Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Окаменевший мегаполис

Часть 1

Прошлой ночью, попрощавшись с Кусанаги Годо, Афина пересекла море.

Красоту ночи оскверняло наличие уличного освещения. Такая мысль вдруг пришла ей на ум, когда она рассматривала панораму с противоположного берега.

Битва уже скоро начнётся. Наконец.

Завоёвывать вражеские города, поджигать их и использовать в качестве сигнального огня, объявляющего войну — это элегантная традиция поля боя. Итак, что же выбрать в качестве жертвы...

Пока Афина ожидала наступления раннего утра, по гавани медленно расползались люди. У причалов тут стояли как огромные корабли, так и маленькие лодочки, которые, казалось, сдует малейшим порывом ветра.

Также можно было увидеть башни и замки, в которые входило и выходило шумное население. Ещё и отдельных особняков немало имелось.

Естественно, населяющих всё это людей тоже много. Куда больше тысячи, тут о десятках тысяч запросто говорить можно.

Эти люди проживали свои жизни, запихнутые в такой тесный угол.

А ещё эти крайне подозрительные коробки на колёсах, с шумом разъезжавшие повсюду.

Словно песчинки, переполнившие пустыню. Создают неуклюжие инструменты для проезда по земной поверхности. Используют искусственные камни, чтобы покрыть землю ради своего удобства, эти люди строили дороги везде, где заблагорассудится.

Так Афина сетовала. Все аспекты человеческих существ совершенно невозможно понять, что за глупость...

Как и у зверей, рыщущих в поиске еды для выживания, тех, кто потерпел неудачу в попытке одолеть врага ждёт лишь жалкая смерть. Или как растения, что растут в естественных условиях, переносят ветер и дождь, поглощают свет, стоически принимают все трудности, страдают, выживают. Смерть собирает свой естественный урожай.

Вот он, способ. Надо своей властью наслать тишину.

Афина воспользовалась «Пагубным взглядом змеи».

Проклятие, которое превращало всё, что было у неё на виду, в холодный и твёрдый камень. Сила нести временную смерть.

В прошлом бою против Кусанаги Годо она была использована лишь частично. Сейчас же настало время полностью высвободить её.

Для богини это было обыденное решение, как человеку решить, что на ужин есть этим вечером. Но для окружающего мира последствия оказались мгновенными.

— Хо-хо-хо... Как раз подойдёт. Теперь Кусанаги Годо, наконец, оценит мой разошедшийся боевой дух.

На глазах у Афины начали образовываться разнообразные камни.

Каменные корабли, каменные дороги, каменные башни, каменные крепости.

Там же было и множество искусственных камней, изготовленных людьми и использовавшихся для строительства. Но благодаря благословению Афины все они превратились в натуральный камень.

Естественно, что и те самые упомянутые люди тоже...

Все собравшиеся в гавани люди превратились в камень.

Даже трава с деревьями окаменели. Короче, всё, что было у неё на виду превратилось в камень без единого исключения.

Все носящиеся туда-сюда коробки тоже стали каменными. Всего лишь один взгляд змеиной богини мгновенно остановил их, превратив в неподвижные каменные коробки.

Обозревая это молчаливое царство, Афина чувствовала удовлетворение.

— Небеса, земля, огонь, вода. Мой незрелый соперник, назначенный самой судьбой. Знай же доблесть Афины, тебе же лучше знать и мощь Афины. Как следует подготовься к моему нападению и отточи свой клинок!

Делая эти смелые заявления, она отправилась своим путём.

Всё должно оставаться вот так. Превращённое в камень пока она ожидает прибытия Кусанаги Годо. Тогда-то у этого глупого богоубийцы получится понять жажду битвы богини. Если же он окажется настолько твердолобым в потакании своим идеалам и не сможет понять, то у неё не останется иного выбора, кроме как оставить свои попытки и просто казнить его, не воздав никакой похвалы или почестей.

Афина ступала быстрым и лёгким шагом.

В такой же ситуации Ланселот дю Лак бросился бы прямо к вражескому лагерю в форме грозовой молнии.

Но, что касается Афины, то подобное поведение не соответствовало стилю королевы, которая когда-то правила древним божественным миром.

Открыто идти во вражеский город, демонстрируя доблесть и мощь.

— Будь готов, богоубийца. Этот день станет датой твоей смерти!

— Если вкратце, то Афина творит, что вздумается.

Место раскопок Амэ-но-нухоко у побережья Кисарадзу.

Амакасу развернул карту и объяснял положение дел.

— Почти час назад Афина появилась на отвоёванной у моря территории Кавасаки и начала безбашенно и как вздумается превращать всё в камень. И хотя на данной территории в основном расположены заводы и склады, тем не менее, они полностью утеряны. Доклады говорят, что гавань и парки, корабли и машины, люди, животные и растения, всё превратилось в камень чуть менее, чем за десять минут, — на этой фразе Амакасу вздохнул. — Так как тут мы имеем дело с божественной силой, то это окаменение не просто на отдельные объекты влияет. Не говоря уже о том, что находится прямо у неё на виду, даже вещи, удалённые на несколько километров в направлении её взгляда, превращаются в камень. Это превосходит даже уровень монстров-боссов из ролевых игр, и больше похоже на оружие массового поражения из симуляторов.

Аналогия хоть и несерьёзная, но данной шутки оказалось мало, чтобы поднять общее настроение.

— Затем Афина направилась к развязке Укишима, войдя в тоннель скоростного шоссе Транс-Токио Бэй. Внутренняя часть тоннеля и все машины в нём были превращены в камень.

Амакасу объяснял, показывая всё на карте. Если смотреть на шоссе Транс-Токио Бэй от Кавасаки Укишимачи — то это была прямая дорога из Канагавы до Чибы. Вполне ожидаемо от Афины, она явно ознакомилась с географией местности, прежде чем сделать свой ход.

— Почему это единственное, что она рассматривает на полном серьёзе...

— Она хоть и идёт сюда прогулочным шагом, но при этом всё равно остаётся богиней. Её скорость ненормальна. Согласно докладам разведки, Афина двигается со скоростью в 20 км/ч, — продолжал объяснять Амакасу после замечания Годо.

Нормальные люди, не имеющие проблем с ногами, обычно ходят со скоростью 5 км/ч или около того. И в сравнении с ними Афина передвигалась действительно быстро.

— Комитет и Каору-сан уже проинформировали всех, кого это касается. Окрестности оцеплены, движение транспорта ограничено, а полёты в аэропорту Ханэда прекращены. Оставшиеся проблемы — это автомобили, движущиеся по шоссе Транс-Токио Бэй и парковка на искусственном острове Умитохару.

— Раз так, то давайте там её и встретим, — тут же предложил Годо.

Все — Амакасу, Лилиана, Юри и Эна посмотрели на Годо.

— Не знаю повезло нам тут или ещё что, но ведь рядом с искусственным островом Умитохару мы вчера проезжали. Получится у нас?

— Конечно, предоставь это мне.

Отвечая на последний вопрос, Лилиана развернулась.

Место, в котором они были раньше. Это означало, что до него можно добраться ведьмовской магией полёта. Девушка-рыцарь кивнула, соглашаясь с предложением.

— Нам ведь необязательно ждать, пока Афина доберётся до Кисарадзу, верно? Если встретим её на пути сюда, то сможем предотвратить дальнейшие потери.

Платное шоссе Транс-Токио Бэй было выделено на карте. Годо давал пояснения, указывая на парковку искусственного острова Умитохару, где они делали вчера короткую остановку для отдыха. Использование магии полёта Лилианы в качестве средства экстренного перемещения позволит им встретиться с Афиной именно там.

— Прямо сейчас мы всё ещё не знаем, как спасти людей на Умитохару или тех, чьи машины ехали в сторону от Кисарадзу. Но сделаем всё, что в наших силах.

— Спасибо. У меня же всё ещё есть задачи, за исполнением которых необходимо проследить или которые требуется раздать, поэтому я с вами не пойду...

Как и ожидалось от Амакасу, он к подобным ситуациям уже привык.

Быстро подведя черту под их планами, он достал Амэ-но-нухоко.

— Возвращаю обратно. Пожалуйста, возьмите.

— Но будет ли всё в порядке, если Годо-сану придётся охранять это в таких условиях? В битве против Афины... — изящным голосом спросила Юри.

— Если божественный артефакт подобного рода схлестнётся с божественной мощью Афины, вдруг, какой-нибудь катастрофический эффект возникнет... Само собой, я всего лишь предполагаю ни на чём не основываясь. Но почему-то меня это беспокоит, и я не могу не высказать своих опасений.

Услышав замечание Юри, Амакасу и Годо переглянулись.

Если самый сильный пользователь духовного зрения «опасается», как они могут это проигнорировать?

— Если так, то почему бы Амакасу-сану не продолжить хранить его у себя? Раз уж вы ниндзя, в случае появления той ведьмы вы ведь всегда найдёте способ сбежать? — предложила Эна. — Эне и Лилиане-сан, а также тому молодому господину из гонконгской семьи Лю. Никому из нас не суметь одолеть Амакасу-сана в игре в прятки. Кроме Его Величества, разве вы не самый лучший кандидат на роль хранителя?

— Э-э, разве?

— Да, даже Каору-сан говорит, что Амакасу-сан из тех, кого в современности зовут мастерами ниндзя.

— Прошу, не называйте меня кем-то вроде искусного вора или мастера-самурая!

Годо уставился на Амакасу, который, судя по всему, испытывал отвращение.

«Может, он куда больше подходит на роль хранителя божественного артефакта?»

Эна и Лилиана и так были юркими и гибкими, словно мартышки или ласточки. И при этом Амакасу не только превосходил их в техниках подобного рода, но ещё был ровней Лю Иньхуа, преуспевшего в переходах на длинные дистанции и в воровстве. У самого Годо было ноль уверенности в том, что сам он способен сбежать от кого-либо из вышеупомянутых личностей.

— Ну, всё так, если говорить о противнике-человеке. Если же я столкнусь с богом или разнообразными способностями Чемпионов, то я труп. И та самая леди божественный предок является чем-то большим, чем человек, но меньшим, чем бог, не слишком ли щекотливая ситуация выходит?!

— Да ладно. Божественные предки нам не ровня, всё будет в порядке.

Не занимается работой, которую не компенсирует его зарплата.

Амакасу, который часто повторял данные слова, чувствовал себя крайне обеспокоенно. И, тем не менее, Годо безразлично отмёл его возражения.

Если со способностями проблем нет, то единственным препятствием оставалось чувство долга. Такое ощущение, что Амакасу бурчал и вздыхал просто жалуясь. Наверное.

— Хмм... Если почувствую, что меня реально припёрли к стенке, то изо всех сил буду пытаться сбежать туда, где находится Кусанаги-сан, договорились? Моя зарплата не предусматривает надбавок за сложность и напряжённость, знаете ли.

В результате, несмотря на его скорбные заявления, Амэ-но-нухоко было доверено ниндзя.

После этого настало самое время битвы с Афиной.

— Что ж, отправляемся, Кусанаги Годо. Предстоит очередное противостояние с Афиной. Я, нет — мы окажем тебе поддержку всеми силами.

В ответ на мягкое произнесённые слова Лилианы Годо молчаливо кивнул.

Все, отправлявшиеся на поле боя, собрались вокруг сребровласой девушки-рыцаря. Годо, Мария Юри, а также Сэйшууин Эна — их группу окружило голубое свечение, и они взмыли в небо.

Комментарии