Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 22 – Земля

Том 8, глава 22 - Земля

Через месяц от лидера клана Жак пришел приказ, после чего Кин занял пост губернатора префектуры города Керре. Тем не менее, пока он не достигнет совершеннолетия, его сестра Дженна будет помогать управлять делами, исполняя роль замещающей обязанности губернатора.

«Большой брат Лэй, ты уходишь?».

Дженна, Кин и Ламберт удивленно смотрели на Линлэй.

После того как Кин стал губернатором, а Дженна управляющей, их жизнь стала наконец относительно спокойной. Так же, они пытались придумать способ как погасить свой долг перед Линлэй, а он вдруг приходит и говорит, что хочет покинуть город Керре.

«Большой брат Лэй», - глаза Дженны начинали слегка краснеть.

С Бебе на своем плече и находящимся рядом с ним Хаэру, Линлэй нес свой тяжелый меч. Улыбаясь, он сказал: «Эта развитая и урбанизированная среда города Керре отрицательно влияет на мои тренировки. Но я не буду уходить слишком далеко. Я просто посещу ту горную долину, находящуюся вблизи города Керре».

Для него самым главным были его тренировки. Постоянно самосовершенствующийся Линлэй еще не достиг барьера в саморазвитии, что делало его тренировки еще более важными. Если у него есть возможность, он должен поднять свою силу настолько, насколько это вообще возможно.

В книгах клана Барух были записи о воине Драконьей Крови, который из-за интенсивных тренировок за считанные десятилетия достиг Святого уровня.

Воители были в состоянии переносить одиночество.

«Долина?», - Дженна и Кин про себя с облегчением выдохнули.

«Хорошо, если у меня появится свободное время, я буду навещать вас. В будущем, вы должны полагаться на свои силы», - улыбаясь произнес Линлэй.

Когда Линлэй смотрел на брата и сестру, Кин и Дженну, он часто вспоминал своего младшего брата Уортона. Ведь он с братом также потерял своих родителей.

«Интересно, как там поживает Уортон. После того, как я более глубоко освою уровень “внушение”, я пойду и навещу его».

Линлэй понимал, что Уортон сейчас должен интенсивно тренироваться в Империи О’Брайен и торопиться идти навещать его, тем самым отвлекать от тренировок, не было никакого смысла. Кроме того, только путем самоосознания сам Уортон сможет вырасти гораздо быстрее.

Если Линлэй окажется рядом с Уортоном, это может на подсознательном уровне негативно сказаться на его саморазвитии.

...

Восточная часть префектуры города Керре. Здесь раскинулся небольшой зеленый горный хребет с находящейся внутри него скромной, неприметной долиной. Линлэй возвел здесь небольшой деревянный домик и затем в тишине и покое продолжил свои тренировки.

Поздняя ночь. Горная долина. Вся местность была покрыта зеленой травой, а в центре даже было небольшой озеро.

Рядом с озером, пребывая в медитативном трансе, сидел Линлэй. Его глаза были закрыты, а сам он пытался объединиться с природными элементами. Рядом с ним пылал костер, отбрасывая мерцающий свет на все тело Линлэй.

Он чувствовал безграничность непостижимой земли, потоков ветра, потоков воды и страсть пламени...

Будучи магом, особенно с исключительной предрасположенностью к элементам ветра и земли… способность Линлэй к единению с природными элементами на голову превосходила обычных воинов.

Как раз по этой причине предку клана Барух, владевшему тяжелым молотом, удалость выйти на уровень “внушение” только после прорыва на Святой уровень. В конце концов, воинам стать едиными с природой гораздо труднее, чем магам.

«Технику “Оглушительный гром”, содержащую резкую взрывную силу, как у извержения вулкана, мне удалось постичь только по достижению уровня “владеть чем-то тяжелым, словно это что-то легкое”. Что касается так называемого “внушения”, в нем заключены силы самой природы - земли, огня, воды и ветра. Однако... ».

После медитаций в течение длительного периода времени, Линлэй вдруг осознал.

«При уровне “внушения”, просто “внушается сила”… сила, что заимствуется у окружающей рядом природы. Но уровень, который выше “внушения”, должен быть всеобъемлющим. Мне необходимо продумать наиболее подходящий путь для достижения просветления».

Во мраке ночи, под светом бликов костра, Линлэй оставался сидеть в медитативной позе. Но его глаза стали медленно открываться… они были словно бриллианты или звезды в ночном небе.

«Различные виды оружия необходимо использовать также по-разному. Сильная сторона тяжелого меча заключается в его непомерном весе. Что касается моего тяжелого меча “Безлезвийного” - он само собой не полагается на свои острые края. Он полагается на свой огромный вес и при атаке именно им проделывает свой путь к цели».

Дух Линлэй что-то смутно ощущал.

Принципы тренировок с тяжелым мечом были очень похожи на основополагающие принципы самой земли.

«Земля необъятна, земля массивна, земля неподвижна...», - Линлэй держал в руках свой адамантиновый тяжелый меч, но его сердце и дух полностью сливались с пульсом земли.

Земля обладает своей собственной уникальной пульсацией… этот особый, самобытный ритм задевает за саму душу. Только люди, которые достигли высшего уровня единения с землей, могли ощутить его.

Линлэй встал.

Не говоря ни слова, он начал размахивать своим тяжелым мечом. Меч в руках Линлэй словно танцевал… его движения вдруг начали входить в определенный уникальный ритм.

Это ритм был сродни биению сердца.

«Фьюх».

Рассекая воздух снова и снова, адамантиновый тяжелый меч, казалось, нес в себе миллионы фунтов веса. С каждым взмахом меча, Линлэй чувствовал словно он полностью слился с землей… просто тренируясь с ним, он ощущал будто он и есть сам непостижимый вес необъятной земли.

«Буум».

Тяжелый меч Линлэй вдруг вонзился непосредственно в воздух. Можно было услышать несколько звуков взрыва подряд. Простой удар вынудил взорваться сам воздух. Это было немыслимо! Ведь независимо от скорости движения оружия, один удар может вызывать лишь один звуковой шум. Вызвать сразу несколько звуков ударов было практически невозможно.

«Гм?», - глаза Линлэй вдруг оживились.

Отвлекшись на секунду, то чудесное чувство единение Линлэй с природой вдруг исчезло.

«Что в тот момент произошло? Я ведь не использовал даже свою боевую-Ци, но в той атаке, моя сила расщепилась на несколько ритмичных импульсов».

Линлэй стал размышлять на эту тему.

Во время тренировок, люди иногда входят в определенные удивительные состояния, достигая непостижимого уровня силы. Но если они неспособны понять причины, в нужный момент они не смогут войти в него снова.

Что Линлэй было необходимо сейчас делать, так это постоянно размышлять и тренироваться.

Он должен все освоить и быть способным контролировать это все!

...

Небо было голубым, абсолютно чисто голубым, без единого намека на другие цвета, лишь несколько лениво плывущих облаков. Жизнь Линлэй в долине была очень мирной.

Ветер вспенивал и покрывал рябью озеро.

В данный момент Линлэй не тренировался. Он решил порыбачить. Человек не может постоянно тренироваться, если он будет делать это насильно, это может оказать контрпродуктивный эффект.

Если Линлэй хотел пойти на рыбалку, он делал это. Если он хотел поспать, он спал.

Его сердце и дух стали едиными с природой.

И когда он возвращался к тренировкам, его темпы роста вновь поражали воображение.

«Большой брат Лэй», - со стороны долины послышался энергичный и в то же время счастливый голос. Линлэй повернулся и увидел Дженну, скакавшую на небольшом жеребце. Позади нее на лошадях ехали две красивые служанки. Эти две служанки были явно талантливы и опытны, так как находясь в седле скачущей лошади, они держались уверенно и не скованно.

«Дженна», - Линлэй положил удочку и встал.

Сейчас рядом с ним не было ни Бебе, ни Хаэру. Чтобы поохотиться на диких зверей, они оба частенько уходили глубоко в горы. В этой горной местности, где расположился Линлэй, звери были лишь обычными животными. Магических зверей увидеть здесь было практически невозможно.

«Большой брат Лэй, я приготовила несколько блюд, возьми, попробуй, - Дженна сняла сумку с лошади и достала из него хорошо завернутый сверток. – Ты определенно не мог здесь слишком хорошо питаться. Но я принесла тебе отличные блюда».

Дженна начала разворачивать сверток, один слой за один раз. Внутри была металлическая коробка, в которой было множество разнообразных лакомств.

Линлэй понюхал.

«Ммм. Пахнет действительно хорошо», - улыбнулся Линлэй.

От волнения, лицо Дженны сразу покраснело.

Но про себя Линлэй лишь тяжело вздохнул. Как он мог не догадаться о чувствах Дженны? С точки зрения внешности, а также характера, Дженна была просто идеальна. Но пережив столько в прошлом, для Линлэй было невероятно трудно открыть свое сердце для кого-то еще.

«Любовь?».

Вздохнул Линлэй.

Сейчас его не интересовали дела сердечные. Для него сейчас самое главное - это сосредоточиться на своих тренировках и самосовершенствовании. Именно в этот момент, в памяти Линлэй, вдруг вспыхнула одна сцена.

После смерти его отца, все дворяне города Фенлай посетили его, чтобы засвидетельствовать своей почтение. В одну из ночей к нему в комнату пришла Делия… она хотела сказать, что ей нужно вернуться в Империю Юлан. И в ту же ночь, перед тем как уйти, она поцеловала его.

«Делия?».

Кроме Алисы, единственный человек, к которому Линлэй испытывал романтическую близость, была девушка, которую он знал с самого первого года обучения в Академии Эрнст. Особенно после того, как Делия так открыто и откровенно показала ему свои чувства. Хотя Линлэй не мог этого признать открыто, но в глубине своего сердца, образ Делии уже был навсегда выгравирован.

«Большой брат Лэй, поешь!», - с надеждой произнесла Дженна.

Линлэй вздохнул: «Я не могу позволить Дженне вот так истратить годы своей молодости».

Думая об этом, он начал энергично кушать и хвалить ее готовку: «Ммм… это действительно вкусно. Вкус просто замечательный».

Услышав похвалу Линлэй, Дженна расплылась в счастливой улыбке.

«Дженна, в будущем, ты не должна приходить навещать меня. Когда я тренируюсь, я не хотел бы, чтобы меня отвлекали», - глядя на Дженну произнес Линлэй.

Дженна была поражена.

«Охх, - прошептала Дженна. Затем выдавив из себя улыбку, она сказала. – Тогда, когда у тебя появиться свободное время, старший брат Лэй, ты должен навестить нас во дворце».

«Разумеется», - уверенно, утвердительно ответил Линлэй.

...

Во время тренировок Линлэй, дни в горной долине летели очень быстро. В мгновение ока прошло больше месяца. Что касается того, как ему лучше использовать свой тяжелый меч… Линлэй постепенно подбирался к правильному пути.

Если Линлэй также упорно продолжит тренироваться, то в ближайшие несколько лет он определенно превзойдет уровень “внушения” и познает новый!

...

В уединенной таверне префектуры города Керре.

В этой таверне было очень тусклое освещение, в результате чего создавалось впечатление наступления сумерек. Каждый стол был размещен в конкретном порядке и находился в отельной сетчатой кабинке с перегородками в виде больших широких щитов.

Это была очень тихая таверна. Когда Линлэй впервые зашел сюда, ему очень понравилась здешняя атмосфера.

Но цены здесь были довольно высокие.

Во время своих тренировок, чтобы выпить немного вина и послушать элегантной красивой музыки, Линлэй каждые семь-восемь дней спускался с гор и посещал эту таверну. Каждый раз он внимательно слушал все разговоры разных путешественников.

«Уже почти июль. Должен вскоре начаться новый учебный год Уортона», - подумал про себя Линлэй.

Прямо сейчас, в таверне было довольно мало клиентов. А те, что были, беседуя между собой добросовестно понижали свой голос. Но сосредоточившись, Линлэй мог чутко слышать каждое слово.

Вдруг, один из тихих разговоров привлек внимание Линлэй.

«Ты слышал? В имперской столице появился новый невероятный семнадцатилетний гений. Кажется, его зовут Уортон», - за столом недалеко от Линлэй общались три мужчины среднего возраста. Они обсуждали различных гениев империи.

«Уортон?».

Линлэй сразу сосредоточил свое внимание на них.

Проведя столько времени в Империи О’Брайен, Линлэй еще никогда ничего не слышал об Уортоне.

«Ты говоришь о том гении, который словно из ниоткуда появился в Академии О’Брайен?, - с блестящими глазами переспросил лысый мужчина. - Я тоже о нем слышал. В конце каждого учебного года, ежегодный турнир между учениками академии всегда привлекает довольно много внимания. В нем даже принимают участие ученики, достигшие уровня воина восьмого ранга».

В военной академии номер один всего континента Юлан - Академии О’Брайен, ученики распределялись на семь классов.

При достижении уровня воина седьмого ранга, такого воина сразу переводили в седьмой класс.

Достигнув седьмого ранга, ученики могли выпуститься из академии. Однако большинство из них продолжало оставаться в академии. Даже некоторые ученики, достигшие уровня воина восьмого ранга, не спешили покидать стены академии.

«Старый лысый гриф, так ты тоже слышал эту новость, да? Этот Уортон действительно нечто..., - с похвалой вздохнул мужчина средних лет с нефритовыми волосами. – Ему только семнадцать лет. В прошлом, он никогда не принимал участия ни в одном из ежегодных турниров. И только перейдя в седьмой класс, он решил принять участие и сразу смог победить воина восьмого ранга и после стал чемпионом среди всех учеников седьмого класса».

«Что? Семнадцатилетний парень победил воина восьмого ранга? Ты не шутишь? Разве это вообще реально?», - вдруг удивленно начал переспрашивать пухлый, третий мужчина, который до сих пор только сидел и слушал.

Лысый перевел взгляд на толстяка: «Разумеется, я не шучу. Ведь я лично был свидетелем той битвы. Ты просто не знаешь... этот Уортон был ростом около двух метров и очень плотно сложен. Только его внешний физический вид оказывал огромное давление на людей. А его оружие… его оружием был чрезвычайно ужасный гигантский боевой клинок. Орудуя этим клинком, Уортон победил воина восьмого ранга и стал чемпионом среди всех учеников седьмого класса».

«А я слышал, что если он смог уже в таком возрасте победить воина восьмого ранга, он сможет достичь восьмого ранга года за три. В прошлом, Святой Гений Меча Оливье, прорвался на девятый ранг, когда ему было тридцать. И естественно, исходя из способностей Уортона, он не далеко от него ушел, - начал нахваливать его мужчина с нефритовыми волосами. - Будучи семнадцатилетним, победить воина восьмого ранга - это просто нечто. Уже прошло немало времени, с тех пор, когда империя рождала такого гения как он. Он даже был публично признан гением номер один всей Академии О’Брайен и император уже даровал ему титул графа».

Комментарии