Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8

На горле она ощущала лезвие. У Рин в голове были глупые мысли: «Это правда, что перед смертью у человека перед глазами вся его жизнь проносится...»

И тут... Ва! Раздался громкий крик, но он точно был снизу.

— У.

— Что там за шум?

Глаза сражавшихся с Ниндзя преступников начали бегать.

— Сасаки, ответь! Сасаки! — Хазаки орал в НК. И тут из спикера раздался ответ:

— Молодой господин, нападение! Это ряженные! — раздался крик.

— Вот как, наши товарищи решили присоединиться. Значит больше можно не сдерживаться... К моменту, как они придут, уже никого не останется, — голос Ниндзя был чётким и мужественным. Из-за сражения преступники уже успели покрыться потом, и всё же дрожали, точно от холода.

— Сасаки! Сколько врагов? Рассказывай, что происходит! — ревел Хазаки.

И тут...

— Да, да! Это Сасаки! Мне тут голову отрубили и я тут стою перед повелителем ада. Ува, ну он и здоровый! Реально огромный, во напугал! — было очевидно, что через спикер говорит не Сасаки, а кто-то другой, после чего они услышали безумный смех.

Было понятно, что там серьёзная заваруха. А потом раздался «бам». Мощный взрыв. От тряски даже окна задрожали. Им это было неизвестно, но Тыква решил поиграть с ракетницей и пальнул в здание.

— Ува.

— А, а-а.

Начали разноситься встревоженные голоса.

И тут Ниндзя будто бы исчез.

Он подхватил двадцати сантиметровый нож рядом с одним из преступников. И сразу же прицелился и метнул его.

Всё это время он обманывал перепуганного и запутавшегося Тагути. И тогда тот понял, что происходит, было поздно.

Нож попал в лицо, вонзившись между глаз и носом, лезвие вошло полностью и теперь торчала одна лишь рукоять.

Тагути упал. Рин больше не ощущала нож на шее.

А Ниндзя, следуя за ножом, уже направлялся к девушке, разбираясь с теми, кто был за Рин.

«Ах!.. Всё же он не противоречивый! Он действует так, как правильно!»

Рин наконец поняла ход его мыслей и поступков.

«В парке когда он спасал меня, он думал о нас обоих. А когда Тагути взял меня в заложники, он понял, что обоих нас не спасти... Он всё здраво оценивает, без каких-либо прикрас... Такой он человек».

Рин снова это поняла, когда Ниндзя ничего не сдерживало.

После освобождения, он вынужден был сражаться с пятьюдесятью противниками, мужчине было просто некогда освободить Рин. Потому пришлось пока не думать о девушке, а заняться убийствами. Если бы он сдался из-за неё, как и было велено, их бы обоих убили, потому он и не мог спасти её... И всё же он не бросил Рин. Если получится, он хотел спасти девушку, это были его искренние мысли. Потому когда ситуация переменилась, а Тагути был открыт, он увидел возможность спасти Рин и сразу же стал действовать.

Тут Ниндзя поднял Рин вместе со стулом, хотя тот был железным. Вместе они весили больше двухсот килограмм, до этого он не демонстрировал такую силу, что может нести подобный груз.

«Но Ниндзя-сан с самого начала это задумал. Он знал, что остальные придут и быстро поднимутся сюда, невероятно».

Хотя с этой же догадкой в голове Рин крутился вопрос:

«Быстро? Это через минуту? Или три? Пусть и скоро, но я со стулом тяжёлая... Всё же Ниндзя-сан и правда невероятен».

— О-о-о-о-о! Убейте! Убейте! — кричал Хазаки. И преступники сразу же стали бросаться в бой.

И тут Ниндзя использовал просто фантастические способности. Как в фильмах про кунг-фу, он использовал стул, на котором была Рин в бою для защиты и нападения.

— Ва! А!

Рин кидало то вправо, то влево, и хоть был велик риск прикусить язык, она кричала. Ей было страшнее чем во время погони, когда в них стреляли из минигана. Враги били мечами и копьями, а Ниндзя отбивался углами, ножками и спинкой стула. В нескольких сантиметрах от Рин вспыхивали и гасли искры. Всего миг, и она могла бы умереть в этом безумном танце.

Страх и сосредоточенность парализовали её чувство времени. Рин сама не понимала, сколько времени прошло с начала этого безумного танца: тридцать секунд или уже минута.

Но...

«А. Лягуш, слышишь? Это Волк. Мы из здания на связь выходим. Помехи фильтра пропали? Пропали? Знак отсутствия сигнала точно ушёл».

«Да! Это место проведения вечеринки! Отлично вас слышим. Мы отправили сигнал и получаем картинку с СНК Леди кошки! Как у них там дела?»

Внезапно в ННК Рин стали доноситься голоса.

— Чего?

— Эй, что это?

— Погоди. Это голос из её ННК?

— А! Эй! Фильтр отключен!

Это значило, что в здании были посторонние, и они отключили фильтр.

— Вот что значит наши товарищи. Скоры на дело.

Ниндзя улыбнулся своим монструозным ртом. Он был вынужден одновременно защищать себя и Рин, а заодно и атаковать, потому на лице выступил пот. Его напускной вид был обманом, всё же эти люди успели его вымотать.

— У... Ува!

Противников ещё оставалось около тридцати. Но похоже это уже был предел, один молодой парень побежал к выходу.

— Т-ты чего?! Не смей сбегать, убью! — закричал Хазаки, но беглец не думал останавливаться.

И тут снизу послышалось множество шагов. От них дрожала вся комната, и они приближались очень быстро.

И вот...

— О, наконец-то.

— Ура! Очки ещё остались!

— А, очки? Повезло!

— Охо. Я так смогу десятое или даже девятое место занять.

Косплееры входили один за другим.

— Ва!

Сбежавший парень уронил топор и упал на зад, теперь он, дрожа, поднял руки.

Это значило, что он сдался, но готическая лолита подошла к нему и отрезала руки.

— А-а-а-а-а! Хи-и! А-а-а-а-а!

— О. А-а, дрянной мальчишка, ну-ка замолчи.

Важная нематериальная культурная ценность всадил кухонный нож ему в голову, заставив замолчать.

— Так, ну что, начинаем? Никто не возражает?

Тыква достал музыкально устройство, приглашая всех.

— Конечно. Сделаем всё как можно вызывающе, — согласился Бурый медведь. Тыква нажал на выключатель и начала разливаться музыка.

И она была приятной и танцевальной, совсем не подходящей для этого ада.

«Вот он! Заключительный танец в штабе Хоуки! Зайка-тян танцует! Весь зал танцует! Йафу! Ха!»

«Лягуш будет продолжать вести трансляцию! Включить музыку! Давайте, давайте! Танцуем, детка!»

«Те, кто уже вернулись, поддержите нас!»

«Ах, алло, Бурый медведь, ты там? Слышишь? Это Далматинец, я ногу в парке сломал... Пришлось вернуться на вечеринку. Так что ты там и за меня постарайся тоже!»

«Намагахе-сан, слышишь? Это новичок Малышка Санта. Я два незаконных пениса привела, хотя вряд ли я высоко пробьюсь... Но ты ещё в деле и сможешь набрать очки, так что постарайся!»

Тыква сделал так, чтобы музыка и слова поддержки звучали из музыкального устройства.

Было не сложно представить, как были шокированы преступники. Но они понимали, что будет происходит. Ситуация была отчаянной. И они с самого начала недооценили врагов...

— Вот и развязка.

Ниндзя осторожно поставил стул с Рин.

Здесь были их товарищи.

Раздался громкий щелчок пальцами, привлёкший всеобщее внимание.

Ниндзя выставил мизинец правой руки, и говорил будто в микрофон.

— Добро пожаловать. Вам весело?.. Давайте веселиться!..

«У-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!»

Раздался вой, напоминающий волчий, демоны устроили резню.

«Зайка-тян, это просто потрясающе! Что там со счётом? Во время сражения в парке Ниндзя-сан уже занял первое место, но за последующие места идёт жёсткая борьба! Какое сражение! Постарайтесь, чтобы пробиться в топ-десять!»

«Лягуш тоже с вами! Вот оно! Это и есть вечеринка демонов! Целая толпа высших демонов пожирает свою добычу! Убейте этих жертвенных овец!»

«... А? Погоди, Лягуш. Я тут заметила. Похоже высших демонов и овечек поровну. Кажется, всё подходит к концу».

«Давите их! Давите! Не убивайте разом, а тяните время и наслаждайтесь! Да?»

Да, это бойня. Перед беспощадными высшими демонами были низшие, которые умирали один за другим.

И всё же тем, кто умер быстро, повезло. Кто-то был едва жив и его гладили по голове и говорили: «Боль, боль, уходи. Ну же, не плачь». Кто-то вырвал сердце из груди, положил в руку и смеялся: «Эй, какого держать своё сердце? Ну каково?» Точно какое-то снафф-видео, вещающее всякие ужасы в реальном времени.

— Так, как это снять?

И один человек пытался помочь Рин освободить руки и ноги, пока она наблюдала за всем происходящим. Это был Тыква.

— А... Спасибо...

— Да всё в порядке. Я уже достаточно очков заработал.

— ...

— А. Тут не ключ, а кнопка. А? Нажать её? Нажать и сдвинуть?

Тыква что-то делал с кнопкой под стулом. Это уже раздражало, но ноги и руки Рин начали постепенно освобождаться, и вот она была свободна.

— Фух, да уж. Сласти или страсти!

— ...

Склонив голову, Рин поднялась, глядя на ребёнка с тыквой на голове. Не сон ли это, а если и правда сон, то давно ли он начался... Возможно эти мысли появились в голове, чтобы защитить её от всего этого безумства.

— Вы похоже закончили, — прозвучал голос Ниндзя. Рин посмотрела на него, и увидела, как высшие демоны окружили Хазаки.

Остальные члены его группировки уже были мертвы.

Но вместо мёртвых можно назначить новых. Или дело было в характере того, кто возглавляет организацию. Хазаки сжал правый кулак и стоял в стойке из карате, волосы на всём теле от напряжения стояли дыбом, он смотрел на Ниндзя.

— Кто вы такие? — низким голосом спросил Хазаки.

— Сильные демоны, пожирающие низших демонов вроде вас... Высшие демоны.

Хазаки не ожидал услышать ответ, но Ниндзя, преисполненный гордости, ответил.

— Как видите, остался один лишь Хазаки, и я хочу сделать предложение.

Все внимательно слушали Ниндзя, Тыква забрал своё музыкальное устройство и выключил музыку. Он увидел меч мужчины и забрал и его заодно.

— Мы зашли так далеко, ведь нам попался отличный противник. И чтобы вечеринка была ещё величественнее, я хочу дать ему шанс».

«О! Похоже Ниндзя-сан выдаст что-то увлекательное под конец вечеринки!»

«Тс! Лягуш, Ниндзя-сан говорит, помолчи!»

«А... Жестоко, знаешь ли, Зайка-тян».

«Ладно тебе, тише!»

Лягуш и Зайка-тян тоже замолчали.

— Хазаки. Если сможешь победить меня один на один, уйдёшь отсюда. Покинешь это место живым.

— Что? — Хазаки уставился на него.

— Думаешь, вру? Однако и в истории благородного журавля и Урасимы Таро обещания нарушают именно люди. А же не человек.

— ...

— Я слышал, что Хазаки Такеси добился всего своими руками. Хочу на себе испробовать эту силу.

— Сука!.. Ты ещё пожалеешь! — Хазаки, которого недооценивали, поднял голову.

— Хоть я и говорю это про себя, я слишком силён. Потому я дам тебе преимущество. Во-первых, я буду драться голыми руками. Никакого оружия. Хазаки, ты можешь использовать всё, что пожелаешь. И во-вторых, Тыква.

— Да.

— Свяжи мою левую руку.

Ниндзя протянул руку.

— Да! И всё же это слишком... Знаешь, Ниндзя-сан, выглядит так, будто лев охотится на кота...

— Тыква, там не кот, а кролик. И знаешь, Ниндзя-сан. Я, Рассекающая демонов принцесса, не лезу везде как Принцесса ножниц, но позволь сказать. Он киборг, — сказала женщина в маске демона, вначале поправив Тыкву.

На щеках её маски были отверстия, размером с грецкие орехи, и там можно было увидеть какие-то органы, напоминающие глаза.

— Я вижу. По температуре тела и распределению тепла я точно могу сказать, что он не обычный человек. Даже в такую жару он почти не вспотел. Это особенность киборгов... А, но немного не так?.. Точно, я поняла! Он гибрид, усовершенствованный микромашинами и обращённый в киборга. Подтвердить не могу, но под кожей у него установлена внутренняя броня.

Услышав это, высшие демона начали перешёптываться.

— Раз видящая в инфракрасном спектре Рассекающая демонов принцесса говорит это, значит так и есть.

— Так у него внутренняя броня. Это пуленепробиваемый материал, он мягкий и гибкий, и не пропускает удары и выстрелы.

— Ого, не знал. Вот как быстро прогресс идёт.

— Но кибернетика — это не микромашины, она куда дороже.

— Броня тоже дорогая, а операция столько стоит, что как цену услышишь, глаза из орбит полезут.

— Мне доводилось видеть каталог компании «Кибертрон». Чтобы установить внутреннюю броню, нужна десятизначная сумма. Ох уж эти богачи с их заскоками.

— Кува. Всё же главари якудза богачи.

— Раз так, значит будет непросто. У него может быть дробовик в руке. Или лазеры в глазах.

— Лазеры в глазах, ты манги перечил, что ли?

— Ладно тебе. Столько в мире всего нового появляется. До войны и микромашины были пределом мечты.

Все начали переживать, и тут Ниндзя щёлкнул пальцами, и воцарилась тишина.

— По-другому было бы неинтересно. Что там, Тыква?

— Это... Так...

Тыква осмотрелся и подобрал с пола цепь, ей он и завязал руку Ниндзя.

— Бой будет увлекательным, вяжи туже.

— Да... Вот так сойдёт?

— Да.

Ниндзя подёргал левой рукой и посмотрел на Хазаки.

Высшие демоны организовали круг, чтобы наблюдать за поединком. Там же была и Рин.

«Что ж! Вот и последний бой тигра против дракона! Ниндзя-сан с его дурными привычками, чтобы вечеринка была ещё интереснее, не будет пользоваться левой рукой! А против него самый дорогой бонусный персонаж, и если победит, он сможет уйти отсюда! Возможно он недооценивает противника, но всё решит победа! Увидим ли мы истинную силу лучшего среди высших демонов? Или же он опозорится? Приготовились... Начали!» — Лягуш подал сигнал к началу. А толпа здесь и в зале, где проходила вечеринка, закипела.

***

Хазаки Такеси рос в трущобах старого Токио.

Он ненавидел бедность, и чтобы заработать деньги, надо не давать использовать себя, а использовать других, потому в пятнадцать лет он вступил в группировку Хоурин, ту что в будущем станет Хоуки, на тот момент небольшая организация. Тогда у него был чёткий курс, и, будучи членом группировки, он начал выделяться.

Хазаки придерживался философии «если есть сила, сможешь заработать», тут он был уверенным в себе человеком. Ему повезло, и мужчина оказался расположен к мощным микромашинам MA5 и SP4, по силе он не уступал армейскому рейнджеру или профессиональному спортсмену.

Но Хазаки был жаден на силу, ему всего было мало. Его умения и способности были гордостью в додзё Хива в Синдзюку, он был учеником одного из старших Убе Сиро, и как появлялась возможность, отрабатывал приёмы карате.

И вот Хазаки сделал себе имя, побеждая в драках и сражениях за территорию. Внутри организации он двигался вверх, и стал молодой надеждой.

И всё же, у Хазаки хватало силы и денег, но продвижение было не таким радужным. Старый Токио был жестоким городом, но группировки состояли не из зверей, а из людей. Чем он был выше, тем больше надо было таланта, чтобы заработать, а ещё требовалось уживаться с другими группировками, к тому же важно было быть популярным среди подчинённых.

Суть Хазаки, что «сила — это всё», временно оказалась в застое. Но он был предан своему делу и стал пересматривать собственные взгляды.

Его замыслы и планы реализовались в заведении «Лолита».

Однако он продолжал действовать в своём стиле. Он использовал свой тайный элитный отряд, чтобы избавиться от заведений, где предоставляли услуги маленьких девочек.

Где-то он действовал силой, где-то по закону, а где-то целился на кого-то конкретного... Самыми разными методами он ломал и разрушал заведения одно за другим. Если на спрос нет предложения, то желание будет лишь расти. И вот «с охраной из элитных бойцов воинствующей группировки, другие заведения опустели, а они не допустят, чтобы клиентам хоть кто-то помешал», так и стала подниматься «Лолита».

Всё прошло успешно, как и ожидалось. Были недовольные развитием Хазаки, но они даже слухов не распускали, потому конфликтов не возникало. А клиентов, желающих девочек-подростков у заведения хватало. Хазаки ввязался в похищения и работорговлю, так что девочки были высокого качества.

Чем выше был спрос, тем выше цена, заведение не могло этого избежать. С повышением респектабельности клиентов, они улучшали дизайн помещения, меняли женщин и местоположение заведения. Вначале это было небольшое заведение, а потом число их стало расти, и вот в Догензаке в Сибуе появилось их главное заведение.

Денег туда текло великое множество. Деньги инвестировались и делали новые деньги.

Они платили полицейским, пару раз в месяц те резвились с девочками, за что защищали заведение. Место было роскошным, так что клиентами были богачи, адвокаты, политики и другие известные люди, им был нужен особый сервис, и Хазаки получал их слово. Дружеские отношения часто выручали его в суде. Прибыли было всё больше и больше, и уже никто не мог игнорировать Хазаки.

И всё же... Низам нужна была сила, а верхам — чтобы никто не мешал, это осталось неизменным.

Глава и Убе выдвинули Хазаки на роль молодого босса, и всё же сами стали косо посматривать на него. Но мужчина отлично умел читать атмосферу, знал законы этого мира и наносил удар первым. Из-за внутренней конфронтации не стала Убе, а удачное использование полиции помогло посадить босса...

И вот главарём Хоурин стал Хазаки, его целью было стать сильнейшим, он желал присоединиться в самой опасной восьмёрке преступных организаций старого Токио. Под покровительством Хатсуки его группировка стала называться Хоуки.

Они построили небоскрёб в Йотсуе. А затем принялись набирать молодых бойцов. Использовали связи с полицией и чиновниками и смогли ввезти в старый Токио контрабанду в виде миниганов и ракетниц.

Хазаки стал человеком, с которым все считались. И всё же он не думал о расточительной жизни. Мужчина хотел стать королём, потому продолжил восхождение.

И вот, будучи на вершине, он не забывал о своём происхождении. Сила. Без неё ничего не начнётся. Сила. Главное, чтобы была она. Сила. Она заключается не в оружии, а в самой воле...

Больше всего Хазаки желал силу, сильнее всего его интересовали мощные микромашины и оружие. Ему хотелось заполучить такую же силу, как Ода Нобунага, первый доставший огнестрельное оружие в свою эпоху.

И поэтому несколько лет назад мужчина увлёкся кибернетиков. И однажды после научной конференции он пригласил ведущего специалиста в это области в ресторан.

И заинтересовал Хазаки новейший в кибернетике гиперкостный материал.

— Сенсей. Я был очень впечатлён вашей презентацией. Не желаете немного обсудить её?

— Это довольно дорогой ресторан...

— Я плачу, так что не переживайте. Сенсей. Сейчас в мире повсюду используются микромашины, но какие преимущества и недостатки кибернетика имеет перед ними? Я хочу выяснить, как с помощью механизмов можно ещё усилить своё тело.

— Вот как... Микромашины изменяют человека на клеточном уровне, это механизм, изменяющий форму жизни... Это оказывает влияние на иммунитет. И чем сильнее микромашины, тем сильнее отторжение иммунной системы, в итоге всё зависит от удачи, совместимы ли вы. Но у кибернетики здесь большое преимущество.

— Отсутствует отторжение... Верно?

— Не скажу, что его вообще нет. У кого-то есть аллергия на металл. Благодаря развитию производства материалов шанс аллергии очень низок, по сравнению с отторжением микромашин тут серьёзное преимущество.

— В вашем выступлении было упоминание об усилении костей гиперкостным материалом.

— Да. MA-серия микромашин повышает прочность костей, вместо изменения сотовых структур, происходит изменение костей. Однако гиперкостный материал, который я исследую — это гибрид металла и кальция, он втрое эффективнее MA5. А шанс отторжения чрезвычайно низок.

— Эта технология очень ценна для военных.

— Я делаю это не для военных, а для исследования космоса. После войны людей стало больше, чем можно прокормить, страны начинают войны за ресурсы. Людям стоит начать осваивать космос. Но в невесомости кости становятся хрупкими. И эта технология нужна, чтобы побороть эту проблему.

— Понятно.

— Однако главная проблема кибернетики — высокая цена. Создание раствора очень непростой процесс, а введение его в кости — трудозатратно... Из-за высокой сложности кибернетика не в ходу среди обычных людей. Именно поэтому кибернетика немного больше тревожит людей, чем микромашины. Поэтому-то я и читаю свои лекции и продвигаю исследования.

— Но в последнее время компания «Кибертрон» занимается кибернетическими разработками и рекламирует себя как общедоступную.

— Да. Вообще-то именно они спонсируют мои исследования. У них хватает средств, которые они передают исследователям.

— Хм. То есть окном для ваших исследований послужили деньги «Кибертрона»?

— Хм? Вы хотите поддержать мои исследования?..

— Я далёк от науки, но хорошо умею вкладывать деньги. Развитие космоса. Такую великую мечту я вполне могу поддержать.

У Хазаки не было высоких идеалов как у учёного. Но он вкладывался в многообещающие новые технологии. Мужчина уже успел вложиться в развитие компании «Кибертрон».

И вот полгода назад.

Наконец Хазаки усовершенствовал своё тело кибернетически. Во всём его теле была установлена пуленепробиваемая внутренняя броня, а кости усилены гиберкостным материалом.

***

«Мразь. Моя организация, в которую я вложил душу! Мои тренированные бойцы! За одну ночь всё обратилось пеплом!»

Залитыми кровью глазами Хазаки смотрел на Ниндзя.

«И теперь поединок. Фору мне дал. Недооценивает меня, гад!»

В нём была гордость того, кто добился успеха. Тело Хазаки переполняла жажда убийства.

«Эта злость! Эта ненависть! Убью!..»

Добро и зло не важно, во всей этой ситуации Хазаки снова ощутил желание жить.

«Давно я такого не ощущал. Прямо как новичок, не знающий страха. Стою напротив врага, с которым должен расправиться своими силами. Спокойное сердце и горящее тело!»

Будучи влиятельным, Хазаки стал целью для многих, чтобы его не убили, он почти не ходил в додзё Хива. Но создал своё додзё прямо в штабе и занимался там с подчинёнными каждый день. И в итоге его тело было улучшено кибернетически. Он стал сильнейшим человеком в старом Токио.

Однако...

«Этот ниндзя тоже какими-то новыми технологиями усилил своё тело. Его сила и скорость превосходят то, что было у моих бойцов с MA5 и SP5, к тому же он может отращивать конечности. Монстр. И эта тварь в старом Токио... А ведь мастер Амано из додзё говорил: «Демон живёт в поле», он, видать».

Хазаки не был дураком, как и Рин, он видел за спиной тень создателя микромашин.

Но пока некогда было выяснять, кто это. Надо было сосредоточиться на уничтожении этого монстра.

Вдох... Хазаки занял неподходящую для его габаритов кошачью стойку.

Ниндзя же просто опустил руку. Однако же его левая рука была связана цепью. Это говорило о том, как он недооценивает Хазаки, и всё же он был сосредоточен на сражении.

«Эта сила восстановления. Вряд ли его обычные удары остановят. Но если снести ему голову, он точно умрёт».

Разрушить голову. У Хазаки была задумка по этому поводу.

«Это сражение с помощью силы, возможно самое важное в моей жизни».

Погружённый в эти мысли, он изо всех сил напряг руки.

Мышцы, усиленные MA5 и SP4, и кости, укреплённые гиберкостным материалом. Конечно же всё это относилось к его кулакам.

Кулаки Хазаки обладали огромной разрушительной силой. Он мог стереть в порошок кости защищающей руки противника.

И целились его кулаки...

«Вот так стойка, ни одной слабости не видать... Он точно сильнее того меня, каким я был. Его способности — результат длительных тренировок, он познавал силу так, как ему это удобнее. Но его левая рука связана. Его высокомерие будет стоить ему жизни!»

Вдохнув, он напитал своё тело силой, его кошачья стойка основывалась на весе тела.

А Ниндзя был непреклонен. Можно было услышать, как кто-то из наблюдателей сглотнул слюну, а дальше была резавшая уши тишина.

...

...

— Ка! — создавая ветер, Хазаки подался вперёд.

Его правый кулак целился в сердце.

«Получай, удар в сердце».

В боксе его бы назвали нокдауном в сердце. При попадании он вызывает временную остановку в сердце, если удар будет чистым, противника парализует. Такой приём можно было назвать смертельным.

«Из-за связанной руки его сердце открыто! А если попробует защититься, я разнесу его правую руку и пробью сердце! Когда он не сможет двигаться, дальше останется лишь добить, когда свалится, я раздавлю его башку!»

Раздумывая об этом, мужчина просчитал время удара, скорость, вообще всё, и был преисполнен самодовольства.

Однако!

Когда ударил Хазаки, демон в чёрном тоже нанёс удар.

К нему летел правый кулак Ниндзя. И такую траекторию Хазаки точно не ожидал, было ясно, что они действуют одновременно.

Кулак Хазаки столкнулся с кулаком Ниндзя.

Главарь группировки ещё никогда не сталкивался с такими ударами. Цель кулака была непростой, и если они попадут с их силой, то уничтожат руки друг друга.

Но монстр делал это, не сомневаясь...

В воздухе раздался звук удара. Разнеслась ударная волна. Рука Ниндзя была нещадно раздроблена.

— Уа! А-а!

Но закричал именно Хазаки.

Было удивление. Была боль. Но пугало то, что он больше не мог воспользоваться кулаком.

Кости Хазаки были усилены гиперкостным материалом. Ещё была и внутренняя броня. Они ударили друг друга изо всех сил. И от такой мощи кости мужчины сломались, но удар не был поглощён, он прошёл по костям, его уязвимые сухожилия, связки, хрящи были раздроблены.

«Вот оно!.. Техника отрицания! Прах! Мощная техника Ниндзя-сана, который не признаёт себя человеком! Он принял удар врага своим ударом, и они нанесли друг другу колоссальный ущерб! Но у Ниндзя-сана есть сила восстановления!»

Лягуш комментировал. А высшие демоны восторженно завывали.

Да... У демона в чёрном есть сила восстановления.

— Боль — это хорошо. Она доказывает, что ты жив. Ведь так стоит воспринимать это.

Ниндзя говорил с Хазаки как со старым другом.

Пальцы правой руки были сломаны, раздробленные кости разорвали кожу, текла кровь, похоже мужчине досталось сильнее, чем Хазаки.

Но его кости восстанавливались, а кожа срасталась. Ниндзя легко взмахнул правой рукой в направлении Хазаки и пошевелил пальцами.

Хазаки побелел. Но не желая растерять боевой дух, он заревел и попытался ударить правой ногой монстра по голове.

Ниндзя боксёрскими движениями смог уйти от удара... А потом открыл акулью пасть и укусил Хазаки за лодыжку.

Сила укуса... Сила смыкающихся челюстей самая внушительная из человеческих способностей.

Хазаки почувствовал, как было перекушено ахиллово сухожилие.

Не выдержав общей силы ткань штанов порвалась в колене. Кусок лодыжки Хазаки остался в акульей пасти.

— Хи... — вскрикнул мужчина, потеряв равновесие и упав.

На ране были видны треугольные зубы. Кусок штанины был вырван зубами Ниндзя.

Эти зубы... Нет, плоть у основания зубов... Она извивалась как будто живая, и начала поглощать ногу Хазаки.

— У-о-о-о-о-а-а-а! Что это?! Что это такое?! А-а-а-а!

Внезапно кровеносные сосуды стали чёрно-синими, плоть начала раздуваться. Тело поглощал незнакомый яд, оно разрушалось изнутри, причиняя боль.

«И вот! Техника отрицания, яд паразитов! У основания зубов людей есть стволовые клетки, которые обладают способностью к делению! У Ниндзя-сана с его силой HI30 стволовые клетки, попадая в тело человека, начинают с пугающей скоростью расти!»

Объяснения Лягуша не доходили до Хазаки через ННК. Но тот уже утратил желание сражаться, его волосы стояли дыбом. А тело изнутри разбухало, опухоли появлялись на венах, на внутренних органах, иногда они напоминали голову новорождённого ребёнка, части человеческого тела стали неразличимы.

Лицо Хазаки было мертвенно бледным, возможно оттого, что из ноги хлестала кровь, а может и от страха...

Ниндзя щёлкнул зубами. Выпавшие заменили новые зубы, и ряд снова был полон.

— Победа.

— Ах.

— Как-то слишком быстро.

— И это даже при том, что была фора.

— Всё же Ниндзя-сан слишком силён. Величайший среди высших демонов!

Начал разноситься радостный смех, высшие демоны аплодировали Ниндзя.

Мужчина улыбнулся, подошёл к Хазаки и взял за горло.

Пытавшийся сбежать в страхе главарь группировки не мог сопротивляться, с пугающей силой его швырнули в окно.

Окно разбилось, и он свалился с небоскрёба.

— Представление окончено!

Ниндзя освободил от цепей левую руку и точно перед занавесом спектакля широко развёл руки. Ему захлопали ещё сильнее, а кто-то начал свистеть.

— Здорово!

— Ниндзя-сан! Ниндзя-сан!

— Как чудесно! Давай обнимемся!

Видя удовлетворённые улыбки на лицах товарищей, Ниндзя подошёл к стулу, на котором его пытали.

С пола он подобрал маску и шарф с акульей пастью и спрятал лицо.

Рядом были конечности, которые потеряли своего хозяина. С левой руки он снял НК и надел на свою руку.

Манипулируя пальцами, он отдавал команды.

«Лягуш, слышишь меня? Это Ниндзя».

«Да!»

«Я хочу поблагодарить всех за то, что они пришли сюда и поделить очки Хазаки. Можно?»

«Это необычно, но после такого прекрасного представления я просто не могу сказать нет. Будет сделано. Как же это отразится на итоговом счёте?!»

На великодушное предложение публика снова закипела.

«Что ж, пора, пожалуйста вернитесь в зал проведения вечеринки!»

«Итоговый рейтинг составлен! А Папочка готов к своим пыткам, так что продолжаем веселиться!»

Прозвучали радостные голоса Лягуша и Зайки-тян. Высшие демоны стали переговариваться уходя.

— Уже так поздно.

— Как же быстро время летит, когда весело.

Оставленные ими окровавленные трупы остались гнить на жаре.

Комментарии