Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 3. Сет призван.

Глава 1.

Кондиционер работал на полную, выгоняя накопившуюся от вчерашнего дождя в комнате влагу. Сосредоточеный на работе на клавиатуре Изма услышал звук шагов по лестнице и повернулся в гневе. Войдя в комнату, Шимазаки широко усмехнулся, показывая свои желтые зубы.

— Апопы работают великолепно.

— Разумеется. И не забудь... апоп может управлять телом не больше десяти дней.

Проигнорировав предупреждение Измы, Шимазаки продолжил говорить:

— Знаешь, а генеральный секретарь либеральной партии хочет с тобой встретиться.

— Мне не интересны мелкие японские политики.

Слова Измы вызвали у Шимазаки недоумение. Льстиво и обескураженно улыбнувшись, он встал позади Измы, чтобы взглянуть на экран компьютера.

— Что ты сейчас делаешь?

— Хоть у меня и получилось придать форму апопам Сета, но это всего лишь начало. Пока я не смогу дать самому Сету тело, то не смогу полностью завоевать мир Ассиа.

— А ты определенно метишь выше, Святой. О, в любом случае... — Шимазаки притянул близлежащий стул, сел рядом с Измой и, понизив голос, сказал:

— Похоже, что Накадзима вернулся.

Изма перестал набирать на клавиатуре.

— Итак, это означает, что он, действительно, победил Локи.

— Вероятнее всего. Кстати, я получил сообщение, которое меня беспокоит... — Шимазаки еще ближе придвинулся к Изме.

— Я слышал слух, что человек по имени Чарльз Фид объединился с Накадзимой и они вместе работают над тем, как отразить атаку демонов. Кто он?

— Он - мой брат, — безэмоционально ответил Фид прежде, чем продолжить набирать на клавиатуре.

— О, какое совпадение... — Шимазаки знал многое из этого, но сделал вид, что не знает. — В любом случае, я хотел бы посоветоваться с тобой, как поступить в этой ситуации.

Изма убрал свои костлявые пальцы от клавиатуры и медленно поднял взгляд.

— Отправь за ним Охару.

— Э? — Шимазаки с замешательством встал, не понимая, что же Изма имеет ввиду.

Изма засмеялся и холодно и безжалостно произнес:

- Пока лучше не рисковать и сначала узнать их возможности. Сейчас у Охары прослеживаются признаки превращения в демона. Она — дешевка, что ее также делает идеальной для этой задачи, ты ведь согласен?

Глава 2.

Богиня Идзанами привела Юмико в земли мертвых, чтобы научить ее управлять своей силой. Хоть семнадцать лет Юмико и прожила, как обычная девчонка, но все же она унаследовала силу Идзанами. Под руководством самой богини она мало-помалу научилась выпускать дремлющую внутри ее силу за очень короткое время.

И сейчас продолжала тренировку по использованию психической силы, которую могли использовать только древние боги. Две каменные стены возвышались в небо, стоя почти перпендикулярно к земле и расстояние меж ними было два метра. Юмико, покачиваясь, плыла в воздухе сквозь расщелину. Ее белая кожа начала сиять фосфоресцентным, фиолетовым светом. С ударом, напоминающим молнию, сияние стало намного интенисвнее и Юмико окружил загадочный свет и ее окутала золотая аура, напоминающая улыбающееся лицо Будды Мироку. В тоже время, как ее тело стало частицами света, ее тень стала мерцать и становиться нечеткой.

Юмико безмолвно подняла руку. Облака света, окружившие ее тело, начали сгущаться на кончике ее пальца. Затем она резко опустила руку вниз и, как только она это сделала, свет, подобно стреле, пролетел через скалы.

Раздался громкий рев и в небо ударил сверкающий голубым столб. Юмико будто опьяненная смотрела, как гигантский камень медленно превращается в ничто, будто в замедленной съемке. Внезапно глаза Юмико затуманились и она начала опускаться к земле, располагавшейся двадцатью метрами ниже, как птица, чьи крылья подрезали.

— Берегись!

За несколько мгновений до того, как Юмико должна была удариться об землю, невидимая сила подхватила ее и медленно опустила, словно перо.

— Что с тобой случилось? — строго сказала Идзанами, стоя на коленях рядом с Юмико. — Если это лучшее из того, что ты можешь, тогда я не могу прдеставить, когда смогу отправить тебя в человеческий мир!

Богиня поняла, что глаза Юмико дрожали от ужаса и потому смягчила голос:

— Ты ведь что-то видела?

— Да. Кто-то близкий мне плачет и запах крови... — ответила Юмико слабым голосом, закусив свои бледные губы до крови.

— Это был голос Накадзимы?

— Нет... это был голос моей матери.

Юмико с тревогой посмотрела в небо, но ничего кроме завывающего ветра не было слышно. Но Юмико была уверена, что слышала голос матери.

— Идзанами, могло ли что-то ужасное случиться с моей мамой? — голос Юмико переполняли эмоции.

Юмико могла предвидеть будущее. Также была возможность того, что ее желание вернуться в человеческий мир подсознательно вызвало галлюцинации. Идзанами была в затруднении, стоит ли Юмико возвращаться или нет.

Под руководством Идзанами Юмико научилась управлять своими силами, чтоб суметь самой сразиться с демонами. Но ее разум все еще оставался разумом семнадцатилетней девчонки и, если случится, как сегодня, что-то, что поколеблет ее решимость, это может привести к необратимым последствиям. Более того, Юмико при использовании своих сил слишком много полагается на дар предвидения.

“И все же ее незрелость — это не то, что можно решить еще несколькими короткими тренировками. Ее желание вернуться к Накадзиме затуманивает рассудительность. Если она была бы с ним, возможно, это могло исправить ее ошибки.”

Идзанами по-доброму улыбнулась Юмико.

— Хочешь вернуться в человеческий мир?

Глава 3.

Женщина была одета в платье в китайском стиле и проворно шла по дороге вдоль железнодорожных путей от станции Западная Ейфуку на линии Инокашира. Ее темнокоричневые глаза сияли в темноте призрачным светом, подчеркивая ее красоту. Вскоре она остановилась перед низким зданием, покрытым белой черепицей. Фраза «Здание электроники Санджи» была написана на табличке на входе в здание. Хоть это было и общежитие корпорации, но оно было основным и потому по уровню не отличалось от элитного многоквартирного здания. Различные окна с трех сторон здания излучали теплый свет, а мягкий звук кондиционера отражал спокойствие и расслабленность жильцов.

Женщина со злобой посмотрела на верхний этаж здания.

“Просто смотри, Ширасаги Юмико, как я вырежу всю твою семью.”

Глаза Охары излучали зеленый свет, выдавая текущую в ней демоническую силу. Она вспомнила, как Юмико ранила ее любимого Локи в компьютерном классе. Хотя Юмико и управляла Идзанами, когда та сражалась с Локи, но для Охары это не имело значения.

“Если что-то случилось с Локи, это ошибка Юмико... и здесь нет иных вариантов.”

Отвращение Охары к Юмико намного превосходило ее ненависть к Накадзиме. Изма говорил, чтобы она убила его, но она полагала, что лучше первый удар нанести по семье Юмико. Хоть ее план и приняли, но и он был продиктован ненавистью Охары к Юмико.

Пытаясь успокоиться, Охара закрыла глаза. Вскоре выражение гримасы исчезло с ее лица сменившись улыбкой. Глубоко вздохнув, она начала подниматься по лестнице.

Когда дверной звонок прозвенел второй раз, дверь слегка приоткрыли, оставив закрытой на цепь. Оказавшиеся на пути бетонные стены осветил свет. Сквозь щель женщина казалась подозрительным ночным гостем.

— Меня зовут Хараяма и я из старшей Дзюсей. Я насчет Юмико... — Охара не могла рисковать, называя свое настоящее имя.

Дверь на мгновение закрыли, послышался звук убираемой цепочки, а затем ее открыли полностью. Полная женщина средних лет стояла и с нетерпением смотрела на Охару.

— Простите за проблемы, причиненные моим приходом посреди ночи... вы узнали что-нибудь новое? — Женщина с трудом напоминала Юмико. Ее “двойные веки” было единственным, что их объединяло. Из-за ее малого роста и пышной фигуры ее взгляд казался общительным и приятным. На мгновение враждебность Охары ослабла.

— Не стоит стоять в дверях! Входите!

Голос, похоже, раздался откуда из жилой комнаты, но затем красивый человек с серебристо-серыми волосами выглянул из-за угла. Из-за его добрых глаз на мгновение Охаре показалась схожесть с Юмико и пламя ненависти в ней разгорелось вновь. Она почувствовала, как чешуя под толстым слоем косметики затвердела.

— Простите, я просто переволновалась! Пожалуйста, входите.

Предложив Охаре войти, мать Юмико закрыла дверь. Человек только вернулся в жилую комнату, как услышал странный звук от входа.

Гостья стояла к нему спиной и склонилась, будто снимала обувь, а его жена шокировано смотрела на нее.

— Эй, что случилось?

Но, не отвечая мужу, женщина просто стояла, раскрыв рот, и кровь хлестала из глубокой раны на ее шее.

- Хе хе хе.

Женщина, отвернувшись, тихо смеялась. Отец Юмико смотрел, как его жена медленно оседала на пол, покрытый кровью, с выражением неверия на лице.

— Гха ха ха ха! — Смех женщины вырос до гогота.

— Т-ты сучка!.. — Человек потихоньку осознавал серьезность ситуации.

Женщина медленно встала и повернулась, а ее взгляд замер на отце Юмико. Ее бронзовое лицо обрамляли черные волосы, а ее алый рот был слегка открыт, а в ее глазах, как ему казалось, читалось безумие.

Охара и сама была поражена трансформацией. Однако, она была частично опьянена загадочной силой, полученной из крови Локи, которая текла по ее жилам. Ее покрытые фиолетовой чешуей руки схватили горло человека и с легкостью подняли его в воздух.

Лицо человека начало сереть. Однако, благодаря инстинкту самосохранения, пока он болтался, как креветка, он пытался пнуть ее ногами.

Сжимая горло сильнее, Охара пробормотала:

— Совершенно верно, сражайся. Сражайся так сильно, как можешь, за свою жизнь.

— Гха! — Со странным звуком из сжатого горла тело человека, слабея, билось в агонии.

Прозвенел дверной звонок. Вероятнее всего, младший брат Юмико пришел домой. Облизав свои напоминающие бритву когти, Охара улыбнулась случайному совпадению.

Глава 4.

Мать Накадзимы была возмущена от того, как поздно возвращался ее сын.

“Хоть он и помогает с исследованиями, трудно представить, что он им так сильно нужен!”

Она посмотрела на часы: восемь уже давно минуло. Сейчас Накадзима проводил много времени с Фидом и это было ожидаемо, ведь без него проект по изгнанию демонов не добьется успехов.

Но мать Накадзимы не знала всей правды. Пришел профессор Чарльз Фид из МИТа. Принимали участие представители из кабинета разведки особых сил. И все это указывало, что ее сын оказался втянут в какое-то серьезное и важное дело. Но ее волновало то, чтобы ее сын следующей весной успешно сдал вступительные экзамены в колледж и она не смела тревожить из-за такой мелочи.

“Я уверена, что в МИТе Акеми смог бы проводить исследования, которые принесут пользу всему миру. Пожалуйста, позвольте мне решить вопрос его поступления”. Но, если бы не просьба профессора Фида, звучавшая, по крайней мере, не совсем серьезно, в отношениях меж ней и ее сыном могла бы образоваться великая пропасть.

Прозвучал звонок в дверь.

“Он, наконец, вернулся.”

Но слегка гнусавый голос по интеркому сообщил, что это представитель руководства старшей Дзюсей. Посмотрев в зеркало и слегка поправив волосы, мать Накадзимы открыла дверь. Перед ней стоял красивая, улыбающаяся женщина.

“Это, действительно, учитель? Я не могу представить ни одного ученика, который не посмел бы ее послушаться…”

По ее гибкой фигуре, облаченной в цветное платье, с трудом можно сказать, что она была учителем.

— Есть кое-что по моему мнению, что я должна сказать вам о Накадзиме.

Охара знала, что для того, чтобы заполучить цель, следовало говорить правду. Хоть ее неожиданное появление и вызвало легкое замешательство, мать Накадзимы вежливо улыбнулась и приготовила тапочки.

— Здесь беспорядок, но, пожалуйста, входите.

Выражение лица Охары на мгновение застыло, когда она увидела, как мать Накадзимы повернулась.

“Она выглядит точь-в-точь, как Накадзима Акеми…”

Пытаясь справиться со своими эмоциями, Охара прикусила губу. Увидев сидящую на диване мать Накадзимы, она неожиданно произнесла:

— Меня зовут Охара. Я солгала, когда говорила, что я представитель руководства, и прошу прощения за это.

— Э?.. — Мать Накадзимы склонила голову, подозревая неладное.

Глаза Охары сузились, когда та наблюдала за женщиной перед ней.

“Я пришла к такому заключению потому, что ты не знала, кто я.”

В воздухе повисло неловкое напряжение.

— Ты и впрямь выглядишь, как он, — пробормотала Охара, чувствуя, как чешуйки на ее щеках под макияжем твердеют. Протягивая руки к матери Накадзимы, Охара сдержанно сказала:

— Взгляни сюда.

— Что это ?!.

Зеленые чешуйки медленно появлялись на белой кожей ее рук.

— Твой дорогой Акеми превратил меня в это. — Глаза Охары пылали, подобно серебряному пламени.

— Что ты имеешь ввиду? — пронзительно произнесла мать Накадзимы, будучи сбитой с толку. Хоть она и хотела вставать, но ей казалось будто ее тело вросло, и она не могла пошевелиться.

Крошечная белая змейка высунула голову из сумочки, которую Охара положила на диван. Ее плоская голова повернулась и красные глаза уставились на мать Накадзимы.

Мать Накадзимы подскочила.

— А! Что это такое? Кто ты?..

Белая змейка быстро проползла по полу к ней, а затем стала взбираться вверх по ее стройной ноге.

Глава 5.

В то время, как Охара разговаривала с матерью Накадзимы, Юмико, впервые за долгое время вернувшись домой, ощутила стойкий запах. Она замерла, уставившись на лужи крови на полу у входа.

“Почему… Кто это сделал?”

Она осела на пол, а ее руки скользили в луже крови. Перед ней лежали искалеченные трупы ее матери, отца и младшего брата. Хоть ее от шока и парализовало, но Юмико не проронила и слезы. Внезапно перед ее глазами возник образ смеющегося женского лица.

— Охара! — Отточенные сверхъестественные чувства Юмико уловили слабые остатки энергии матери и сформировали четкую картинку.

— Это ведь ты, так ведь, Охара! — Поле зрения Юмико окрасилось красным, а ее горе превратилось в ярость. Когда она вернулась в чувство, она поняла, что ушла из дома.

— Юми! Когда ты вернулась? — Хозяйка из соседней квартиры просто поднималась по лестнице, но увидев кровь, стекающую по рукам Юмико, она от шока уронила сумку с покупками.

Юмико не видела женщины и прошла мимо нее, спускаясь по лестнице словно лунатик. Вскоре сзади нее раздался пронзительный крик. Вероятнее всего, хозяйка прошла мимо квартиры Юмико, заглянув туда и увидев море крови. Юмико все это казалось, что все произошло, будто во сне или далеком мире.

“Почему я приехала в Токио? Если бы я осталась в Саппоро, то ничего бы не произошло…” Юмико увидела деревья по сторонам дороги из Хоккайдо, где она жила три месяца назад, образ которых наложился на деревья гинкго перед ней.

“Накадзима, если бы я только никогда с тобой не встречалась.”

Юмико представила красивые черты Накадзимы. Любовь, злость, раздражение. Вихрь неуправляемых эмоций прошел по всему ее тело. Юмико не могла больше стоять, а потому присела на корточки на тротуаре. В тот момент, когда она подумала о Накадзиме, слезы неконтролируемо начали течь из ее глаз. Ребенок, находившийся поблизости, посмотрел на нее с подозрением, а затем, увидев кровь на ее одежде, убежал прочь.

“Я должна найти Накадзиму.”

Тяжелой походкой она отправилась к единственной оставшейся зацепке.

Глава 6.

Время перевалило за 9 часов вечера и ученик старшей школы явно вернулся домой не рано. Пока Накадзима нерешительно нажимал кнопку интеркома, дверь открылась.

— Прости, что я так поздно дома. Профессор Фид… — Почувствовав странное безразличие во взгляде матери, Накадзима остановился на середине фразы.

“Это не первый раз, когда я прихожу поздно. Почему она так неестественна?”

Однако, вскоре выражение матери смягчилось и с улыбкой она указала внутрь.

— Там гость, который хочет увидеть тебя.

— Увидеть меня? — Накадзима представил лицо Юмико. Взгляд на пару туфель на высоком каблуке на входе развеял его надежды. — Кто это?

— Она сказала, что ее зовут Охара.

— ЧТО-О?! — Накадзима, не разуваясь, стрелой бросился в жилую комнату.

Женщина, сидевшая на диване спиной к нему, медленно встала и повернулась к нему лицом.

— Давно не виделись, Накадзима.

Голос был знаком, но лицо, покрытое бронзовыми чешуйками, нет. Невозможно. Накадзиме казалось будто он попал в кошмар и силы стали покидать его.

— Что… для чего ты здесь?! — все-таки смог спросить он.

— Разумеется, чтобы убить тебя, — произнесла Охара с безумной улыбкой на лице, атакуя его.

Охара, в чьих венах текла демоническая кровь, превращавшая ее в помесь человека и демона, явно была не тем противником, с которым Накадзима мог бы справиться голыми руками. Накадзима без сопротивления позволил ей просто схватить, что заставило ее слегка ослабить защиту.

— Что случилось, Накадзима? Хочешь сказать, что я не смогу убить? — Отвратительное дыхание надсмехающейся Охары ударило по обонянию Накадзимы. Однако, он не колебался.

“Я заставлю тебя пожалеть, что ты не использовала эту возможность, чтобы убить меня…”

Накадзима представил в своем разуме две голубые сферы. Это были сферы, что он получил в землях мертвых и использовались они для призыва Хи-но-Кагутсучи. Соударив их все там же, в разуме, от них пошли искры и горячая аура окружила его правую руку. Тут же Накадзима схватил сияющий алым светом меч Хи-но-Кагутсучи.

Почувствовав сильный жар, Охара инстинктивно отпрыгнула назад. Тотчас алый клинок обрушился, ранив ее в руку. Накадзима отправился к Охаре и, используя силу удара, толкнул меч, пытаясь убить. Но он недостаточно умело управлялся с мечом, поэтому наконечник меча прошел на волосок в сторону от Охары.

Накадзима заметил свою мать, будто пораженно наблюдавшую за их сражением.

— Мам, прячься!

Накадзима беспокоился: ему нужно, чтобы его мама, не пострадав, ушла до того, как Охара атакует ее.

— Хочешь быть пронзенной тем же мечом, которым был побежден Локи? — Накадзима стоял меж своей матерью и Охарой, угрожая ей. Но эта фраза разожгла потухшее было пламя мести в глазах Охары.

— Ты убил Локи?!. — Поддерживая свою раненную руку, Охара стиснула зубы и отступила на шаг.

— В ту минуту, что ты позволила мне вытащить меч, ты проиграла. Вставай уже! — В глазах Накадзимы отражался красный блеск своего меча и от того они казались сочувствующими.

Однако, в этот момент жгучая боль ожгла его правую руку. Вопреки ожидаемому его мать пронзила его сзади ножом для фруктов. Накадзима рефлекторно оттолкнул свою мать, но он не мог понять, что случилось, и просто стоял в замешательстве. И в этот момент Охара медленно зашла за спину и схватила его за шею.

— Твоя мать под контролем демона под названием апоп и полностью под моим контролем. Позволь своей матери убить себя и, по крайней мере, я могу сделать это для тебя. Подойди, сделай это!

В ответ на приказ Охары мать Накадзима медленно подходила к своему сыну, занося нож для фруктов.

— Мама, пожалуйста, остановись! — отчаянно закричал Накадзима, пытаясь разжать хватку Охары.

В этот же момент Юмико приближалась к дому, где жила Накадзима, и почти нажала кнопку интеркома, когда ощутила что-то странное. Без колебаний она положила руку на ручку двери и сфокусировала всю свою энергию на ней. Когда ядовитый дым заполнил окружающую зону, дорогостоящая, высококачественная система блокировки расплавилась и ручка упала на землю. Юмико использовала страшную силу: самопроизвольное возгорание. Юмико, не снимая обуви, вбежала в квартиру и пробежала в гостиную, увидев, как Охара держит Накадзиму за шею, а за мгновение до этого он был ранен серебряным ножом.

— Накадзима, берегись!

— Стой!

Два крика слились в один.

В глазах Юмико на мгновение вспыхнул ослепляющий свет. Руки противника Накадзимы, удерживающие нож, охватило пламенем. Всего лишь за мгновение огонь распространился, охватив все тело алым пламенем, и пока ее сжигало дотла, она кричала от боли.

Тем временем, Охара выбежала наружу через балкон.

— Мама… — Не заметив, как белая змейка выползла из сгоревшей женщины до того, как та рассыпалась пеплом, Накадзима просто стоял, раскрыв рот, наблюдая, как его мать погибает, окутанная пламенем.

— Юмико…

Наконец, Накадзима повернулся, а его взгляд бессмысленно блуждал.

— Ты только что убила мою маму…

Неестественный голос Накадзимы рвал сердце Юмико.

“Нет, невозможно…”

Закрыв лицо руками, Юмико выбежала из квартиры.

Глава 7.

Охара бежала назад в лес Сога, едва избежав близкого знакомства со смертью. Она, тяжело дыша, остановилась на краю болота. По поверхности воды, окруженной темно-зеленым тростником, ходили волны и здесь и там она отражала части старого, ветхого особняка. Глубокая рана на ее руке, где по ней прошелся меч Хи-но-Кагутсучи, была открыта. Весьма загадочно то, что в ней блестело очень мало крови.

У Охары не было никакого желания возвращаться к Изме, но было что-то в лесу Сога такое, что успокаивало ее демоническую душу. Присев на поваленный ствол лиственницы, она прошептала себе:

— Локи…

“Я хотела отомстить, но так и не смогла убить ни одного из тех, кто убил Локи…”

Что-то горячее потекло из глаз Охары и ее бронзовые щеки стали мокрыми. Ночной бриз остудил ее хорошее личико, нежно унося с собой ее слезы.

Белое лицо девушки возникло в поле зрения Охары.

Возможно, тот факт, что ненависть позволяла Охаре двигаться вперед и она же помогла заметить, что Юмико полубессознательно следовала за ней от самого дома Накадзимы.

“Ты только что убила мою маму…”

Голос Накадзимы все еще звучал в ее ушах. Пытаясь вытряхнуть это из головы, Юмико медленно подняла руку, глядя на Охару полными слез глазами. Подаренные Идзанами психические силы могли прикончить ту одной атакой.

Но Юмико сомневалась.

“Охара-сенсей здесь тоже жертва. Матерью Накадзимы наверняка управлял демон. И я…”

— Ха ха ха — будто читая мысли Юмико, Охара обнюхала свои кровавые пальцы, сдерживая смех.

— Глупая симпатия убьет тебя. Посмотри на мои пальцы! Кровь членов твоей семьи все еще на них!

— Прекрати! — закричала Юмико, закрыла глаза и махнула рукой.

Последовавшая дуга от взмаха руки разорвала грудь Охары. Фонтан брызнувшей крови окропил землю вокркг ее. Юмико бессознательно подбежала и остановила разорванное тело Охары, почти скрутившееся вокруг ствола лиственницы. За короткое мгновение все следы чешуек исчезли с ее лица. Ее бледно-белые губы дрожали, пытаясь что-то сказать.

Но Юмико не слышала ни одного слова. Слезы стекали по ее щекам на лицо Охары. Внезапно на краю болота раздался оглушающий рев и вся область покрылось ядовитыми испарениями.

Глава 8.

А в особняке магнитная лента в компьютере начала бешено вращаться. Изма, работавший без сна и отдыха, анализировал данные, чтобы создать тело Сету. Компьютер отвергал все вводимые им команды и экран начал быстро прокручиваться, как будто огромное количество данных было испорчено.

— Что происходит?

Изма встал и бетон под ним рассыпался с ужасным, разрывающим душу звуком. Искры посыпались из кабеля и начерченная на полу гексаграмма начала колебаться, будто живая. Подвал наполнило бормотание потусторонних голосов.

— Сет!

— Сет готов родиться!

— Он, наконец, родится!

Древние арамейцы, евреи, греки… все голоса, не взирая на язык, на котором они говорили, начали смешиваться в беспорядочную какофонию.

“Родиться? Что подразумевают под словом “родиться”?”

Изма, спотыкаясь, вышел наружу. Там его сверхъестественные усиленные чувства обнаружили демоническую силу намного превосходящую все, что он раньше видел, и эта сила собиралась на другой стороне болота.

Глава 9.

Хлюп.

Когда Охара издала последний вздох в руках Юмико, раздался ужасный звук разрываемой плоти. В тот момент, когда Юмико рефлекторно отбросила тело Охары на землю и сделала пару шагов назад, тепловатая телесная жидкость выплеснулась и полетела ей в лицо.

— Ай! — Чувствуя острую боль в обоих глазах, Юмико упала на колени.

— Ха! Ха!

Смеющийся голос напоминал скрежет когтей по меловой доске и отдавался эхом в ее ушах. Чувствуя что-то необъяснимо плохое в этом голосе, Юмико встала, готовая действовать. Однако, будучи лишенной зрения и с трудом стоя на ногах, вряд ли она могла выстоять против атакующего.

Моментом позднее огромное амебоподобное создание выползло разорванного живота Охары и постепенно начало плавать в воздухе.

Почти невыносимое зловоние распространилось в воздухе. Неспособная выдержать, Юмико упала на колени и зашлась жестоким кашлем.

— Ха! Ха!

Юмико вслепую атаковала своими психическими силами в направлении голоса. Но волна ее энергии просто прошла через желеподобную каплю и пламя поглотило лиственницу за ним.

Капля постепенно поднялась выше головы Юмико и расплавленной, жидкой массой полилась на ее тело. Вскоре амеба покрыла все ее тело полупрозрачным желе. Две точки красного света, в которых сиял разум, мерцали с удовлетворением.

Комментарии