Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1. Урожайная луна

Одинокий клуб дыма вяло пролетел по бледному небу. *

Кто-нибудь, умудрившись проследить за его источником, увидел бы небольшую ферму, стоявшую на вершине холма.

В частности, небольшое каменное строение, стоявшее на краю фермерских угодий.

Дым поднимался в воздух из дымохода, словно мазок кисти, стремящийся вверх.

В маленьком здании возле печи стояла женщина, дуя изо всех сил и вытирая пот со своего лба.

Её кожа имела здоровый оттенок, показывавший, что росла она под лучами солнца. Она имела припухлости во всех тех местах, где девушке стоило их иметь — но вот мягкотелой её нельзя было назвать.

— Хмм… Примерно, вот так?

Пастушка вытерла сажу со своих щёк тряпкой, обёрнутой вокруг её плеча поверх рабочего фартука, и удовлетворённо прищурилась.

Её светлые глаза были зафиксированы на свинине, висевшей под навесом и видимой даже за окном.

Дым обволакивал её, постепенно высвобождая жир вместе с ароматом, перед которым невозможно было устоять.

Копчёный бекон.

Каждый год они брали свиней, изрядно выросших на желудях и маргаритках, и коптили их таким способом.

В маленьком здании было полным-полно свинины, и они могли дать ей коптиться целый день. Они могли продолжать этот процесс несколько дней — производство бекона было трудоёмким процессом.

Так что обычно в такие моменты он протягивал руку помощи, даже если и делал это без единого слова.

— Ну, полагаю, когда у тебя есть дело, надо им заниматься, — сказала себе Пастушка, после чего рассмеялась так, словно это её совсем не волновало.

Всё-таки она знала его. Он наверняка придёт домой целым и невредимым, а затем, не спрашивая ничего, начнёт ей помогать как и всегда.

Вера в это столь естественно пришла ей в голову, что ей даже не пришлось думать об этом.

— Оп!

Ей было приятно встать и потянуться после столь долгой слежки за огнём, проведённой в согнутой позе.

Она встала, вытянула руки, и пока грудь подскакивала, она похрустела суставами и издала ещё один мощный вздох.

Как только она подняла своё лицо, перелив света затанцевал по тёмному лесу, поднявшись из-за горизонта.

Рассвет. Солнце. Начало нового дня — хотя, по сути дела, её день был уже в самом разгаре.

За холмом, поля пшеницы, что проходили по той стороне дороги, поймали на себе лучи солнца и засверкали. Ветер нежно сгибал колосья, создавая рябь в море золота. А вот шуршание стеблей звучало явно не как шум моря.

Или же так казалось Пастушке. Она никогда не была на море.

Вскоре, фермерские петухи заметили приближение утра и начали кукарекать.

Их крики сгоняли с людей пелену дремоты, и на горизонте появились тонкие струйки дыма. Было довольно рано, а потому их было немного.

Утренний свет показал, как сильно этот город источал энергию жизни.

Вывески покачивались на верхушках зданий, вымпелы в форме драконов или богов трепетали под порывами ветра.

Тот же ветер донёсся и до Пастушки, касаясь её щёк и уходя дальше.

— Вау… — От холодка она слегка вздрогнула.

Ветер приятно обдал её запотевшую кожу, но он был не столько прохладным, сколько неуютно холодным.

Солнце начало выползать из-за горизонта, источая мягкий свет.

Стояла осень.

Наступил сезон урожая. Лето закончилось, и уже пора было готовиться к зиме.

Ферма с городом были довольно заняты в это время.

Оживлённая и полная до отвала всевозможных богатств, осень была самым прекрасным сезоном на свете.

Хотя, в глазах Пастушки все сезоны были прекрасны.

Она знала, что все работали не покладая рук — в том числе и он.

А ещё она знала, что он придёт и поможет ей. И когда он сделает это... да!

— Я приготовлю ему рагу из нашего свежего бекона!

Сперва ей надо было убедиться в том, что он сыт и полон сил.

Одна лишь эта мысль словно скинула камень с её сердца, и она чуть ли не вприпрыжку отправилась в главный дом.

Всё-таки осень ещё была порой фестиваля.

§

Пятый гоблин пал примерно в полдень.

Камень со свистом пролетел по воздуху и ударил его прямо в глазницу, ломая кость и, наконец, нанося удар прямо по мозгу.

Гоблин рухнул на том же месте с глухим звуком.

Солнце освещало вход в туннель, открывая вид на бойню.

— ...Хммф.

Воин бдительно наблюдал за обстановкой из тени находящихся неподалёку камней.

Он был одет в чумазую кожаную броню и дёшево выглядящий стальной шлем. У бедра его висел меч странной длины, а маленький щит был прикреплён к его руке.

Этим, на вид потрёпанным воином, был Убийца Гоблинов.

Ему надо было всего лишь ослабить стражу, а он уже прикончил пять гоблинов.

Однако, нельзя было сказать, что он причинял своим противникам слишком много боли.

Более двух недель прошло с тех пор, как гоблины захватили шахту, являвшейся единственным источником ресурсов этой деревни.

Кто знал, сколько ещё гоблинских бойцов скрывалось за челюстями входа в туннель?

Несколько местных женщин было похищено. Прошло не так много времени для того, чтобы возможное потомство могло бы стать подкреплением для находящихся там тварей. Но заложники значили и то, что у него было меньше способов ликвидации. А из-за того, что в будущем эта шахта ещё понадобится жителям деревни, уловки с использованием ядовитого газа или затоплением шахты тоже были под запретом.

«Предположительно, у меня осталось менее десяти вариантов», — пока он обдумывал всё это, его руки проворно вложили очередной камень в пращу.

Он стоял на небольшой горке вскопанной земли, где он мог не бояться того, что у него закончатся боеприпасы.

Внимательно осмотрев поле битвы, он понял, что всё сражение можно будет завершить с помощью одной лишь пращи.

— О-о чём думаешь, Убийца Гоблинов, сэр?

Позади него стояла юная девушка, обеими руками крепко сжимавшая свой шумный посох.

Она была маленькой и худенькой, облачённая в однородно-белоснежное одеяние. Это была Жрица.

Убийца Гоблинов ответил не глядя на неё.

— Под «о чём» ты имеешь в виду?..

— В смысле, ам, как тебе обстановка? И что мы будем делать?

— Пока не знаю.

Во время разговора он швырнул в воздух ещё один снаряд.

— ГООРБ?!

Он размозжил череп очередного гоблина, отважившегося осмотреть тела стражей.

— Шесть.

Гоблин рухнул навзничь и укатился в туннель. Убийца Гоблинов тихо начал считать*.

Не то, чтобы гоблины «нравились» друг другу в каком-либо особом значении. Скорее всего, одному из них просто не повезло со жребием и его заставили сходить посмотреть.

Но правило оставалось нерушимым: используй мёртвых или раненых врагов как наживку для выманивания остальных, а затем убей и их.

Таким способом он и смог достичь уже шести убийств. Деловым движением он перезарядил пращу.

— Но в любом случае это проблема.

— В смысле?..

— У них есть снаряжение.

— ...Ох.

Когда он упомянул об этом, она тоже это заметила.

Хоть она и была довольно грубоватой, но всё же мёртвые гоблины были облачены в броню и имели при себе оружие.

Меч, кирка, дубина, короткое копьё и клинок. Некоторые из них гоблины соорудили сами, некоторые были попросту украдены.

— Разве ты не говорил, что они похитили трёх девушек? — спросила Жрица с явным беспокойством на лице. — Нам стоит поторопиться… — И всё же, сама она никуда не устремилась.

Прошло более шести месяцев с тех пор, как она стала авантюристкой.

Более шести месяцев с тех пор, как ей едва удалось избежать смерти во время своего первого квеста. Месяцев, за которые она множество раз попадала в битвы не на жизнь, а на смерть.

Она всё ещё была Обсидианового ранга, девятого по счёту, но по многим причинам её уже нельзя было назвать новичком. Когда она услышала о том, что гоблины похитили деревенских девушек, она не запаниковала.

Или, быть может, её чувства просто притупились со временем?..

Тревога, возникшая из-за её всё растущего опыта, распространилась по её маленькой груди.

Именно поэтому она закрыла глаза и прижалась к своему посоху, молясь всесострадательной Матери Земле. Она молилась о посмертном счастье для этих гоблинов и о том, чтобы им удалось спасти пленённых девушек.

— Прошло много времени перед тем, как их просьба дошла до нас… Эй. — Убийца Гоблинов тихо дождался, пока она не закончит свою молитву, после чего заговорил. — Можешь обыскать их трупы?

— А? — От удивления она задрала свою голову, но её глаза встретились лишь со шлемом, не выражавшим никаких эмоций.

— Я хочу собрать их снаряжение.

— Ох, ам… — Жрица не могла моментально ответить, перебрасывая взгляд от трупов к шлему и обратно.

Разумеется, она не особо боялась или брезговала касаться грязных тел. Гоблины или нет, трупы всегда оставались трупами.

Она не собиралась осуждать принятое им решение — но могла ли она, религиозная послушница, осквернить эти тела?

— Если не можешь, то прикрывай меня.

— Ох, да, сэр. — Жрица кивнула. — Если возможно, я бы лучше…

Убийца Гоблинов не издал никакого звука согласия, но в тот же момент он рванул с места.

Стоя на том же месте, Жрица глубоко вздохнула. Она продолжала считать, что привыкла к такому, но почему-то это всегда оказывалось не так.

Пот проступил у неё на лбу, несмотря на всё усиливающийся зябкий ветер. Она изо всех сил старалась оставаться начеку. Ей хотелось, чтобы их привычные товарищи были здесь с ними — особенно эльфийка.

Хоть технически они и состояли в одной группе, они не всегда ходили в приключения всей гурьбой. Так было и сегодня. И всё же…

Ээх…

Жрица осознала, что её рот испустил ещё один тяжёлый вздох.

Ей ещё столько всего предстояло обдумать, столько всего сделать.

«Но Убийца Гоблинов до сих пор был зациклен на одних лишь гоблинах…»

Естественно, обсуждение с ним всяких вопросов далеко не всегда приносило свои плоды, но в его случае и до этой точки было ой как нелегко добраться.

— У-уупс, надо сконцентрироваться!..

Она неожиданно перестала витать в облаках, быстро покачав своей головой.

Сейчас не было времени отвлекаться.

Она держала свой посох под рукой, заряжая пращу. Она глубоко вздохнула.

— Ты…Ты в порядке?

— Да.

Еле слышимый, но уверенный ответ донёсся до неё.

Убийца Гоблинов приближался к трупам своей привычной проворной, но в то же время беспечной походкой.

— Хмм… Как я и думал, — пробормотал он. — Но у нас нет времени на осмотр окрестностей.

Ему не нужны были их стрелы и шлемы. Он собрал меч, ножны к нему и прочую мелочь с бедра одного гоблина, стянул у второго кинжал и забрал кирку у третьего.

Завершив акт мародёрства, он направился туда, откуда пришёл.

— ГОРБ! ГРРОООРБ!!!

— Убийца Гоблинов, сэр! Они здесь!..

Убийца Гоблинов понёсся вперёд, пока Жрица неуклюже запустила камень из пращи.

Вдруг, позади него, из входа в пещеру выполз гоблин, выпуская изо рта клубы вонючего воздуха.

Авантюристы не были единственными, кто использовал гоблинов в качестве наживки. Выжившие монстры наверняка думали, что им удастся выманить людей с насиженного места с помощью трупов своих товарищей.

Но камень Жрицы ударил гоблина прямо в плечо, и он издал истошный визг.

— Неплохо.

А Убийца Гоблинов не был бы самим собой, если бы упустил такую возможность.

Со скоростью, догадаться о которой было невозможно, учитывая вес его брони, он швырнул что-то своей правой рукой прямо через плечо.

Это был меч, висевший у него на поясе.

— ГББР?!

Он пронзил гоблинскую глотку с глухим чвяк. Убийца Гоблинов даже не развернулся к врагу для этого броска. Украденный им меч оказался в его руке как раз к тому моменту, когда та тварь рухнула своей спиной на пол пещеры.

— Семь. Ещё есть?

Убийца Гоблинов носился между тенями валунов, бросая на землю украденные мелочи.

— Насколько я вижу, — сказала Жрица, осматривая вход в туннель, — больше никого.

— Хорошо.

Он быстро сфокусировался на осмотре украденного оружия.

Он прицепил ножны врага к своему поясу и засунул в них меч, который держал в руке. И клинок он тоже прикрепил к поясу.

Рассматривать гоблинов в качестве ходячего арсенала для себя было его классической стратегией.

— Выдвигаемся.

— Что? Выдвигаемся?

Обновив снаряжение, Убийца Гоблинов встал.

Жрица, всё ещё стоявшая в полусогнутом состоянии, заморгала от замешательства, глядя на него.

— Я думала, у шахты всего один вход.

— Так и было. До случившегося две недели назад. — Убийца Гоблинов поднял кирку и взмахнул ею в сторону Жрицы.

— Иик!

Это обыденное действие легко было принять за атаку.

— Убийца Гоблинов, сэр! П-поосторожнее с этой штукой!

— Смотри.

— И на что там смотреть?..

Озадаченная, она покорно повернулась в сторону кирки, сосредоточенно осматривая её.

Она была довольно потрёпанной, старой и грязной, наверняка её бросили где-то в шахте. Её края затупились от неустанного употребления. На ней виднелись тёмно-малиновые пятна… и частички земли.

— ?..

Кончиком своего белого пальца Жрица сняла щепотку почвы. Она была влажной — только что вскопанной.

— Убийца Гоблинов, сэр, это ведь значит?..

— Да.

Убийца Гоблинов кивнул и закинул кирку на плечо.

Он прекрасно осознавал, что гоблинам были чужды понятия металлургии.

Они копали туннели не для поиска ресурсов — по крайней мере не сейчас.

И это могло значить только одно.

— Я прокопаю боковой туннель и устрою им западню.

§

Он оказался целиком и полностью прав.

Убийца Гоблинов направился к ранее нетронутой стороне горы.

Но теперь они обнаружили здесь новый туннель — вместе с гоблинами, выползающими из этой дыры подобно червям.

Все они были чумазыми от грязи, уставшими и явно измотанными… иначе говоря, просто идеальные условия.

— ГУААУА?!

— Восемь.

Убийца Гоблинов спокойно швырнул кирку, обрывая очередную жизнь. Может, этот инструмент и затупился от времени, но его остроты было достаточно для того чтобы раздробить грудную клетку этой твари и пронзить ей сердце.

При виде павшего товарища гоблины начали жутко шуметь.

И кто бы мог их в этом винить? Это было слишком ожидаемо.

Эти парни совершали грабежи в то время, которое для них было ночью, а их при этом ещё и заставляли копать этот туннель для засады.

Они не могли спать и от усталости чувствовали себя просто отвратительно, да ещё гоблин высокого ранга стоял позади и хлестал их хлыстом. Им сказали, что их наградой станет юная жрица — но когда наступала их очередь, они осознавали, что она не так уж и сильно отличалась от других пленниц*. Естественно, мораль их была подорвана хуже некуда.

Убийца Гоблинов предпочитал «сумерки», но и «полночь» вполне годилась.

А иначе в чём вообще был смысл этой тактики?

Он быстро пересчитал гоблинов, впавших в замешательство от его засады.

— Одно копьё, одна кирка, две дубины, нет луков и нет заклинателей.

И всего два авантюриста.

— Вперёд, — сказал он.

— Д-да, сэр!

Кивнув, Жрица последовала за ним, изо всех сил стараясь не отставать.

Он ни за что и никогда не поступил бы так глупо, упустив инициативу, полученную с помощью неожиданной атаки.

Убийца Гоблинов влетел в гущу врагов словно стрела, пока посох Жрицы взмыл высоко вверх.

— «О, Мать Земля, полная милосердия, силою земли защити нас — слабых созданий!»

Невидимое поле придало ему дополнительную защиту помимо его щита, отражая копья гоблинов, наконец-то сумевших скоординироваться.

Это было чудо Защиты.

— ГРРОРГ?!

— Девять… Десять.

Убийца Гоблинов не прекращал движение.

Его рука сверкала, пока он уничтожал вооружённого небольшим копьём гоблина, а затем перерезал глотку гоблину с киркой.

Жрица координировала свои действия в зависимости от действий Убийцы Гоблинов, при этом оба они не перекинулись и словом.

Это был результат полугодовой совместной работы. Держа свой посох одной рукой, другой она зарядила пращу.

— ГООРБ?!

Копьё треснуло напополам, ударившись о силовое поле, и гоблин, ныне безоружный, получил удар мечом в череп.

Убийца Гоблинов не обременил себя даже мимолётным взглядом на рухнувшего врага, чьи мозги стекали по его мечу, но пинком он подбросил кирку себе в руку.

Он не любил двуручные оружия, но по крайней мере его щит был прикреплён к руке. Он мог размахивать ей безо всяких проблем.

— Следующий.

Гоблины были хилыми монстрами, самыми слабыми из всех — бояться тут было нечего.

Похвастаться они могли лишь размерами и жестоким интеллектом человеческих детей, возможно они были самыми распространёнными монстрами в этом мире.

«Да… разумеется».

Сражаясь с несколькими из них снаружи, Убийца Гоблинов мог понять, откуда у тех появилась такая репутация. Неудивительно, что многие деревенские жители пытались стать авантюристами после того, как им удавалось прогнать одного такого из своей деревни.

Гоблин напал на него неловким взмахом дубины, и Убийца Гоблинов киркой схватил его руки, а затем проткнул его сердце.

Мерзкая кровь начала хлестать из раны.

— ГООРОРОРОГБ?!

— Одиннадцать.

Он даже не собирался тратить время на то, чтобы вытащить кирку обратно. Он просто бросил её вместе с трупом.

А пока он поворачивался к последнему гоблину, рядом просвистел камень.

— Хи… яя!

— ГББОР?!

Гоблин тупо вскрикнул, когда камень ударил его прямо по щеке с глухим звуком.

Тварь рухнула на землю. Убийца Гоблинов без колебаний прыгнул на неё и вонзил свой кинжал ей в грудь.

— Двенадцать.

Он яростно провертел лезвие, чтобы наверняка, после чего придерживал гоблина, пока тот не перестал трепыхаться.

Наконец, он выдохнул.

Какие бы преимущества не были на его стороне, когда враг превосходил числом, времени на отдых не было.

Но в итоге возникло затишье.

— Ам, Убийца Гоблинов, сэр? — Жрица поспешила к нему, попутно рыская в своей сумке в поисках бурдюка. — Пить не хочешь?

— Хочу.

— Вот, прошу.

Он привычным движением взял кожаный мешочек, сделанный из желудка какого-то животного. Он снял крышку и жадно глотнул сквозь открытое забрало своего шлема.

Их долгое знакомство подсказало Жрице наполнить бурдюк разбавленным виноградным вином.

— Ты должен напиться вдоволь.

— Твоя правда.

Насколько она могла судить, он находился в хорошем физическом состоянии — по его меркам. И всё же, это казалось всего лишь необходимым минимумом.

«Полагаю, странно будет говорить, что я пытаюсь позаботиться о нём…»

Хотя, она определённо считала, что он был тем, о ком стоило заботиться.

Глоть, глоть. Пока он пил, она думала про себя.

— Хороший выстрел, — пробормотал он.

Она не сразу поняла, что значило его замечание, и озадаченно посмотрела на него. Но вскоре она поняла, что он говорил о её выстреле из пращи.

— Ох… Я тренировалась.

Она ударила кулаком в свою маленькую грудь и уверенно кивнула.

Не то, чтобы она гордилась своим изученияем смертельных искусств. Но в некотором смысле она делала это, чтобы помогать людям — так что, возможно, это можно было считать одним из её испытаний.

Если бы она была совершенно беспомощной перед лицом опасности, она точно стала бы для своих компаньонов лишь обузой. Она начала изучать искусство владения пращой для самозащиты, но оружие оказалось на удивление разносторонним.

Убийца Гоблинов закончил пить с истинной жадностью и поставил крышку на место.

— Отличная работа.

«...Ох!»

Он бросил эти слова обыденным тоном, но от них её сердце забилось быстрее.

Её щёки, всё её лицо вдруг заполыхали.

«Он… только что похвалил меня, не так ли?»

Она едва ли могла попросить его повторить эти слова, вот насколько это было необычным.

Но Убийца Гоблинов продолжил говорить, будто бы ничего необычного и не произошло.

— Мы существенно сократили их ряды. Наверняка осталось примерно двое-трое, включая хоба*.

— Х… хоба?..

Голос Жрицы послабел, явно не радуясь подобному сценарию.

— Мы не видели никаких тотемов, — сказал Убийца Гоблинов, слегка кивнув, спокойно протягивая ей бурдюк. — Вот, попей.

— А? Ох…

Жрица приняла его с некой нерешительностью. Она задумчиво прикоснулась к губам своим тоненьким, бледным и прямым пальчиком.

— Т-точно…

Убийца Гоблинов проигнорировал её нежелание прикладываться губами к бурдюку. Вместо этого он воспользовался лохмотьями валяющегося рядом гоблина чтобы вытереть жир с кинжала, после чего повесил его обратно на бедро. Далее последовал, всё ещё воткнутый в тело жертвы.

Он упёрся о труп и выдернул меч, проверив лезвие и очистив его перед тем, как засунуть обратно в ножны.

Он проверил содержимое своей сумки, состояние снаряжения и, наконец, кивнул.

— Ты готова?

— Ох... да, сэр.

— Тогда отправляемся.

Хобгоблин. Два охранника. Всего пятнадцать монстров.

Нетрудно представить, что с ними стало.

Удивительно, но среди всей этой тьмы трепетал тоненький лучик света — все женщины были живы и здоровы.

Но как они могли вновь обрести своё счастье в жизни после того, как их изнасиловали гоблины?

Жрица даже представить себе не могла.

§

— Он никогда не использует достаточное количество слов! Вот вообще! Ни разу! — Высшая Эльфийка Лучница ударила по столу своей кружкой. — «Ясно. Вот как? Вот именно. Гоблины, гоблины, гоблины...» — вот и весь его словарный запас!

Её уши скакали вверх и вниз, повторяя движения за кружкой с вином, которое так и расплёскивалось повсюду.

Её лицо, обычно чуть ли не полупрозрачное, сейчас было ярко-красным, а глаза уже начали закатываться.

Такое состояние не особо подходило высшей эльфийке — то есть она была в стельку пьяна.

Опустилась ночь. И хоть она и располагалась в приграничном городке, таверна в Гильдии Авантюристов отнюдь не пустовала.

Большинство посетителей только вернулись с заданий или же готовились идти на них, а страстные крики, восхваляющие падших или ободряющие раненых вырывались из общего шума.

Учитывая всё это, Высшая Эльфийка Лучница и злобный пар, выходящий из её ушей, едва ли заслуживали внимания. А вот сочетались ли настроение посетителей бара и её опьянение — это уже совсем другой вопрос.

Копейщик — хоть одно знакомое лицо на тот момент — сделал хороший глоток эля из своей огромной кружки и сказал:

— И ты расстроена из-за этого? Да как долго ты его знаешь?

— Когда я спрашиваю его, какие у него планы, мне совершенно плевать если он говорит: «Гоблины». — Её это не волновало. Высшая Эльфийка Лучница кивнула кому-то — хотя на самом деле там никого не было. — Он же Оркболг, верно? И я бы рада проигнорировать это. Но! — Она вновь ударила своей кружкой по столу, расплёскивая вино и оставляя на своей груди красное пятно. — Это не тот ответ, который я ожидаю, когда прошу о небольшом одолжении!

— Иначе говоря, — сказал Копейщик, отодвинув тарелку с орешками подальше от Высшей Эльфийки Лучницы, — он бросил тебя.

— А вот и нет!

Она опять ударила кружкой, только на этот раз вложила в удар весь вес своего тела, и из кружки выплеснулась настоящая приливная волна. Копейщик пригнулся дабы избежать разлетевшейся повсюду пены.

Высшая Эльфийка Лучница сжала губы и издала звук крайней раздосадованности, возможно даже с нотками сожаления о потере.

— В этом ваша проблема, люди. Вы так хороши в зацикливании на всего одной какой-то вещи!

— Но ведь он всего лишь отказался пойти с тобой в твоё маленькое приключеньице, не так ли, девчушка?

— А ну цыц, дворф!

Она швырнула в него кружку. Но благодаря его столь низкому росту, задела она лишь воздух.

Возможно, несмотря на то, что она была эльфийкой и лучницей, сегодня её меткость была не на высоте — или, быть может, она просто была пьяна в стельку.

Лицо Дворфа Шамана как всегда было красным. Поглаживая свою белую бороду, он сказал с невероятно серьёзным тоном:

— Если хочешь знать моё мнение, тебе просто стоило предложить ему свою помощь.

— Если я всегда буду так делать, он начнёт думать, что я хочу помочь ему.

— А разве это не так?

— Нет!

Она хмуро села и начала бормотать про себя.

— «Гоблины то, гоблины сё. Запачкай свою одежду! Не смотри на мои вещи!» И так каждый раз…

Дворф Шаман лишь раздражённо покачал своей головой.

— Никогда не видел, чтобы кто-то так хмелел всего с одной кружки вина. Зато пьянка с ней точно не ударяет по кошельку.

— Не хорошее ли расслабляться время от времени?

Последнее замечание было сделано Ящером Жрецом, радостно покусывающего целую головку сыра. Зрелище это убивало всю ауру серьёзности, обычно присущую священнику-людоящеру.

— Нектар! Сладостный нектар! Будь в этом мире у всех постельность и пища подобная сему, в нём не было бы войн.

— Если можно, ещё и винца бы туда впридачу. И тогда бы мы бились лишь из-за того, чем бы его закусить.

— В материалистом мире ещё ничто не было столь лёгкостным.

Казалось, что Ящер Жрец обдумывал свои слова, а глаза его в это время осматривали таверну.

— Так вышло, что милорд Убийца Гоблинов ушёл наединстве с нашей дорогой жрицей. Быть может, кто-то чувствует в этом угрожание для себя.

— Многовато, стало, соперниц, не так ли? — сказала импозантная женщина, элегантно смаковавшая своё вино — на лице Ведьмы отражалась тонкая и едва заметная улыбка.

Она стянула немного еды с тарелки Копейщика, пока глаза её были многозначительно обращены к её соседке.

— Совершенно не понимаю, о чём ты говоришь, — посмеиваясь сказала Регистраторша.

Она всё ещё была одета в свою униформу, хотя её рабочий день уже был окончен. Скорее всего она просто заскочила в таверну перед тем как уйти домой. От выпивки её щёки были залиты румянцем.

— Боже, как… беспечно.

— Нет, всё не так. — Регистраторша перебирала кружку в своих руках, надеясь хоть чутка отвлечь их. И пока она нежно крутила её, вино колыхалось миниатюрными волнами. — Я просто… жду своего шанса.

— Ожидаешь… пять лет, да?

Регистраторша ничем не могла на это ответить. Она просто сделала глоток из своей кружки с нечитаемым выражением лица.

Когда её приставили к отделению Гильдии Авантюристов в этом городе, он был одним из авантюристов, которых ей отдали под опеку.

Как она могла не заметить его, тихо выполняющего ровно то, что от него требовалось?

Она видела, когда он уходил, после чего ждала его возвращения. Разумеется, драмы в этом не было никакой, но...

Людские эмоции и привязанности выстраивались в подобного рода ежедневной рутине.

«Хотя, если рассматривать всё в подобном ключе, можно понять и попытки этого парня».

Она мельком взглянула на Копейщика, которого Ведьма перебивала каждый раз, когда он пытался сказать хоть что-то. Регистраторша явно могла понять, что он подбивал к ней клинья.

Он был довольно симпатичным, дружелюбным и добрым к женщинам. Единственным его изъяном была странная склонность к глупому флирту.

Он был умным, сильным, добросердечным и весёлым. Он неплохо зарабатывал, и хоть в какие-то моменты он и перегибал палку, невыносимым его точно нельзя было назвать. Объективно говоря, он был порядочным мужчиной. Регистраторша не испытывала какой-то особой неприязни к Копейщику. За исключением тех моментов, когда он издевался над Убийцей Гоблинов.

Ну что ж, не могла же она влюбляться в каждого хотя бы слегка порядочного парня. И уж явно она не была обязана отвечать взаимностью лишь потому, что кто-то испытывал к ней влечение.

— Хмм.

Но, возможно, как ей казалось, это делало её одной из соперниц в любви.

Часто поговаривают, что женская дружба непостоянна, но Регистраторша не была в этом уверена.

Член группы Копейщика, Ведьма, сидела без своей обычной шляпы, но с довольно загадочной улыбкой.

— Требования, крайне, высоки.

— У нас обеих.

Две женщины обменялись сдержанными улыбками, после чего мирно кивнули друг другу. Мужчина, похоже, не заметил этого.

— Кажется, в последнее время появилась чёртова туча квестов, связанных с демонами, хотя Демон Бог вроде как по сути должен быть побеждён. — Копейщик глотнул своего эля, похоже, Ведьме таки удалось вбить в него немного дисциплины. — Да что происходит вообще?

Может она могла рассказать ему об этом. Регистраторше было немного жаль его, а приключения были вполне безопасной темой.

— Моё начальство считает, что, быть может, наши герои упустили какого-то злодея.

— Полагаю, уничтожение вражеской верхушки не означает, что всякая мелочь после этого разойдётся по домам. — Копейщик взял орешек и кинул его себе в рот, громко чавкая. — Демоны — это явно плохие новости.

— Средни их стратагем имеется и смешивание среди людского народу. Они точно не самая лёгкостная задача. — Ящер Жрец глубоко кивнул Копейщику, сложив ладони вместе в странном жесте. — Я премножественно благодарен вам за помощничество в этой миссии.

— Ой, да ладно тебе! Был квест, я принял его. — Он отмахнулся от благодарности Ящера Жреца. — Да и когда приключения как свидания выпадают на двоих, получается вполне себе неплохо.

Как Ящер Жрец и сказал, в этот раз им пятерым пришлось иметь дело с демоном в человеческом обличье.

Сам по себе квест был до ужаса скучным: исследуйте новый культ, что недавно начал активно расти в городе.

Маленький городок всё ещё мог похвастаться святыней Верховного Бога — но похоже они потеряли свою реликвию. В квест входило её возвращение. Когда раздался вопрос, замешаны ли в этом деле гоблины, ответом стало твёрдое нет.

Это был не квест на убийство гоблинов.

«Тогда я пойду убивать гоблинов», — сказал Убийца Гоблинов, и Жрица последовала за ним, сказав перед уходом лишь «Простите» и поклонившись.

«Ладно, мы и сами справимся!» — воскликнула Высшая Эльфийка Лучница, но даже она понимала, что без него они были менее подготовлены к битве.

И как только они собрались обсудить этот вопрос, Копейщик напросился помочь им.

Это было идеальным вариантом. Впятером они сформировали временную группу и отправились исследовать это дело…

Естественно, они обнаружили достаточно доказательств похищений, продажи наркотиков, воровства и вымогательств.

К тому моменту, как они нашли украденную реликвию, синий алмаз, довольно сильно смахивающий на глаз, им прекрасно было известно, что тут творится.

Нахождение пристанища культистов, где те практиковали свои странные ритуалы, и захват их главы были лишь вопросом времени.

— УУУУУУУ!.. АКААТЕРРРААААБББББ!!!

При свете алмаза заместитель главы культа раскрыл свою сущность и свою роль истинного главаря этой шайки — демона. Разумеется.

И, наконец, демон показал свой истинный облик и вступил в эпичную битву с авантюристами.

— Если вы не забыли, это моя стрела нанесла финальный удар.

— Да, мы знаем. Это было ясно и чётко описано в отчёте. — Регистраторша записала показания Высшей Эльфийки Лучницы в своей документации.

И теперь меткая лучница с помощью широких жестов пересказывала ту битву.

Регистраторше никогда не надоедало наблюдать за ней. Эльфийка была чуть ли не на две тысячи лет старше её, и всё же была для неё словно младшая сестра.

— Может, тебе уже хватит…

— Всё хорошо. Я в порядке! Это же всего одна кружечка виноградного вина. Легкотня!

Высшая Эльфийка Лучница была пьяна вусмерть и уж явно не «в порядке».

«Что ж, всем надо хотя бы раз в жизни ощутить опыт жесточайшего похмелья». — Регистраторша натянула на своё лицо улыбку и решила отвести эльфийку наверх, как только действие алкоголя на ней ослабеет, после чего сама пригубила ещё одну кружку. Она нежно прикоснулась к ней губами, наслаждаясь ощущениями от стекающего по языку вина. Она задумалась о словах Ведьмы, произнесённых той совсем недавно.

«Много соперниц».

По сравнению со жрицей, которая могла ходить с ним в приключения, Регистраторша действительно находилась в невыгодном положении из-за того, что она могла лишь ждать его.

«Какое ещё невыгодное положение? Чушь какая».

Здесь даже простая девчушка со стойки регистрации могла начать свою атаку.

Но почему-то она побаивалась сделать этот шаг…

Она была удивлена тому, насколько же ей нравились их отношения сотрудницы Гильдии и авантюриста. Но что если они тут и закончатся?..

Уголком своего глаза она увидела, как Ведьма отчитывала Копейщика, который пытался пристать к девушке: — У вас проблемы, мисс?

Регистраторша осознала, что изо рта её вырвался едва заметный вздох. И в этот самый момент…

— ?..

Дверь в здание со скрипом отворилась.

А затем раздался звук столь привычных несдержанных шагов.

Уши Высшей Эльфийки Лучницы навострились словно у охотника, услышавшего пробегающего рядом зайца.

А затем они увидели его: авантюриста в странном второсортном снаряжении. Снаряжении столь жалком, что ему не могли позавидовать даже авантюристы Фарфорового ранга — совсем ещё новички. Авантюриста, чей уникальный вид был единственным и неповторимым среди всей Гильдии.

Убийца Гоблинов.

— Я займусь бумажной работой. Ты иди отдохни.

Прямые инструкции были высказаны жрице, следующей за ним.

По её виду легко можно было понять, что она чуть ли не с ног валилась от усталости. Её голова безвольно качалась, а веки почти уже опустились вниз.

Заклинания жрецов называли чудесами потому, что, как и подразумевалось в их названии, заклинатель напрямую молился обитающим на небесах богам. Вкладываемые ими усилия были ничуть не меньше чем у бойца авангарда, а из столь худенькой девушки это высасывало практически все силы.

— ...Дааааа, сэр… Ам…

— Что?

— Сп-ойной ночи… Убийца Гоблинов, сэр…

Она тяжело кивнула в ответ на слова Убийцы Гоблинов и поплелась наверх.

Перед тем, как отправиться к стойке, он подождал, пока та благополучно не доберётся на своих трясущихся ножках до второго этажа.

Но остальные с трудом могли смотреть, как он направляется к стойке регистрации.

— Эй, Оркболг, сюда! — прокричала Высшая Эльфийка Лучница со всей мощью своих лёгких, как только ей удалось узнать своего соратника сквозь пелену алкогольного опьянения. Она встала и яро помахала своей кружкой с вином в его сторону, разбрызгивая всё её содержимое на закуску Копейщика.

Он устало съел пропитанный вином орешек, чем заслужил смешок Ведьмы.

Убийца Гоблинов подошёл к столу и осмотрел происходящее.

— Что такое?

Дворф Шаман и Ящер Жрец переглянулись и пожали плечами.

Они не были уверены, радовал ли их тот факт, что сразу же после приключения Убийца Гоблинов был всё таким же, как и в любое другое время.

— Ты прекрасно знаешь что! — Однако Высшая Эльфийка Лучница явно не выглядела радостной. Она несколько раз ударила по столу и уставилась на стальной шлем. — Когда ты возвращаешься из приключения, надо хотя бы поздороваться!

— Вот как?

— Да вот да!

Высшая Эльфийка Лучница хмыкнула. Регистраторша улыбнулась глядя на неё, после чего подвинулась. Она жестом сказала Убийце Гоблинов присесть рядом, что он любезно и сделал. Она повернулась к нему с улыбкой на лице и сказала: — С возвращением, мистер Убийца Гоблинов. Как всё прошло?

— Всё расскажу в отчёте, — сказал он, после чего задрал голову. — Твоя смена ещё не кончилась?

— Ох, да ладно тебе, — сказала Регистраторша, сжав свои губы с лёгким оттенком раздражения на лице. — Я ведь всегда первой узнаю о твоих приключениях. Почему бы не рассказать мне и об этом?

— Хм. — Убийца Гоблинов скрестил руки на груди и задумался. Затем он объявил: — Там были гоблины.

— Вау, кто бы мог подумать? — проворчал Копейщик. Он пожал плечами и покачал головой, будто бы говоря: «Этот парень не догоняет». — Наша дорогая Регистраторша спрашивает у тебя, что можешь ты противопоставить тому, с чем пришлось столкнуться нам?

Убийца Гоблинов вновь впал в раздумья.

— Мы убили пятнадцать гоблинов.

Копейщик прекрасно понимал, что от Убийцы Гоблинов не стоило ждать подробного рассказа о его приключении, но даже он разочарованно покачал своей головой.

— Ну давай, Убийца Гоблинов. Подкинь нам интересную историю!

Ведьма рассеянно покосилась на него и приложилась губами к стакану.

— Возможно, в истории нет интереса…

— Полагаю, когда Брадорез чем-то увлечён, в этом и правда мало интересу.

— Мы ведь заговариваем о милорде Убийце Гоблинов. У него свои причудности.

— У них было снаряжение.

Дворф Шаман и Ящер Жрец понимающе кивнули друг другу, но Убийца Гоблинов покачал головой.

— Похищенных женщин мы спасли.

— Правда? — Регистраторша заморгала. — Это прекрасно, но… довольно необычно.

Она проработала здесь пять лет, и ей редко удавалось слышать о таком исходе.

Хоть самой ей и не хватало настоящего опыта в приключениях, она слышала о стольких из них, сколько никому и не снилось. Особенно когда дело касалось гоблинов. Иногда информация поступала до того, как женщин похищали, иногда сразу же после этого. А иногда и две недели спустя.

— Они держали их чтобы съесть?.. Или кто-то приказал оставить их в качестве заложников?

— Нет. — Он покачал своей головой. — Они были ранены и напуганы.

— Это ведь была шахта, не так ли?

— Шахта была странной целью.

— Это значит, что им была нужна вовсе не еда. Хмм…

Регистраторша продемонстрировала всем, что она входила в тот узкий круг людей, которые могли понимать ход речи Убийцы Гоблинов и поддерживать с ним разговор. Она прислонила палец к губам, усваивая те крупицы информации, которыми он поделился.

Она едва заметила, как Копейщик воскликнул: — Может, мне тогда тоже стоит начать изучать гоблинов!

В делах, касаемых гоблинов, эти твари похищали юных девушек в восьми-девяти случаях из десяти. Но в основном их использовали как секс-рабынь или в качестве игрушек для утоления своей ярости.

По этим причинам люди считали гоблинов отвратительными, а гоблины не могли ужиться с людьми.

Регистраторша знала о множестве примеров подобной жестокости, и как такой же, как и те жертвы, женщине, ей не хотелось ни слышать, ни читать об этом.

Можно было ожидать, что новость об их спасении взбудоражит её.

— ...Хмм. Так что, мы пока не владеем достаточным количеством информации, чтобы сказать что-нибудь…

Казалось, Регистраторшу что-то беспокоило. Она покачивала головой, пытаясь понять, что же именно.

Возможно, Убийца Гоблинов испытывал то же самое. Он бесстрастно сказал:

— Это мой предварительный отчёт. Позже, я напишу более подробный. Прочти его потом.

— Конечно. Разумеется, на сегодня моя смена окончена, так что я прочту его завтра первым же делом…

— Сойдёт.

— Но вот только не мне! — прервала их разговор Высшая Эльфийка Лучница.

Склоняясь через весь стол, она пристально смотрела на Убийцу Гоблинов, изо всех сил стараясь сделать свой бушующий взгляд максимально угрожающим.

— ...Кого волнует твой тупой отчёт? Сперва ты должен был поприветствовать своих друзей и товарищей!.. Хотя, я и так понимаю, что для тебя гоблины гораздо важнее, — пробормотала она.

Мужчина в броне медленно покачал головой.

— Ты уже знаешь, что я здесь. В этом нет нужды.

— Это неважно. Тебе всё равно стоило это сделать.

— Вот оно как?

— ...Все за тебя переживали.

— Разве?.. — её слова заставили Убийцу Гоблинов начать бормотать. — Я изменюсь.

— Вот и славно. — Лицо Высшей Эльфийки Лучницы, наконец-то довольной результатом, расплылось в широкой улыбке.

Её уши подскочили благодаря приподнявшемуся настроению.

Она заверяла всех, что по достижению возраста в две тысячи лет эльфы считаются взрослыми, но вот она явно не вела себя как взрослая.

«Если честно, она даже вроде как позорила своих эльфийских предков».

По крайней мере так думал Дворф Шаман, когда Регистраторша тихо зашевелилась.

Она беспечно приблизилась и положила свою руку на колено Убийцы Гоблинов.

Движение выглядело до ужаса естественным, а сама она была совершенно серьёзна.

— Кстати, мистер Убийца Гоблинов.

— Что?

— Ну, ам, послезавтра будет фестиваль урожая.

— Да.

Регистраторша вдохнула и выпустила воздух в тихом вздохе. Она приложила руку к груди, будто бы пытаясь ею утихомирить бешено бьющееся сердце.

— У тебя… есть какие-то планы на этот день?

Атмосфера поменялась мгновенно.

Даже болтающие и пьющие авантюристы, что сидели неподалёку, прекратили все свои действия чтобы послушать, совершенно не обращая внимания на людей, сидевших вместе с ними за столом.

Она почувствовала, как все её нервы напряглись как у авантюристов, стоявших перед входом в подземелье.

Ведьма использовала Тишину, чтобы не дать Копейщику воскликнуть: — Я свободен!

Глаза Высшей Эльфийки Лучницы были открыты, но опьянение оставило в ней силы лишь на вялое, неразборчивое бормотание.

И в центре всей этой ауры неописуемого настроения Убийца Гоблинов заговорил.

— ...Гоблины.

— Ах, я имела в виду… планы, не связанные с гоблинами?

— ...Хм.

Издав один лишь этот звук, Убийца Гоблинов склонил свою голову, будто бы потерявшись в своих собственных мыслях.

Или же, возможно, он сделал это, так как потерял дар речи. Так или иначе, зрелище было весьма необычным.

И пока все ждали его ответа затаив дыхание, Регистраторша всё так же сидела с улыбкой на лице.

Минуту спустя Убийца Гоблинов сказал:

— ...Нет, полагаю, нет.

— Знаешь, в этот день у меня после полудня начнётся выходной.

Казалось, что она ожидала какого-нибудь ответа.

«Сейчас или никогда!»

На улице стоял фестивальный сезон, а этот момент она планировала весьма долго. Он только что вернулся с квеста по убийству гоблинов, а ей в награду за сверхурочную работу разрешалось взять выходной тогда, когда это действительно было ей нужно.

А ещё тут было вино. Одолжив силы и храбрости у алкоголя, она осознала, что шанса лучше ей не найти.

— Я… Я подумала, м-может ты согласишься пойти… на фестиваль со мной.

— …

— В-в смысле, фестиваль… там ведь может быть не полностью безопасно, верно?..

Один из её пальцев чертил на бессмысленные фигуры ладони. Регистраторша смотрела на стальной шлем.

Всё та же дешёвая вещь, которую он носил не снимая, скрывала за собой его лицо.

Достичь его она могла лишь продолжая говорить, хотя бьющееся сердце до предела напрягало её голосовые связки.

Для Регистраторши каждая секунда его молчания была подобна... минуте? Нет, часу.

— ...Ладно.

Убийца Гоблинов кивнул.

Может его голос и был бесстрастным, практически механическим, но было безошибочно ясно, что именно он сказал.

— Ты всегда оказываешь мне большую помощь.

— Ах, ладно... Я... Спасибо, — сказала она поклонившись, а её коса так и скакала в воздухе.

«Уууупс. Ты действительно сказала “спасибо” в такой ситуации?»

Она слегка волновалась, но это была лишь жалкая капля, растворяющаяся в океане радости, что крайне быстро заполнял её сердце.

— Ах... ох, точно! Мистер Убийца Гоблинов, не желаешь ли поесть?

— Нет, я не голоден. — Уверенно покачав своей головой, Убийца Гоблинов встал со скамейки. Он как обычно проверил свои броню, орудия, щит и перчатки натренированным глазом, после чего кивнул.

— Я вернусь, как только напишу отчёт.

— О-ох, я… ясно. — Регистраторша почувствовала странную смесь эмоций: она была разочарована, но в то же время крайне рада его столь типичному ответу.

— В таком случае, ам…

— В день фестиваля урожая, в полдень на площади. Сойдёт?

— Да!

— Хорошо.

Убийца Гоблинов кивнул, после чего окинул взглядом всех сидящих за столом.

— Чем вы займётесь?

Регистраторше удалось не уткнуться лицом в ладони, но оно предательски показывало весь её настрой. Ей стоило ожидать такого исхода.

Ящер Жрец и Дворф Шаман почувствовали то же самое. Они слегка пожали плечами и решили помочь всем, чем только могли.

— Моё намеревание — провести весь день, отведывая явств с Мастером Заклинателем.

— Ах да! Мне всегда хотелось хотя бы раз напоить Чешуйчатого до отключки. И тут подвернётся неплохой шанс для этого.

Дворф Шаман хлопнул себя по животу, после чего погладил Высшую Эльфийку Лучницу по спине.

— Давай с нами, Длинноухая. Кто бы что ни говорил, а эльфы и дворфы из одного теста слеплены!

— Буах? — Звук несогласия раздался из её рта. Он напоминал те бессвязные звуки, издаваемые младенцем, когда его насильно вытаскивают из кроватки.

— Ах, да ладно тебе... Я угощу тебя кружечкой винца!

— ...Хорошо.

— Ясно. — Убийца Гоблинов принял их ответ с привычным хладнокровием, после чего собрался уходить.

Копейщик уже было открыл рот, будто бы пытаясь сказать что-нибудь, но Ведьма перебила его.

— У нас с ним будет свидание.

— Я пошёл.

Ни одного прощального слова. Как и всегда.

Он направился к стойке регистрации и подозвал ближайшего работника дабы сдать свой отчёт, после чего вышел наружу.

В его храброй походке не было ни следа нерешительности — всё как обычно.

Он был довольно странным авантюристом.

Группа наблюдала за его уходом, и никто не смог проронить ни слова.

— Господь мой, — сказал Ящер Жрец, восхищённо вздыхая. — Весьма впечатлевающий удар.

— Хех… Ах-ха-ха… Я просто рада, что всё прошло хорошо. — Регистраторша застенчиво покраснела и начала перебирать руками свою косу.

— Разумеется. — Ведьма улыбнулась, слегка похлопав по плечу мертвецки-бледного Копейщика. — Ты, тоже, старался.

Дворф Шаман сердито вздохнул.

— Нашей наковальногрудой стоило бы поучиться у тебя паре-тройке вещей.

— Ой, да заткнись ты. — Высшая Эльфийка Лучница медленно и грузно повернулась чтобы уставиться прямо на дворфа. — Я просто хотела вместе пойти в приключение. А этот кретин всё равно бы не пошёл со мной!

— Да, девчушка, ты с треском провалилась.

— Че… Чееееегоаа!

— Ах, да ладно тебе. На, выпей.

Он до краёв залил её большую кружку вином. Она быстро взглянула на него перед тем как прильнуть к кружке губами, приправив этот жест слабым кивком.

Регистраторша, наблюдавшая за всем этим, извиняющеся поклонилась ей.

— Ам, мне… Мне жаль…

— Пффф. Будто бы мне не плевать. Я ведь уже говорила тебе, не думаю я о нём в таком ключе. — Высшая Эльфийка Лучница утончённо попивала свой напиток, глядя на Регистраторшу. — Эй, — сказала она.

— Да?

— Хорошая вышла фразочка: «Планы, не связанные с гоблинами?» Можно её позаимствовать?

§

Когда Убийца Гоблинов вышел из Гильдии, его окружил сладкий аромат.

«Что это за запах?..»

И пока он удивлялся, поток прохладного воздуха унёс этот запах прочь.

Пока солнце садилось, тепло дня исчезало так быстро, будто бы его и вовсе здесь не было.

Приближалась ночь. Он уставился в холодное небо, усыпанное звёздами.

Две луны, так и намекающие о богатом урожае, мерцали светом, почему-то казавшимся каким-то металлическим, неорганическим.

— Хм.

На улице уже стояла осень.

Но для него это мало что значило.

После урожая количество гоблинских набегов на деревни наверняка увеличится.

У него был стиль сражения, идеально подходящий для весны, такие же имелись для зимы, для лета и, конечно же, для осени.

Он осмотрел тихие улицы.

Вывески и вымпелы раскачивались будто бы в предвкушении фестиваля и наряду с деревянными башнями создавали целую сеть теней на земле. Идя вперёд, Убийца Гоблинов перемещался между ними.

Он прекрасно знал эти улицы, но каждый раз, когда он проходил мимо тени, его рука инстинктивно сжималась в кулак.

Возможно, в этой тьме ничего и не таилось. Но гоблины могли появиться в любое время и в любом месте.

Не все подготовительные меры были полезны, но никто не мог быть слишком готовым.

Это был один из самых дорогих постулатов для Убийцы Гоблинов.

— Ох, вот ты где!

Так в звук его шагов вмешался неожиданный, но крайне знакомый голос.

Яркое, дружелюбное приветствие не особо подходило тьме ночи — хотя, быть может, ему как раз был нужен свет.

— Ох, — сказал Убийца Гоблинов. — Ты пришла встретить меня?

Разумеется, это была Пастушка.

— Хех-хех! — С улыбкой на лице и подпрыгивающей грудью она быстрыми шажками приблизилась к нему. — Хотела бы я сказать, что это так. Просто так вышло, что я в это время была в городе. Знаешь, работа и всё такое.

— Вот как?

— Ага, ещё как. — Она уверенно кивнула. Взгляд, скрытый за стальным шлемом, пристально следовал за ней.

— Доставка?

— Неа. — Пастушка покачала своей головой. — Переговоры с клиентом. Дядюшка сказал мне разобраться с ним, чтобы я научилась ещё и деловой стороне нашего дела.

— Вот как? — сказал он вновь, кивая.

Солнце ушло за горизонт, и тьма города оставила их двоих в кромешной черноте. Улица снаружи городских врат была ещё более тёмной и одинокой.

— ...Пойдём домой?

— Ага, пошли.

И они отправились в путь, шагая точно друг за другом.

Они следовали за своими тенями, всё растущих и растущих на каменных плитах, и тихо шли домой.

Не торопясь, но и не шагая, забыв обо всём на свете.

Отсутствие разговора не беспокоило их. Иногда оно было довольно приятным.

— Ах…

С лёгким фшууух холодный ветер подул вновь и принёс на своих крыльях приятный аромат.

Убийца Гоблинов никак не вспомнить, о чём же он ему напоминал.

Одинокий цветочный лепесток танцевал в воздухе, сопровождая прохладный ветерок и запах.

Убийца Гоблинов посмотрел наверх. Он увидел дерево, покрытое золотыми цветами.

— Ох, это же османтус душистый*. — Пастушка глазами последовала наверх за его взглядом, рукой прикрывая себе глаза, ибо яркость цветков ослепляла. — Он уже расцвёл. Полагаю, он как раз в разгаре своего сезона.

Это был аромат цветов.

— Так вот оно что, — пробормотал Убийца Гоблинов, теперь он понял, откуда исходил этот аромат.

Странно, но оправа из бледно-жёлтых цветов даже холодную луну заставляла сиять тёплым светом.

Только начав уходить, он почувствовал, как нечто нежное коснулось его левой руки.

Пастушка сжала его облачённую в перчатку руку своей рукой.

Она покраснела настолько, что это было видно даже в это время суток, и слегка отвела взгляд.

— В смысле… Опасно ведь ходить задрав голову в небеса. Те… Темно же.

— …

— Прости. Я?..

Она украдкой взглянула на его лицо, пытаясь понять, как же ей воспринимать его молчание.

Минуту спустя Убийца Гоблинов медленно покачал своей головой, всё ещё скрывая свои эмоции за шлемом.

— Нет.

— Хи-хи.

И Пастушка отправилась в путь, ведя Убийцу Гоблинов позади себя.

Он мог почувствовать её тепло даже через броню. Цепляясь за это ощущение, он следовал за ней по пятам.

Она украдкой всего на секунду перекинула на него взгляд.

— Кстати…

— Что?

— Ты знаешь, что означает османтус душистый на языке цветов?

— Языке цветов? — повторил Убийца Гоблинов так, будто бы никогда раньше не слышал такого выражения. — Нет, не знаю.

— Ну, думаю, скоро ты и сам это узнаешь.

Она звучала совсем как ребёнок, пытающийся казаться взрослым.

Пастушка хихикнула и намеренно рассмеялась, слегка помахивая своим указательным пальцем.

— Как по мне, тебе оно очень подойдёт.

— ...Я запомню это.

Убийца Гоблинов кивнул, и Пастушка ответила на это неким утвердительным «Мм».

«Стоит ли заводить разговор об этом?»

Пастушке удалось пробить его скорлупу.

Несмотря на шлем, прочесть его было не так уж и сложно. И всё же он был на удивление упёртым, так что ей нужно было использовать голову.

— ...Фестиваль приближается... послезавтра он уже начнётся.

— Да, так и есть. — Он усердно закивал. — Меня самого туда пригласили.

— Гуах?! — Странный вскрик вырвался из её рта.

— Что-то не так?

— Нет, я... ух, в смысле... а кто тебя пригласил? И что ты ответил?

— Девушка со стойки регистрации из Гильдии. Думаю, ты её знаешь.

Пастушка кивнула.

Регистраторша. Элегантная, умелая и заботливая. Зрелая девушка.

— У меня не было причин ей отказывать. Я спросил у остальных, хотят ли они пойти с нами, но, кажется, у них свои планы.

Пастушка вдруг встала как вкопанная.

— ...Что-то не так?

— Ах… Аах-ха-ха-ха-ха-ха!

Свободной рука она перебирала волосы чтобы отвлечь его.

«Чёрт. В этом она меня одолела…»

Понимал он, о чём она думает, или же нет, Убийца Гоблинов бесстрастно повторил: — Что?

— ...Ооу, да ничего. — Пастушка медленно покачала головой.

«Это… Это ведь не такое уж и большое дело. Верно?»

Она не понимала, чего ей хотелось.

Она не была уверена, стоило ли ей озвучить свои мысли, но это же были всего лишь слова, да?

— Просто… Я надеялась сходить на фестиваль вместе с тобой. Вот и всё.

— Разве?

— Ага.

Она кивнула, после чего они оба вновь затихли.

Не успели они заметить этого, а каменные плиты уступили место грязной дороге, и вот они уже прошли через главные врата*.

Весной весь этот холм был усыпан маргаритками. Именно здесь авантюристы сражались с гоблинами. А теперь на нём виднелись лишь трава для кормления скота и их собственные следы, ведь приближалась зима, и природа тихо увядала.

Хорошенько прислушавшись, он мог услышать слабое лииии, лииии, издаваемое насекомыми, и дыхание своей давней подруги.

Стало холоднее, но не настолько, чтобы из их ртов начали идти клубы пара.

— ...Эй.

— Что?

— Во сколько вы встречаетесь?

— В полдень.

Вдали уже замерцали огни фермы.

Пока он тихо отвечал, его глаза — а точнее шлем — смотрели только вперёд.

— Ох, — прошептала Пастушка, прижав свою дрожащую руку к груди. — Тогда… Можем ли мы встретиться утром?

— Да.

— Чего?

После такой прямой просьбы ей хотелось взять свои слова назад, и сейчас она могла лишь смотреть не моргая.

Чумазый шлем так хорошо слился с тьмой, что она едва ли могла сказать, где кончались границы шлема и начинались владения ночи.

Также она не могла сказать, когда он был совершенно искренен.

Его легко было понять, но... разве она сама сейчас не проецировала на него свои собственные желания?

Пастушка сглотнула. Ей хотелось, чтобы её голос не дрожал.

— П-правда?

— Зачем мне лгать?

Он сказал это без единой заминки.

Разумеется, он был не из тех людей, которые могли бы так глупо соврать. И она знала это.

— Но это… Ты уверен?..

— Это не обсуждается. — Он c лёгкостью отклонил её тревожный вопрос. — Ты ведь попросила меня.

— Ох… Тогда… ты согласен?

— Я не против.

— Урааааа!

Вряд ли можно было винить Пастушку за её радостный возглас, возникший от его сухого ответа.

Она подпрыгнула в воздух и начала кружиться вокруг него, а её внушительная грудь тоже начала скакать.

— Ладненько, это свидание! Утром, в день фестиваля.

— Да. — Ошеломлённый Убийца Гоблинов озадаченно задрал голову. — Ты настолько рада этому?

— Что за глупый вопрос!

Пастушка с широкой улыбкой напомнила ему о том, что он и так должен был знать.

— Прошло уже десять лет с тех пор, как мы в последний раз вместе ходили на фестиваль!

— Разве?

— Именно так.

— ...Ясно. — Убийца Гоблинов покачал головой с невероятной серьёзностью. — Я и не подозревал.

Они смогли уловить тонкие нотки кипящего крема. Пастушка прекратила готовить молочный десерт прямо перед тем, как он был практически завершён, собираясь встретить его под предлогом работы.

И теперь дом был прямо перед ними.

Примечания

  1. Red: Ох ё, начинаем с длинного объяснения. Короче, урожайная луна — это день, находящийся рядом с днём осеннего равноденствия (22-23 сентября), в ночь которого луна бывает полной. Называется она так потому, что фермеры в такую ночь могут пахать, ибо луна большая, осадков обычно маловато ещё, так что на улице довольно светло.

    А ещё, мы ж всё-таки имеем дело с автором-задротом, так что...но это не точно...мы имеем дело с отсылочкой к игре Harvest Moon, которая является одним из прародителей жанра...как бы его назвать...ну, типа "Счастливых ферм", я хз. Симуляторы огородников и всё такое. Игруля невероятно культовая и историческая (для своего жанра), так что это вполне может быть отсылочкой.

  2. Red: Тут наверняка имеется в виду способ отсчёта глубины, когда в какую-то яму или пещеру швыряют что-то, а потом считают секунды до звука удара об одно. Как с молниями.
  3. Red: Пупсики, расслабьтесь, речь тут идёт не о нашей Жрице. Жриц много.
  4. Red: Примерно оливковое дерево, только цветки у него напоминают цветки сирени, но жёлтого (иногда рыжего...как свет ляжет) цвета. Плод не чёрный, а тёмно-фиолетовый (примерно как у сливы). Короче, красивая оливка. В наше время используется как добавка для чая, ибо у цветков слабый вкус, который не испортит вкус самого чая и не перебьёт его, а вот аромат очень мощный и можкт придать приятный запах не особо пахнущим сортам чая.
  5. Red: Насколько я понял (ибо вот в чём автор сосёт, так это в геолокации), город окружён стеной (что логично), но есть ещё территория вокруг города, которая либо тоже окружена стеной, либо имеет чисто символические ворота...что тупо...но, как ни странно, вполне реально. Ну хорош, французы вообще построили арку посреди города. Бывает, люди не очень умные, когда дело касается всяких символов.

Комментарии