Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Область 2. Падший ангел.

1

Когда я вывел свой компьютер из спящего режима, то увидел, что по сравнению с прошлой ночью дом полностью обставлен по новой. Я утопал в розовом.

Ликорис все еще терпеливо ждала, держа руку Альбирео. Из-за того, что она НПС, для нее ничего не значило ждать часы неактивности, пока мой аватар держит ее руку.

К счастью, Хокуто ушла. Она, вероятно, также поступила вскоре после меня.

Меня волновало то, как долго это будет продолжаться. Были ли другие игроки также запертые в игре? Или это было связано с Ликорис? Как-никак, все пошло под откос после ее появления.

Но как событие могло повлиять на команду выхода? Кроме того, в условиях игры не было ни слова о таких специфических проблемах.

Я открыл окно чата и просмотрел лог. Из-за того, что я не выходил, предыдущий разговор сохранился.

Хокуто: Постой. А как же я?

Альбирео: Иди поиграй снаружи. Я расформирую нашу группу. Спокойной ночи.

Я посмотрел на время. Было 8:45. Вместо разглядывания плоского экрана моего монитора, я надел свой ЛД. Сразу все стало более реальным. Опять я переместился в Альбирео и аватар ожил.

Я вернулся к обзору от первого лица и пошел к двери. Не оглядываясь, я знал, что Ликорис тихо следует за мной.

Желая завершить событие с Ликорис, я выполню все необходимое. Может быть тогда все вернется в норму.

Но еще многое требовало объяснений. Как она нашла меня в этом темном подземелье? Почему ее глаза остаются закрытыми? Почему в подобранном мною сокровище был файл со странным расширением?

Когда ты застрял в середине игры или события, важно обыскать все в поисках скрытого ключа. Обычно, ты мимо прошел мимо чего-то или случайно пропустил какой-то предмет и не поднял его. Решением будет пройти через все области снова, пока не найдешь потерянный кусочек информации. Только место, куда я хотел пойти, было не там, где я был ранее. Тем не менее, я собирался туда пойти.

Не знаю почему, но направляясь к двери, я пробормотал про себя:

— Пошли, Ликорис.

К моему шоку и удивлению, она ответила:

— Куда мы идем?

Я уронил контроллер на пол. По-быстрому подобрав его, я взглянул в направлении Ликорис.

— Что ты сказала?

— Я спросила, куда мы идем?

Это было слишком. НПС в голосовом режиме, сумевший дать несомненно незапрограммированный ответ?!

Хотя ее глаза и оставались закрытыми, ее лицо повернулось в мою сторону. Мои руки стали влажными от пота. Ни один НПС не был способен разговаривать таким образом. Это было слишком живая реакция.

Колеблясь, я ответил:

— Мы идем в область, известную как ‘Пленённый, Падший, Ангел’.

— Хорошо. Орка и Балмунг будут там в девять.

— Что за?..

До того, как я закончил, Ликорис подняла свою левую руку к потолку. Яркий свет сформировал кольцо выше нас и мои наушники внезапно завибрировали с такой интенсивностью, что зажужжал мой монитор. Мы отправились в туннель света и телепортировались из моего дома.

2

Я стоял посреди жестокой снежной бури, большая часть экрана была покрыта белыми ее завихрениями. Это - то немногое, что я мог разобрать, и это было на всем ледяном просторе вечной ночи. Здесь не было фоновой музыки, только завывания ветра.

Ω(Омега) cервер: Плененный Падший Ангел

Только в одном месте Мира шел снежный шторм и это была область, известная как Один грех. Также известная как Запечатанная земля, хотя, от чего запечатанная, никто не знал. Некоторые игроки объясняли это, ссылаясь на ангела, который был тут запечатан. Но существование ангела не было подтверждено "Эпитафией сумерек", которая была основой при создании игрового мира.

Печать нужно было уничтожить? Или следовало защитить? Почему падший ангел в плену? Ангел – враг или друг? Существовало много вопросов и мало ответов потому, что Эмма Вилант, написавшая "Эпитафию сумерек", исчезла. Поэма стала частью игры еще до того, как была завершена. И все еще влияет, как дерево, протянув свои корни и ветви через весь Мир. Иными словами, мифология определила создание этого места.

Я был телепортирован. Также, как я был телепортирован из комнаты с божественной статуей к себе домой, то внезапно обнаружил вытащенным из дома в область, в которую хотел попасть.

Хотя телепортация часто используется в других РПГ, она не используется в Мире для путешествия между главными городами и областями (хотя было много обсуждений на доске, что это будет принято в будущем). Единственным путем попасть в область из главного города – это были Врата Хаоса. Но Ликорис нарушала все правила Мира.

Я принялся перечитывать лог.

Альбирео: Пошли, Ликорис.

Ликорис: Куда мы идем?

Альбирео: Что ты сказала?

Ликорис: Я спросила, куда мы идем?

Альбирео: Мы идем в область, известную как "Пленненный, Падший, Ангел".

— Альбирео? — Ее алые губы шевельнулись.

— Да.

— Очень холодно, не так ли?

Холодное дыхание девочки было мгновенно разорвано ветром. Сам образ арктики заставлял меня дрожать. Разумеется, я часто устанавливал офисный кондиционер на максимум. Или может быть причиной трепета был услышанный мною неожиданно голос.

— Вот ты где.

Я повернулся, что увидеть темную фигуру, появляющуюся посреди бури. Как она пришла сюда?

Это была Хокуто.

— Ты спал прошлой ночью, Ал? — спросила она.

Ее бикини абсолютно не подходило к бушевавшей здесь снежной буре. Я открыл рот, чтобы хоть что-то сказать, но слов не было.

— Удивлен, увидев меня?

— Ч-что ты тут делаешь? — Я, наконец, произнес заикаясь.

— Вчера было двое парней, как их имена? Орка и Боллокс?

— Балмунг, — поправил я.

— Неважно. Они сказали, что придут, чтобы бросить вызов событию здесь, в 9 часов, правильно? Я знала, что ты поможешь им. Прямо как ты мне помог в последнюю минуту. Ты можешь говорить всем: “О-о-о, я одиночка”, но ты приходишь в последнюю минуту.

— И ты ждала здесь? — Она ждала меня, что я скажу ей эти три слова.

— Я не знала, когда ты вернулся к своему компьютеру в реальном времени, и не хотела здесь оставаться на всю ночь просто для того, чтобы увидеть, когда ты вернешься. Так что я ушла спать, хорошенько выспалась и пришла сюда, проснувшись и обнаружила тебя здесь. Довольно изящно, да?

— Да.

— Ну же, скажи это. Я самая изящная девочка в мире. Скажи, скажи!

— Почему ты думала, что я приду сюда? — спросил я.

— Помочь своим друзьям.

— В этом ты ошибаешься.

— Да? Тогда почему ты здесь?

— Посмотреть, чем это закончится.

Посмотреть? Ты имеешь ввиду, что не будешь помогать им?

Теперь был ее черед сердиться.

— Я еще вчера сказал им, что я не хочу присоединяться к их группе. А сейчас слишком поздно.

— Ты думаешь, что слишком поздно сказать им, что ты передумал? На самом деле, я не понимаю, почему мальчишки такие упрямые. Можешь ты мне это сказать, Ал? Почему ты такой упрямый?

Я пытался игнорировать её, но жужжащая боль уже стала появляться в затылке.

— Я думаю, что ты хочешь объединиться с ними, так ты сможешь завершить это событие. Я слышала от них, что очень трудно быть одному в Мире. Ты хочешь быть частью этого, не так ли? Иди, соглашайся.

— Я говорил тебе ранее и скажу это снова. Я – игрок-одиночка.

— Но ты сформировал со мной группу, правильно? Это потому, что я – исключение?

— Ты не исключение. Откуда у тебя такие мысли?

Почему у меня голова всегда болит, когда я разговариваю с этой девчонкой?

— Но ты сказал так вчера.

— Нет, не говорил.

— Ты – лжец! Ты сказал, что я – исключение, вот поэтому ты создал со мной группу! Ты сказал это! Ты сказал! Сказал!

Я, действительно, сказал это?! Я быстро пролистал лог.

Альбирео: Она единственное исключение, которое я сделал.

Я все-таки сказал это.

— Ты также сказал, что хочешь закончить событие Ликорис со мной и никем другим! Ты этого не помнишь, Ал?

Я продолжил листать с еще большей скоростью.

Альбирео: Тебе не нужно повторять. Я в режиме Шепота, что означает, что только ты можешь слышать меня, так что тихо послушай. Ликорис – это… хорошо, это то, что мы должны завершить вместе, не позволяя другим узнать об этом.

Она была права. О чем, черт возьми, я думал? Тогда, действительно, я не думал. Слишком многое крутилось в моей голове, пытаясь все объединить: Ликорис, Орка и Балмунг, странное сокровище. Я говорил Хокуто молчать, несмотря на приглашение. Если бы я только знал, какие слова мне нужны сейчас, из-за того, что она все еще говорила!

— Я надеюсь, вы не собираетесь сказать мне, что это была просто отговорка, чтобы я не рассказала твоим друзьям, потому что если это так, я скажу им, когда они будут здесь. Я сделаю это. Но ты ведь не поэтому так сказал, Ал?

— Разумеется, нет.

— Тогда давай снова создадим нашу группу.

Я выключил звук, так чтобы она не слышала мой тяжелый вздох. Наша предыдущая группа была расформирована потому, что мы разделились. Я зашел в меню опций и сформировал нашу группу. Только я подумал уйти, как она потянула меня назад.

— У-у-ур-р-ра-а! Я думаю, что мы – великая команда. О, посмотри, там Лико.

Она не могла видеть Ликорис, пока не были в группе, хотя Ликорис не говорила и не признавала присутствие Хокуто.

— Было бы неплохо, если бы Лико могла говорить.

Было бы прекрасно, если бы ты не могла разговаривать.

— Если бы НПС мог разговаривать также, как и игроки, тогда тебе не нужно было быть онлайн. Тогда не нужно было бы взаимодействовать с другими игроками. И не было бы причин, чтобы быть онлайн?

— Тогда почему ты играешь соло?

— Я встречаюсь с другими. Я просто предпочитаю бросать вызов сам. Я проверяю себя.

— Ты ошибаешься. Тогда ты не играешь с другими.

— В любом случае, Ликорис – НПС, так что нет возможности для нее обсудить то, что я или ты - хотим.

Играть оффлайн не звучит такой уж плохой мыслью после знакомства с Хокуто.

— Уже почти девять, не так ли? — спросила она.

— Ты права. Нам надо идти.

— Идти? Почему?

— У меня нет желания присоединяться к группе Орки. Я не хочу сталкиваться с ними в том случае, если они думают, что я передумал. Я просто хочу узнать.

— Прекрасно. Тогда идем.

— Переключи свой чат в режим Группы. Иначе они увидят наши имена, когда мы будем говорить друг с другом.

Мы двинулись сквозь кружащийся снег. Слишком сложно было что-либо разглядеть.

— Держись ближе. Не потеряйся.

— Я прямо позади тебя, — пробубнила она.

Я проверил карту, но она исчезла с моего экрана. Как я мог судить, это была область в Мире того типа, где погода создавала такой сильный эффект, что не позволял ориентироваться. Это было частью дополнительной сложности, когда вызываешь Один Грех.

— Ал, куда ты идешь? Где ты?

Я обернулся. Хокуто пропала. Я четко ее слышал, но не имел представления, где она. Пока мы в режиме Группы, не имеет значения, как далеко она от меня, ее голос будет слышен одинаково. Иными словами, я не мог ориентироваться на звук ее голоса при определении ее местонахождение. Я мог надеяться только на свои глаза.

— Слишком тяжело увидеть здесь. Это должно быть баг. Это неправильно. — Она начала паниковать.

— Это не баг. Это одна из особенностей. Не называй все подряд багом.

— Постой. Здесь есть что-то. Я иду посмотреть, что это.

— Нет! Не двигайся! — закричал я.

Неожиданный взрыв музыки донесся через наушники – что-то случилось.

— Ува, ува, ува-а-а!

Инстинктивно я предположил, что она нашла магический портал. Слабый свет, вероятно, привлек ее, и, когда она подошла достаточно близко к порталу, он активировался и из него вышли монстры.

Хокуто пронзительно закричала и секундой спустя я увидел, как полоса ее жизни изменяется от зеленой к красной.

Она была мертва.

3

Я брел через слепящий снег долгое время, но, наконец, нашел ее. Тень Хокуто. К несчастью, в отличие от настоящего мира, смерть не была концом, по крайней мере, всех ее жалоб.

— Почему ты не сделал ничего? Это ужасно. Тебе нужно спасти меня.

— И как я спасу тебя? Ты уже мертва. Это означает, что тебе не помочь.

— Воспользуйся какой-нибудь магией или еще чем-то!

— Прямо сейчас меня больше беспокоит местонахождение того, что может убить …

Я внезапно заметил громадного бегемота - нацелившееся в меня ледяное создание, которое скрывал снег до того момента, пока тот не оказался рядом со мной. Я резко развернулся, промахнулся, затем отступил назад, чтобы уклониться от его крупных клыков и зубов. Я осмотрел свою полосу здоровья, которая уменьшалась с каждым его ударом. Учитывая, что это был не босс, этот монстр был чертовски мощным.

У меня ушло около минуты, чтобы уничтожить его. Если вся мелочь здесь была такой, то легко понять, почему эту локацию так и не прошли. Разумеется, не хотелось бы стать первым покорителем, но на меня практически сразу следующий монстр. К счастью, была тут одна, которая болтала без умолку.

— Быстрее! Воскреси меня!

— Хорошо. Только прекрати вопить. — Я пролистал список своих вещей, пока не нашел зелье воскрешения.

— Я не могу поверить, что ты бросил меня. Ты ведь намного сильнее. Ты должен защищать меня. Эй, чего ты ждешь?

— Я передумал.

— Что?!

— Это будет тратой моих воскрешающих зелий. — Я закрыл окно на своем экране.

— О чем ты говоришь?

— С твоим низким уровнем у тебя нет и шанса против местных монстров. Тебя убьют в мгновение ока. Ты останешься мертвой. Да, так даже будет лучше.

На самом деле, это будет идеальным решением. Мне не придется беспокоиться о ее защите каждые пять секунд.

— Ты хладнокровный ублюдок! — прокричала она.

— Ты единственная, кто кричал о своей защите.

Кроме того, я не бросал ее. Она сама не сосредоточилась на том, чтобы быть подле меня и, в итоге, получила то, что заслужила.

— Не может быть! Я гуляю по округе как тень.

— У тебя нет выбора. А теперь пошли!

Хокуто не оказывала влияния на игру, но она все еще следовала за мной и раздражала меня. Она могла общаться только в Групповом режиме, так что никто не мог слышать ее. Как это хорошо для меня.

Погода замедляла мое продвижение, так что я использовал свой талисман скорости, чтобы бежать, и как можно быстрее покрыть расстояние через ледяные пустоши. Кроме порталов, не было иных объектов, существовавших в этой области, так что было трудно ориентироваться. Без карты я не мог узнать своего положения или направления, так что я просто сделал наилучший выбор в данной ситуации, и двигался по прямой.

— Куда мы идем, Ал?

— Мы движемся к центру шторма.

— Зачем?

— Там, где должен быть враг.

Я думал о том, как неестественно это вероятно выглядит: девочка в красной одежде и женщина в бикини бегут через снежную равнину. Для реальной жизни мы были уж чересчур скромно одеты.

— Ты посещал это место раньше, Ал?

Почему она продолжает звать меня Ал?

— Да, однажды. Я сражался с боссом здесь в другом событии.

— Ты убил его?

— Нет.

— Так ты убежал?

— Не совсем.

— Так что случилось?

— Я был убит.

— Ты хочешь сказать, что даже Ал, великий воин, тоже умирал?

— Вот именно.

— Что случилось?

— Я пришел сюда не для того, чтобы сражаться с боссом, так что я не подготовился должным образом. Я хотел исследовать область и изучить, чтобы пройти ее позднее. Но, если ты встретился с боссом, то у тебя нет выбора, кроме как сражаться.

— Или сбежать.

— Я бы сбежал, но я хотел сначала увидеть, какие есть у него слабости. Но ничего не нашел. Я испробовал все: различные виды оружия, заклинания, все категории Волн земли, воды, огня, дерева, молнии и тьмы, но ничто не сработало.

— Может быть, этого невозможно убить?

— Нет, я видел сообщения на доске, в котором говорилось о некотором уроне, но никто не сказал как. Может быть, это просто слух. В любом случае, немногие игроки приходили сюда, чтобы бросить вызов событию потому, что ты не можешь победить босса, пока не узнаешь как действовать, чтобы нанести урон. Но способ его прохождения должен быть.

— Откуда ты можешь быть так уверен?

— Потому что так сказал Орка. Мир – хорошая игра. — Орка верил в Мир и я последовал его примеру.

Мы продолжали двигаться, разговаривая, и я каждый раз проверял направление ветра. Я знал, что ветер дул из центра шторма. Этого курса я и придерживался. Затем я увидел это.

— Смотри, Ал! Стена льда!

То, что открылось взору, представляло собой высокую гору, сотканную изо льда. Вырезанный с этой стороны узкая тропа вела наверх. Мы пошли по ней.

— Это? Это тут проходит событие?

— Именно.

Когда мы были поблизости от вершины, снежный шторм резко прекратился. Мы взобрались выше облаков, хотя звук ветра все еще завывал позади нас. Лишь раз я смог полностью оглядеться вокруг, пока мы взбирались на вершину ледяного плато. В центре чистой площадки стояли Орка и Балмунг, сражаясь с созданием, которое было слишком отвратительно для глаз.

— Это…? — Голос Хокуто замер.

— Да, — сказал я, окидывая все взглядом. — Это Один Грех.

4

— Ал! Ал! Ал! Он… он огромен!

И это она еще преуменьшала. Орка и Балмунг казались карликами по сравнению с созданием, с которым они сражались. Так что, рост этой твари был настолько велик, что она не помещалась на экране.

Тело, собранное из света и энергии, напоминало гигантского древнего динозавра, и свет проходил сквозь его неопределенное тело, как сквозь призму.

Они сражались против Спектрального дракона.

Звуки битвы раздавались, как множество взрывов измельчающегося металла.

— Орка! Балмунг! — закричала Хокуто, но только я слышал ее голос. Так было даже лучше. Им не стоит было отвлекаться на ненужные разговоры.

— Я не ожидал, что они будут сражаться без третьего! — удивленно пробормотал я.

— Но ты отказал им.

— Знаю, но я все же думал, что они найдут кого-то другого. Они не смогли найти третьего игрока, который присоединился бы к ним?!

Они знали, что Один грех был предположительно неуязвимым, так что они должны были атаковать полной группой. С другой стороны, зная репутацию Одного греха, может быть, любой кого они спрашивали, думал, что это миссия-суицид. В любом случае, две фигуры сейчас противостояли гигантскому дракону.

Я чувствовал желание присоединиться и помочь им, чему и удивился.

— Они не нанесли ему никакого урона, — прокричала Хокуто.

С такого расстояния и урон и очки восстановления отображались над их персонажами. Каждая отдельная атака Орки и Балмунга не наносила урона. Даже наоборот, разноцветная атака дыханием зверя сжигала их очки здоровья, как если бы они были персонажами первого уровня.

— У этого создания несколько типов атак, которым оно может дышать на них. Каждый дополнительный эффект включает паралич, отравление, которые продолжают наносить урон, даже когда атака завершилась, или понизить их атаку или защиту. Хуже всего, это дистанционная атака.

Они были обречены. Создание ослабляло их с расстояния до того, как они сдвинутся, чтобы убить его.

Хвост зверя внезапно хлестнул сзади, атаковав Орку сильной воздушной волной.

— Берегись! — завизжала Хокуто.

Но было слишком поздно. Орка был мертв.

Но только на секунду. Балмунг сразу же использовал воскрешающее зелье, чтобы возродить своего партнера. Орка затем выпил Вино почтенной Шимы, которое полностью восстановило его здоровье и выносливость.

— Они хороши, — не мог не пробормотать я.

— Что?

— Орка нарочно позволил себя убить, чтобы избавиться от побочных эффектов. Это как если бы он начал битву с нуля.

Это была уникальная стратегия, которую Орка и Балмунг, похоже, приготовили. Это было также та стратегией, которую игрок-одиночка вроде меня, никогда не смог бы использовать.

Двое столь чисто работали друг с другом, используя неправильные комбинации, проверяя различные стратегии, чтобы увидеть, как дракон ответит.

Как я и думал, Балмунг и Орка приготовили множество оружия и умений с атрибутами всех шести Волн, которыми они атаковали Один грех. Я полагал, что каждый серьезный игрок думает также. Это было отличной стратегией. Но это не сработало.

Внезапно, мерцающее тело Одного греха отступило и его голова поднялась вверх, высоко в небо, пока я наклонял камеру, чтобы последовать за ней. Я знал, что будет дальше.

— Плохо.

— Ал?

— Эта атака убила меня. — За один удар она нанесла достаточно урона, чтобы почти уничтожить максимум моих очков здоровья.

Я следил за ними словно был в кошмаре. Последовал глубокий звук вибрирующей трели, который нарастал и рос в громкости. Затем гигантское тело обрушилось вниз. Как железный молот бьет по наковальне. Вспышки летели, пока Балмунг не исчез под их количеством.

В первый раз Орка колебался в своем следующем действии. И это промедление им дорого обошлось.

Один грех следующий удар нанес по Орке. Его очки здоровья упали почти в ноль.

Затем Балмунг вышел из кровавой бойни.

— Он выжил! — вскрикнул я.

— Но они все еще не причинили урона. Они не смогут победить!

Она была права. Может быть, Один грех не может быть побежден. Может быть, событие не может быть пройдено.

Но эти мысли не приходили в умы двух сильнейших мечников в Мире. Они продолжали сражаться методично, выискивая слабости. Так далеко еще никто не заходил.

— Это безнадежно. Почему они не убегают?

— Подожди.

Я заметил изменения в их стратегии. Они прекратили атаковать.

— Что они делают? Они дураки? — удивилась Хокуто.

Но в тот момент, когда они прекратили атаковать, создание тоже замерло.

Последовала тишина: ни единого звука.

— Я не верю в это.

— Что? Что случилось? Это баг? Никто не двигается.

— Они нашли способ, чтобы победить его.

— Что они сделали?

— Ничего. Они не сделали ничего.

Создание только отражает назад тот же уровень агрессии, который получил.

— Ничего?! — сказала Хокуто. — Это глупо.

— Один грех не атакует, пока игроки не атакуют первыми, — объяснил я.

— Что?

Спектральный дракон оставался неподвижен. Меня интересовало, о чем Орка и Балмунг разговаривали меж собой в тишине.

Наконец, Орка двинулся. Разрушая тишину, он начал атаку.

Переключившись со своего меча, Орка использовал водное заклинание против Одного греха.

В ответ создание изрыгнуло огненную атаку из своего рта.

В тоже время, Балмунг взлетел в воздух и использовал водную атаку, скомбинированную со своим мечом. Оружие прошло прямо через шею создания. Оно содрогнулось. В первый раз в битве они нанесли урон

— Вот оно! Дыхание Одного греха использует шесть различных атрибутов Волн: землю, воду, огонь, дерево, молнию и тьму. В итоге тот же тип атаки используется против него. Иными словами, отражает атаку. Но у каждой Волны есть слабость. Очевидно, вода побеждает огонь, огонь побеждает дерево и так далее. Если они контратакуют слабостью Волны в тот момент, когда оно атакует, тогда они могут нанести большой урон.

— Невероятно, — прошептала Хокуто.

Я удивлялся их способности оценивать ситуацию. Я не уверен, что смог бы сам разобраться.

Я наблюдал, как они продолжают атаковать и контратаковать. Вероятно, был только один момент, когда контрудар мог нанести урон, но Орка и Балмунг планировали свое нападение красиво. Эту тварь нельзя убить в одиночку. В тоже время в группе из трех могли быть проблемы с координацией. Игроки, вероятно, никогда не сообщали, как был нанесен урон. Только два персонажа могли победить Один грех.

Разумеется, создание еще не умерло!

Два воина продолжали атаковать: только у них был шанс. Они должно быть яростно обсуждали свои атаки друг с другом. Каждая атака точно следовала за предыдущей. И время они подбирали идеально.

Наконец, Балмунг издал дикий крик, когда наносил смертельный удар – поток пламени света вылетел из его рук и последние 65536 очков здоровья Одного греха исчезли.

Со звероподобным криком создало упало на ледяное поле.

— Они победили, — благоговейно прошептала Хокуто.

— Они уничтожили легенду, — добавил я.

Семь цветов спектрального дракона распространились через область и создали туман, а тело монстра таяло и растворялось, пока не исчезло вовсе. Затем появился новый свет.

— Ал! Взгляни! — взвигнула Хокуто.

Я был поражен. Место бесконечной тьмы было покорено. И здесь впервые появился рассвет.

5

Солнечный свет наполнял все вокруг, разрушая ледяную стену, и тьма, и лед таяли – включая и тот лед, на котором мы стояли! Внезапно мы повисли в тумане, как будто земля исчезла. Мы плавали в эфире.

— Что-то ниже нас. Что это, что это?! — визжала Хокуто.

Я теперь мог разглядеть фигуру. Она напоминала пленника, заключенного в лед. Затем я заметил крылья.

— Ангел?! — пробормотал я вслух.

— Ангел? — сказала Хокуто.

Освобожденный ангел расправил крылья и взлетел вверх из своей бывшей тюрьмы. Вероятно, он отправился в небеса, а может улетал из Ада, несмотря на то, что его освободили Орка и Балмунг, победив Один грех.

— Что это значит? — спросила Хокуто.

— Я не знаю.

— Ал?

Ангел встал позади нас и исчез в небесах, но когда он это сделал, сбросил покрывало снега, открывая истинный ландшафт. Теперь, когда снег исчез, эта область не отличалась от остальных в Мире.

— Карта появилась! — облегченно сказала Хокуто.

Использовав Шар фей, я мог сказать, что расположение подземелья стало естественным.

— Завершение события должно быть вернуло это место к нормальному состоянию.

— Да, но не мы завершили его.

— Некоторые события могут быть завершены лишь один раз. Даже название, Один грех, подразумевает событие, которые может произойти лишь раз. Никто иной не сможет повторить это путешествие.

— Вау! Это значит, что ангел, которого мы только что видели…

— … никогда не увидим снова. Нам улыбнулась удача быть здесь, когда это случилось.

Внезапно красивые крылья ангела начали падать вниз с небес. Хоть ангел и исчез давно, он оставил множество крыльев позади.

— Пожалуйста, найди перо, Альбирео. — Это была Ликорис. Она молчала довольно долго. — Это мое крыло.

Дождь перьев, что танцевал вокруг нас, был бессмысленными фоновыми картинками, как и снег. Не было ничего, что можно было бы выделить.

— Ты уверена?

— Да, Альбирео. Найди мое крыло.

Это было трудно. Я пытался выделить каждое из тысячи падающих с небес перьев, а затем нашел его. Одинокое красное перо скользящее в стороне от остальных. Это было то, о котором она говорила. Все остальные перья были белыми, но это было того же кровавого цвета, что и ее одежда.

Я быстро подбежал к нему и схватил, как только оказался рядом с этим пером.

Вы получили eye.cyl!

В этот раз я не удивился, увидев тоже расширение файла.

— Пожалуйста, дай мне eye.cyl, — прошептала Ликорис.

В отличие от других, я, наконец, понял название этого файла. Это было слишком очевидно.

— Пожалуйста, дай мне eye.cyl, — повторила она.

Но как это связано с Одним грехом? И почему файлам даны такие базовые имена?

— Что случилось, Ал? Почему ты молчишь как тогда? — спросила Хокуто.

В этот раз я игнорировал. Вместо этого я повернулся к Ликорис и, использовав команду торговли, вручил ей перо.

— Благодарю, Альбирео, — сказала она. Как я и ожидал, как только она получила файл, то открыла свои глаза.

— Ты видишь меня? — спросил я.

— Да. Благодарю, Альбирео. — Ликорис спокойно улыбнулась.

Поскольку я был отмечен Ликорис для этого события, то был, вероятно, единственным, кто смог выделить перо. Я уверен, что именно поэтому она заставила меня.

Внезапно интенсивная вибрация вернулась и сияние света окружило нас. По крайней мере, в этот раз я не был удивлен. Хокуто же напротив словно сошла с ума.

— Альбирео, что за проис... — Ее голос был поглощен звуком заклинания Ликорис. Та снова телепортировала нас прочь.

Комментарии