола:

— Ци Кэ До, Са Мо Е, Бо Жэ Бо Жэ Са Мо Е, Ци Кэ До Бо Жэ Са Мо Е…

— Как ты смеешь продолжать дерзить, злая тварь!

Кожа девушки-монстра начала сползать, когда она услышала, как золотой Будда за ней вновь пришел в движение. Из него исходили золотые лучи и цепи вокруг начали трещать, заставляя монстра снова пресмыкаться на полу!

— Ом ма́ни па́дме хум! — голос Будды прозвенел, из-за чего монстр начал плеваться кровью и припадать к земле.

Затем Цинь Му прекратил произносить слова дьявола, золотой Будда ещё раз произнёс своё заклинание и замолчал. Чудовище у подножия статуи тяжело дышало, и как только оно собиралось встать, Цинь Му снова начал повторять заклинание дьявола. Монстр в ужасе вскрикнул и тут же попытался спрятаться за статуей Будды. Однако он не ожидал, что Цинь Му перестанет говорить, произнеся только два первых слова.

— Ты дьявол!.. — прокричал монстр хриплым голосом, приподнимая голову, чтобы посмотреть в глаза Цинь Му. — Ты дьявол! Ты самый подлый, злой дьявол!

Цинь Му не отреагировал на оскорбления монстра и медленно пошел вперёд к статуе Будды. Немного помолчав, он всё же решил следовать совету слепого, который был опытным скитальцем, и отдал своё уважение.

— С малого возраста у меня слабые почки и хрупкое тело. Мой изначальный Ян уже давно рассеялся…

Когда девочка-монстр услышала сказанное, она закашляла кровью и засмеялась с выпученными в недоумении глазами:

— Малыш, ты говоришь статуе Будды, что у тебя слабые почки и хрупкое тело? Она тебе не поможет!

Цинь Му равнодушно посмотрел на монстра:

— Ци Кэ До, Са Мо…

Статуя Будды вздрогнула и прокричала:

— Злая тварь!

— Прекрати петь! — смертельно перепугавшись вскричал монстр и тут же, сменив тон, начал умолять о пощаде. — Прошу тебя, перестань петь!

Цинь Му перестал повторять слова дьявола, но золотой Будда закончил первую часть своего заклинания, в результате чего чудовище снова побледнело.

Цинь Му обошел храм. Хотя он не смог найти ничего ценного, гора костей за статуей Будды шокировала его. Бесчисленные люди, очевидно, погибли в этом заброшенном храме от рук монстра.

— То, что ты прячешь кости жертв за статуей Будды, делает её соучастником убийств. Она помогает тебе скрыть доказательства и обмануть больше людей, — произнёс Цинь Му и затем покачал головой в неодобрении. — Если я использую силу статуи Будды, чтобы уничтожить тебя, это станет её достижением. Поэтому я так не сделаю. Итак, демон, где все твои сокровища?

— Откуда у меня должны взяться сокровища? — спросило чудовище, дрожа от страха. — Этот лысый монах забрал у меня всё, когда поймал.

— Ци Ке До… — начал Цинь Му.

— Прекрати петь!

Девушка-монстр улыбнулась в попытке угодить Цинь Му.

— Я управляла этим местом в течение нескольких лет, и мне всё-таки удалось награбить немного интересных вещей, пытаясь себя прокормить. Ладно. Я отдам их тебе.

Едва сумев подняться с пола, она из последних сил полезла к потолку. Осторожно нажав на его определённую часть, она убрала нужную панель и открыла тайник.

Предметы, спрятанные в этом тайнике, грохнулись на пол. В основном это было оружие и доспехи. Кроме этого, была одежда, большинство из которой было женским нижним бельем. Однако, учитывая материал, с которого она была пошита, это были вещи, которые могли позволить себе только богатые люди.

— Это всё, что у меня осталось, — монстр улыбнулся.

Цинь Му нахмурился.

— Это всё? У тебя нет ничего вроде духовных пилюль или магических лекарств?

— Если бы я нашла духовные пилюли или магические лекарства, я бы уже давно их съела, — монстр расслабленно растянулся, костяные пластины сколопендры потрескивали внутри её женского тела. — Я пленена здесь так долго, что начала есть всё подряд. Как я могла оставить духовные пилюли или магические лекарства, которые намного вкуснее, чем люди? Не стоит недооценивать это оружие. Всё это — вещи, называемые Духовным Оружием, которое можно найти только в Божественном Сокровище Шести Направлений. Они называются Духовным Оружием, так как создаются жизненной Ци с самого рождения и обладают великой силой.

Скептически восприняв слова девочки-монстра, Цинь Му выбрал из кучи оружия нож в форме гусиного крыла. Этот нож был очень тяжелым, даже по сравнению с ножом для убоя свиней мясника. Хотя его нож для убоя свиней был намного больше обычного ножа, весил он значительно меньше.

Нож в форме гусиного крыла был намного длиннее ножа для убоя свиней, в то время как последний был шире и толще.

Взяв в руку нож для убоя свиней, Цинь Му взмахнул ими и ударил ножи друг о друга с мягким звоном. Нож для убоя свиней спокойно разрезал лезвие ножа в форме гусиного крыла, верхняя половина которого упала на пол храма.

Пустыми глазами монстр смотрел на нож для убоя свиней в руке парня.

Очень сильно разочаровавшись, Цинь Му отбросил в сторону нож в форме гусиного крыла.

— К-кто сделал этот нож? — удивилось чудовище. — Легким касанием сломать Духовное Оружие, выращенное жизненной Ци сильного мастера… Твой нож определённо не был выкован обычным человеком.

Цинь Му изучал лезвие своего ножа для убоя свиней, вдыхая лёгкими исходящий от него холодный воздух. Немой кузнец выковал этот нож специально для него. Немой был очень известным кузнецом в Великих Руинах. Всё, что он делал, продавалось как горячие пирожки. Люди из других деревень часто приходили к нему и просили выковать для них скобы, мотыги и железные плуги.

— Этот нож не сделан из обычного металла! — воскликнула девушка-монстр, с пеной у рта. Она хотела подойти ближе, чтобы лучше всё рассмотреть, но боялась, что Цинь Му повторит заклинание дьявола снова, поэтому просто крикнула. — Попытайся прикоснуться к ножу! Исходит ли от него холодный воздух? Возможно, он сделан из Зимнего Хрустального Железа!

— От него действительно веет холодным воздухом, — удивлённо кивнул головой Цинь Му.

— Зачем кому-то использовать Зимнее Хрустальное Железо для создания такого примитивного ножа? — воскликнула девушка-монстр. — Кто-то с таким превосходным навыком ковки действительно создал нож, похожий на тесак мясника? Какая пустая трата таланта и материалов!

Цинь Му взглянул на нож для убоя свиней, затем снова привязал его к спине. Он начал собирать всё оружие и сокровища, вытаскивая их из полуразрушенного храма и размещая перед входом.

— Зачем тебе моя добыча, если у тебя уже есть такое хорошее оружие? — сердито крикнула девушка-монстр.

— Бабушка сказала мне, что я всегда должен проносить домой то, что забираю силой, — Цинь Му обернулся и улыбнулся простой улыбкой. — Я завоевал все эти вещи своими силами, поэтому я определённо должен принести их домой.

Это разгневало монстра настолько, что он захотел умереть. Однако он боялся вступать в конфликт с Цинь Му и мог только наблюдать, как мальчик уносил все сокровища, которые он так долго собирал.

Цинь Му вдруг взглянул на монстра и спросил:

— У тебя есть что-то вроде мешка?

— Нет!

— Хорошо, — Цинь Му отвернулся и вышел из храма.

Монстр осторожно вышел из большого зала и подошел к входу в храм. Он увидел, как Цинь Му рубит бамбуковые деревья неподалёку. Через некоторое время он смастерил из нарубленного бамбука импровизированный плот. Положив на него всю свою добычу, он оттолкнулся от острова и достал палку, чтобы маневрировать вверх по течению.

— Кто воспитал такого ужасного ребёнка? — завопил монстр, наконец, впадая в ярость. — Куда катится этот мир? Он даже осмелился спросить у меня о мешке, чтобы унести всё с собой! Он так меня бесит, что я хочу умереть!

Комментарии