Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 38 – Кротко Улыбаясь

Том 12, глава 38 – Кротко Улыбаясь

Великая Дамба Бота тянулась от берегов реки Юлан к центру.

Кстати. Эта дамба была крайне странной. Она была похожа на массовый док или причал. Тысячи лет о нее бились волны реки Юлан, которые могли бы разрушить даже гору.

Тем не менее, Великая Дамба Бота существовала в течение десяти тысяч с лишним лет и не получила повреждений.

Это было действительно довольно странно.

Именно из-за своей загадочности, Великая Дамба Бота была известна на всем континенте Юлан.

16 января 10044 года по календарю Юлан. На реке Юлан, в районе пересечения границ Империи Юлан и Империи Рохолт. Великая Дамба Бота. Как правило это было чрезвычайно шумное место, но сегодня здесь не было ни одного человека, который мог бы находиться рядом с Великой Дамбой Бота.

Потому как…

Более десяти Святых в настоящее время охраняли это место, сохраняя порядок и не позволяя никому находиться рядом.

На берегах реки собралось множество людей.

«Более десяти Святых. Я никогда не видел так много Святых за все годы своей жизни всей моей жизни, - сильный, мускулистый мужчина средних лет был так взволнован, что его глаза светились. Он продолжал смотреть в сторону далекой дамбы. - Что происходит?».

«Эй, это Святые? Не может быть», - зрители становились все более и более многочисленными. А опоздавшие не верили в то, что им говорили.

«Что ты несешь? Я лично наблюдал за тем, как многие Святые спускаются с небес и оттесняют всех от этого места, не позволяя никому приближаться к дамбе», - сказал тот, кто приехал очень рано и стал свидетелем появления Святых.

«Так много Святых. Что они затеяли? Кроме того, кто этот лысый парень, который сидит на вершине Великой Дамбы Бота?».

Наблюдатели становились все более и более многочисленными. Взгляд каждого человека был направлен в сторону дамбы. Единственным человеком, который сидел там на стуле, был... высокий, мускулистый лысый мужчина, одетый в черную мантию. Он не прикрывал лицо. Перед этим высоким, лысым мужчиной стоял круглый стол с флягой хорошего вина.

«Еще один Святой прибыл», - толпа издала ропот удивления.

Многие зрители наблюдали, как три фигуры прилетели с севера. Они замедлились и начали приближаться к дамбе, в итоге оказавшись на ее вершине. Плечо к плечу, трое шли к высокому лысому мужчине. Через несколько минут они подошли к круглому столу.

«Я не ожидал, что явятся трое. Ах, мои извинения, - высокий лысый мужчина, одетый в черную мантию, выдавил улыбку. - Я подготовил только два стула».

Лысый мужчина сразу же посмотрел в сторону. Очевидно, что он послал мысленное сообщение. Мгновенно, Святой куда-то отлетел, а затем сразу же вернулся, поставив перед ними еще один стул.

«Это не ваша вина, мистер Бомонт», - сказал Дэсри со спокойным смехом.

Линлэй, Дэсри и Оливье сели. Первоначально Линлэй сказал Блюму, что есть только два Божества. Бомонт также был весьма удивлен, увидев троих. Но Бомонт не слишком волновался по этому поводу.

«Кажется, что человек, который стал Божеством несколько дней назад, принадлежал к их стороне, - подумал про себя Бомонт. - Только стал Божеством? Хмпф, эти новые Полубоги ранней стадии… я могу биться с десятком таких сразу».

Бомонт окинул взглядом сторону Линлэй. Из этих трех только один немного беспокоил его - Линлэй. В конце концов, три года назад Линлэй убил Великого Чернокнижника.

«Линлэй не только смог убить чернокнижника, он был в состоянии выжить, когда тот применил конечную атаку», - подумал Бомонт.

Линлэй, Дэсри и Оливье посмотрели на Бомонта.

«Ха-ха... - Бомонт выпустил беззаботный смех. - Мистер Линлэй, так как Вы хотели встретиться со мной, естественно, я бы не посмел отказаться. Я не в курсе, но почему все вы пришли? Есть ли что-то, что вам нужно от Бомонта? Если есть, пожалуйста, не стесняйтесь и скажите мне. Я, Бомонт, очень спокойный парень».

Голос Бомонта был очень громким.

Но далекие зрители не слышал его, потому что Бомонт уже использовали его Божественную область.

Божественная область была сформирован из простой формы контроля над энергией элементов. Линлэй, Дэсри и Оливье были Божествами. Естественно, они не переживали по этому поводу. Даже если бы Бомонт использовал его Божественную область в полную силу, это бы не представляло большой угрозы.

Божественная область была на самом деле тем, что создавало разницу между Божеством и Святым, но после становления Божеством, она уже не обладала большим влиянием.

«Мистер Бомонт, Вы должны знать, почему мы пришли», - Линлэй смотрел на него.

Бомонт был немного удивлен, но потом он громко рассмеялся: «Мистер Линлэй, Вы неверное шутите. Если Вы не говорите мне, откуда мне знать?».

Стоящий поблизости Оливье холодно сказал: «Умерло сто миллионов человек в Империи Рохолт. Сто миллионов человек. Бомонт, Вы на самом деле безжалостны. Что Вы себе позволяете, находясь на нашем континенте Юлан? Вы думаете, что Вы можете убить столько, сколько захотите?».

«Мистер Бомонт, все мы знаем, что происходит. Нет необходимости играть в молчанку», - добавил Линлэй.

Бомонт выпустил неловкий смешок: «Люди, которые умерли в Империи Рохолт... хорошо, я признаю это. Я был тем, кто организовал бойню сотен миллионов людей. Что из этого? Линлэй, вы трое уже стали Божествами. Вы по-прежнему заботитесь о простолюдинах?».

Бомонт сидел с очень удивленным выражения лица.

«Вы шутите?», - Линлэй помрачнел.

Дэсри вступил в дискуссию: «Бомонт, континент Юлан - наша родина. Если мы позволим Вам продолжать убивать людей и творить то, что Вам угодно, люди на наших землях попросту вымрут. Нам троим будет стыдно продолжать жить после этого. Бомонт, как мы должны решить эту проблему?».

Как решить эту проблему?

Услышав эти слова, Бомонт тайно усмехнулся: «В самом деле. Они не хотят бороться со мной. Тогда это еще проще».

Оливье холодно фыркнул.

«Я очень сожалею об этом, - вздохнула Бомонт. - Как насчет этого. Вы обеспокоены тем, что население вашей родины погибнет, не так ли? Тогда я обещаю, что после убийства еще ста миллионов я остановлюсь. Как насчет этого? Еще сто миллионов для континента Юлан – это не критично».

Убить еще сто миллионов?

Сердца Линлэй, Дэсри и Оливье мгновенно наполнились гневом, а их лица похолодели.

Видя ситуацию, Бомонт не мог удержаться от смеха: «Ха-ха, я просто шучу, просто шучу. Линлэй, Вы и остальные совсем не понимаете шуток. Я не буду убивать больше. Я гарантирую, что я больше не буду убивать граждан вашего континента Юлан. Этого достаточно, не так ли?».

Лицо Оливье было холодным как лед. Лицо Дэсри тоже было нелицеприятно.

Линлэй сказал. «Бомонт, мы не будем тратить время. Согласитесь с двумя требованиями и этого будет достаточно».

«Говорите», - Бомонт все еще улыбался.

«Во-первых, начиная с сегодняшнего дня, Вы не имеете права убить даже одного жителя континента Юлан. Кроме того, души граждан континента Юлан, что Вы собрали, будь они обработаны или нет, должны быть переданы нам», - холодно сказал Линлэй.

Улыбка Бомонта мгновенно исчезла.

«Второе требование, как только мы закончим, Вы должны покинуть Плоскость континента Юлан. Континент Юлан не место для Вас», - закончил Линлэй.

Бомонт переменился в лице.

«Покинуть Плоскость Юлан?, - переспросил Бомонт. - Это... не может быть речи. Не нужно спешить. Вы должны дать мне какое-то время».

Дэсри сказал: «Бомонт, Вы собрали души граждан Плоскости Юлан. Вам лучше передать их нам как можно быстрее. Независимо от того, обработаны они или нет, все они должны быть переданы! Вы не должны использовать их».

«У меня их нет. Они попали в преисподнею, - прямо сказал Бомонт. - Я не могу обрабатывать души. Зачем они мне?».

Сердце Бомонта переполнял гнев.

Даже Муба и Великий Чернокнижник не посмели бы действовать против него так дерзко. Когда он приказал чернокнижнику создать Золотую Жемчужину Душ, тот не решился открыто ему отказать. Если бы он не обладал кое-какой информацией касательно Линлэй, разве он, Бомонт, стал бы слушать их?

Когда умер Великий Чернокнижник, Бомонт был шокирован этим и поэтому он сразу же отправился разузнать кто такой Линлэй.

Потом, когда он захватил ученика Колледжа Бога Войны, он узнал, что Линлэй имел какое-то отношение к Бейруту. Это стало причиной того, что все эти годы Бомонт так и не решился пойти и отомстить Линлэй.

Он не хотел, чтобы Линлэй был его врагом.

Бомонт никогда не забудет, как страшен был Бейрут.

«Ушли в преисподнюю? Что за шутка!!!», - Оливье сразу вскочил на ноги.

«Бомонт, ты врешь», - Линлэй и Дэсри также встали. Они были рассержены. Бомонт фактически убил сто миллионов человек и в конце концов смог лишь выдавить “хорошо, я не буду больше этого делать”? Он не был готов вернуть души и покинуть Плоскость Юлан.

После этого уже не было вещей, которые стоило бы обсуждать.

«Ложь? Вы думаете я лгу?», - Бомонт также встал.

«Мы уже знаем, что Вы собираете души. Вы думаете мы не знаем, что Вы приказали этим Святым заниматься сбором?», - холодно сказал Дэсри.

Бомонт вдруг повернулся и яростно уставился на далекого Блюма: «Блюм…».

Блюм мгновенно опустился на колени в страхе, но его тело уже было охвачено силой Божественной области. Он был совершенно не в состоянии двигаться.

«Умри!», - Бомонт махнул рукой и луч серой Божественной силы полетел прямо в тело Блюма. Блюм в ужасе смотрел на то, как Божественной силы типа Смерти приближается к нему. Но он не мог двигаться. Божественная сила типа Смерти обернулась вокруг его тела, мгновенно превращая его в кучу пыли.

Линлэй, Оливье и Дэсри сосредоточились и были готовы действовать в любой момент.

Повернув голову, Бомонт посмотрел на Линлэй и других: «Линлэй, я, Бомонт, ясно разъяснил свою позицию. Я больше не убью людей вашей Плоскости Юлан! Вы должны довериться мне. Этот вопрос закрыт. Если Вы не готовы... то я не против преподать Вам урок от имени лорда Бейрута».

«О чем разговор?, - Линлэй холодно рассмеялся. - Бомонт, Вы убили сто миллионов человек. Сто миллионов!!! Теперь, Вы собираетесь сказать, что перестанете убивать и не понесете наказания?».

Линлэй почувствовал, что это было абсолютно смехотворно.

Бомонт был слишком властным.

«О, мне кажется, что Вы не хотите довериться мне», - лицо Бомонта помрачнело.

Он уже решился: «Этот Линлэй и лорд Бейрут имеют какую-то связь. Я не могу убить его сейчас. Но я должен его проучить. Что касается двух других рядом с ним... я убью их. Это будет служить для устрашения Линлэй. Не думайте, что я также слаб, как тот чернокнижник!».

«Вопрос не в доверии. Вопрос в том, что ты просто слишком высокомерен и требователен», - в сердце Линлэй появилось убийственное намерение.

Тела Оливье и Дэсри постепенно начинала окружать Божественная сила.

«Вы действительно сраные уб***ки... я, Бомонт, безответно кротко улыбался вам весь сегодняшний день и был вежлив. Кто, черт возьми, вы, чтобы так обращаться с Бомонтом? Я выразил свое почтение, но вы не хотите обращать на это внимание его, - Бомонт злобно ударил по столу. С громким звуком стол рассыпался на бесчисленное количество частниц. Яростное, ожесточенное лицо Бомонта задрожало. - Прекрасно. Тогда это не моя вина. Лорд Бейрут, сегодня, я преподам урок Линлэй».

В руках Бомона вдруг появился темно-синий боевой клинок.

«Свист! Свист! Свист!»

Линлэй, Дэсри и Оливье одновременно отступили назад. В руках Линлэй появился дьявольский меч Фиолетовой Крови. В руках Дэсри тонкий меч. Что касается Оливье - в его руках появился мистический Ледяной Меч.

«Бомонт, ты называешь это кроткой улыбкой?».

Линлэй был настолько разъярен, что он начал смеяться: «Ты называешь это проявлением уважения ко мне? Ты убил сто миллионов людей моей Плоскости Юлан, но не готов отвечать за это и ты называешь это проявлением уважения? И вдобавок ты собираешься преподать мне урок от имени лорда Бейрута? С чего бы? На каком основании ты можешь делать что-либо от имени лорда Бейрута?».

«И более того, ты думаешь, у тебя есть сила, чтобы приструнить меня?», - фиолетовый меч Линлэй начал наполняться Божественной силой стиля ветра.

На этот раз меч Фиолетовой Крови не издавал никаких звуков.

«Этот человек на самом деле та еще сволочь», - Дэсри также был возмущен. Дэсри, самый уравновешенный из этой тройки, также был совершенно взбешен поведением Бомонта.

Лицо Бомонта выглядело ожесточенным, его губу дрогнули. Он продолжал сжимать в руке длинный, синий кинжал.

«Умрите!!!», - Бомонт чуть бы не взорвался от ярости. Его голос до сих пор звучал эхом в воздухе, но он уже взмылся к Оливье. Бомонт принял решение, что сначала он убьет Дэсри и Оливье и только тогда он преподаст урок Линлэй.

Комментарии