Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Магия, волшебный призыв коленей

Вспышка серебряного света.

— Грооооаааааа!

Свет мелькнул линией, параллельно головы монстра-скелета — Спартоя — и прошёл через всё его тело. Монстр успел издать только последний предсмертный хрип.

Спартой — это монстр, похожий на человеческий скелет с остатками частей брони по всему телу. Это ужасные создания. Острые наросты покрывают всё тело монстра, и они вооружены белоснежным костяным оружием, вокруг них царит атмосфера проклятия, которой и подобает быть вокруг скелетов воинов.

Это существо считается монстром четвёртого уровня и оно защищает глубинные уровни Подземелья. Всё же, оно было убито в мгновение ока.

— …

Девушка опустила свой меч вниз, мощь её предыдущей атаки заставила окружающих покрыться холодным потом.

Кости, кости, кости, кости.

Кости покрывали всё видимое пространство на полу. Белые фрагменты костей судя по их форме и количеству составляли останки, по меньшей мере, десяти подобных монстров, разбитых вдребезги.

Светлые волосы, золотые глаза.

Девушка, красота которой соперничает с красотой богинь, стояла посреди этого мрачного кладбища.

— …И это она в одиночку.

— Если бы она была типичной девушкой в беде была бы куда милее…

За спиной раздались голоса соратников блондинки — Айз Валленштайн — а девушка молчаливо вложила свой меч в ножны и подошла к ним.

— Неплохо, неплохо! Отличная работа, Айз! Зельице будешь? Или, может, эликсирчик? Может, тебе хочется твоих любимейших картофельных сладко-бобовых вкусняшек?

— Я в порядке, спасибо, Тиона… Хотя последнее бы съела.

— Зачем ты ей зелье суёшь? На ней же ни царапинки.

— Как бы там ни было, от монстров ничего не осталось… Что делаем дальше, Финн?

— Ммм, может, домой отправимся? Мы сюда размяться пришли, будет очень неприятно остаться без еды и возвращаться на голодный желудок. А ты как думаешь, Риверия?

Группа находилась на тридцать седьмом этаже Подземелья. Члены Паствы Локи спустились вниз на уровни известные как «Нижняя Крепость». Их группа была невелика, всего семь человек, включая помощников. Айз Валленштайн возглавляла группу из пяти высокоранговых авантюристов.

Этот поход был предпринят, чтобы развеяться. В отличии от прошедшей экспедиции несколько членов Паствы Локи просто собрались в свободное время, чтобы не терять форму и поохотиться в подземелье.

Почему они здесь оказались? От скуки.

Множество авантюристов потеряло в глубинах Подземелья свои жизни. Тот факт, что эта группа спустилась так глубоко, чтобы просто «размяться» указывает на их силу.

— Соглашусь с решением лидера… Эй, вы обе, мы собираемся!

Обычно непоколебимой Риверии пришлось прикрикнуть.

Тиона и Тионэ, загорелые сёстры Амазонки начали согласно кивать. Державшая в руках воздушную картошку, Айз расстроенно опустила плечи.

Недостаток еды — это частая проблема, с которой сталкиваются группы авантюристов в глубинах Подземелья.

— Будь тут Бете, начал бы на себе волосы рвать. Постоянно ведёт себя перед Айз как большая шишка. Как же меня это бесит.

— Но после той ночи в баре, когда подумал, что после всех его выходок Айз его отвергла чуть не разрыдался! Ходит теперь, грустит!

— Огооо?! Хочу глянуть на это своими глазами! Ты почему мне сразу не сказала, Тионэ?!

Собираться пришлось недолго. Всё потому, что сбор магических камней был возложен на помощников, а Айз уже разобралась со всеми встречными в этой части лабиринта монстрами. Сёстры поддерживали расслабляющую атмосферу пока помощники, каждый из которых был на третьем уровне, разбирали останки монстров.

Айз отвлеклась от своей воздушной картошки и высказала свою просьбу:

— Финн, Риверия, я хочу остаться тут, одна.

Люди, к которым девушка обратилась отреагировали на это по разному. У Финна округлились глаза, а Риверия, хоть и не проявив никаких эмоций, закрыла глаза.

Игнорируя общее замешательство, и даже затихших амазонок, Айз продолжила:

— Можете не оставлять мне еду. Я не хочу никого обременять. Пожалуйста.

— П-погоди!.. У нас от одной этой просьбы проблемы! Если мы тебя оставим, то будем очень сильно беспокоиться!

— Соглашусь с Тионой. Хоть эти монстры тебе и не ровня, я не могу оставить соратницу в Подземелье. Это слишком опасно.

Айз стала выглядеть ещё разочарованней когда Тиона замахала руками прямо у неё перед носом. Но сказать что-нибудь в ответ девушка не могла.

Она понимала, что обе амазонки правы.

— И зачем тебе столько драк? Это же такая потеря, Айз! Ты же такая миленькая! Тебе стоит вести себя как девушка! Ну вот как ты оправдаешь свой проигрыш мне, амазонке, в модных штучках?

— Я… Они меня не волнуют…

— А почему? Почему ты не ищешь себе какого-нибудь сильного малого… ну или просто парня, который тебе приглянется? Неужели твоё приятное личико только для показухи?

— Если сама не занимаешься поисками, нечего упрекать в этом других.

Риверия тяжело вздохнула и встала на расстоянии шага от молчаливо поникшей Айз.

Повернувшись к Финну, она сказала:

— Я поддержу просьбу Айз. Пожалуйста, примите её желание.

— Риверия?!

— Ммм?

Самый низкий член группы, полурослик, взглянул на эльфийку, пытаясь угадать её намерения.

— Не часто она просит о чём-то эгоистичном. Я хочу, чтобы ты её поддержал.

— Не стоит относиться к ней как родитель относится к ребёнку, Риверия. Тиона и Тионэ правы. Я отвечаю за то, чтобы мы вернулись домой в сохранности и не могу подобного позволить.

— Я понимаю, что сейчас её балую… так что.

Риверия вздохнула и ещё раз взглянула на Айз.

Заметив в глазах девушки, обычно не проявляющей никаких эмоций, неприкрытую грусть, эльфийка про себя усмехнулась.

После, она взглянула Финну в глаза.

— Я останусь вместе с ней.

Риверия решила поддержать Айз.

Финн посмотрел в глаза эльфийки, и почесал подбородок. Риверия едва заметно кивнула, будто это решение было очень важным.

— Ладно, можете оставаться.

— А? Финн как будто с ними заодно!

— Не думаю, что у Айз будут проблемы, если с ней останется Риверия, к тому же у нас спуск пройдёт интересней.

— Это потому, что мы без главного бойца и лекаря остаёмся, так ведь, Капитан?

После принятия решения Финном остальные события развивались очень быстро.

Группа Финна вместе с помощниками попрощалась с оставшимися девушками и двинулась наверх.

Уже подойдя к выходу из зала, Тиона обернулась и обеими руками замахала Айз и Риверии.

— Спасибо, Риверия.

— Под конец мне захотелось тебя остановить, но для этого слишком поздно. Добавлю вот что: я постараюсь остаться в стороне.

— …Прости.

Девушки даже не взглянули друг на друга, но было ясно, что они беспрекословно друг другу доверяют.

Тридцать седьмой этаж отличается от остальных тем, что он погружён во тьму. Потолок так высок, что не виден невооружённым взглядом. Попавшие в коридоры этого этажа авантюристы, видят над своей головой только безграничную чёрную бездну.

Небольшие освещающие участки напоминают свечи, освещая своими редкими огнями молочно-белые стены подземелья.

Девушки неожиданно остановились, на лице Риверии застыл немой вопрос.

Что-то почувствовав, Айз достала свой меч.

— Здесь.

— Что здесь?

Глаза Айз сверкнули, она была готова к бою. Она собиралась ответить на вопрос эльфийки, но в этом не было необходимости — Риверия мгновенно всё поняла.

Пол начал раскалываться.

— Так ты…

Шёпот Риверии достиг ушей светловолосой девушки, стоявшей прямо посреди огромного зала.

Девушка моргнула, а в следующее мгновение земля треснула.

Грязь и мелкие камни разлетелись по полу, когда исполинское существо показало верхушку своей головы.

Крак, крак, крак. Пробирающие до дрожи звуки трескающейся земли разносились по всему залу. Куски пола начали подниматься, изменяя ландшафт подземелья, а с каждой секундой всё громче слышался ужасающий рёв.

Постепенно из земли показался огромный череп, рёбра, и, наконец, вылезло всё тело. Чёрный скелет родился из пола подземелья.

Каждое движение этого гиганта заставляло пол трястись. Содрогался весь тридцать седьмой этаж.

Подземелье будто праздновало рождение одного из любимых своих сынов.

— ГООООХХХ!

Две авантюристки стояли перед гигантским монстром, издавшим устрашающий рёв, только что родившись.

Казалось, клич монстра эхом отразился даже от потолка. Монстр был больше десяти метров в высоту.

Он был чёрен от головы до самого низа — будто гигантский скелет, выбравшийся из ада. Бо́льшая часть его ног всё ещё была под землёй, на голове монстра, на его черепе, виднелись два костяных нароста. Существо напоминало, вымахавшего до гигантских размеров, спартоя.

В пустых глазницах гигантского скелета виднелись два кроваво-красных огонька.

Магический камень создания висел в воздухе, будто не имея собственного веса, защищаемый клеткой из рёбер.

— Выходит, уже прошло три месяца…

Основное правило заключается в том, что количество и тип монстров на каждом этаже остаётся неизменным.

Монстров определённого типа не может быть больше, чем позволяет этаж, и монстры всегда рождаются на своих этажах, когда их убивают авантюристы. Несмотря на то, что между временем появления монстров существуют различия, редкие монстры восстанавливаются больше чем через сутки после смерти.

Однако в этом правиле существуют исключения, монстры определённого типа, которые рождаются не сразу после своего убийства. Их перерождение занимает гораздо больше времени.

Также, этаж позволяет существование лишь одного такого монстра.

Возможно, из-за того, что эти монстры так громадны и сильны. Подземелье позволяет им находиться на своих этажах в одиночестве.

Эти особые монстры известны гильдии с древних времён и у них есть собственные имена.

— Монстр Рекс.

— Риверия, оставь его мне.

Монстр Рексы различаются, но их характеризуют две вещи. Они очень долго возрождаются и они необычайно сильны.

Каждый такой монстр на два полных уровня сильнее чем монстры находящиеся на этаже.

Даже сильнейшие из авантюристов относятся к силе этих монстров с уважением и страхом, называя их «главами этажей». Чтобы убить подобного монстра требуется слаженная работа целой группы авантюристов.

— Айз, ты собираешься сражаться с ним одна?

Риверия беспокойно взглянула на стоящую рядом девушку.

Айз подняла меч, и медленно направилась к Удайосу, Монстру Рексу, издавшему угрожающий рёв.

— Всё в порядке.

Даже боги восхваляли это создание, называя его «Рейдовым боссом второго класса», девушка собралась сразиться с ним один на один.

— Я справлюсь очень быстро.

Спустя неделю, слух о том, что кенки достигла шестого уровня разнёсся по всему Орарио.

— ?..

Белл остановился.

Поднимаясь по лестнице со второго этажа подземелья на первый, он посмотрел назад.

— Что-то случилось, Сударь Белл?

— …Подземелье только что тряслось?

Лили взглянула на Белла, пытавшегося вглядеться в темноту второго этажа — нет, дальше, в глубины Подземелья.

— Тряслось? Лили ничего не почувствовала.

— …Только я это ощутил?

Чувства Белла обострились до предела. Даже спустя несколько секунд он не смог успокоиться. Парень потянул шею и почесал лоб, решив, что у него разыгралось воображение.

— Сегодня был долгий день.

— Да, долгий. Даже не просто долгий, а очень долгий! Уже двенадцать часов ночи.

— А? Правда?

Помощница кивнула в ответ, сжимая в руке позолоченный брелок с часами.

Большая и маленькая стрелки часов в её руках почти пересекли отметку в 12 часов.

— Ого, я и понятия не имел…

— Под конец монстры никак не хотели оставить нас в покое.

Лили не просто так несла в руке часы, её огромный рюкзак трещал от малейшего движения. В этот раз добычи было так много, что в огромном рюкзаке не осталось места даже для часов.

С тех пор, как они заключили контракт, прошло несколько дней.

Благодаря помощи Лили, Белл проводил время в Подземелье очень продуктивно. Он наконец привык к темпу жизни авантюриста в подземелье. С каждым днём он убивал всё больше монстров, намного больше чем ему когда-либо доводилось убивать в одиночку. Он наконец мог нестись к своей цели на полной скорости.

Белл удивлялся, что такие огромные отличия вызвало простое присутствие помощника.

Тем временем, Лили была поражена огромным количеством убийств ежедневно совершаемых зелёным новичком, которому она оказывала поддержку.

— Ну что, сегодня снова делим добычу пятьдесят на пятьдесят?

— …Сударь Белл, я думаю, что вам следует изучить ценность денег в нашем мире. Конечно, Лили очень вам благодарна, и Лили не стоит этого говорить… Но Сударь Белл слишком великодушен.

— Тебе же нужны деньги, Лили, так ведь?

— Это правда… Но Лили просто не может закрыть глаза на вашу уязвимость, Лили будто заботиться о взятом у друга кролике, вот и беспокоиться обо всём… Подобные отношения отравляют Лили.

«Часто она мне подобные лекции читает», — подумал про себя Белл.

Лили относится к Беллу, как человек, недавно работавший на аристократа. Впрочем, этикет и шаблон общения, который Лили применяет по отношению к незнакомцу, уже пропал. Белл чувствовал, что расстояние между ними сокращается — они становятся друзьями.

Белл и Лили прошли по первому этажу, раскидывая по дороге встреченных гоблинов будто листы бумаги, и покинули Подземелье. Быстро приняв душ и совершив обмен в Вавеле, они подошли к главным воротам башни.

— Ого, а ты не шутила! Уже очень поздно…

Центральный парк, открытое место, окружающее Вавил, было окутано ночной тьмой.

В свете фонарей с магическими камнями царила тишина, отличавшая это время от обычного вечера.

Впрочем, в находящихся вдалеке барах, царило оживление.

— …Она просто огромная.

Белл оглянулся, осматривая центральный парк, и его взгляд остановился на самой башне.

Башня пронзала ночное небо. Вавил стоял непоколебимо, будто смотря на окружающий мир свысока.

Несмотря на то, что в ночной мгле этого было не разглядеть, Белл знал, что башня украшена филигранными узорами до самого верха.

Снаружи она выглядела почти произведением искусства; внутреннее убранство рабочих помещений не идёт с этим ни в какое сравнение. Белл тяжело вздохнул и уставился на башню, представляющую одновременно расточительность и трудолюбие самих богов.

— Интересно, почему Башня Вавил такая высокая? Конечно, хорошо, что Гильдия позволяет лавкам арендовать помешения, но мне кажется, что подъём выше пятнадцатого этажа не стоит подобных усилий…

— Сударь Белл, под лавки обустроены только первые двенадцать этажей, вы не знали?

— Эм…Вот как?

Губы Лили вздрогнули, когда она заметила озадаченный взгляд Белла.

Парень смутился, но решил спросить напрямую.

— Если наверху не лавки, то что располагается выше двенадцатого этажа?

— На верхних этажах находятся жилища богов и богинь, сударь Белл.

— …Богов?

— Да. Множествам глав Паств Орарио позволено жить в башне, их комнаты расположены в самом верху.

Вполне естественно, что привыкшие к роскоши боги, живут в Башне Вавил, символе Города Лабиринта Орарио. Дело даже не в том, что в каждой комнате есть все удобства и оригинальная мебель, привлекателен сам вид из окна. Ни одно другое здание не позволяет оказаться так высоко, чтобы божеству из окна был виден весь город.

Разумеется, ради проживания в башне боги платят Гильдии огромные деньги. Впрочем, у некоторых богов столько денег, что они снимают высококлассное жильё по всему Орарио.

Только самые богатейшие и могущественные боги и богини могут позволить себе жизнь в Башне Вавил.

— Охх… Значит есть боги, которые живут здесь, отдельно от своих Паств.

— Думаю, всё дело в личном пространстве, Сударь Белл. Есть боги, которым нравится с нами общаться, а есть боги, которые любят находиться в уединении. Так было с древнейших времён.

Белл понимающе кивнул.

— Лили слышала, что Башня Вавил не всегда была такой высокой. Она также служила для сдерживания Подземелья, но была такой же высоты как и ближайшие здания.

— Тогда почему сейчас она такая высокая?

— Когда спустились первые боги, башня была разрушена… Божества пришли с неба, будто падающие звёзды, и упали прямо на башню.

Будто бы они сделали это нарочно.

Те боги полностью разрушили законченную башню и посмеялись над рыданиями жителей древнего Орарио. Белл представил себе раскрывших рты жителей Орарио, по щекам которых стекали слёзы, и богов, неловко пытающихся извиниться. От подобного у парня вырвался короткий смешок.

— С тех пор эта башня известна как Вавил, Башня Падения. И это вторая причина, по которой в ней живут боги.

Лили продолжила рассказом о том, как боги, извиняясь, внесли свой вклад в перестройку башни… и истребление монстров Подземелья. Этот вклад: Фална.

Даруемая благословениями, полученными от богов сила, вызвала у людей глубокое уважение и поэтому люди позволили богам жить в Вавиле, выражая своё почтение.

Вскоре множество богов и богинь начали появляться в Гекае — нижнем мире, с их точки зрения — и создавать группы, называемые Паствами, во многих местах мира. Их почитатели — почитание началось с постройки башни Вавил — начали оказывать всё большее и большее влияние на Гекай, представляя богов.

Разрастание Башни Вавил до такой высоты стало результатом того, что она также является святилищем, показывающим величие богов.

— Думаю, я понял… Когда я слышал истории о богах, мне всегда было интересно, насколько скучен их мир. Их мир должен был ведь им наскучить, чтобы они решились сбежать сюда с небес, так ведь?

— Может, они просто возненавидели свою работу, поэтому и сбежали?

Белл всё это время смотрел на башню, но последний вопрос заставил его оторвать взгляд и уставиться на Лили.

— Лили слышала, что у богов было много обязанностей в Тенкае — верхнем мире. Самой важной из них была забота о нас, детях, уснувших вечным сном.

— Разве это не?..

— Да, они направляли людей после смерти.

От этих слов сердце Белла начало биться немного быстрее.

Это не совсем обычная реакция на подобный разговор, просто Белл услышал в голосе Лили обречённость.

С её точки зрения, боги решают, что произойдёт со смертными после их смерти.

Другими словами, боги судят, что станет с душой человека.

Заботы о душах различаются от бога к богу, всё зависит от того, в распоряжение какого бога попадёт душа. Возможно, душе будет позволено жить в Тенкае, может, она будет вечно страдать от непередаваемой боли, а может, заниматься вечным, бесполезным трудом… Если попытаться перечислить возможные исходы, список получится бесконечным.

Судьба душ, избавленных от оков Гекая, находится в руках богов. И она совершенно не зависит от того, был ли человек плохим или хорошим в своей жизни.

Человек может понравиться богам или не понравиться. Лишь их настроение отделяет небеса от ада.

Душ ожидает «Суд», в котором нет правил, и решения которого основываются на помыслах и мнениях.

— Так что, большинство душ просто снова отправляются в Гекай… Потому, что вся работа в Тенкае была переложена на оставшихся там богов теми, кто уже спустился. Наверняка, у них нет времени на отдых и они постоянно заняты. А значит они зляться, не так ли? Думаю, что очерёдность богов, которые спускаются сюда вызывает жаркие «споры».

«Не хотелось бы мне попасть на суд… Умирать не хочется…» — пронеслось в голове Белла.

Если он умрёт, то его могут отправить в ад. Просто ради смеха.

Заметив, что Белл погрузился в раздумья, Лили подняла руку и потрепала его по плечу.

Парень очнулся и посмотрел на девушку со смущённой улыбкой.

Что-то было не так.

— …Было время, когда Лили жаждала смерти.

Это они.

Слова, которые пришлись по Беллу будто ударом.

— …Э?

— Если бы Лили предстала перед богами… Если бы Лили смогла переродиться… новая Лили точно была бы куда лучше этой…

Лили уставилась на верхушку башни… нет, выше, на ночные небеса, произнося это.

Её капюшон сполз с головы, обнажив ореховые волосы и большие круглые глаза. Её взгляд был чист.

Она смотрела в ночное небо, будто желая отправиться домой.

— Л-Лили!!!

Белл неожиданно крикнул.

Ему показалось, что если он не крикнет, Лили может просто раствориться.

Лили закрыла глаза, оборвав своё состязание в гляделки со звёздами, и снова взглянула на Белла, вернув капюшон, чтобы скрыть лицо.

— Простите, что сказала такую странную вещь.

— …

— Это было очень давно. Пожалуйста, не воспринимайте слова Лили всерьёз. Лили стала сильнее. У Лили больше нет подобных мыслей.

Белл ничего не ответил.

Она, наверняка, говорила правду. Тихонько угукнув, Лили выпятила грудь, будто бы показывая, что она совершенно не грустит. Она должна была оправиться после случившегося в прошлом.

Именно поэтому Белл решил ничего не спрашивать и не предпринимать.

— Что же, сударь Белл, уже очень поздно, а Лили торопиться домой. Сегодня Лили снова идёт к своей Пастве.

Повеселевшая и бодрая Лили повернулась к башне спиной. Она засеменила своими маленькими шажками от башни.

Белл взглянул на плечи девушки, слишком маленькие для такой огромной ноши.

Он наблюдал, как Лили несла рюкзак, совершенно не подходящий для её маленького тела, с тяжёлым сердцем. Спустя мгновенье, Белл устремился за ней.

— Итак, ты стал ещё сильнее.

Прозвучал шёпот сверху.

Внизу, небольшой силуэт побежал за другим силуэтом и они вместе начали удаляться.

Женщина прищурила глаза, провожая взглядом силуэт.

Облака обнажили луну, которая залила комнату своим светом.

Целая стена этой комнаты была сделана из стекла. Женщина стояла у стеклянной стены, так что свет, появившейся луны, осветил её фигуру.

Стройное тело с роскошными формами женщины было объято шелковистой чёрной ночной сорочкой.

Её гладкая, светлая кожа купалась в лунном свете.

Серебряные волосы, ниспадающие до пояса блестели, будто были сделаны из льда.

— Просто чудесно. Но ты можешь сиять ещё ярче…

Хлоп. Женщина — Фрея — хлопнула в ладоши и её прекрасная фигура отразилась от стекла.

Самый верхний этаж Башни Вавил.

Фрея расположилась в самой высокой, самой роскошной комнате во всём здании. Она наблюдала за Беллом благодаря стене-окну.

— Ярче, ярче, сияй ещё ярче, дитя. Раз я тебя заметила, это твоя обязанность.

В глазах Фреи была любовь, подкреплённая желанием абсолютной власти.

Фрея была одержима мальчиком, Беллом.

Этой одержимости было достаточно, чтобы богиня начала игнорировать всё остальное и полностью отдалась сжигающей её любви. Богиня красоты обожала Белла.

Фрея обладает Взором Истины, способностью, которая позволяет ей видеть скрытую в душах людей смертного мира правду.

Эта сила естественный дар богини, способность, известная как Арканум. Боги заключили соглашение, запрещающее использование таких сил в Гекае, но на Взор Истины Фреи это не повлияло. Она использовала эту способность, чтобы судить души мёртвых, пришедших в её храм в Тенкае и забирала души воинов, павших в битве.

Эти души она собирала в свою коллекцию.

Фрея могла определить природу души быстрее чем любой другой бог и находила своих любимчиков быстрее остальных.

Людей, на которых Фрея положила глаз после смерти можно назвать счастливчиками.

Потому что после этого богиня красоты будет любить их целую вечность.

Несмотря на то, что все эти души навеки лишаются свободы воли.

Фрея контролирует и любовь, и красоту.

К худу или к добру она своенравная и жестокая богиня.

— Стань сильнее, сияй ещё ярче, чтобы мне подойти… Такова твоя задача.

Как и многие другие боги Фрея покинула свой храм в Тенкае, чтобы спуститься в Гекай, но это не значит что её «привычки» изменились. Она использует свой дар зрения, чтобы видеть цвета душ детей и самые яркие, самые талантливые души собирает в своей Пастве.

Никто ей не отказывает. Никто не может ей отказать.

Никто не способен сопротивляться очарованию её красоты.

Именно поэтому члены Паствы Фреи, своей силой превосходят всех остальных. Даже среди сильнейших Паств Города Лабиринта, Паства Фреи выделяется своей мощью.

Богиня Локи знает о даре заключённом в глазах Фреи и называет его «гори в аду драный читер» силой.

— Мне просто нравятся сильные мужчины.

Фрея увидела Белла случайно.

Было раннее утро. Серебряные глаза богини остановились на нём, идущем по Главной Западной Улице.

«…Хочу этого».

Это желание овладело богиней с первого взгляда.

Последний раз, когда она испытывала подобное был очень давно. Всё тело богини дрожало от нетерпения; в животе заплясали бабочки, а с губ сорвался сладкий стон удовольствия. Как с ней всегда бывало, богиня была похожа на ребёнка, увидевшего новую игрушку в магазине. Чистейшее, хоть и отвратительное желание безраздельно обладать парнем, захватило богиню.

Фрея никогда не видела другой такой души, как у Белла: чистой.

Какого цвета она будет? Или так и останется бесцветной? Элемент неопределённости только сильнее разжёг интерес богини.

Поэтому она не станет останавливаться.

Поэтому она решила наблюдать и ждать. Было бы интересно обратить его душу в свои цвета, но на это у богини ещё огромное количество времени.

— Не могу дождаться. Насколько ты станешь силён? Насколько ярко будешь сиять? Какого цвета станет твоя душа?

В серебряных глазах, наблюдавших за мальчиком из комнаты, явно была любовь, но эта любовь была отравлена.

Богиня приложила палец к своим губам и игриво прикусила кончик.

— Что это у нас?.. Хах, снова заметил, не так ли?

Парня было уже почти не различить, но он остановился и обернулся, посмотрев назад.

Будто он что-то потерял и осматривался в поисках пропажи. Фрея прикрыла глаза, а на её лице воцарилась широкая улыбка.

То же самое было когда она смотрела на него на Западной Главной Улице впервые. Белл заметил на себе взгляд, его охватило волнение. Наблюдательность парня была куда лучше, чем думала богиня.

Впрочем, её взгляд действительно был слишком пристальным.

«У него нет талантов, которые есть у других детей… Так почему? Всё из-за его развития? Ммм… интригует».

Снова посмотрев на парня, богиня решилась сделать свой ход.

Она была уверена, что с лёгкостью сможет контролировать его как марионетку, наблюдая как Белл разговаривает с девчонкой на улице. Несмотря на то, что на нём уже стояло благословение другого божества, Фрея была уверена, что ей удастся заполучить парня.

Однако она остановила себя в тот раз, потому что не знала к какой Пастве Белл принадлежит — под защитой какого бога он находится. Фрее не нужен был разлад с кем-нибудь вроде Локи и её Паствы. А после…

Увидев невинную улыбку парня, желания Фреи победили и она пренебрегла своей осторожностью.

«Мне просто нужно удалить Гестию из уравнения… этот мальчик мой».

Впрочем, пока наблюдать из тени кажется неплохим решением. Фрея убеждённо кивнула.

Конечно, хорошо держать своего котёнка на коротком поводке. Но иногда можно позволить ему поиграть в своё удовольствие в чужом саду.

В конце концов, это тоже её сад.

И богиня может получить его в любой момент.

— Я ещё немного подожду прежде чем сделать тебя своим… Странно, но часть меня не хочет, чтобы ты ко мне шёл. Сейчас самое время позволить мыслям о тебе поглотить мой разум полностью.

Как и со всеми ранее, как только Фрея получит парня, со временем, её интерес угаснет. Из любимой игрушки он превратиться в одну, из ряда стоящих, на шкафу кукол. Время от времени богиня будет забирать его, чтобы поиграться, но возвращать обратно.

Надежда и волнение, царящие поначалу утихнут. Эмоции угасают.

Это и есть истина любви. Достигнув пика, любви суждено угаснуть. Никто не может зажечь любовь когда она остыла.

Но это не казалось Фрее бесполезной тратой времени.

Просто такова природа любви, а она богиня любви.

Она воспринимала свою коллекцию на шкафу как нечто обыденное и правильное.

Несколько волос сползли на шёку богини и она заправила их пальцами обратно за ухо.

Её плечи были окутаны лунным свечением.

Будто впервые влюбившаяся девушка, она продолжала смотреть на Белла влюблённым взглядом.

— …И да. Наверное, самое время тебе научиться магии.

Пам. Богиня ткнула себя пальцем в лоб и звук вышел слишком громким.

Наклонив голову, богиня погрузилась в размышления, и ей вдруг пришла мысль. Она в последний раз взглянула, на виднеющегося вдалеке, парня и отошла от окна.

Взгляд Истины Фреи не может увидеть характеристики, данные другими богами и богинями, но может определить способности человека по цвету и яркости души.

Она видела, что Белл не владеет магией. Фрея сочла это недостатком.

Она решила действовать, и быстро.

— Интересно, это сработает?

В углу комнаты стоял массивный книжный шкаф. Он был достаточно широким и высоким, и в случае падения мог бы придавить богиню.

Тонкий палец богини взялся за корешок одной из книг в центре шкафа. Книга оказалась в руках богини с глухим звуком.

Пробежавшись по страницам, Фрея довольно кивнула.

— Оттар.

— Мэм.

Грубый голос отозвался на зов Фреи.

В комнату вошёл человек, всё это время стоявший у входа.

Из отдающих рыжиной волос, выглядывали свиноподобные уши. У этого зверочеловека, два метра высотой, было тело, твёрдое, как камень.

Он остановился возле Фреи, будто сторожевой пёс, ожидающий распоряжения господина.

— Я хочу, чтобы ты взял эту книгу…

Женщина уже почти протянула книгу, когда её слова оборвались.

Замолчав, она взглянула на книгу в своих руках

— Вас что-то беспокоит?

— Хех, нет, ничего. Забудь.

— Мэм.

Оттар коротко кивнул и отступил на шаг назад от улыбающейся Фреи.

Именно так. Нет никакой необходимости использовать ценного слугу для передачи книги напрямую.

К тому же, если этот громила подойдёт к Беллу и попытается всучить ему книгу, мальчик будет напуган. Несмотря на забавность этой ситуации, делать подобного не стоит.

Не нужно отдавать эту книгу ему прямо в руки. Пусть сам её найдёт.

Фрея знала, где её оставить.

Прямо там где она впервые его увидела. где они впервые «встретились».

Неподалёку от того места есть бар.

Если оставить книгу там, она точно окажется в его руках.

— Ап-чхи!

Силь очень мило тихонько чихнула.

Она прикрыла рот рукой, но было заметно, что она смутилась. Весь персонал бара замер и посмотрел на девушку. Покраснев ещё сильнее, Силь опустила голову.

— Силь, ты простыла?

— Н-нет, я в порядке. Не о чём беспокоиться.

Силь ответила на вопрос эльфийки, Лю, с натянутой улыбкой.

Синевато-серые волосы Силь как обычно были собраны в пучок, заканчивающийся одним хвостиком. Волосы девушки затряслись, когда она замахала руками, пытаясь убедить эльфийку, что она в порядке.

— Может, о тебе кто-нибудь думает?

— Ответ очмявиден! Мя-ха-ха, тот авантмяристик, мя!

— Ты меня разозлишь, Хлоя.

Силь опустила плечи, одарив улыбающуюся кошкодевушку, испепеляющим взглядом.

В ответ Хлоя не ответила ничего, просто смотрела на Силь с такой же яркой улыбкой. Даже наоборот, будто ничего не бывало начала передвигать один из столов в баре, довольно крутя хвостом из стороны в сторону.

Силь тяжело вздохнула.

— Но этот авантюрист вчера не зашёл!

— Несмятря на то, что он всегда возврмящает корзинку съев лмябовный обедик Силь, мяу!

— Силь дмяже пораньше открылась, тмяк его ждала, мя!

— Я совсем его не ждала!

Завершающие приготовления к открытию, работницы дразнили девушку со всех сторон. Силь кричала на них стоя посреди бара, но девушки никак не унимались. Они продолжали кружить вокруг Силь, все как одна с улыбками на лицах.

— Не волнуйся, Силь. Господин Кранелл не из тех людей, которые бы пренебрегли твоими чувствами. Мне кажется, прошлой ночью он просто возвращался из подземелья слишком поздно, поэтому не зашёл сюда.

— Наверняка, ты думала, что от этого мне станет легче, Лю… Ладно, не важно, я сдаюсь.

Эльфийка удивлённо посмотрела на расстроенную Лю.

— Это всего лишь недопонимание, — сказала Силь, но вечно серьёзная Лю не поняла смысла этих слов.

Силь ежедневно готовила Беллу обед с того самого дня, как впервые отдала ему свой. Она не могла понять, почему все в баре пришли к одному и тому же мнению.

Обычно Белл возвращал корзинку вечером, съев свой обед в Подземелье. Но прошлой ночью он не показался. А теперь всё утро Силь дразнили её коллеги.

— Ты же не думяешь, что он кости в подземялье сложил, на так ли, мя?

— Аня, не стоит такого говорить. Это очень опрометчиво. Этот Авантюрист никогда не оставит Силь!

— Как же я от этого устала…

— Силь, соберись. Уверена, Господин Кранелл в порядке.

— Да нет, Лю, я не это имела в виду…

— Ну, конечно, Лю прмявду говорит, мя! Этот пмярень слишком силён, чтобы умяреть! Если он умрёт у мемя сердце разорвётся…

Одна из девушек в баре неожиданно завопила.

— Да нееет… — неожиданно раздалось изо всех углов бара. — Хлоя тоже?..

Силь очень озадаченно начала озираться по сторонам:

— А? Чего?

— Его ни с кем не сравнить, мя! Другого тмякого не найти.

— Хлоя?.. Ты о чём?

Кошкодевушка мечтательно уставилась на потолок. Силь начала что-то понимать.

После этого кошкодевушка взглянула прямо в глаза Силь.

— Силь я хочу призмяться…

— И-и в чём же?..

— Я… без ума от его мяленького рельефного тела! Его змядница меня заводит мя!..

— …

— А когдмя я думаю о фрукте в его узких штмянишках… мя-хаха! Все эти грмязные штуки, которые мябы!.. Я хочу… Мяаууу! Ой!..

— …

— А.. п-подмяжди… Я-я извимяюсь! Сдмяюсь! Мямочки!

Работницы рванули, пытаясь оттащить потерявшую голову Силь.

В это утро в Щедрой Хозяйке было необычайно шумно.

— Эй! Девки ряженные! А ну затихли! И за работу!

Голос владелицы Мии, громом раздался из задней комнаты, когда обладательница голоса заметила, что не всё готово.

«Ряженые девки» подпрыгнули от неожиданности и вернулись к своим делам.

— Да что за… — женщина дворф заворчала, вернувшись к своей работе.

— …Мммм? Силь, что это?

— А?

Коллега Силь указала на что-то за её спиной и Силь обернулась, чтобы посмотреть.

Коллега Силь указывала прямо на то место, которое Силь подготовила для первого визита Белла в Щедрую Хозяйку.

На стуле, на котором Белл Сидел в ту ночь, лежала книга.

— Что это?..

— Кто-то обронил?

— Что это, мя?

— А что не так, мя?

Силь взяла в руки книгу, а её коллеги заглядывали через плечо девушки.

— Я могу прочесть, мя!

— Я тоже, мя

— Ага, я знаю, так что помолчите.

— И с чего бы мне мял…

— Силь, что там?

— Книга… не одна из наших. Может, какой-нибудь посетитель оставил?

— Ооо?.. Прошлым вечером её тут не было…

— Точно, точно! Руноа, ты пропустмяла, пропустила, мя! Если эту книгу оставмял не посетитель, то что это может значить, мя? Кто-то пробрмялся в бар и остмявил её внутри? Но это же невозмяжно, ох, голова от раздумяй кружится…

— Ну а чего ещё ожидмять от беспросветной идиотки, мя

— Чего?! Я тебе лицо расцМЯрапаю!

Игнорируя поднявшийся переполох, Лю и Силь рассматривали книгу. Бумага была белоснежной и очень плотной, от страниц исходил запах древности.

Книга была заполнена множеством непонятных символов и чисел. Названия на обложке не было.

— …Это же…

Лю что-то поняла, но прежде чем она успела что-либо объяснить, яростный крик Мамы Мии разрезал тишину.

— Сколько раз мне повторять?! По-хорошему не понимаете?! Пора бы этой дворфийке вбить всем вам чуток дисциплины в головы!

Работницы в ужасе замерли.

— П-подмяжди, Мяма, мя! Мы нмяшли кое-что подмязрительное, мя!

— Вот! Оно здесь!

— Силь, покажи, покажи ей быстрее!

— А? Подозрительное?

Ощутив на себе давление, Силь тихонько сказав: — Ладно… — сделала несколько шагов вперёд. Её синевато-серые волосы тряслись, когда она протянула, смотревшей на всех с подозрением Маме Мие, книгу.

— Мама Мия, кажется, кто-то случайно оставил в баре книгу. Что нам с ней делать?

— …Чегооо?

Работницы, затаив дыхание, следили за каждым движением Мамы Мии, посмотревшей на Силь с необъяснимой злобой.

?..

Лю не могла понять, почему у Мии такое выражение на лице. Раньше дворфийка сама была авантюристкой и до сих пор может считаться одной из лучших. Но подобной злобы Лю не видела никогда раньше.

Пока эльфийка пыталась понять, что происходит, Мия не сводила взгляд с найденной книги. Она заговорила с Силь, хотя в этот раз тон Мии больше подходил бы полю боя, а не мирному кафе.

— …Поставь на видное место. Если хозяин книги не идиот, он поймёт, что потерял книгу и будет её искать.

— Да, поняла!

Когда Силь опустила голову в вежливом поклоне, работницы выдохнули.

Страх новой степени гнева Мамы Мии заставил их работать усерднее, чем в любой другой день.

Лю замерла, услышав дружелюбную беседу своих коллег, но вздохнула и вернулась к своей работе.

— Сударь Белл! Оглянитесь! У ваших ног!

— А?

Моих ушей достиг крик Лили.

Мы на седьмом этаже, я уже почти понёсся на очередного муравья убийцу, держа в руках Божественный Кинжал, так что мой ответ не был членораздельным.

Я уже убил столько монстров на этом этаже, что относился к нему как к игровой площадке. Я был так в себе уверен, что не заметил происходящего.

— Кихиии!!!

— ?!

Вот теперь я понял о чём крикнула Лили.

Шипастый кролик.

Похожий на кролика монстр, с клыками, растущими прямо из щёк, напал на меня из слепой зоны. Эти клыки очень ценная добыча, их используют для изготовления оружия, впрочем, если удар придётся по мне, то мне повезёт, если останусь в живых.

Монстр бежал к моей левой ноге, его глаза были красными от крови.

— Кха!

Я опираюсь на эту ногу, так что не могу уклониться! В это время я несусь на другого монстра, так что, переступив на правую ногу, мог бы спастись, но она беспомощно болтается в воздухе.

Так что я выставил вперёд колено.

Единственная часть брони на моих ногах — это наколенники. Я мог предпринять только такую попытку заблокировать атаку шипастого кролика. Как я и понадеялся, клыки монстра оттолкнулись от брони.

ШИН! Звук удара кости о металл достиг моей ушей вместе с болью, пронзающей тело.

Кролик отлетел после громкого звука удара, но моё равновесие было нарушено.

— Гьяяяя!!!

Как вовремя… Будто так и было задумано.

Моя первая цель заметила уязвимость и ринулась меня атаковать.

Я убивал муравьёв убийц десятками, в последние дни. И справлялся с четверыми разом.

Сейчас муравей был один и я не счёл его достойным противником. Сейчас их всего двое.

Так что четыре безжалостных когтя мелькнули прямо перед моими глазами.

— Кеххх!

Защититься! Я выставил вперёд левую руку, одетую в зелёный нарукавник, перед лицом как раз вовремя, чтобы блокировать атаку.

Нарукавник прочен, на нём не осталось ни царапины. Вот только столкновение всё равно отдалось болью в руке, моё тело было отброшено в сторону.

Я даже не перевернулся. Приземлившись на ноги, я чуть откатился назад, нарукавник по прежнему был у меня перед лицом.

Но в это мгновение инициативу перехватил второй муравей убийца, ринувшись на меня.

«Вот, чё…»

Он меня прижал!

Муравей давил на меня изо всех сил, его конечности сдерживали мои руки и ноги, а когти муравья приближались к моему лицу, возможности сбежать нет. Тело муравья убийцы сравнимо по прочности с бронёй, и настолько же тяжело.

Эйна предупреждала меня о таком.

Если с моим небольшим телом меня зажмут, это всё равно что поражение.

«Ах».

Второй раз.

Чувство неотвратимой смерти, то же, что я испытал, встретившись с Минотавром.

Тело дрожит от страха. Дышать тяжело. Время будто остановилось.

Ужасающий рот муравья убийцы, открылся.

Я увидел ряды зубов, мокрых от слюны.

Мысли ушли. Мне остался только этот удар.

— НЕТ!

В следующее мгновенье раздался пронзительный крик Лили, и из-за моей спины вылетел огненный шар.

— А?!

— Дггяяааа!!!

— Сударь Белл!

Ко мне вернулось чувство времени, когда огненный шар ударил муравья убийцу в голову и монстр закричал от боли.

Божественный Кинжал в моей правой руке будто ожил в ответ на крик Лили.

— Гуюю?

— Ееееееейййй!

Удар! Пылающая голова муравья убийцы, отделилась от тела со звуком, приносящим удовлетворение. Я сделал кувырок и, прицелившись, убил второго муравья одним ударом.

Мой клинок прощёл сквозь его хитин, рассекая пластину надвое. Но у меня не было времени, чтобы наблюдать за смертью монстра, потому что сзади на меня уже готовился напасть шипастый кролик. Вытащив свой второй нож, я прервал движение кролика ударом в голову.

— Гии, гах…

— …Хаххххх!

Теперь, когда все монстры в комнате были уничтожены я наконец смог перевести дыхание.

Меня прошиб, опоздавший, холодный пот и я вытер лицо.

Я чуть не умер.

Моё сердце бешено колотилось в грудной клетке. Я пытался успокоиться, но его биение продолжало отдаваться в ушах.

— Сударь Белл! Вы не ранены?

— …Лили. Спасибо, ты мне жизнь спасла…

Напряжение, скопившееся в моём теле, начало уходить, пока Лили ко мне бежала. Когда она наконец оказалась рядом, я с размаха сел на пол подземелья.

— Это было беспечно! Вы оказались в опасном положении, Сударь Белл, но сделали его ещё опаснее!

— Прости…

У меня нет слов в свою защиту.

Я почувствовал себя в удобстве, стал слишком самоуверен.

Мне казалось, что я разберусь разом с двумя врагами, и я их недооценил.

Прямо как я видел в руководствах — и как говорила Эйна. Если бы я попытался разобраться с ними по одному, никакой шипастый кролик не смог бы мне помешать. Такого бы не случилось.

Теперь мне известен настоящий ужас Подземелья. Ничего не идёт по плану.

Если бы я ошибся хоть в одном движении, и если бы со мной не оказалось Лили, я был бы уже мёртв.

От этой мысли по спине пробежал холодок и всё тело затряслось. Я запечатлел это чувство в своей памяти. Беззаботность ведёт к убийственной опасности.

Я слушал лекцию, которую читала мне Лили в пол-уха и тяжело вздохнул.

— Вы меня слышите, Сударь Белл?

— Ахх, да, прости… обдумываю свои решения. Чтобы никогда больше так не сделать…

— Кажется, Сударь Белл жалеет о своих действиях. Так что Лили промолчит. Если Сударь Белл ничего не вынес из случившегося, это его проблемы.

Я кивнул, пообещал ей, что всё запомню и поднялся.

Уже почти поблагодарив её во второй раз за своё спасение, я вспомнил нечто важное.

— Лили, ты ведь только что магией воспользовалась, да?

— …Э?

Лили вздрогнула, когда я указал на это.

— Или, может, это был магический меч? Так вот как ты могла меня спасти… Огромное спасибо, я благодарю тебя от всего сердца, правда, я так счастлив.

— !.. Л-Лили спасла Сударя Белла не потому, что ей так захотелось! Просто без Сударя Белла, Лили перестанет получать деньги и ей придётся искать нового авантюриста!

— …О чём ты говоришь, Лили?

Как мне на подобное ответить? От недоумения на моём лице у Лили округлились глаза.

— О чём Лили говорит?.. — тихонько пробормотала она и натянула капюшон посильнее, схватившись за голову. Ага, кажется теперь избегает…

— Эммм… у тебя есть магический меч, Лили?

— Ха-ха-ха-ха, ну… случилась целая цепочка событий и так получилось, что он оказался у Лили в руках, знаете ли…

— Понятно. А разве, если использовать магические мечи они не ломаются?

— Да, ломаются. Так что Лили использует его только в подобные моменты. Но, чтобы спасти Сударя Белла Лили использовала его в полную силу!

Это слегка спорит с фразой, которую она сказала раньше, но ладно. Не важно.

Мы решили пообедать, потому что проголодались.

Лили очистила всех убитых монстров и мы заняли место посреди комнаты. Отдыхая в Подземелье, нужно устраиваться на открытом месте, чтобы избежать рождённых из стен монстров.

К тому же эта комната достаточно велика, так что, если монстр попадёт в неё через вход, его можно будет сразу заметить.

«Кстати, если подумать, я ведь до сих пор не вернул Силь корзинку…»

Достав заготовленную мной сегодня еду, мысли об обеде, который вчера мне дала Силь, заполнили мою голову.

Я возвращался из Подземелья очень поздно, а утром проспал, так что у меня не было времени забежать в Щедрую Хозяйку. Если не верну корзинку сегодня, буду чувствовать себя плохо.

Мы начали разговаривать с Лили.

В Подземелье было тихо; ни единого монстра поблизости не было.

Кажется, Лили была в хорошем настроении. Она смеялась и шутила. Наверное, сейчас самое время спросить её о том, что меня беспокоило.

— Кстати, Лили, вчера ты сказала, что идёшь в свою Паству. Что-то случилось?

Я попытался задать этот вопрос как можно обыденнее, но улыбка тут же пропала с лица Лили.

Уже через секунду её улыбка вернулась обратно, но почему-то выглядела слегка натянуто.

Может, мне всё таки не стоило спрашивать…

— Почему вы спрашиваете, Сударь Белл?

— Я знаю, что у тебя не очень хорошие отношения с членами твоей Паствы, так что я вроде как… беспокоился. Прости.

Шок от момента, когда Лили сказала, что живёт отдельно от своей Паствы был ещё слишком свеж в моей голове. Этого было достаточно, чтобы я начал беспокоиться о её благополучии после того, как она сказала мне куда идёт.

Я быстро извинился, по привычке. Она расслабилась и снова улыбнулась.

— Спасибо за ваше беспокойство Сударь Белл, но всё в порядке; не случилось ничего о чём вы могли бы беспокоиться.

— Правда?

— Да, правда. Прошлой ночью было ежемесячное собрание Паствы Сомы.

— Собрание?..

— …Описание займёт долго, если вкратце, нам просто сказали сколько денег мы должны собрать в следующем месяце. Обычно все жертвуют определённое количество и нужно усердно трудиться, чтобы заработать достаточно.

Наверняка, это затраты на нужды Паствы.

Вполне естественно, что члены паствы отдают часть своего дохода — примерно также я плачу, чтобы поддерживать жизнь боженьки дома. Так что ничего странного в подобном нет.

И я уверен, что Лили стала моей помощницей, чтобы заработать эту самую нужную сумму. В конце концов, она также часть своей Паствы.

— Но это же нечестно быть обязанным платить одинаковую часть денег каждому, особенно тем членам Паствы, которые много не зарабатывают.

— Лили тоже так думает. Особенно достаётся помощникам и авантюристам без хватки…

А! У меня глаза на мгновенье округлились.

Я бы не назвал это прорывом, но я наконец кое-что понял.

Все ироничные комментарии Лили, которые я слышал раньше о деньгах?..

Может, у неё напряжённые отношения с Паствой именно из-за денег.

У меня мелькнула новая мысль; я не мог не спросить:

— А что случается с теми, у кого не хватает денег на выплату?

Будто видя меня насквозь, Лили улыбнулась и ответила:

— Совершенно ничего, правда.

Значит наказания нет… Я расслабился, даже слишком, как дурак. Тот факт, что маленькая зверодевочка, вроде Лили, работает для того, чтобы внести ежемесячный платёж заставил меня думать, что с Паствой Сомы что-то не так.

Я думал так напряжённо, что аж сморщил лоб. Лили посмотрела на меня жалобным взглядом, одёрнув капюшон. Почему она так смотрит?..

— Эм, я хотел спросить ещё об одной вещи. Паства Сомы занимается винным бизнесом, так ведь?

Мне хотелось слегка отвлечься, так что я сменил тему.

И одновременно с вопросом я попытался улыбнуться. Улыбка вышла не лучшей.

— Аа… Это отработка.

— От… отработка?.. Что, прости?

— Именно так, иногда при приготовлении вина ёмкости протекают. То, что вытекло собирается и продаётся в магазины. Всё равно бы пропало.

Так, а теперь секундочку.

Если я правильно помню, Эйна говорила, что вино отличное и всегда пользуется спросом… Весь этот винный культ и поиски ради… отработки?

Как подобное вообще можно называть отработкой?

Лили улыбнулась моему озадаченному лицу туманной улыбкой.

— Каким должно быть вино, раз отходы при производстве настолько хороши.

Слово «отработка» здесь не применимо, не должно быть применимо. Я не мог принять слова Лили и чесал свою шею рукой.

Стоп, но получается, что «успешное» вино…

— Бога Лили, Сому, не интересуют другие боги или занятия… только одно. Производство вина.

— …

— Если я скажу, что вся Паства Сомы была создана только для того, чтобы помочь ему с его хобби, буду недалека от истины.

Получается плата, которую платят члены его Паствы покрывает расходы на создание огромного количества вина.

Не думаю, что для богов и богинь создание Паствы, для своих собственных интересов, это редкость. Вполне понятно, что богам, пришедшим в этот мир только ради развлечений, требуются деньги на житейские нужды, вроде аренды или еды. И порой боги целиком погружаются в своё любимое дело.

Но… всё же, меня не покидает чувство, что с Паствой Сомы что-то не так.

Всё что я знаю о положении Лили меня настораживает и я просто не могу не думать, что Паства Сомывыступает в роли плохого парня.

— …Дерутся друг с другом… Живут быстро, умирают молодыми… Безумны…

Мне вспомнилось лицо Эйны, когда она говорила это не так давно.

— Ха-ха-ха… Если оно так великолепно, может мне стоило бы попробовать?..

Я ощутил, насколько стал хмурым, так что решил разрядить воцарившееся напряжение шуткой.

Лили уставилась на меня серьёзным взглядом, от которого мой натянутый смех мгновенно затих.

— Эта идея не кажется Лили хорошей…

— …

Наш разговор оборвался на сказанных ей словах.

Я готовился сказать что-нибудь в ответ, но в комнате появились монстры. Выбора не было, оставалось только на них напасть. Вскоре Лили вернулась к своему обычному расположению духа, по крайней мере, мне так показалось.

Между нами по прежнему пропасть.

Не знаю, смогу ли я когда-либо её пересечь.

Именно это я ощутил в словах Лили.

Будто всё мужество, которое когда-либо во мне было меня покинуло, и слабый, бесполезный я снова себя показал.

Прошло два дня.

С тех пор как мы с Лили последний раз были в Подземелье прошло больше суток.

Вчера утром, Лили сказала мне, что ей нужно что-то сделать, поэтому она не может пойти. Не знаю, связано ли это как-то с её Паствой, но отчётливо помню извиняющееся выражение её лица.

Увидев его, я просто не мог заставить себя пойти в Подземелье в одиночестве.

Я повторял себе, что перерыв — это неплохая мысль, потому что провожу в Подземелье слишком много времени… но откуда это чувство?

Стоило мне подумать о Мисс Валленштайн, как в моей голове раздавался тихий голос, говорящий: «Не время просто так сидеть!» Впрочем, несмотря на этот голос мне показалось, что не стоит действовать. Я как будто сдутый воздушный шарик.

— …Аххх, это плохо.

Я повернулся, лёжа на софе, и запустил руки в волосы.

После, я с силой выдохнул, надеясь прогнать из себя это неприятное ощущение.

Нужно двигаться. Что я могу сделать? Если я буду просто лежать, то развалюсь на части.

Раз я не могу очистить мысли, нужно просто сменить их направление. Сейчас нужно перестать волноваться о Лили.

«Кажется, я уже очень давно не занимался уборкой…»

Казалось, что время начало тянуться бесконечно, так что почему бы мне этим не заняться.

Не стоит оставлять всю уборку боженьке, это нечестно. Заставив свои ноги подняться с софы, я встал на пол… и заметил корзинку, которую мне дала Силь, стоявшую на шкафу.

— …Ох.

Какой же я дурак.

— Мне очень, очень жаль!

— Ха-ха-ха…

Шлёп! Я с силой свёл руки вместе и опустил голову настолько, насколько это возможно.

Я бежал до Щедрой Хозяйки под палящим дневным солнцем и извинился перед Силь. Нет ни единой причины, по которой я бы заслужил прощение за то, что держал её корзинку у себя несколько дней.

— Подними голову, Белл, всё хорошо.

— Да, но…

— Если тебе действительно жаль, будь в будущем внимательнее, ладно? Что сделано, то сделано и этого не изменишь. Так что сконцентрируйся на том, что будешь делать в будущем.

Она абсолютно права. Я стыдливо поднял глаза и медленно распрямился.

Силь смотрела на меня с доброй, нежной улыбкой на лице.

Такие моменты позволяют мне заметить, что она старше меня.

— Но да. Не получая о тебе никаких новостей я начала волноваться. Так волновалась, что наделала ошибок в работе.

— Мне очень жаль, что так получилось…

— …А знаешь сколько раз меня дразнили?

Неожиданно в её глазах зажёгся огонёк. А? Я открыл глаза пошире от удивления. Силь зарделась, её щёки приобрели розовый оттенок, после чего она, как обычно, вежливо откашлялась. Надеюсь, это означает, что я задолжал ей только слегка.

Понятия не имею, что она хотела мне этим сказать, но я вернул корзинку и взял в руки меню.

Прощаться сразу после возвращения её корзинки было бы попросту неправильно. Конечно, сделанный заказ нельзя считать извинениями за такую задержку, но заказать что-нибудь простое, судя по всему, правильный шаг.

В данный момент большинство посетителей бара были женщинами. От вида мам зверолюдей с детьми у меня на лице появилась улыбка. На тарелках были разложены фрукты — дети, улыбаясь, вонзали в них свои клыки.

— Эй, а украшение всегда здесь было?

Я сидел на своём обычном месте, в углу, и, осмотревшись, заметил большую белую книгу.

Она располагалась прямо напротив меня и не слишком подходила к интерьеру.

— Хее-хеее, это…

Я спросил Силь, когда пришла очередь моего заказа. Её слова оборвались, но она продолжила почти сразу, я не знаю почему.

— Мне кажется её оставил один из наших посетителей. Мы хотели убедиться, что посетитель увидит свою книгу, когда сюда вернётся.

— Ох, — тихонько ответил я. Получается бывают люди, способные забывать такие вещи в барах.

Силь вернулась с моим пирожными и чаем спустя несколько секунд. Она встала возле меня и мы начала разговаривать. Служанка-кошкодевушка сама вызвалась подменить Силь, чтобы у той было время отдохнуть. Надеюсь, всё в порядке.

Почему-то на лице кошкодевушки была улыбка до ушей.

— Ну что, стало получше когда пришёл сюда?

— Не всё идёт так хорошо…

Я решил рассказать о Лили, и о том, что потерял мотивацию что-либо делать.

Высказываться я начал не случайно. Думаю, мне просто хотелось, чтобы кто-то выслушал мои проблемы.

А может, я питал бесстыдную надежду, что Силь даст мне какой-нибудь полезный совет.

Силь всё это время внимательно меня слушал и, когда я закончил, улыбнулась.

— Почему бы не попробовать литературу?

— Литературу?

— Да. Ты ведь не часто читаешь книги, так ведь, Белл? Так почему бы не воспользоваться возможностью и не почитать?

Кажется, она решила, что книга может дать мне мотивацию, которая мне сейчас нужна.

Литература… у меня даже мысли такой не было. Но, возможно, Силь права. Книга может оказаться лекарством, которое мне нужно.

Мне нужно снова ощутить то чувство, которое я испытывал, читая о героях приключенческих сказок; и никогда не останавливаться.

Кто знает? Может, погружение в мир книги снова заставит моё сердце биться чаще и исцелит, напавший на меня, синдром овоща.

— Ага, думаю я почитаю. Спасибо за мысль, Силь. Я прочту книгу.

— Я рада, что оказалась полезной.

А я рад, что всё ей рассказал и получил хороший совет.

Заметив, что я принял её совет, а не погрузился в собственные мысли, Силь тут же задала вопрос:

— А ты уже знаешь, что хочешь почитать?

— Вообще-то, нет. Боженька собрала дома немало книг. Может, возьму одну из них…

А ещё можно пойти в книжный магазин. Но стоило этим словам слететь с моих губ, как Силь тут же сказала:

— Ну тогда… — Она потянулась и достала белую книгу.

— Почему бы тебе не прочесть эту?

— А? Но ведь эта книга принадлежит кому-то другому, так ведь? Её же здесь забыли.

— Если ты её вернёшь, проблем не возникнет. Книги не пропадают от чтения. К тому же, мне кажется она принадлежит авантюристу, так что возможно ты найдёшь в ней что-нибудь полезное для себя.

В этот бар приходит немало авантюристов; скорее всего, эта книга принадлежит одному из них.

Поскольку эта книга авантюриста, возможно, в ней будет что-то, что поможет меня стимулировать. По крайней мере, мне кажется, что Силь пытается сказать мне именно это.

Я уверен, что это какая-то редкая книга и я такой раньше никогда не видел. Возможно, это единственный шанс прочесть нечто подобное.

И всё же, я оставлю отпечатки своих пальцев на чужой книге…

— Тебе не о чём беспокоиться. Если честно, Маме Мие не нравится, что эта книга хранится у нас, так что если ты её заберёшь, то даже окажешь нам услугу. И…

Силь неожиданно покраснела.

— …я хочу помочь тебе всем, чем могу, Белл.

— …

— Но это единственное, что я могу для тебя сделать, так что возьми её, пожалуйста. Ради меня.

Разве она недавно не говорила ничего подобного? Когда эта мысль пришла мне в голову, я слегка скривился.

Что же, раз она заходит так далеко, я могу, по крайней мере, позволить ей меня поддержать.

С моей стороны было бы жестоко отвергнуть её доброту, да ещё и сказанную с таким смущением. Так что я решил принять книгу из её рук.

Когда я взял книгу, то нечаянно прикоснулся к её рукам. От прикосновения к мягкой коже её рук моё сердце подпрыгнуло в груди.

— С-спасибо. Эммм… Что же, ещё увидимся?

— Конечно, спасибо, что сегодня зашёл.

Я вспыхнул, но попытался это скрыть, когда поднялся, чтобы уйти.

Бросив на прощание: «Пирожное было вкусным», я покинул бар.

Также как и с Эйной… Я не могу успокоиться, прикоснувшись к девичьей коже. Я раскраснелся будто в последний раз. Да насколько я невинен?

— Силь, ты ему ту книгу дала?..

— Ага, дала.

— Кто бы мог подумать, что такая ответственная и честная девушка будет распоряжаться собственностью бара подобным образом… Я бы и не подумала, что такое возможно.

— Вы обе будто не змяете, что любовь слепа, мя? Силь, а тебе следует почмяще распускать волосы, мя!

Всё ещё краснея от прикосновения к тёплой руке Силь, я поспешил домой.

Придя домой, я открыл книгу.

Боженьки дома ещё не было, так что я поставил книгу на стол, придерживая её одной рукой.

Чувствуя себя странно, я подвинул стул, устроился на нём, и всмотрелся в титульную страницу, на которой было название.

Зеркальце, Зеркальце: Лучшая Ведьма в этих землях — это Я: Автобиография. (С приложением: Пробуди в себе магию!)

Если честно, звучит как-то по-детски…

Глава 1: Современную магию сможет понять даже гоблин!

Обучение гоблинов магии. Никому бы не следовало подобным заниматься…

Мне захотелось просто закрыть книгу, но я решил перебороть это желание. Усилия Силь не должны пропадать впустую. Я принудил свои глаза скользить по буквам, используя для этого всю свою усидчивость.

Читать заглавия было физически больно, а вот содержание оказалось неплохим.

Как и было написано в заглавии, эта книга была о магии.

— Уххх! — В моих глазах загорелась решимость и я углубился в чтение.

Существует два типа Магии: врождённая и приобретённая. Как ясно из термина «врождённая», этим типом магии владеют различные расы в зависимости от своего происхождения. С древних времён эти расы обладали магическим потенциалом, и изучали магию и ритуалы с юных лет. Несмотря на то, что разнообразие магии, выученной таким способом ограничено, её сила и эффективность заклинаний обычно очень высока.

Книга написана на Коине, распространнённом языке, который понимаю даже я, приложив небольшие усилия.

Но что это за странные символы между строчек?..

Не разобрать… может, какие-то украшения?

Следующая страница.

Приобретённая магия обычно появляется у тех, кто обладает силой «Фалны», появляется она сама собой. Ограничений у такого типа магии практически нет, так что они приобретают очень много разных форм. Эффективность такой Магии очень сильно зависит от экселии.

Эти символы отличаются от иероглифов и любого языка расы мира.

В них нет ничего знакомого, просто очень странные отметки.

Эти символы… будто бы море символов начинает меня поглощать.

Следующая страница.

Магия воплощает желания. Это ключевой фактор в получении магии. Что тебя привлекает — что ты принимаешь, ненавидишь, желаешь, горюешь, чему служишь, поклоняешься, к чему тянешься? Ключ к магии лежит внутри тебя. Твоя Фална обратит твою душу в пылающее солнце.

В книге появилась картинка.

Появилась голова. На голове есть глаза. На голове есть нос. На голове есть рот. На голове есть уши. Нарисовано чьё-то лицо.

Человеческое лицо с закрытыми глазами, будто нарисованное чёрными чернилами. Картинка, собралась из символов.

Следующая страница.

Если желаешь магии ответь. Если желаешь магии, прорвись. Если желаешь магии, сконцентрируйся! Правдивое зеркало ужаса прямо перед тобой.

Стоп. Это моё лицо. Моё лицо, только выше лба ничего нет.

Нет… это маска. Это другая часть меня. Это я, которого я не знаю, другой я.

Следующая страница.

А теперь, начнём.

Глаза открылись. Лицо начало говорить моим голосом.

Рубиново-красные глаза, приковали к себе моё внимание, они будто смотрели сквозь меня. Короткие сочетания символов начали кружиться, а губы будто произносили слова.

Следующая страница.

Что для меня магия?

Я не знаю.

Средство, чтобы расправляться с монстрами. Таинственная сила, которую герои используют, чтобы спастись в последний момент.

Сильная, быстрая, безжалостная, ошеломляющая.

То, что мне всегда хотелось бы получить, однажды. То, чего я жажду.

Следующая страница.

Чем должна быть моя магия?

Мощь.

Великая мощь.

Могущественное оружие, которое победит слабого меня.

Великое оружие, которое вдохновит слабого меня.

Не благородный щит, для защиты моих союзников, не средство, способное исцелить всех вокруг.

Героическая сила, которая убирает препятствия с моего пути.

Следующая страница.

С какой вещью ассоциируется магия для меня?

Вещью?

С какой вещью?

Огонь.

Магия — это огонь. Это первое о чём я думаю, услышав слово «магия».

Сильная, яростная, жгучая.

Сжигающие, обращающие в пепел, раскаляющие воздух, окутывающие всё вокруг волнами пламени и жара, алые языки пламени, которые не имеют ничего общего с моей обычной слабостью.

Горячее, чем что бы то ни было, никогда не гаснущее… Бессмертное пламя.

Я хочу стать пламенем.

Для чего тебе магия?

Чтобы стать сильнее, как она.

Чтобы стать быстрее, как она.

Как лучи света, пробивающиеся сквозь облака.

Как молния, бегущая по небу.

Лучше, чем кто бы то ни был, лучше, чем кто бы то ни был, лучше, чем кто бы то ни был.

Быстрее, чем кто бы то ни был.

Как она.

Чтобы оказаться в поле её зрения.

Это всё?

Если я смогу. Если у меня получится. Если я способен.

Я хочу стать героем.

Я всегда хотел быть героем, и, как дурак, я следую своей мечте.

Как те, что были в сказках. Герой, который всеми любим и почитаем.

Не важно, какой жалкой кажется эта фантазия, насколько она тщетна, как слабо я подхожу на эту роль.

Я хочу стать таким героем, которого она заметит.

Ты такое дитя.

…Прости.

Но это и я, тоже.

Я, бывший в книге, улыбнулся.

Перед глазами потемнело.

— …лл… елл…

Я услышал голос.

Мой разум выбрался из тьмы, под приятный голос, проникающий в уши.

Будто луч света, пробивающийся сквозь тьму.

— Белл!

В следующее мгновение, мои глаза открылись.

— А… Б-Боженька?

— Да, Белл, это я. Да что с тобой, уснул прямо за столом? Поспать можно и в другом месте.

Я тёр глаза, пока лицо боженьки не стало хорошо различимо. Подняв голову, я осмотрелся.

Я дома, в комнате под старой церковью. Время… семь вечера. Уже вечер.

Прежде чем я успел прийти в себя, боженька начала меня расспрашивать.

— Ты читал книгу? Ахаха! Кажется, сонливость таки взяла над тобой верх — не привык читать, да?

— Эм… а, да… наверное?

…Я уснул?

Белая книга, которую я одолжил у Силь всё ещё лежала открытой на столе.

Кажется, мне стало холодно во сне, и я ей накрылся.

Я её прочёл?..

Я потёр виски. В голове был бардак, будто меня крутило во всех направлениях.

У меня остались странные воспоминания. Они казались невозможными, как сон.

Я с кем-то говорил? Меня о чём-то спрашивали? Или все эти воспоминания были о моём сне?

Бесполезно. Не могу понять…

— Хеееее, такой миленький. Обычно я чувствую себя после работы такой уставшей, но благодаря твоей игривости, работы будто и не было!

— Иг-игривости?..

— Хи-хии! А теперь давай съедим чего-нибудь на ужин.

От таких слов я опустил голову, почувствовав как мои уши покраснели. Но боженька, не переставая улыбаться, направилась к своему шкафу.

Я ненадолго вышел за дверь, дождавшись пока из-за двери покажется её детское лицо и заявит «Готова!» после чего я присоединился к ней на кухне. Мне было неловко оттого, что я был дома один, но ничего не приготовил. А вот у боженьки покраснели щёки; кажется, ей было приятно работать рядом со мной. От этого и я начал улыбаться.

— Белл, откуда у тебя такая толстая книга? Кажется, ты не из тех, кто стал бы покупать книги.

— Немного грустно, когда ты говоришь нечто подобное… но да. Я одолжил её у своего друга.

— О, можно я взгляну когда ты закончишь? Нечасто встречаются такие старые книги. Хотелось бы такую прочесть, знаешь ли.

— Ты очень любишь читать, боженька, правда?

Убравишсь после скромного ужина, мы приняли душ и боженька начала обновлять мои характеристики. В последнее время они растут очень быстро.

Кажется, боженька окончательно привыкла к своей работе в Пастве Гефест; у неё начали оставаться силы и время на обновление.

Я снял рубашку и лёг на кровать лицом вниз, а боженька проткнула палец иголкой — чтобы воспользоваться силой её крови.

— А… Мммм?.. Тц!

— Б-боженька… Мой статус растёт так же быстро, как и раньше?

— …Ага, ничего не меняется. Бежит полным ходом, по другому и не скажешь.

Её голос меня пугал, так что мне пришлось набраться храбрости, чтобы задать вопрос. На который последовал незамедлительный ответ, от которого веяло холодом.

Она всё ещё злится… нет, она снова злиться.

В последнее время она злится каждый раз когда обновляет мой статус…

— Ну да, ты же упорный. Знаю, знаю, за одну ночь твои чувства точно не изменятся.

Понятия не имею, как отвечать на такой бессвязный шёпот.

Чтобы это закончилось мне остаётся только помалкивать и надеяться, что буря пройдёт сама собой.

Неожиданно я почувствовал два укола в спину. Будто бы кто-то тыкал в меня иголкой.

Эй, секундочку… это же больно!

— Боженька! Это больно! Ты это специально?!

— Ммммм?

— И чего ты мммммкаешь?

Кажется, мои мольбы и слезливые глаза на неё не сработали. Будто бы говоря: «А ну молчать» она вонзила кончик иглы мне в затылок. Прямой удар.

Не в силах больше возражать я мог только беспомощно уткнуться в подушку.

Надо будет сделать что-нибудь, чтобы она не выспалась…

— …Что же, за исключением Защиты, все твои характеристики почти достигли ранга S, так что твой рост слегка замедлился.

— …Вот как.

— Но он всё равно ненормален…

Высший ранг базовых характеристик — это S. Как только характеристика подбирается к высшему рангу, становится нужно больше опыта для улучшения. В результате рост начинает замедляться. Я слышал, что в некоторых случаях авантюристу приходится убивать сотни монстров, чтобы уровень возрос на одну единицу.

Возможно, в моём случае рост замедлился из-за приближения к высшим значениям, но тот факт, что характеристики всё равно растут означает, что я становлюсь сильнее.

Впрочем, как и сказала боженька,всё идёт слишком хорошо.

— …

— …Боженька?

Очень странно, что она перестала водить руками, но при этом молчит.

Даже после того, как я к ней обратился, она сидела молча, пока…

— …Магия.

— Э?

— В твоём статусе появилось заклинание.

Это последнее, что я ожидал услышать.

— Ваааа?!

— Ииий!

Во мне пробудилось волнение.

Я поднял спину, будто непослушный конь.

Поэтому Боженька, сидевшая на мне повалилась с кровати на пол — судя по громкому, глухому удару, упала она прямо на голову.

Стоп, чёрт!!!

— Б-Боженька!!! Мне так жаль! Ты ударилась?

— Даже не думала, что ты вот так мне отомстишь… Ты просто нечто, Белл.

Она лежала на полу у кровати, почти выгнувшись в неестественную позу. В её глазах блестели слёзы, а тело легонько подрагивало.

Ого… её грудь по лбу ударила?! Стоп, соберись, идиот!

Я сорвался с кровати, чтобы ей помочь и как мог отводил глаза от её декольте, а мои руки дрожали от страха. Вскоре после этого вся Паства Гестии рухнула ниц — в позу, когда все четыре конечности и лоб находятся на земле, бешено извиняясь.

Прошло немало времени, перед тем, как я наконец увидел свой новый статус.

Белл Кранелл

Уровень: Один

Сила: B-701 → B-737

Защита: G-287 → F-355

Сноровка: B-715 → B-749

Ловкость: B-799 → A-817

Магия: I-0

Заклинания:

(Вспышка)

• Заклинание Быстрого Реагирования.

Навыки:

()

— !!!

Мне пришлось постараться, чтобы не закричать во весь голос.

Я держал в руках бумажку, на которой боженька записала мой статус, мои челюсти были плотно сжаты, а руки дрожали.

В моих глазах искрился восторг. Хотя я и не мог видеть себя со стороны, я знал, что улыбаюсь от уха до уха.

— Поверить не могу, заклинание появилось… Может, это из-за того Навыка?.. Эх, знать бы.

Боженька что-то бормотала, сведя брови и погрузившись в размышления. Совершенно отличная от моей реакция.

Она переводила взгляд с моей спины на лицо и обратно, но мне было не важно.

— Б-боженька… Заклинание, у меня появилась Магия! Я стал магом!..

— Ага, я видела. Поздравляю, Белл.

Я просто был счастлив.

По моему телу бежала радость. Я чувствовал будто внутри меня зажёгся огонь.

Но в это же мгновенье у меня из глаз бежали слёзы. Мечта стала реальностью. Я дрожал от волнения.

Я поднял бумажку над собой и сел на пол. Я будто почувствовал как боженька, стоявшая позади меня, нахмурилась.

Я рад… так сильно рад! Я наконец могу использовать магию!

Не просто магию, а ту самую Магию! Те же заклинания, что герои использовали в качестве своей козырной карты в сказках и легендах, в точности такую же!

— Мне не нравится, что всегда приходится вносить ложку дёгтя в твои медовые бочки, но нам нужно поговорить о твоём Заклинании. Меня кое-что беспокоит.

— Конечно, Боженька!

Я вернулся в реальность и вскрикнул.

Мне нужно успокоиться. Я повторял это себе снова и снова, делая глубокие вдохи, чтобы расслабить своё напрягшееся тело.

— Ты меня слушаешь? Это основы, но для работы Магии требуется определённое заклинание. Об этом ты ведь уже слышал, правда?

Я ответил боженке быстрым кивком.

У заклинаний немало свойств, которые можно изменять, изменяя заклинание, произносимое колдующим.

Произнесение заклинания подготавливает магию, и когда заклинание завершено оно отправляется в назначенную сторону. Вкратце можно сказать так: Чем дольше произносится заклинание — чем длиннее его текст — тем большую силу и площадь имеет заклинание.

Также обратный эффект: чем короче заклинание, тем оно будет слабее. Впрочем, можно отнести к достоинствам, что короткие заклинания можно произносить быстрее. Это плюс, поскольку его можно применить почти мгновенно.

— Тогда перейду к делу. Друзья говорили мне, что когда кто-то изучает Магию это отражается в его статусе. Произносимое заклинание нужно искать в статусе человека. То, что запускает магию.

— Правда? Но на бумажке, которую ты мне дала ничего не было…

— Да, именно так. Но ты же не начал думать, что я забыла написать заклинание, не так ли?

В списке заклинаний указана «вспышка» но никакого добавочного текста там нет. Без него я не смогу воспользоваться заклинанием.

Когда я озадаченно наклонил голову, боженька высказала мне свою теорию:

— Это просто моя догадка, предположение. Но судя по тому, что записано в твоём статусе… твоей магии не нужно дополнительных слов для срабатывания, Белл.

Я будто застыл. Принудив своё тело двигаться, я снова перечитал записанный на бумажке статус.

Ну да, ни намёка на заклинание. Только описание: «Заклинание Быстрого Реагирования».

…Думаю боженька угадала. Чёрт, я не могу придумать другое значение, для этих слов.

— Не знаю, насколько твоё заклинание сильно, но похоже, его не нужно произносить… «Заклинание Быстрого Реагирования», не думаю, что я ошиблась.

— Сейчас узнаем Вспы-глох!

Мягкие руки боженьки прикрыли мой рот.

Она привстала на цыпочки, её глаза смотрели в мои.

— Не советую произносить название необдуманно.

— Пофефму?

— Я не знаю, что может произойти, но есть вероятность, что просто сказав «Вспышка» ты воспользуешься заклинанием.

Ффффф. Моё лицо начала синеть. Я ведь понятия не имею, что делает это заклинание, но воспользовавшись им, я случайно мог разнести весь наш дом.

— Осознал? — спросила богиня. Я кивнул и она убрала руки.

— Вот и хорошо, что ты всё понимаешь. Мы не знаем наверняка, что делает твоё заклинание, пока ты не попробуешь его в действии… Используй завтра в Подземелье. Там и поймёшь как работает твоя магия.

— Э? Завтра?

— Только не говори, что сейчас хотел пойти? Ты же даже душ принял, так ведь? Никуда твоя магия не пропадёт!

— Да, точно… ты права.

Боженька усмехнулась, а я ответил медленным кивком.

Уже поздно, боженька устала после работы и других дневных дел, так что мы решили сразу отправиться в кровать.

Почистив зубы, боженька устроилась на кровати поудобнее и выключила свет.

Сонливость тоже меня одолевала, так что я расположился на софе…

«Прости, Боженька».

…всего на мгновенье.

Мои глаза открылись. Да кто бы мог уснуть после такого?

Я спрыгнул с софы. Слушая размеренное дыхание боженьки, осторожно, чтобы её не разбудить, я схватил свой подготовленный заранее рюкзак и вышел из комнаты.

Хочу попробовать заклинание прямо сейчас!

Над Главной Улицей сияли луна и звёзды. В окнах различных заведений и баров горел свет, освещая лица посетителей. Пьяные, весёлые голоса полу-людей создавали ритм; в такт которому шагали мои ноги.

Орарио ещё не спал. Не мог уснуть и я.

Белая башня становилась всё выше, когда я к ней подходил. С улыбкой на лице я переоделся в свою экипировку.

Пройдя по первому этажу Вавила, я сразу отправился вниз.

Наконец я дошёл до входа в подземелье у основания башни. Будто на иголках я побежал вниз по спиральной лестнице. Но этого мне было мало, в середине лестницы я просто схватился рукой за перила и прыгнул вниз.

Ветер свистел в моих ушах и я приземлился с громким хлопком. Этот прыжок был так хорош, что я слегка прослезился, а мои ноги задрожали от нетерпения.

Наконец, я оказался на первом этаже Подземелья.

— !..

Хрусть. Я выпрямился.

Широкий коридор. Небольшой, но толстый зелёный силуэт попал в поле моего зрения.

Гоблин.

«Отличное начало…»

Размер моего противника, дистанция между нами — всё было как надо.

Я сглотнул накопившуюся слюну, и вытер о рубашку вспотевшие ладони.

Он меня заметил. Пронзительно взвизгнув, гоблин6 перебирая своими ногами по полу, побежал ко мне.

Я протянул правую руку, раскрыв пальцы навстречу бегущему ко мне монстру.

— …

Сердцебиение отдавалось в ушах.

Я собрал всю скопившуюся нервозность, неуверенность и волнение в правой руке.

Резкий вдох.

Сведя брови так сильно, как это возможно я крикнул:

— ВСПЫШКА!!!

Алый свет на мгновенье залил всё перед моими глазами.

— ?!

Алая молния пронеслась по коридору.

Нет, не молния. Разряд пламени.

В воздухе будто бы пронеслось несколько линий случайной длины и пронзило гоблина.

По крайней мере, так это видел я.

Взрывная вспышка ослепила меня в то мгновенье, когда пламенные снаряды достигли тела гоблина.

Будто расцвёл оранжевый цветок.

— …ах.

Гоблин на мгновенье замер, его тело, охваченное пламенем, начало дымиться. Зрачки монстра побелели и он рухнул на пол подземелья. Предсмертный хрип монстра разнёсся по коридору.

— …Не может быть.

Сработало. Это работает.

Моё заклинание работает.

Я поднёс руку к лицу и долго, молчаливо всматривался в свою ладонь. Ещё недавно я воображал как буду колдовать в такой позе, работая в поле, и вот я здесь.

Это та же самая рука. Ничего не изменилось.

Но теперь я владею магией.

Я могу колдовать этой рукой.

— …Х… ха-ха-ха!

Я увидел, как работает заклинание, но этого мне было недостаточно.

Тело трепетало. Я сжал раскрытую перед лицом ладонь в крепкий кулак.

«Да!..»

Настоящий результат. Прогресс налицо.

То, что я могу увидеть собственными глазами, не простые цифры, записанные на клочку бумаги. Я наконец стал ближе к Мисс Валленштайн — и я могу это почувствовать!

Вспышка. Молниеносное пламя.

Магия без заклинания, бьёт огнём с молниеносной скоростью.

Огненная магия, которая быстрее чем что бы то ни было.

Подходящее мне, заклинание.

— !!!

На меня накатила очередная волна восторга.

Я случайно прикусил губу, сжимая и разжимая кулак. Было больно. Но это меня не волнует.

Случилось что-то, что привело меня в восторг.

Наверное, мои глаза так не сверкали с того дня, как я зарегистрировался в Гильдии. Чистейший, наивный восторг.

Восторженные эмоции поглотили мой разум.

Я ринулся вглубь Подземелья в поисках новой цели.

— ВСПЫШКА!

— Гьяяяя!!!

Я нашёл монстра и вытянул в его направлении руку.

— ВСПЫШКААААА!!!

— Ишшшиииии!

Будто маленький ребёнок я бежал и кричал так громко, как только мог.

— ВСПЫЫЫЫЫШККАААА!!!

— БГУУУУААААА!!!

Взрывы перед глазами.

— ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКА! ВСПЫШКААА!

— ГЬЯЯЯЯ!!!

— Ой. Я уже на пятом этаже…

«Я зашёл слишком далеко». — С довольной улыбкой на лице, вдоволь посмеявшись я огляделся.

Того факта что цвет стен сменился с бледно голубого на зеленоватый мне хватило, чтобы понять где я нахожусь.

«Как же я повеселился», — сказал я себе, сделав разворот на сто восемьдесят градусов.

«А теперь самое время отправиться домой», — подумал я, начиная насвистывать весёлую мелодию, когда…

— …Ух?

Что-то будто… не так.

Я смог услышать своё сердцебиение.

— А?..

Всё произошло очень быстро.

Я никогда раньше не пил ничего алкогольного, но, кажется, именно так чувствуют себя пьяные люди.

Мои ноги будто изогнулись. Я не мог понять, стою ли я вообще на земле.

Мир вокруг начал кружиться. Я заметил как ко мне быстро приближается пол и в это мгновенье сознание меня оставило.

— ?..

— Айз, что-то не так?

Две авантюристки оказались на пятом этаже.

Однако они пришли не сверху. Они поднимались из глубин.

Айз и Риверия потратили на подъём с тридцать шестого этажа, Нижней Крепости, три дня и на них не было ни царапинки. Несмотря на то, что им пришлось сражаться с монстрами по пути к поверхности сорок шесть часов без передышки, они не выглядели уставшими.

Теперь же, когда их путешествие уже подходило к концу, Айз, шедшая на несколько шагов впереди Риверии, остановилась.

Эльфийка взглянула на светловолосую девушку, пытаясь выяснить, что произошло.

— Кто-то лежит на полу.

— Работа монстров?

Действительно, на полу подземелья лежало тело авантюриста.

Он лежал лицом к полу, будто споткнулся и не мог встать. Девушки к нему подошли.

— Видимых повреждений нет, лечение и противоядия не требуются… Классический случай Истощения Разума.

Риверия осмотрела авантюриста и высказала свой диагноз непререкаемым тоном, предположив, что авантюрист просто был истощён, использовав магию не думая о последствиях.

Использование магии не бесплатно. Оно требует энергии. Заклинания используют ментальную энергию, вместо физических сил для активации. Разумеется, поскольку у тела есть свои пределы, такие же пределы есть и у разума.

Риверию поразило, что мальчик был способен использовать магию до потери сознания.

Тем временем, Айз уселась на колени, сложив руки на ноги и пристально уставилась на белые волосы парня.

— Этот мальчик…

— Что с ним? Ты его знаешь, Айз?

— Не совсем. Мы никогда с ним не разговаривали… Но это, эм, тот парень, о котором я тебе рассказывала. Минотавр…

— …Ясно. Этот рёбёнок, которого тот идиот оскорблял.

Риверия кое-что слышала об этом парне, Белле, от Айз. Первое, что он забился в угол как трус, когда за ним гнался Минотавр. А ещё, что он выбежал из бара когда подвыпивший Бете начал его оскорблять.

Несмотря на то, что Риверия пыталась защитить этого парня, когда члены её группы начали над ним издеваться, она не знала, что на самом деле он был в баре. Эльфийка сожалела, что не попыталась остановить разговор раньше. Она понимала, как сильно услышанное ранило парня.

К тому же, Айз была вовлечена в этот разговор.

— Риверия, я хочу удовлетворить этого мальчика.

— …Могла бы и по-другому выразиться.

Риверия тяжело вздохнула, услышав выражение подобранное Айз. Айз умоляюще взглянула на эльфийку, глаза светловолосой девушки блестели.

Осознав, что Айз не понимает, в чём проблема, Риверия не стала ничего объяснять.

— Что же, помочь кому-то кто попал в подобное положение, это совершенно естественно…

Айз дважды кивнула, её доспехи зашелестели в такт. Риверия наклонилась и взглянула на Белла.

Заметив, что парень не собирается просыпаться в ближайшее время, эльфика перевела взгляд на Айз.

— …Айз, сделай в точности так, как я тебе скажу. Если хочешь порадовать этого мальчика, этого будет достаточно.

— Что?

Ривиреия взглянула в глаза девушки и шепнула ей что-то на ухо.

— …Этого правда достаточно?

— Я не уверена. Но это безопасное решение. Тебе не стоит делать ничего большего. В твоём случае любой мужчина был бы счастлив.

— Я не… понимаю.

«А тебе и не надо понимать», — усмехнулась про себя Риверия.

Эльфийка на мгновение остановила взгляд на Айз, как мать смотрит на растущего ребёнка, но уже в следующую секунду вернулась к прежней себе.

Вернув себе спокойное выражение лица, Риверия поднялась.

— Я вернусь на поверхность. Если останусь, я тебе только помешаю. Вам следует побыть наедине, чтобы друг друга понять.

— Спасибо тебе, Риверия.

Эльфийка кивнула и с беспокойным вздохом двинулась дальше.

Впрочем, беспокоили её не бродящие вокруг монстры.

В конце концов, сейчас с парнем остался один из самых лучших бойцов на планете.

Меня окутывал глубокий сон.

В него проник мягкий аромат сирени будто освещаемый тёплым солнцем.

Моя кожа будто прикасалась к чему-то мягкому и приятному.

Сонливость.

Мне так хорошо, что я не хочу двигаться.

?..

Нечто погладило меня по волосам. Тонкие пальцы прикоснулись к моей щеке.

Так нежно, так успокаивающе.

Мои веки начали медленно подниматься.

«…Мама?»

Я обратился к человеку, которого никогда не встречал, я даже не знал её лица.

Постепенно головокружение уходило и мой взгляд начал проясняться.

Прости. Я не твоя мама…

«…А?»

Ответ был произнесён голосом, пронзившим меня насквозь.

Я несколько раз моргнул, пытаясь сфокусировать зрение.

Наконец, пелена с моих глаз начала спадать.

Первое, что я увидел, были сверкающие светлые волосы. После, прекрасное лицо.

И наконец, золотые глаза, подходящие в тон волосам.

— …

— Ты проснулся?..

Мои глаза открылись. Я проснулся.

Но время будто остановилось.

Мой разум опустел, я уставился на лицо, смотрящее на меня сверху.

Моему затылку было тепло. Будто он находился на чём-то мягком.

Кажется, я начинаю понимать. Похоже я лежу на её коленях.

Эта девушка, Айз Валленштайн, снова провела рукой по моим волосам.

Она мягко коснулась моих ресниц.

— …

Я поднялся.

Я знаю, что вырваться из подобного удобства неприятно, но всё же, я сел.

Девушка исчезла из поля моего зрения. Теперь я смотрел на поверженных монстров, кости которых были раскиданы по полу. Лучше бы я ничего этого не видел и снова повернулся к Мисс Валленштайн. Она никуда не пропала.

— …Иллюзия?

— Не иллюзия.

Выражение лица Мисс Валленштайн изменилось, её брови удивлённо поднялись.

Мы взглянули друг другу в глаза, казалось, мы смотрим так вечность.

Взгляд золотых и рубиново-красных глаз. Кажется, молчание начало создавать напряжение. Моё лицо краснело с каждым ударом сердца. К тому времени, как Мисс Валленштайн это заметила, сидящая на моих плечах голова уже была цвета перезревшего яблока.

Мой взгляд потерял концентрацию и начал метаться из стороны в сторону.

Я вскочил на ноги.

— ГААААААХ!!!

Я побежал так быстро, как только меня могли нести ноги.

— …Почему ты всегда… убегаешь?

Если бы рядом был кто-то, способный услышать слова девушки, он бы ощутил в этих словах нотки одиночества.

Комментарии