Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 4. Тот, кто зовет.

Глава 1.

Прошла неделя. Десять вечера. Парк Иногашира. Шла вторая половина августа. Днем жара, как всегда, обжигала, но сейчас было поздно и ее легче было перенести.

— Стой, не здесь! — умолял громкий голос, смешиваясь со стрекотом цикад.

Голос тяжело дышащего мужчины ответил:

— Ах, иди же, это идеальное место!

Женщина заметила, что цикады прекратили стрекотать.

— Эй, кто-то смотрит?

— Кого это волнует? Пусть смотрят!

Пока двое продолжали, не желая проверять, издают ли насекомые звуки или нет, третий, быстро приближающийся голос произнес:

— Цербер, убедись, что след Юмико где-нибудь не разделился на два!

Женщина удивленно подняла голову и сдержала крик.

— Что там случилось?! — Человек, голос которого звучал раздраженно, осмотрелся и замер безмолвно.

Красивый юноша со странным зверем, напоминавшим гигантского тигра, осматривал подлесок и кого-то искал. Это казалось сценой какого-то фильма. Женщина сглотнула и, отойдя от первоначального шока, уставилась не на странного зверя, а на добрые глаза юноши. Оглянувшись, она сравнила его и человека, ласкавшего ее грудь, и выражение чистого разочарования появилось на ее лице.

Накадзима постепенно взобрался на холм, следуя за Цербером. Демон осторожно шел, водя мордой по воздуху и улавливал каждую частичку запаха в атмосфере.

— Так здесь заканчивается след… — Пробормотав это, Накадзима открыл свой карманный компьютер. Демонический зверь исчез, туманом ввернувшись в жидкокристаллический экран.

Глава 2.

На следующее утро Накадзима и Фид сидели в комнате проекта по изгнанию демонов и ждали, когда придет Нарукава. Со временем роли всех троих в проекте изменились. С этой точки зрения Накадзима был больше воином, нежели программистом. Днем он тренировался со своим мечом Хи-но-Кагутсучи, а ночью ходил на разведку вместе с Цербером, пытаясь найти следы Юмико. Пока Нарукава работал с полицией, чтобы выследить Охару и Юмико, его также интересовала возможность компьютера при призыве демона. Поскольку проект был сверхсекретным, было маловероятно, что им чем-то еще помогут в дальнейшем. Пока команда работала, как единое целое, Фид увлекся написанием программы для изгнания демонов.

— Накадзима, ты уверен, что твоему отцу в Лос-Анджелесе не стоит знать о твоей матери? — спросил Фид, покрасневшими глазами не отрываясь от экрана.

— Если я это сделаю, мой отец, вероятно, вернется в Японию. И, возможно, это закончится еще одной смертью. Оглядываясь назад, было глупо с моей стороны не подумать о семье Юмико и моей…

Накадзима посмотрел на Фида с выражением внутреннего сопротивления во взгляде, которое он раньше никогда не показывал. Ему было трудно отделить смерть своей матери от своей судьбы, ведь она погибла от рук призванных им демонов. Это было ему слишком сильным напоминанием того, что он не будет в безопасности, пока демоны не будут побеждены.

Фид вздохнул и сохранил свою прграмму.

— Вы закончили, профессор?

— Пока что да. Если бы ты занимался программированием, то готов поспорить, что закончил бы намного раньше, — закончив, Фид потянул свои затекшие мышцы.

— Я думаю, что смогу помочь хотя бы в отладке.

— Нет, это будет тратой времени для воина. И не забывай о Крафте. Он сможет с этим помочь.

Фид запустил модем. Он собирался отправить программу Крафту, в Массачусетс, чтобы он сделал последние штрихи. Когда Фид начал общаться с ним, Нарукава ворвался в комнату, извинившись за опоздание.

— Анализируя волосы с места преступления, мы определили, что это Охара убила семью Ширасаги. В полиции сходят с ума. Они еще не разобрались с пропавшими учениками в старшей Дзюсей, а тут семья одного из пропавших была убита. Сейчас тысяча патрульных ищут Охару, - сообщил Нарукава, не сдерживая эмоций.

— Свидетелей нашил?

— Да. Несколько человек видели ее, но… в ночь убийства, несколько свидетелей также сообщили, что видели ее в районах Китидзёдзи и Ота, так они сейчас в полном замешательстве.

— Я думаю, что первый наиболее вероятен. Взгляни. — Накадзима указал на экран, рядом с ним. На экране была карта Токио с несколькими нарисованными красными линиями.

— Я с Цербером попробую выследить Юмико этой ночью. После того, как она пришла к моему дому, затем отправилась в сторону Мусасино. — Накадзима замолчал на мгновение, подавляя свои эмоции.

— Я думаю, что Юмико преследовала Охару. И вскоре после этого что-то с ней случилось…

— Но разве Юмико не обладает огромной психической силой?

— Я уверен, что Охара сама по себе не представляет для нее проблемы. Но если представить состояние Юмико в тот вечер…

Накадзима больше не мог говорить. Юмико той ночью спасла его, но он все еще обижался на то, что она сделала. Но, рассмотрев, что она должна была чувствовать, когда пришла к нему, чтобы увидеться, Акеми ощутил еще большее сожаление и влечение к ней. С этой точки зрения его непосредственное участие в проекте по изгнанию демонов сводилось к тому, чтобы понять, куда она ушла.

- Хм-м… Я не могу понять, почему кто-то говорил о том, что видел ее в Оте. Разумеется, если за всем этим стоит какая-то организация, я могу понять, что фальсификация информации призвана к тому, чтобы сбить нас со следа. Нарукава, есть ли вероятность, что Исследовательское бюро поможет? Я прекрасно знаю силы японской полиции и думаю, что это не в их полномочиях.

— Наша основная задача – это повсюду собирать информацию. С количеством человек меньше 1% всего состава, нам также будет трудно собирать информацию внутри страны. — в ответе Нарукавы сквозила беспомощность.

— Кроме того, я думаю, что это немного опрометчиво говорить так о многоуровневой организации. По крайней мере, даже объединив все известное, кажется вполне правдоподобным, что все это было сделано на почве личной ненависти Охары.

Звук полученного сообщения от модема раздался эхом по всей комнате.

— Это от Крафта.

— Тогда программа по изгнанию демонов завершена? — Заметив, как двое кинулись к главному компьютеру, Нарукава также посмотрел на экран. — Как сильно сможет помочь программа по изгнанию демонов?

— Если мы установим программу в операционную систему компьютера, она уничтожит любого призванного с ее помощью демона. Пока что работает как механизм самозащиты.

— Так вы говорите, что с помощью компьютера нельзя будет призвать ни одного демона? — Нарукава кивнул, будто не до конца был уверен, правильно он понял или нет.

Глава 3.

В вип-комнате отеля на площади Акасака Ота из либеральной партии разговаривал с Шимазаки. Он был в хорошем настроении, ведь в результате удачного принятия важного закона, он стал звездой в партии.

— Я слышал, что председатель Матоба умер странной смертью… какая досада, так ведь?

Аватары Сета – апопы – могут захватывать людей и управлять ими так, как пожелают. Однако, из-за присущего апопам яда тот, кого захватывают, начинает разлагаться изнутри. Из-за этого и умер Матоба, но Ота не должен это знать.

— Итак, главный секретарь, как поступим с проектом по новому ИИ? Стоит ли его закрыть? — Шимазаки недовольно посмотрел на Оту.

— Точно. Ну, поскольку Фудзита самовольно начал его, теоретически, было бы идеально сфабриковать причину закрытия, но тогда остается американский помощник президента. Мы не можем его просто игнорировать. Ну же, я уже представляю, как ты заполучишь все контракты для проекта по реконструкции столицы. Не будь столь жадным. — Ота смотрел на Шимазаки и искренне смеялся, выглядя подобно соколу.

— Так почему тебя так волнует этот проект ИИ? Или он где-то пересекается с твоими делами?

— Полагаю, что можно сказать и так. — Шимазаки закурил сигарету.

— Фудзита несговорчив. Я предпочел бы не выступать против него по возможности. — Лицо Оты помрачнело, когда он произносил эти слова.

— Планируете выставить свою кандидатуру на место председателя партии?

— Думай, что хочешь.

В глазах Шимазаки мерцала хитрость.

— Каковы тогда будут ваши шансы?

На текущий момент в либеральной партии Ота был сильнейшим кандидатом на место председателя. В его фракции в Нижнюю палату вернулось среднее количество человек и с теми, кто его поддерживал, было шестьдесят мест. И, чтобы Ота мог выиграть выборы, ему нужно добиться полной поддержки другой фракции или полностью разбить одного из своих противников. И было вполне естественно, что он не хотел привлекать внимание Фудзиты.

— Если бы только Хамано поддержал бы меня на выборах… — Ота специально посмотрел на Шимазаки, пытаясь сказать что-то само собой разумеющееся. Шимазаки кивнул в знак того, что понял.

— Я уверен, что все будет так, как вы захотите. Не нужно беспокоиться.

— Я никогда не просил тебя ничего делать! И все-таки когда ты стал обладать таким влиянием? — серьзным тоном спросил Ота.

— Я уверен, что однажды я смогу сказать вам это.

“В конце концов, однажды ты это испытаешь на себе.”

Шимазаки обнажил свои желтые зубы в ухмылке.

Глава 4.

Было десять часов вечера. Жилой район Миямадаира в Митаке близ леса Сога.

"Я волнуюсь, если Акинао сейчас учиться..."

Большие глаза Таночи Мидори сияли как у героини манги, а тонкое лицо обрамляли коротко стриженные волосы. Хоть летние каникулы и почти закончились, ее кожа была все еще белой и гладкой. Казалось, что каникулы закончатся, а у нее так и не появится и шанса, чтобы поплавать.

"Я сомневаюсь, что все остальные, кому 17 лет, проводят каникулы также скучно."

Мидори посмотрела из окна тусклым взглядом. Она легко сдала вступительные экзамены в колледж, думая, если бы она постаралась немного больше, то смогла поступить в приличную, частную, гуманитарную школу.Она должна была несколько раз сходить в бассейн. Причина, по которой она никуда не ходила, связана с долгом ее бойфренда, учащегося, чтобы поступить в школу для инженеров при Токийском университете.

"Возможно, мне стоит ему позвонить."

Когда она встала, ей показалось, что она что-то услышала.

— Э? — Мидори посмотрела на свое отражение. Ей стоило бы уйти, но силы покинули ее. Пока она трясла головой в замешательстве, она услышала это снова, но на сей раз намного четче... голос звучал в ее голове.

— Иди, иди ко мне...

— Кто здесь?! — Мидори оглядела комнату с суровым выражением. Голос снова зазвучал в ее голове.

— Иди же, Мидори...

Тело Мидори повернулось в направлении голоса. Непонятное ощущение восторга, которому трудно было противостоять, вело ее вперед.

— Хорошо.

Мидори с остекленевшим взглядом кивнула. Ее семья ждала ее внизу лестницы. У них у всех было жуткое, безжиненное, мечтательное выражение лиц. Но это, по крайней мере, не было проблемой для Мидори.

— Иди же, Мидори! — Младший брат Мидори из 3 класса протянул руку к двери, будто не мог больше ждать.

— Ты собираешься идти в сандалях? — спросила мама Мидори.

— Хорошая идея. — Одев свою любимую обувь, Мидори вышла вслед за своим братом.

Никто из семьи не знал, куда они идут. Но голос в их головах говорил, что не стоит сомневаться.

Пара потных рук схватила талию Юкико в комнате где-то в Миямадеире.

— Пошли, но не на свет! — закричав от смущения, она толкнула своего друга Тоору прочь. Она встретила его две недели назад в путешествии к Окинаве. Они никогда не уставали быть с друг с другом весь день.

"У меня такое ощущение, что я могу любить его вечно..."

Она была двадцатилетней ученицей в колледже. Тоору все еще был старшеклассником и немного безответственным, но он был весьма яркой личностью и всегда делал так, чтобы она смеялась над его шутками. Но больше Юкико нравились его добрые глаза.

— Хорошо, я выключу свет. — Подчиняясь ее желанию, Тоору щелкнул выключатель, а затем он схватил ее, чтобы поцеловать.

"Я люблю тебя..."

Как только Юкико подумала об этом, другой голос зазвучал в ее голове.

— Иди...

— Ты что-то сказал, Тоору?

— Я хотел спросить тебя о том же! — Они ошеломленно посмотрели друг на друга. Голос зазвучал вновь.

— Иди...

Было в этом голосе что-то, чему было трудно сопротивляться. Они встали одновременно.

Бесконечная процессия людей шла из района Миямадаира в лес Сога. Процессия численностью около двух тысяч человек.

В 10:15 вечера отправленный в Мияму офицер Нимура увидел первого человека из приближающейся группы.

"Что, черт возьми, происходит?"

Смотря на огромную толпу, Нимура в замешательстве чесал затылок. Матери вели своих детей, а парочки шли, держась за руки. Там было несколько офисных рабочих в костюмах и галстуках, выглядевших так, будто остановились выпить на пути с работы домой. Каждый из них был обычным горожанином. Но вокруг них витала странная аура, из-за которой стороннего наблюдателя бросало в дрожь.

— Непохоже, что они здесь на какое-то мероприятие...

Наблюдая за процессией, Нимура понял, что был не единствееным, кто так говорил. Почувствовав что-то неправильное, Нимура связался с постом и спросил, что делать.

Ответ, который он получил, был почти бесполезным.

— В это время года они, вероятно, иду на танцы Бон или что-то подобное. Не беспокой пост по подобным пустякам!

Раздраженный на отправившего такой ответ диспетчера, Нимура схватил руку офисного служащего в конце процессии.

— Простите! Куда все идут в столь поздний час?

Человек не ответил.

Нимура сразу же понял, что его не просто так проигнорировали. Глаза человека были расфокусированными и, похоже, что он не замечал стоящего рядом с ним офицера полиции.

Нимура заговорил с юношей-учеником, шедшим перед офисным служащим, но и от него не получил ответа. Группа просто шла вперед, как стая леммингов. После нескольких мгновений нерешительности, он решил присоединиться к хвосту процессии.

Он шел немного меньше часа. Дома становились все более и более редкими. Когда уличные фонари стали располагаться далеко друг от друга, густой туман окружил неестественную процессию. Желание в глазах толпы становилось все неестественнее.

— Они идут в лес Сога?..

Странный запах ударил по ноздрям Нимуры. Это был мускусный запах, запах гниения. Нимура подсознательно сжал полицейскую дубинку и остановился. Впереди, в двух метрах, туман становился слишком густым, чтобы можно было что-то рассмотреть, а шаги людей становились все более далекими.

Понемногу Нимуру ошеломил бросающий в дрожь ужас. И он начал вновь идти, в меньшей мере, из-за долга офицера полиции, а в большей потому, что не хотел остаться один в середине тумана. Спотыкаясь и падая, Нимура побежал вперед, несколько раз пробегая мимо огромных лиственниц.

Туман понемногу редел, но в противоположность ему, странный запах становился все сильней. Догнав конец процессии, Нимура издал вздох облегчения и скрылся в тени огромного дерева. Он видел, как люди образовали огромный круг. Откуда-то из центра круга доносилось песнопение, напоминавшее сутру. По мере того, как голос становился громче, люди постепенно падали ниц.

Когда он впервые увидел то, что было в центре круга людей, то с трудом смог сдержать крик. Полностью обнаженная девушка была привязана к Т-образному кресту, сиявшем тусклым серебряным светом.

“Она – кукла? Ее красота кажется такой идеальной…”

Это было первой мыслью, что возникла в голове Нимуры. Но ее лицо, так часто кривившееся от боли, говорило о том, что она была настоящим человеком. Девушка была покрыта прозрачной, желеподобной субстанцией. Нимура заметил, что покров иногда скручивало, как живое создание.

“Неужели это реально? Они здесь снимают фильм или что-то подобное?”

Нимура и сам понимал, что ищет оправдание собственному бездействию. Все тело замерло, будто парализованное. Звук его собственного дыхания оглушительно бил ему по ушам.

“Что, черт возьми, тут происходит?..”

Как долго он ждал здесь? Час?

Когда желе начало колебаться вокруг головы девушки, две красные точки начали мерцать, украшая ее волосы. Будучи привязанной к кресту, девушка беспомощно билась головой. Нимура понял, что она была внутри какого-то загадочного создания, которого и можно было только охарактеризовать гигантской амебой.

Это иномировое создание быстро растягивалось. Две красных точки сияли все ярче и ярче, пока не стали двумя демоническими глазами, пронзавшими взглядом пространство. Желеподобная субстанция почти поглотила весь крест, на котором была привязана девушка и продолжала становиться больше и больше.

Нимура заметил стоявшего позади креста человека, одетого в черную мантию. Даже на расстоянии черты его лица выдавали в нем иностранца. Странное и напоминавшее сутру заклинание, которое он слышал до этого, произносил этот человек.

Внезапно, он прекратил читать его. В тишине человек поднял свою правую руку к небесам. Будто по сигналу, стоящие внутри круга люди встали, сняли одежду, отбросив ее в сторону, и начали двигаться к стоящему в середине кресту. Амеба пульсировала и поглощала их обнаженные тела. Когда она это делала, их лица выражали чистый восторг.

Кольцо начало распадаться на части. Раздраженные тем, что долго раздеваются, они все шли разными путями, чтобы их первыми поглотил покров иномирового создания, среди которых были молодые и старые, мужчины и женщины. Девушку, привязанную к кресту, скрыла подступившая толпа. Люди взбирались поверх других и Нимура подумал, что слышал звук ломающихся костей. Когда люди, стоявшие до этого кольцами, стали массивной горой тел, свет пробежал по мембране амебы.

Низкий, подобный грому, рев, будто вырвавшийся из глубин земли, разорвал последние остатки здравого рассудка Нимуры. Все силы покинули его и он упал спиной на землю. Нимура, как бы ни пытался, не мог стоять и, издав непонятный вой, начал отчаянно ползти по земле, пытаясь собрать силы, чтобы убраться отсюда.

Глава 5.

Изма понял, что странная форма жизни, которая вырвалась из груди Охары, являлась временным телом Сета, который для своего воплощения использовал тело ребенка Локи.

Согласно его теории, призыв демона через компьютер требовал создания магнитного поля, с помощью которого и призывается демон, и передачу данных демона для материализации, что и завершается в виртуальности сразу же. Если магнитное поле слабо, точка связи меж миром демоном и миром Ассиа будет узкой, сжимая передаваемое количество данных.

С другой стороны, неважно, насколько сильно магнитное поле, пока данные переданы быстро и сжато, демон никогда не сможет принять форму. Вполне вероятно, что даже суперкомпьютер не сможет принять массивное количество данных, необходимое для материализации высокоуровневого демона.

Несмотря на это, высокоуровневый демон Сет способен принять форму в мире Ассиа, даже, если это временное тело. Что-то необходимо добавить, чтобы огромное количество силы создало необходимое для призыва магнитное поле. И это изменение должно удержать передачу данных.

Изма был уверен, что этим чем-то была Юмико. Вероятнее всего, высокая концентрация биологического магнетита внутри ее тела была преобладающим фактором в создании магнитного поля для призыва. Тело богини, унаследованное от Идзанами, было ничем иным, как гигантским хранилищем высокой концентрации магнетита. Обычные люди также обладали биологическим магнетитом, но в отличие от Юмико, его было намного меньше. Если собрать достаточно этого вещества, то можно будет создать постоянное соединение меж мирами Ацилут и Ассиа.

Имея уже заключенный контракт с Сетом, Изма позаимствовал его силу, чтобы призвать много людей для того, чтобы попытаться создать башню человеческой плоти. И все прошло согласно плану. Даже сейчас небеса разрывали молнии и самый сильный слуга Сета — великий змей Тифон — поднимал в воздух голову, скользя позади черной занавесы и ударяя поверх деревьев леса Сога, когда пролетал мимо.

— Тифон, добро пожаловать. Дыши глубоко и вдохни воздух мира Ассиа. — Изма по-доброму смотрел на огромного змея. — Взгляни, твоя первая жертва ждет тебя в тени этого дерева.

Изма указал на спасавшегося бегством офицера полиции и Тифон исчез среди деревьев.

Тем временем, Сет превратился в гигантскую, отвратительную башню плоти. На ее вершине его злобные, сияющие глаза осматривали окрестности.

“Присутствие Тифона — доказательство, что правитель мира демонов Сет начал являться в мир Ассиа. Теперь же, все, что осталось, это собрать больше магнетита и закрепить соединение.”

В глазах Измы сияло безумие.

Глава 6.

Пока офицер Нимура пытался уползти и сбежать, вонючий воздух, окружавший его, закрутился вихрем.

“Что это! Что происходит?!.”

Все еще уползая, Нимура положил руку на пистолет в кобуре на талии. Странный булькающий звук раздавался высоко над ним. Взглянув вверх, он пораженно замер и забыл вытащить свое оружие. Гигантский змей с блестящей в лунном свете черной чешуей широко открыл пасть, а конец его длинного языка касался края его носа.

Глава 7.

В Акасаке раздавался тихий звук ногтей перебирающих струны сямисена* в Журавлиной комнате Павильона Такабаяши. На полу, выстеленном татами, сидели и смотрели друг на друга: министр иностранных дел Хамано, помощник председателя либеральной партии и председатель совета Фудзита, генеральный секретарь Ота. Все три человека пришли, мило улыбаясь и дружески разговаривая, но тот факт, что палочки для еды просто лежали, выдавал напряженные отношения меж ними.

С резким высоким звуком на сямисене прекратили играть.

— Могли бы вы оставить нас одних? — посмотрев на Хамано, Ота обратился к гейши. Через мгновение, как она покинула комнату, он склонился и снова заговорил серьезным голосом.

— Хамано-сан, у меня просьба к вам, как одного человека к другому. На этих осенних выборах председателя, пожалуйста, поддержите мою кандидатуру. Разумеется, через два года я передам этот пост вам. И я ничего не попрошу от вас снова до конца своей жизни. Пожалуйста, удовлетворите мою просьбу.

— Вот ведь незадача. Я хочу проинформировать, что партия хочет, чтобы этой осенью меня избрали премьер-министром, но без твоего согласия это может пройти не столь легко. — Ответ Хамано был холодным и едва уместным.

— Итак, вы хотите сказать, что мы решим это на выборах? — Лицо Оты помрачнело от злости.

— Вы оба, успокойтесь, не стоит сейчас об этом беспокоиться, — прервал их Фудзита. — Хамано-сан, Ота-сан, каждый из вас идеально подходит, чтобы обладать властью. Ну, разумеется, это правда, что моя фракция удержит достаточно власти, пока вы выясняете, кто станет председателем этой осенью...

Пытаясь примирить спорщиков, Фудзита снял очки и медленно потер переносицу. Раздраженные Ота и Хамано пронзительно посмотрели на спокойного председателя совета.

Надев очки, фудзита посмотрел по сторонам, сравнивая двух мужчин.

— Однако... Премьер-министр думал, что будет лучше, если Хамано-сан выиграет этой осенью, а затем это место займет Ота-сан. Я думаю, что будет лучше для партии, если Ота в этот раз уступит.

Слушая эти слова, губы Оты начали дрожать. Он думал, что Шимазаки как-то уговорит этих двух упрямых политиков.

— Ота-сан, не переживайте. Я не пытаюсь заставить тебя, но премьер-министр прямо указал, кого он хочет видеть победителем. В то время, как Хамано продолжал произносить извинения, он начал вставать. Его кровь пылала от унижения и он посмотрел на ногу другого человека. На периферии зрения он заметил маленькую змейку, стрелой пересекающую комнату.

Хамано внезапно вскрикнул и наклонился, а лицо его посерело.

— Хамано-сан, вы в порядке?!

Пока Фудзита подбегал к Хамано, Ота отчетливо видел маленькую змейку, свернувшуюся вокруг ноги председателя. Ошеломленный Ота осмотрелся и заметил, что дверь комнаты была открыта. В ее тени он заметил ухмыляющееся лицо Шимазаки.

Холодок пробежал по его спине.

Глава 8.

Обозреватели политических новостей из токийского ежедневника были ошарашены новостью, что министр иностранных дел Хамано Масахиро не участвует в приближающихся выборах.

— И где мне теперь, черт возьми, найти досье на министра иностранных дел Хамано?

Молодой репортер Мотояма пробрался через гору светлых желто-коричневых папок, лежащих на столе.

— Теперь Ота бесспорно станет председателем, — бреясь, пробормотал опытный репортер Ватанабе. Телефон перед ним неостановимо надрывался, но он его игнорировал.

Стоя за столом, Имура вступил в разговор.

— Ему, похоже, везет с тех пор, как был принят акт о защите секретов нации.

— Не думаешь же ты, что Фудзита одобрил Оту из-за способностей, что смог провести тот акт? — ответил Ватанабе.

— Так ты думаешь, что Хамано отступил, когда Ота получил поддержку Фудзиты?

Пока два старых ветерана общались друг с другом, Мотояма поднял трубку все еще звенящего телефона. Со скептическим взглядом он выслушал голос с другого конца провода, а потом резко повесил трубку.

— Вы желаете узнать общественные новости?

— Что случилось? — спросил Ватанабе, не слишком-то интересующийся ни тем, ни другим.

— Оу, просто все больше людей говорят о необъяснимых массовых исчезновениях людей в районе Мусасино. Хотя, вероятно, это какая-то ерунда.

— Дай-ка подумать, я слышал, что Таноути из экономистов после этого не показался на работе… он ведь вроде живет в городе Митака?

Выбросив исчезновения из головы, два репортера отправились брать интервью у политиков, за которых они отвечали.

Примечания

  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Сямисен

Комментарии