Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1: Маневры DEM

— Итак, сейчас я оглашу твоё наказание, — донёсся до ушей Оригами тихий, но тяжёлый мужской голос.

Прямо сейчас, в одном из помещений военной базы JGSDF, несколько человек, сидя в один ряд, пристально смотрели на девушку, что стояла в середине комнаты. По выражению лиц, сидящих перед ней, было похоже, что Оригами в чем-то обвиняли.

Но это естественно.

Ведь прямо сейчас её допрашивали по поводу того происшествия.

Человек, сидящий прямо перед ней, генерал Киритани, продолжил серьёзным тоном:

— Мастер-сержант Тобиичи получит выговор и подвергнется наказанию. Даже и не думай, что ты вновь сможет дотронуться до реаллайзера.

Оригами ожидала этих слов. Не изменившись в лице, она слегка вздохнула.

Это было решено ещё задолго до допроса.

Для проформы, здесь также присутствовала её непосредственный начальник, Кусакабе Рёко, которая была немногословной. Она, так или иначе, должна проследить за наказанием Оригами.

Это говорило о том, в какую неприятную ситуацию попала её подчинённая. И это нормально — ведь та действовала, зная, что ей за это будет, даже если причиной тому был дух.

Если бы Оригами ликвидировала огненного духа, «Ифрита», убившего её родителей, то ей бы было уже неважно, можно ли ей сражаться или нет.

Оригами ошиблась — «Ифрит», Ицука Котори, не являлся целью для мести.

Нет, в этом пока ещё нельзя быть уверенным до конца. Но она также не может быть уверена в том, что Шидо лгал, рискуя собственной жизнью.

Если есть хотя бы шанс того, что он сказал правду, то, получается, пять лет назад был ещё один дух. В таком случае она прямо сейчас лишится возможности преследовать настоящего преступника.

От этого сердце Оригами сжалось.

Но в этот момент...

Внезапно дверь в комнату открылась, и все сидящие посмотрели в ту сторону.

— Что такое, сейчас идёт допрос. Кто разрешил вам войти... — Киритани, неожиданно, застыл.

Увидев вошедшего, он оборвался на полуслове.

— Мистер Уэсткотт?

Ощутив различие в голосе и выражении лица, который сейчас звучал по отношению к ней, Оригами обернулась к двери.

Там стоял мужчина в сопровождении девушки, похожей на секретаря.

Он был высоким, одетым в чёрный костюм, его волосы имели пепельный цвет, а острые глаза, словно готовы оставить прорезь на лице. На вид ему было лет тридцать, но вокруг него витала загадочная аура и ощущение того, что он уже опытный ветеран.

Увидев лицо и услышав имя из уст Киритани, брови Оригами приподнялись вверх.

Исполнительный директор DEM — сэр Айзак Рей Перам Уэсткотт.

Фактически он был на высшей ступени руководства компании, являвшейся единственным в мире производителем реаллайзеров.

— Ах, кажется, я вас прервал. Простите за такую грубость, — извинился Уэсткотт на беглом японском, осматривая комнату и пожимая плечами.

— П-почему кто-то вроде вас в таком месте?.. — взволнованно спросил Киритани.

Уэсткотт перевел взгляд на него:

— Видите ли, я отправил вам в качестве подарка «Белую Лакрицу», но услышал, что Мана сейчас не в состоянии её пилотировать. К тому же я и так планировал приехать в Японию, чтобы помочь вам, но... в пути до моих ушей дошло кое-что интересное.

— Кое-что интересное? — переспросил Киритани.

Уэсткотт театрально кивнул.

— Здесь ли член AST, который смог активировать «Белую Лакрицу» и вступить вместе с ней в бой с духом?

— Э... — застыл генерал.

Это была предсказуемая реакция. DW-029 «Белая Лакрица», экипировка, которую безрассудно использовала Оригами, была экспериментальной машиной DEM. Оно использовало кристаллическую технологию маскировки. Прежде чем сказать, что это сложно для практического применения, стоит добавить, что этот комплекс предназначался только для Маны.

Уэсткотт, возможно угадав мысли Киритани, покачал головой так, словно для него это всё была игра.

— Не стоит спешить с выводами. Я не собираюсь обвинять вас или использовать факт случившегося, как рычаг давления.

— Тогда почему?

— Чисто из любопытства. Хоть она смогла управлять ею всего лишь несколько мгновений, мне было интересно, что же это за маг такой, способный использовать такую безумную штуку. Итак, — Уэсткотт повернулся к Оригами, — я и подумать не мог, что это будет такая милая и прекрасная леди, как вы.

От его взгляда Оригами охватило странное и жуткое чувство, а в рту всё пересохло.

Возможно, подумав, что он уже донёс таким образом свои мысли, Уэсткотт, пожав плечами, улыбнулся.

Генерал Киритани кашлем прервал их:

— Пожалуйста, дайте нам принести должные извинения за этот инцидент. Я также планирую назначить наказание для мастер-сержанта.

— Что вы имеете в виду под наказанием?

— Мы пришли к выводу, что её стоит уволить со службы в качестве дисциплинарного наказания после выполнения всех необходимых процедур, — абсолютно ясно произнёс Киритани.

На что Уэсткотт тяжело вздохнул:

— О чём вы говорите? Знаете ли, у нас не так много магов, способных управлять такой техникой.

— Это не проблема, мистер. Таков наш устав.

— Оу... — Айзак Уэсткотт принял наигранную позу, приложив руку к голове, и слегка вздохнул.

А затем, упёршись руками о стол Киритани, приблизил к тому лицо:

Вы так и не поняли, даже если я вам сказал об этом прямо?

— Э...

У всего офицерского состава, сидящего здесь, перехватило дыхание.

Этот мужчина обладал огромным влиянием, но это было ещё не всё.

Айзак Уэсткотт являлся исполнительным директором DEM. Не будет преувеличением сказать, что этот мужчина управляет поставками реаллайзеров по всему миру.

Тридцать лет назад эта удивительная технология попала в руки человечества.

Фрагменты этой «магии» способны воплотить мечты в реальность.

Хоть официально это и не разглашалось, но реаллайзеры имелись в каждом важном учреждении во всех странах.

Если по какой-то случайности, или же по прихоти DEM какая-то страна не получила реаллайзеры, то она становилась сильно ограничена в своих возможностях.

Генерал Киритани сглотнул. Стоит добавить, что JGSDF находятся в большом долгу перед DEM. Если он допустит ошибку, то это станет проблемой для всех.

Скрепя зубами, Киритани ударил кулаком об стол.

— Пусть ваша частная контора меня не недооценивает. Я не изменю своего решения. Мастер-сержант Тобиичи получит дисциплинарное наказание, — он прямо посмотрел на Уэсткотта.

В воздухе повисло напряжённое молчание — никто не хотел встревать.

И это было нормально. JGSDF не могут отдать приоритет требованиям иностранной компании, только не в этом месте.

— Прекрасно, — Уэсткотт на несколько мгновений перекрестился взглядом с Киритани, а затем вздохнул.

Он достал смартфон из внутреннего кармана пиджака и кому-то позвонил.

— Ах, здравствуйте. Давно не разговаривали. Да, но, по правде, сейчас я хотел бы обсудить с вами кое-что...

Обменявшись парочкой слов с собеседником по ту сторону связи, Уэсткотт передал телефон Киритани.

— Что вы...

— Как только ответите вы сразу же всё поймёте.

Киритани с озадаченным выражением лица взял телефон.

Спустя несколько секунд...

— ...Министр обороны Саеки?! — от шока генерал уронил стул. — Да, но... Н-нет, ничего такого...

Киритани весь обливался потом, а на его лбу проступили морщины.

Закончив разговор, он передал смартфон обратно Уэсткотту.

— Ой-ой, осторожно, пожалуйста, это ведь последняя модель.

— Ты...

— Хи-хи-хи, гражданский контроль* воистину прекрасная система, не находите? Контролировать оппонента можно и без применения физической силы, достаточно просто быть друзьями с одним джентльменом.

Уэсткотт положил телефон обратно в карман, пожал плечами и, взглянув на Киритани, помахал ему рукой, словно поторапливая его сделать что-то.

Генерал, застонав, раздражённо стукнул кулаком по столу:

— Мастер-сержант Тобиичи Оригами, вам назначается домашний арест сроком в два месяца!

Все присутствующие округлили глаза. Другими словами, это лишь временный запрет на использование реаллайзера.

Понимая это, Оригами не могла поверить в столь мягкое наказание.

— Генерал, это...

— Тишина. Я принял решение, допрос окончен. Скройся с глаз моих!

— Но... — Рёко в панике схватила Оригами за руку, пытающуюся что-то сказать.

— И-извините! — отдав честь и взяв с собой свою подчинённую, она выскочила из комнаты.

Уэсткотт же поднял на прощание руку, словно они были друзьями, а Оригами лишь глянула на него, прежде чем быть утащенной Рёко за дверь.

Капитан протащила подчинённую за собой ещё некоторое время и, отойдя на дистанцию, при которой не будет слышно голосов, она заговорила:

— Оригами, что ты только что пыталась сказать?

— Не важно каким образом, но, чтобы JGSDF уступили требованиям частной организации, это... — она была прервана звучной оплеухой.

— Что ты творишь?

— Это я должна спрашивать. Что ты будешь делать, если скажешь что-нибудь безобидное, но потом всё равно подвергнешься наказанию?!

— Это проблема, — Рёко почесала затылок и вздохнула. — Но разве это не хорошо? Совпадение это или нет, думай об этом, как если бы Бог ниспослал ангела со страшным лицом, чтобы помочь тебе. Ты же хочешь отомстить за родителей?

Оригами, сжав кулаки, молча кивнула.

Лицо Рёко расслабилось, и она довольно кивнула.

И затем...

— Хм-м? — нахмурившись, капитан посмотрела в дальнюю часть коридора.

Там она обнаружила две головы, выглядывающие из-за угла поворота.

Обменявшись взглядами с Рёко, они тихо попытались скрыться. И тут...

— Эй! — внезапно выкрикнула капитан, когда эти две головы неожиданно рухнули друг на друга.

— Ой-ой-ой... Что ты делаешь?

— Мгх, Микэ, ты тяжёлая!

Это были девочки-подростки. Та, что была с собранными волосами, носила форму старшей школы Райзен. На другой были слегка великоватая для неё белая рабочая одежда и очки. У неё были голубые глаза и светлые волосы.

Унтер-офицер второго класса* Такамине Микиэ и Милдред Ф. Фудзимура. Они отличались от военного состава и персонала механиков, но обе являлись членами AST так же, как Оригами и Рёко. Из-за близости возраста этого дуэта с Оригами, они привязались к последней.

— Микэ и Мили, что вы здесь делаете? — с полузакрытыми глазами спросила их Рёко.

Названная пара, выпрямившись, стала торопливо размахивать руками:

— Э-это, ну, насчёт этого, э-э-э, что-то же уже было, Мили?

— Э?! Не сваливай все на меня...

Смотря на этих двоих, Рёко глубоко вздохнула:

— Похоже кто-то просто волновался об Оригами... Боже.

— Э, ну-у-у...

— Простите, — извинились они, понурив плечи.

Но Микиэ тут же подняла голову и обратилась к Оригами:

— Э-это... Как всё прошло?! — громко спросила она.

Мили так же подняла голову, будто подражая Микиэ. Посмотрев на них, Рёко, снова глубоко вздохнула и сдалась. Она указала подбородком, таким образом веля Оригами ответить девочкам.

Слегка опустив голову, та заговорила:

— Я была приговорена к двухмесячному домашнему аресту.

— А-а-ах... — Микиэ бессильно упала на пол.

Но, помотав головой, тут же достала из кармана коричневый конверт с заявлением об отставке и швырнула его на пол.

— Р-раз всё так обернулось, то я покидаю эту работу!..

— Не говори так, Микэ, — Мили гладила её по спине, словно успокаивала какое-то животное. — Я имею в виду, а теперь успокойся и повтори то, что сказала Оригами.

— Э?.. Так ведь Оригами получила два месяца домашнего ареста... Э? Что? Домашний арест? — Микэ вытерла слёзы рукавом и встала. — Д-домашний арест — это значит, что тебя не отправляют в отставку?!

— Да.

Лицо Микэ, погружённой в отчаяние, тут же засияло.

— Э-это же здорово... Если Оригами не уволят, тогда я... я... у... — слёзы вновь выступили из её глаз.

Не сдержавшись, Микиэ бросилась с объятиями на Оригами.

— Орига-а-ами!

Но та не отреагировала так, как положено. Вместо этого Оригами изогнулась и, благодаря разнице в росте, ударила ту локтем по затылку.

У неё не было задачи напасть на Микэ, то была лишь машинальная реакция на противника, шедшего прямо на неё.

— Гхе?! — издав странный звук, девушка упала, сильно приложившись лицом об пол.

— О-Оригами...

— Я просто удивилась твоему внезапному действию.

— Н-нет... Это же должна была быть трогательная сцена... — шмыгая, Микиэ потёрла свои красный нос и лоб.

Посматривая краем глаза на Микиэ, Рёко наклонилась и подобрала коричневый конверт, лежавший на полу.

— Ага... Так ты хочешь покинуть AST. Думаю, у меня нет выбора. Хоть у нас и возникнут проблемы с недостатком рабочих рук, но тут я бессильна. Раз ты уже приготовила такое, думаю, я не могу просто так отклонить твоё прошение, — наигранно пожав плечами, вздохнула Рёко.

— Что?! — раздался истеричный голос Микиэ.

Её взгляд заметался в разные стороны, а потом она рванула к Рёко.

— Э-э-э... Это!..

— Хм-м? Да? Что-то не так, Микэ? Ах, прости меня за фамильярность, Такамине. Не волнуйся, если речь о тебе, то никаких проблем не будет, и ты достигнешь в жизни всего.

— Капитан, э-это ошибка! Это ошибка-а-а! — Микэ протянула руки, чтобы забрать увольнительную.

Но, прежде чем она взяла её, Рёко подняла письмо ещё выше.

— Э-это всего лишь недопонимание! Заговор злой организации!

— Недопонимание, да... Даже если так, письмо-то написано тобой.

Рёко каждый раз поднимала заявление об отставке выше, а Микиэ, подпрыгивая, пыталась его достать.

Было очевидно, что она играла. Хоть это и было редкостью для вечно серьёзного капитана, но, возможно, она таким образом выпускала весь накопленный стресс, дразня Микиэ.

И, когда Оригами посмотрела на Рёко как обычно, Мили весело рассмеялась:

— Что ж, вы обе, это здорово, что Оригами не уволили, но совсем уж неожиданно, что ей дали всего лишь два месяца ареста. Честно говоря, я кроме увольнения ни о чем больше и не думала.

У Оригами, не знающей с чего начать, возникла проблема с объяснением. Мили тут же затрясло:

— Т-т-только не говори мне...

— Милдред?

Если подумать, то это странно, что Оригами назвала её имя. Но Мили, не поняв этого, раскраснелась.

— Думаю, это нормально, когда за такое дают серьёзное наказание... Но приговор Оригами — домашний арест... Наказание подозрительно лёгкое... В тёмной комнате... И похотливые улыбки вышестоящих офицеров... «Ты же не хочешь, чтобы тебя уволили, верно? Тогда ты знаешь, что делать, ведь так?» Ах, Оригами заставляют надеть что-то постыдное и унижаться на полу. А потом ту её женскую часть, что никто не видел...

— Эй!

— Гья!

Рёко ударила кулаком по голове Мили.

— З-за что! Мозг Мили — это же сокровище!

— Заткнись! Мы услышали всё, что ты там себе понапридумывала.

— Я сказала... Только не говори мне, что ты манипулировала мной!

Рёко ещё раз ударила Мили по голове.

— Ой-ой-ой... Вот же, возьмёт ли Рёко на себя ответственность, если я стану глупой?

— Похоже это разозлило тебя, Мимидошима*.

Рёко, в подавленном состоянии, убрала кулак, а Мили потёрла голову.

В этот момент, по коридору донёсся звук шагов.

Развернувшись в том направлении, они увидели мужчину в чёрном костюме и девушку в солнцезащитных очках. Она была секретарём Айзака Уэсткотта.

Оригами опустила голову. Увидев, что она делает, остальные заметили его. Они тут же закрыли рот, перестали дурачиться и встали прямо.

— А-а-ах, — Уэсткотт, поняв, кто перед ним, приподнял брови и, в тот момент, когда проходил мимо, положил руку на плечо Оригами. — Я многого жду от тебя, молодой маг. Ты определённо убьёшь всех духов.

Оригами сглотнула.

Не то чтобы она чувствовала вражду и желание убить. Но её сердце сжималось снова и снова, что было немыслимо. И этот страх был вызван тем, что этот мужчина просто проходил рядом.

— Дай ей это.

Его секретарь достала небольшую бумажку из кармана и протянула Оригами.

— Прошу, возьмите.

Она приняла это без слов. На ней было написано: А.Р.П. Уэсткотт, список номеров, похожих на телефонные и адреса электронной почты.

— Если будут проблемы, то можешь сообщить нам в любое время. DEUS EX MACHINA*, мы приложим все усилия, чтобы помочь тебе.

— Я... глубоко признательна, — мягко ответила Оригами и взяла визитку.

Но она больше не взглянула на него.

Неизвестно, заметил ли Уэсткотт это или нет, улыбнувшись, он пошёл в сопровождении секретаря дальше.

— Это... Кто это только что был?

— Кто? — одновременно поинтересовались Микэ и Мили.

Рёко, с нервным лицом, почесала голову, словно сдалась. Затем она с полузакрытыми глазами повернулась к ним обеим:

— Это мистер Уэсткотт из DEM. Вы не видели его по телевизору или в журналах? С Микэ-то всё понятно, а вот Мили, разве не ты была переведена сюда из DEM? Как же так вышло, что ты его не знаешь?

DEM — единственная компания, производившая реаллайзеры, жизненно важную деталь CR-комплекса.

По этой причине, правоохранительные органы и вооружённые силы стран, куда были поставлены реаллайзеры, имели официальных наблюдателей и сотрудников технического обслуживания присланных DEM. Мили была одной из них.

— Ах, — она приложила пальцы к подбородку. — Теперь, когда ты сказала об этом, может кто-то вроде него...

— Я вот думаю, он же твой босс?

— А-ха-ха, это всё потому, что у механиков и менеджеров редко выпадает возможность встретиться друг с другом. Любой был бы доволен, если бы руководство просто молча перечисляло деньги Мили и остальным.

— Ты так просто делаешь столь опасные заявления, — сухо улыбнулась Рёко.

Но Оригами не слушала их разговор.

Она всё продолжала смотреть на визитную карточку у неё в руке, как будто изучала слова и цифры не ней. Она в очередной раз нервно сглотнула.

Шаги Уэсткотта эхом раздавались по коридору.

— Ты видела это, Эллен? Никто не понимает, насколько дело обстоит серьёзно. Все эти некомпетентные дураки собрались вместе, чтобы засудить гения, который встречается один к десяти тысячам, — вздохнул он.

— Действительно, — ответила Эллен, идя в нескольких шагах позади Уэскотта.

— Но неочищенный маг управлял «Белой Лакрицей»... Если есть хоть малейший шанс того, что Киритани не передумает насчёт наказания Тобиичи Оригами, то можно будет пригласить её в мою компанию. Я имею в виду, что будет немного жалко расставаться с ней.

— В DEM?

— Ага, если бы её тщательным образом наполнили магией, то она могла бы стать сильнейшим магом, по сравнению с Маной или Артемисией, Эллен Мазерс, — размышлял в слух Уэсткотт.

Сильнейший же в мире маг промолчала. Хоть он всего лишь шутил, она слегка рассердилась. Уэсткотт, придя к мысли, что она очень милая, пожал плечами.

Однако Эллен что-то вспомнила и произнесла:

— Кстати говоря, есть один отчёт, — секретарь открыла папку, что несла в руке.

— Отчёт?

— Да. Духа ААА-класса под кодовом именем «Принцесса», часто появлявшаяся в округе Канто, пропала с поля зрения уже три месяца назад, я вам говорила об этом несколько дней назад.

— А-а-ах, да, я слышал, но это же не совсем так?

— Верно. Взгляните на это, — Эллен достала фотографию и показала её.

На ней были две девушки. Одной из них была мастер-сержант Тобиичи Оригами, с которой они виделись совсем недавно. Говоря об этом, он слышал, что она, будучи членом AST, тратит половину своего времени на посещение школы.

Но проблема была во второй девушке.

Она имела прекрасную фигуру и была одета в ту же форму, что и Оригами. Девушка обладала красивой внешностью и волосами цвета ночи, спускавшимися до бёдер. А если человек хоть раз в жизни увидит пару её чудесных, словно хрусталь, глаз, то уже никогда их не забудет.

Ошибки быть не может — это просто на просто невозможно. Это...

— «Принцесса»?.. — тихо удивился Уэсткотт, успокаивая учащённое сердцебиение.

Верно. Человек, что был на фотографии являлся духом — «Принцессой», — о которой они говорили.

— Что это значит? Ты хочешь сказать, что дух, используя свои способности, поступил в школу? — хмурился мужчина.

— Эту девушку зовут Ятагами Тока. Похоже, что она студентка, которая перевелась в старшую школу Райзена, примерно в тоже время, когда пропала «Принцесса», — ответила Эллен.

— Что предпринимает JGSDF?

— Похоже, мастер-сержант Тобиичи доложила о девушке с подозрением, что она является духом, но результаты наблюдений не подтвердили её догадок, классифицировав студентку как нормального человека.

— Как они наблюдали за ней?

— С помощью средства наружного наблюдения DS-06.

— Этого не может быть, — Уэсткотт приложил правую руку ко лбу и вздохнул, услышав, какую технику применяли для наблюдений. — Они использовали такое неточное оборудование, как DS-06, и решили, что это человек, который просто похож на духа, так?

— Похоже на то.

— Эллен, я уверен в этом — миролюбивый идиот хуже любого параноика.

— Я немедленно попрошу повторного наблюдения.

— Нет, подожди, — протянул руки Уэсткотт, чтобы остановить своего секретаря.

— Если мы оставим это на JGSDF, то всё, что они сделают, так это очередное физическое наблюдение с точно таким же результатом.

— Тогда...

— Да, мы сделаем всё своими руками. Так мы легко и быстро разберёмся с этим.

— Но...

Уэсткотт прервал её, он понимал, что его секретарь хочет сказать.

Пока оставался шанс того, что мисс Ятагами Тока — дух, оставалась и необходимость подготовки военной силы, чтобы противостоять ей, когда та покажет своё истинное лицо.

Но персонал и вооружение, требуемое для борьбы с духом ААА-класса и его использование крайне трудно спрятать от AST.

Дело в том, что ситуация была похожа на пир, где вам нельзя было дотронуться до яств. Уэсткотт также размышлял над тем, чтобы повторно подать запрос в AST на включение Эллен в состав JGSDF.

— Дашь мне взглянуть на неё ещё раз?

— Да.

Мужчина дотронулся до руки Эллен и, получив ответ, взял папку с файлами.

Затем он пролистал её и скривился в улыбке.

— Хо-хо... Разве это не отличный момент... Эй, Эллен, ты так расслабилась из-за того, что давно не встречалась с духами?

Щеки девушки дёрнулись.

Духи по своей прихоти появляются в неожиданное время и в неожиданных местах. Есть определённый предел подготовки к их появлению. Но это будет бессмысленно, если его не загонят в угол и он сможет сбежать.

Однако, знание о местоположении духа значительно всё упрощает.

— Я рассчитываю на тебя, Эллен. Эллен Мира Мазерс. Сильнейший маг и единственный в своём роде. Ты определённо сможешь довести это дело до конца. Не важно, кто будет твоим оппонентом, даже если создание, способное уничтожить мир.

Эллен ответила:

— Принято. Не важно, кто будет моим противником — я не проиграю, — ответ, который он ожидал от неё услышать.

— Хм-м, — довольно улыбнулся Уэсткотт.

Слегка вздохнув, Такамия Мана медленно открыла глаза.

Скорее всего из-за того, что она давно уже их не открывала, зрение было размытым и похоже на мозаику.

Всё тело отдавало тупой болью, и Мана не могла толком управлять им.

— Где... я?.. — прозвучал голос девушки так, словно говорил кто-то ей не знакомый.

В горле пересохло, а в ушах звенело — причина, из-за которой она и не узнала собственный голос. Похоже, что из-за этого мозг не мог его распознать, промелькнула у неё в голове такая глупая мысль.

Через несколько секунд Мана пришла в себя и поняла, что происходит.

Белая комната и большая кровать, а она вся в бинтах, к левой руке подсоединена капельница, а на лицо надета кислородная маска. Грудь девушки была утыкана электродами, и прибор электрокардиограммы, показывающий её сердцебиение, регулярно издавал писк.

Мана непроизвольно сухо улыбнулась. Кто бы что не говорил, а она явно была похоже на пациента в критическом состоянии.

— Почему я в таком?.. — не договорив, она округлила глаза.

Мана сняла маску и поднялась, превозмогая боль.

Девушка повернула голову и взглянула на электронные часы, стоящие на полке.

«14:00 05.07 Среда»

— Пятое... июля?! — потрясло Ману увиденное на экране.

Либо часы были сломаны, либо кто-то хотел ввести её в заблуждение, изменив дату.

Если же нет, то, получается, уже целый месяц прошёл после её встречи с «Кошмаром», Токисаки Куруми, на крыше старшей школы Райзен.

Верно. Тогда Мана была побеждена и вырублена настоящей Куруми, воспользовавшейся своим ангелом.

Крое них на крыше ещё были: Шидо, Тока и Оригами — всего трое. Думая об этом, она поняла, что никто не мог изменить ситуацию, что значит...

— Брат!..

Мана с силой оторвала электроды с груди и отсоединила капельницу от руки. В ту же секунду раздался писк электрокардиограммы.

И только тогда она заметила кое-что.

— Почему я... не мертва?..

Всё её тело, определённо, болит, зрение размыто. Сложно сказать, что она находилась в идеальном состоянии, но она была жива.

Девушка была беззащитна перед лицом этого людоеда, «Кошмара», однако была жива.

Это делает ситуацию ещё более непонятной — когда Мана потеряла сознание, положение было крайне ужасным. На крыше, в самом сердце скопления копий Куруми, был её ангел, контролировавший время.

Это было отчаянное положение, и чем всё могло закончиться, было очевидно каждому. Скорее всего в этом мире нет ничего способного победить этого монстра.

Но если это так, то непонятно, почему она не мертва. Только если эта развратная девушка не стала мстить лишь по своей прихоти.

Мана приложила руку к больной голове. Даже если она сама жива, девушка не знала, что с остальными. Что же с ними стало?

— Э? — внезапно издала Мана, погруженная в свои мысли, и подняла брови.

Дверь палаты открылась и в неё вошли несколько человек в чёрном.

— Такамия Мана, верно?

— Кто вы все такие? Вы слегка темновато одеты для доктора или медсестры, — пристально взглянула на них девушка.

Люди в чёрным не сдвинулись ни на дюйм.

— Ты пойдёшь с нами. Мы не хотим прибегать к насилию, но если ты станешь сопротивляться, то у нас не будет выбора.

— Что? — посмотрела Мана на того, кто это сказал.

Настроение на её лице переменилось в плохую сторону.

— Вы хоть понимаете, с кем разговариваете? Применение насилия? Против меня? Попробуйте, если хотите, — она встала и потрясла запястья, чтобы привыкнуть к телу.

— Такамия, что-то не так? — медсестра открыла дверь в палату и замерла. — Э?..

Она увидела некоторые проблемы с кардиограммой девушки и пришла проверить, но в комнате никого не оказалось.

На расправленной кровати лежали снятая кислородная маска, электроды, а капли от иглы были всюду разбрызганы. Сама же кровать создавала впечатление, что на ней несколько минут назад кто-то спал.

Но, оглядев комнату и заглянув под постель, медсестра не смогла найти пациента, который должен быть без сознания.

Она бросилась к подушке на кровати и нажала на кнопку вызова.

Слегка вздохнув, Такамия Мана медленно открыла глаза.

Скорее всего, из-за того, что она давно уже их не открывала, зрение было размытым и похоже на мозаику.

Всё тело отдавало тупой болью, и Мана не могла толком управлять им.

— Где... я?.. — прозвучал голос девушки так, словно говорил кто-то ей не знакомый.

В горле пересохло, а в ушах звенело — причина, из-за которой она и не узнала собственный голос. Похоже, что из-за этого мозг не мог его распознать, промелькнула у неё в голове такая глупая мысль.

Через несколько секунд Мана пришла в себя и поняла, что происходит.

Белая комната и большая кровать, а она вся в бинтах, к левой руке подсоединена капельница, а на лицо надета кислородная маска. Грудь девушки была утыкана электродами, и прибор электрокардиограммы, показывающий её сердцебиение, регулярно издавал писк.

Мана непроизвольно сухо улыбнулась. Кто бы что не говорил, а она явно была похожа на пациента в критическом состоянии.

— Почему я в таком?.. — не договорив, она округлила глаза.

Мана сняла маску и поднялась, превозмогая боль.

Девушка повернула голову и взглянула на электронные часы, стоящие на полке.

«14:00 05.07 Среда»

— Пятое... июля?! — потрясло Ману увиденное на экране.

Либо часы были сломаны, либо кто-то хотел ввести её в заблуждение, изменив дату.

Если же нет, то, получается, уже целый месяц прошёл после её встречи с «Кошмаром», Токисаки Куруми, на крыше старшей школы Райзен.

Верно. Тогда Мана была побеждена и вырублена настоящей Куруми, воспользовавшейся своим ангелом.

Крое них на крыше ещё были: Шидо, Тока и Оригами — всего трое. Думая об этом, она поняла, что никто не мог изменить ситуацию, что значит...

— Брат!..

Мана с силой оторвала электроды с груди и отсоединила капельницу от руки. В ту же секунду раздался писк электрокардиограммы.

И только тогда она заметила кое-что.

— Почему я... не мертва?..

Всё её тело, определённо, болит, зрение размыто. Сложно сказать, что она находилась в идеальном состоянии, но она была жива.

Девушка была беззащитна перед лицом этого людоеда, «Кошмара», однако была жива.

Это делает ситуацию ещё более непонятной — когда Мана потеряла сознание, положение было крайне ужасным. На крыше, в самом сердце скопления копий Куруми, был её ангел, контролировавший время.

Это было отчаянное положение, и чем всё могло закончиться, было очевидно каждому. Скорее всего, в этом мире нет ничего способного победить этого монстра.

Но если это так, то непонятно, почему она не мертва. Только если эта развратная девушка не стала мстить лишь по своей прихоти.

Мана приложила руку к больной голове. Даже если она сама жива, девушка не знала, что с остальными. Что же с ними стало?

— Э? — внезапно издала Мана, погруженная в свои мысли, и подняла брови.

Дверь палаты открылась и в неё вошли несколько человек в чёрном.

— Такамия Мана, верно?

— Кто вы все такие? Вы слегка темновато одеты для доктора или медсестры, — пристально взглянула на них девушка.

Люди в чёрным не сдвинулись ни на дюйм.

— Ты пойдёшь с нами. Мы не хотим прибегать к насилию, но если ты станешь сопротивляться, то у нас не будет выбора.

— Что? — посмотрела Мана на того, кто это сказал.

Настроение на её лице переменилось в плохую сторону.

— Вы хоть понимаете, с кем разговариваете? Применение насилия? Против меня? Попробуйте, если хотите, — она встала и потрясла запястья, чтобы привыкнуть к телу.

— Такамия, что-то не так? — медсестра открыла дверь в палату и замерла. — Э?..

Она увидела некоторые проблемы с кардиограммой девушки и пришла проверить, но в комнате никого не оказалось.

На расправленной кровати лежали снятая кислородная маска, электроды, а капли от иглы были всюду разбрызганы. Сама же кровать создавала впечатление, что на ней несколько минут назад кто-то спал.

Но, оглядев комнату и заглянув под постель, медсестра не смогла найти пациента, который должен быть без сознания.

Она бросилась к подушке на кровати и нажала на кнопку вызова.

— Вот и всё... — развалился на парте обессиленный Ицука Шидо одновременно с привычным ему звонком, эхом разносившимся по школе.

Ему казалось, что его голова могла расколоться в любой миг.

Но это естественно. Ведь Шидо только что закончил писать семестровый экзамен — один из основных врагов школьной жизни.

— Ладно-ладно, хватит расслабляться. Пожалуйста, передайте ответы вперёд, — хлопая, произнесла учительница в очках, стоявшая возле доски.

Это была их классный руководитель, Окаминэ Тамаэ, по прозвищу Тама-тян.

Студенты, поднявшись, как зомби, по очереди стали передавать листы.

Хотя Шидо чувствовал, что режим зомби одноклассников сильнее, чем в среднем, но в этом также не было ничего удивительного.

Кроме того, что сам экзамен был по широкому кругу вопросов, буквально несколько дней назад все ученики школы оказались в больнице.

В конце прошлого месяца произошёл инцидент, в котором все ученики и школьный персонал потеряли сознание.

После тщательного расследования, проведённого в школе, в котором осмотру подлежали газовые трубы, строительные материалы и поиск посторонних веществ, закрытие школы было отменено, но безжалостный график экзаменов в конце семестра даже и не думали менять.

— Хм-м?

Когда Шидо положил свой лист с ответами в общую стопку и передал её дальше, он заметил девушку, сидевшую справа от него. Она, точно также, как и Шидо мгновением раньше, упала на парту.

— Тока, ты в порядке? — он попытался с ней заговорить.

— А-ага... — она подняла голову.

— Как всё прошло?

— М-м-м... Хорошо, — махнула рукой истощённая Тока.

В промежуточном экзамене она просто набросала решение на листе ответов. Рейне заранее тайно подготовилась для того, чтобы девушка точно не получила неудовлетворительно. Но Тока, выяснив значение этого теста, сказала, что сделает всё возможное и стала учиться. Похоже, её не устраивало то, что Шидо учился, а она бездельничала.

Кажется, что в «Рататоске» решили поддержать спонтанное желание Токи и решили провести репетиторское собрание в доме Ицуки, но, как и ожидалось, девушка потратила много энергии на то, к чему не привыкла. По правде, спустя час с начала такой учёбы, у неё поднялась температура. Это можно было с уверенностью назвать интеллектуальной лихорадкой.

— Так, теперь, когда все ответы собраны, семестровые экзамены завершены. Хорошо потрудились, — объявила Тама-тян.

Звуки радости и вздохов облегчения донеслись из класса.

— Но у нас ещё кое-что осталось на сегодня, поэтому не расходитесь, — напомнила она и, взяв стопку листов с ответами, покинула кабинет.

Тока вяло встала с места.

— Шидо, я схожу попью.

— А-ага. Ты в порядке?

— Да... Не беспокойся. Просто немного устала, — ответила Тока.

После чего она, устало передвигаясь, дошла до двери и вышла в коридор.

— Ха-ха-ха... Ну, она всё-таки старалась, — вздохнул Шидо, проводя Току взглядом, и откинулся на спинку стула.

Но тут он дёрнул бровями.

Причина была проста. В его поле зрения попала девушка, сидящая слева от него.

У неё были белые волосы до плеч. Поскольку девушка смотрела в сторону окна, он не мог разглядеть выражения на её лице, но он мог представить, что оно ничего не выражало.

Тобиичи Оригами. Одноклассница Шидо и член AST, организации, охотящейся на духов.

Хотя он ничего не делал, сердце парня охватила боль, отчего неумышленно исказилось лицо.

После того, что было в прошлом месяце, парень так ни разу и не поговорил с Оригами.

Почему-то ему казалось, что если он упустит этот шанс, то больше не сможет разговаривать с ней.

Собрав свою решимость, он открыл рот:

— О-Оригами, — позвал её Шидо.

Волосы девушки слегка качнулись, прежде чем она развернулась к нему.

— Что? — ответила девушка, как обычно, мягким и без интонации голосом.

Парень задавался вопросом, почему ему было слегка радостно видеть Оригами.

Однако, между ними повисла тишина.

— Э-э-э...

Ничего не поделаешь, если она не хочет разговаривать. Шидо пытался спросить её о том, что было, после того события.

Но, как и ожидалось, он не мог говорить об этом в классе, где другие студенты могли услышать их.

К счастью, до возвращения классного руководителя ещё было время, а Тока ещё не вернулась. Сглотнув, он вновь обратился к девушке:

— Оригами, можем ли мы отойти туда, где будем только вдвоем?

Оригами подняла брови.

— Только… вдвоем? — повторила она эти слова, почему-то, раздельно.

— Ага, той же лестницы, где мы говорили в тот раз, будет доста...

— Пошли, — быстро встав, Оригами схватила Шидо за руку и вышла.

— Э-эй, Оригами.

Но она не ответила. Оставив позади лестницу, ведущую на крышу, их шаги эхом отдавались в самой дальней части школы, где никого не было.

А затем Оригами свернула в женский туалет, расположенный в конце школьного здания.

— Так, постой минуточку!

— Что? — удивленно наклонила голову девушка в ответ на размахивания руками Шидо. — Это место далеко от классов, к тому же сюда никто не придёт во время проведения экзамена.

— Нет, даже если так!

— Не беспокойся.

— Подо... сто... Нет, серьёзно, куда ты хочешь меня затащить?

Сопротивление было бессмысленно. Шидо, таща за руку, доволокли до самой дальней кабинки, после чего послышался звук защёлкивания замка на двери.

— Э-э-э...

Парень столкнулся с Оригами в месте, не предназначенном для двух человек, от чего его пробил пот.

Краем глаза он заметил, что девушка стала что-то делать.

— Оригами, что ты... — недоумевал он.

Но это естественно. Оригами, приподняв юбку, стала спускать вниз своё белое нижнее белье, но на полпути…

— П-подожди секунду! Стой! Давай я подожду снаружи, если хочешь сделать это!

Но Оригами, наклонив голову, выражением лица показала, что не ожидала такой реакции Шидо.

А затем, хлопнув в ладоши, надела бельё назад и присела. Девушка протянула руки к парню и расстегнула ремень.

— Хьи! — сглотнув, Шидо схватил руки Оригами, в панике пытаясь остановить её.

— Что ты делаешь?! Что ты делаешь?!

— Тогда зачем ты притащил меня в это место?

— Разве не ты приволокла меня сюда? — кричал он, чуть ли не плача, но каким-то образом сумев не сбить дыхание. — Я... всего лишь хотел поговорить о том, что было в прошлом месяце.

— А... — как будто смирилась Оригами, по какой-то причине сделав печальное лицо.

— А ты о чём подумала?

— Об этом.

— Как и ожидалось, тебе нельзя об этом говорить, прошу прощения.

— Поняла, — девушка выпрямилась, посмотрела Шидо в лицо и спокойно заговорила: — По результатам допроса я приговорена к двухмесячному домашнему аресту.

— Что?

— Это я том, что было после.

— Домашний арест... Это значит, что тебя не уволят из AST?! — удивился Шидо.

Оригами тихо кивнула.

— Ясно... То есть тебя не уволят, — вздохнул он с облегчением, приложив руки к груди.

Оригами нахмурилась.

— Почему ты так реагируешь?

— Э, нет... Уверен, правда… Я бы тоже хотел это узнать, — сказал Шидо, озадаченно почесав голову.

Он не хотел, чтобы Оригами сражалась с духами. И, если бы это было возможно, что она покинет AST, то Шидо был бы этому даже рад.

Но даже так, по какой-то причине, услышав её слова, парень почувствовал облегчение.

— Не то, чтобы я смирилась с этим.

— Э... — он сглотнул.

Вероятно, потому что он догадывался, что она скажет дальше.

— Огненный дух, «Ифрит». Ты сказал, что она не тот дух, что убил моих родителей. Однако, нет никаких доказательств, подтверждающих это.

— Это...

Чтобы отомстить этому духу, Оригами вступила в AST.

В прошлом месяце она, наконец, встретилась с целью своей мести. Это была сестра Шидо — Котори.

И, конечно же, Оригами, бросила всё, даже переступила через законы и правила, лишь бы напасть и убить её.

Но в тот момент Шидо вспомнил своё прошлое, то, что произошло пять лет назад, образ города, охваченный пламенем и появление другого духа.

— Это может показаться абсурдом. Но… я хочу, чтобы ты поверила мне. Я бы никогда не соврал...

— Не пойми меня неправильно. Не то, чтобы я не верила в то, что сказал Шидо. Я хочу верить в то, что ты сказал. Я бы даже сказала, что думаю, я бы хотела, чтобы сказанное тобой было правдой.

— Э?..

— Если бы это было возможно, я бы не хотела убивать твою сестру.

— Оригами... — после того, как Шидо в удивлении раскрыл глаза, он сжал кулаки и опустил голову. — Спасибо, Оригами.

— Это я должна благодарить тебя, — ответила она и снова отвела взгляд.

Не понимая её, парень слегка нахмурился.

Вновь посмотрев на Шидо, Оригами, немного колеблясь, произнесла:

— Я благодарна за то, что ты смог со мной нормально поговорить.

— Нет, это я тебе благодарен.

— Я пыталась убить твою сестру. Нет, ещё три месяца назад я чуть не убила тебя.

Шидо, сделав лицо, как будто съел что-то кислое и почесал голову.

— Не переживай об этом, к тому же я не могу сказать что-то об этом. Но, даже если так, Оригами, разве плоха мысль о том, чтобы разговаривать с тобой как обычно? — спросил парень.

Девушка, поколебавшись, кивнула.

— Ага.

Юноша сложил руки и снова наклонил голову вперёд.

— Тогда, как насчёт вернуться? Скоро же классный час начнётся.

— Постой. Есть ещё кое-что, что я хотела бы у тебя уточнить.

— Хм-м, что же? — обернулся он.

Оригами прямо посмотрела на него:

— Шидо, ты человек?

— Э... — произнёс он.

Но он догадывался о таком вопросе.

— Ещё раньше я думала, что это странно. Ведь в тот раз, я, без сомнений, подстрелила тебя. Но через несколько дней ты пришел в школу как ни в чём не бывало. И ещё, тогда, в парке развлечений…

Верно. В тот день, когда Оригами напала на Котори. Шидо запечатал силы духа сестры и показал Оригами способность к регенерации, к тому же он сам говорил об этом.

«Котори теперь человек, и сила «Ифрита» теперь у меня. Вот почему, если ты целишься в кого-то, то целься в меня.»

— Гх... — если подумать, то Шидо был тогда несколько безрассуден.

Хотя у него и не было выбора, кроме как убедить Оригами, рассказав ей, члену AST, правду о себе.

Девушка, вероятно отгадав его мысли по выражению лица, заговорила, не дожидаясь от него ответа:

— Расслабься. Я не расскажу об этом начальству.

— Э, правда? — удивился он.

Оригами кивнула.

— Но почему...

— Я не могу донести непроверенную информацию — это вызовет лишь замешательство. А ещё, если каким-то образом тебя идентифицируют как духа, то, скорее всего, будет отдан приказ на уничтожение.

— Ах!..

Его сердцебиение участилось. Приказ на уничтожение. Это значит только одно: AST, современные маги в механической броне, применят силу, чтобы убить Шидо.

Но это было разумно. Ведь он может запечатывать силы духов и, хоть даже и немного, но может воспользоваться этой силой. Нет ничего удивительного в том, что его примут за духа.

Однако...

— Я — человек. По крайней мере, я так думаю, — ненамеренно произнёс парень то, что сказала Котори, но у него не было другого выбора.

— Поняла.

— Ты не сомневаешься в этом?

— Я тебе уже говорила, что хочу верить твоим словам, — она повернула голову, чтобы глянуть в лицо Шидо и продолжила: — Когда-нибудь, когда придёт время, и ты захочешь рассказать мне правду, я надеюсь, что ты сделаешь это во всех подробностях.

— Прости... И спасибо.

Оригами открыла дверь кабинки и вышла из туалета.

Мгновение спустя Шидо осознал, неустанно оглядываясь вокруг, что остался один в невероятно опасном месте, он поспешил и выбежал оттуда.

Но, когда он собрался было вернуться в класс, следуя за Оригами по коридору...

— Шидо? — раздался у него за спиной голос недоумевающей Токи.

От неожиданности плечи парня вздрогнули.

— Т-Тока...

Похоже, что Тока, попив, с подозрением переключая внимание с Шидо на Оригами, с мрачным лицом заговорила:

— Почему Шидо и Тобиичи Оригами вышли вместе из женского туалета?

— Гх!

На его лице проступил пот. Они были полностью раскрыты.

— Н-нет, это... э-э-э... — пытался объясниться Шидо, но на них уже были обращены взгляды других студентов, собравшихся рядом.

Он не мог сказать необдуманное.

И, пока он молчал, Оригами глазами подала ему сигнал.

— Что это только что было? Что, чёрт возьми, вы делаете вдвоем?

— Не говори. Этот секрет только между нами.

— Ч-что ты сказала?!

Оригами поднесла указательный палец ко рту. Увидев такой комичный жест, несвойственный для неё, Тока, в удивлении раскрыла глаза и крикнула. Тут же, она бросила на парня острый взгляд.

— Шидо! Что вы вдвоем делаете?!

— Э?! Нет... Э-э-э, говоря об этом... — Шидо сконфуженно почесал голову.

Хоть он и был не против поделиться этим с Токой, но, видя, как сорок зевак-студентов собрались возле окон класса, парень не хотел говорить об этом прямо сейчас.

— Прости, увидимся позже.

Не имея другого выбора, Шидо опустил голову. Тока же с шокированным выражением лица рухнула на пол.

— Т-Тока!

— У-у-у... Почему? Почему Тобиичи Оригами можно, а мне нет?.. — сокрушалась она, стиснув зубы.

— У-успокойся! Позже! Я тебе всё расскажу позже!

— П-правда?

— Правда-правда! — Шидо, в панике размахивая руками, обратился к Токе.

Ноги той подкосились, и она упала на колени. Ему, каким-то образом, удалось обратить на себя её тревожный взгляд, однако...

— Не могу сказать, ведь я сделала что-то вроде этого, — сказала Оригами.

Тока в шоке округлила глаза.

— Ш-Шидо?.. Что же ты...

В этот момент он услышал шёпотки, доносившиеся до него со всех сторон:

«Э... Ицука ужасен», «Я впервые вижу, чтобы Тобиичи делала такое лицо...» «Что ты вытворяешь в школе при свете дня?» «Даже когда у тебя есть Тока-тян, ты всё ещё...» «Чёрт... чёрт...» «Эй, можно ли сделать яд из кислоты и хлора?» «Быстрее запросите гимн номер тринадцать»

— Нет, я ничего с ней не делал! И следующее! Что вы собрались сделать?! — оправдывался парень.

Но на него всё продолжали смотреть, не отрывая глаз.

И в этот момент, до Шидо донёсся звук открывающейся двери, вслед за которым в кабинет вошла Тама-тян.

— Ладно-ладно, пожалуйста, сядьте на свои места. Классный час начинается.

— Д-давай Тока! Сядь уже на своё место! Хорошо?! И все остальные тоже!

Это была помощь свыше. Парень, взяв на себя инициативу, и прежде чем сесть, закричал громче, чем это было необходимо.

Каждому ещё было что сказать, но, раз пришёл учитель, им пришлось вернуться на свои места. Тока, бросив: «Расскажешь мне всё позже», села за парту.

Посмотрев на всё это, Тама-тян издала смешок.

— Ой, кажется, вы веселитесь. Что же вы все вместе делали?

— Ничего, не беспокойтесь об этом, — ответил ей обливающийся потом Шидо.

Издав счастливый смешок, женщина села в кресло учителя.

— Тогда начнём классный час. Но перед этим, нам надо кое-что решить.

— Да. И что же это? — задал вопрос Тономачи, подняв руку.

Слегка кивнув, Тама-тян продолжила:

— Разбивка на группы для школьной поездки и рассадки в самолёте.

— А... — подал голос Шидо.

Кстати говоря, в середине июля, как раз перед началом летних каникул, у них должна быть школьная поездка на Окинаву.

И из-за массовой потери сознания, выпускных экзаменов и различных дел, касающихся духов, Шидо полностью забыл о величайшем событии школьной жизни.

Тем не менее, похоже, что Шидо был не один такой. Где-то треть класса со словами: «А-а-а, что-то такое было» кивнули вслед за Шидо.

— Хи-хи-хи, все такие забывчивые. А теперь давайте, ах да... — Тама-тян нахмурилась так, словно что-то вспомнила, и достала распечатку, вложенную в журнал посещаемости.

— Но для начала. Место поездки изменилось.

— Э? — в один голос удивился весь класс.

Это естественно. Ведь до поездки осталось всего лишь полмесяца. Такое внезапное изменение места назначения ­– дело неслыханное.

— Хм-м... Ну, похоже, что так оно и есть.

— Э-э-э, так куда же мы поедем? — вновь поинтересовался Тономачи.

Верно, хотя и было любопытно, почему пункт назначения так неожиданно сменился, но важнее для всех было то, куда они поедут теперь.

Ведь изначальным пунктом назначения была Окинава. Коралловые рифы, синее море и белоснежные песчаные пляжи, а также Саатаандаги* — настоящая Мекка для путешествий. Возможно, также есть девушки, желающие купить новые купальники, специально для этой поездки. Если новое место будет без пляжа, то в их сторону могут полететь шутки и поднимется мятеж.

Похоже, почувствовав атмосферу, Тама-тян продолжила нервным голосом:

— Н-не беспокойтесь. Новое место такое же фантастическое.

— Так что за, в конце-то концов, это новое место?

— Э... Это остров Аруби.

Пол класса выпустили что-то вроде: «А-а-а», а другая сидела с озадаченным видом.

— Остров Аруби... Это же где-то в направлении Изу, да?

— Это же совсем рядом. Да и на уровень ниже.

— Нет, ты не можешь сказать наверняка. Не так уж и плохо, если там есть на что посмотреть.

— Ладно-ладно! Пожалуйста, сохраняйте тишину, — хлопнула в ладоши Тама-тян, пытаясь утихомирить внезапно поднявшийся шум в классе.

— Ну, даже если там не будет океана, то это ведь тоже ничего? — произнёс кто-то из класса, и все тут же последовали указу учителя.

— Вы сможете самостоятельно почитать все детали в гидах позже, а пока давайте решим, как будет делиться класс. Пожалуйста, разбейтесь на группы по четыре или пять человек из тех, с кем вы бы хотели быть.

Все стали оглядываться, вставать с места и сбиваться в группы.

В том числе и Шидо — к нему уже подходил Тономачи.

— Эй, Ицука, насчёт группы...

— Шидо! — прервал его возглас кто-то справа.

Тока с блеском в глазах наклонилась вперёд через парту.

— Я про группу или что-то вроде того, давай будем вместе!

— Э, что? — нахмурился он, случайно выпустив истеричный возглас.

Тока, не понимая, почему он был так шокирован, с любопытством наклонила голову.

— М-м-м? Что-то не так?

— Нет, как я и думал, это плохая идея.

— Почему? Пять же человек в группе должно быть, верно? Тогда никакой проблемы нет.

— Т-ты не можешь, Ятогами. Пожалуйста, организуйтесь так, чтобы мальчики и девочки были раздельно, — раздался голос Тамы-тян, услышавшей их беседу.

— Ну-у... Почему так? Я бы хотела быть с Шидо.

— П-почему так... э... — лицо Тамы-тян стало красным, как вишня.

В итоге она стала бубнить что-то там про себя.

Шидо вздохнул и снова повернулся к Токе.

— Не доставляй учителю проблем. В любом случае, нельзя, чтобы мальчики и девочки были в одной группе.

— У... вот как? —разочарованно опустила плечи Тока.

Но тут же вскинула голову.

— Знаю! — и выбежала из класса.

После того, как дверь захлопнулась, по коридору эхом раздался звук, как будто кто-то копается в шкафчике.

Спустя примерно минуту дверь снова открылась и Тока вошла в аудиторию.

Вместо юбки на ней были штаны, а волосы были связаны.

— Тока?..

— Неверно. Я, я То... ру, да, Тоуру, — по какой-то причине Тока ответила намеренно низким голосом.

Шидо догадывался о её намерениях, ведь она...

— Поэтому, учитель Тама-тян, теперь я мальчик. Больше же никак проблем нет?

— Хватит! — крикнула Тама-тян, собравшись с духом.

— Ну-у... даже так нельзя... — с опустошённым видом Тока опустила плечи.

И...

— Стойте, — пришла помощь от кого не ждали.

То была Оригами.

— Я бы хотела, чтобы вы приняли оправдание Ятогами Токи. Пожалуйста, будьте гибкими и поддержите её.

— Э... что-о-о?! — была в шоке Тама-тян, не ожидавшая такого от того, у кого были натянутые отношения с Токой.

Нет, учитель была не одна такая. Каждый в классе, кто слышал их спор, сделал такое же выражение лица.

— Ты... Что ты задумала?

— Я прониклась твоим непреклонным духом. Ты имеешь право войти в группу мальчиков.

Мгновение Тока с тревогой и прищуренными глазами смотрела на Оригами, но, через несколько секунд она, фыркнув, отвела взгляд.

— Я, я не стану благодарить тебя.

— И не надо.

— Стой-стой-стой! Почему вы обе продолжаете этот разговор? Это нехорошо же, да?! — хлопнула по своему столу Тама-тян, чтобы урегулировать ситуацию.

Но Оригами, не проявив на это особого внимания, продолжила:

— Однако, раз ты едешь в поездку как мужчина, то тебе следует соблюдать правила.

— Правила?

— Да. Такие, как посещение туалета или ванной, всё это тебе надо будет делать с мальчиками.

— Чего?!

— О-о-о...

Тока застыла с красным лицом, а все парни разом заволновались. Женские же группы спокойно смотрели на них.

— Конечно, будет нормально, если на тебя будут пялиться или же касаться там, где не надо. Ведь ты — мальчик.

— Ч-ч-чт...

Тока, с трясущимися руками, смотрела на Оригами с таким лицом, будто вот-вот заплачет.

Но та, не обращая на неё внимания, повернулась к Шидо.

— Однако, если одна из девушек станет парнем, то это может привести к путанице. Поэтому надо провести замену.

— Что? Что ты хочешь этим...

— Если количество мальчиков возрастёт, то ничего не остаётся, кроме как Шидо стать девочкой.

— Нет, я не понимаю, что это значит!

— Давай мыться вместе, Шидоми.

— Теперь меня так зовут?! — уже кричал парень.

На лицах окружающих их одноклассников было написано удивление.

В этот момент, Тока, почему-то приложившая руку к подбородку, как будто плавая в мыслях, широко раскрыла глаза.

— Постойте секундочку! Если Шидо станет девушкой, то мы не сможем быть в одной группе!

— Ты можешь быть сильной, чтобы продолжить жизнь как мальчик. Я буду болеть за тебя.

— У-у-у, ты обдурила меня, Тобиичи Оригами!

— Ах, успокойтесь уже! В любом случае девочки и мальчики будут в разных комнатах! Смена пола также запрещена! — разорался Шидо.

Обе девушки, наконец, затихли.

Увидев, что они успокоились, Тама-тян с облегчением прижала руку к груди. Однако...

—Ну, хоть вы и не можете быть в одной группе, но вы можете свободно выбрать места в самолёте. В таком случае, можно же сесть вместе, да? — объявила учитель ненужную информацию, от чего взгляды Токи и Оригами скрестились вновь.

Примечания

  1. конституционный принцип, предусматривающий контроль гражданских властей над военными. Подробнее тут: https://economy_en_ru.academic.ru/11688/civilian_control
  2. если коротко, то унтер-офицер по званию чуть выше сержанта https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%8F%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B0
  3. 耳年増 — молодая женщина с многочисленными поверхностными знаниями о сексе и прочих подобных вещах
  4. с лат. — «Бог из машины»
  5. さーたーあんだぎー — жаренный тофу на Окинаве

Комментарии