Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 45 – Безжалостное действие

Том 8, глава 45 – Безжалостное действие

Эта скульптура была той, которую Линлэй только что закончил. Учитывая текущие навыки Линлэй, его каменные скульптуры были на очень высоком уровне. Эта беловолосая барышня внимательно осмотрела на скульптуру под разными углами.

«Замечательно. Просто прекрасно».

После осмотра скульптуры, она с большой осторожностью повернула голову, чтобы посмотреть на Линлэй: «Большой брат Лэй, я чувствую, что эта скульптура лучше, чем скульптуры моего мастера, но я не знаю точно, как описать ее».

Несмотря на то, что на него смотрела столь очаровательная девушка, Линлэй чувствовал только раздражение.

«Мисс Данлинь, мне нужно тренироваться», - тактично сказал Линлэй.

Беловолосая девушка кивнула: «Хорошо, тогда я оставлю Вас».

Как только она произнесла эти слова, Линлэй вздохнул с облегчением.

Но тут же беловолосая девушка вдруг продолжила: «Тем не менее, старший брат Лэй, после завершения тренировок, Вы должны научить меня искусству резки из камня».

Линлэй нахмурил лицо: «Каменные скульптуры являются одними из высших уровней художественных форм. Как я могу так легко передавать свои секреты другим?».

В самом деле, большинство скульпторов уровня мастера не будут легко принимать учеников.

«Ох». Беловолосая девушка разочарованно опустила голову и пошла к ближайшей стене. А затем, легким прыжком, она перепрыгнула на другую сторону.

«Она наконец-то ушла», - Линлэй испустил долгий вздох.

Но голова беловолосой девушки снова показалась над стеной: «Большой брат Лэй, хорошей Вам тренировки. После того, как Вы закончите, я еще раз приду к Вам». Сказав это, она снова исчезла.

Ландин вернулась в свою спальню. Она присела на стул, а ее лицо начало возвращаться к своему обычному холоду виду. Ее глаза были ледяными и беспощадными, как никогда. Если бы Линлэй увидел ее, то ему сложно было бы поверить, что кто-то умеет так хорошо маскироваться.

«Этот Линлэй с подозрением относится к каждому и никому не позволяет легко подобраться к нему. Это довольно хлопотно».

Будучи спустившимся Ангелом, на самом деле Ландин не хотела, чтобы она или другие пяти ангелов погибли вместе с Линлэй.

Тем не менее, как Ангел, она не могла не подчиниться приказам.

Если бы она могла легко убить Линлэй, то разве это было бы не лучше, чем идти на крайности и жертвовать своей жизнью?

«Учитывая заботу, которую Линлэй проявлял к Дженне и Кину, очень странно, что он настолько подозрителен ко мне», - Ландин придумала этот план, узнав о том, что Линлэй заботился о Дженне и Кине.

Если Ландин удастся близко подобраться к ничего не подозревающему Линлэй, то учитывая ее силу равную силе воина девятого ранга, она может внезапно напасть с близкого расстояния. В таких условиях, шанс на успех был бы не меньше девяноста процентов.

«Может быть это потому, что он почувствовал мою силу, - Ландин покачала головой. - Этот Линлэй не проявляет любопытства. Я упомянула “Мастера” несколько раз, но он до сих пор не спросил меня, кто мой мастер».

Ландин фактически подготовила целую серию уловок, чтобы обмануть Линлэй.

Хотя Ландин выглядела очень молодой, на самом деле, ее текущий возраст был намного больше, чем возраст Деринга Коуарта. Но говоря откровенно, десять тысяч лет, которые она провела в божественном царстве Сияющего Владыки, не принесли ей столько впечатлений, сколько она получила за десятилетие проведенное здесь.

...

«Судя по ее личности и ее поведению, эта беловолосая девушка кажется неразумной маленькой принцессой, - нахмурился Линлэй. - Но ее сила... ».

По правде говоря, Линлэй постоянно опасался сил Сияющей Церкви.

Линлэй беспокоился, что силы Сияющей Церкви могут найти его здесь сейчас. А теперь вдруг появилась молодая девушка, которая была воином седьмого ранга? Хоть она казалась живой и милой, Линлэй не слишком доверял ей.

Прежде, чем он доверится кому-то, он хорошенько подумает.

Если бы она была слабой маленькой девочкой, которая имела силы, чтобы убить курицу, отношение Линлэй, вероятно, было бы намного лучше. В конце концов, даже если вы дали такой девушке оружие, она не сможет причинить серьезного вреда. Но эта молодая особа была иной.

Если бы она внезапно атаковала его с близкого расстояния, то вполне вероятно, что ей удалось бы серьезно ранить или даже убить его.

«Может быть в качестве убийцы, которого в этот раз отправила Сияющая Церковь, выступила эта молодая леди?», - подумал Линлэй. Но вспоминая невинный, чистый взгляд в глазах беловолосой девушки, ему было довольно трудно в это поверить.

Ближе к ночи.

Беловолосая девушка пришла снова, но на этот раз она привезла с собой тележку еды.

«Большой брат Лэй, я вместо слуги решила принести Ваш ужин», - раздался звонкий голос Ландин. На ее лице сияла улыбка, но Линлэй, глядя на нее, чувствовал лишь головную боль.

«Снова ты?».

«Какие-то проблемы?, - Ландин надулась, а потом захихикала. - Большой брат Лэй, я принесла Ваш ужин, так что Вы научите меня резке каменных скульптур, ладно?».

«Нет», - отказался Линлэй.

«Жадина, - Ландин сморщила нос. - Когда я готовила для моего учителя, мой учитель делал все, что я просила его. Вы жадный человек».

«Ваш учитель – это, Ваш учитель – то. Я не являюсь им», - Линлэй не соглашался.

Незнакомка, по крайней мере на уровне воина седьмого ранга, и, возможно, даже выше. Линлэй не позволит этой воительнице приблизиться к нему, ведь при обучении резке из камня, ученик и учитель, несомненно, должны быть в тесном физическом контакте.

Сейчас был тот период, когда Линлэй ожидал, что Сияющая Церковь предпримет меры для его устранения.

«Запомни. Я не хочу, чтобы Вы доставляли мой ужин», - холодно сказал Линлэй.

Лицо Ландин изменилось и она сердито посмотрела на Линлэй: «Сволочь. Вы видимо не понимаете, когда кто-то относится к Вам доброжелательно. Я определенно пойду и скажу моему мастеру. Он придет сюда и убьет Вас».

«Убьет меня?», - Линлэй посмотрел на сердитое выражение лица девушки.

«Конечно. Мой мастер очень сильный», - высокомерно ответила беловолосая девушка.

«Кем является Ваш мастер?», - спросил Линлэй.

Беловолосая девушка высокомерно произнесла: «Я скажу Вам. Имя моего мастера Хайдсен [Hei'de'sen]».

«Святой Монолитный Меч Хайдсен?», - Линлэй был поражен.

Во всей Империи О’Брайен, если Бог Войны считался воителем номер один, то без сомнения, на втором месте был воитель, которого называли Святой Монолитный Меч Хайдсен. Он находился на пике Святого уровня в течение многих лет и никогда не проигрывал ни одного поединка против любых других воителей Святого уровня, с кем он сражался.

Он был безупречен в плане защиты и нападения.

Кроме того, он был очень холодным и отчужденным человеком. Не было практически ничего, что могло бы воспрепятствовать его развитию. Безупречный, идеальный воитель Святого уровня, который возвышался над всеми остальными. Его совершенство стало причиной, почему другие называли его “Святой Монолитный Меч”.

«Итак, теперь Вы знаете, что Вы должны бояться?, - беловолосая девушка высокомерно засмеялась. - Но не волнуйтесь. Пока Вы будете учить меня каменной резке, я не скажу моему учителю».

«Неудивительно, - Линлэй посмотрел на седовласую девушку. – Какой у Вас ранг в настоящее время?».

«Восьмой ранг, - гордо сказала Беловолосая девушка. - Что Вы думаете? Во всей империи не так много воинов восьмого ранга, которые моложе меня».

Линлэй посмотрел на нее: «Мисс Данлинь, Вы можете вернуться назад и рассказать Вашему учителю, что я не желаю учить Вас резке каменных скульптур. Я хочу посмотреть, придет ли он, чтобы убить меня».

Отношение седовласой девушки резко смягчилось. С умоляющим видом она сказала: «Большой брат Лэй, я прошу Вас, научите, ладно?». Говоря это, она подошла ближе к Линлэй.

Линлэй сделал три шага назад, отступая в его главный зал.

«Мисс Данлинь, мне нужно отдохнуть. Вы должны вернуться к себе», - Линлэй закрыл дверь в его усадьбу.

«Хмпф».

Беловолосая девушка фыркнула, а затем ушла.

За следующие два дня беловолосая девушка перепробовала целую кучу методов: она покупала красивую одежду и дарила Линлэй или делала вид, что ей очень грустно и она просто хочет смотреть на Линлэй. Она будто совсем отказалась принять тот факт, что Линлэй не научит ее каменной резке.

Четвертый день.

Сегодня утром Ландин в очередной раз пришла во двор Линлэй.

«Большой брат Лэй, я ухожу», - сказала Ландин несколько потерянным голосом.

Линлэй посмотрел на беловолосую девушку с некоторым удивлением. Эти последние три дня девушка мучала его, вызывая головную боль одним своим видом. Более того, Линлэй было неясно, кто эта девушка на самом деле.

Кто-то принадлежащий Сияющей Церкви?

Или ученик Святого Монолитного Меча?

Но чем дольше он взаимодействовал с Ландин, тем больше Линлэй ощущал, что эта беловолосая девушка действительно была игривого и энергичного типа. Он на самом деле с трудом верил, что она относилась к Сияющей Церкви.

«Если она убийца от Сияющей Церкви, то я действительно в восторге от ее актерских способностей», - про себя подумал Линлэй.

Ландин беспомощно взглянула на Линлэй: «Большой брат Лэй, я всегда поклонялась моему мастеру, а мой мастер любит скульптуру. Я действительно хотела вырезать хорошую скульптуру для него, но Вы не хотите научить меня».

«Это бесполезно, если Вы не имеете достаточно времени и таланта», - Линлэй покачал головой.

Глаза Ландин загорелись. Она быстро сказала: «У меня есть время и талант».

«Являетесь ли Вы магом стиля земли?», - вдруг спросил Линлэй.

«Нет», - Ландин покачала головой.

Не медля, она спросила: «А какое это имеет отношение к магии стиля земли?».

Линлэй покачал головой: «Если Вы не маг стиля земли, то это означает, что у Вас нет таланта, необходимого для того, чтобы учиться резке каменных скульптур у меня. Линлэй говорил правду. Школа Прямого Долота требует от скульптора, чтобы тот обязательно был магом стиля земли.

«Вы просто играете, со мной, - Ландин сделала шаг вперед, указывая на Линлэй пальцем. - Я никогда не слышала, чтобы кто-то говорил, что каменные скульптуры требуют наличия предрасположенности к магии стиля земли».

«Есть так много вещей, которые Вы не знаете», - Линлэй спокойно засмеялся.

Сейчас Ландин стояла примерно в двух метрах от Линлэй. Она рассчитывала в уме: «Расстояние - два метра. В своей обычной человеческом форме я сильнее, чем Линлэй. Я должна суметь убить его».

Первоначально Ландин хотела сблизиться еще, прежде чем сделать свой ход.

Но Линлэй не дал ей шанс.

«Большой брат Лэй, я знаю, что Вы лжете. Большой брат Лэй, я хочу задать Вам один последний вопрос. Готовы ли Вы научить меня резке каменных скульптур?», - Ландин посмотрела на Линлэй глазами полными надежды.

Линлэй покачал головой.

«Ох». Ландин уныло опустила голову.

Но прямо в этот момент Ландин внезапно устремилась к Линлэй будто молния, а в ее правой руке появился кинжал.

Два метра. Они были слишком близко друг к другу.

Но в этот момент вспыхнул странный фиолетовый свет.

Ландин могла почувствовать, будто везде мелькало что-то фиолетовое, постоянно изменения позицию. Это “что-то” стало оборачиваться вокруг кинжала и уже тянулось к ее руке.

Ландин сразу уронила кинжал и замахнулась своей левой рукой в сторону Линлэй.

«Бум!».

Их руки столкнулись друг с другом и Ландин поспешно вновь бросилась вперед. Но Линлэй в изящной манере отступил назад, в мгновение ока оказавшись возле стены.

«Рык».

Хаэру и Бебе стояли по бокам от Линлэй, но прежде чем они успели напасть, Ландин сразу отступила назад.

«Вы хотите убить меня?», - Линлэй холодно посмотрел на Ландин.

Высоко подняв голову, она сердито сказала: «Лэй, слушайте. Я, Данлинь, никогда и никого не о чем не просила в своей жизни. Даже когда я общалась с моим учителем, я никогда не оказывалась в подобной ситуации. Три полных дня! Я испробовала все, что могла, чтобы упросить Вас научить меня, но Вы постоянно отказывались. Что странного, что сейчас я хочу убить Вас?».

«Такая властная логика», - Линлэй посмотрел на Ландин.

Ландин стояла у ворот усадьбы Линлэй, сердито глядя на него: «Если Вы можете, то убейте меня. Мои ученики скоро прибудут сюда. Если Вы решитесь запугивать меня, я обязательно скажу им об этом!».

Сейчас желание Линлэй убить ее уже достигло невероятных высот.

Независимо от того, была ли эта “Данлинь” действительно ученицей Святого Монолитного Меча или нет, она все же попыталась убить его.

Но у Линлэй сохранялось повышенное чувство опасности.

Он не мог внятно объяснить, откуда оно появилось, но это чувство было предупреждением для него... не преследовать Данлинь. Это было чрезвычайно опасно.

«Хмпф, Вам не хватает смелости, чтобы убить меня, верно? Тогда я ухожу», - Ландин высокомерно толкнула дверь возле ворот усадьбы, а затем ушла.

Линлэй не погнался за ней, только мысленно приказал: «Бебе, проделай под землей тоннель и взгляни, что происходит снаружи».

За пределами ворот Линлэй.

Другие пять воителей девятого ранга стояли за воротами. Они заняли свои позиции, готовясь присоединиться к Ландин в любое время.

Когда Ландин вышла со двора, она сигнализировала глазами остальным пяти ангелам.

Они спокойно последовали за Ландин, быстро покидая это место.

«… , - выходя из отеля, Ландин была очень недовольна. - Если бы Линлэй преследовал меня, мы вшестером смогли бы убить его в мгновение ока. Но он продолжает скрываться в своем имении с этими двумя магическими зверьми. Даже если мы вшестером побежим внутрь, то учитывая скорость Линлэй, он, безусловно, сможет сбежать.

Ландин очень хорошо знала, что убийство Линлэй в столице провинции не было мудрым решением. Ведь в близлежащем замке жил Маккензи. Учитывая скорость Маккензи, он смог бы прилететь сюда в мгновение ока.

«Лорд, что мы должны делать?», - помощники Ландин посмотрели на нее.

«Следовать следующей стратегии, - холодно сказала Ландин. - Что касается убийства Линлэй в результате самопожертвования, это последнее средство, мы прибегнем к нему только если у нас не будет других вариантов».

Услышав это, пять Ангелов кивнули.

Даже Ангелы не готовы так легко расстаться с жизнью.

«Мм?».

Ландин вдруг увидела мужчину и девушку в сопровождении довольно большого количества охранников. Ландин видела изображение Дженны и Кина раньше.

«Мне даже не пришлось искать их. Они и вправду пришли ко мне сами?», - губы Ландин скривились в улыбке.

Комментарии