Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 12

Потихоньку надвигались сумерки, и отряд добрался до места стоянки, пока ещё было светло.

Пам – сокращённое сэмпаем палатко-место – находилось на открытой равнине, а в низине поблизости располагалась долина с обильными водами.

Хомура несла комплект инструментов и вместе с сэмпаем спустилась в долину.

Сэмпай навалила грудой речных камней и соорудила из них очаг, а Хомура начерпала воды из реки ручным насосом, снабжённым фильтром. Весьма удобный инструмент.

От необычной атмосферы Хомура была по-своему взволнована, ведь до этого жизнь на открытом воздухе для неё являлась недопустимой. Самое большее, что она могла себе позволить – это полностью укомплектованное барбекю.

Связано ли это с плодотворными тренировками по готовке последних бэнто, приготовлений к кулинарии, касаний различной поварской утвари, себя она чувствовала неожиданно радостно.

Тооя, оставшийся наверху ставил палатку. Герб UNPIEP напечатанный на палатке в большом масштабе выглядел стильно, но...

Хомура робко спросила сэмпая.

— Сэмпай, эм-м… наверное, та палатка для трёх человек...

— Трёх-четырёх, но она, будет разделена надвое, для нас с тобой, и на отдельную для Тоои-куна.

— Разделяющаяся палатка! Точно. Ну конечно. Как и ожидалось.

— Да. Очень разумная мысль, ведь, это – наставление от Фуджимори-сэнсэя...

— Ага.

“Но в зависимости от ситуации и времени”, – послышалось, как будто пробормотала она шепотом.

Сэмпай, завершившая очаг в мгновение ока, пока разговаривала с Хомурой, сложила в него ветки для розжига и немного отступила.

— Хиноока-сан, встань, пожалуйста, сбоку от меня.

— ?.. Ага, – согласившись, сдвинулась в сторону девушка.

Сэмпай выставила руки перед пупком, словно завёртывала нечто и начала духовную концентрацию.

— ...Hi...

Магия!..

Хомура от удивления широко раскрыла глаза.

— Ox… Ph… Mg…*

Как только она монотонно зачитала заклинание, между её руками замерцал белый свет и появился тёмно-оранжевый огненный шар.

— Что-то получилось!

Болид величиной с монету вырос до размера бейсбольного мяча, в то время как тончайшие нити пламени закручивались и колыхались вокруг него.

Сэмпай продолжила концентрироваться и отправила огненный шар по диагонали вниз. Всё так же сохраняя постоянную скорость, он долетает и впитывается в очаг. В момент, когда шар коснулся его, растопка без труда воспламенилась и запылала.

Опустив руки и расслабив плечи, сэмпай подбросила в очаг дров, наблюдая, как огонь становится устойчивым.

— Да это же волшебство!

— Ага. Магия огня не, мой конёк… потому я, всегда, напрягаюсь с неё.

С этими словами сэмпай достаёт непромокаемую зажигалку из кармана.

— А, зажигалка.

— С ней бы, тоже получилось, но волшебство полезно своей магией, поэтому, в такие удобные моменты я практикуюсь.

— Нет… это было поразительно.

Пылающий перед глазами огонь, не казавшийся сотворённым магией, освещал каменистое место долины ярко-красным.

— Хиноока-сан, ты тоже, может, попробуешь?

— С-серьёзно? Вы не против?

— Здесь пожар, мы не устроим.

— Позвольте мне попробовать. Первый шаг волшебницы Хинооки Хомуры, да?!

Сэмпай кивнула.

— Итак, прежде всего, представь, себе кубик, окрашенный в четыре цвета. Белая, и синяя грани, каждой по две. Красная и чёрная – по одной. Расположение цветов...

— ???

Кое-как ей разжевывают дальнейшие объяснения, и, она, следуя словам сэмпая делает первый шаг в магию.

Девушка, аналогично сэмпаю выставила обе руки по диагонали вниз, и встала перед очагом.

Ощущая протянутыми ладонями тепло очагового пламени, Хомура сформировала образ в своей голове.

— ...Гидро...

— Нельзя истощать всю концентрацию. Иначе спонтанно выстрелит.

— ...О-окси… фосфа, ма-ма-ма...

Услышав приглушённый звук взрыва, Тооя бегом спустился в долину, и нашёл там всё окутанным чёрным дымом.

— Что… *кхе-кхе*... что это за чернота?

Из чёрного дыма, всё ещё сильно кашляя, выскочила Хомура.

— У-э-кхо-э-хо! До-дооя-гун, зэмпай... – напрягая голос, обернулась и показала назад Хомура.

— Сэмпай в этом дыму?!

Она кивнула со слезящимися глазами.

“Ах, дело серьёзно”, – Тооя приготовился войти, но сразу после...

Они заметили некое движение со склона, возвышающимся над отлогим речным берегом, где стояли.

Чёрный тяжелый дым закрутился и поднялся вверх куполом.

Купол в мгновение ока расширился и, став стеной, приблизился к парочке. В панике Тооя встал перед Хомурой.

Едва подумав, что уши оказались под сильным давлением, холодная и тонкая водяная плёнка обвела их кожу и прошла мимо, чуть-чуть увлажняя одежду и волосы.

Спустя некоторое время весь чёрный дым рассеялся, и осталась лишь река, отражавшая вечерние сумерки, да очаг с погасшим огнём.

В растворившемся центре купола в одиночестве стояла сэмпай как ни в чём ни бывало.

Даже когда Тооя и Хомура подбежали к ней, она сохранила присутствие духа.

— Досадная, ошибка, да? Давай, ещё раз попробуем.

— ...Не, нет, что важнее, с тобой ничего не случилось? – спросил Тооя.

— Я в порядке, – кивнула сэмпай.

— Эм, прости меня. Я оплошала… Только что исполненное сэмпаем – это тоже магия?

— Завершающее, движение.

Лицо сэмпая выглядело как-то странно горделивым.

— Что? Так это была буйная магия Хинооки?

— Быть может, сэмпай, вы знали, что у меня не получится?..

— Нет, я верила, понимаешь? ...Где-то наполовину.

— На п-пятьдесят процентов?

— Всё же лучше, если есть 50 %-ный успех в магии на первых порах.

Как только Хомура почувствовала облегчение, тут же о себе снова заявил голодный живот.

— Если уж на то пошло, в следующий раз должно получиться! Отлично...

Хомура ещё раз встала в стойку перед очагом, сэмпай быстро подготовила магию, а Тооя зажал нос и отступил назад.

— ……

В итоге, они воспользовались зажигалкой.

Солнце полностью зашло.

Троица ужинала, собравшись вокруг пламени очага, слушая журчание реки.

Их основным блюдом был суп из сушёных овощей и мяса.

По предложению сэмпая, остальные гарниры они стали выбирать бросая жребий.

Три очень похожих бумажных пакета выставили в ряд на землю.

— Лишь с одним из них, мы промахнулись. Немного серьёзно, всё плохо с его сроком, годности.

— Э-э?~

— То, что надо. Вызов принят. Ибо слова сии воротятся к обронившему их.

— Тооя-кун, твоя манера речи, ну прям как у предвестника смерти.

“Хм-м”, – уставился на пакеты Тооя, а рядом дружелюбно усмехнулась сэмпай.

— Все эти консервы – меню, над которым размышлял, каждый в Экспедиционном клубе.

— Ингредиенты – с планеты Пустоты?

— Да. Мы ищем, съедобные горные растения, сооружаем огороды, печём хлеб, удим рыбу, коптим, и даже тормозим её порчу магией...

— Уа-а, с полей, да-а? Как же слишком сложно. С моими идеями бэнто совершенно не сравнить.

— Это ведь, то же самое, понимаешь? И там и там, очень весело.

“Хвать”, – Тооя схватил бумажный пакет. — Я этот возьму!

— Тогда я – этот.

Единственный оставшийся забрала сэмпай.

— Кх… Неудачный! Вот блин! И что за «Адское бэнто “Hell’s lunch”»?

Тооя шлёпнулся навзничь.

Срок годности, написанный большими иероглифами на бумажном пакете уже вышел в прошлом месяце.

— Вполне, съедобно, – с улыбкой утешила его сэмпай.

Когда Хомура проверила свой свёрток, то заметила название меню, написанное английским языком со сроком годности «Воздушный куриный суп “Chiken & Dumplings”», и самодельный штамп на нём.

— Что тут за печать с символом золотой рыбки и кошки?..

— Это, моя с… Инари-сан, метка. Меню, придуманное нами вдвоём.

— ……

Лицо Тоои, освещаемое пламенем внезапно помрачнело.

— Инари-сан? Ты о Инари-сан*?

— Она участник Экспедиционного клуба… бывший, участник.

— О-о. Значит, она наш сэмпай, да? Инари, но всё же символ кошки? Не лисы?

— Ага. Это лисо-кошка.

Сэмпай радостно на это улыбнулась.

Тооя сцепился в схватке с консервами, издавая вопли.

— Какой отвратный… или точнее я должен сказать вкуснотища, но… так или иначе крайне острый...

— До сих пор острый, на вкус?

Чувствуя себя неловко сэмпай подала ему воды.

— Что-о?! Ты выжидала, пока улетучится острота?!

— Так ведь сэмпай порядком любила пикантную еду. Как и Тоое-куну, похоже, нравится острый вкус. Ничего страшного же?

— Это не консервы! Как вернёмся в базовый лагерь, я напишу на них предупреждение красными иероглифами.

— А если их выбросить?

То да сё и ужин закончился.

— Оу-у… Мои ноги затекли от сидения...

Хомура поднялась и, пошатываясь похлопала по своим ноги.

— Хорошо же я прошлась пешком.

— Сэмпай, я потушу здесь костёр? А на нашем верхнем паме снова разожжём, ага?

Тооя приготовил для этого воду, начерпав её в котелок, но сэмпай покачала головой.

— Подбрось, пожалуйста, все оставшиеся дрова.

— ...Бивачный костёр?

— Ну, что-то такое я и ожидал.

С этими словами Тооя подложил остатки дров.

Сэмпай сняла обувь, оказавшись босиком, затем сняла одежду, представ в боди* и с плеском зашла на мелководье.

— Я ужасно устала, но, Хиноока-сан, помоги мне пожалуйста.

— Э, конечно, а… мы будем рыбу ловить?

Когда её затвердевшие ступни коснулись холодного, чистого потока и мелких камешков, она испытала приятное чувство боли.

Место чуть поглубже они стали обносить вокруг довольно большими камнями и тем самым запруживать течение.

Хомура тащила камень, как и сказала ей сэмпай.

— Уа-а, на обратной стороне камня что-то шевелится… Не какое ли странное насекомое, а?

— В этих окрестностях, к счастью, наземных пиявок нет. Но если почувствуешь покалывание, сообщи, пожалуйста, мне.

— Покалывание, говоришь?.. Надеюсь, замечу его...

Вскоре маленькая запруда на отлогом речном берегу была завершена. Импровизированно сооружённая она получилась великолепной.

— Э… это детский бассейн! Угу. Ванная, не так ли?

— Но это не горячий источник.

— Для меня это бесспорно будет полезно! И дело не в ванне на свежем воздухе! Нет~, вот если бы я легла спать такой грязной, то уже покинула бы Экспедиционный клуб.

— ……

— Ах, я пошутила. Не стройте такие печальные лица.

— Эй, докучаешь сэмпаю? ...Как оно тебе?

Тооя показал сэмпаю лопатку, сделанную из толстой Y-образной ветки.

Сэмпай кивнула и указала кончиком палки на самое глубокое место запруды.

— Белые камни легко раскалываются, так что избегай их.

— Понятно… Приступим.

Когда собранные лопаткой камни, раскалённые в остатках огня он по очереди бросил в запруду, раздался приятный звук шипения и поднялся пар. Прямо горячий источник из камней на реке.

Температура воды была подходящей, и Хомура горела желанием войти.

— Тогда, женская часть, внёсшая вклад в его создание воспользуется своим приоритетом!..

— Да, да, понял. Я буду на паме.

— Раз обещаешь, скажу на всякий случай, но… не подглядывай! Не вздумай подглядывать!

— Может, мне снова помассировать тебе ноги?

— Аха-ха-ха, прости. Слишком щекотно.

Тогда во время утренней пробежки у Хомуры ногу свело судорогой. В ней воскресли тогдашние ощущения, когда его большие пальцы интенсивно и безотрывно массировали её ступни, отчего на лице невольно просочилась улыбка.

Хомура бдительно проводила глазами Тоою, оставившего полотенца и исчезнувшего в роще на склоне.

— ...Отлично, ушёл… Ушёл ведь? Не обижайся, мальчик.

— Хиноока-сан. Я готова.

— Бы-ы-ы-ы-ы!.. Так быстро!

Когда она обернулась, уже нагая сэмпай, прикрывшись одним полотенцем проверяла температуру воды кончиками пальцев ног в мелководье.

— Я запамятовала о вашей скорости переодевания, сэмпай. Поймите, ч-чуть больше сервиса для зрителей...

Хомура также бесстрашно разделась и разбросала свою одежду рядом с аккуратно сложенной сэмпая.

Беря с неё пример, она омыла своё тело холодной проточной водой ниже по течению.

Горячий источник из камней сделанный своими руками. Хомура, будучи внимательной к месту сбора раскалённых камней, отмеченному торчащей палкой боязливо погрузила своё тело в воду.

Здесь не так уж глубоко, поэтому если попытаться порузиться в воду по плечи, можно будет лежать как в ванной на западный манер, и ширины хватит для двух человек.

Хомура пробормотала несколько слов.

— Проблематично удовлетворить свой сексуальный аппетит в Экспедиционном клубе...

— Что?

Сэмпай, смотревшая на ночное небо, обнимая свои колени и прислонившаяся к валуну тихо оглянулась.

— Нет, эм-м… а?

Она обратила внимание на изменившееся отражение спускающихся волос сэмпая.

— Сэмпай, цвет твоих волос… вновь вернулся к обычному?..

Она кивнула и подняла мокрые волосы ладонью.

Не полностью чёрные, но они значительно восстановили свою тёмную окраску.

— Да. Пик моего видоизменения приходится на дневное время, и, похоже, что влияние планеты Пустоты ослабевает в ночное.

— ...И значит, напротив, есть люди, влияние на которых сильнее ночью?

Сэмпай кивнула.

Хомура тщательно проверила своё тело, и всё ещё, судя по всему, была нормальным человеком. Даже внимательно пробежавшись глазами по округе никакого эффекта, вроде видения магнитных линий или инфракрасных лучей не последовало.

— Расточительно, что такой пейзаж только, наш, правда?..

— Да… э?

Внезапно сэмпай свистнула пальцами.

Через некоторое время со склона спустилась фигура человека, и из зарослей рощи донёсся привычный беспокойный голос: “Что такое?”

— Тооя-кун, словно собачка...

Вопреки такому впечатлению Хомуры сэмпай предложила неожиданное.

— Тооя-кун, присоединяйся, к нам, – высоким голосом позвала его сэмпай.

Хомура не поверила своим глазам и ушам.

— Сто... сэмпай, что...

— Драгоценная и прекрасная горячая вода, если остынет, станет негодной, растратой.

— Хоть э-это экологично и-и по-доброму к планете Пустоты, но-о...

Ну, вообще же доставка новых горячих камней – довольно тяжёлая работа.

— Точно, проблематично, удовлетворить свой, сексуальный аппетит, да?

— Пог...

“Суровая ж шуточка”, – выкрикнул Тооя в ответ, похоже, что возвращаясь в рощу, но сэмпай опять свистнула пальцами.

После того, как в долине ещё пару раз прозвучал свист, Тооя, наконец, сдался и подошёл к ним, отвернув свою голову в сторону.

— Ва, ва, он правда пришёл...

Хомура впопыхах подтянула полотенце, но от этого на талию его уже не хватило...

Даже когда она, ворча про себя, порывалась убежать при виде раздевающегося Тоои, сэмпай расслабилась и вытянулась телом, вытаскивая руку из каменной ванны и наслаждаясь ощущением проточной воды.

— …...у-у-у…

Хомура сердито посмотрела через плечо на Тоою, вошедшего в мелководье с полотенцем, прикрывающим талию.

— ...Ничем не могу помочь, приказ главы.

— Там, заходи оттуда.

“Да, да” – смирившийся Тооя перешагнул через каменную плотину. — ...Спасибо за ванну.

— Э. Что?

— Что “что”?

— Ты когда заходишь в ванну говоришь “спасибо”?

— Говорю.

— Не надо! В этой ситуации получается грубо.

— В моей семье так заведено.

— Ненормально это, ненормально! И как-то непристойно...

— Не говори пошлостей.

Ширина каменного онсена*, когда Тооя погрузился в неё оказалась идеальной, как будто с самого начала её устроили на трёх человек.

Тем не менее, Хомура извернулась телом и явно держалась на расстоянии, а с другой стороны – слишком беззащитная сэмпай, и Тооя чёрным пятнышком, зажатый между двумя девушками, не в силах взглянуть ни направо, ни налево, поневоле посмотрел вверх.

— Ох… всё же это прекрасно...

Обратив на это внимание, сэмпай также прислонилась спиной к валуну и посмотрела вверх, на ночное небо.

Хомура тоже впервые внимательно посмотрела на ночное небо.

Небо, видневшееся вдалеке с мелководья реки, заслоняемое рощей.

Сейчас Бейгл стал треугольником, похожим на разрезанный пирог, и столь ярко сиял в ночном небе, что можно было книгу читать.

Кроме того, мерцали бесчисленные звёзды, не уступая самому Бейглу, и можно было увидеть полную картину Млечного Пути.

— Вы видите?.. Хиноока-сан, Тооя-кун?

Сэмпай высоко подняла руку над головой и кончиком пальца описала большую дугу на небе.

Пространство, по существу занимаемое Бейглом, являлось, с первого взгляда, кромешной тьмой и захолустной областью, скрывающей звёзды, но… покуда пристально всматриваешься и напрягаешь глаза, там появляется пологая арка, протягивающаяся цепью снова и снова.

— Ночная радуга...

Яркий образчик радуги Бейгла, в слепящее дневное время бывший нечётким.

— Цвета полностью отличаются для каждой группы колец.

— Да. В полночь, ещё красивее, выглядит.

Когда приходит понимание их структуры, рисунок улавливается ещё более чётко.

Хомура испустила вздох восхищения на удивительный пейзаж, не виданный ею ранее ни в одном из планетариев.

— Есть, несколько теорий, поясняющих причину, такой видимой многоцветности колец, затенённых планетой Пустоты… как например, из-за сложного отражённого света, исходящего от поверхности колец освещаемой солнцем, под влиянием солнечного ветра, как у явления полярного сияния… Или другая теория, что энергия магнитных линий поступает из недр планеты Пустоты и светятся подобно люминесцентной лампе, и так далее.

— ...Даже беря одно кольцо, когда смотришь на него вблизи, оно полно загадочности, правда?

— Да.

Сколько ещё неизвестного до сих пор скрывается на этой огромной планете?

— С наступлением зимы Бейгл полностью скроет солнце.

— Э, я с трудом переношу холода.

— Но с другой стороны, летом страшно, жарко.

— Жара ещё более отвратительна. На солнце, поди, сгоришь.

— Холод – не годится, жара – не годится, что ж ты тогда будешь делать?

— Простые люди, они все такие.

Несмотря на шутливую болтовню друг с другом, Тооя с Хомурой вполне наслаждались ночным небом.

Нередко падающие звёзды рассекали небо, и время от времени можно было увидеть бегущий, словно рябью свет на тёмных кольцах.

Сэмпай, поддерживавшая разговор короткими репликами внезапно высказала.

— Хинока-сан… пожалуйста, не обижайся на, Фуджимори-сэнсэя, хорошо?

На такой формальный тон Хомура настроилась внимательно слушать и немножко приподнялась своим телом.

— ...На подобного рода похищение… и что внезапно привели с собой?

— Да, – неловко потупилась Мисасаги-сэмпай. — Не можешь принять, не так ли?

— ……

Хомура внезапно плеснула горячей воды в лицо Тоое, и приподнявшись, быстро перебралась к сэмпаю по соседству.

— Ну ты, я даже не смотрел!

— Это рыба, рыба плескалась.

Делая вид, будто это была не она, Хомура пристроилась на каменистое дно, и придвинулась плечами вплотную к сэмпаю.

Тут же рядом, с чёлки сэмпая капала вода. В её глазах тускло отражался пурпурный цвет тлеющих огней, оставшихся на отлогом берегу.

— С этим уже всё, сэмпай.

— ...Хиноока-сан.

— Н… ну, просто запугай меня заранее видео с комментариями, я бы соответственно дрогнула перед сегодняшним маршрутом.

Сэмпай улыбнулась.

— ...Кольцу, требуется, время на зарядку в зависимости от числа перенёсшихся людей. К текущей миссии мы, подготовились, заранее, но из-за, возникшей надежды на присоединение Хинооки-сан, отсрочили её… Также я хотела, если возможно, чтобы мы отправились, вместе.

— К слову… А если лишь я да глава пошли бы первыми? – спросил Тооя.

— Хиноока-сан испытала бы перенос немного позже. Тем временем, она должно быть прошла бы основную, подготовку...

Сэмпай подняла глаза к ночному небу, смотря вдаль.

— Разумеется, на планете Пустоты, но даже во время тренировки гарантии не пораниться, нет. Программу обучения, предназначенную для учеников средней школы, 60 % бросают на первом этапе. Получив, травму, у них зарождается чувство страха, и намерение бывших сговорчивыми опекунов, внезапно, меняется… или даже, с самого начала, в самом человеке стремление участвовать отсутствовало...

Тооя, кивая мимоходом заметил.

— По статистике – тот же результат, не отличающийся от доли происшествий в спортивных клубах по единоборствам.

— Этому, Мори-чан и моих родителей горячо убеждала.

— Ожидаемо. Некоторые люди писали, что Япония чрезмерно защищена, по сравнению с другими странами. Хотя вкладываемая сумма бюджета достаточно велика, в масштабах и результатах разница малая, как говорят.

— Это пост в интернете?

— Нет. Подсеть в интернете, разговоры сообществ единомышленников Экспедиционных клубов. Как вернёмся назад, я обучу тебя как пользоваться терминалом.

— Да, непременно. Другие Экспедиционные клубы… вот как. Ну конечно. Мы не единственные, не так ли?

— Это, хорошо. Ведь, они все, наши, ценные товарищи.

Постепенно горячая вода подостыла.

Тело Хомуры полностью согрелось и затвердевшие мышцы от тяжёлой нагрузки расслабились к этому времени. Похоже, что время для купания, растянутое исключением мужской и женской смены закончилось.

Однако...

— Как насчёт рассказа страшных, историй?

— Э? Неожиданно.

— Что? Какая внезапность.

Сэмпай начала говорить о таких вещах.

Вытянутыми кончиками ног она с плеском била по поверхностии воды.

— Страшная история, распространившаяся в нашем Экспедиционном, клубе. О туманной долине, из которой войдя, никогда не вернёшься...

— Ва, ва, я очень люблю страшные рассказы. Может в палатке его послушаем, сэмпай?

— Не пойдёт. У нас планы довольно ранним утром. Да и спать пора.

— ……

— ...сэмпай?

Сэмпай, укоренная Тооей погрузилась по рот в горячую воду с, видимо, недовольным лицом.

— Ниэт.

— Ну, право… да и ваше “ниэт”...

Сэмпай пустила пузырьки на поверхности воды и возразила.

— ...Но ведь, в нашей палатке тебя, Тоои-куна, не будет, понимаешь?

Ещё пузыри.

— Забудьте вы про него. В конце концов, этой ночью он будет неизбежно занят. Сортируя сегодняшние Blu-ray записи – драгоценные сердцу сокровища, наклеивая этикетки и пересматривая их.

— Хиноока, ты реально в состоянии только болтать… м?

Безучастная к такому словесному обмену сэмпай положила что-то себе в рот. Привлечённая Тооей Хомура тоже посмотрела на неё.

Ею оказалась фляжка сделанная из бамбука.

— Сэмпай, что это вы пьёте? Шампунь или...

— Конечно нет. Может, сок?

Кстати, если подумать, время от времени, она вытягивала руку за каменный онсен, и, наверное, таким образом втихомолку утоляла свою жажду.

— Сок? Мне тоже, пожалуйста-а.

— Не, льзя. Ещё, рано.

— Что ещё за “рано”? Чуточку ведь ничего, ага-а?

— Не дам. Привилегия, старшеклассника.

Сэмпай высоко подняла над головой фляжку, шаловливо улыбаясь и держа её подальше от Хомуры.

В этот раз, как только надувшаяся Хомура протянула руку к фляжке, сэмпай обняла её. Не беспокоясь о распахнувшемся полотенце.

— Пойма, ла.

Хомура смутилась.

С всплеском заключившая её в свои объятия сэмпай прижалась щекой к груди Хомуры и захихикала.

Она крепко обнимала её уже второй раз за день, но текущая ситуация совершенно отличалась.

Сладкий аромат, поднимавшийся вместе с паром нежно щекотал ноздри Хомуры.

— Сэмпай потеряла голову… не… она опьянела?!

Тооя подобрал с поверхности воды дрейфующую бамбуковую трубочку, понюхал аромат и чуть-чуть попробовал на вкус.

— Плодовое вино. Вероятно, актинидия острая или что-то такое.

— Ужас… Вскрылся позорный факт?! Я имею в виду, сэмпай в пьяном угаре?!

— Возможно, естественное брожение, но всё же не думаю, что сэмпай не заметила этого...

Бормоча в изумлении Тооя повернулся спиной и начал выходить на берег.

— Тогда, полагаюсь на тебя...

— Погоди-ка секундочку! Мне-то что делать с этим!

— Ничего кроме, как присматривать за ней, Хиноока.

— Не сбегай! В одиночку для меня это непосильно! Невозможно!

Внезапно сэмпай, примостившаяся на груди Хомуры обернулась и затем набросилась на Тоою, пытавшегося выбраться из каменного онсена.

— Оу-а-а.

— И тебя пойма, ла, Тооя-кун.

— Стой, сэмпай, прекрати, невероятная сила, Хиноока, сделай что-нибудь.

— Х-хо-хорошо, хорошо, так и доведи её до берега! Я разрешаю!

— О… оу-у.

— Сэмпай?! Давайте уже вылазить из ванны! Я вытру вас, не двигайтесь!

После этого, когда они вернулись на берег, сопровождая сэмпая, которую ноги не держали, Хомура проворно вытерла её тело и волосы и заставила мешкающего Тоою взять её на руки. Всё равно, что голая сэмпай с прикрытой лишь полотенцем грудью совсем обессилела и теперь лежала на руках Тоои.

— В палатку её, пожалуйста! Я унесу нашу одежду!

— Понял.

— Накрепко закрой глаза! Поскольку темно, внимательно следи за дорогой! И не оборачивайся назад!

— Не проси несуразного. Ты тоже поторопись.

Хомура пыталась прозорливо одеться в собственную одежду сама.

— П-подожди, не оставляй меня одну в таком месте!

— Нет, не могу. Я пошёл.

Смирившись, Хомура в одном лишь полотенце понесла одежду и последовала за Тооей.

Переодевшись в сорочку, заменяющей ночную рубашку, мертвецки напившаяся сэмпай увалилась на спальный мешок, расстеленный в палатке.

Хомура, как только закончила сама переодеваться и вылезла из палатки наружу, вернулась на отлогий песчаный берег, куда воротился Тооя, дабы закончить с огнём.

— Как она?

— Уснула. Не похоже, что она в плохом состоянии, поэтому, думаю, после всё будет в порядке, но...

Парочка украдкой заглянула внутрь со входа в палатку.

В тёмной палатке тихо раздавалось сонное дыхание сэмпая. Им определённо не о чем беспокоиться.

— Но я поразилась. Для такой сильной сэмпай...

— Твоё присутствие здесь, Хиноока, помогло нам.

На склонившего голову в благодарности Тоою Хомура величаво надулась от гордости.

— Вот ведь действительно. В самом деле, подобного и не поручишь Тоое-куну.

— Я впервые видел сэмпай такой… и уверен, она была счастлива, держу пари. То, что ты вступила в Экспедиционный клуб.

— ...Ясно. Даже Тооя-кун – ценный участник клуба, не так ли?

— Ну, полагаю так оно и есть.

Он повторно развёл огонь возле палатки.

Возле Тоои, смотрящего на огонь, высушивая постиранные носки и мокрое полотенце присела Хомура.

— Можешь уже ложиться спать, Хиноока. Я ещё некоторое время здесь покараулю.

— Ты всё время не спишь?

— ...Нет, правда в том, что караулить не нужно. Мы в не настолько опасном районе.

Тооя криво улыбнулся и почесал в затылке.

— Прибывая сюда, я становлюсь возбуждённым, ну и уснуть толком не могу. Да и время на сон – расточительство...

С этими словами профиль Тоои посмотрел на ночную радугу.

Хомура кивнула и тоже подняла глаза к ночному небу.

— А~ах, провожу ночь вдали от дома без разрешения родителей. Полагаю, отец сейчас вне себя от гнева.

— Мори-чан, вероятно, связалась с ними.

— Надеюсь на это.

Потрескивающие дрова. Едва слышимое журчание реки.

Силуэты парочки, сидящей бок о бок колыхались и отбрасывали тень на открытый участок земли среди леса.

Хомура немного колебалась нарушить такую приятную тишину, но немного спустя всё же открыла рот.

— Третий участник клуба… это Инари-сэмпай?

“В Экспедиционном клубе три человека…” – в Хомуре надолго застряли слова, услышанные от Рокуджидзо-сэмпая перед вступлением.

— Да.

Тооя кивнул через некоторое время.

Скорее сам Тооя скрывал факты, нежели его одинокий профиль лица, выглядящий так, будто он лишь сколь возможно не хотел рассказывать об этом.

— ...Ясно, так это не связано с той девочкой, Амэно, да? Мисасаги-сэмпай говорила, что она бывший член клуба. Та девушка вышла из клуба или что-то другое?

— Инари-сэмпай – второгодка. Экспедиционный клуб рассматривает её, как не посещающую свой клуб, но сама она даже в школу не ходит. Уже несколько месяцев не посещает.

— Прогуливает?

Печать золотой рыбки и кошки.

Лицо сэмпая очаровательно распускавшееся улыбкой в то время.

Связь между ними выглядела такой прочной, и всё же...

— Интересно, причиной был Экспедиционный клуб? Что-то произошло в экспедиции или нечто...

— Я сходил домой к Инари-сэмпай. Как услышал от Мори-чан.

— У-а, – натянуто улыбнулась Хомура. — С другой стороны, такой динамизм удивляет, Тооя-кун. То ли ты смелый, то ли не читаешь ситуацию… Значит, ты просто… встретился с Инари-сэмпай?..

“Неприступная” – как будто говоря, Тооя покачал головой.

— Она сказала мне по домофону… “Не увлекайся Экспедиционным клубом”. Злобным голосом таким.

— ...И?

— Я заорал в ответ: “Не твоего ума дело!”

— Ты проорал это старшекласснице, да и притом прогульщице!..

— …… – приложил палец к губам Тооя.

Она запамятовала.

Хомура вспоминает о спящей в палатке сэмпай и понижает свой голос.

— Тебе не нужно было заходить так далеко...

— А я не знаю? Она оставила сэмпая и сбежала.

— Ха-а… В таком случае, ты не мог спросить её: “Что стряслось?”

— ...Мори-чан сказала, что это личная проблема, а подробностей мне не объяснили.

С задумчивым выражением Тооя опустил голову.

Хомура сильно впечатлилась его серьёзности.

— ...Я сразу понял, как только увидел список имён и персональный шкафчик в клубной комнате, что есть другой участник клуба. Но знаешь, я спросил сэмпая об этом, и она сказала, что Инари уже ушла и, что она бывший член клуба. Полагаю, так не должно быть? – колеблясь, мучительно искал слова Тооя. — Сэмпай не отказалась от неё. Это она бросила сэмпая.

“Фу-у-ух”, – звучно вздохнув, Хомура тут же потянулась.

— Приличное же у Тоои-куна сэмпаефильство.

— Чего?

— Тооя-кун ведь любит сэмпая, не так ли? По-настоящему, Мисасаги Маё-сан.

Всё не отвечая, Тооя безмолвно смотрит на пламя, а его уши целиком краснеют.

Маленько пожав плечами, Хомура сказала.

— Не понимаю я.

Она бросила на него укоризненный взгляд с примесью улыбки, похожей на подтрунивание.

— Ну, в таком случае, не приглашал бы меня в Экспедиционный клуб. Лишь Тооя-кун и сэмпай вдвоём. И были бы вы счастливы.

— Сча?..

— Ну, хотя даже сейчас ты вполне счастлив, не так ли?

Хомура хлопнула его по плечу.

— Я говорю, тебе надо поддержать Мисасаги-сэмпая, Тооя-кун.

— ...В такой ситуации, ничего хорошего.

Профиль наполовину погрузившегося лица Тоои в скрещенные над коленями руки был очень серьёзным, но казался одиноким, словно у брошенного ребёнка, как виделось Хомуре.

— …...

Пока она искала слова, он вскочил на ноги.

— Я пошёл спать. Ты же встать вовремя не забудь.

— Не получится. Здесь даже будильника нету.

Тооя бросил ей маленькие часы пружинного типа.

В настоящий момент они не ходили и время не показывали, но, похоже, именно двенадцатичасовой циферблат работал. Иначе говоря, это, своего рода, таймер.

— У сэмпая есть часы, так что синхронизируйся с ними.

Сказав это, Тооя исчез в своей маленькой палатке.

Хомура осталась одна перед костром.

Никак не беспокоясь о сне, она уставилась на огонь.

— ...Чего же здесь плохого-то...

Она заснула прежде, чем она поняла это.

Костёр уже превратился в тлеющие угли и лишь слабо излучал тепло.

Пам находился в темноте, окутанный тишиной.

Когда она посмотрела на небо, ночная радуга предстала ещё более красочной, как и говорила сэмпай.

— ...Бейгл?

Она испустила вздох восхищения, и опёрлась руками на землю за спиной, глядя на небо.

Даже за ничтожный промежуток времени небо множество раз пересекали падающие звёзды.

Они были гораздо быстрее и испускали гораздо более яркое сияние, чем те, о которых Хомура знала лишь из видеоматериалов.

Здесь, на планете Пустоты, не было ни торговых центров, ни выстроившихся в ряд брендовых магазинов, ни 3D-кинотеатров. Однако, она посчитала, что пользы от прибытия сюда и одной лишь возможности повстречать пейзаж, пронизывающий душу, достаточно.

— Помидор… сыр… это кунжут… мёд… тыква… черника...

Когда она запечатлевала радугу, по краю поля её зрения проплыла звезда.

Внезапно она наклонила голову набок, посмотрев в том направлении.

В темноте рощи, ещё одна… нет, две.

Маленькие голубые звёзды спокойно дрейфовали над землёй, мерцая. Сколько бы Хомура ни тёрла глаза, они не исчезали.

Голубые звёзды бесшумно увеличились в количестве и начали сверкать, словно окружали пам.

— Сэмпа… Тооя-ку...

Хомура отпрянула от костра, и попыталась окликнуть двух человек, спящих в палатке.

Сразу после этого… позади неё донёсся короткий вздох “Фх-фх”.

— …...х...

Девушка, не в состоянии издать и звука, съёжилась от страха.

Звук чего-то ступающего по гальке и опавшим листьям пришёл со спины.

Едва уловимая вонь, бившая в нос была запахом зверя. Неприятный, пахнущий кровью запах похожий на чуемый в клетках зоопарка.

Хомура, продолжая сидеть перед костром не могла даже пошевелиться, и, застыв телом притворялась спящей.

— …...

“Пум” – упал рюкзак. Признаки кого-то, ищущего и одновременно разбрасывающего кончиком носа багаж с едой чётко прослеживались.

Хомура под этот шум, наконец, вспомнила про свою сумку, лежащую поблизости. И своём единственном оружии в нём – ноже.

“Шорк, шорк” – похоже, нечто осторожно приближалось.

— …...х!..

Хомура обернулась не помня себя, выхватила нож из рюкзака и приготовилась.

Хомура, содрагаясь от ощущения, что кто-то потащил её сумку махнула ножом вниз.

— !.....

Маленький силуэт бесшумно отскочил назад.

Он сделал быстрое сальто, приземлился в отдалении и принял низкую позу.

С шлёпаньем вокруг Хомуры упали ириски, которые находились в её рюкзаке.

Нож, разрезавший воздух без какого-либо результата с наполовину раскрытым лезвием понемногу подрагивал.

— ...Хи...у-у...

Хомура каким-то образом успокаивает окостеневшие колени и становится лицом к маленькому силуэту.

— Ч-что… кто?..

Лишь это она смогла издать изо всех сил.

Множество низких рычаний наполнило окрестности с дальних дистанций.

Прошло несколько секунд страха в противостоянии силуэту.

Немного спустя раздалось щёлканье языком и рычание прекратилось.

— …...

Маленький силуэт развернулся и стремительно убежал в глубины леса. Крупные звери также помчались вслед за силуэтом и удалились во мрак.

Затем, не выжидая даже нескольких секунд, визитёры, оставив лишь едва ощутимую вонь исчезли с пама.

— …...у...

Хомура тут же опустилась на землю.

Словно чужой руки она оторвала крепко сжимавшиеся пальцы от ножа, и немедля выкинула его.

Не обращая никакого внимания ни на разбросанный багаж, ни на необходимость потушить костёр, Хомура вбежала в палатку.

— ...Это сон… это сон...

Вздрагивая и бормоча, она скользнула в спальный мешок и тесно прижалась к спине сэмпая, по-прежнему крепко спавшей в своём мешке. Целиком спрятавшаяся в нём, она ощутила лишь лёгкие вздохи да слабое тепло сэмпая и заснула.

— …...

Маленький силуэт напротив её рюкзака...

Это определённо был человек.

Примечания

  1. Чтение: окси… фосфа… магна (магний)...
  2. Cинтоистское божество изобилия, риса (и злаковых культур вообще), лис, промышленности, житейского успеха, одно из основных божеств синтоизма.
  3. Вид обтягивающей одежды, закрывающей верхнюю часть туловища, похож на купальник или комбинацию майки и трусиков.
  4. Горячий источник, сооруженный из камней (поблизости).

Комментарии