Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

6

Я пригласил Орку и Балмунга в свой дом. Один Грех – это не то, что можно обсуждать на улице.

Орка первым прокомментировал обстановку, оглядевшись.

— Что за… прелестный домик. Я не ожидал такого от тебя.

— Это я украсила эту комнату, — горделиво ответила Хокуто.

— Да, и я ничего не смог с этим поделать, — подчеркнул я.

— На эти занавески мне больно смотреть, — пробормотал Балмунг.

Когда я глядел на них, то чувствовал тоже самое. Ненавижу розовое. Так, о чем я думал?

Мы все сели.

— Не говори им ничего про Ликорис, — прошептал я Хокуто.

Очевидно, они не могли видеть ее, иначе они бы уже сказали свое мнение о маленькой девочке, державшей сейчас меня за руку.

— Почему нет?

— ‘Почему нет’ что? — спросил Орка.

Хокуто ответила мне в режиме разговора, не шепотом. Я забыл, что она играет всего неделю и не опытна в тонкостях существующих разговоров.

Я видел, как Балмунг смотрит на меня. Он знал, что я что-то прошептал ей. Я мог бы сказать, что он делал тоже самое с Оркой. Это давало мне секунду поговорить с Хокуто.

— Тебе не нужно отвечать. Я в режиме Шепота, который означает, что только ты можешь слышать меня, так что слушай внимательно. Ликорис это… хорошо, это что-то такое, о чем не следует знать кому ни попадя.

Я предпочитал завершить событие своими силами и должен был заставить ее молчать об этом. Игроки вроде Орки и Балмунга были связаны в Мире и общались на доске объявлений. Если они узнают о Ликорис, они создадут темы, чтобы узнать больше и рано или поздно пойдет молва о девочке, одетой в красное. Единственным преимуществом новичка было то, что она никого и ничего не знала в Мире. И я уже выяснил, что она не читает доску.

— Поняла! — сказала она.

Орка повернулся к ней снова.

— Поняла что? О чем вы разговариваете?

Почему она меня не слушала? Я решил, как можно быстрее сменить тему.

— Так расскажи мне про Один Грех, Орка.

— Хорошо, — сказал он. Я мог сказать наверняка, что у него остались сомнения на мой счет.

— Я слышал, что это место имеет самый высокий уровень сложности в Мире, — продолжил я.

— Даже более чем. Эти дни стали печально известны убийцами игроков всех уровней. Даже среднеуровневые персонажи убивались одним-единственным стражником. Они предполагали, что их нельзя победить и утверждали, что ни у кого не хватит сил, чтобы противостоять боссу события.

— Но это же просто слух.

— Тогда ты слышал об Одном Грехе?

— Да.

— Ты знаешь, три слова-координаты, чтобы попасть туда?

— Я думаю, что это Плененный, Падший и Ангел. Я был там раньше, но не пытался зачистить область.

Балмунг наклонился.

— Это невозможно… для игрока-одиночки.

— Потому что ты не сможешь возродиться.

— Но Один Грех может быть зачищен, — заявил Орка.

— Почему ты так думаешь?

В этот раз ответил Балмунг.

— Если есть событие, которое не может быть закончено, то это баг в системе, и означает, что в Мире есть ошибки.

Орка присоединился.

— И мы не верим в это. Мы думаем, что это хорошая игра и в ней, как в любой хорошей игре, есть баланс.

— Вот поэтому вы верите, что можно зачистить область? Потому что это в ином случае будет означать, что Мир дефектен?

— Абсолютно! Я верю в этот мир. — Орка кивнул.

Мне начинал нравится Орка. Не просто персонаж, но, как игрок, скрывавшийся за ним. Меня беспокоило то, как много ему лет. Большинство игроков были молодыми, даже “старики”.

— Вы двое, действительно, любите Мир, не так ли?

Орка был удивлен моим вопросом.

— Конечно! А как же ты, Альбирео, или ты не продумывал своего персонажа столь глубоко. Ты должен быть привязан к нему.

— Ты прав.

Балмунг посмотрел на меня.

— Альбирео?

— Да?

— Мы узнаем большинство оружия в Мире, просто взглянув на него. Но твое…

— Ты имеешь ввиду это?

Я достал свою алебарду. Но это была не обычная алебарда, и ее красивый декоративный дизайн был ее частью как редкой вещи. Очевидно, Орка и Балмунг шептались об этом.

— Где ты ее получил? — спросил Орка. — Это награда за событие? Как называется копье?

— Боюсь, я не могу сказать.

— Почему?

— Тайна.

— Тайна? — Голос Балмунга звучал скептически.

— Я не скажу вам. Забудьте об этом.

Балмунг продолжил:

— Надеюсь, это не читерская вещь.

Орка присоединился.

— Балмунг! Достаточно! — Он повернулся ко мне. — Мне жаль, Альбирео, он не…

— Нет. Это вполне логичный вопрос. Я понимаю, почему вы так думаете, потому что я не был честен с вами с самого начала. Это Божественное Копье Одина.

— Что это? — спросил Орка, но я понял, что Балмунг понял его происхождение.

— Легендарное копье из “Кольца Нибелунгов”, — объяснил Балмунг.

— Я удивлен, что ты знаешь.

Балмунг кивнул, но Орка выглядел удивленным.

— В одном из переводов оперы Вагнера, Копье Одина защищает Божественный порядок и является символом контракта и власти.

— Опера? — спросил Орка.

- Композитор, написавший оперу, основывается на эпической поэме “Песнь Нибелунгов”. Это из смеси германских и исландских легенд, что Вагнер собрал в то, что известно, как “Кольцо Нибелунгов”. О гноме, который украл немного магического золота, которое, как он надеялся, сделает его всемогущим. Вместо этого, он стал участником цепи событий, приведших к падению богов. Одним из этих богов был Один. Героем в эпосе является Зигфрид и я назвал себя в честь меча, который он носил.

— Я и понятия не имел, что ты так хорошо осведомлен, Балмунг.

— Я создал своё имя, основываясь на легенде. Это, на самом деле, великолепно. Вам следует иногда обращать внимание на такое.

Орка пожал плечами.

— Да, возможно.

Орка, на самом деле, предпочитал больше приключения со сражениями, нежели тонкости мифологии и истории.

— Вопрос в том, — продолжил Балмунг, — где ты его получил?

— Он не скажет нам этого, — сказал Орка.

— Нет, все в порядке. Я не хочу никакого недопонимания между нами. Я скажу прямо, но прошу вашего доверия в этом деле.

Они оба согласились.

— Это копье из Эры Фрагмента.

— Ты имеешь ввиду бета версию? — Голос Орки поднялся выше. — Альбирео, ты был одним из игроков-тестеров оригинала?

— Да.

— Невероятно. Это абсолютно невероятно, так ведь, Балмунг? — Орка был возбужден. — Балмунг также был одним из них!

— Ты был тестером в бета версии?

Это означало, что он играет дольше, чем я думал. Тогда понятно, почему у него была возможность взять имя из мифологии.

Орка продолжил:

— Я слышал, что только 1024 игрока было выбрано среди всех. Черт, я завидую!

Балмунг продолжал молчать.

— Это копьё нельзя получить в текущей версии Мира. Вот почему я не хочу говорить об этом.

— Конечно! Что-то из Фрагмента… это настоящая редкость. Я уверен, что не было недостатка игроков, желавших этого. На ум приходят плохие мысли.

— У меня нет никакого желания отказываться от него. Но если другие узнали бы, то меня постоянно бы преследовали игроки, которые хотели бы, чтобы я его продал.

— Не говоря уже о тех, кто может попытаться убить тебя за это. По крайней мере, ты достаточно силен, чтобы не беспокоиться об этом.

— Теперь же я хотел бы убедиться. Я был откровенен с вами, так что, оправдайте моё доверие, и не говори никому более об этом копье.

— Я забыл даже, что мы об этом говорили. — Орка улыбнулся.

Я так же изобразил такой же жест.

Орка изменил тон:

— Так что, Альбирео, позволь вернуться к теме разговора.

— Мне жаль, но я не могу присоединиться к вашей группе. — Я не хотел быть настолько грубым, но желал прояснить все настолько, насколько это возможно.

— Ясно…

— Позволь мне объяснить. Я сейчас нахожусь в середине события. Я боюсь, что должен продолжить, пока оно не закончится, так как не могу отменить его. Простите за это.

— Ну, это разочаровывает. — Орка вздохнул. — Но тут уж ничего не попишешь.

— Я просто хочу, чтобы знали, что вы, ребята, первые, с кем я хотел сформировать группу внутри Мира.

Орка ослепительно улыбнулся:

— Это приятно слышать!

— Я сохраню твой адрес. Если тебе нужна будет помощь, ты только свистни. Хоть я и не смогу объединиться с тобой в команду, но смогу помочь тебе в случае крайней необходимости.

— Благодарю.

— Я в сети достаточно много каждый день.

— Я тоже! Исключая дни, конечно, когда у меня экзамены. Это единственное время, когда мои родители запрещают мне играть в сети.

Орка моложе, чем я думал. Он, вероятно, еще в старшей школе.

— Да, нет большей опасности для Мира, чем родители.

— Не имеет значения, насколько ты высокоуровневый, они – единственный босс, которого невозможно победить, - засмеялся он.

Балмунг встал.

— Пошли, Орка. Мы здесь закончили.

Орка, все еще смеясь, согласился.

— Хорошо. Балмунг ненавидит слушать о реальной жизни в Мире.

— Не говорите о то, что здесь неуместно, — сказал Балмунг резко.

— Как видишь. О, хорошо, это просто доказывает, как много он наслаждается игрой.

— Орка! — пронзительно крикнул Балмунг.

— Я понимаю, что ты чувствуешь, Балмунг.

На самом деле, я был очень похож на него. Я восхищался ими обоими: Оркой - за его теплоту и непосредственность, Балмунгом – за его любовь к игре.

— Мы пойдем в Один грех завтра утром в 9 часов. Пожелай нам удачи.

— Удачи.

***

Они ушли. Хоть мы и только встретились, но у меня было ощущение, что прощался с ними, как с друзьями. За долгое время я впервые чувствовал что-то подобное. Фактически, я не ощущал ничего подобного с тех пор, как впервые начал играть в Мир и мне все в нем было в новинку и все было интересно.

— Они, похоже, очень хорошие. — Я повернулся к Хокуто. — Теперь ты можешь говорить.

Хокуто позволила себе вдохнуть. Она дышала драматично, чтобы показать, насколько сдержанной она была.

— Я впечатлен. Ты была на удивление тихой.

— Потому что я не поняла ни слова из того, что ты сказал!

Как она могла? Большинство новичков не поймут сложностей того, что мы обсуждали. Но не в этом суть, игра была тем, что ты делал сам. И любой мог ей насладиться в независимости от своего уровня.

Я зевнул.

— Сейчас время, когда я ухожу.

— Уходишь?

— Я имею ввиду выход, то есть покидаю игру.

— Постой. Ты сделаешь? Сейчас?!

Я выбрал команду выхода. Я понимал, что, вероятно, не следует возвращаться домой какое-то время. Фактически, я думал о том, а не придется ли покинуть его совсем. Тогда я смогу заблокировать Хокуто, так что больше не буду получать от нее сообщений. Таким образом, я покончу с этой достающей безнравственной ведьмой.

Хокуто посмотрела на меня.

— Что не так?

Прошло несколько секунд.

— Почему ты не уходишь? Скажи что-нибудь.

— Я не могу сделать этого.

— Не можешь сделать что?

— Я не могу выйти из игры.

Я переключился в режим от третьего лица. Я мог видеть всех трех персонажей: Альбирео, Хокуто и Ликорис, — стоящих в середине моего безвкусно украшенного дома.

Я заметил, что Ликорис продолжала молчать, даже взяв второй предмет.

— Я не могу выйти с игрового экрана.

Обычно, если игрок выбирает команду выхода из города, то экран переходит на главную страницу Мира. Это как пометить закладкой место, где ты остановился. Но в этот раз это не сработало.

Я знал, что это не могла быть система. В ALTIMIT OS нет ошибок. Таких проблем, как обрыв связи, которые случались во времена старой эры, теперь не существовало вовсе.

Совсем!

Не было даже сообщения об ошибке, объясняющего, почему это не сработало. Я застрял в игре.

— Я поняла! — сказала Хокуто. — Почему бы тебе не позвать того человека, которого ты упоминал ранее? Того, кто следит за всем. БМ?

— Ты имеешь ввиду ГМ?

— Да, системных администраторов!

CC Corp., запустившая игру, всегда была готова помочь, если возникнет проблема или затруднение. Они отвечают в любое время в случае проблем разработчиков. Но, если проблема выходит за пределы Пользовательского соглашения, то я не думаю, что они помогут.

— Не следует вызывать системных администраторов для устранения таких проблем.

— Но они же должны помогать пользователям?

— Да, но они помогают только в крайнем случае. Сейчас не этот случай. Обычно, когда что-то подобное случается, это временно. Вероятно, это починится в ближайшее время.

Я легко разобрался в этом. Кроме всего, это не было, на самом деле, большой проблемой.

— Может быть, это девочка.

— Кто? Ликорис?

— Да. Может быть она не хочет, чтобы Ал уходил?

— Ал? Кто такой Ал?

— Ты. Твое имя слишком длинное и труднопроизносимое, так что я буду звать тебя Ал. Также я думаю, что ее буду называть Лико. Это лучше ведь, ты так не думаешь?

Я закатил свои и посылал много-много многоточий, как тишину, показывая, что у меня нет слов. Я думал, что будет лучшим делать, что она захочет. Это было лучше, чем спорить.

— Эй, Ал.

Я вздохнул.

— Что?

Хокуто встала с дивана и приблизилась ко мне столь близко, что ее лицо закрыло весь мой экран.

— У тебя глаза двух разных цветов. Один – голубой, а другой – желтый.

— Я знаю. Это так изначально и хотел.

— Почему? Ты пытаешься выглядеть классным?

— АФК. — Я откинул голову.

— АФК?

— Это означает “отошел от клавиатуры”. Я ухожу от компьютера без разрыва соединения. Мой персонаж остается там, где и был.

— Постой. А как же я?

— Иди поиграй снаружи. Я расформирую нашу группу.

Я выбрал “расформировать”. Полоса жизни Хокуто исчезла с моего экрана. На ее экране полоса Альбирео также исчезла.

— Спокойной ночи. — И скатертью дорога.

Комментарии