Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 2

Над холмами Тосканы стояла освежающая атмосфера раннего июньского лета.

— Оказалось, всё не так уж и плохо. Если бы только компанию мне не ты составляла.

Южные врата Порта Романа* в древнем городе Флоренция.

Машина продолжала движение, и через некоторое время в поле зрения появились обработанные полоски фермерских земель.

Этот пейзаж из покатых зелёных холмов являлся уникальной чертой Тосканы. Пора года — перед самым наступлением безжалостной летней жары, и задувавший в открытые окна машины воздух прямо переполняла радость.

— Дженнаро, ты же, вроде как, должен быть относительно чувственной личностью. Разве сейчас не замечательно всё идёт?

— Достало! Ты мелкая девчонка, которая болтает без конца! — буквально ревел на грациозную Эрику Бланделли водитель, грубый мужчина.

Дженнаро Ганц.

Великий Рыцарь из магической ассоциации «Медно-чёрный крест».

Массивная бородатая внешность Дженнаро выглядела слишком серьёзно и полностью скрывала его едва наступившие девятнадцать лет. Ему с лёгкостью можно было по ошибке дать лет двадцать пять или двадцать шесть. Невысокого роста, но очень хорошо сложен. Узорчатая бандана, обёрнутая вокруг головы, делала его похожим на пирата, выпрыгнувшего прямо с киноэкрана.

— Если бы не наш великий лидер Паоло, который обратился ко мне с просьбой: «Пожалуйста, подвези мою племянницу», — что, в принципе, делает отказ невозможным, я бы точно не стал бездумно отвечать «Можете на меня положиться!»

— Именно, твоя неспособность находить уместные варианты отказа показывает, насколько медленно ты соображаешь. Тут всё воистину безнадёжно.

На тот момент Эрике, резко ответившей девятнадцатилетнему Дженнаро, было всего двенадцать лет.

Тем не менее, её уже взрослая красота и стройная фигура, а также манера держаться, как леди, были не типичны для такого возраста.

— Смотри, так как я не желаю видеть тебя водителем, а ты не хочешь находиться где-либо поблизости от меня, наши интересы совпадают. Но ты уже дважды согласился на просьбы дяди… Как насчёт того, чтобы я прямо сейчас преподала тебе урок по основам социального этикета?

— Отстань, я никогда не смогу запомнить твою острую на язык манеру общения!

Эрика сидела не на пассажирском сиденье справа, а сзади.

Это явно было сделано, чтобы не сидеть рядом с Ганцем.

И он, и она являлись рыцарями и членами «Медно-чёрного креста».

В магическом мире южноевропейских стран, типа Италии и Испании, «рыцари», означало «рыцари Тамплиеры». Конечно, настоящий Орден Тамплиеров, о котором известно из истории — орден «Бедных рыцарей Христа и храма Соломона», был распущен ещё в начале четырнадцатого века.

Тем не менее, небольшая часть людей выжила.

Среди них были как те, кто унаследовал магические и боевые искусства ордена, так и те, кто унаследовал его богатство.

Эти люди, которые продолжали называть себя «рыцарями», были не просто магами, они также являлись особо искусными воинами, которые гордились своим благородным рыцарским духом.

Изначально рыцари-тамплиеры должны были состоять в христианских монашески орденах — обычно их просто монахами звали, но со временем эта особенность перестала браться во внимание, что позволяло становиться рыцарями девушкам, вроде Эрики. Исконный орден рыцарей-тамплиеров не принимал в свои ряды женщин.

Будь то Эрика или Ганц, они в равной мере придерживались одних и тех же рыцарских идеалов.

Но их фундаментальную несовместимость преодолеть было невозможно.

Родившийся в Реджо-ди-Калабрия, что на южной оконечности итальянского полуострова, Ганц был диковатым, грубым, но при этом хорошим человеком с добрым сердцем. С другой стороны, Эрика представляла собой элегантную молодую красавицу, рождённую и воспитанную в северном итальянском мегаполисе, Милане, к тому же, она заодно с этим была ещё и маленькой принцессой прославленной семьи Бланделли (даже вела свою родословную от предка, бывшего Дьявольским Королём, Чемпионом).

Эта разница в воспитании представляла собой непреодолимую пропасть.

Более того, являясь ближайшими соперниками, они двое неизбежно схлестнутся в борьбе за пост Красного Дьявола. Это был титул первого рыцаря, который являлся представителем «Медно-чёрного креста».

И они состояли в этом самом «Медно-чёрном кресте», в магической ассоциации, являвшейся одной из самых лучших в мире.

С другой стороны, не все члены организации были итальянцами.

Что касается особо талантливых среди ключевых лидеров, многие из них были рекрутированы в разных странах. Однако по устоявшейся традиции командор и Красный Дьявол выбирались из итальянцев. И среди молодых и талантливых, которым было суждено достичь рангов ключевых лидеров, Эрика и Ганц были единственными рыцарями-итальянцами.

И именно эта основополагающая причина определила то, что они всегда старались держать дистанцию друг с другом.

Красный Дьявол нынешнего поколения, Паоло Бланделли, был дядей Эрики.

Его просьба к Ганцу позаботиться о его племяннице, должно быть, являлась попыткой улучшить взаимоотношения двух кандидатов на один из ключевых постов лидеров организации… И эта просьба несла в себе столько сентиментальности.

В любом случае, спортивная машина, которую вёл Ганц, в настоящий момент неслась среди полей Тосканы.

Их целью была деревня, находившаяся где-то в двадцати минутах езды от Флоренции.

Старинный монастырь, основанный, вероятно, в Средневековье. По слухам, его возводили в качестве крепости, окружающие монастырь каменные стены представляли собой довольно крепкие конструкции.

Как только Ганц остановил машину снаружи монастырского комплекса, Эрика выбралась вместе со своим багажом.

— Транспорт обратно подготовлен заранее, так что тебе нет необходимости ждать здесь. Всего доброго, Дженнаро. Хоть поездка и не была приятной, всё равно стоит выразить благодарность за твою помощь.

— Если хочешь спасибо сказать, то так и говори! Пока!

Ганц покинул её и спешно уехал.

Эрика направилась к монастырю.

Её необычайный талант был признан в двенадцатилетнем возрасте, и двумя неделями ранее ей официально было присвоено звание рыцаря. Получать благословение в данном месте было обычаем новобранцев, вроде неё.

А раз так, то… та, другая, девушка тоже, скорее всего, здесь.

Эрика слышала, что была ещё одна, получившая звание рыцаря приблизительно в то же самое время, но в другой магической ассоциации, «Бронзово-чёрном кресте».

— Как я и думала, и в точности так, как я и предвидела.

Там, в саду монастыря, стояла знакомая девушка.

Прекрасные и длинные серебряные волосы были уложены прямо. Нежная красота лица идеально сочеталась со стройной и красивейшей фигурой, от чего создавалось впечатление, что на землю снизошла лунная фея. Однако профиль девушки демонстрировал суровое выражение лица. Несмотря на свой юный возраст, её глаза горели решительным светом рыцарской гордости.

Как и Эрике, ей было двенадцать лет.

И она так же, как и Эрика, была гением из престижной магической ассоциации, базирующейся в Милане.

Перед ней стояла Лилиана Краничар, знакомая ей на протяжении последних десяти лет.

— Приветствую, Лили. Воистину, наши судьбы, как всегда, тесно переплелись.

— Прошу, перестань обращаться ко мне столь фамильярно. Более того, наша встреча здесь — никакое не совпадение. Скорее, её стоит описать, как неизбежность. Ты ведь тоже явилась сюда, чтобы получить меч?

Её сдержанная манера речи не подходила ни её возрасту, ни полу.

Само собой, это было частью характера Лилианы, частью, которую Эрика приняла с улыбкой.

Сребровласая подруга детства была безупречна в том, что касалось внешности и интеллекта, а вот качеств леди ей не хватало. Она сможет стать хорошим рыцарем, хорошей женой и матерью, но она никогда не станет цветком при дворе, подобно хозяйке салона.

— Да, всё в точности так, как ты и сказала, Лили.

— Пфф… Я ведь только что это сказала, но вот, пожалуйста, ты снова ведёшь себя, словно близкая подруга, совершено не принимая во внимание мои слова.

И Эрика, которая никогда себе не изменяла, и Лилиана, застывшая со своим недовольным выражением лица, обе они были здесь с одной целью.

В Северной Италии у новых рыцарей был обычай получать мечи в этом монастыре Сан Джилардино (естественно, это касалось лишь рыцарей из семи престижных магических ассоциаций).

Используемое рыцарями оружие было изготовлено особым образом.

Взяв сталь, выплавленную алхимическими методами, мастера-изготовители ковали и формировали из неё клинки, которые далее укреплялись той же алхимией — только такие мечи и копья были достойны того, чтобы к ним относились, как к сокровищам.

Ещё с древних времён этот монастырь являлся священным убежищем, где молодым рыцарям даровались мечи и благословение.

Говорят, что семья Медичи* из Флоренции уже в самый расцвет эпохи Ренессанса управляла данным производством.

— За особый вызов в данное место позвольте мне выразить мою глубочайшую благодарность. В качестве приглашённой сегодня, Эрика Бланделли выражает своё уважение, — грациозно поприветствовала девушка замеченного монаха, приближавшегося к ним.

Так как она была здесь с визитом в качестве рыцаря, грубого поведения терпеть не станут.

Напористое и в тоже время грациозное поведение Эрики Бланделли делали её центром внимания в широчайшем разнообразии ситуаций.

— Я старшая дочь семьи Краничар, Лилиана. Полагаюсь на вас.

По-сравнению со словами Эрики, приветствию Лилианы не доставало индивидуальности и общепринятых любезностей.

Несмотря на то, что Лилиана была рыцарем со способностями ведьмы, а также обладала огромным потенциалом, соперничая в этом с Эрикой, она посвящала себя только тому, чтобы быть солдатом в любых ситуациях.

— Я уже давно слышу рассказы о вас двоих, миланских гениях.

Спокойно ответивший на приветствия двух девушек монах в чёрной рясе представлял собой мужчину в расцвете сил.

Несмотря на свободные одеяния, было очевидно, что он очень хорошо тренирован физически.

По поступи во время ходьбы и манере держаться его невероятная боевая выучка была совершенно очевидна. Вполне соответствует лидеру монастыря мечей.

— Воистину наслаждение видеть столь выдающийся талант у двух девушек из знаменитых семей. Монастырь проведёт благословение на церемонии дарения и подготовит вам оружие, достойное рыцарской отваги. Пусть же однажды вы последуете путём предшественницы Святой Рафаэлло.

— Да, чтобы стать достойным рыцарем, я изо всех сил буду стремиться самосовершенствоваться, — в ответ на вежливые слова монаха Лилиана склонила голову.

В её характере было делать всё по правилам. А вот Эрике серьёзность в действиях не шла, она хотела сказать что-нибудь более интересное.

— Что до новичков, вроде нас, я необычайно тронута столь редким событием… Кстати, говоря о следовании путём Святой Рафаэлло, было бы просто восхитительно, если бы мы могли начать репетицию церемонии «Благословение меча».

— О?!

Монах впервые проявил эмоции, криво усмехнувшись на вежливые, но дерзкие слова Эрики.

В этот момент находившаяся рядом Лилиана нахмурилась.

— Погоди, Эрика. Что означают эти бесстыжие слова?

— Лили, ну что за негативная интерпретация. Что ж, тогда слушай внимательно, присутствующий здесь многоуважаемый монах попросил нас «идти путём Святой Рафаэло», так? Это значит учиться у великой леди-мечника, той, которая добилась звания «Рыцаря Святого Грааля», а также стала рыцарем-тамплиером самого высокого ранга.

Титул первого рыцаря в «Медно-чёрном кресте» Эрики назывался «Красный Дьявол».

«Святой Рафаэлло» также являлся титулом схожей природы.

Флорентийская ассоциация «Столица лилий» даровала этот титул своему самому доблестному рыцарю. Святая Рафаэлло текущего поколения была женщиной. И хоть она уже давно ушла с передовой, но всё равно считалась сильнейшим мечником Европы.

— Из-за выдающихся умений владения мечом для неё было сделано исключение, дар в виде двух мечей вместо одного, она стала легендой, истории о которой передаются в этом монастыре.

— Верно, мечи-близнецы Льва и Маэстро.

Красноречие Эрики заставило кривую усмешку монаха сделаться лишь ожесточённее.

В результате на лице Лилианы вспыхнуло гневное выражение и она яростно уставилась на Эрику.

— Иными словами, дама Эрика, хотите, чтобы мы повторили историю со Святой Рафаэлло и даровали вам два меча, так выходит?

— Не шути такими вещами! Как бы сильно ты ни хотела следовать путём Великого Рыцаря, заходить настолько далеко — это неуважение!

— Нет, я не это предлагала. Кроме того, это было бы слишком нагло.

Пока она слушала их возражения, на прекрасном лице Эрики играла дьявольская улыбка.

Её слова оказались полной неожиданностью. Такова Эрика Бланделли, та, кто всегда добивается того, что никто не в состоянии предсказать.

— Несколько лет назад, прямо перед своим уходом, Святая Рафаэлло нанесла визит в этот монастырь, имея при себе два дарованных ей меча. Тогда она сказала «Вместо того, чтобы заставлять эти мечи следовать за старой леди, вроде меня, почему бы не дать им более подходящее задание — помогать молодым рыцарям в их приключениях?» Вместе с этими словами она вернула два магических меча. Зная данную историю, мы, Эрика Бланделли и её союзница, Лилиана Краничар, желаем явиться сюда в качестве новых владельцев мечей-близнецов, — экстравагантно выразила своё желание Эрика.

Находившаяся уже в годах Святая Рафаэлло сошла с мировой сцены давным-давно.

Если говорить предметно, то она принадлежала той же эпохе, что и самая сильная итальянская ведьма Лукреция Дзола.

История её ухода открылась во время изучения данных по различным европейским магам высоких рангов.

— Пытаться получить два меча сразу, как Святая Рафаэлло, конечно, было бы слишком большой наглостью. Но если каждая из нас намерена получить один из мечей-близнецов, оставленных великой предшественницей, то в данном случае нет никакой наглости в наследовании её воли. Я прошу вас удовлетворить мою просьбу.

В конце-концов, если уж меч дарят, то хотеть лучший вполне естественно.

Эрика планировала это с самого начала. Принимая во внимание то, что рядом и Лилиана окажется, для удовлетворения условиям получения мечей-близнецов это просто идеально.

Однако на лице её сребровласой подруги детства и соперницы всё ещё стояло недовольное выражение.

Она боролась с противоречивыми эмоциями — с одной стороны злость от того, что была использована в махинациях Эрики, с другой стороны сильнейшее искушение, которым были мечи-близнецы Святой Рафаэлло.

— Ясно. Теперь мне понятно желание дамы Эрики, — угрожающая улыбка монаха превратилась в смех.

И что дальше будет?

Знаменитые «Мечи-близнецы Льва и Маэстро» снова появляющиеся в мире и дарованные новым владельцам — такое точно не может произойти без повсеместного распространения новостей.

— Однако существуют условия, о которых вам двоим может быть неизвестно. Великая ушла в отставку и уединилась в окрестностях Флоренции. В ответ на её просьбу монастырь предложил ей следующее — мы снова доверили мечи-близнецы Святой Рафаэлло, дав задачу оценивать возможных новых владельцев, чтобы понять, достойны ли они получить клинки и продолжить её легенду.

Вот, значит, как всё работает. Требуется встреча с легендарным паладином для её личного одобрения.

Эрика самонадеянно кивнула, а Лилиана, вдруг, сильно расчувствовалась.

— Что… Я не только со Святой Рафаэлло встречусь, но и получу шанс унаследовать её магический меч — Эрика, ты чего тут прохлаждаешься, давай быстрее, отправимся прямо сейчас!

— Что на тебя нашло, Лили, откуда эта внезапная мотивация?

Неожиданно высокий энтузиазм её подруги детства, кажется, несколько подпортил настроение Эрики.

— Я всегда хотела следовать по тому же пути, что и кумир, которым я восхищаюсь, Святая Рафаэлло. И хотя я с превеликим нежеланием соглашаюсь на твои махинации, в настоящий момент это не имеет значения. Давай пойдём к ней немедленно! Вперёд!

— Ясно-понятно…

Стоило Лилиане загореться, как её страсть переходила всякие границы. И сейчас сребровласая подруга детства, по сути, действовала в полном соответствии с предположениями Эрики.

Хоть манипулировать Лилианой, в общем-то, просто, иногда случалось так, что она превосходила ожидания. В такие моменты даже Эрике было трудно держать её в узде. Прямо как тот тип совершенно простодушных девушек, которых совершенно невозможно понять и неожиданно сложно контролировать.

— Итак, многоуважаемый монах, где живёт Святая Рафаэлло?

— Вы и правда?.. На самом деле мы и сами не знаем.

На нетерпеливый вопрос Лилианы монах ответил машинально.

— Судя по всему, Святая Рафаэлло думает, что подобную информацию стоит добывать самим соискателям. Поэтому она исчезла в своём уединении, ничего нам не сказав.

— Ну надо же… это оказалось неожиданным вызовом.

Эрика улыбнулась, намереваясь преодолеть данное непредвиденное препятствие.

В сельских окрестностях Флоренции было разбросано множество деревенек и дорог. Пытаться найти женщину, чьё имя и внешность им неизвестны, явно окажется довольно трудоёмкой и рутинной работой.

«Но это даже к лучшему. Подобные препятствия — я преодолею их столько, сколько появится».

— А кроме нас были ещё такие, кто желал получить мечи-близнецы? — задала монаху очередной вопрос Лилиана.

— Довольно много. Однако, почти все они сдались, так как не смогли найти Святую Рафаэлло.

— Почти все… Иными словами, были и исключения?

— Да, одно. Никто не ожидал, что такой идиот добьётся успеха. Однако тот парень не пытался унаследовать мечи-близнецы. Всё чего он хотел, это встретиться со Святой Рафаэлло.

Монах сделал исключение в своей строгой манере обращения, позволив себе использовать слово «идиот».

— Его владение мечом было воистину исключительным. Да, мне, повидавшему умения множества мастеров, никогда не приходилось видеть такого, как он. Хотя при этом в магии он был полным провалом. При столь низких способностях, его даже на роль кандидата в преемники не рассматривали.

Вот, значит, как дело было. Эрика кивнула.

Как бы то ни было, полезно знать, что однажды кто-то уже добился успеха.

В таком случае она определённо может сделать то же самое. Губы Эрики сами собой расплылись в великолепной улыбке.

Не улыбка благородной женщины и не зловредная дьявольская улыбка. Скорее, это больше напоминало улыбку львицы. Выражение лица, достойное прекрасной девушки-рыцаря, которая как раз собиралась преодолеть сложное и опасное препятствие.

И в этот момент неожиданно вмешался посторонний.

Молодой человек неловко протиснулся через ворота монастыря.

Привлекательный, с пропорциональными чертами лица и растрёпанными светлыми волосами, но вид у него был довольно измождённый и целеустремлённости не замечалось. Несмотря на худощавое телосложение, было видно, что он прошёл через интенсивные тренировки.

Что-то около двадцати лет, из того же поколения, что и Дженнаро Ганц. Одет в простую майку с коротким рукавом и шорты из хлопка. Всё это было едва застёгнуто и имело довольно помятый и неопрятный вид.

Поступь данного молодого человека была очень неуверенной, в его шагах отсутствовала всякая сила.

— Тот самый?!. Какое совпадение. Спустя год снова сюда вернулся.

Тихо бормоча себе под нос, монах подошёл к молодому человеку.

Лилиана пошла за ним, чтобы прояснить ситуацию.

— Он имеет отношение к данному месту? Никогда не видела его среди монахов.

— Нет, но он имеет отношение к нашему текущему разговору. Тот самый безнадёжный идиот, о котором я только что упоминал. Способ, который он использовал — посетить каждую из близлежащих деревень и при встрече с любой женщиной, будь то девочка или даже пожилая женщина, замахнуться на неё деревянной палкой. По его утверждению, та из встреченных, которая увернётся от его удара, точно будет Святой Рафаэлло. Поэтому мы и называли его безнадёжным идиотом. Конечно, при малейшем контакте он тут же прекращал атаку. И то, что никто не пострадал, очень даже похвальный факт.

Объясняя это, монах вздохнул.

Лилиана с шокированным видом издала «Что?» Эрика тоже согласилась с тем, что он идиот, и было очень удивительно, что такого опасного человека не арестовала полиция…

Тем не менее, успех столь невероятного метода — это факт.

Так как она была — нет, скорее, именно потому что она была исключительно одарённой Эрикой, такая дурацкая идея просто не могла прийти ей в голову.

— Эй, что происходит?! Да что с тобой такое произошло?!

На вопросы монаха молодой человек не отвечал.

Вместо этого он завалился вперёд, потеряв сознание. Монах спешно подскочил к парню и стал осматривать его тело.

Была ли причиной травма или какая-нибудь болезнь? Судя по всему, ни то ни другое.

Живот молодого человека издал жуткое урчание. Очевидно, сознание он от голода потерял.

— Прямо как раньше, снова других всякими пустяками пугает… Хмм? А это что за рана?

Взгляд монаха сосредоточился на оголённом для осмотра торсе. В месте соединения правой руки и плеча, имелся огромный красно-чёрный шрам.

Выглядело всё так, словно сначала руку ампутировали, а затем снова приделали обратно…

Странное и пугающее зрелище, которое вызывало чувство опасности, да ещё и этот загадочный и поразительный шрам.

Примечания

  1. Порта Романа, или Римские ворота (итал. Porta Romana) — памятник архитектуры, часть древней крепостной стены во Флоренции. Это самые южные ворота средневековой Флоренции. От них начиналась дорога, ведущая в Сиену и Рим. Находятся на стыке Римской улицы и улицы Серальи на площади Кальца.
  2. Медичи (ударение на "е") — олигархическое семейство, представители которого с XIII по XVIII век неоднократно становились правителями Флоренции. Наиболее известны как меценаты самых выдающихся художников и архитекторов эпохи Возрождения. Среди представителей семьи Медичи значится четверо римских пап — Лев X, Пий IV, Климент VII, Лев XI, и две королевы Франции — Екатерина Медичи и Мария Медичи.

Комментарии