Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 6. Корона Гоблина

Скрипучие и завывающие стенания ржавого рупора не испытывали жалости к ушам, зато их чётко можно было услышать из любой точки крепости. Учитывая, что в трубу дул гоблин, стараясь изо всех своих сил, было вполне логично, что итоговый шум получился громким и отвратительным. Или, быть может, гоблины считали этот звук доблестным и величавым.

Одеты они были в хаотичные горы тряпья, большая часть которого была создана при разрывании украденной у деревенских девушек одежды. Несли они барабаны, сделанные из костей и кожи, которые издавали пустые звуки, когда по ним били.

Один за другим гоблины заполонили центральный двор крепости.

— ОРАРАГ!

— ГОРРБ!!!

— ГРОООБ!!!

Они подняли вверх кулаки и завыли, а капли тёмной слюны слетали с их губ.

Было вполне очевидно, что означали эти восторженные голоса. Они выкрикивали насмешки, бранные слова или же завывали о своей обиде, зависти и алчности. Их общая ненависть была обращена к тем, кто обладал тем, чем обделило их.

Для гоблинов эти крики также были подобны восхвалению героя. Того, кто принял на себя ношу их желаний, и того, кто уничтожил глупых людишек.

На самом деле, у гоблинов было крайне обострённое чувство сплочённости, но в то же время никто из них не желал брать инициативу на себя. Вместо этого они вверяли всё в руки вождей, шаманов или лордов. Это оставляло им свободу, позволяющую погнаться за любой блестяшкой — в буквальном или же фигуральном смысле — будь то еда, выпивка, женщины или снаряжение. Они обладали свободой сцапать тех, кто обладал тем, чего не было у них, и порезать их на кусочки.

Ни один гоблин не хотел умирать. И когда убивали его собрата, в нём начинали кипеть злоба и желание отомстить обидчику.

Гоблины хранили все эти чувства внутри себя, не чувствуя никаких противоречий от этого набора.

— ГОРАРАРАРАУБ!!!

Наконец, ещё более громкий голос заявил о себе, и позади толпы возник гоблин, шагая вперёд походкой, от которой так и веяло угрозой.

Он был одет в чумазый стальной шлем; скрепленная из разрозненных кусков металла броня покрывала его тело. Алый плащ — наверняка он сорвал откуда-то занавеску — служил ему дополнительным покрытием. У бедра его свисал сияющий серебряный меч настолько поразительного качества, что гоблины считали его чуть ли не священным.

— ОРАРАГ! ОРРУГ!

Гоблин-паладин. От его раскатистого зловещего голоса гоблины в едином порыве упали на колени.

Они все склонили головы и открыли среди своих рядов путь, словно расступившееся море. Гоблин-паладин по-царски начал пробираться по этому пути, а плащ его трепетал на ветру.

Наконечник ножен, в которых покоился его серебряный меч, волочился по земле, но, видимо, гоблин не обратил на это внимание.

Он продвигался вперёд к огромному трону, сооружённому из мусора и трупов. В его мерзком, скрюченном лице пусть и с трудом, но можно было разглядеть налёт гордости. Он выглядел чуть ли не смешно и походил на карикатурное изображение человека, но только развращённое и жестокое.

§

— Мы просчитались.

Группа только что покинула оружейную. Убийца Гоблинов смотрел во двор из коридора, цокая языком, и в голосе его явно не было радости от происходящего.

Высшая Эльфийка Лучница озадаченно посмотрела на него.

— Как это? Разве перед нами не вражеский босс? Я могла бы поразить его даже отсюда…

— Сие вам свершать не пристоит… — нежно сказал Ящер Жрец. — Действия оные оставят нас лишь с внеголовой оравой гоблинов, и никто не может предугадать, как они поступительствуют.

Вспыльчивая лучница уже успела вложить стрелу с наконечником из древесной почки в свой лук.

— Но веруется мне, что это глубоко не всё, верно, милорд Убийца Гоблинов?

— Нет, — сказал он, после чего тихо добавил: — Разве вы не видите?

— ...Это же простые гоблины, верно?

— Именно.

От недоумения уши Высшей Эльфийки Лучницы задёргались. Она не улавливала смысла этих слов и явно не понимала, в чём же они просчитались. Да, в плане возникло несколько брешей, но ей казалось, что в целом всё шло довольно хорошо.

— Этот гоблин — повелитель этой крепости.

— ?..

—Это церемония. Они собираются присуждать ранги и награды.

— Ох!

Однако, воскликнула это вовсе не Высшая Эльфийка Лучница, а Жрица. Она резко прикрыла ладонью рот, а затем выглянула во двор из коридора. К счастью, никто из гоблинов не услышал её крика в гуще раздражающих голосов, которые издавало это сборище.

Жрица с облегчением приложила руку к своей груди, а затем дала ответ на эту загадку.

— На подобных церемониях всегда присутствует жрец!..

Ну разумеется. Если эта церемония проводилась в привычном для гоблинов стиле, они должны были вызвать жреца.

Имел ли жрец отношение ко всему этому или нет, перед ними всё ещё находился гоблин-паладин, существо, недавно получившее послание от бога знаний, идущих извне.

Но так как этого жреца гоблинов…

— ...Ох.

Невероятно тихий и трясущийся голос сорвался с губ Дворянки Фехтовальщицы. Её прекрасное лицо слегка побледнело. Она сжала свои руки, хоть её руки и были до сих пор покрыты бинтами. Что эти руки натворили? Что она натворила с их помощью? Из прихоти? Из-за резкого порыва желаний?

Её глаза задрожали, а взгляд начал метаться от одного члена группы к другому.

— Что ж, этот парень недалеко, — сказал Дворф Шаман так, будто бы сейчас не происходило ничего особенного. — Но он теперь навеки недееспособен.

Он погладил свою бороду одной рукой, а вторую руку засунул в мешочек с катализаторами; его выражение лица можно было назвать олицетворением самой серьёзности. — Думаю, некоторую капельку проблем это нам всё-таки принесёт.

Никто не смог ничего сказать в ответ на его шептание.

Они все понимали, в какой ситуации оказались.

Даже если посмотреть во двор беглым взглядом, можно было предположить, что там находилось более пятидесяти монстров. А авантюристы находились прямо здесь, рядом с ними. Что произойдёт, если гоблины узнают об их присутствии?

Убийство гоблинов старо как время, и происходило оно с самого сотворения мира. И когда оно случалось, гоблины всегда превосходили авантюристов числом.

Тех героев, что не были готовы, что вслепую бросали вызов гоблинам, ждала смерть. И уж тем более, когда они пытались сразиться с монстрами в самом сердце их гнезда.

Убийца Гоблинов не был исключением из этого правила.

Как же этот причудливый авантюрист со своими странными методами умудрялся преодолевать численную разницу? Они ходили с ним вместе на приключения вот уже почти год. Она явно не могла не знать ответа на этот вопрос.

А затем случилось это.

— ...О-ой!.. — от боли простонала Дворянка Фехтовальщица, всё ещё сжимая кулаки.

— Ч-что такое?

Жрица подошла к ней практически машинально и сразу начала осматривать на наличие травм, но никаких заметных ран не обнаружила. Но…

— Хрр-ррр-гхх… гах!..

— У н-неё сильный жар!..

Кожа Дворянки Фехтовальщицы была горячей и, казалось, могла чуть ли не обжечь.

— Что происходит? — спросил Убийца Гоблинов.

— Я-я не знаю. Но это…

Вспоминай. Загляни в прошлое.

Жрица отчаянно копалась в своей памяти.

Внешних ран не было, да и на действие яда это не было похоже. Жар в теле. На неё будто наложили заклинание.

Заклинание? Нет. Это была непростая магия. И тотемов тут не было. Паладин. Священнослужитель.

Божественное наказание… проклятье. Проклятье?

— Ох!..

Жрица посмотрела вниз, на шею Дворянки Фехтовальщицы, полностью открытую после того, как та обрезала свои волосы. Жестокое клеймо жгло её кожу, а глаз зелёной луны сиял так ярко, словно был объят пламенем.

— Это же!..

— Хаах… хррргх… ааргх…

Дворянка Фехтовальщица корчилась и вонзалась зубами в свою же руку в попытках заглушить вызванные болью стоны. Жрица изо всех сил схватила пылающее тело мечницы и посмотрела вверх на Ящера Жреца. Со своим Серебряным рангом он был самым опытным священнослужителем из всех здесь присутствующих. И теперь он с шипением выдохнул.

— Проклятительство злых богов! Я обязан развеять его. Нет, у нас не иметельствуется времени!..

Они были беспечны. Они посчитали клеймо всего лишь ещё одним примером гнусной жестокости гоблинов.

Теперь они всё поняли: именно из-за проклятья даже исцеляющее чудо не могло избавиться от этого шрама.

О Мать Земля, полная милосердия, возложи свою почтенную руку на это дитя!

Даже в такой ситуации они не могли зря тратить время. Жрица мольбами попросила Мать Землю одарить их лечением. Жалостливая богиня погладила щёку девушки своим пальцем, выступив против обитавшего в ней проклятья. Но…

— ГОРУБ?!

— ОРАРАРАГУ?!

В одно мгновение шум и гам начали распространяться по толпе гоблинов.

Авантюристы увидели, что церемония быстро продвигалась; теперь монстры лишь ждали своего жреца и его жертву.

Но он не появился. Он не пришёл.

Минуту спустя гоблин-паладин пробормотал: «ОРГ» — и послал лакея сбегать за жрецом.

Он явно направился в подземную темницу. А там он найдёт тело жреца и освобождённых пленниц. Это было лишь вопросом времени.

— ОРАРАРАГАГА!!! — прокричали гоблины, и их общий шум начал набирать обороты.

Гоблин-паладин вскочил и провыл то, что походило на причудливую молитву.

— ИРАГАРАУ!

— Хурааааааах! — проревела Дворянка Фехтовальщица, лишившись сил для борьбы с болью.

После этого всё произошло мгновенно.

Смотря на двор, Убийца Гоблинов схватил свой меч. Гоблин-паладин смотрел прямо на него.

Их глаза встретились. Один взгляд был скрыт за стальным шлемом, второй же сиял парой золотистых зрачков. А затем...

— ОРАГАРАГАРАГАРА!!!

— Пригнитесь!

По команде гоблина-паладина лучники с до боли отвратительной проворностью развернулись и выпустили залп стрел. В это же мгновение Убийца Гоблинов бросился на пол и в сторону от окна, прихватив с собой девушек.

— Иик!

— ?!...

Жрица взвизгнула; Дворянка Фехтовальщица не издала ни звука, но явно была поражена. Проигнорировав их, Убийца Гоблинов поднял свой щит.

Твок, твок, твок. Слабые звуки раздавались, пока стрелы поливали стену. Гоблины изначально не были сильными созданиями, а когда нужно было стрелять вверх этот факт лишь становился сильнее.

Убийца Гоблинов подобрал одну из стрел; он заметил, что наконечник был прикреплён довольно слабо. И всё же маленькие монстры пытались создать стрелы, способные лететь на дальние дистанции.

— Жалкая имитация.

Полый звук металла сопровождал непрекращающийся шквал стрел. Убийца Гоблинов забрюзжал, выбрасывая лежавшую в его руке стрелу так, будто бы та вовсе его не интересовала. Затем он оглянулся и посмотрел на Жрицу и Дворянку Фехтовальщицу, продолжая держать щит, чтобы защитить их, даже во время разговора.

— Вы в порядке?

— Ох, ух, д-да. Спасибо.

— Нет проблем.

— ...

Дворянка Фехтовальщица ничего не сказала, лишь отвела взгляд от груди Убийцы Гоблинов, под которой она оказалась, но всё равно кивнула.

— Хорошо.

Этого было достаточно. Он посмотрел туда, где чуть поодаль расположились его компаньоны.

— Что насчёт вас?

— Каким-то чудом мы целы! — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Хотя нам явно грозит участь быть сокрушёнными, — сказал Дворф Шаман и махнул рукой.

Ящер Жрец раскинул руки и ноги и накрыл собой эльфийку и дворфа.

— Что же, ныне всё стало крайне интереснисто, верно? — сказал он, радостно прищурив глаза, несмотря на окружающий его шквал стрел.

Людоящеры считали подобные кризисные ситуации испытаниями, а испытания пристало встречать с радостью.

— Мы разделимся на две группы, — сказал Убийца Гоблинов.

— Отличная идейность, — живо ответил Ящер Жрец. — Разделимся по три: воитель, заклинательница и жрица. А такжестно жрец, рейнджер и заклинатель. Да?

— Сойдёт.

— Которая из групп станет приманивателем?

— Я сделаю это, — сказал Убийца Гоблинов. — Танк больше всех подходит для этого дела.

— А мощь моих телес хорошее всего подходит для выношения бывших пленниц из темницы. Понял!

— Хорошо.

Их тихий и быстрый разговор завершился, а стратегия была выбрана. Никто не мог превзойти Убийцу Гоблинов в убийстве гоблинов. И никто не мог превзойти людоящеров в военном искусстве.

— Так давайте же приведём сей план в действенность. Госпожа рейнджер, господин заклинатель, сможенно ли вам пойти со мной?

— Да, конечно, — сказала Высшая Эльфийка Лучница. — Но, боже! Вы только посмотрите на построение, которое они используют для стрельбы этими стрелами! Оно просто выбешивает меня!

— Отложи это на потом, — посоветовал ей дворф. А затем эти трое начали ползком пробираться вниз по коридору, используя Ящера Жреца и его могучие чешуйки в качестве щита.

Убийца Гоблинов кивнул. Теперь ему лишь оставалось сделать так, чтобы его заметили.

— Ладно. Начали.

— Ох — да!..

— !..

Но Дворянка Фехтовальщица тихо и неподвижно стояла на месте. Или, скорее, она просто не могла пошевелиться.

Боль была частью проклятья, а ощущения в шее обжигали её. Она свернулась калачиком и тихо захныкала.

Но это было ещё не всё. Ногти на её пальцах, которые она крепко сжимала в кулаки, прорезались сквозь бинты, и теперь оттуда стекала кровь.

— Вы… вы не должны делать этого, ладно?

Жрица подошла к мечнице и нежно накрыла её руку своей. Две стройные и хрупкие руки естественным образом сложились вместе и чуть ли не сплелись друг с другом.

Дворянка Фехтовальщица слегка вздрогнула.

— ...Я…

Слабейший голосок еле-еле покинул её.

— ...знаю… я… знаю это. Я зна… ю.

Она помотала головой, будто бы пытаясь отогнать что-то от себя, и по её волосам цвета мёда прошла рябь.

— Но…

Похоже, кроме этого она не смогла из себя ничего выдавить; за этими словами не последовало ничего. — Но!..

А затем её прорвало, и слёзы вместе со словами полились бурным единым потоком.

«Сожаление. Сожаление. Боль. Печаль. Почему всё это случилось с ней? Так не должно было…

Так не должно было быть. Все они были импульсивными. Смеялись над ней.

Издевались. И всё же… она была несчастной. Неспособной сделать хоть что-нибудь. Жалкой.

И снова вина была на ней. По её вине всё… так обернулось.

Меч. Она должна была вернуть его. Должна. Вернуть. Вернуть.

Я хочу домой.

Отец… мать…»

— Я не могу… не могу больше вынести этого!..

— ...

Убийца Гоблинов с Жрицей хранили молчание. Они не могли уловить смысл в этом беспрерывном потоке слов.

Дворянка Фехтовальщица хныкала и сопела, словно дитя, отходящее от бурной вспышки гнева. Убийца Гоблинов внимательно слушал её, пока сама она пыталась собрать слова в единую цепочку. Из под своего шлема он внимательно посмотрел на её заплаканное, сопливое лицо.

А затем подумал:

«Из всего того, что было украдено гоблинами, сколько можно вернуть назад?»

— Вот как? — сказал он после этого. — Я понял.

— ...А?

Дворянка Фехтовальщица посмотрела на него, ничего не понимая. Она взглянула и на Жрицу, сидевшую рядом с ней.

— ...Боже, — сказала Жрица. — Ты действительно безнадёжен, да?

О-о-ох. Она всё так же сидела на том месте между Убийцей Гоблинов и Дворянкой Фехтовальщицей, не вставая.

— ...не могу произнести этого.

Вот теперь слова смогли вырваться. Снова. Но он же всё понял, да?

— Убийца Гоблинов, сэр, я ведь говорила, что нельзя отвечать на всё «Вот как»?!

— Вот как?

— Видишь? Ты снова это сделал!

— ...Вот как?..

Улыбка Жрицы была подобна распустившемуся цветку; он многозначительно отвёл от неё взгляд.

— Я верну твой меч.

Затем он встал и приготовил свой щит. Шквал стрел продолжал отскакивать от него. — И я убью того гоблина-паладина. Вместе с остальными гоблинами.

Он выдернул меч со своего бедра. Тот имел странную длину.

— Я говорю не об одном-двух. Не о целом гнезде. Даже не о целой крепости.

Чумазый шлем. Дёшево выглядящая броня. Авантюрист, что носил их.

— Я убью всех гоблинов.

«Так что не плачь.»

От этих слов Убийцы Гоблинов Дворянка Фехтовальщица сильно засопела, после чего слабо кивнула.

§

О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам, потерянным во тьме!

Яркий свет обрушился на гоблинов подобно восходу солнца.

Это был Святой Свет, дарованный Жрице благодаря изматывающей душу молитве.

На таком расстоянии его силы не хватало для ослепления врага, но...

— ОРАРАГА!

— ГРОААБ!!!

...этого было более чем достаточно, чтобы монстры сфокусировались лишь на одной группе авантюристов, в то время как другая проникала в крепость.

Гоблин-паладин выкрикнул приказ, а изо рта его помимо слов вырвалось и несколько капель тёмной слюны, и гоблины пришли в движение. Стрелы продолжили свой шквал, а в это же время отряд гоблинов промаршировал со двора. Предположительно, их план заключался в том, чтобы задержать врагов на месте с помощью стрел, попутно продвигая вперёд основные войска. Уж это было вполне очевидно.

— Однако, пока у нас их жертва, они не могут позволить себе действовать слишком агрессивно, — сказал Убийца Гоблинов, держа свой круглый щит, чтобы защитить находящуюся позади него девушку от летящих снарядов.

Стрелы отскакивали от щита и хаотичным ворохом посыпали пол вокруг них. Он наступал на них, безжалостно уничтожая орудие врага.

— Приятно хотя бы раз быть тем, у кого есть заложник.

Убийца Гоблинов оглянулся на Жрицу и Дворянку Фехтовальщицу, после чего развернулся обратно, дабы внимательно следить за коридором.

— Пошли. Идите в низкой стойке.

— Ох, да, сэр! Мне использовать Защиту?..

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов. — Прибереги её.

У Жрицы оставалось лишь одно чудо. А неправильная оценка ситуации и времени, когда стоило использовать чудо или же заклинание, никогда не окупалась.

Жрица послушно кивнула, но почему-то на лице её красовалась непослушная улыбка.

— Ладно, — сказала она, а чуть погодя продолжила. — Но если станет опасно, я призову её.

— Я доверяю твоему мнению.

От этих слов её сердце затрепетало. «Он доверяет моему мнению

Одно лишь это слово, «доверяю», произнесённое Убийцей Гоблинов, обрадовало её до невозможного.

— Да, сэр! — искренне сказала она. Убийца Гоблинов кивнул ей, после чего перевёл взгляд на Дворянку Фехтовальщицу.

— Бежать можешь?

— ...Наверно.

Это был честный ответ. Девушка потирала покрасневшие уголки глаз. Все сдерживаемые эмоции мощным потоком вырвались на свободу, и, быть может, теперь она чувствовала себя совершенно иначе. Выражение её лица всё ещё было до очевидного застывшим, но теперь в льдинках её глаз сиял свет.

— Ладно.

Убийца Гоблинов выудил факел из своего мешка, щёлкнул огнивом и зажёг его. Он протянул факел Дворянке Фехтовальщице. Та крепко схватила его и теперь посматривала на яркое пламя, активно при этом моргая.

— Ты будешь прикрывать наш тыл. Сбереги нас.

— ...Хорошо.

С серьёзным лицом она кивнула. Что-то мягкое притронулось к её левой руке. Она удивлённо взглянула наверх и увидела...

— Всё будет хорошо.

...стоявшую перед ней Жрицу, улыбающуюся подобно распустившемуся цветку.

— Мы уже зашли так далеко. Думаешь, теперь мы позволим им одолеть нас?

— ...М-м.

Дворянка Фехтовальщица сжала руку Жрицы. После этого они все побежали вперёд, и битва началась.

Осознавали враги это или же нет, но наконечники на всех гоблинских стрелах держались слабо. Да и не были покрыты ядом. Может, это было лишь результатом их прошлой битвы, а, возможно, они попросту затаили обиду. Но по мнению Убийцы Гоблинов они попросту пытались сымитировать его стратегию, и выходило это из рук вон плохо.

Стрелы с ослабленными наконечниками были устроены так, что тряслись во время полёта, из-за чего точность стрельбы падала. О чём вообще думали гоблины, пытаясь стрелять подобными снарядами с такого расстояния? Стрельба на дальние дистанции и без того была сложным делом для изначально слабых гоблинов. А теперь они использовали снаряды, наконечники которых отваливались при ударе о что-нибудь. Неподготовленный новичок был уязвим перед подобной тактикой, но стрелы едва ли могли причинить хоть какой-нибудь урон человеку в порядочной броне.

И всё же, ему это было только на руку. Задача его группы заключалась в том, чтобы выкупить время. Стать приманкой. Они поддерживали своих союзников. Каждый гоблин, чьё внимание они могли обратить на себя, приближал их к победе.

Это, разумеется, будет так лишь в том случае, если Ящер Жрец с остальными справятся со своей частью плана.

— Справляться с этим в одиночку будет всё сложнее и сложнее.

— Убийца Гоблинов, сэр! Они приближаются! Шестеро, нет, семеро!

Жрица выкрикнула слова предупреждения, будто бы подтверждая его опасливые бормотания.

Спереди: группа гоблинов бежала к ним вдоль крепостных стен, и их золотистые глаза сверкали во тьме. В руках они держали дубинки, копья и топоры, с помощью которых хотели избить авантюристов, растоптать, разорвать и осквернить их.

— Хм-м-ф.

Действия Убийцы Гоблинов были просты.

На бегу он достал свой меч, а затем швырнул его.

— ГАРОАБ?!

Один из гоблинов вдруг обнаружил, что в его глотке торчит этот самый меч; он схватился за горло так, словно захлёбывался под водой, а затем вывалился из бойницы, исчезая во тьме.

Разумеется, остальные гоблины не были шибко напуганы случившимся.

«Глядите. Этот глупый авантюристишка только что выбросил своё оружие. Нападайте! Убивайте! Разорвите их на кусочки!»

Но в этом и крылась их ошибка.

— Сначала один. Затем два.

— ГАРАРА?!

Щит в его руке резко поднялся ввысь, кроша череп находящегося впереди гоблина. Заострённая кромка щита сама по себе являлась оружием, и со своей задачей она справлялась на отлично.

Отмахнувшись от отвратительных брызг вражеской крови, Убийца Гоблинов подобрал каменный топор убитой твари.

— Три!

Пока гоблины нападали на Убийцу Гоблинов, тот явно не испытывал недостатка в оружии.

Безжалостный каменный топор полетел прямо в головы третьего и четвёртого существа, раскраивая их черепа так же, как это было с уже погибшим их товарищем.

— ОРАГ?!

Четвёртый. Пятый. Шестой. Меняя одно оружие на другое, а потом на ещё одно, он уничтожал по гоблину с каждым вздохом.

Гоблины не были способны использовать преимущества своей численности в столь узких бойницах, и это было тем, что маленьким монстрам ещё предстояло осознать.

Авантюристы пробивались сквозь ряды монстров, обрушивавшихся на них подобно омерзительным волнам.

Конечно же, Убийца Гоблинов разбирался с ними не в одиночку.

Одно из созданий воспользовалось своим небольшим размером, чтобы уклониться в сторону и направиться прямо к женщинам.

Получай!

— ГАРО?!

Но взмахом своего звенящего посоха Жрица дала ему хороший отпор. Наносимый посохом урон был минимален, но его было вполне достаточно, чтобы оглушить гоблина.

— Ах ты-ы-ы-ы-ы-ы!

— ОРАРАГ?!

А оглушённый гоблин становился лёгкой жертвой для Дворянки Фехтовальщицы. Она взмахнула факелом, словно горящей дубиной, и отбросила монстра прямо в стену.

Её плечи вздымались, но глаза всматривались во тьму.

— Они приближаются и сзади!

— Сколько?

— ...Не могу точно сказать.

Она прикусила губу. — Но их много!

— Ладно.

Убийца Гоблинов привычным движением достал из своего мешка бутыль и бросил её позади себя. Она пролетела над головами Жрицы и Дворянки Фехтовальщицы со звуком проплывающего бриза, приземлившись прямо на головы приближающихся гоблинов.

Когда керамический сосуд разбился, раздался небольшой грохот; тягучая жидкость разлилась повсюду. Дворянка Фехтовальщица наверняка никогда не видела и не слышала о ней, но вот Жрица её вспомнила.

У неё было множество имён: Масло Медеи, нефть… и бензин.

— ГАРАРАРА?!

— ОРАГ?!

Помимо разрубания врагов своими руками существовали и другие способы убить их. Гоблины заёрзали и заскользили по липкой жиже, падая со стен. Раз уж столько существ собралось на вершине крепостной стены, этого вполне стоило ожидать.

И всё же, гоблины всегда будут гоблинами. Они перебрались через падших товарищей, прошли через лужу бензина и устремились к авантюристам даже при том, что их численность заметно упала.

— ГРАРАМ!

— ...Хи-я-я-я-я!

Дворянка Фехтовальщица энергично отмахивалась от них. А факел напоминал огромную красную кисть, осыпающую всё искрами, словно пытаясь раскрасить тьму ночи светом звёзд.

Один гоблин попал под удар и упал со стены. Второй же набросился на неё. Она встретила его размашистым ударом факела. Третий гоблин уже пробрался к ней за спину, создавая угрозу проникновения в их ряды с одной стороны.

— Оставьте его мне!..

Это была Жрица. У Дворянки Фехтовальщицы не было времени на ответ, пока она разбиралась с четвёртым гоблином, которому наносила множество ударов, пока тот не прекратил шевелиться.

Да, но теперь пятый и шестой были на...

«Мне не продержаться!..»

Её рука, которой она размахивала факелом, стала тяжелее, а движения замедлились. Её дыхание стало прерывистым, а зрение затуманилось.

Она могла услышать звуки собственного дыхания, пульсацию собственной крови. В её ушах царил звон, из-за которого было сложно слышать.

Дворянка Фехтовальщица оглянулась назад в поисках помощи. Но Жрица размахивала своим звенящим посохом так быстро, как только могла, пытаясь отогнать от себя ораву приближающихся существ.

— Да чтоб вас!.. — приговаривала она. — Их... всегда так много!..

Убийца Гоблинов находился прямо позади неё, и ждать от него помощи также не было смысла.

Дворянка Фехтовальщица почувствовала затхлое дыхание гоблина на своей бледной щеке; они подбирались всё ближе и ближе.

— Ох…

Унижение и чувство полной безнадёги, которое она испытала на заснеженной горе, ярким воспоминанием вынырнули из пучины её воспоминаний. Отвратительная вонь гоблинов. Безудержные и буйные руки. Безжалостное насилие и жестокая алчность. Тупые ухмылочки.

От одних лишь мыслей об этом её тело напряглось, а горло сдавило от ужаса. Сила вернулась к её рукам.

В левой её руке безошибочно угадывалось человеческое тепло; в правой же пылал неисчерпаемый свет.

Перед её глазами промелькнуло воспоминание о том, как Убийца Гоблинов сражался в той подземной темнице.

— ...Ах… а-а-а-а-ах!

На мгновение её тело начало двигаться быстрее, чем мысли, когда она замахнулась факелом на гоблинов.

— ГАРОАРААРА?!

К несчастью — или, быть может, всё-таки к счастью? — её целью стал один из гоблинов, который уже пересёк лужу бензина. Пламя моментально разнеслось по его коже, и он упал с бойницы, всё ещё корчась в агонии.

— ГРОООБ!!! ГРААБ!!!

Однако, гоблины всегда полагались на свою численность. Один из них попросту продвинулся вперёд и заткнул образовавшуюся брешь.

— Ху-ра-а-ах!..

Обратной хваткой Дворянка Фехтовальщица обрушила свой кулак. В этой руке она скрывала алюминиевый клинок, которым пронзила монстра.

— ГАРОАРАО?!

— Ч-чтоб вас всех!..

Клинка, вошедшего существу прямо под ключицу, было достаточно, чтобы оборвать ему жизнь; она пнула труп подальше, вырвала из него своё орудие и вновь посмотрела вверх.

Вдруг она почувствовала, как наплыв гоблинов прервался. Возникла пауза, несколько драгоценных секунд, прежде чем следующая волна начнёт свой ход. Дворянка Фехтовальщица глубоко вдохнула, успокаивая своё дыхание.

Она была уверена, что ни за что бы не смогла провернуть то, что совершила несколько минут назад. С яростью в качестве источника силы и с оружием в руках она бросалась прямо в орду гоблинов, совершенно не задумываясь ни о прошлом, ни о будущем. И…

— Фу-ух… ху-ух… фу-ух…

Но тут ведь была и Жрица. Даже отчаянно глотая воздух, она отказывалась отпускать руку Дворянки Фехтовальщицы. Её пальчики были тонкими, красивыми и при этом... при этом такими тёплыми.

— ...

Дворянка Фехтовальщица тихо посмотрела на эту руку. Желания нырнуть в толпу гоблинов не было достаточно, чтобы заставить себя вырваться из хватки Жрицы. В конце концов, Убийца Гоблинов, спасший Дворянку Фехтовальщицу, доверил Жрицу именно ей.

— Тринадцать… отлично.

Сам же мужчина заговорил, даже не оглянувшись в их сторону, и бросил ей новый факел. Ей удалось поймать его, воспользовавшись краткими мгновениями покоя между бьющимися о них волнами гоблинов, поджечь факел и покрепче схватить его.

Она бросила взгляд на лицо Жрицы; пот стекал с её лба, а черты лица были напряжены от нервов, но при этом она всё равно улыбнулась Дворянке Фехтовальщице. Дворянка Фехтовальщица подумала, что сейчас она наверняка выглядела точно так же.

Она прекрасно знала, что в определённые моменты люди были способны кардинально меняться, будь то к лучшему или худшему.

§

— Как там дела наверху?

Высшая Эльфийка Лучница привычным движением подстрелила ещё одного гоблина, после чего повернулась к своим друзьям.

Внутри крепости были гоблины. Не так много, как на стенах, но вполне достаточно, чтобы битвы становились неизбежными. Звуки битвы, доносившиеся до ушей эльфийки, лишь усиливались, но она успокаивала себя тем фактом, что среди этой какофонии не было слышно людских криков.

— Ах-ха! Длинноухая, ты ведь волнуешься о Брадорезе, не так ли?

Дворф Шаман захохотал, доставая бурдюк и делая из него глоток. — Как бы тебе хотелось оказаться там, да?

— Да не особо. Я совершенно не беспокоюсь об Оркболге.

Она хмыкнула, будто бы эта тема ей наскучила, после чего достала ещё одну стрелу из своего колчана. — Я волнуюсь о тех двоих.

— Да ты явно беспокоишься о том, что эта новая девчонка заберёт его у тебя! Как это по-детски.

— И вовсе не об этом я беспокоюсь!

Её уши оттопырились, и она уставилась на дворфа. Возможно, она осознала, что её реакция была чересчур бурной, потому что следующие её слова были произнесены более нежно, чуть ли не смущённо. — ...Они мои друзья. Разве плохо переживать о них?

— Ну конечно же в этом нет ничего плохого.

— А?

Высшая Эльфийка Лучница резко заморгала, ошарашенная тем, что дворф так легко согласился с ней.

— Ты же эльфийка. Большая и важная подруга!

И всё-таки он издевался над ней. Но при этом похвалил её, или же так просто казалось. Она хотела разозлиться, но не смогла заставить себя сделать это. И всё же, она не могла просто взять и пропустить это мимо своих ушей. Она решила забурчать и уставиться прямо на дворфа, но тот проигнорировал её и сделал ещё один глоток вина.

— Ха-ха-ха! Так будь милорд Убийца Гоблинов здесь, вам не было бы нужды в спорности.

С радостью на лице Ящер Жрец наблюдал за этими двумя, а его язык с шипением выскользнул изо рта.

На самом деле, в этом трио он был самым юным, но ему никогда не надоедало наблюдать за эльфийкой, которая вела себя на тот возраст, что был гораздо меньше её реального.

— Ну что же. От болтаний на месте сём нам выгоды никакой не сыскать. Как дально мы забрались?

— Мы уже недалеко от комнаты, которую ищем, — сказал Дворф Шаман, вытираю бороду рукой, облачённой в рукавицу. Он закупорил бурдюк и легонько постучал по стене. — Честно говоря, когда мы уже закончили дела в той темнице, возвращение туда будет делом не из лёгких.

— Ох, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, почувствовав повод для издёвки. — А я-то думала, что дворфы настолько же храбры, насколько и толсты. Неужели это не так?

— Смотри.

Движения Дворфа Шамана были грузными, а сам он крайне серьёзно мотал своей головой. — Я выгляжу так хорошо как раз потому, что я такой храбрец. В отличие от тебя. Я даже отсюда слышу, как стучат твои коленки!

— Ах ты!.. Дворф! Винная бочка!

— Да-да, наковальня, в чём дело?

— Ха! Ха! Ха! Ха!

Разумеется, пусть сейчас они подшучивали друг над другом, но никто из них не стоял на месте без дела. Малое количество врагов означало, что большинство атаковало их друзей. У них не было времени и половины своей боевой мощи. Один неверный шаг, рождённый от паники, мог свести все их общие усилия в абсолютное ничто.

Тот факт, что они были начеку и пока что не совершали никаких ошибок, отлично показывал, кем они были на самом деле. Именно поэтому у них не было времени для пустой тревоги. Да, иногда можно было преуспеть в деле, несмотря на всю скопившуюся нервозность. Но было крайне важно продолжать болтать, вести себя расслабленно и спокойно делать свою работу так, словно в сложившейся ситуации не было ничего необычного.

По сути дела, ни одному гоблину, с которым они сталкивались, не удалось сбежать. Между шквалом стрел Высшей Эльфийки Лучницы и яростным градом клыком, когтей и хвоста Ящера Жреца жизни врагов обрывались практически моментально. Помимо этого, вперёд их вёл Дворф Шаман; он находил для них самые короткие и быстрые маршруты.

— А вот и оно.

Они прибыли к очередной массивной двери дворфов. Дворф Шаман принюхивался к воздуху, будто бы проверяя что-то, после чего кивнул и развернулся к Высшей Эльфийке Лучнице. — Ладно, вскрывай.

— Ага, конечно. Оставь это мне.

Она хлопнула его по плечу и поменялась с ним местами, после чего прильнула к двери. Она достала свою тонкую ветвь, резво проверила замочную скважину на предмет наличия ловушек и приступила к вскрытию замка.

Пока она занималась этим, Дворф Шаман и Ящер Жрец были заняты высматриванием врагов. Каждый из них держал в руках своё любимое оружие — праща у первого и Когтемеч у второго — и внимательно осматривали территорию.

Пока что не было никаких признаков появления гоблинов. Они могли лишь благодарить богов за удачный бросок костей.

— Эй, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, вздёрнув ушами. Она прилежно орудовала своей отмычкой, заставив замок издать «щёлк».

— Ты уверен, что это сработает? Не то чтобы я сомневалась в тебе, но эта затея уже как-то раз провалилась…

— Должен признать, я волновался о том же самом. Чешуйчатый, что скажешь?

— Единая провальность не значит, что план безнадеян.

Ящер Жрец выступил вперёд, пока Высшая Эльфийка Лучница проворно отпрянула от двери. Каждый был бы рад иметь в своих соратниках такого рослого товарища, как Ящер Жрец, особенно во время нападения на крепость, кишащую гоблинами.

— Штурмующие замок всегда предпочительствовали затоплять его, но есть и ещё единый способ.

Он открыл дверь пинком и осмотрелся, после чего раскрыл свои челюсти и улыбнулся, словно нага. Находящаяся рядом бочка была доверху наполнена чем-то — кусками не пойми чего, больше напоминавшего толчёных муравьёв.

— И способ сей — заморить их голодностью.

§

Фу-шу-ух. В этот момент из угла заброшенного замка вырвался сгусток пламени.

— ОРАРАГА?!

— ГРОАБ!!!

Даже жестокие гоблины, верные в основном лишь собственной жадности, были удивлены случившимся и лишь ошарашенно верещали.

Смертельное столкновение со второй волной было окончено; теперь начиналась битва с третьей. Вокруг них располагалось пятнадцать-шестнадцать гоблинов, застывших на месте и наблюдавших за тем, как весь их провиант окутало пламенем.

— Отлично.

Убийца Гоблинов был не из тех людей, что упустили бы такую возможность. Он уже отскочил со своего места и понёсся вдоль стены замка, попутно выкрикивая приказы. — Факел! Брось его вперёд! Сейчас!

Дворянка Фехтовальщица покрепче сжала факел, служивший ей оружием, и на мгновение посмотрела себе под ноги. А затем, на этот раз скорее решительно, чем рефлекторно, она швырнула маленькое ручное пламя.

К этому моменту даже она понимала, куда надо было целиться. Факел упал по дуге, и языки пламени начали охватывать пространство вокруг себя. Брошенный Убийцей Гоблинов бензин стал стеной огня, полностью блокирующей гоблинам путь.

— ГРОАА?!

Одно невезучее существо попало под взрыв и стало живым факелом; оно отчаянно молотило конечностями и каталось по земле, прежде чем навеки затихнуть.

Столкнувшись со столь ужасной смертью, гоблины явно не спешили перескакивать через огненную преграду, однако ярость в их сердцах клокотала. В некоторых историях рассказывалось о храбрости, что превосходила даже страх смерти, но это было последним, что только могло прийти гоблинам на ум.

— Двадцать девять. Почти пора.

Убийца Гоблинов отбросил свою покрытую ошмётками мозгов дубину и забрал меч у трупа гоблина, лежавшего у него под ногами. Он схватил меч, опробовал пару приёмов, а затем кивнул. — Мы отступаем. Приготовьтесь...

— Убийца Гоблинов, сэр! — прокричала Жрица, дабы предупредить об опасности. Скорее всего, без этого крика здесь бы его приключение и оборвалось. Инстинктивно он развернулся и сделал выпад мечом, и тот вылетел из его рук вместе с дождём искр. Белая линия нарисовалась на его ключице, прямо между шлемом и бронёй.

— Зараза!..

Убийца Гоблинов мгновенно отскочил назад; перед ним возникла вспышка алюминия. Этот меч не был ни зачарованным, ни священным. И всё же, он бы смотрелся уместно даже в руках героя.

— ГРААОРРРН!..

Гоблин стоял перед ним, от брони его поднимался дым, а в глазах плясало пламя. Он перескочил через стену огня; он был подобен посланнику богов, отправленному сразить врагов во имя своих братьев. С алюминиевым мечом в правой руке и с каплевидным щитом в левой он был похож на карикатурное изображение святого воина.

Гоблин-паладин.

— Ты опоздал, — спокойно сказал Убийца Гоблинов. Он выставил свой меч, который теперь был укорочен до состояния кинжала. Это была стандартная для него стойка: поднятый щит, полуприсед и запястье, вращающееся до тех пор, пока меч не укажет в сторону врага. — Но я ожидал твоего появления.

— ГАРОАРОБ!..

Гоблин-паладин совершил какие-то странные движения своими перегруженными от снаряжения руками, показывая какой-то неизвестный жест. Вполне легко было заключить, что он выказывал похвалу Внешнему Богу, обитавшему на зелёной луне.

— ...Ха-а… а-ах!..

Когда Дворянка Фехтовальщица осознала, кто оказался перед ними, из неё вырвался сдавленный крик. Клеймо на её шее пылало так жарко, что чуть ли не горело. Знак Внешнего Бога начал пульсировать. Он начал набухать, будто бы готовый взорваться в любой момент…

От зрелища, которое она представила в своей голове, её колени затряслись. И всё же, при этом она ни на секунду не отводила взгляд от одной вещи — серебряного меча, который гоблин держал в своей руке.

«Это моё. Моё… это украли у меня…»

И этот меч был направлен на её — она была удивлена, осознав, что использует это слово — товарищей.

— А-ах… н-н-нет!..

Звуки шагов приближались. Гоблины, воодушевившись появлением своего чемпиона, окружили стены и начали подбираться к авантюристам.

Выхода не было. Это они загнали паладина в угол, или же он загнал их? Неужели всё закончится здесь?

«Что же мне делать? Что же мне?..»

— Поторопись.

Спокойный, почти что механический голос прорвался сквозь пелену её смятения. — Я выиграю тебе время.

— Да, сэр! — тотчас же ответила жрица своим звонким голосом.

Дворянка Фехтовальщица закусила губу. С её затылка начала вытекать струйка крови; она даже могла почувствовать, как та стекала по её шее.

Но она была в порядке. И была уверена в этом. Она сделает так, что с ней всё будет в порядке.

— ...Верно.

Принятые двумя девушками действия были диаметрально противоположными.

Слова истинной силы полились изо рта Дворянки Фехтовальщицы.

Тонитрус… ориенс!.. Да...разразится!

Жрица в свою очередь молилась богине, но не просила о чуде.

— О Мать Земля, полная милосердия. Даруй нам защиту свою…

Убийца Гоблинов сказал, что доверяет им, а потому они действовали именно так.

Доверил одной защищать Жрицу. Доверил другой использовать Защиту в подходящий момент.

— ИРАРАГАРУ!!!

— ...Хрк!

Гоблин-паладин принялся за дело, залепетав молитву своим причудливым богам. Удар его меча был быстр и резок, и с лёгкостью снёс щит Убийцы Гоблинов, который тот выставил навстречу мечу.

«Покарай человека!»

В целом, гоблины были склонны обладать маленьким ростом. И всем им не хватало физической силы, за исключением хобгоблинов. Однако, алюминиевый меч помог компенсировать это. И сейчас Убийца Гоблинов увидел в руках твари предмет, которого стоило остерегаться. Если он был зачарован чудесами Внешнего Бога, то обычная броня была бесполезна перед его ударами.

С зачарованной бронёй дела обстояли совершенно иначе, но Убийце Гоблинов подобные предметы не нравились. Да и сама ситуация, в которой он оказался чётко показывала, что может случиться, окажись такие вещи в лапах врага.

— Хм-м-ф.

Убийца Гоблинов орудовал мечом равнодушно, но мастерски. Простое скрещивание клинков не могло стать основой нынешнего боя; он сам мог определить, что это было бы бесполезным занятием. Он мог бы ударить по оружию противника сверху, обрушивая тот вниз, а затем пронзить его своим укороченным мечом в любую удобную брешь.

Это было совсем уж не в стиле авантюристов, подобная техника больше подходила для грубой и смертельной дуэли на задворках какого-нибудь городка. Он точно не ждал, что гоблин-паладин, скорее всего обучившийся владению мечом, подглядывая за авантюристами, сможет ответить на это.

Хотя, даже для Убийцы Гоблинов было слишком опасно попросту пробиваться вперёд. Он принял удар щитом, отскочил назад, после чего занёс свой меч и обрушил его вниз, выбив оружие из рук противника. Он выставил свой меч и в прыжке бросился вперёд, позволив импульсу сделать его выпад сильнее, уколов тем самым врага.

Разница в размерах, физической силе, снаряжении, стратегии и опыте положила решающий конец этому обмену ударов.

Но не битве. Завершиться она должна была совершенно иначе: руками двух хрупких девушек, бьющихся с пятнадцатью гоблинами.

Один взгляд на жестокие улыбки маленьких созданий делал ясным, какие алчные фантазии вертелись в их крошечных мозгах.

— Хех-хех.

И всё же, несмотря на это, несмотря на всё, что творилось вокруг неё, на лице Жрицы сияла крохотная улыбочка.

Человек, что прикрывал её спину. Тот, кто доверил ей прикрывать свою спину. Она знала его, и тот никогда не выкладывался на полную в подобных ситуациях. И он уж точно не просил её использовать свои чудеса в такие моменты.

Так что сейчас было не время для этого. Момент, когда нужно будет призвать Защиту придёт, но это был не он.

А это значило, что сейчас ей нужно было как можно скорее придумать план побега…

Она быстро осмотрела свой инвентарь и достала оттуда особый предмет, который они обсуждали ранее. Рядом же с ней…

— ...Иякта! Гром!

...было завершено заклинание Молния.

Благодаря нему из ладони Дворянки Фехтовальщицы начала прорастать прямая линия, устремившаяся прямо к… что ж, кто угодно подумал бы, что к гоблину-паладину, верно?

— АГАРАРАБА?!

— ГОРРРББ?!

Но нет. Её атака попала по приближающейся орде.

— И-и-я-я-я-я-я!

В это же мгновение всё поле боя побелело. От несущихся потоков воздуха раздался настолько невероятный шум, что можно было представить, будто бы это вой Громового Дракона*, а затем на монстров обрушилась молния.

Поражённые вспышкой гоблины начали набухать и взрываться, вереща от агонии.

Использовать мощное заклинание против скучковавшихся врагов было стандартной тактикой. Белый дым, влекущий за собой едкую вонь горелой плоти, поднялся вверх и смешался с дымом от пожара. Дворянка Фехтовальщица не смогла устоять перед мимолётной мыслью: это место было воплощением самого ада.

— ...Получайте!..

Улыбка на её лице была нерешительной, всего лишь попыткой выглядеть сильной, выглядеть уверенной в себе; но девушки справились с задачей, и сомнений в этом не было. Жрица провела рукой по своему покрытому копотью и потом личику и закричала:

— Убийца Гоблинов, сэр! Всё в порядке!

— !..

Реакция Убийцы Гоблинов была мгновенной. Он провернул свой меч в руке, чтобы схватить его обратной хваткой, а затем, ни секунды не колеблясь, швырнул его в гоблина-паладина.

— ГАРАРАИ!!!

Решив, что это всего лишь заумный трюк, гоблин-паладин поднял свой щит и отразил им прилетевший меч. Но также он загородил себе вид на творящееся впереди.

Это продлилось лишь мгновение. Но это всё, что требовалось Убийце Гоблинов.

— Ху-ах?!

— ...Ах!

Две девушки закричали: они вдруг осознали, что Убийца Гоблинов схватил каждую из них в охапку и изящно спрыгнул с бойницы.

До рассвета оставалось совсем мало времени; нежные лучи солнца уже начали потихоньку падать на землю. Они словно парили по воздуху.

Колючий и острый как нож ветер пронёсся по щекам девушек.

А затем чувство парения, падения вниз резко прервалось, будто они упали на землю.

Но они не упали. Рука Убийцы Гоблинов крепко держала нечто.

Набор Авантюриста.

Из под шлема раздавались приглушенные звуки участившегося дыхания. Кажется, на лице Убийцы Гоблинов сияла нетипичная для него улыбка.

— Как там говорится: «Никогда не покидай дом без этого...»

Крюк и верёвка.

То, что Жрица — обладательница Обсидианового ранга, который был лишь на ступень выше низшего в карьерной лестнице авантюриста — благоговейно носила с собой. Крюк крепко вошёл в крепостную стену, а верёвка свисала с неё наружу; можно ли было придумать маршрут для отступления лучше этого?

— ИГАРАРАРОБ!!!

Они посмотрели наверх и обнаружили там гоблина-паладина, с рёвом облокотившегося о стену, а лицо его перекосило от ярости.

Гоблины жили преимущественно под землёй. Он наверняка, как предположили авантюристы, никогда не видел, чтобы кто-то сбегал, спрыгнув с высоты.

Монстры не могли моментально устроить контратаку, но их грязных умишек было вполне достаточно, чтобы сразу же приступить к отсоединению крюка.

Не то чтобы Убийца Гоблинов собирался позволить им сделать это, конечно же. Вместе с Жрицей и Дворянкой Фехтовальщицей, держащихся за него с каждой стороны, он упёрся ногами о стену и начал спуск серией затяжных прыжков. Его движения были быстрыми и уверенными — очевидно, что они были продуктом ориентированных на это тренировок.

—А м-мы не тяжёлые?.. — спросила Жрица.

— Слегка.

Вопрос только-только вырвался из неё, а она уже чутка нахмурилась от ответа. Она покраснела и почувствовала, как нотка её злости направилась в его сторону. Вполне естественно, что девушка её возраста прокричала ему в ответ:

— Ты должен был сказать: «Нет, вы совершенно лёгкие»!

— Вот как?

— Да!

— Ясно.

Убийца Гоблинов кивнул, хотя шансы того, что он понял причину её расстройства были крайне малы.

Почти в ту же секунду, как ноги Убийцы Гоблинов коснулись заснеженной горы, верёвка была порвана и упала на них. Он собрал её и обмотал вокруг своего плеча.

— Я отплачу тебе позже.

Это был крайне неподходящий момент, чтобы думать о таких социальных тонкостях, но это было настолько в его стиле, что даже на лице Дворянки Фехтовальщицы появилась лёгкая улыбка.

Но это был ещё не конец.

— ИГУРАРАРАРАБОРР!!!

Гоблин-паладин, обезумевший от ярости, издал мощный вопль, эхо которого разнеслось по горе, снося снег с крепостных оплотов. Со скрипом и лязгом гигантские главные ворота начали открываться.

Им нужно было поскорее выдвигаться, иначе они рисковали оказаться там, где всё началось.

— ...А где остальные? — спросила Дворянка Фехтовальщица.

— Скоро будут здесь.

Так оно и вышло. Раздался хруст, и покрытая снегом земля начала вздыматься, после чего оставшаяся часть группы выбралась на поверхность.

— Фу-уф! А-а-ах! Когда всё это закончится, меня точно будет тошнить от гоблинских туннелей! — воскликнул Дворф Шаман, выползая из норы, словно крот.

— Пора наверх, — сказал он, потянувшись обратно к туннелю и схватив кого-то за руку. С немалой галантностью он помог Высшей Эльфийке Лучнице выбраться на поверхность.

— И ты явно не шутишь, — сказала она, хмурясь и отряхиваясь от пыли. — Поверить не могу, что вы, дворфы, живёте под землёй. Ты точно уверен, что вы никак не связаны с гоблинами?

— Навостри-ка эти длинные ушки и послушай меня, двухтысячелетняя ты наковальня. Есть вещи, о которых можно шутить, а есть те, о которых шутить нельзя.

— Двухтысячелетняя что? Коротышка, ты хочешь развязать войну?

И они начали ссориться. Это была их стандартная перепалка, но она началась так неожиданно, что Дворянка Фехтовальщица была полностью ошеломлена.

— ...Эм. Кхем…

— Всё прошло по плану, — сказал Убийца Гоблинов.

— Именнисто так! — произнесла чешуйчатая голова, выскочив из под земли. Выглядел ящер довольно монструозно, но выбраться ему удалось безо всяких проблем. — Волноваться не о чем. Пусть состоятельство их и выглядит печальны, однако безвредимы они.

Пусть Ящер Жрец и выглядел пугающе, одновременно с этим он был счастлив. В каждой его подмышке висело по две лишённые воли пленницы — всего их было четверо. Его физической силы было вполне достаточно, чтобы без особых усилий передвигаться даже с таким весом, а оказанная женщинам первая помощь могла даже считаться образцовой. Судя по всему, за их жизни действительно не стоило переживать.

— Слава богу…

Жрица с облегчением вздохнула, а в уголках её глаз скопились слёзы. — Я волновалась обо всех вас. Вы не поранились?

— Ни единой царапинки! — сказала Высшая Эльфийка Лучница, ненадолго оторвавшись от спора с Дворфом Шаманом. Она горделиво выпятила свою маленькую грудь. — А что насчёт тебя? Ты ведь не пострадала, да? В руках Оркболга всякого можно ожидать…

— Ох… ха-ха-ха-ха. Нет. Мы все в порядке. Никаких проблем.

— Ну ладно.

В ответ на храбрую улыбку Жрицы Высшая Эльфийка Лучница удовлетворённо кивнула. Затем она посмотрела на Убийцу Гоблинов и, наконец, на Дворянку Фехтовальщицу. Битва была окончена; девушка была покрыта кровью и пылью, но при этом всё равно смотрела на рейнджера глазами, излучающими свет.

Уши эльфийки слегка подскочили, а затем она по-кошачьи улыбнулась.

— У тебя получилось, да?

Она легонько ткнула Дворянку Фехтовальщицу кулаком в плечо. Девушка приложила свою руку к кулаку, резко заморгав. После чего она бросила взгляд вниз, будто бы пытаясь скрыть слёзы, и попросту сказала:

— Да.

— Что ж, как видишь, теперь нам проблем ждать не стоит, — сказал Дворф Шаман, поглаживая свою бороду и хохоча.

И это действительно было правдой.

Пусть заклинание Туннель и выглядело всего лишь способом передвигать грязь и камни, но без него им не удалось бы спасти пленниц. Не вышло бы это и без силы Ящера Жреца, который вынес этих девушек на себе. А без острого восприятия Высшей Эльфийки Лучницы им бы пришлось столкнуться с гораздо большим количеством гоблинов на своём пути.

Они украли у гоблинов оружие, уничтожили их провиант, вызволили пленниц, а затем разобрались с немалой частью ужасных обитателей крепости. Убийца Гоблинов мог лишь представить, сколько времени и проблем это потребовало бы, отправься он на это задание в одиночку.

— Кхем, ну, Брадорез, — с лёгким прищуром сказал Дворф Шаман. — И что же случилось с твоим мечом?

— Я бросил его.

Резкий ответ вызвал у дворфа улыбку и «Так я и думал».

— Что ж, выбирай любое по душе. Оно всё гоблинское, но тебе явно должно подойти.

— Спасибо, это поможет мне. Хотя я наверняка вновь его брошу.

— А-ах, да не волнуйся ты так!

«Всё равно этим трофеям давно пора в утиль.»

Он держал в руках гору мечей, оружие, которое они чуть ранее украли в оружейной.

Итак, гоблины украли его и держали у себя лишь для того, чтобы авантюристы украли его обратно. Убийца Гоблинов посчитал эту мысль весьма странной. Он подобрал оружие, чьё лезвие было больше всего ему знакомо, после чего без единого колебания засунул его себе в ножны. Без вооружения он явно чувствовал себя как без рук.

— Так, теперь нам осталось лишь вернуть меч этой девчонки, верно? — сказал Дворф Шаман.

— Верно.

Убийца Гоблинов достал склянку из своего мешка с вещами: зелье выносливости.

Он выдернул пробку и проглотил содержимое залпом. Распространившееся по его телу тепло было весьма приятным.

Он берёг этот предмет, выданный ему Регистраторшей перед уходом, для особого момента.

Убийца Гоблинов посмотрел на своих товарищей: На Жрицу, девушку, что искренне верила в него; На Высшую Эльфийку Лучницу, решившую прицепиться к нему во что бы то ни стало; На Дворфа Шамана, который был невероятно надёжен в самых критических ситуациях; На Ящера Жреца, которому он мог доверить свою сохранность в битве. И на Дворянку Фехтовальщицу, которая выложилась на полную, чтобы продолжать двигаться вперёд вплоть до этой минуты.

Каждый из них был покрыт кровью, пылью и пеплом. Но они были здесь.

Затем он обратил свой взгляд на горизонт. Пограничный городок находился далеко на юге. Там была Пастушка, ожидавшая его возвращения домой. Там была и Регистраторша.

В его жизни появлялось всё больше и больше вещей, которое он попросту не мог сделать в одиночку.

Такая мысль пришла ему в голову, а за ней пришёл и вывод, что его это почти наверняка устраивало.

В таком случае, ему оставалось лишь одно.

То же, что и всегда.

— Мы идём убить всех гоблинов.

§

У гоблинов не было самого понятия труда и создания вещей собственными руками. Вдобавок к этому они потеряли несколько дюжин своих собратьев в недавней битве. Они смогут избежать истощения, если будут беречь ресурсы.

Однако, для пополнения рядов им требовались матки. Матки и еда.

Чтобы похитить женщин и украсть провизию, им нужно было напасть на деревню.

А чтобы напасть на деревню, им нужно было собрать свою боевую мощь, организовать её, выдвинуться и ударить в подходящий момент.

И всё это было украдено. Их женщин похитили, их оружие выкрали, а их еду отняли силой.

«Мы ничего не можем сделать — совершенно ничего! В этом нет никакого смысла. Это мы тут воруем, а они — те, у кого воруют.

А это? Из-за этого я ничем не отличаюсь от остальных.

Авантюристы врываются в моё гнездо и забирают то, что принадлежит мне — это делает меня всего лишь… всего лишь гоблином!»

— ГОУРРР…

Гоблин-паладин, обладавший большим интеллектом, чем любой из его собратьев, мог сказать, что всё было кончено. В сложившейся ситуации он едва ли мог ожидать, что выжившие гоблины будут и дальше подчиняться ему.

Гоблины обладали сильным чувством товарищества, но тем, что объединяло их была алчность. Они убивали тех, кого ненавидели, насиловали их, крали у них, унижали самыми ужасными способами. А чем ещё мог заняться гоблин?

И теперь путь вперёд был оборван; планы гоблина-паладина были полностью разрушены.

В таком случае, ему оставалось лишь одно.

То же, что и всегда.

Напасть на авантюристов. Убить мужчин, похитить женщин. Тогда он сможет заковать их в своей темнице, накормить плотью их же собственных товарищей и заставить их вынашивать детей, пока их сердца не разобьются вдребезги, а сами они не подохнут.

Гоблины не понимали, что за воровство им могут отомстить, что за это их ждёт расплата. Они поняли лишь то, что стали жертвами событий, и за это им нужно было отомстить обидчикам.

— ИРАГАРАРАРАРА!!!

Таким образом, всё это привело к буйной вспышке ярости.

§

Лучи рассветного солнца упали на горящую крепость, и серебристый блеск освещал гору, на склоне которой всё это и произошло.

Лучи солнца и блеск зенита горы падали на авантюристов, пока те неслись вперёд. Даже простое случайное падение в снег могло стать для них фатальным. Потому что, пока они бежали, за ними гналась группа обезумевших гоблинов, в сердцах которых царило лишь страстное желание прикончить их.

— ИГАРАРАРАРАУ!

Гоблин-паладин поднял вверх свой алюминиевый меч и проревел слова молитвы.

— ГРОАААБ!!!

Гоблины позади него закричали в ответ, размахивая своим оружием и несясь вперёд. Их глаза горели, и грязная слюна стекала с их ртов.

Любые следы здравого смысла выветрились, если, конечно, он у них был.

Помешательство. Так называлось боевое чудо, дарованное богом знаний, идущих извне.

Гоблинов, следовавших за великим паладином, погрузило в пучину безумия. Любые мысли о прошлом или будущем исчезли; на данный момент они желали лишь одного — разорвать авантюристов на жалкие кусочки и растоптать их своими ногами.

Гоблины, превратившиеся в святую армию, буквально не знали страха. Даже в тот момент, когда дождь стрел начал беззвучно осыпать врагов авангарда, выкашивая их ряды. Гоблины просто переступали через трупы и ныряли обратно в снег, а рвение их не уменьшалось ни на йоту.

— Вот почему я ненавижу гоблинов. Численность — это единственное, что у них есть!

Изящным движением Высшая Эльфийка Лучница натянула тетиву лука с вложенной в него стрелой, наконечником которой служила древесная почка, и выпустила её даже при том, что сейчас она повернулась к своим друзьям и делала колкие замечания. Несмотря на такое неосторожное прицеливание, стрела просто никак не могла не попасть в цель.

Навык настолько развит, что был неотличим от магии.

— Но повторюсь, я больше люблю стрелять в таких больших и просторных местах! Никаких тебе стеснённых помещений!

— Следи за своими желаниями!.. — огрызнулся Дворф Шаман.

— Если у тебя есть дыхание на разговор, то должно быть и на бег! Шевелись!

— Да бегу я! Так быстро, как только могу!

Коротенькие и толстые ноги Дворфа Шамана делали его самым медленным бегуном в группе, даже когда он нёсся что есть мочи. Но опять же, вся группа почему-то передвигалась медленнее обычного.

— А что насчёт тебя? — спросил Дворф Шаман. — Как там поживает твоя нога?

— Честно? Всё ещё немного болит.

В её ногу, стройную, как у лани, не так давно попали стрелой. От неприятных ощущений Высшая Эльфийка Лучница прикрыла один глаз, а затем выпустила очередной снаряд.

— Веруется мне, что при оном темпе они точно похватят нас, — сказал Ящер Жрец. Его движения замедлились от холода, да и не стоит говорить, что он всё ещё тащил на себе бывших пленниц. Он призвал Воина Драконьего Клыка и доверил ему одну-двух девушек, но особой прибавки в скорости ему это не дало.

— Вражеское войско истончилось. Я рекомендую позволительствовать мне остаться и сразиться с ними в единочку.

— Н-нет! Вам нельзя!

Жрица, обычно не настолько сильно противостоящая чужим идеям, яро помотала головой. — Одно дело совершать что-то шокирующее или невероятное, когда это помогает тебе победить, но на сей раз это не сработает!..

Кто-нибудь мог бы поинтересоваться, осознала ли она, что повторила одно из любимых изречений Убийцы Гоблинов.

Зелье выносливости относительно помогло, но оно не могло полностью восстановить физическую силу. Они покинули деревню, брели по снегу, всю ночь осаждали крепость, а теперь оказались вовлечены в ещё одну битву без малейшего шанса на передышку. Усталость затупляла разум, затуплённый разум приводил к ошибкам, а ошибки, в их случае, вели к смерти.

— Боже милостный… будь мне хоть немного теплистее, я бы хоть смог передвигаться более эффективнисто.

— Нет, вы не должны… Ох.

Жрица вспомнила о предмете, что лежал в её мешке. Она засунула руку в сумку и достала оттуда кольцо.

— Это кольцо, которое Убийца Гоблинов отдал мне, в него помещено заклинание Дыхание. Большой помощи от него не будет, но...

— Всяко лучше ничта. И я с благодарством приму его.

Ящер Жрец всё ещё бежал и всё ещё нёс на себе пленниц, но при этом умудрился натянуть кольцо Жрицы на свой чешуйчатый палец.

Сразу же после этого он издал поражённый клич: эффект был моментальным и довольно заметным. Однако, его было недостаточно, чтобы в корне изменить ситуацию.

И что им нужно было делать теперь?

Лишь одна из них обладала крупномасштабной огневой мощью. Дворянка Фехтовальщица позволила магической силе начать течь через её тело.

— Я воспользуюсь Молнией, чтобы...

— Нет.

Убийца Гоблинов решительно и прямолинейно отказался от её плана. — Для этого заклинания будет время, но не сейчас.

— ?..

Дворянка Фехтовальщица озадаченно посмотрела на него, пока они бежали рядом. Его лицо как и всегда было скрыто под забралом, и она понятия не имела, о чём он думал.

Он стянул с себя рукавицы, помассировал пальцы, будто бы пытаясь расслабить их, после чего надел рукавицы вновь.

— Я буду защищать тылы. Прикрой меня.

— Уже бегу! — сказал Дворф Шаман с уверенностью молота, кующего меч. Прикрытие и поддержка были истинной стезёй заклинателей. — Что есть снег, если не простая вода? А что может подходить воде лучше грязи?

Он завертелся, словно волчок, почти не смотря на гоблинов и хлопая руками по заснеженной земле. В каждой его руке находилось по шарику грязи, который был подходящим для заклинания катализатором.

Слушайте гномы! Услышьте ундины! Создайте мне лучшую в мире перину!”

С лёгким «шплехсь» земля смягчилась. Снег растаял прямо у них на глазах и превратился в воду, а та смешалась с мягкой почвой и вскоре стала полем грязи.

Западня. Пока это заклинание было направлено в противоположную сторону, оно не должно было задевать авантюристов. И попались в него только гоблины.

— ГАРОБА?!

— ОРАГ?!

Первые прибывшие существа поскользнутся, размахивая руками, а их ноги застрянут в грязи. Затем их сразу же раздавят их же сотоварищи. Это поможет немного уменьшить численность вражеского войска и слегка замедлить его.

Или, так должно было случиться.

— ОРАГАРАРАУ!!!

Однако, в этот момент по полю боя пронеслась молитва гоблина-паладина. И, узрите же! Гоблины, окружённые белым светом, с лёгкостью прошли по грязи.

— Ч-чего?!.

От случившегося Дворф Шаман впал в полное смятение. Такого ни за что не произошло бы, будь их врагами обычные гоблины. Но эту ораву вёл гоблин-паладин.

Должно быть, это было чудо Контрзаклинание.

— Га-а-ах! — воскликнул Дворф Шаман. — Тупые подлые гоблины!

— Похоже, нам придётся оставить всю работу моим стрелам, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, впуская снаряд в приближающуюся орду гоблинов. Он пролетел сквозь ряды монстров, словно нить сквозь игольное ушко, направляясь прямо к паладину…

— ГАРОАРО?!

— ...Ох!

Высшая Эльфийка Лучница цокнула языком. Другой гоблин выскочил перед лидером, пожертвовав собой. — А-ах, чёрт возьми! А он ведь как раз был там, где мне нужно!

— Вражеская численность уменьшилась. Я поменяюсь с тобой местами, — сказал Убийца Гоблинов, резво передвигаясь в зад формации. Обычным взмахом меча он обезглавил гоблина, который подобрался слишком быстро.

Он швырнул свой меч в следующую подбирающуюся тварь, ногой подкидывая лежащее под ним копьё себе в руку.

— Восемь, девять.

Он сделал выпад, чтобы проверить оружие, после чего оглянулся назад через плечо и продолжил отступление. — Мы не можем направиться прямо в деревню с ними на хвосте. Насколько я помню, на нашем пути должна быть долина.

— Если памятство не изменяет мне, она уже недально, — сказал Ящер Жрец.

— Тогда направимся туда.

Швыряя своё копьё, он оглянулся назад. То пронзило нагрудную броню несущегося в первых рядах гоблина, пришпилив его к заснеженной земле.

— Брадорез, что я тебе говорил?

— Прости.

Дворф Шаман вытащил ещё один меч из украденной груды, которую он до сих пор нёс с собой, и бросил его Убийце Гоблинов. Сражаться таким способом, оставляя трупы врагов и их снаряжение позади, было довольно сложно, потому что метод этот ознаменовал собой неравномерный и быстрый расход вооружения.

Убийца Гоблинов разрубил одного-двух гоблинов, а затем, когда меч затупился от крови и жира, перевернул его и взял обратной хваткой.

— Хрк!..

Раздался приглушённый хруст, когда он воспользовался рукоятью, чтобы раскрошить череп гоблина. Он держался за лезвие руками, облачёнными в рукавицы, и орудовал мечом, словно молотом, убивая гоблинов с одного удара.

— Тринадцать!

Он вытер мозги со своего импровизированного орудия и начал атаковать следующего монстра. Рукоять полностью погрузилась в нагрудник претенциозной гоблинской кожаной брони; существо упало так грузно, что Убийца Гоблинов попросту отпустил меч.

— Ладно, переходим к следующему! — крикнул Дворф Шаман. — Ты хочешь кирку или лопату?

— А это имеет значение? — прокричала Высшая Эльфийка Лучница. — Просто выбери любой вариант!

Именно её скорость и навыки давали им время на смену оружия. Она достала три стрелы из своего колчана и выпустила их так быстро, что невооружённый глаз едва-едва мог заметить их. Три гоблина были пронзены насквозь практически одновременно и умерли так быстро, что даже не успели издать предсмертных воплей, прежде чем рухнуть на землю.

Счёт дошёл до шестнадцати.

Убийца Гоблинов не колебался.

— Мне нужно что-нибудь длинное.

— Тогда бери лопату!

Он поймал брошенную Дворфом Шаманом лопату, развернул её и с выпадом нанёс удар по карабкающемуся на трупах гоблину.

Пытаясь использовать подаренное им драгоценное время по максимуму, две девушки резво неслись позади Ящера Жреца.

— Продолжаем бежать!.. — сказала Жрица.

— ...Нгх.

Дворянка Фехтовальщица лишь бурчала от прикладываемых усилий.

— Примите моё благодарство!.. — сказал Ящер Жрец. Своими небольшими телами девушки подталкивали его сзади. А что касается Воина Драконьего Клыка, тихо несущего пленниц, то группа явно никогда за всё время не была столь благодарна судьбе за этого фамильяра.

Убийца Гоблинов, орудовавший лопатой как копьём, убил ещё одного гоблина*.

— Девятнадцать!

Шестеро авантюристов и четыре спасённые заложницы против настоящей бушующей волны гоблинов, возглавляемой паладином. Такова была истинная природа битвы на отступление вниз по заснеженной горе. Все её участники были искренне преданы своему делу и готовились биться до самой смерти. Их дыхание испускало белый пар в морозный воздух, затуманивая зрение. Их ноги начали дубеть от снега, но вот тела были разгорячены.

Меч зарубил двадцать гоблинов, после чего стрелы Высшей Эльфийки Лучницы подняли счёт до двадцати четырёх; для двадцать пятого и двадцать шестого Убийца Гоблинов взял кирку, после чего бросил топорик в двадцать седьмого, за которым последовала очередная стрела.

Эта битва, начавшаяся с восходом солнца, на данный момент имела итог в виде тридцати мёртвых гоблинов и совершенно не желала прекращаться. Ореол утреннего света падал на снег, испещрённый гоблинской кровью, стекающей длинными линиями, словно нанесёнными кистью художника.

Борьба была отчаянной; она не собиралась заканчиваться, пока у одной из сторон, будь то гоблины или авантюристы, не умрут все члены. Такова была мрачная правда об убийстве гоблинов.

— Продвигаемся вперёд, — сказал Убийца Гоблинов, когда они подобрались к концу долины.

Подобные слова звучали так, словно он решил пожертвовать собой и поторапливал остальных поскорее оставить его позади, пока они ещё могут. И всё же, при этом в его голосе не было ни капли трагичности, он был всё таким же ледяным и бесстрастным.

— Я сокрушу их здесь.

Его заявление заставило всю группу перевести на него свои взгляды.

— В-вы действенно сможете? — спросил Ящер Жрец. Он переместил двух пленниц, чтобы держать их прямо перед собой. В час нужды он сможет прикрыть их собственной спиной.

— Смогу. Я не собираюсь давать им возможности добраться до деревни.

После своего короткого ответа Убийца Гоблинов кивнул Дворфу Шаману. Дворф издал усталый смешок и пожал плечами.

— Прости, Брадорез, это было последнее моё оружие.

— Тогда, милорд Убийца Гоблинов, примительствуйте моё.

— Спасибо.

Вместо одного из трофеев Дворфа Шамана он получил сделанный из клыка меч, дополнительно зачарованный заклинанием Острый Клык. Это было четвёртое и последнее на сегодня чудо, которое мог призвать Ящер Жрец.

Высшая Эльфийка Лучница, выпускавшая стрелы так быстро, как только вкладывала их в лук, вздохнула.

— Я бы хотела прикрыть тебя, но… Оркболг, у тебя не найдётся стрел?

Эльфы были друзьями леса. Попадись ей на глаза ветвь лиственного дерева, она бы сама с лёгкостью могла сделать себе стрелу. Но во всём этом серебристо-белом мире горы не было ни единого деревца.

— Воспользуйся моей пращой, — сказал Убийца Гоблинов, доставая сумку из своего мешка с вещами, при этом совершая пару предварительных взмахов мечом из клыка.

Высшая Эльфийка Лучница поймала сумку прямо в воздухе, попутно прислушиваясь к грохоту камней внутри неё.

— Я не очень хороша в метании…

Её лицо нахмурилось, а уши поникли. И всё же, она прекрасно знала, что выбора не было, и засунула камень в петлю.

— Тебе не нравится лишь потому, что ты плоха в этом, — с усмешкой сказал Дворф Шаман. — Брадорез, мне кажется, я достаточно долго берёг свои заклинания. Что скажешь?

— Сомневаюсь, что есть смысл дальше беречь их. Поступай как знаешь!

Дворф Шаман создал ещё одну Западню. Гоблин-паладин мог бы попросту нейтрализовать её Контрзаклинанием, но для этого ему придётся потратить одно из своих чудес. Всю орду это особо не замедлит, но хотя бы выкупит авантюристам пару столь драгоценных моментов…

Убийца Гоблинов делал глубокий вдох, когда к нему подбежала Жрица.

— Убийца Гоблинов, сэр, вот зелье…

— Спасибо. Прибереги чудо.

— Конечно. Ты ведь доверил мне решать, когда наступит подходящее для него время.

Он выдернул пробку из протянутой бутыли и залпом опустошил её. А пока он был занят этим, Жрица проверяла крепления его брони, стряхивая грязь или снег, которые могли бы помешать его передвижениям. Затем она вздохнула и начала молиться.

— О Мать Земля, полная милосердия. Да падёт на нас благословение твоё…

Эта молитва не должна была вызвать чуда. Это была просто молитва, просьба о благословении. При этом, Убийца Гоблинов никоим образом не посчитал её действия бесполезными или бессмысленными. Он никогда не был столь высокомерен, чтобы отказываться от того, что могло пойти ему на пользу.

Он выбросил маленькую бутылочку в снег и сразу же почувствовал, как эффект зелья распространился по его телу. Он склонил свой стальной шлем набок, будто бы не зная, что сказать, и пристально посмотрел на приближающуюся орду гоблинов.

Наконец, он произнёс лишь:

— Способ есть.

— Да, сэр, — ответила Жрица.

Она не задала никаких вопросов: не из любви, не из зависимости и не из слепого повиновения. Это была простая вера. Вера в Убийцу Гоблинов, человека, что стоял перед ней.

Он вновь перевёл взгляд на неё. После чего кивнул. Этого было достаточно.

— Реши сама, когда надо будет использовать Защиту. А…

Его взгляд медленно переместился к Дворянке Фехтовальщице.

— ...

Её внушительная грудь вздымалась, пока она глотала воздух, но при этом восстанавливала контроль над дыханием. Скорее всего, готовилась к использованию заклинания. Уж это Убийца Гоблинов мог понять.

Значит, ему не нужно было произносить детали плана.

— Когда я подам сигнал — колдуй.

Она кивнула, отчего по её медового цвета волосам пошла рябь. Он добавил ещё пару деталей. Сначала Дворянка Фехтовальщица смотрела на него взглядом, в котором не было и намёка на осмысление, но затем сказала:

— ...Я поняла.

Это всё, что ему надо было услышать.

Вскоре он сделал то, что нужно было сделать.

И теперь ему оставалось лишь ждать.

Убийца Гоблинов посмотрел на небо. Неужели божественные руки до сих бросали там свои кости?

— Начинаем.

Не успев договорить, Убийца Гоблинов устремился вперёд по снегу. Он направлялся прямо к гоблинской армии. Члены группы кивнули друг другу, а затем начали отдаляться от него, таща на себе спасённых пленниц.

Со свистом в полёт отправились камни Высшей Эльфийки Лучницы. Сначала один, за ним второй. Она была неопытна в этом деле, но гоблины падали под градом её снарядов, и этого было достаточно.

А затем появился враг Убийцы Гоблинов, избежать битвы с которым было невозможно.

— ИГАРУРУАРАРА!!!

Гоблин-паладин.

— Хрм-м-ф!

— ИГРУАА!!!

Итак, их битва началась во второй раз. Раздался звон от столкновения металла о металл, когда они скрестили свои мечи, разбрасывая искры над заснеженным полем. Алюминиевый меч паладина превзошёл сделанный из клыка вытянутый меч Убийцы Гоблинов.

«Фушух!»

Снег под их ногами вздымался, подобно туману. Паладин вновь бросился на Убийцу Гоблинов, но воин отвёл его атаку в сторону и отскочил назад. Убийца Гоблинов парировал это нападение выпадом, но его меч бросило вниз от атаки алюминиевого меча.

— Так ты вынес урок.

— ИГАРОУ!

Убийца Гоблинов пнул снег прямо в незатыкающееся лицо воющего гоблина-паладина.

Тараторящий и ослеплённый монстр отступил назад. Убийца Гоблинов же нанёс ему удар своим щитом.

Однако, результатом этих действий стал лишь звон металла.

У гоблина-паладина тоже был щит. Едва ли он мог использовать его на полную, но этого было достаточно, чтобы вовремя отразить атаку.

— !..

— ГРООБ!!!

Два врага столкнулись щитами и начали ходить кругами вокруг друг друга. Их дыхание тоже завертелось водоворотом и побелело.

У Убийцы Гоблинов было преимущество в физической силе, но небольшой размер гоблина-паладина тоже был по-своему пугающим. Тварь было ударила Убийцу Гоблинов в голень своим мечом, но авантюрист отпрыгнул назад, выйдя из радиуса досягаемости.

Он не отводил глаз от противника, дыхание которого выходило в виде пара, и покрепче схватил рукоять своего оружия мокрой рукой, попутно стараясь крепко держаться на скользком снегу.

— ГРАРАБ!!!

— Хрк?!

Раздался приглушённый «дун-н-к», и от его головы отскочила стрела. Должно быть, она была выпущена одним из гоблинских стрелков. Их армия всё приближалась.

Вот почему шлем был так важен.

Он помотал головой, чтобы разрядить возникшее от удара эхо, после чего проанализировал ситуацию.

— Где же твоя честь?! — спросила Высшая Эльфийка Лучница, швыряя очередной камень. Тот пролетел над головой лучника и попал в гоблина позади него. Эльфийка цокнула языком и запустила ещё один снаряд, который на этот раз попал своей цели в плечо, сломав ей кость.

— ГРАОРУРУРУ!..

Однако, она явно была не в том положении, чтобы сдерживать целую гоблинскую орду. Армия наблюдала за битвой гоблина-паладина, но лишь потому, что та служила для них отличным развлечением.

Это вовсе не означало, что с них спал эффект Помешательства. Они просто выжидали, прекрасно зная, что исход битвы будет неизменным, удастся авантюристу победить или же нет. У гоблинов не было того, что мы зовём «рыцарским кодексом». Их логикой управляли лишь обстоятельства, меняющиеся у них на глазах. Ждала ли наглеца, бросившего вызов их лидеру, победа или же поражение — они набросятся на него в тот же момент, как закончится эта битва.

Он не мог тратить попусту ни секунды.

— Ну что ж, — пробормотал Убийца Гоблинов. Он провертел меч в своей руке, резко занял низкую стойку и поднял щит. Гоблин-паладин узнал эту позу; на его лице возникла отвратительная ухмылочка. Он несомненно запомнил их прошлую битву. Щит Убийцы Гоблинов был обращён прямо к нему.

— ОРАГАРАРАРА!!!

Он издал ужасный военный клич и набросился на Убийцу Гоблинов. Его алюминиевый меч был готов к бою. И он бы с легкостью пронзил защиту, в которую не вложили всю силу.

Узрите же! Да, посмотрите, как наконечник меча погружается в щит Убийцы Гоблинов. Смотрите, как легко он проходит комбинацию из кожи, дерева и ткани!

Он проходит сквозь щит, ранит руку, пробивается сквозь нарукавник, пронзая плоть. Кровь стекает по кромке меча, капая на снег и окрашивая его в розовый цвет.

Удар алюминиевого меча был не из слабых и даже ранил плечо Убийцы Гоблинов.

Гоблин-паладин услышал тихий стон того, кто пытался унять свою боль. Он ухмыльнулся, полностью веря в свою победу.

— Ты попался.

Но на самом деле, конец тут ждал только его.

Дальше алюминиевый меч не продвинулся. Он начал толкать со всей силы, но не смог сдвинуть его с места.

Это была рукоять. Рукоять меча Убийцы Гоблинов, достаточно тяжёлая, чтобы орудовать ей как боевым молотом, была вложена в его щит.

— Хр-гр-р!

— ОРАГА?!

А в простом силовом состязании ни один гоблин не мог надеяться одолеть человека. Убийца Гоблинов потянул пронзённый мечом щит на себя, практически забирая с собой гоблинскую руку.

Точнее, будет более верно называть это щитом, который он позволил пронзить. Иначе… иначе зачем он вообще раскрыл свой лучший убийственный приём гоблину-паладину? Зачем попытался помешать ему и ударить своим щитом даже после того, как его меч сломали?

— Гоблины глупы, но далеко не идиоты.

Впервые за всё время гоблин-паладин увидел лицо своего противника. В самой глубине тьмы стального шлема он увидел глаз, пылающий красным светом.

Но вот ты — идиот.

— АГАРАРАРАРА!!!

Убийца Гоблинов повернул свой меч, сделанный из клыка, безжалостно разрывая глотку паладина.

Извержение гнусной гоблинской крови испоганило серебряный мир. Убийца Гоблинов, развернувший своё тело, чтобы защититься от алюминиевого меча, был покрыт внутренностями.

— ГОРА, У?!...

— ГРОБ! ГРОБ?!

Он уставился на гоблинов, застывших на месте от страха прямо посреди долины.

Нельзя было найти более подходящего времени. Сейчас наступил тот момент, на появление которого он надеялся и с нетерпением ждал.

— Колдуй! — прокричал он.

Тонитрус… ориенс… — ответила Дворянка Фехтовальщица. А затем:

— ...иякта!

Вспыхнула молния.

Гора содрогнулась.

Воздух расширялся, когда электричество пролетало сквозь него, но молния попала не в гоблинов. Все присутствующие следили глазами за молнией, передвигающейся, словно паук, и взгляды их уходили всё выше и выше.

Молния ударила в вершину горы.

Раздался грохот, и всё затряслось.

Это могло значить лишь одно.

— Э-эй, а это не чуточку, ну, опасно?! — сказал Дворф Шаман с хмурой миной.

— У меня плохое предчувствие насчёт этого, — добавила Высшая Эльфийка Лучница, и уши её нервно подёргивались.

Они определённо понимали одно: этот метод точно и верно разберётся с гоблинами.

— М-м, — сказал Ящер Жрец и понимающе кивнул. — Видится мне, оно наступает.

Неистовый шум, подобный военным барабанам или топоту копыт конной армии, приближался к ним. И, воистину, облачённая в белое смерть тяжёлой поступью опускалась на долину.

Это была лавина.

— !..

Беззвучное удивление и крик скорее всего принадлежали либо Высшей Эльфийке Лучнице, либо Дворянке Фехтовальщице. А вот той, кто воскликнула «Ох, да бога ради!» наверняка была Высшая Эльфийка Лучница.

— ГАРАОРОБ?!

— ОРАРАГУРА?!

Издавая невыносимый вой, гоблины были поглощены наплывающей волной снега. Они ничего не могли сделать, да и шанса сбежать не было; от них не осталось ни следа.

И посреди этого хаоса лишь один человек выскочил вперёд, действуя быстрее остальных. Это была Жрица.

«Сейчас.» Это слово пришло ей в голову, подобно откровению.

Не было ни сомнений, ни сопротивления. Она схватила свой звенящий посох и поднесла богам молитву, изматывающую душу.

О Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас, слабых созданий!

Белое цунами ударилось о невидимый барьер, аккуратно разделяясь на две волны.

Из под чудотворной защиты, дарованной Матерью Землёй, она смотрела на него.

Он был так далеко. Один человек, один-одинёшенек, посреди армии гоблинов, далеко за пределами чуда Матери Земли.

Она захотела поднять свой голос, поднять свою руку, хоть и понимала, что они не смогут достичь его…

— Убийца Гоблинов, сэр!

А затем мир накрыла белая пелена, и с глаз исчезло абсолютно всё.

§

— ...О-он-?!

Когда всё закончилось, первой встала именно она. Дворянка Фехтовальщица.

Теперь, когда Защита была снята, она поднялась, стряхивая с себя снег.

Всё было белым. Снег стёр все следы битвы и убийств, которые были оставлены ею и остальными. От присутствия гоблинов тоже ничего не осталось. Они полностью исчезли, и даже могло показаться, что они ей просто приснились.

— ...Где он? Где Убийца Гоблинов?..

Она огляделась вокруг и посмотрела назад. Нигде не было ни следа той отличительной фигуры в броне. Вместо этого она увидела Жрицу, держащуюся за свой посох, при этом тяжело дыша. Она увидела своих товарищей.

Жрица приставила замёрзший, но задумчивый пальчик к своим губам и посмотрела на основание лавины.

— Думаю, он должен находиться под всей этой грудой снега, которая его и смела.

Из под снега, сошедшего в долину, едва-едва виднелись руки и ноги гоблинов, торчащие, словно ветви отмерших деревьев.

— Наверное, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, кивнула и нахмурилась. Её уши слегка дёрнулись: сначала один раз, а потом и второй.

— Вдали снег ещё сходит. Лучше бы нам не разговаривать слишком громко.

— В случае таком, я бы сказительствовал, что нам лучше пойти нему во встречность, — сказал Ящер Жрец, мощно отряхнувшись и избавившись разом ото всех белых хлопьев на его теле. Он удостоверился, что его группа, а также бывшие пленницы вместе с Воином Драконьего Клыка, который нёс их, не пострадали, после чего сложил руки в странном жесте.

«Спасибо предкам моим.» Тем более, он ведь слышал, что именно великий холод погубил их в своё время.

— Раз лавинность была не столь большой, не думается мне, что его унесло дально, — сказал он.

— ...Вы не… волнуетесь о нём? — спросила Дворянка Фехтовальщица.

— Конечно волнуемся, — сказал Дворф Шаман. — Он же наш друг.

Он погладил свою бороду, достал бурдюк из мешка и сделал глоток. Огонь и спиртовые духи были отличным способом согреть тело. Затем он нарочито подмигнул ей.

— Но… что ж, к этому моменту ты уже должна была всё понять, разве не так?

— Мы ведь говорим об Убийце Гоблинов, — сказала Жрица, и на лице её виднелась беспомощная улыбка.

Даже с такими доказательствами Дворянка Фехтовальщица не смогла заставить себя принять это.

Совершая один неуверенный шаг за другим, группа спускалась вниз по горе, попутно обыскивая территорию. Сейчас было тихо — полная противоположность совсем недавней шумной битвы, но выбранного ими пути было вполне достаточно, чтобы любой на их месте потерял сознание. С каждым шагом Дворянка Фехтовальщица чувствовала, как груз ответственности давил на неё всё сильнее и сильнее.

«Если бы я не сказала, что хочу вернуть свой меч… может, он бы не решил пойти на такое.

Это моя вина.

Моя вина.

Всё это… всё это — моя вина.»

— ...нгх…

Теперь, когда всё закончилось — или, скорее, когда она столь неожиданно оказалась в этих условиях — она начала оценивать всю суть совершённых ею поступков. Свою высокомерную стратегию. Смерти друзей. Нападение на деревню. Промедление со спасением пленниц. И Убийцу Гоблинов.

Она должна была справиться с этим получше. Пусть и на самую малость. Всё не должно было завершиться таким унизительным поражением.

Возвращаясь к истокам, если бы она вообще не стала авантюристкой…

Зрение в её глазах, уставившихся на землю, начало расплываться от слёз; видеть стало сложнее.

И всё же, ей удалось разглядеть то, что отбросило её от этих мыслей.

— Ох!..

Она же не собиралась шуметь. Она резко прикрыла ладонью свой рот.

Что-то ползло на четвереньках по снегу. Должно быть, оно заметило их приближение, потому что сразу же отреагировало на них — стряхнуло с себя снег и встало на ноги. Это был человек.

— Я совершил ошибку, — сказал он.

Он был одет в чумазую кожаную броню. И дёшево выглядящий стальной шлем. У его бедра не было меча, а прикреплённый к руке щит раскололся.

— Мне стоило больше волноваться об ударной волне снега, а не об удушении от него.

Однако, была совершена ошибка или же нет, Убийца Гоблинов выглядел абсолютно спокойным.

— ...У-Убийца… Гоблинов?..

Едва ли Дворянка Фехтовальщица могла винить себя за нотку недоверия в голосе.

— Да. Тебе что-то нужно?

— И это всё, что ты можешь сказать? — сердито спросила Высшая Эльфийка Лучница.

—Хм-м… так вы целы.

— Это мои слова… хотя, должна признать, сначала мне показалось странным, что ты совершенно случайно вдруг взял с собой кольца для подводного дыхания.

Эльфийка массировала свой лоб, будто бы борясь с головной болью, но её уши радостно подпрыгивали.

Вдруг в разуме Дворянки Фехтовальщицы всё обрело смысл. Она посмотрела на свою руку. Магическое кольцо, чей эффект давно уже иссяк, проглядывалось из под бинтов.

Кольцо Дыхания.

А снег был самой обычной водой, так что… так что…

— ...Ты всё это время знал, что так и выйдет?

— В некоторой степени.

— Убийца Гоблинов, сэр, — вклинилась Жрица. — Я уже привыкла к тому факту, что ты тот, кто ты есть, но…

Своё предложение она завершила тихим бормотанием:

Тебе стоило хотя бы посвятить нас в свой план, — и с упрёком посмотрела на него. — Я знаю, ты говорил, что не будешь поступать бездумно, но я всё равно была удивлена.

— Не глупи.

Убийца Гоблинов вновь встал на четвереньки и рылся в снегу во время разговора. — Нашим врагом был разумный гоблин. Что, если бы кто-то проболтался, сорвав весь план?

— Да кого волнуют все эти «что если»? Мы переживали за тебя!

— Хрк…

— Пожалуйста, ты можешь со следующего приключения начать рассказывать нам, что ты замышляешь?

Спустя небольшую паузу он сказал:

— Я понял.

В этом и состоял весь его ответ. А грубый голос явно намекал, что сейчас под этим шлемом скрывалась кислая мина.

К всеобщему удивлению Ящер Жрец вдруг радостно зашипел, и улыбка обнажила его челюсти.

— Боже милостный, милорд Убийца Гоблинов, видится мне ваши известные стратежности не работают на нашей дражайшей священнице.

— Верно подмечено, Чешуйчатый! Даже наги не столь страшны, как обиженная женщина!

— Ха-ха-ха-ха! Вернисто! Вернисто. Истину глагольствуете вы, господин заклинатель.

Дворф и ящер расхохотались. Они оба сильно устали, но вот лица их чуть ли не пылали бодростью и весельем.

Высшая Эльфийка Лучница лишь помотала головой, отвернулась от них и устремила свой взор вдаль. Дворянка Фехтовальщица проследила за её взглядом и увидела там лишь чистое голубое небо и солнце, столь яркое, что на него было тяжело смотреть.

— Мне бы хотелось устроить ему взбучку за миллион разных вещей, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, и губы её сложились в лёгкую улыбку. — Но именно таким и должно быть приключение.

«Приключение.»

Это слово ударило Дворянку Фехтовальщицу в самое сердце.

Отправиться в приключение, проникнуть в гнездо монстров, пробиться через лабиринт…

Друзей, с которыми она в первый раз попыталась провернуть это, не стало, и вышло это лишь с друзьями, которых она обрела совсем недавно и оставалась с ними до сих пор.

«Ясно… так это было приключение…»

— Эй.

— ?!.

Удивлённая Дворянка Фехтовальщица повернулась к источнику неожиданно раздавшегося голоса.

— Я нашёл его.

Убийца Гоблинов вновь стоял на ногах и держал в руках предмет, только что выкопанный из снега.

Ножны ярко сверкали при свете солнца.

Равнодушным движением он выдернул алюминиевый меч из своего щита, в который тот был воткнут. Он встряхнул его, чтобы очистить от крови, своей крови, после чего нежно вытер тряпкой.

Наконец, он вложил его в только что найденные ножны с лёгким «щёлк».

— Я смог удержать меч, но оригинальные ножны висели на бедре у гоблина-паладина, и их унесло вместе с ним.

— ...Ох… ох…

— Думаю, использовать лавину было ошибкой.

— ...Ох… хнык...

Дворянка Фехтовальщица взяла протянутый меч обеими руками; она почувствовала его вес. Слёзы ещё сильнее замутили её зрение, и она моргнула несколько раз, чтобы избавиться от них. Затем она неистово потёрла глаза, но, чтобы она не делала, ей не удавалось остановить поток слёз. Она вытерла нос, но и это не помогло.

Капельки воды начали стекать на меч и отскакивать от него.

Убийца Гоблинов крайне внимательно наблюдал за Дворянкой Фехтовальщицей, пока та просто стояла и плакала. Бесстрастно, чуть ли не механически он сказал:

— А ты много плачешь.

Дворянка Фехтовальщица сжала меч в руках и разревелась что было мочи.

Примечания

  1. Red: Оооооох, как всё сложно-то.

    Окей, начну с простого: здесь название является либо отсылкой к Громовому Дракону из Final Fantasy XII Revenant Wings, либо к штормовому дракону из 5 редакции ДнД.

    Сложное: нифига это не дракон, ребята. Это дрейк. Проблема в том, что дрейков чёрт переведёшь на русский. Формально говоря, если опираться на терминологию ДнД, дрейки - это что-то промежуточное между драконами и вивернами. Потому что драконами в ДнД называют лишь истинных драконов.

    Вы думали, всё будет просто? Подумайте ещё раз, хорошенько подумайте!

  2. Red: Возможно, это отсылка к игре Shovel Knight (Лопатный Рыцарь), где персонаж также орудовал лопатой словно копьём.

Комментарии