Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 2. Ускорение.

Глава 1.

Лес Сога был огромным лесным массивом смешанного типа и располагался меж городом Мусасино в крупнейшем муниципальном районе Токио и городом Митака. Густо заросший в хаотичном порядке древними лиственницами и буками лес был хорошим местом, где дети могли играть весь день.

Однако, местные дети никогда не ходили к скрытому тростником болоту на окраине леса. И это не потому, что родители строго запрещали им какие-либо опасные игры в воде, а потому, что излучаемая старым развалившимся домом жуткая аура отпугивала любого, кто посмел бы приблизиться к нему.

Дом раньше принадлежал бывшему, помешанному на войне, преступнику времен второй мировой войны и несчастья преследовали всех, кто жил после него. После того, как последняя, жившая в этом доме семья была зверски убита грабителями, к нему никто не прикасался и никто не смел подойти к нему.

Среди всех мест, в которых Шимазаки предложил призвать демона, Изма благодаря своей высокой чувствительности к магии решил выбрать именно его.

Прохладные бетонные стены подземной комнаты хранения были полностью открыты взору. Слабый, странный запах доносился из одного из углов. Лампа дневного света с потолка освещала еще не высохшую краску красновато-черного символа, изображенного на земле. Это был странный геометрический рисунок, больше напоминавший глаз птицы. Огромный компьютер стоял в центре и от него был протянут пятиметровый кабель, соединяя клавиатуру и дисплей, располагавшийся в центре гексаграммы Соломона.

— Подготовка к призыву Сета завершена... — Холодный голос Измы отразился от голых стен в то время, как он сам смотрел на дисплей. Ранее на этом экране были изображены пиктограммы, похожие на египетские иероглифы.

Стоящий в углу гексаграммы Соломона Шимазаки облизал губы и всмотрелся в терминал полными ожидания и беспокойства глазами.

Костлявые пальцы Измы начали нажимать на клавиши. Жесткий диск завыл, медленно раскручиваясь, и непонятный рисунок показался на экране. Затем дисплей потемнел. После мгновения тишины появилось землетрясение, от которого все здание заходило ходуном. Шимазаки в ужасе осмотрел комнату, но Изма не удостоил его вниманием.

— Он здесь!

Как только Изма сказал это, по полу под компьютером появились трещины. И из них начал струиться слепящий свет. Оттуда стали появляться миазмы, но внутренняя часть гексаграммы Соломона была от них защищена.

Мучительный, хриплый голос раздался из динамиков:

— Кто призвал меня?

— Я есмь призвавший тебя — Изма Фид.

— Я не знаю такого имени.

Голос будто шел из самого центра ада. Перепуганный Шимазаки упал на пол и съежился за стулом Измы. Жестко оттолкнув Шимазаки в сторону, Изма встал будто бы бросая вызов экрану.

— Знай, что я хотел объединить свои силы с тобой, дитя Нута и завоеватель мира Ассиа.

На какое-то время в комнате воцарилась тишина.

Жесткий диск неистово закрутился, показывая тем самым передачу большого количества данных. Затем низкий голос вновь зазвучал в комнате:

— Что ты можешь предложить?

— Все, что пожелаешь. Но только в том случае, если ты одолжишь мне свою силу.

— Ты, человечишка, считаешь, что ты равен мне?

— Именно. Никто, кроме меня, не смог бы призвать тебя из мира Ассиа.

— Как дерзко...

Как только воздух вокруг компьютера замерцал подобно мареву, волны жара резко ударили по Изме. Встречая эти безграничные волны ярости, Изма не отступил ни на шаг. Удерживающая потолок железная балка согнулась дугой, а лампы дневного света разрушились и пылью осыпались на пол. Шимазаки упал на землю, закрыв голову руками. Но Изма не показывал страха компьютеру и просто смотрел на него.

— Сет, неужели ты думаешь, что я не знаю, насколько сильно ты хочешь мир Ассиа? — От его мягкого голоса свирепый ветер стих.

— В наше время известны легенды о тебе: как ты убил своего старшего брата Осириса, как ты обратил всех старших богов, ведомых Хорусом, против себя и как ты сражался против них и выжил… для того, чтобы подчинить себе мир Ассиа.

— Что ты этим хочешь сказать?.. — В голосе Сета появились сомнения.

— У меня есть технология, способная разрушить связывающие тебя законы и твою сущность. Тебе ведь тоже выгодно присоединиться ко мне, не так ли?

— Изма, или как тебя там, я клянусь именем Нута, что заключу с тобой контракт. — Голос Сета сотряс всю комнату.

Для демона поклясться именем демона выше рангом, чем он сам, указывало на абсолютный, нерушимый договор.

— Сет, скажи же мне, чего ты желаешь.

— Ты клянешься, что не объединишь свои силы ни с каким другим демоном, кроме меня?

— Разумеется, если ты поклянешься Нутом, что не объединишься ни с каким другим человеком, кроме меня.

Демон Сет и Изма начали обсуждать детали контракта.

Глава 2.

Вернувшись из погребальной комнаты Идзанами в материальный мир, Накадзима, видимо, ослаб. Под защитой информационно-исследовательского бюро, его впустили в больницу Куниритсу-Мусасино, где Чарльз Фид и расспрашивал его.

— Я думаю,что рассказал все о случившемся, доктор Фид. — Накадзима сидел в постели и произнес это уставшим голосом прежде, чем замолчать. Он, как всегда, выглядел привлекательно, но его взгляд казался каким-то потерянным.

Сидя напротив Накадзимы, Фид чувствовал, что с ним происходит.

“Часть его психики отвергала случившееся. Вероятно, он боялся принять тот факт, что призванный им демон убил всех его одноклассников.”

— Я, на самом деле, не знаю, что и сказать. Если бы я был в Америке, когда ты впервые призвал демона и связался с Крафтом, этого бы никогда не произошло. Однако, это не отменяет того факта, что ты совершил ужасное преступление. Не важно, может ли закон здесь что-то сделать, хотя… — Фид посмотрел на сидящего в углу и внимательно слушающего Нарукаву.

— Будет трудно привести какие-либо причины для убийства. Всё, что можно на него "повесить", это хакерство.

Поймав взгляд Фида, когда тот смотрел на профиль Накадзимы, Нарукава дал довольно притянутую за уши версию официального заключения по делу.

Что-то странное было в Накадзиме. Нарукаве казалось, как будто он был влюблен или давным-давно потерял связь, с кем был разделен века назад. Сначала он подумал, что был поражен взглядом юноши, но спустя некоторое время понял, что это было что-то другое, какое-то странное и неестественное чувство ностальгии.

“Я не могу сказать наверняка, но я уверен, что видел его раньше…”

Неважно, как сильно Нарукава напрягал мозги, однако, он так и не вспомнил, где мог бы раньше встречаться с Накадзимой.

— Я никак не ожидал, что гений, способный призвать демона с помощью компьютера, родится в Японии… — пробормотал Фид, разрушив странное ощущение дежавю Нарукавы.

— Я думаю, в меньшей мере мои способности и большей мере условия Токио способствуют успешному призыву демонов. Я уверен, что есть много заграничных программ, написанных в том же ключе, но я не слышал ни одного примера, чтобы эта программа работала, — слова Накадзимы невозмутимы и спокойны, как будто он разговаривал с кем-то иным.

— Ну, а где сейчас эта чертовски опасная программа для призыва демонов?

— Она должна быть в главном компьютере старшей Дзюсей.

— Какое у нее имя файла?

— DEMON.

Фид и Нарукава переглянулись. Накадзима мгновенно понял взгляд.

— Кто-то удалил ее, не так ли?

— Кто, кроме тебя, мог это сделать?

— Я полагаю, что Охара.

— Я отправляюсь на поиски учителя Охары, — вмешался Нарукава. — Я не говорю, что верю всему, что говорит Накадзима, но похоже, что учитель Охара сможет помочь разгадать эту загадку.

Будто бы меняясь с Нарукавой местами, когда тот открыл дверь комнаты, мать Накадзимы заглянула внутрь.

— Фид-сан, вы здесь уже больше часа. Акеми еще не восстановился. Могу ли я попросить вас прийти в другой раз?

Фид кивнул головой и решительно заговорил:

— Простите, Накадзима-сан, но очень важно ради вашего сына, чтобы я закончил разговор с ним.

— Мам, все хорошо.

Из-за упорства сына и повисшего в воздухе неодобрения мать Накадзимы ушла. Ее силуэт в матовом стекле показывал, что она пытается подслушать разговор.

Горько улыбнувшись, Фид низким голосом заговорил прямо Накадзиме в ухо:

— Ты работаешь с нами, правильно?

— Да… разумеется.

— Как думаешь, откуда стоит начать?

— … Хмм. Я думаю, что лучше начать с перезаписи программы призыва демонов, — отрешенно шепнул Накадзима.

Глава 3.

Полночь. 1 августа.

После установки огромного суперкомпьютера подземное хранилище стало казаться немного меньше. Изма сделал очень много изменений в украденной Охарой программе для призыва демонов. Разумеется, он использовал навыки разработки программ под руководством Шимазаки. Но все же материализовать “цифрового” Сета оказалось несколько сложнее, чем ожидалось.

— Святой, как успехи? Есть ли какой-то прогресс? — В голосе Шимазаки сквозило раздражение.

— В этой программе слишком много изъянов! Призыв демона - это двухэтапный процесс. Во-первых, сначала нужно создать магнитное поле, в которое он будет призван, а затем помочь принять ему форму. Однако, эта программа завершается запутанным и сложным образом!

— Но разве демон Локи, используя эту программу, не смог заполучить тело?

— Сет намного сильнее Локи. В сравнении с ним необходимое для передачи количество данных огромно. Более того, если ты просто запустишь программу, данные низкоуровневых демонов смешаются с данными Сета, сделав задачу по созданию формы еще более трудной. Я пытаюсь внести свои исправления, чтобы более эффективно использовать данные, но этого еще недостаточно для сотворения тела. Как бы то ни было, для начала я попытаюсь разделить и материализовать этих низкоуровневых демонов.

Продолжая сидеть в середине гексаграммы Соломона, Изма начал нажимать по клавишам. Магнитная лента начала пощелкивать, когда катушка начала раскручиваться, а экран дико вспыхнул. Мускусный запах наполнил комнату.

— Йод, Хе, Вау, Хе.

Как только зазвучал низкий голос, в экране показалась молочно-белая капля.

— О, наконец-то!

Не сдвинувшись ни на дюйм, Изма и Шимазаки уставились на экран. Туман начал уплотняться, пока не скрыл экран, а затем осел на пол. Две маленькие, способные уместиться в ладони змейки начали ползти по земле. Когда Шимазаки с подозрением начал наклоняться по направлению к ним, Изма крикнул ему:

— Не приближайся к ним! Если тебе дорога жизнь!

— Что это за мелкие змеи? — недовольно спросил Шимазаки.

— Это апопы* - ядовитые змеи, что служат Сету.

— Насколько сильны эти маленькие змейки?

— Апопы проникают в тело человека и разрушают спинной мозг своим ядом, а затем заменяют его своими телами, становясь нервной системой жертвы и полностью управляя ей.

— Э-это так?.. — Шимазаки сглотнул и отступил назад.

— Апопы вроде приемников, которые Сет использует, чтобы удаленно управлять людьми. В зависимости от того, как их использовать, они могут быть намного полезнее любой грубой силы и неважно насколько та велика...

Сузив глаза, Изма наблюдал за двумя извивающимися змейками, как за одной из величайших жемчужин мира.

На втором этаже поместья Охара стояла в большой комнате, в которой кроме кровати не было ничего. Она отбросила занавески и смотрела на отражение луны в воде среди зарослей тростника. Глядя на ее, Охара прошептала:

— Локи...

Охара не хотела возвращаться домой. Согласно докладу одного из подчиненных Шимазаки, они обыскали ее дом в связи с происшествием в старшей Дзюсей.

“Никто не знает правды. Нет, даже если ее сказать им, никто в нее не поверит.”

Будто откликаясь на ее мысли, ребенок внутри ее зашевелился.

“Неужели плод, которому меньше трех месяцев, может так толкаться? Я могу родить дитя с невероятным количеством силы и поскольку это дитя Локи, то я уверена, что он будет красавцем...”

Зашторив занавески и отойдя от окна, Охара села на кровать. Когда она сидела ночью одна, как сейчас, ее мысли возвращались к Локи.

“Трудно поверить, что несколько месяцев назад я надеялась выйти за замуж, как обычный человек. Локи, где же ты?..”

Ее интуиция подсказывала ей, что демон, которого она любила, мертв. Однако, она не хотела в это верить. Она не могла принять, что кто-то способен заменить Локи.

“Накадзима, Ширасаги, если вы еще живы, я заставлю вас также страдать!”

Охара до крови закусила губу. Она даже не заметила, когда на ее тыльной стороне начали расти зеленые чешуйки. С того же момента демоническая энергия начала течь сквозь ее тело.

Глава 4.

Доска была покрыта сложными математическими формулами и окружена заполнявшими комнату компьютерами и электронными инструментами в здании нового филиала Национальных исследовательских лабораторий по электронике (также известных как лаборатории по электронике), располагавшегося позади парка Синдзюку в Токио. Красный магический круг был нарисован на земле вокруг бросающейся в глаза парты с терминалом. Это была комната проекта по изгнанию демонов, спроектированная профессором Фидом с непосредственного одобрения секретаря. Разумеется, никто не разрешал им официально назвать проект «изгнание демонов», поэтому плакат на двери гласил: «Комната по исследованию нового ИИ».

Неделей ранее, поздно ночью, Фид вместе с Нарукавой и полностью восстановившимся Накадзимой посетил секретаря. Обойдя вину Накадзимы в случившемся, Фид объяснил тому ситуацию: как Накадзима сражался с призванным с помощью компьютера демоном и как все это может сказаться в будущем.

Ответ Фудзиты был менее, чем любезным.

— Хоть это и говорит великолепный ученый из МИТ, я не могу поверить в демонов. — В скрытых за очками глазах Фудзиты сквозило удивление и замешательство.

— Ну, по крайней мере, множество людей в США верят в это. — Фид пожал плечами.

— Мы уже оказали помощь и предоставили вам нашего лучшего ученого... — презрительно сказал Фудзита, скрывая свой гнев.

Молча слушавший весь разговор Нарукава внезапно заговорил:

— Накадзима, ты можешь показать нам Цербера?

— Разумеется.

Накадзима достал свой карманный компьютер. Ловкими движениями его пальцы запорхали над клавиатурой. Нетерпеливо топающий ногой Фудзита мгновенно затих, когда из жидкокристаллического экрана потек странный туман, который вскоре сформировал фигуру иномирового зверя. Когда офис потряс рев, Фудзита понял, что смотрит в два напоминающих пламя зрачка.

— Что за?!.

— Это демон, секретарь Фудзита. Этот демон единственный, кто полностью подчиняется своему хозяину — Накадзиме.

Потрясенный ревом Цербера, Фудзита замахал руками в знак своего понимания.

Первой задачей проекта по изгнанию демонов было воссоздание удаленной из главного компьютера старшей Дзюсей программы для призыва демонов. Это было легко для Накадзимы. Несколькими днями спустя, когда Накадзима строчку за строчкой почти проверил программу, Фид сзади обратился к нему:

— Как сравнить ее со старой версией?

— Часть машинного языка подпрограмм может отличаться, но основная часть должна быть той же. — Накадзима замолк. Возможно потому, что он не хотел больше связываться с демонами.

— Хочешь попробовать? — Небрежно сказал Фид, вступив в красный магический круг, нарисованный на полу краской, основанной на сульфиде ртути.

— Хорошо.

Когда компьютер запустился, мускусный запах наполнил комнату. Низкий грохот наполнил здание нового филиала, а по стенам побежали трещины.

— Если демон появится, я позабочусь о нем. — В своей правой руке Фид сжимал богато украшенный крест. Поняв серьезность человека, Накадзима впервые полностью дружелюбно улыбнулся. Но грохот начал затихать, а запах истончаться.

— Какая-то ошибка в программе? — Накадзима посмотрел на Фида, будто ища ответ.

— Я так не думаю. Из того, что я видел, можно сказать наверняка, что магнитное поле, способное призвать демона, было установлено. Возможно, что причина того, почему демон не появился в том, что он был призван из мира Ассиа из другого магнитного поля.

— Есть еще некоторые моменты механизма призыва демона, с которыми я до конца не разобрался.

— Необычные слова из уст гения, который впервые призвал демона с помощью компьютера. — Фид широко ухмыльнулся, но его выражение помрачнело, когда он посмотрел прямо на Накадзиму.

— Последний появившийся демон назвал себя Сетом, правильно?

— Да, верно.

— Пока слишком опасно пытаться и делать предположения о положении вещей в мире демонов, основанных на одной моей теории, что мир демонов как огромное скопление бессчетного количества мини вселенных, каждая из которых связана с могущественным демоном. Более вероятно, что со смертью Локи мини вселенная, связанная с Японией или Токио, исчезла, а мини вселенная Сета заняла ее место. Программа призыва просто открывает точку соприкосновения меж двумя мирами одновременно.

— Так что произойдет, если будет открыто сразу две точки соприкосновения?

— Демон решит, где захочет появиться. Однако, есть несколько примеров средневековых записей призыва, в которых говорится, что, когда разница двух магнитных полей достаточно различается, демон отправляется к сильнейшему полю и неважно, где тот хотел бы появиться...

Стук в дверь прервал объяснения Фида. Принеся стопку толстых книг, Нарукава закрыл за собой дверь, а потом подощел к ним.

— В Токио более шести тысяч компьютеров, способных призвать демона. С большим количеством ученых мы сможем детально обыскать все места за месяц.

— Когда проект официально начался, Нарукава изучил компьютеры среднего и большого размера на предмет установки программы призыва демонов, пытаясь выследить Охару.

— Понятно. Возможно, так мы сможем найти ее?

— К несчастью, нет. Однако, есть кое-что, что я хотел бы спросить у тебя... — Нарукава посмотрел на Фида.

— И что же это?

— Профессор, вы знаете человека по имени Изма Фид?

Накадзима заметил, что как только профессор услышал имя, его лицо помрачнело.

— Откуда ты знаешь это имя?

— Мы получили сообщение от ФБР, что Изма Фид проник в Японию.

— Это плохо. Как вы знаете, воплощение змеи Сет достаточно силен, чтобы взять и сразить всех египетских богов одной левой. Если Изма объединиться с таким, как он…

Не объяснив, кем был Изма, Фид отвернулся к окну и рассеянно смотрел наружу.

Глава 5.

На втором этаже здания, стоящего по соседству с официальной резиденцией председателя совета Нагата-те*, располагался офис избранного генерального секретаря либеральной партии Оты Масару. Шел второй час ночи и Ота сидел на кровати своей личной комнаты за пределами офиса, а его рука сжимала трубку телефона уже больше часа. Ему не спалось из-за размышлений о том, пройдет ли акт о защите интересов нации. У Оты была толстая челюсть и на лице читались признаки накопившейся усталости.

— Ты сам доказывал важность принятия акта о защите секретов нации. Ты будешь предателем, если сейчас откажешься от своих слов! — Голос Оты был немного грубым.

— Сейчас, когда председатель комитета Матоба против акта, я не могу быть заодно. Постарайся и пойми тяжелую ситуацию, в которой я сейчас оказался.

Голос с другой стороны провода также звучал уставшим. Судя по тому, что он упомянул председателя комитета Матобу, говорящий, вероятно, был членом Парламента из социально-демократической партии.

— Я сделал все, что в моих силах, чтобы убедить Матобу. Если этого недостаточно, тогда постарайся сам убедить его! Я уверен, что Матоба уступит, пока ты будешь стоять на своем, и это решение будет исходить от двух партий, - сказав все, что собирался, говорящий положил трубку.

— Черт! — Бросив трубку на телефон, Ота откинулся на кровати и потер глаза. Когда он делал глубокий вдох, его бульдожий рот расширился, как у лягушки.

Раздался стук в дверь.

— Открыто, — зевая и произнося слова, Ота даже не повернулся к двери. Раздался кликающий звук, когда открылась дверь, и красное лицо с подобострастной улыбкой показалось в проеме.

— Шимасаки Рюноске.

— Я не знаю, чего ты хочешь в этот час, но сейчас я не в лучшем настроении, — поправившись на кровати, Ота повернул голову к человеку, и, когда он это сделал, кости в его шее хрустнули.

— Есть кое-что, что я хотел бы сказать вам. — Глаза Шимасаки сияли.

— Я люблю слушать все твои схемы по заработку денег, но сейчас не то время. Я должен сделать, чтобы этот закон прошел.

— Стараясь столь усердно, насколько возможно, при генеральном секретаре вы сможете стать первым на очереди, когда это место освободиться, так ведь?

— Хмпф! — Ота с недовольством поглядел на Шимасаки, но тот никак не отреагировал.

— Вам не о чем беспокоиться. Кроме всего прочего, председатель совета Матоба из социально-демократической партии передумает и поддержит акт о защите секретов нации.

— Что ты только что сказал?! — Ота аж подскочил.

Будто в насмешку, Шимасаки какое-то время молчал.

— Я сказал, что, если вы предоставите все мне, я переманю социально-демократическую партию на вашу сторону.

— Если это шутка, то не смешно. У тебя есть какой-то план?

Голос Оты дрожал.

Глава 6.

Пожилой председатель комитета из социально-демократической партии Матоба жил в поместье в жилом районе в десяти минутах ходьбы от храма Икегами Хонмондзи*. Современное, железобетонное здание за обвитыми виноградной лозой воротами сильно отличалось от стоящих рядом зданий в традиционном японском стиле.

В то время, как Шимазаки посещал Оту, высокий человек с тонким чемоданом вышел из черного седрика*, припаркованного у ворот. У него было прекрасное тело, но его поведение было каким-то взволнованным и озабоченным. Пройдя аллею и прокравшись к поместью Матобы, он открыл крышку чемодана.

Чемодан, на самом деле, оказался ноутбуком. После неуверенного нажимания по клавиатуре, каплеподобный кристалл растекся по жидкокристаллическому экрану машины. Затем кристалл превратился в молочно-белую жидкость, потекшую на землю под ноги человека и превратившуюся в прислужника Сета – Апопа. Подняв небольшую голову, Апоп быстро огляделся прежде, чем тихо исчезнуть в бетонном здании.

Матоба дремал на диван-кровати в своем рабочем кабинете, рядом со своим офисом. Тяжелые черные мешки под его глазами выдавали его истощение от невероятных усилий для сплочения своей партии и попыток не пропустить акт о защите секретов нации. Использовав тот факт, что в мире шла информационная война, ограниченность в действии показывала, что либеральная партия была все более права. Как председатель социально-демократической партии, Матоба не мог этого допустить.

От включенного Матобой кондиционера шла легкая прохлада. Змея, не обращая на это внимания, проскользнула в комнату через щель под дверью, затем подняла голову и уставилась на добычу. Ее маленькие красные глаза смотрели поверх храпящего во сне тела Матобы. Быстро извивая своим телом, белая змейка проползла по полу, легко взобралась на диван-кровать и погрузилась в V-образный вырез рубашки, которую он, похоже, не застегнул.

Без какого-либо сопротивления бледная змея укусила чрезмерно выпирающий и заплывший жиром живот. Подобно острой дрели тонкое тело змеи пробралось к кишечнику Матобы. А сам он мирно спал, будто ничего и не произошло.

Минуту или где-то так спустя Матоба внезапно подскочил, будто его ударило током. Его тело начало сотрясаться в жестоких спазмах. Однако, когда Апоп получил полный контроль над его нервной системой, он вскоре снова заснул и провалился в глубокий сон. И что странно, рана на его животе исчезла, будто ее исцелили какой-то магией. И лишь моментом спустя раздался звук седрика, удаляющегося от поместья Матобы.

На следующее утро посыльный разбудил Оту, который спал мертвым сном в своем офисе.

— Уже время для пленарного заседания? — И пока Ота заспанными глазами искал очки, взволнованный посыльный молчал.

— Председатель Матоба из социально-демократической партии этим утром на пресс-конференции объявил поддержку акту о защите секретов нации. Мои поздравления, генеральный секретарь. Теперь закон будет успешно принят.

— Что?!

Ота неверя тряс головой, будто еще не до конца проснулся.

Примечания

  1. Согласно египетской мифологии Апоп – это змей, поедающий солнце, когда наступает ночь. И он один. Источников, указывающих на то, что есть мелкие змеи с таким названием, нет, поэтому уместно считать такое искажение причудой автора.
  2. Нагата-тё (яп. 永田町, ながたちょう) — один из кварталов Токио, расположенный в специальном районе Тиёда.
  3. Храм Икегами Хонмондзи — большой красивый буддийский храм Японии в Токио, место проведения традиционных японских фестивалей.
  4. https://ru.wikipedia.org/wiki/Nissan_Cedric

Комментарии