Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 5. Противостояние.

Глава 1.

Лучи полуденного солнца обжигали внутренности комнаты проекта по изгнанию демонов.

Нарукава получил вызов от генерального секретаря Фудзиты и покинул проект на несколько дней и, подходя к столу, за которым сидели и спорили Накадзима и Фид, выглядел измученным.

— О! Ты, наконец, вернулся, Нарукава! — Фид встал и поприветствовал Нарукаву, раскинув руки, будто хотел обнять его.

— Пока ты отсутствовал, мы почти обнаружили, где был призван демон. Если бы ты пришел позднее, было слишком поздно. Накадзима был готов сломя голову броситься в лапы демона и я не смог бы его остановить...

Пока Фид говорил, Нарукава смотрел на Накадзиму со смешанным выражением на лице.

— Ты можешь сказать, где он был призван?

В ответ на вопрос Нарукавы, Фид молча указал на монитор позади него. На дисплее отображалась карта Токио и красный свет в изобилии мерцал в его центре.

— Это область около двух километров диаметров и она частично захватывает города Митака и Мусасино. Прямо в центре есть зона с деревьями, также известная, как лес Сога.

— Понимаю... Профессор, Накадзима, я хочу, чтобы вы внимательно выслушали то, что я скажу, — подвесив файл к имеющимся, начал говорить Нарукава неестественно раздраженным голосом.

— На прошлой неделе около десяти тысяч людей исчезло из Токио и это те, о ком точно известно. Большинство из них жители городов Митака и Мусасино, а также из района Нерима, но вчера также заметили исчезновения из города Коганеи и района Сугинами. Накадзима, когда ты изучал эти районы, ты не заметил ничего неестественного?

— Я заметил, что на улице было немного людей, но поскольку я был с Цербером, то это была глубокая ночь. Я всегда предполагал, что есть причина, почему никого не видно.

— И все же десять тысяч... — Фид, пораженный масштабами, переглянулся с Накадзимой.

— Есть районы, в которых около двух тысяч людей, и они полностью пусты.

— Я впечатлен, что об этом не говорилось в новостях ни слова, — сказал Накадзима.

— Мы сделали все возможное, чтобы избежать огласки. — Нарукава вынул черно-белую фотографию из своей сумки.

— Профессор, возможно, вы слышали о нем. Эту фотографию сделал американский дальневосточный спутник-шпион.

В центре фотографии была зона, казавшаяся скрытой облаками. Фид, как только увидел, простонал:

— Это почти та же зона, которую мы обнаружили.

— Эта фотография кажется двухэкспозиционной. — Когда Накадзима это произнес, центр области выглядел так, будто два различных пейзажа были наложены друг на друга.

— Я не могу объяснить, как подобное получилось, но это точно в том месте, которое известно нам, как лес Сога. Мы уже отправили нескольких оперативников из участка, чтобы исследовать область…

— Это им не по силам, — хлопнул Фид, бросив фото на свет.

— Все так, как ты и сказал. Никто не вернулся. Похоже, что как только они приближаются к лесу Сога, их радиоприемники и передатчики отключаются.

— Как правительство собирается действовать?

— Ну… — Нарукава отвел взгляд в сторону.

— Что-то не так?

— Вчера в кабинете встреч они решили понаблюдать и подождать полицию.

— Что?! — Когда Фид приближался к Нарукаве, казалось, что волосы встали у того встали дыбом. — Я пойду и уговорю секретаря кабинета министров Фудзиту сам. Нет, лучше… я хочу поговорить напрямую с премьер-министром. Я вижу, что бессмысленно объяснять опасность демонов, эти упрямые политики никогда не поймут серьезности ситуации.

— К сожалению, это невозможно. — Нарукава мягко положил руку на плечо Фида. — Это было не решением министров. Они приказали проект по новому ИИ, иными словами, этот проект по изгнанию демонов, расформировать с сегодняшнего дня.

Несколько мгновений Фид тихо стоял, разинув рот. Он не мог понять сказанного Нарукавой. Или, вернее стоит сказать, он не хотел этого понимать. Увидев циничную улыбку на лице Накадзимы, он согласился с тем, насколько ситуация плоха, и начал яростно говорить на смеси английского и японского.

— Почему он, черт возьми, нарушил обещание?! Почему спрашивается, я проделал весь этот путь в Японию?! Как смеют столь нагло говорить мне это, когда я пришел, чтобы спасти эту страну от того, чтобы сюда не хлынули демоны! Они не предоставили мне нужных инструментов и людей, а сейчас они закрывают проект в такой критический момент… да они о чем они вообще думают?! Наадзима, поехали со мной в Америку. Я уверен, что в моей стране нам позволят использовать все, что необходимо.

Слегка улыбнувшись на ярость Фида, Накадзима окинул взглядом комнату, в которой царили напряженная атмосфера и хаос.

— Спасибо, профессор. Но я все еще отвечаю за спасение Юмико. Я уверен, что она была ранена намного больше, чем должна была от случившегося с моей матерью. И я – единственный, кто может спасти ее.

— Превосходно. Тебя держит в Японии еще что-то, кроме долга?

— … Возможно, что любовь тоже разновидность долга. — Подумав, что его слова довольно банальны, Накадзима закрыл свое лицо и, повернувшись на пятках, потянул руку к ручке двери.

— Я иду с тобой. — Позади Накадзимы раздался голос Нарукавы.

На мгновение Накадзима оглянулся и скептически посмотрел на решительное выражение на лице Нарукавы.

— Я все еще член этого проекта, — честно ответил Нарукава, не добавляя того, о чем думал. “Я все еще чувствую какую-то странную связь с тобой.”

— Господи, вы такие нетерпеливые. — В тот же момент Фид достал револьвер из ящика стального стола.

— Смит и Вессон? Если кто-нибудь узнает, что у тебя есть это, проект будет расформирован незамедлительно, — удивленно сказал Нарукава.

— Теперь этот проект будет уничтожен в любом случае, так что нет необходимости сдерживаться. Кроме того, патроны в нем немного специфичны. — Фид убрал патроны в карман, при этом озорно улыбаясь.

Лифт спускал трех человек в подземный гараж. Накадзима и Фид только пошли к машине, как Нарукава рукой остановил их. Когда он это сделал, Накадзима начал осторожно оглядываться, тоже что-то почувствовав.

— Что происходит? — Остановленного на середине фразы Фида в сторону толкнул Нарукава. Пуля просвистела над головой Фида и воткнулась в бетонную стену позади него, оставив дыру.

— Похоже на особые силы из Исследовательского бюро, но я не могу поверить, что они, действительно, стреляли... — Второй выстрел пролетел мимо лица Нарукавы.

Нарукава присел за тойоту корону, припаркованную рядом с ними, потянув двух оставшихся с собой. Его рука уже сжимала Вальтер PP Super.

— Я — Нарукава из второго отдела Исследовательского бюро. Ты знал это, когда стрелял в меня?

В ответ на его вопрос куча пуль взорвала ветровое стекло короны.

— У меня приказ напрямую от начальника. Ничего личного.

— Я узнаю этот голос... Сага, это ведь ты? Выслушай меня! — Нарукава начал вставать, но Накадзима потянул вниз. Мгновением спустя дюжина пуль пролетела над их головами.

— У нас нет и шанса против этих полностью автоматических беретт. И их там, минимум, пятеро. — Нарукава все еще не ослаблял хватку на вальтере.

— Мы просто тратим время, сражаясь здесь!

— У нас нет иного пути! — До того, как Нарукава высказал свое раздражение, Накадзима ввел команду на своем карманном компьютере.

— Цербер, схвати их. Попытайся не убивать.

Демонический зверь выпрыгнул из жидкокристаллического экрана, с силой проревел и прыгнул в направлении выстрелов. Мгновением спустя подземную парковку наполнили крики боли и брызги крови.

Глава 2.

Солнце уже наполовину село. Белая королла Нарукавы ехала на запад по шоссе Оума. Боясь, что их могут преследовать, он выбрал ее потому, что она выделялась менее остальных.

— Не похоже, что они установили сторожевые посты, чтобы поймать нас. — Пытаясь подбодрить удрученного Нарукаву, Фид произнес это оптимистичным тоном.

— Если они отправили особые силы бюро за нами, это означает, что они хотят тайно нас ликвидировать. Однако...

Сделав выражение, что он сказал много лишнего, Нарукава пропустил машину перед ним.

— Человек, возглавлявший атаковавшую нас группу, был Сага, один из моих подчиненных. Я не могу поверить, что он солгал. Что могло заставить генерального секретаря отдать столь радикальный приказ ?..

— Вероятнее всего, демон, — сказал Накадзима, сидя на заднем сидении.

— Ты говоришь, что демоны проникли в правительство? — Нарукава только и мог, что повысить голос.

— Подумай о том, как мать Накадзимы внезапно объединилась с Охарой. Такое ощущение, что демон использует какое-то заклинание для управления. Игнорировать массовые исчезновения, попытку убить нас, внезапный отказ сердца секретаря кабинета Фудзиты... это не может быть случайностями. — Фид с тревогой выдохнул.

— Я просто не могу поверить, — вздохнул Нарукава. Впервые Накадзима ощутил слабость в человеке.

На пересечении шоссе Оумы и Луп 8 туман начал сгущаться. Число машин на дороге также стало стремительно уменьшаться.

— Я чувствую присутствие демона в этой области, — с тревогой сообщил Накадзима, наполовину опуская окно. — Там ничего не было, когда проверял это место два дня назад, хотя...

Когда Нарукава смотрел в зеркало заднего вида, его руки продолжали управлять рулем. Накадзима высунул голову из окна и смотрел на пустые тротуары, позволяя ветру откидывать его волосы назад.

Вскоре королла свернула на авеню Инокашира. Лишенное света место напоминало город-призрак.

— Не могу поверить, — пробормотал себе под нос Накадзима, — два дня назад это место было абсолютно нормальным...

Вскоре они увязли в тумане и Нарукава вынужденно замедлил машину.

— Тебе не кажется, что будет быстрее, если пойдем пешком? — Нетерпеливому, как всегда, Фиду хотелось выпрыгнуть из машины.

— Возможно. Вы не думаете, что вам все же стоит остаться в машине, профессор?

— Уверен, что ты хочешь сказать, что я замедлю тебя. Но как-то не вижу команды героя с похищенной девушкой и друзей. И я не знаю историй о демонах, которые хорошо бы заканчивались бы. — Когда Нарукава остановил машину, Фид вынул магазин к револьверу и показал ему. — Эти патроны полны сульфида ртути. Я уверен, что они сработают против демонов намного лучше, чем твой пистолет.

Нарукава обнажил зубы в ухмылке и шлепнул Фида по плечу.

— Нарукава-сан, если вы хотите вернуться, то сейчас то самое время, — усмехнулся Накадзима.

— Верно, тогда я убегу, если у меня не будет настроения.

“Сейчас, когда я неофициально покинул Исследовательское бюро, у меня нет никаких обязательств встречаться с какими-то там демонами, но все же... все, что я могу сказать, похоже, это судьба или карма моей прошлой жизни.”

Чтобы удержать тревогу под контролем, Нарукава рассматривал свою судьбу, в которой он решит оставить Накадзиму.

Три человека оставили машину позади и густой туман окружил их. Он был тяжелым и липким и казался переплетением растений на болоте.

Призванный с помощью карманного компьютера Накадзимы Цербер двигался в середине, и все трое двигались вглубь леса Сога. Они шли примерно с час, ориентируясь лишь по свету уличных ламп. Внезапно туман поредел и они смогли четко рассмотреть то, что их окружало.

И оно было странным. По крайней мере, ничего подобного в Токио они не знали.

Обычно деревья гинкго вдоль дорог вырастали мало, но, похоже, здесь они были более сильными, чем ожидалось, их ветви искривлялись во всевозможных направлениях, а их толстые корни прорастали сквозь бетон тротуара. Фасады заброшенных зданий были покрыты толстыми тропическими лозами, некоторые были настолько сильны, что разбивали окна или прорастали сквозь крыши.

— Что здесь происходит?.. — Удивленный Накадзима заговорил первым. Он был здесь несколько дней назад, когда искал Юмико.

— Напоминают древние руины Майя, когда их нашли… Э? Что случилось? — Фид подозрительно посмотрел на Нарукаву, указывающего вальтером прямо в воздух.

— Гляди! — Нарукава дрожащим пальцем указал на кружащих над их головами светлых птиц.

— Что? Это просто ночные птицы.

— Взгляните на их лица, профессор, — успокаивающим тоном Накадзима поддержал Нарукаву.

У птиц, смотревших сверху вниз на них сверкающими лазурными глазами, были женские лица.

— Это гарпии. Я видел их несколько раз в Сибири. Довольно красивы, так ведь?

Позволив себе ослабить защиту в ответ на слабую реакцию Фида, Нарукава опустил пистолет.

— Они опасны?

— О, они определенно атакуют при удачном случае. Но мы в безопасности, пока с нами цербер.

Будто услышав голос Фида, гарпия потрясла крыльями, чтобы обмануть демонического зверя, и обрушилась с высоты. Без предупреждения коричневый зверь выпрыгнул с вершины и с силой ударил крыло птицы-монстра толстой лапой. Пойманная врасплох гарпия упала на землю. В тот же момент обезьяноподобный монстр укусил шею гарпии острыми клыками, когда та старалась подняться.

— Кья-я-я-я!

Пронзительно крича, гарпия отчаянно отбивалась крыльями. Но у ее противника было преимущество. За несколько мгновений толстая лапа быстрым движением разорвала шею гарпии.

— Ну, теперь у нас есть доказательство существования пищевой цепочки в демоническом мире, — произнес скрипучим голосом Фид.

Волоча за собой труп гарпии, демон-обезьяна взобралась на дерево. Перед тем, как войти в покрытый лозой дом, он осмотрелся и с любопытством посмотрел на группу Накадзимы. Одним отвратительным глазом на весьма морщинистом лице осматривал окрестности, оценивая троицу. Но, встретившись взглядом с цербером, он по-обезьянему вскрикнул и исчез из поля видимости.

— Боже, боже. В таком случае, не могу сказать, что они не могут атаковать нас. Пошли же в лес Сога. Мы тут живые мишени, — удивленно сказал Нарукава,придя в себя.

— Нет, пока с нами есть цербер, у нас преимущество на земле. Если пойдем в лес, то им удобнее будет атаковать сверху.

Накадзима указал направление. Нарукава решил идти с ним и вся троица медленно пошла вдоль разрушенной стены, стараясь не трогать камни и булыжники вокруг.

“Мы окружены.”

Нарукава смотрел на лежащий перед ним лес Сога и у него свербило. Цербер опустил голову и пригнулся к земле, готовый атаковать. Накадзима также заметил сотни глаз, смотревших на них с деревьев. И эти глаза приближались.

Хрипя, словно в удушье, монстр появился из темноты. Он походил на человека, но его тело было покрыто сияющей черной чешуей. Его вытаращенные, алые глаза пылали, разглядывая их, а красная капля, бывшая его ртом, искривлялась и пугала.

Одна. И еще одна. Словно рожденные самой тьмой, появлялись они из деревьев. Испуганный Нарукава стрелял из своего вальтера снова и снова. Девятимиллиметровые пули со всплеском влетали в животы созданий. Густая, молочно-белая жидкость текла из их ран, но они не спотыкались и продолжали приближаться, вытянув пред собой руки. Не сумев больше сдерживаться, цербер, не дождавшись команды Накадзимы, атаковал противника. За мгновения он уничтожил несколько дюжин из них.

— Нарукава-сан, отступайте! — Поняв, что схватки не избежать, Накадзима представил две сферы в своем разуме. Как только он сконцентрировался, вихрь пламени возник в воздухе. Мгновение спустя его правая рука сжимала меч Хи-но-кагутсучи. Сжав рукоятку, Накадзима с ужасающим боевым кличем резко ударил.

Тела монстров разделялись пополам, как волны возвращались в море, а чешуя исчезала, оставляя белую кожу. Как и Охара, эти монстры раньше жили, как обычные люди. Только Сет мог превратить их в демонов.

— Чертовы демоны… — Накадзима сжал меч и закусил губу, а в глазах сияла неясная печаль. Посмотрев на Фида, он увидел, как тот атакует своим смитом и вессоном вновь и вновь, сжимая богато украшенный крест. Пули с сульфидом ртути постоянно убивали монстров, в которых попадали, но большая часть их пролетала мимо, нежели попадала.

— Профессор, сражение только началось, — сказал Накадзима. — Пожалуйста, не тратье свои патроны!

Вместо этого он заметил, что неважно, как много монстров они победят, их число, казалось, только увеличивалось. Тут, вероятно, их было около тысячи. Накадзима позвал цербера и отступил, оглядываясь, чтобы не быть окруженным плотной стеной созданий.

“Я просто должен прорваться сквозь них…”

Как только Накадзима решился, враждебность исчезла из глаз монстров. Их руки повисли по сторонам и все они развернулись, а затем шаркающей походкой двинулись в глубины леса. Их пустые взгляды намекали на то, что все они были в трансе.

Накадзима развернулся, испуганный ревом цербера, и заметил странное мерцание в глазах Фид и Нарукавы.

— Профессор! Нарукава-сан!

Будто пытаясь разрубить незримую угрозу, опустил меч хи-но-кагутсучи перед их глазами. Внезапно придя в себя, два человека посмотрели друг на друга.

— Это было опасно. Нас чуть не покорил демон. — Вздрогнув, Фид с щелчком поставил пистолет на предохранитель и убрал в карман куртки.

Следуя за созданиями, трое продолжили путь в лес Сога, ставший продолжением мира Ацилут. Изредка над ними пролетали гарпии, будто в насмешку хлопая крыльями. Вскоре туман рассеялся и увиденное было далеко за пределами их воображения.

—- Это!.. — Все трое одновременно удивленно вскрикнули.

Рядом с сияющей красным и зеленым поверхностью болота на несколько дюжин метров в небеса возносилась огромная башня плоти. Один за другим создания взбирались на нее. По пути наверх поглощались протоплазмой и поглощались башней из плоти, теряя энергию. Поверхность башни была покрыта полуразорваными телами созданий и бесчисленными извивающимися щупальцами, создавая ощущение присутствия огромного одноклеточного организма.

Фид и Нарукава позабылись и впали в транс из-за столь отталкивающего зрелища. Накадзима быстро привел их чувство и заметил сереброволосого человека, появившегося из тени башни из плоти и приближавшегося к ним. У Накадзимы было такое чувство, что он откуда-то знает этого человека и вскоре из-за крика Фида понял, почему.

— Так, действительно, за всем стоишь ты, Изма!

“Так это и есть Изма... брат профессора Фида.”

— Накадзима, не нужно сдерживаться, — закричал Фид. — Пока он жив, мир в опасности.

Изма холодно усмехался. Одетая на него черная мантия развевалась на ветру.

— Взять его, Цербер!

Услышав приказ, цербер отправился к нему, но внезапно отпрыгнул в сторону, будто натолкнувшись на незримую стену.

— Ха ха ха!

Изма плыл в воздухе и в это же время, как он смеялся, два необычных света показались у его ног. Покрытый блестящей черной чешуей, великий черный змей Тифон смотрел на Накадзиму своими золотыми глазами, а Изма ехал на его спине и медленно поднимаясь в воздух, возвышался, как огромное дерево. Когда голова огромной змеи стала на уровне высшей точки башни, она вздрогнула и атаковала Накадзиму. Нижняя половина тела Измы была вплавлена в тифона, вероятно, какая-то другая возможность в дополнение к природной способности поглощать землю и воздух своим телом.

Меч Хи-но-кагутсучи ничего не мог сделать жесткой чешуе тифона, поэтому Накадзиме только и оставалось, что спасаться бегством, преследуя громко смеющегося Изму.

— Ты должно быть невероятно удачлив, раз смог победить Локи! Прекрати сопротивляться и стань следующей жертвой!

Фид, поняв опасность ситуации, что-то прошептал Нарукаве, доставая свой пистолет.

— Неважно, что ты планируешь, это не сработает, Чарльз! — Изма прокричал с вершины головы змеи. — Я съем тебя сразу же после Накадзимы!

Цербер, атакуя, прыгнул со стороны, но похожий на хлыст хвост Тифона отбил его, как резиновый мячик.

— Умри, Накадзима!

Нарукава удерживал смит и вессон обеими руками в позиции для выстрела, прицелился в зияющую красную утробу Тифона и, нажал на курок.

На мгновение огромный змей остановился, забеспокоившись. Получив преимущество над противником, Накадзима подпрыгнул и воткнул меч Хи-но-кагутсучи в один из золотых глаз.

Гра-а-а!

Тифон выгибался и дергался, продолжая кричать. Меч и Накадзиму отбросило в сторону, но цербер подпрыгнул в воздух и схватил его. Вслед за этим Накадзиме показалось, что откуда-то издалека услышал голос Юмико. Он огляделся и образ Юмико, привязанной к кресту и бьющейся в агонии, возник в его разуме. Вероятнее всего, Сет послал образ своего текущего состояния, как ядро своего огромного, протоплазматического, временного тела. Накадзима заметил, что один из глаз на ее красивом, перепуганном лице истекал кровью.

— Ха ха ха! Храбрый молодой человек, не забывай, что Юмико - заложница Сета!

“Не слушай его! Демонам нужно мое тело! Они не убьют меня!” — Голос Юмико кричал в сознании Накадзимы, поддерживая его.

Смеющийся голос Измы проникал в уши Накадзимы:

— Именно. Девчонка нужна, чтобы объединить этот мир и мир демонов. Однако, хоть мы и не можем убить ее, все же можем пытать ее, причиняя невыносимую боль.

Накадзиме трудно было сдержать ужасающее чувство вины и самоупрека, переполнявшие его, когда он увидел, как Юмико неистово пытается вытерпеть агонию. Оставшийся глаз Юмико начал наполняться каплями крови.

— Стой! — Накадзима не мог больше стоять, отбросил в сторону меч хи-но-кагутсучи и упал на колени.

— Накадзима, вставай! Ты не должен слушать его! Если ты сдашься, что случиться с твоей страной? Что случиться со всем миром?

Нарукава слушал, как Фид надрывал легкие. Ошеломленный Нарукава ударил кулаком землю.

“Что-то подобное случалось и раньше!”

Но как бы не старался Нарукава не мог отбросить ошеломляющее чувство дежа вю.

“У меня должна быть какая-то сила. Какая-то сила, чтобы спасти этого мальчишку! Кто-нибудь — неважно, бог или будда — пожалуйста, пробудите мою силу! Эта сила наверняка также объяснит мою связь с ним!..”

Глава 3.

В Йомотсу Хирасаке Идзанами с беспокойством смотрела в черные небеса. Ее связь с человеческим миром в значительной степени зависела от чувств Юмико и пока Юмико была пленницей, Идзанами не видела этого и не могла захватить тело Юмико, чтобы спасти ее.

Движение звезд оставалось единственной связью между человеческим миром и преисподней. Звезда Накадзимы стала заметно темнеть. Располагавшаяся рядом с ней звезда Юмико потемнела настолько, что не прищурившись ее не разглядеть. Тем временем, зловещая красная звезда вокруг них сияла все ярче и ярче.

— Что происходит? Я не могу остаться здесь Но и у меня нет силы, чтобы повлиять на человеческий мир... — пробормотала Идзанами с раздражением, когда ее глаза остановились на следующей рядом с ними слабо мерцающей звезде.

— Что это?...

“Может, другой возродившийся бог?”

Стоя на коленях, Идзанами начала отчаянно молиться.

— Я не знаю, что ты за бог, но ради них, пожалуйста, пробудись.

И, будто в ответ на молитву, звезда начала сиять ярче и ярче. На мгновение свет стал настолько ярким, что осветил часть неба подобно сверхновой.

Глава 4.

Нарукава вытянул руки к небесам и позвал:

— Дух света небес и земли, свет луны, приди ко мне, Цукиеми!

Шокированный Фид обернулся.

— Так вы, наконец, потеряли его. — Изма остановил гигантского змея, и, готовый проглотить Накадзиму, посмотрел на Нарукаву.

Грохот небес и земли быстро стер насмешку с его лица.

Накадзима посмотрел вверх. «Небеса падают», — подумал он.

Далекие звезды в небе сияли ярче, чем обычно, становясь единым потоком света, и обрушились на Нарукаву, оставив позади неровный след. Или, по крайней мере, так оно показалось Накадзиме.

— Нарукава-сан...

Но теперь с демоном сражался не Нарукава, а его личность из прошлой жизни, бог луны Цукиеми. Не тратя мгновения, собравшийся свет вокруг его руки он бросил в гигантскую змею.

Гр-ра-а-а-а!

Стрела света подобно лазерному скальпелю разрезала тело Тифона пополам. Изма упал на землю. Нарукава с новой атакой не показывал милосердия. У Измы не было времени сотворить защитное заклинание и его в мгновение окутало пламя. Закричав от ярости и боли, он пытался схватить Нарукаву, пока не свалился на землю безжизненной кучей.

Увиденное напомнило Накадзиме о смерти матери и он отпрянул назад. Внезапно его поразил шок. Воздух вокруг него внезапно сжался и волна, способная парализовать тело и разум, ударила по земле.

В конце концов, Сет решил сражаться.

По поверхности его протоплазматической мембраны пошла рябь и, когда башня плоти стала волнообразно колебаться, она нависла над головой Нарукавы подобно цунами. Не отступив ни на шаг, Нарукава выстрелил стрелой света в столб плоти, которая вонзилась глубоко с мерзким звуком. Похоже, без всякого вреда.

— Поспеши! Поспеши и убегай с Накадзимой! Поспеши, пока я удерживаю его! Он – важный воин! — Нарукава кричал Фиду.

— … да. Удачи! — кивнув с сожалением, Фид ударил своим револьвером Накадзиму по затылку, когда тот пытался подбежать и помочь Нарукаве.

— Цербер, беги! — Положив бессознательное тело Накадзимы церберу на спину с удивительной для человека его возраста скоростью, Фид запрыгнул на зверя.

— Прости меня, Нарукава.

Будто в ответ на сдавленный крик сквозь слезы, залпы света летели в тело Сета вновь и вновь. Вскоре они стали менее частыми, лес Сога снова окружила зловещая тишина. Столб плоти триумфально корчился и увеличивал скорость, поглощая людей и демонов. В центре этой протоплазматической массы к египетскому кресту была привязана Юмико и она плакала кровавыми слезами.

Комментарии