Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Рыцари и испытание мечей

Часть 1

Этот человек противостоял ему с замечательным упорством.

Являясь лидером существ, известных как Дананн*, он взмахнул непобедимым мечом.

Он был королём и воином, могущественным богом. А противник, хотя в это и трудно поверить, героем не был. Данный блондин даже магом не был.

Но этот человек демонстрировал превосходное владение длинным копьём.

Он мог дать высокую оценку мастерству ведения боя, которому обучилось данное дитя человека.

— Ты, кому суждено умереть, предлагаю остановиться. Какие бы усилия в бою ты ни прилагал, это не изменит того, что я одержу победу. Святой Георгий*, что привёл тебя в этот, иной, мир, уже погиб. Он умер, не оставив ничего, кроме этого копья. Даже если ты последуешь за ним дорогой смерти, ты можешь выбрать более простой путь.

Выпад, удар, взмах.

Стиль боя копьём у этого человека постоянно менялся. Не было ни одной бездарной атаки.

Но его все эти попытки не беспокоили. Двигая мечом и рукой чисто рефлекторно, он отразил их все.

Что поделать, дитя человека, твой враг это несравненный и непобедимый бог.

Скорее всего, этот человек использовал всё приобретённое им мастерство.

Постепенно он позабыл про технику и просто делал колющие выпады. Целясь в его тело — тело бога, он с чистым сердцем бил наконечником копья.

Снова и снова он глупо повторял одно и то же. С чистым сердцем. С чистым разумом. Не думая, ничего не чувствуя.

Или, возможно, боевой опыт заставил его понять самую большую тайну идущих дорогой боевых искусств, тайну достижения ментального состояния безмятежного ничто.

Если так, то этот человек обладает просто немыслимым талантом.

Великолепно. Он улыбнулся.

Копьё в его руках заставило меч вылететь из его рук.

Красиво взмыв высоко в воздух, меч приземлился у ног человека. Однако копьё святого Георгия, сделавшее возможным подобное событие, разбилось вдребезги. Перед своей кончиной оно спасло человеческого воина. Отбить его меч было воистину достойно похвалы.

— Твой господин, Георгий, погиб, а ты достиг своего предела. Посему, дитя человека, твоя надежда уже исчезла.

— Не-е-е-е… Мы только начали. С этим вот я, наконец, смогу биться по-настоящему.

Блондин протянул свою руку к мечу, воткнувшемуся в землю прямо перед ним.

Клив-Солаш*.

Он сжал неземную сталь, которой надлежало орудовать лишь предводителю племён Туата Де Дананн, и взял её себе.

— Копья хороши, но такая вот штука всё равно лучше. Если у меня в руках не будет такого оружия, то я ни за что не смогу завестись настолько, чтобы войти в свой серьёзный режим. Извиняй, я твой меч одолжу.

Он жаждал победы, боролся до самого конца.

Похвальная сила духа. Воистину великолепное бесстрашие. А, может, он просто идиот.

На самом деле смертный должен быть не в состоянии управиться с этим мечом. У него не должно получиться использовать его просто как обычный меч, не говоря уже о божественной силе внутри. Хотя, в общем, он может сгодиться в качестве стальной дубины…

Он призвал в руку новый меч и привычно принял стойку.

Хотя и не такой острый, как его сверкающий меч, этот тоже обладал остротой. Им он и дарует смерть глупцу, который бросил вызов богу. Это было наименьшее, что он мог сделать для героя-идиота.

Бог и обычный человек скрестили клинки, сражаясь на грани жизни и смерти.

После очень, очень продолжительного промежутка времени победитель, наконец, определился, и дуэль подошла к концу. История, которая будет поведана на этот раз, произошла после данной битвы.

Часть 2

Над холмами Тосканы стояла освежающая атмосфера раннего июньского лета.

— Оказалось, всё не так уж и плохо. Если бы только компанию мне не ты составляла.

Южные врата Порта Романа* в древнем городе Флоренция.

Машина продолжала движение, и через некоторое время в поле зрения появились обработанные полоски фермерских земель.

Этот пейзаж из покатых зелёных холмов являлся уникальной чертой Тосканы. Пора года — перед самым наступлением безжалостной летней жары, и задувавший в открытые окна машины воздух прямо переполняла радость.

— Дженнаро, ты же, вроде как, должен быть относительно чувственной личностью. Разве сейчас не замечательно всё идёт?

— Достало! Ты мелкая девчонка, которая болтает без конца! — буквально ревел на грациозную Эрику Бланделли водитель, грубый мужчина.

Дженнаро Ганц.

Великий Рыцарь из магической ассоциации «Медно-чёрный крест».

Массивная бородатая внешность Дженнаро выглядела слишком серьёзно и полностью скрывала его едва наступившие девятнадцать лет. Ему с лёгкостью можно было по ошибке дать лет двадцать пять или двадцать шесть. Невысокого роста, но очень хорошо сложен. Узорчатая бандана, обёрнутая вокруг головы, делала его похожим на пирата, выпрыгнувшего прямо с киноэкрана.

— Если бы не наш великий лидер Паоло, который обратился ко мне с просьбой: «Пожалуйста, подвези мою племянницу», — что, в принципе, делает отказ невозможным, я бы точно не стал бездумно отвечать «Можете на меня положиться!»

— Именно, твоя неспособность находить уместные варианты отказа показывает, насколько медленно ты соображаешь. Тут всё воистину безнадёжно.

На тот момент Эрике, резко ответившей девятнадцатилетнему Дженнаро, было всего двенадцать лет.

Тем не менее, её уже взрослая красота и стройная фигура, а также манера держаться, как леди, были не типичны для такого возраста.

— Смотри, так как я не желаю видеть тебя водителем, а ты не хочешь находиться где-либо поблизости от меня, наши интересы совпадают. Но ты уже дважды согласился на просьбы дяди… Как насчёт того, чтобы я прямо сейчас преподала тебе урок по основам социального этикета?

— Отстань, я никогда не смогу запомнить твою острую на язык манеру общения!

Эрика сидела не на пассажирском сиденье справа, а сзади.

Это явно было сделано, чтобы не сидеть рядом с Ганцем.

И он, и она являлись рыцарями и членами «Медно-чёрного креста».

В магическом мире южноевропейских стран, типа Италии и Испании, «рыцари», означало «рыцари Тамплиеры». Конечно, настоящий Орден Тамплиеров, о котором известно из истории — орден «Бедных рыцарей Христа и храма Соломона», был распущен ещё в начале четырнадцатого века.

Тем не менее, небольшая часть людей выжила.

Среди них были как те, кто унаследовал магические и боевые искусства ордена, так и те, кто унаследовал его богатство.

Эти люди, которые продолжали называть себя «рыцарями», были не просто магами, они также являлись особо искусными воинами, которые гордились своим благородным рыцарским духом.

Изначально рыцари-тамплиеры должны были состоять в христианских монашески орденах — обычно их просто монахами звали, но со временем эта особенность перестала браться во внимание, что позволяло становиться рыцарями девушкам, вроде Эрики. Исконный орден рыцарей-тамплиеров не принимал в свои ряды женщин.

Будь то Эрика или Ганц, они в равной мере придерживались одних и тех же рыцарских идеалов.

Но их фундаментальную несовместимость преодолеть было невозможно.

Родившийся в Реджо-ди-Калабрия, что на южной оконечности итальянского полуострова, Ганц был диковатым, грубым, но при этом хорошим человеком с добрым сердцем. С другой стороны, Эрика представляла собой элегантную молодую красавицу, рождённую и воспитанную в северном итальянском мегаполисе, Милане, к тому же, она заодно с этим была ещё и маленькой принцессой прославленной семьи Бланделли (даже вела свою родословную от предка, бывшего Дьявольским Королём, Чемпионом).

Эта разница в воспитании представляла собой непреодолимую пропасть.

Более того, являясь ближайшими соперниками, они двое неизбежно схлестнутся в борьбе за пост Красного Дьявола. Это был титул первого рыцаря, который являлся представителем «Медно-чёрного креста».

И они состояли в этом самом «Медно-чёрном кресте», в магической ассоциации, являвшейся одной из самых лучших в мире.

С другой стороны, не все члены организации были итальянцами.

Что касается особо талантливых среди ключевых лидеров, многие из них были рекрутированы в разных странах. Однако по устоявшейся традиции командор и Красный Дьявол выбирались из итальянцев. И среди молодых и талантливых, которым было суждено достичь рангов ключевых лидеров, Эрика и Ганц были единственными рыцарями-итальянцами.

И именно эта основополагающая причина определила то, что они всегда старались держать дистанцию друг с другом.

Красный Дьявол нынешнего поколения, Паоло Бланделли, был дядей Эрики.

Его просьба к Ганцу позаботиться о его племяннице, должно быть, являлась попыткой улучшить взаимоотношения двух кандидатов на один из ключевых постов лидеров организации… И эта просьба несла в себе столько сентиментальности.

В любом случае, спортивная машина, которую вёл Ганц, в настоящий момент неслась среди полей Тосканы.

Их целью была деревня, находившаяся где-то в двадцати минутах езды от Флоренции.

Старинный монастырь, основанный, вероятно, в Средневековье. По слухам, его возводили в качестве крепости, окружающие монастырь каменные стены представляли собой довольно крепкие конструкции.

Как только Ганц остановил машину снаружи монастырского комплекса, Эрика выбралась вместе со своим багажом.

— Транспорт обратно подготовлен заранее, так что тебе нет необходимости ждать здесь. Всего доброго, Дженнаро. Хоть поездка и не была приятной, всё равно стоит выразить благодарность за твою помощь.

— Если хочешь спасибо сказать, то так и говори! Пока!

Ганц покинул её и спешно уехал.

Эрика направилась к монастырю.

Её необычайный талант был признан в двенадцатилетнем возрасте, и двумя неделями ранее ей официально было присвоено звание рыцаря. Получать благословение в данном месте было обычаем новобранцев, вроде неё.

А раз так, то… та, другая, девушка тоже, скорее всего, здесь.

Эрика слышала, что была ещё одна, получившая звание рыцаря приблизительно в то же самое время, но в другой магической ассоциации, «Бронзово-чёрном кресте».

— Как я и думала, и в точности так, как я и предвидела.

Там, в саду монастыря, стояла знакомая девушка.

Прекрасные и длинные серебряные волосы были уложены прямо. Нежная красота лица идеально сочеталась со стройной и красивейшей фигурой, от чего создавалось впечатление, что на землю снизошла лунная фея. Однако профиль девушки демонстрировал суровое выражение лица. Несмотря на свой юный возраст, её глаза горели решительным светом рыцарской гордости.

Как и Эрике, ей было двенадцать лет.

И она так же, как и Эрика, была гением из престижной магической ассоциации, базирующейся в Милане.

Перед ней стояла Лилиана Краничар, знакомая ей на протяжении последних десяти лет.

— Приветствую, Лили. Воистину, наши судьбы, как всегда, тесно переплелись.

— Прошу, перестань обращаться ко мне столь фамильярно. Более того, наша встреча здесь — никакое не совпадение. Скорее, её стоит описать, как неизбежность. Ты ведь тоже явилась сюда, чтобы получить меч?

Её сдержанная манера речи не подходила ни её возрасту, ни полу.

Само собой, это было частью характера Лилианы, частью, которую Эрика приняла с улыбкой.

Сребровласая подруга детства была безупречна в том, что касалось внешности и интеллекта, а вот качеств леди ей не хватало. Она сможет стать хорошим рыцарем, хорошей женой и матерью, но она никогда не станет цветком при дворе, подобно хозяйке салона.

— Да, всё в точности так, как ты и сказала, Лили.

— Пфф… Я ведь только что это сказала, но вот, пожалуйста, ты снова ведёшь себя, словно близкая подруга, совершено не принимая во внимание мои слова.

И Эрика, которая никогда себе не изменяла, и Лилиана, застывшая со своим недовольным выражением лица, обе они были здесь с одной целью.

В Северной Италии у новых рыцарей был обычай получать мечи в этом монастыре Сан Джилардино (естественно, это касалось лишь рыцарей из семи престижных магических ассоциаций).

Используемое рыцарями оружие было изготовлено особым образом.

Взяв сталь, выплавленную алхимическими методами, мастера-изготовители ковали и формировали из неё клинки, которые далее укреплялись той же алхимией — только такие мечи и копья были достойны того, чтобы к ним относились, как к сокровищам.

Ещё с древних времён этот монастырь являлся священным убежищем, где молодым рыцарям даровались мечи и благословение.

Говорят, что семья Медичи* из Флоренции уже в самый расцвет эпохи Ренессанса управляла данным производством.

— За особый вызов в данное место позвольте мне выразить мою глубочайшую благодарность. В качестве приглашённой сегодня, Эрика Бланделли выражает своё уважение, — грациозно поприветствовала девушка замеченного монаха, приближавшегося к ним.

Так как она была здесь с визитом в качестве рыцаря, грубого поведения терпеть не станут.

Напористое и в тоже время грациозное поведение Эрики Бланделли делали её центром внимания в широчайшем разнообразии ситуаций.

— Я старшая дочь семьи Краничар, Лилиана. Полагаюсь на вас.

По-сравнению со словами Эрики, приветствию Лилианы не доставало индивидуальности и общепринятых любезностей.

Несмотря на то, что Лилиана была рыцарем со способностями ведьмы, а также обладала огромным потенциалом, соперничая в этом с Эрикой, она посвящала себя только тому, чтобы быть солдатом в любых ситуациях.

— Я уже давно слышу рассказы о вас двоих, миланских гениях.

Спокойно ответивший на приветствия двух девушек монах в чёрной рясе представлял собой мужчину в расцвете сил.

Несмотря на свободные одеяния, было очевидно, что он очень хорошо тренирован физически.

По поступи во время ходьбы и манере держаться его невероятная боевая выучка была совершенно очевидна. Вполне соответствует лидеру монастыря мечей.

— Воистину наслаждение видеть столь выдающийся талант у двух девушек из знаменитых семей. Монастырь проведёт благословение на церемонии дарения и подготовит вам оружие, достойное рыцарской отваги. Пусть же однажды вы последуете путём предшественницы Святой Рафаэлло.

— Да, чтобы стать достойным рыцарем, я изо всех сил буду стремиться самосовершенствоваться, — в ответ на вежливые слова монаха Лилиана склонила голову.

В её характере было делать всё по правилам. А вот Эрике серьёзность в действиях не шла, она хотела сказать что-нибудь более интересное.

— Что до новичков, вроде нас, я необычайно тронута столь редким событием… Кстати, говоря о следовании путём Святой Рафаэлло, было бы просто восхитительно, если бы мы могли начать репетицию церемонии «Благословение меча».

— О?!

Монах впервые проявил эмоции, криво усмехнувшись на вежливые, но дерзкие слова Эрики.

В этот момент находившаяся рядом Лилиана нахмурилась.

— Погоди, Эрика. Что означают эти бесстыжие слова?

— Лили, ну что за негативная интерпретация. Что ж, тогда слушай внимательно, присутствующий здесь многоуважаемый монах попросил нас «идти путём Святой Рафаэло», так? Это значит учиться у великой леди-мечника, той, которая добилась звания «Рыцаря Святого Грааля», а также стала рыцарем-тамплиером самого высокого ранга.

Титул первого рыцаря в «Медно-чёрном кресте» Эрики назывался «Красный Дьявол».

«Святой Рафаэлло» также являлся титулом схожей природы.

Флорентийская ассоциация «Столица лилий» даровала этот титул своему самому доблестному рыцарю. Святая Рафаэлло текущего поколения была женщиной. И хоть она уже давно ушла с передовой, но всё равно считалась сильнейшим мечником Европы.

— Из-за выдающихся умений владения мечом для неё было сделано исключение, дар в виде двух мечей вместо одного, она стала легендой, истории о которой передаются в этом монастыре.

— Верно, мечи-близнецы Льва и Маэстро.

Красноречие Эрики заставило кривую усмешку монаха сделаться лишь ожесточённее.

В результате на лице Лилианы вспыхнуло гневное выражение и она яростно уставилась на Эрику.

— Иными словами, дама Эрика, хотите, чтобы мы повторили историю со Святой Рафаэлло и даровали вам два меча, так выходит?

— Не шути такими вещами! Как бы сильно ты ни хотела следовать путём Великого Рыцаря, заходить настолько далеко — это неуважение!

— Нет, я не это предлагала. Кроме того, это было бы слишком нагло.

Пока она слушала их возражения, на прекрасном лице Эрики играла дьявольская улыбка.

Её слова оказались полной неожиданностью. Такова Эрика Бланделли, та, кто всегда добивается того, что никто не в состоянии предсказать.

— Несколько лет назад, прямо перед своим уходом, Святая Рафаэлло нанесла визит в этот монастырь, имея при себе два дарованных ей меча. Тогда она сказала «Вместо того, чтобы заставлять эти мечи следовать за старой леди, вроде меня, почему бы не дать им более подходящее задание — помогать молодым рыцарям в их приключениях?» Вместе с этими словами она вернула два магических меча. Зная данную историю, мы, Эрика Бланделли и её союзница, Лилиана Краничар, желаем явиться сюда в качестве новых владельцев мечей-близнецов, — экстравагантно выразила своё желание Эрика.

Находившаяся уже в годах Святая Рафаэлло сошла с мировой сцены давным-давно.

Если говорить предметно, то она принадлежала той же эпохе, что и самая сильная итальянская ведьма Лукреция Дзола.

История её ухода открылась во время изучения данных по различным европейским магам высоких рангов.

— Пытаться получить два меча сразу, как Святая Рафаэлло, конечно, было бы слишком большой наглостью. Но если каждая из нас намерена получить один из мечей-близнецов, оставленных великой предшественницей, то в данном случае нет никакой наглости в наследовании её воли. Я прошу вас удовлетворить мою просьбу.

В конце-концов, если уж меч дарят, то хотеть лучший вполне естественно.

Эрика планировала это с самого начала. Принимая во внимание то, что рядом и Лилиана окажется, для удовлетворения условиям получения мечей-близнецов это просто идеально.

Однако на лице её сребровласой подруги детства и соперницы всё ещё стояло недовольное выражение.

Она боролась с противоречивыми эмоциями — с одной стороны злость от того, что была использована в махинациях Эрики, с другой стороны сильнейшее искушение, которым были мечи-близнецы Святой Рафаэлло.

— Ясно. Теперь мне понятно желание дамы Эрики, — угрожающая улыбка монаха превратилась в смех.

И что дальше будет?

Знаменитые «Мечи-близнецы Льва и Маэстро» снова появляющиеся в мире и дарованные новым владельцам — такое точно не может произойти без повсеместного распространения новостей.

— Однако существуют условия, о которых вам двоим может быть неизвестно. Великая ушла в отставку и уединилась в окрестностях Флоренции. В ответ на её просьбу монастырь предложил ей следующее — мы снова доверили мечи-близнецы Святой Рафаэлло, дав задачу оценивать возможных новых владельцев, чтобы понять, достойны ли они получить клинки и продолжить её легенду.

Вот, значит, как всё работает. Требуется встреча с легендарным паладином для её личного одобрения.

Эрика самонадеянно кивнула, а Лилиана, вдруг, сильно расчувствовалась.

— Что… Я не только со Святой Рафаэлло встречусь, но и получу шанс унаследовать её магический меч — Эрика, ты чего тут прохлаждаешься, давай быстрее, отправимся прямо сейчас!

— Что на тебя нашло, Лили, откуда эта внезапная мотивация?

Неожиданно высокий энтузиазм её подруги детства, кажется, несколько подпортил настроение Эрики.

— Я всегда хотела следовать по тому же пути, что и кумир, которым я восхищаюсь, Святая Рафаэлло. И хотя я с превеликим нежеланием соглашаюсь на твои махинации, в настоящий момент это не имеет значения. Давай пойдём к ней немедленно! Вперёд!

— Ясно-понятно…

Стоило Лилиане загореться, как её страсть переходила всякие границы. И сейчас сребровласая подруга детства, по сути, действовала в полном соответствии с предположениями Эрики.

Хоть манипулировать Лилианой, в общем-то, просто, иногда случалось так, что она превосходила ожидания. В такие моменты даже Эрике было трудно держать её в узде. Прямо как тот тип совершенно простодушных девушек, которых совершенно невозможно понять и неожиданно сложно контролировать.

— Итак, многоуважаемый монах, где живёт Святая Рафаэлло?

— Вы и правда?.. На самом деле мы и сами не знаем.

На нетерпеливый вопрос Лилианы монах ответил машинально.

— Судя по всему, Святая Рафаэлло думает, что подобную информацию стоит добывать самим соискателям. Поэтому она исчезла в своём уединении, ничего нам не сказав.

— Ну надо же… это оказалось неожиданным вызовом.

Эрика улыбнулась, намереваясь преодолеть данное непредвиденное препятствие.

В сельских окрестностях Флоренции было разбросано множество деревенек и дорог. Пытаться найти женщину, чьё имя и внешность им неизвестны, явно окажется довольно трудоёмкой и рутинной работой.

«Но это даже к лучшему. Подобные препятствия — я преодолею их столько, сколько появится».

— А кроме нас были ещё такие, кто желал получить мечи-близнецы? — задала монаху очередной вопрос Лилиана.

— Довольно много. Однако, почти все они сдались, так как не смогли найти Святую Рафаэлло.

— Почти все… Иными словами, были и исключения?

— Да, одно. Никто не ожидал, что такой идиот добьётся успеха. Однако тот парень не пытался унаследовать мечи-близнецы. Всё чего он хотел, это встретиться со Святой Рафаэлло.

Монах сделал исключение в своей строгой манере обращения, позволив себе использовать слово «идиот».

— Его владение мечом было воистину исключительным. Да, мне, повидавшему умения множества мастеров, никогда не приходилось видеть такого, как он. Хотя при этом в магии он был полным провалом. При столь низких способностях, его даже на роль кандидата в преемники не рассматривали.

Вот, значит, как дело было. Эрика кивнула.

Как бы то ни было, полезно знать, что однажды кто-то уже добился успеха.

В таком случае она определённо может сделать то же самое. Губы Эрики сами собой расплылись в великолепной улыбке.

Не улыбка благородной женщины и не зловредная дьявольская улыбка. Скорее, это больше напоминало улыбку львицы. Выражение лица, достойное прекрасной девушки-рыцаря, которая как раз собиралась преодолеть сложное и опасное препятствие.

И в этот момент неожиданно вмешался посторонний.

Молодой человек неловко протиснулся через ворота монастыря.

Привлекательный, с пропорциональными чертами лица и растрёпанными светлыми волосами, но вид у него был довольно измождённый и целеустремлённости не замечалось. Несмотря на худощавое телосложение, было видно, что он прошёл через интенсивные тренировки.

Что-то около двадцати лет, из того же поколения, что и Дженнаро Ганц. Одет в простую майку с коротким рукавом и шорты из хлопка. Всё это было едва застёгнуто и имело довольно помятый и неопрятный вид.

Поступь данного молодого человека была очень неуверенной, в его шагах отсутствовала всякая сила.

— Тот самый?!. Какое совпадение. Спустя год снова сюда вернулся.

Тихо бормоча себе под нос, монах подошёл к молодому человеку.

Лилиана пошла за ним, чтобы прояснить ситуацию.

— Он имеет отношение к данному месту? Никогда не видела его среди монахов.

— Нет, но он имеет отношение к нашему текущему разговору. Тот самый безнадёжный идиот, о котором я только что упоминал. Способ, который он использовал — посетить каждую из близлежащих деревень и при встрече с любой женщиной, будь то девочка или даже пожилая женщина, замахнуться на неё деревянной палкой. По его утверждению, та из встреченных, которая увернётся от его удара, точно будет Святой Рафаэлло. Поэтому мы и называли его безнадёжным идиотом. Конечно, при малейшем контакте он тут же прекращал атаку. И то, что никто не пострадал, очень даже похвальный факт.

Объясняя это, монах вздохнул.

Лилиана с шокированным видом издала «Что?» Эрика тоже согласилась с тем, что он идиот, и было очень удивительно, что такого опасного человека не арестовала полиция…

Тем не менее, успех столь невероятного метода — это факт.

Так как она была — нет, скорее, именно потому что она была исключительно одарённой Эрикой, такая дурацкая идея просто не могла прийти ей в голову.

— Эй, что происходит?! Да что с тобой такое произошло?!

На вопросы монаха молодой человек не отвечал.

Вместо этого он завалился вперёд, потеряв сознание. Монах спешно подскочил к парню и стал осматривать его тело.

Была ли причиной травма или какая-нибудь болезнь? Судя по всему, ни то ни другое.

Живот молодого человека издал жуткое урчание. Очевидно, сознание он от голода потерял.

— Прямо как раньше, снова других всякими пустяками пугает… Хмм? А это что за рана?

Взгляд монаха сосредоточился на оголённом для осмотра торсе. В месте соединения правой руки и плеча, имелся огромный красно-чёрный шрам.

Выглядело всё так, словно сначала руку ампутировали, а затем снова приделали обратно…

Странное и пугающее зрелище, которое вызывало чувство опасности, да ещё и этот загадочный и поразительный шрам.

Часть 3

— О-о, полный живот, премного благодарен.

Молодой человек жадно поглощал еду, радостно благодаря.

Тарелки, стоявшие на столах скромной монастырской кухни, были заполнены местным чёрствым хлебом, характерным для Тосканы.

А ещё тут присутствовали бутылки красного вина без этикеток — производство местной деревушки.

Всё это принесли монахи.

— Ну, когда благодарность уже выразил, было бы вообще идеально, если бы мне ещё мяса и овощей каких дали. А то одних углеводов сейчас как-то не хватает совсем…

— К сожалению, на сегодня уже всю еду съели, — монах говорил без всякой вежливости, не так, как недавно обращался к Эрике и Лилиане. — Мы никогда не ходим что-нибудь ещё докупить, так что не надейся… Кстати, где ты всё это время был и чем занимался? Год назад, после того, как ты нашёл Святую Рафаэлло, ты точно у неё какое-то время тренировался, но через месяц исчез.

— Ха-ха… Вот-вот, это я и делал, наверное.

— Ну никогда на полном серьёзе не говорит, как и раньше! Отвечай серьёзно!

Монах начал злиться, смотря на глупое лицо молодого человека.

Но тот остался совершенно невозмутим и спокойно вытер рот салфеткой.

— А я и серьёзен, по-своему. Что ж, пока оставим эту тему, мне пора идти.

— Что?

— Моя первоочередная задача — восстановить свой организм. Я с радостью выражу свою благодарность за ваше гостеприимство, когда-нибудь… Но сначала мне надо найти какое-нибудь место, где запасы еды получше, — молодой человек встал и быстро вышел из кухни. — Поэтому сейчас я ухожу, пока!

Шаги парня оказались быстрыми и лёгкими, словно весенний бриз.

Оклики никак не могли задержать его уход. Молча наблюдая за происходящим, Эрика и Лилиана переглянулись.

— Многоуважаемый монах, мы тоже вас покинем.

— Мы обязательно получим одобрение Святой Рафаэлло и вернёмся с мечами-близнецами. Когда настанет время, пожалуйста, осените нас благословением.

Два рыцаря-новобранца встали из-за стола и попрощались.

Лилиана строго придерживалась стандартных фраз, в то время как Эрика была блистательна, подобно аристократке. Молясь за их благополучие, монах усмехнулся.

— На поле боя воистину неуязвима лишь несравненная скорость. Никогда не позволяйте удаче ускользать и действуйте быстро — такие дух и инициативность достойны восхищения. Но этот человек слишком уж большой глупец и при этом экстраординарная личность. Пожалуйста, берегите себя.

Таковы были прощальные слова монаха, когда он провожал двух девушек к выходу из монастыря.

— Эй, постой! Куда ты вообще идёшь? — крикнула Эрика молодому человеку, который быстро куда-то шёл впереди.

Его светлые волосы покачивались из стороны в сторону, пока он энергично топал по грязной сельской дороге.

— Э-э-э… Извиняйте, а кто вы, ещё раз?

— Я Лилиана Краничар, рыцарь «Бронзово-чёрного креста», а это Эрика Бланделли из «Медно-чёрного креста».

— Хмм, как-то знакомо звучит, я что-то плохо запомнил?

После того, как Лилиана объявила их имена, молодой человек выглядел озадаченно.

— Знакомое какое-то ощущение.

— В монастыре мы встречались. Стояли рядом с монахом.

— А-а, вот почему вы так знакомо выглядите!

Молодой человек выглядел очень уж отстранённо, но, кажется, не врал.

Неужели он действительно мог забыть лица, которые видел буквально пару минут назад?

— Простите, я из тех, кто не очень хорошо запоминает имена и лица — я сам так считаю, по меньшей мере. Как будто эти воспоминания временами есть, а временами и нет.

— Почему ты иногда говоришь о себе так, словно постороннего описываешь?..

— Ну, знаете, людям ведь на удивление тяжело объективно смотреть на вещи, связанные с ними самими. Поэтому практиковать подобное не такая уж и плохая идея.

— Но даже если и так, смазывающиеся после всего нескольких минут воспоминания — это большая проблема!

Лилиана впервые разозлилась на недостаток серьёзности у этого молодого человека.

Но подобный разговор ни к какому прогрессу не приведёт.

— Ты сказал, что ещё поесть хочешь, так куда конкретно ты идёшь?

— Хмм, я пока что не выяснил, — в ответ на любопытство Эрики молодой человек пожаловался на свой голод. — Честно говоря, я на самом деле очень беден, у меня в карманах совсем мало монет осталось.

— Ну, в общем, чего-то подобного я и ожидала, — тихо прошептала Лилиана, рассматривая внешний вид парня.

Кроме надетых на нём футболки и хлопчатобумажных шорт у молодого человека ничего не было, даже сумки. Кроме того, имей он кучу наличных денег, то никогда не довёл бы себя до такого голодного состояния.

— Так, я только что придумал идеальный план наесться до отвала, несмотря на то, что не имею ни копейки. Слушайте внимательно, сначала я поброжу по окрестностям, чтобы местных жителей найти, при этому буду выкрикивать имена одиноких женщин.

— Ты многих местных жителей знаешь?..

Стоящий перед ней молодой человек казался довольно бестолковым, поэтому Лилиана задавала вопрос, имея крайне сомневающийся взгляд.

— Нет, никого я тут не знаю, но это не важно. Франческа, Жанна, да какая разница, просто выкрикну имя, которое в голову взбредёт. Я притворюсь, что… принял их за своих знакомых и воспользуюсь подвернувшейся возможностью завязать разговор, постепенно разузнаю больше и заведу более тесное знакомство. А когда настанет время — когда во рту сухо, а в животе пусто, я так же постепенно проторю дорожку в дом этой одинокой леди и усядусь там, чтобы вкусно перекусить.

«Идеальный план? Как наивно с его стороны делать подобные умозаключения».

Перед тем, как высказать своё мнение, Эрика специально кашлянула.

— В таком случае, могу предложить ещё более быстрый способ. Если хочешь, пошли с нами в ближайший ресторан, как насчёт такого?

Таким образом, их трио оказалось за столиком деревенского ресторанчика.

Вскоре и заказы их доставили, накрывая на стол: паста с томатным соусом, пицца с грибами и сыром, жареный кролик и говядина в подливе из коровьей требухи, большая миска салата и полный набор из вин — белое, розовое, красное плюс содовая.

И основная часть всего этого была поглощена светловолосым молодым человеком.

Обычно, кто-то упавший в обморок от голода, поел бы чего-то легко усвояемого, чтобы избежать нагрузки на желудок.

Однако данный молодой человек заглатывал всё огромными кусками, будь то сыр, мясо во фритюре или алкоголь. Просто невероятная пищеварительная система. Это стало понятно ещё тогда, на монастырской кухне, по тому, как он спокойно уминал твердокаменный хлеб (такой обычно с соусом или подливой едят).

— Да, да, вот это то, что я называю быть живым! — с улыбкой воскликнул молодой человек.

Жизнерадостная и довольная улыбка, но в то же время и невероятная, казалось, что будто монстр улыбается.

— Кстати, мы до сих пор не узнали твоё имя, верно?

Вопрос Лилианы заставил парня придержать своё завоевание еды.

— Имя?..

— Да, тебя ведь Святая Рафаэлло обучала, должно быть, ты тоже рыцарь, так? А сейчас самый важный вопрос, та великая личность, тот мастер меча, которая была твоим инструктором, можешь сказать нам, где находится её дом?

— Мастер? Дом?

— Да, мы должны во что бы то ни стало увидеть Святую Рафаэлло!

Свой вопрос Лилиана задавала с бьющими через край эмоциями. И какой же ответ она получит.

Эрика рядом с ней саркастически пожала плечами.

— Святая Рафаэлло… Имя кажется знакомым. А эта личность правда мой наставник? Так, а что насчёт моего имени… э-э-э, имя… имя, хмм.

Молодой человек начал говорить довольно интригующе и, нахмурившись, принял очень задумчивый вид.

— Пожалуйста, прекращай шутить. Не хочешь же ты сказать, что даже своё собственное имя забыл?

— Хмм, кажись, дело не в этом, — искренне ответил парень на допрос Лилианы. — Думаю, я память потерял. Не могу ни имени своего вспомнить, ни того, чем занимался в последнее время. Как так? Память о том, что я здесь в окрестностях делал, очень туманная какая-то.

В результате разговор в ресторане завершился ничем, разве что угостили парня роскошно.

— Спасибо вам обеим! Бог вам в помощь!

И таким вот образом молодой человек бессовестно ушёл. Накормленный двумя двенадцатилетними девочками — это всё, на что он сподобился.

Теперь становилось совершенно очевидно, почему монах постоянно повторял фразы типа «идиот» и «невероятный парень». Слишком уже бесстыжий у него характер оказался.

— Эрика… ты как-то необычно молчаливо себя вела, что у тебя на уме?

Выйдя из ресторана, молодой человек зашагал подобно ветру.

Лилиана спрашивала Эрику, наблюдая за тем, как он уходит.

— О, Лили, ты заметила?

— Само собой, ты ни в коем разе не можешь отпустить пойманную рыбу, ничего не предприняв. Только что ты едва пару слов сказала, а когда этот человек поел, ты просто наблюдала и больше ничего, разве нет?

На обвинения своей подруги детства Эрика улыбнулась.

«Ожидаемо от моей соперницы, она не ошиблась в своих догадках о моих истинных намерениях».

— К слову, помнишь, как во время нашего застолья я отлучалась ненадолго?

— А, и как раз тогда ты какую-то пакость сделала?

Пока молодой человек был всецело сконцентрирован на еде, Эрика в какой-то момент ненадолго отходила.

— Судя по результату, мой ответ «нет». Спрятавшись поодаль, я использовала на этом обжоре магию «Усыпляющий порошок».

В полном соответствии со своим названием, это была магия для усыпления цели.

И хотя она имела гибкое многообразие случаев применения, данная магия не оказывала никакого эффекта, если цель была хоть как-то насторожена. Даже обычные люди быстро сбрасывали с себя сонливость.

Однако с тем, кто расслабленно и с таким удовольствием набивал свой рот, не должно было возникнуть проблем.

— Совершенно ничего не опасаясь, он ведь должен был просто уснуть? Я думала, что это приемлемо. А если бы это помогло получить необходимую нам информацию, я даже гипноз хотела использовать, чтобы подавить его волю. Учитывая его странный характер, намного быстрее вытянуть всё напрямую, чем пытаться вести с ним серьёзный разговор.

— Как всегда, безупречно решительная и безжалостная. Но план провалился.

— Да. Не совсем понятно, в чём дело, но он идеально отразил моё заклинание.

— Магия противодействия или барьер… что конкретно?

— Совершенно непонятно. Но многоуважаемый монах очень даже чётко сказал, что это парень «полный провал», так что к магии у него должны быть нулевые способности. Но чтобы заклинание Эрики Бланделли не оказало никакого эффекта…

— А не могло его идиотское поведение быть просто игрой на публику?

— Ну, тогда он, должно быть, очень хитрый старый лис. Если этот парень способен настолько хорошо всё скрывать, то он представляет собой серьёзную проблему.

Даже в нежном двенадцатилетнем возрасте Эрика была совершенно уверена в своей способности судить о людях.

Но встреча с этим молодым человеком пошатнула данную уверенность. Человек, которому оценку «идиот» дал монах, явно имевший немалый опыт, ведь ему приходилось встречаться со многими рыцарями.

Эрика не могла поверить, что данный молодой человек обладал способностью прятать свои «хищные когти орла».

С другой стороны, он смог разрушить план Эрики, несмотря на её уверенность.

— Итак, Эрика, как нам получить от него значимую для нас информацию?

— Теперь настал твой черёд блистать, Лили. Разве месяц назад ты не освоила «Глаз ведьмы»?

— Ты действительно хочешь, чтобы я выследила этого человека, используя «Глаз ведьмы»?

— Конечно.

Когда Эрика кивнула, Лилиана обратила взгляд к небу.

— Использовать ясновидение для презренного поступка вроде тайной слежки за кем-то?

— Для разведки на дальних дистанциях существуют и другие улучшающие зрение заклинания… Но все они не настолько хороши, как «Глаз ведьмы». И сейчас прекрасная возможность применить его с пользой.

Только те, кто обладал способностями ведьм, могли использовать колдовство.

«Глаз ведьмы» позволял взгляду пользователя свободно перемещаться на дальние расстояния. Другие ветви магии тоже имели схожие заклинания, но ни одно из них не позволяло использовать ясновидящий взгляд, перемещавшийся со скоростью «Глаза ведьмы». Это заклинание было на удивление полезным для слежки за кем-то.

Эрика одолжила в ресторане большую чашу и наполнила её водой.

В данном ресторане и, по совместительству, баре также имелись столики на открытом воздухе.

Именно за одним из этих столиков и уселись две девушки, установив на нём чашу. Приняв необходимое положение за столом, Лилиана закрыла глаза и использовала «Взгляд ведьмы».

Вскоре на поверхности воды в чаше появилось изображение молодого человека.

Судя по всему, он просто вёл оживлённую беседу с пожилым мужчиной. Они явно только что встретились, но хлопали один одного по плечу и вели себя так, словно были давними друзьями.

Молодой человек повторял одни и те же слова, как будто о чём-то просил. В ответ собеседник усмехнулся и подал ему знак следовать за ним.

Затем они двое сели в машину и уехали.

— Лили, проверь, куда они направляются.

Ясновидящий «Глаз ведьмы» мог даже со скоростью машины сравниться.

Лилиана и так предугадала данный приказ.

— Принято. Но как мы дотуда доберёмся?

— Расслабься. Разве я, Эрика Бланделли, не смогу выполнить ту же самую задачу, что и этот человек? — с превеликой гордостью заявила Эрика.

Часть 4

Улицы Сан-Джиминьяно* были возведены ещё в Средневековье и классифицировались ЮНЕСКО как объект Всемирного наследия.

Ещё в средние века в этом городе было возведено четырнадцать башен.

Расположенный неподалёку от Флоренции, он был от неё всего в часе езды на машине. Город цветов, Флоренция, и Вечный город, Рим, оба представляли собой важные многонаселённые центры, являвшиеся причиной исключительного процветания своих окрестных земель.

В наши дни все исторические здания нашли полезное применение в качестве мест привлечения туристов.

В общем, молодой человек, заявивший о собственной амнезии, добрался до Сан-Джиминьяно на попутках.

— Так, Лили, давай быстро найдём этого парня, ты же не потеряла его след, да?

— А, нет проблем… Вверх вдруг полез. Не достопримечательности же он смотреть собрался, что же он делает такое?

У входа в город располагались старинные врата, построенные в тринадцатом веке и имевшие огромную историческую значимость.

И перед этим строением, перешёптываясь, стояли две девушки-рыцаря.

Всё это время, начиная ещё с ресторанчика в деревне, Лилиана не открывала глаза. Когда используется «Глаз ведьмы», они должны быть закрыты.

По пути сюда Эрика умело вела и защищала свою подругу детства, пребывавшую в подобном состоянии.

Следуя примеру молодого человека, Эрика нашла, вроде как, бездельничающего старичка и попросила подвезти их.

Такие вот старики-бездельники, кажется, были вполне обыденным явлением в сельской местности Италии. Словно на дежурстве, эти старички могли поболтать и пофлиртовать с увиденными только что молодыми девушками, независимо от того, были те итальянками или же иностранками. А постоянная дневная занятость стала бы препятствием для подобной активности.

Приветливая болтовня со стариком в машине помогла оживить короткую поездку.

Эрика объяснила закрытые глаза и молчание Лилианы тем, что та себя «нехорошо чувствует».

Таким образом, две девушки с лёгкостью проследовали по следам молодого человека.

— Что?! Да что он такое сделать пытается?! — внезапно выкрикнула Лилиана, открыв закрытые всё это время глаза.

— В чём дело, Лили? Что-то странное случилось?

— Да, этот парень просто взял и забрался на верхушку башни, после чего начал осматриваться и… действие «Глаза ведьмы» было неожиданно прервано.

— Противодействующая магия? Или «Благословение удачи», которым пользуются доктора фей?

— Интуиция подсказывает, что ни то, ни другое. Очень высока вероятность того, что это не стандартная магия… Больше похоже на то, что используют феи, демонические божества и тому подобные существа. Что-то, что ощущалось как магия и духовная сила. В результате, всё, что я увидела, это то, как он едва заметно взмахнул своей правой рукой.

Результатом объяснений Лилианы стало то, что Эрика уставилась на неё широко открытыми глазами.

В конце концов, у молодого человека, известного в качестве идиота, всё-таки оказался козырь в рукаве.

— Это хоть и вызывает беспокойство, но наша первоочередная задача — снова напасть на его след. Лили, давай быстрее туда, где он сейчас! Ты же знаешь, где это, да?

— Да, на площади, вон там. Давай за мной!

Повторное использование «Глаза ведьмы», скорее всего, приведёт к недавнему результату, так что это ничего не решит.

Первой побежала Лилиана, а Эрика следовала за ней.

Улицы Сан-Джиминьяно были построены на холмах. Чем ближе к центру города, тем круче становился их уклон, всё больше уходя в гору.

Но, несмотря на это, девушки бежали без всяких усилий и обгоняли прохожих, не сбивая дыхания.

Место, на которое они прибежали — площадь с большой церковью.

В знаковых итальянских городах вполне естественно находить торжественные святые убежища.

Важные заведения и туристические места, нацеленные на иностранцев, обязательно можно найти в центре города. На Пьяцца-дель-Дуомо в Сан-Джиминьяно расположился Палаццо Комунале, место заседаний муниципалитета и музей, чей архитектурный стиль говорил о его постройке ещё во времена Средневековья.

Более того, здесь же были расположены и семь знаковых башен города.

Место обязательное для посещения туристов — надо же забраться на одну из этих башен и восхититься видом ближайших окрестностей Сан-Джиминьяно.

Молодой человек как раз выходил из башни. Эрика и Лилиана кивнули друг другу и подошли к нему.

— Ты реально сделал что-то из ряда вон! Память вернул?!

— А… Это вы, девочки, как там вас… да какая разница.

Молодой человек безразлично повернулся к Эрике, когда она его окликнула. То, насколько плохо он запоминал совсем недавно слышанные имена, просто шокировало.

Эрика и Лилиана были красивыми девушками, которые обычно оставляли сильное впечатление. Количество людей, которые запомнили их имена и лица, гораздо больше количества тех, кто совершенно забыл о них.

— Пожалуйста, позволь задать вопрос, мистер Амнезия. Почему у нас создаётся такое впечатление, будто ты пытаешься не дать нам встретиться со Святой Рафаэлло? У тебя какие-то проблемы? Или… может быть, ты не хочешь, чтобы мы получили мечи-близнецы?

Вопрос довольно провокационный.

Чуть раньше, в ресторане, Эрика и Лилиана не объясняли своих мотивов.

Но тогда же два юных рыцаря озвучили своё желание встретиться со Святой Рафаэлло. Если этот молодой человек действительно был её учеником, то он должен был с лёгкостью понять причину, по которой они хотели с ней встретиться.

Так что, скорее всего, он строил из себя дурачка и специально не давал подсказок.

— Судя по тому, что демонстрирует твоё подозрительное поведение, разве это не самый очевидный вывод? Или ты и правда бродишь вокруг потому, что пытаешься найти дом Святой Рафаэлло?

Однако, если он действительно не знал магии, девушкам надо было сменить тактику.

Если он и правда такой, каким все его видят, то всё можно решить только в прямом противостоянии. Хоть Эрика и была смышлёной девушкой, разбиравшейся в стратегии, по своей сути она являлась солдатом в душе и любила хорошую лобовую атаку.

Правда, текущая атака в лоб не привела к какому-либо драматическому результату.

— Не-не, у нас, кажется, недопонимание. Я на самом деле не могу вспомнить, кто эта Святая кто-то там… О, постойте, почему-то, когда я слышу это имя, у меня появляются мысли о конском хвосте, — произнёс молодой человек, скрипя шестерёнками в голове.

«Конский хвост?»

В ответ на это небрежное отношение, похожее на насмешку над ней, Эрика нахмурилась. Тут же своей репликой вмешалась Лилиана:

— Тогда почему ты в этот город приехал? Ты же память потерял, верно?

— Хмм, почему-то у меня очень сильное ощущение, что этот город с кучей башен — то самое место, где я встречу того, кого хочу встретить. Вот почему я спросил недавнего знакомого, знает ли он похожее место, и упрашивал его привезти меня сюда…

Молодой человек осмотрел средневековые улочки с ностальгией во взгляде.

— А потом действительно возникло ощущение чего-то знакомого, поэтому я попытался забраться куда повыше, после чего кое-что привлекло моё внимание.

Всё это время безупречно строя из себя дурачка, парень, наконец, сказал нечто значимое.

И тут Эрика уже была готова принять стойку. Ловушка? Пытается направить её и Лилиану в неверном направлении?

— Слушайте, а вы двое не против со мной пойти? Если я действительно имею отношение к той, кого вы ищете, то тогда о ней будет легче подсказки найти, так?

Совершенно неожиданно молодой человек ещё об одном одолжении попросил.

— Просьба за гранью моего понимания… ?

Видя удивление Лилианы, молодой человек ответил с очень серьёзным выражением лица:

— Всё потому, что недавно, когда я купил билет в башню, денег у меня совсем не осталось. А ведь мне ещё и не хватало, поэтому я упрашивал пожилую леди на скидку в один евро. Соответственно, сейчас мне нужны друзья, которые могут помочь мне в дальнейшем путешествии!

Если подумать, то Сан-Джиминьяно ведь туристическим центром был. Башен и музеев тут было много, и все они, в большей или меньшей мере требовали плату за вход.

Кстати, на многих улицах даже общественные заведения иногда плату за вход требовали.

Услышав эту спонтанную просьбу Эрика раздражённо покачала головой, перед ней встала дилемма.

Она поднесла свои губы к уху Лилианы, и девушки начали советоваться шёпотом.

«Слушай, Лили, что ты о нём думаешь?.. Старый лис, умело играющий дурачка, как мы думали раньше, или явно полный болван внешне и по сути, которого мы сейчас и видим?»

«Странные, конечно, ощущения. Но, на самом деле, я тоже начинаю подозревать последнее».

Случай хоть и редкий, но Лилиана тоже согласилась с оценкой Эрики.

«Ну, много чего ещё подозрительного есть, но возможность упускать не стоит».

«Верно, как говорится, кто не рискует, тот не пьёт шампанского».

В худшем случае, если этот парень действительно был непроходимым идиотом, он просто кое-как доведёт дело до конца, чего бы это ни стоило.

Таким образом, девушки пришли к согласию, нацелившись на шампанское за риск.

— Ясно. Что ж, мистер Амнезия, давай попутешествуем вместе. Отведи нас в то место, которое привлекло твоё внимание.

— Конечно! Идём?

— А, кстати, я кое в чём убедиться хочу. Недавно ты обнаружил мой «Глаз ведьмы» и развеял его просто идеально. Как ты это сделал?

Лилиана неторопливо задала свой вопрос молодому человеку, который кивал, отвечая Эрике.

Действительно, как мог парень, который, предположительно, был полнейшим профаном в магии, использовать подобный навык? Данную загадку необходимо разрешить во что бы то ни стало.

— А, мне просто как-то не по себе стало, словно за мной следят. Значит, это ты была? Но заклинаний я не использовал. Всё, что я сделал — это бросил в преследователя вот этим.

Молодой человек достал из кармана вилку.

Совершенно ничем не примечательный столовый прибор. Цвет у неё был серебристый, но, скорее всего, это была нержавеющая сталь.

— На самом деле, я нож запустил, который вместе с вилкой незаметно умыкнул. Особых причин для этого не было, но тогда, в ресторане, я просто подумал, что с ними весело позабавиться выйдет.

Сейчас, когда он это сказал, то да, вилка действительно выглядела знакомо.

Но дело в том, что ножи и вилки, походя украденные с обеденных столов, не должны обладать антимагическими эффектами.

Эрика предельно ясно задала вопрос:

— Имеешь в виду, что влил магию в нож, чтобы нейтрализовать другое заклинание?

— Нет, нет, мне просто стало интересно, можно ли разрубить это заклинание. В магии я вообще никакой был и ничего сложного не делал. Хмм, не, ну правда, я только разрезать его попробовал и всё.

Ещё один пример идеальной игры в исполнении молодого человека?

Или же его объяснение не очень понятным оказалось? Эрика вздохнула.

Она впервые была совершенно не уверена в характере человека. Несмотря на свою абсолютную уверенность в понимании социальных и межличностных отношений, Эрике всё ещё предстояло найти правильные вожжи, чтобы держать этого парня в узде.

Удивлённые и поражённые этим парнем Эрика и Лилиана посигналили друг другу глазами.

Потерявший память молодой человек шёл по открытым улицам.

Направляясь в сторону закусочных и магазинчиков, он вдруг остановился и обратил свой взор на лавку, продававшую местные сувениры.

— Этот магазин привлёк твоё внимание раньше?

— Неа, я кое-что другое приметил… Мигом вернусь!

Ответив на вопрос Лилианы, молодой человек тут же нырнул вглубь магазинчика.

Девушки беспомощно последовали за ним.

Лавка, продававшая типичные сувениры, типа ремесленных поделок и художественных открыток.

Ни у Эрики, ни у Лилианы не было особого интереса рассматривать обширный перечень товаров этого сувенирного магазина.

Без всякого энтузиазма бродя вокруг, две девушки и на молодого человека наткнулись, его глаза ярко горели, а сам он всё повторял «ага! прямо, как и ожидал».

Он оказался в закутке магазина, где по стенам было развешано разнообразное оружие.

Длинные мечи, короткие мечи, щиты, боевые топоры, луки, стрелы и так далее.

Всё разнообразие классического оружия со средневековых полей сражений. Но это были всего лишь имитации, изготовленные в качестве сувениров. Тут предлагались даже японские мечи, очередное доказательство того, что всё ради прибыли.

— Этот, этот, а этот мне очень даже нравится!

Молодой человек держал длинный меч.

Хоть это и была очевидная имитация, мастерство изготовления было действительно хорошим.

Когда куётся настоящий меч, расплавленная сталь сначала заливается в форму. После охлаждения, лезвие полируется и затачивается.

Этой имитации всего лишь не хватало заточки.

Получается, всё идентично реальному мечу, как по форме, так и по весу. Очень даже неплохо.

— А разве это не обычная подделка?.. Не думаю, что он будет тебе как-то полезен, — прохладно заметила Эрика, а стоявшая рядом Лилиана согласно кивнула.

Но потерявший память молодой человек, покачал головой.

— Это не так. Если на то пошло, то для мечей не существует такого понятия, как настоящий или поддельный. Умелый или неумелый — имеет значение лишь мастерство пользователя. Если им орудует истинный мастер, даже ненастоящий меч способен рубить так, словно это безупречное сокровище. А если его использует неуклюжий новичок, то даже сильнейший магический меч ничем не будет отличаться от рыболовной удочки, — затем он вытащил недавнюю ресторанную вилку. — И, доводя всё до крайности, цель мечника — уметь использовать любое обычное оружие так, словно это Экскалибур короля Артура. Будь в руке сильнейший магический меч или дубовая ветка, сабля или вилка, всё должно действовать одинаково. Если не сможешь пользоваться оружием как следует, потерпишь поражение.

— Это просто идеализм. Если собираешься использовать на поле боя оружие, естественно, надо использовать самое лучшее, если это возможно.

Что касается достижения мастерства, то в словах молодого человека была некая доля истины.

Эрика играла роль адвоката дьявола даже тогда, когда, по сути, была согласна.

В качестве исключения существовали такие мастера, которые могли добиться блестящей победы против рыцарей-копьеносцев, имея лишь короткий клинок. Или же мастера рукопашного боя не от мира сего, которые могли одолеть мечников лишь при помощи своих кулаков.

Но те, кто обладал столь божественными умениями, являлись исключительной редкостью.

Дядя Эрики, Паоло Бланделли, и Святая Рафаэлло, вероятно, представляли собой те самые редкие исключения.

Но это не означало, что они могли не обращать внимания на качество своего оружия. В конце концов, личное оружие это помощник, важный напарник, который необходим, чтобы противостоять врагам и уничтожать их.

— Ну, это вполне сойдёт для маленьких детей, вроде тебя. В любом случае, попытка сделать что-то трудное, когда ещё не достаточно подрос, всё равно не пройдёт. А вот когда вы станете взрослыми и чётко всё понимающими, как я, то увидите ошибочность выбранного вами пути.

В этот единственный раз молодой человек говорил довольно угрюмо. Однако то, как он уставился на висевший на стене меч, походило на взгляд нищего ребёнка, с тоской смотрящего на мелкую свистульку в витрине магазина.

Хотел, что есть сил, но купить не мог.

— Так… что именно ты хочешь сделать с этим мечом, мистер Взрослый?

Немало удивлённая, Лилиана задала вопрос с редким для неё сарказмом. Молодой человек обернулся к девушкам с самой сердечной улыбкой.

— Ага, сейчас как раз тот самый момент, когда необходима сила взрослого. Уважаемый владелец, могу я поинтересоваться, в ходу ли в вашем магазине временно неоплаченные счета? Что, поручители? Кредитные карты? Ссуды? Не-не, я говорю не об этих безликих потребительских терминах современного общества. Мне хочется чего-то, что может открыть чудесные связи среди людей, наполняя их сердца теплом, как-то так…

Ни кошелька, ни удостоверяющих документов, ни предоплаты с поручителями.

Видя такого наглого парня, молодой продавец сувенирного магазина шокировано отказал. Однако их спутник продолжал канючить, словно избалованный ребёнок.

В результате проблему с мечом разрешили Эрика и Лилиана, заплатив вместо попрошайки.

— Премного вам благодарен за покупку меча!

Шагая впереди в обнимку с сувенирным мечом, завёрнутым в ткань, молодой человек ухмылялся от уха до уха.

Следуя за ним, Эрика и Лилиана скрытно шептались.

— Ну, из-за чего-то за подобную цену…

— Этот идиот — нет, этот человек, до каких пор мы собираемся в него верить…

Эрика в полной мере могла понять эмоции Лилианы, так как сама уже собиралась произнести слова «бессовестный идиот».

Несмотря на это, их трио продолжало свой путь.

Когда они вышли за городские стены, перед ними открылись виды полей Тосканы.

Красивые волнистые холмы. Ухоженные виноградники и плантации оливковых деревьев. Скромные маленькие сарайчики, используемые фермерами. Редко растущие деревья. Небольшие ручейки. Они шли по древней дороге, которая вела прямо в Рим.

И на фоне этих пейзажей виднелись остатки средневековых замков и фортов.

Молодой человек направлялся прямо к ним. Естественно, Эрика и Лилиана всё ещё следовали за ним.

— Хмм… всё-таки это место действительно кажется знакомым. Правда, у меня такое ощущение, что раньше мне пришлось испытать здесь довольно много трудностей, но что это за трудности были? — ворчал себе под нос и бормотал так называемый страдающий потерей памяти.

Эрику мало заботили его ощущения, но вот Лилиану вдруг всю затрясло и она начала говорить с отсутствующим взглядом.

— Древние умения рыцарей… Древние заклинания, сокровища… Сокрыты в этом священном убежище…

Это было духовное зрение. На Лилиану снизошло откровение.

Те, кто обладал способностями ведьм, время от времени озвучивали божественные откровения. Эрика кивнула и тут же подошла к своей подруге детства, которая одновременно была рыцарем и ведьмой.

— Что ты увидела через духовное зрение, Лили? Это поможет нашей цели?

— А-а… Да. Эрика, древние рыцари часто посещали данное место. Возле их форта, в тёмной глубине, был построен храм. Такую картину я увидела при помощи духовного зрения.

— Интересно. Храм, построенный в тёмной глубине, интуиция подсказывает что это под землёй.

Эрика попробовала стукнуть землю носком ноги.

Осмотреться вокруг будет хорошей идеей. Вместе с Лилианой она применила магию поиска.

— Точно, ощущение остаточной магической силы исходит прямо из-под земли снизу…

— Да. Как-то подозрительно всё это выглядит, но мы не можем упустить даже такую крошечную возможность…

— Это место определённо было скрыто барьером. Тот самый подземный храм, скорее всего, и является упомянутым тайным священным убежищем.

— Место, в котором когда-то побывал мистер Амнезия, связанный со Святой Рафаэлло — в любом случае, вероятность обнаружения здесь Святой Рафаэлло должна быть довольно высокой.

— С другой стороны, вероятность того, что Святая Рафаэлло является защитницей данного места, тоже…

И хоть всё это были лишь догадки, Эрика и Лилиана всё равно высказали свои идеи.

Единственное, что осталось сделать, это всё разведать. Девушки кивнули друг другу. Пещера тигра, в которую они должны проникнуть ради достойной награды. Итак, с чего начинать план наступления?

И тут они услышали легкомысленный голос молодого человека:

— Я ведь должен был тут что-то делать перед тем, как потерял свои воспоминания?.. Точно, что-то связанное с человеком, имеющим отношение к конскому хвосту. Мне хочется позвонить, но вообще не помню ни номера, ни адреса… Может, чем-то более традиционным воспользоваться, типа сигнальных огней или военной голубиной почты?

Слова он говорил странные. Само собой, Эрика и Лилиана их проигнорировали.

Недавний опыт девушек убедил их, что осмысленный разговор между ними двумя, будет более конструктивным, чем идиотская беседа со страдающим амнезией молодым человеком.

Но именно это и стало той самой причиной, по которой они пропустили критически важный момент.

В то время, как они были увлечены разговором, наружу выплёскивалось ужасающее количество магической силы.

Если пользоваться аналогией, то это походило на извержение вулкана.

Ни Эрика, ни Лилиана не имели такого опыта, когда им приходилось сталкиваться мгновенным извержение магической силы.

Если в сравнении с чем-то описывать, то это как будто десятки магов высокого ранга принимали участие в ритуале использования взрывной силы.

С другой стороны, чтобы одному человеку воспользоваться таким же заклинанием и собрать столь огромное количество магической силы, потребовались бы просто непомерные усилия и время на подготовку. Такое запросто за секунду не сделаешь.

«Что вообще произошло?»

Эрика и Лилиана одновременно обернулись, чтобы посмотреть.

Они увидели, что молодой человек принял стойку, словно замахивался мечом на небо. И очевидно, что махать он той самой имитацией стал.

Более того, средневековый форт разрубило точно посередине, и две его половинки рухнули наружу. Средневековое здание, построенное из камня и стоявшее на холме.

Форт был двухуровневым, первый уровень для солдат гарнизона, верхний уровень для постов часовых.

И он был запросто разрублен на две части. Так, словно с небес опустился гигантский меч.

Рухнув направо и налево, каменная кладка стен оглушительно загрохотала при встрече с землёй.

— Ч-что случилось?

Эрика была из тех девушек, которые в любой ситуации сохраняют манеру держаться, как леди. Но в данный момент она шокировано бормотала слова, совершенно позабыв о своих обычных манерах.

— Неужели этот парень такое сотворил?..

Лилиана тоже была в ступоре.

Талантливым волшебнице и ведьме такие выражения лиц никак не шли, они, в отличие от средних магов, должны были быть куда больше подкованы в мистических материях.

— Ой, извините, я вас двоих напугал? Эмм, вообще, я думал, сработает ли это в качестве сигнального огня для вызова людей, имеющих какое-нибудь отношение к этому форту.

Этот легкомысленный голос, естественно, принадлежал парню с амнезией.

«Да кто он вообще такой?!»

Стоило двум девушкам впервые уставиться на него с испугом…

Их взглядам предстала серая лошадь, галопом несущаяся по перекатывающимся холмам Тосканы. Сильная, пышущая энергией, яростная лошадь и сидящая в её седле красавица с волосами цвета воронова крыла. Судя по внешности, уроженка южной части Европы, она имела очень целеустремлённый вид.

Её чёрные волосы были завязаны в хвост. Или же, как намекали ранее упомянутые слова, — в конский хвост.

— Я думала, не нападение ли это какая ассоциация затеяла, и кто же это в результате оказался?.. Сальваторе Дони. Хотя, полагаю, наша короткая встреча делает тебя моим недостойным учеником, но что вообще здесь происходит? В зависимости от обстоятельств, я, может быть, и не стану рубить твою голову в качестве компенсации, — героически объявила черноволосая наездница, сидя на своей лошади.

Если это действительно была Святая Рафаэлло, то перед ним тот самый великий паладин — лучший мечник Европы, занимавший позицию «Рыцарь Святого Грааля»!

Часть 5

И хотя ей должно бы быть очень много лет, Святая Рафаэлло выглядела так, словно ей немногим больше двадцати.

Маги, чья магическая сила достигла крайних высот, в значительной мере восстанавливают молодую внешность и прежнюю энергичность. Говорят, что эффект особо заметно сказывается на женщинах.

Героическая и заставляющая трепетать красота Святой Рафаэлло, должно быть, являлась благословенным результатом вышеупомянутого эффекта.

— В чём дело, Дони? Забыл моё лицо в результате травм от перенесённых побоев? Если так, то я совсем не удивлюсь, о тебе же речь идёт.

— Ага… в точности, как ты и говоришь, — ответил молодой человек, названный Сальваторе Дони, совершенно не страшась манеры обращения своего учителя.

Имя, которое Эрика никогда раньше не слышала, хоть и собрала личные данные практически всех европейских рыцарей высокого ранга — так, на всякий случай, вдруг пригодится. Кто этот парень вообще?..

— Честно говоря, я, кажется, на самом деле память потерял.

— Только вот не надо произносить это таким тоном, словно ты грипп подхватил, идиот!

— Да ладно, ладно, не злись. Этим утром, когда я очнулся, то обнаружил себя спящим на обочине дороги, где-то в сельской местности… Потом я подумал, что надо сделать что-то, чтобы вспомнить прошлое.

Сейчас, когда об этом речь зашла, Эрика впервые услышала что-то о прошлом молодого человека по имени Дони.

— Прогулявшись до ближайшего монастыря, я слышал, как упоминалось твоё имя. В общем, пройдя через всякое разное, я, в результате, оказался здесь… А видя тебя, я, наконец, понимаю.

Парень по имени Дони улыбнулся. Это была дружеская улыбка, лучистая, словно солнце.

Но при этом в его глазах на какое-то мгновение, кажется, промелькнула тень.

Он не был обычным человеком. И его тело служило явным свидетельством тому, что он не простой смертный.

— Что мне надо было, так это тебя увидеть. А если я ещё и подраться с тобой смогу, то вся неясность точно исчезнет. Вот что я постоянно ощущаю, и это невыносимо.

Молодой человек приготовил к бою ненастоящий меч, подняв его на средний уровень.

Обычная по виду стойка, которая казалась неинтересной и которой не хватало величия.

Но когда Эрика увидела эту стойку, то её, почему-то, озноб пробил.

Если бы ей пришлось противостоять ударам, нанесённым из такой простой стойки, очень вероятно, что любое заклинание было бы разрублено...

Ничего не значащая мысль.

Эрика посмотрела на стоявшую рядом Лилиану. Она тоже уставилась на парня по имени Дони с совершенно бледным лицом.

Может, её подруга детства и соперница испытывает точно такой же страх? Они, миланские таланты, красная и синяя девушки-гении, с этим человеком вообще ни в какое сравнение не шли!

— Это точно, такие действия идеально согласуются с твоим характером. Единолично творишь, что хочешь, бормоча себе под нос… — проворчала Святая Рафаэлло и спешилась.

— А, может, такое за приемлемую причину сойдёт? Я постоянно чувствую, что мои тренировки во владении мечом зашли в тупик, поэтому и хочу сойтись в битве с сильнейшим мечником, которого знаю, и в процессе этого получить какие-нибудь подсказки. Видишь, если так это воспринимать, то всё обретает смысл!

— Ты слишком всё упрощаешь! Поэтому и являешься величайшим идиотом! В любом случае, меня кое-что беспокоит.

В руке Святой Рафаэлло появился большой меч с широким лезвием.

Он был призван посредством магии. Серебристое лезвие вызывало леденящее ощущение элегантности и прочности, оно ярко сияло мощью, напоминая величественного льва.

Неужели один из «Мечей-близнецов Льва и Маэстро»?

— Я знаю, что ты из тех людей, для которых слова — это пустая трата времени. Сальваторе Дони, ты настоящий гений, ужасающее дитя небес, что касается мечей… И ты не играешь в игры, что за новую технику ты освоил на этот раз? — Святая Рафаэлло указала своим мечом на форт, который был разрублен надвое. — Это просто…

Прекрасная женщина-паладин покачала головой, словно сдаваясь.

Затем направила кончик своего меча на Сальваторе Дони.

— Всё это как раз напомнило мне, что твоя дурость настолько велика, что даже смерть не может её излечить. Давай же поговорим, используя наши клинки. Нападай, недостойный ученик-идиот. Давно я не демонстрировала тебе своей крепкой любви…

Довольно странный разговор учитель-ученик.

Судя по всему, масштабной битвы не избежать.

Для юных девушек-рыцарей возможность стать свидетелями такой битвы, должно быть, единственный шанс в жизни. Но Эрика Бланделли не из тех, кого так легко удовлетворить.

Девушка чувствовала, что данная более чем характерная пара учитель-ученик невольно привлекла её внимание.

Но у Эрики и другие цели были. Задача, которую необходимо выполнить.

— Пожалуйста, подождите немного, Святая Рафаэлло! Рада повстречать вас впервые. Я Лилиана Краничар, рыцарь, состоящий в «Бронзово-чёрном кресте». Сегодня я явилась сюда ради того, чтобы унаследовать меч-близнец, которым вы владеете.

Эрика хоть и восстановила свой боевой дух, но Лилиана опередила её своим выкриком.

«Вырвалась вперёд. Ну и ладно, вполне ожидаемо от моей соперницы. Она тоже не хочет быть просто сторонним наблюдателем. А раз так, будем драться вместе».

Для молодых выскочек, вроде Эрики и Лилианы, попытка соревноваться с этой парой учитель-ученик требовала стратегии!

— Я, Эрика Бланделли, прибыла с той же целью, что и присутствующая здесь рыцарь Лилиана. Значит, как оказалось, Сир Сальваторе, явившийся вместе с нами, тоже искал Святую Рафаэлло… Из-за несколько затуманенной памяти Сира Сальваторе, мы всё ещё не уверены в том, какие между вами отношения, — произнесла Эрика, элегантно поклонившись.

Как можно скорее разберись в ситуации и стань не простым наблюдателем, а участником.

— По возможности, как нижестоящая, я бы хотела…

— Прошу, обойдёмся без подробностей.

Услышав идентичные просьбы Эрики и Лилианы, Святая Рафаэлло вздохнула.

— Судя по вашим фамилиям, вы, должно быть, наследницы семей Краничар и Бланделли. Не повезло вам оказаться заложницами устаревших взглядов этого идиота… Сальваторе Дони, рыцарь из Сиены. Невероятно талантлив во владении мечом, но полный провал в том, что касается магии.

Сиена, ещё одни город Тосканы, наряду с Флоренцией и Пизой.

Но он определённо не являлся основным магическим центром.

Всего в Италии было семь престижных магических ассоциаций. Римские «Волчица» и «Орёл синих небес», туринская «Старая леди», флорентийская «Столица лилий», «Эгида» в Палермо и последние, но не худшие миланские «Медно-чёрный крест» и «Бронзово-чёрный крест». Все вместе их называли «Семь сестёр».

Для этих ассоциаций было обычной практикой рекрутировать и принимать к себе талантливых юношей и девушек.

Например, плохо ладивший с Эрикой Дженнаро Ганц попал в Милан из Реджо-ди-Калабрия несколько лет назад. Учитывая сказанное, слова «рыцарь из Сиены» означали, что этот молодой человек по имени Дони никогда не вращался среди элиты.

— Этот парень заявился ко мне год назад и сказал: «Пожалуйста, научите меня немного с мечом обращаться». Несмотря на то, что он идиот, я обнаружила в нём наличие хороших качеств и поэтому какое-то время его обучала. А затем он исчез, даже месяца не прошло.

В ответ на её упрёки молодой человек печально скрёб макушку.

— Хмм… Я действительно вспомнить не могу. Даже когда ты таращишься на меня такими страшными глазами.

— Одни проблемы с этим дураком. В любом случае, с интеллектом у тебя нехватка, манеры грубые, и вечно фокусы выкидываешь. Единственные вещи, которые ты способен запомнить, связаны с боевыми искусствами. Тебе всего месяц понадобился, чтобы изучить мои техники.

Результат врождённого таланта?

Такое высокомерие позволительно лишь тем, кто рождён с выдающимися способностями. Более того, Святая Рафаэлло чётко и ясно заявила, что он гений.

— Такие, значит, у нас отношения были?.. Ну, в любом случае, с нашей встречей здесь и сейчас это никак не связано.

Гениальный мечник, который превосходил даже воображение Эрики и Лилианы, обратился к девушкам со знающей улыбкой.

— Не могли бы вы обе постоять в сторонке какое-то время? Я тут мигом разберусь. В любом случае, извиняйте!

Молодой человек подал знак взглядом.

В то же мгновение правая рука Дони начала сверкать ярким серебряным светом. Он воткнул имитацию меча в землю и просто вытащил её снова.

Результатом этого стал взмах, разрубивший землю надвое.

Поверхность почвы под Эрикой и Лилианой треснула, разделившись. Точно так же, как это недавно произошло и со средневековым фортом, земля была чисто разрублена пополам.

Две удивлённые девушки упали прямо внутрь глубокого пролома. Из-за того, что земля ещё и осыпалась после «взмаха» молодого человека, Лилиану и Эрику унесло вглубь вместе с этой самой осыпающейся землёй.

Может ли быть так, что Сальваторе Дони слышал догадки девушек насчёт «чего-то под землёй»?

Поэтому намеренно закинул их двоих сюда, чтобы не дать им вмешаться в его бой? Ради своих собственных целей?

Дурак с виду, но довольно изобретателен в действительности — этот его поступок позволил Эрике и Лилиане увидеть ещё одну черту молодого человека, описанную Святой Рафаэлло.

— Чего и следовало ожидать… Ты — это всё ещё ты, — пробормотала паладин по имени Святая Рафаэлло.

Ужасающая способность Сальваторе Дони. Взмах ненастоящим мечом в ярко сверкающей серебряной руке и землю вместе с подземной церковью рассекло надвое.

Она поняла, что это на самом деле было.

В тот период своей жизни, когда она сражалась в звании Святой Рафаэлло, ей часто приходилось быть свидетелем множества проявлений столь огромной силы.

Деянсталь Вобан и его способность управлять штормами, армия мертвецов под его управлением, огромные выжженные пустыри в результате испепеления адским пламенем.

Несравненная рукопашная мощь прекрасной главы культа Лю Хао, поющей песни разрушения и разбрасывающей неземные цветы в мире смертных.

Грациозная леди Аиша, призывающая вечную весну и бесконечную зиму.

А теперь родился и «Король мечей», который мог разрубить всё сущее!

— А-ха-ха-ха-ха! Благодаря благословенному дару долголетия, сейчас я стала свидетелем рождения незаконного дитя Эпиметея, которым стал мой наследник, хотя и оказавшийся недостойным учеником! Сюрприз так сюрприз! — крикнула Святая Рафаэлло мечнику с серебряной рукой. — Скажи, тупой ученик, а что ты такое делал перед тем, как твой скудный умишко утратил память?

— Хмм… Такое ощущение, что я где-то с кем-то дрался, но подробностей вспомнить не могу.

Говоря, Дони взял свой ненастоящий меч на изготовку.

Святая Рафаэлло ответила на его глупые слова с сарказмом:

— Ты даже забыл, как всё произошло, ну что за бесполезный ученик-идиот. Ладно, ответишь собой… В битве. Покажи мне реальное мастерство человека, который одолел бога!

Большой серебряный меч — волшебный Куоре ди Леоне, двинулся в замахе.

Удар одного из мечей-близнецов. Его имя означало «сердце льва». Его сталь воплощала собой непреклонную отвагу и имела свойство неуничтожимости.

Выступая против магического меча льва, Дони рассеял свет своей серебряной руки.

— Как, не собираешься свои способности использовать? Планируешь отнестись к человеку, вроде меня, полегче? Достойно восхищения!

— Способности или что там, ничего об этом не знаю. Но если я воспользуюсь такой рукой, то это уже не будет битвой с использованием мастерства владения мечом, поэтому и смысла иметь не будет.

Воспользовавшись данным диалогом в качестве сигнала к началу боя, они одновременно атаковали мечами.

Святая Рафаэлло замахнулась Куоре ди Леоне сверху вниз по большой дуге, а Дони с молниеносной скоростью рубанул по центру.

Дзынь! Прямое столкновение.

Мечи сошлись в мощном противостоянии, и их клинки постепенно продвигались к оппонентам.

Были бы это обычные мечи, такой сильный прямой удар, скорее всего, разрушил бы клинки.

Что касается Куоре ди Леоне, то беспокоиться о подобном исходе просто излишне. Его пластичная структура не разлетится вдребезги при таком уровне напряжения, но даже в маловероятном случае его разрушения, он мог тут же исправить повреждения самостоятельно.

С другой стороны, Дони использовал обычную имитацию меча. Пока они давили на мечи друг друга, на лицах мечников возникли радостные улыбки.

Покажи свои умения в яростной атаке, вроде этой — приглашали глаза Святой Рафаэлло, и Дони едва заметно кивнул в ответ.

Они разняли мечи и сделали по шагу назад.

Одна сторона наносила удар, вторая защищалась.

Одна сторона делала резкий выпад, другая же в ответ отражала удар или принимала его на защиту.

Два меча непрестанно сталкивались и отскакивали друг от друга, выбивая при этом искры, пытаясь доказать своё превосходство.

Смысл данной битвы был в простом стремлении посоревноваться.

Чей меч сильнее, быстрее, острее…

Соревнование по всем аспектам.

Если оперировать понятиями «сила» и «мягкость», то это была чистейшая дуэль «силы».

Но данная битва явно не ограничивалась лишь умениями владения мечом. В частности, Святая Рафаэлло являлась мастером рыцарских техник, которые объединяли в себе магию и мастерство мечника…

— О, сталь льва, короля мечей, что порубил тысячи бронированных врагов!

Куоре ди Леоне атаковал в связке со словами заклинания.

Её излюбленный меч был наполнен алхимией железа, которая улучшала его остроту. Если Дони примет этот удар в лоб, как предыдущие, его ненастоящий меч будет разрублен надвое!

Но Дони сдержал атаку, продемонстрировав технику, которой лучше всего подходило описание «мягкая».

Святая Рафаэлло с огромной силой рубанула Куоре ди Леоне вниз.

В ответ ненастоящий меч прижался к клинку меча противника — они как бы переплелись. Сейчас ненастоящий меч действовал, словно стальная змея.

Куоре ди Леоне, который, вроде как, должен был разрубить Дони напополам, естественно, был отражён.

Ненастоящий меч вился вокруг Куоре ди Леоне словно змея, не давая ему свободно двигаться.

В ответ на силу противника в сто единиц следует использовать силу в десять единиц, чтобы поглотить её мощь, как хлопок воду поглощает, тем самым блокируя и защищаясь.

Среди китайских мастеров боевых искусств техника подобного характера был известна как «рассеивание силы».

Проще говоря, это концепция нейтрализации неудержимой «силы» посредством «мягкости».

Всё это время ум и тело Сальваторе Дони пребывали в изменённом состоянии чистейшей ясности.

Тесно прижимая свой меч к клинку Святой Рафаэлло, он нарушал движения своего учителя, используя ненастоящий меч в качестве змеи, сдвигавшей прицел противника и нейтрализовавшей рубящие атаки.

Вместо того чтобы концентрироваться на уклонении от атак врага, это была активная защита, исполняемая с инициативой, пытающаяся обнаружить слабые места в техниках противника…

Используя «мягкость», Дони смог заполучить преимущество над Куоре ди Леоне.

— Неплохо, как я и думала!

Святая Рафаэлло усмехнулась. Достаточно ли этого, чтобы совладать со львом?

Использование мягкой силы, чтобы исполнять техники, объединяющие в себе силу и мягкость, являлось одной из самых удивительных вершин среди достижений в боевых искусствах. Но как насчёт использования мягкой силы против мягкой силы?

Святая Рафаэлло расслабила тело так, что оно словно в тело из хлопка превратилось. Она стала контролировать движения своего меча и всего тела, словно змею, пиявку или хлопок.

По сравнению с ненастоящим мечом, двигавшимся под контролем Дони, магический меч льва двигался плавно, с огромной мягкостью. Его движения были куда элегантнее и спокойнее.

Взмахи меча делались с таким изяществом, словно это мастер эпохи Ренессанса Рафаэль кистью двигал.

Конечно, Сальваторе Дони был гением и благословлённым отпрыском небес в том, что касалось мечей.

Но и Святая Рафаэлло была не менее талантлива. И хотя, по сути, они были одинаково талантливы, разница в накопленном опыте была решающе большой. Может, недостойный ученик и приблизился к мастерству «сильного» меча, но вот к мастерству «мягкого» ему ещё определённо предстояло идти и идти…

Святая Рафаэлло походя выпутала меч льва из тисков змееподобного меча Дони.

И так же походя она продолжила рубящей атакой.

Каждый раз, как мастер делает мягкий и неторопливый удар, ни один порывистый сопляк никогда не может уклониться от такого… Эта одна из многих легенд, передающихся в среде боевых искусств. Практически никто не слышал о мастерах, достигших подобных высот.

Само собой, даже и говорить не стоило, что для Святой Рафаэлло это очень даже возможно!

«Что ты там пытаешься сделать, недостойный ученик?!»

Правая рука Дони стала ярко светиться серебряным светом — действительно активирует свою способность?

Силу, которая разрубила надвое древний форт и саму землю?! Разве это не противоречит его недавним словам, что это не «мастерство владения мечом»?!

Шок и удивление сковали её мускулы, из-за чего меч Святой Рафаэлло чуть-чуть замедлился. И так неторопливо двигавшийся клинок стал ещё более медлительным.

Используя преимущество данного момента, Дони тут же атаковал, подавшись вперёд всем телом!

Магический меч льва изначально должен был располовинить парня, начиная с головы. Но смог лишь слегка оттяпать кусочек кожи с его головы, и корпус Дони продолжал давить на Святую Рафаэлло.

Довольно решительный и смелый бросок. Это даже не на бой на мечах походило, а больше на приём из регби. Святая Рафаэлло уклонилась, проворно шагнув вбок. Благодаря этому большую голову идиота не разрубило.

Рука Дони больше не сверкала серебром. Это была уловка, так как он не собирался использовать свои способности.

— С-сопляк проклятый! Социальное недоразумение в виде провала в качестве человека! Мало того, ты ещё дальше пошёл и запятнал честь мечника, ведь обещал не использовать эту руку!

— Но всё, что я сделал — это всего лишь показал её. На самом деле я её не использовал, разве не так?

Святая Рафаэлло была в ярости, а Дони совершенно не раскаивался.

Эта дуэль мастеров меча стала перепалкой драчливых детей.

— Хмф, ну раз ты так хочешь, то я использую всё своё оружие.

Святая Рафаэлло отозвала магический меч льва. В качестве замены ему она призвала магический меч мастера музыки — Иль Маэстро!

Это был меч с клинком, как у сабли, соединённым с длинной, словно у копья, рукоятью. Напоминавший японскую нагинату, второй из мечей-близнецов. Его имя как раз и означало «мастер-музыкант».

Имеющая загадочную красоту, эта сталь была знаменита тем, что играла удивительную музыку, так как внутри меча скрывалась духовная сила магической мелодии.

Святая Рафаэлло с лёгкостью взмахнула Иль Маэстро.

Он рубанул по Дони в сопровождении характерного звука рассекаемого воздуха.

Движение оказалось быстрым, словно холодный ветер, свободно дующий в высокогорье.

Более того, рубящая атака Иль Маэстро сопровождалась проигрыванием манящей магической мелодии.

Сталь мастера-музыканта издавала загадочные звуки, слушая которые оппоненты теряли концентрацию, и их одолевала сонливость, что давало преимущества владельцу Иль Маэстро. Это был предмет гордости Святой Рафаэлло, тайная техника, которая заставила многих врагов сдаться на её милость.

Если Куоре ди Леоне был «сильным» мечом, то Иль Маэстро был «мягким» магическим мечом.

Тем не менее, волшебная мелодия не сработала против Дони. Все околдовывающие эффекты полностью отражались, словно океанские волны, разбивавшиеся о прибрежные скалы.

Как раз характерно для человека-богоубийцы!

Всё же, магия неэффективна против убийцы богов. В таком случае надо сконцентрироваться на боевых искусствах!

Святая Рафаэлло начала работать Иль Маэстро ещё быстрее.

В ближнем бою абсолютное преимущество у того, кто лучше контролирует своё оружие. Как бы то ни было, захватить инициативу просто необходимо.

Конечно, есть ещё тактика врезаться в корпус противника, чтобы оказаться в контактной области.

Но Святая Рафаэлло даже и не думала позволять кому-то уступающему ей, типа Дони, творить подобное.

В виде нагинаты Иль Маэстро атаковал безжалостно.

Горизонтальные выпады следовали один за другим. Слева направо, вверх по диагонали, вниз по диагонали, прямо вверх, прямо вниз, рубящие атаки шли с любого угла. Иногда лезвие даже прямой выпад делало.

Без единой паузы, серии продолжающихся атак были словно буря из стали.

Используя свой меч, чтобы отражать колющие и режущие выпады, Дони отчаянно пытался переломить эту невыгодную смену ситуации в ходе битвы. Защита, защита, защита!

Но Святая Рафаэлло неожиданно сменила свой ритм атаки.

Вращая длинный Иль Маэстро, она использовала противоположную сторону меча, иными словами, она ударила Дони рукоятью. Удар оказался критическим.

Привыкнув к предыдущему ритму атак, Дони получил деревянной рукоятью точно в висок.

По силе этот удар был сравним с идеальным хуком боксёра, тело парня зашаталось. Его колени ударились о землю, а взгляд расфокусировался.

«Без сознания что ли? Но пока уверенно не нанёс решающий удар, расслабляться нельзя».

Святая Рафаэлло снова начала вращать Иль Маэстро.

Часть 6

Вернёмся к событиям, произошедшим чуть раньше, когда Эрика и Лилиана упали в тёмное подземелье в сопровождении огромной кучи земли.

Ударившись об пол, Эрика перетерпела боль и поднялась.

Судя по ощущениям под ногами, она ступала по глиняным плиткам, которые гораздо мягче по сравнению с твёрдыми каменными или бетонными плитами.

После падения болело не так уж и сильно, скорее всего, глиняная плитка поглотила часть удара при столкновении.

Успокоившись, Эрика щёлкнула пальцами, чтобы задействовать заклинание «Призрачный огонь».

Вокруг девушки появилось четыре голубых огонька размером с ладонь. Рядом с Эрикой поднялась и Лилиана.

— Как мы и думали… похоже на подземный храм.

— Да. Изначально это место было заблокировано мощным барьером, не позволяя войти сюда обычным способом.

Две девушки осмотрелись.

Храм был довольно просторным — достаточно большим, чтобы футбольный матч в нём провести можно было.

Если вперёд пройти, то там, в глубине храма, находился алтарь.

Позади алтаря расположилось распятие с Иисусом Христом.

За скульптурой виднелось какое-то массивное лицо. Это было демоническое божество Бафомет*, почитаемое рыцарями-тамплиерами в Средневековье.

— Раз тут изображение Бафомета, то, должно быть, это место построено в Средневековье.

— Да. Поклонение Бафомету среди семей-потомков тамплиеров постепенно сошло на нет с течением времени.

Эрика и Лилиана посмотрели вверх.

Потолок находился где-то в десяти метрах над полом. Его пересекала массивная трещина, а земля, осыпавшаяся сверху, завалила почти четвёртую часть подземного храма.

— Лили, по твоим прикидкам, насколько мы глубоко?

— Точно определить, естественно, невозможно. Интуиция ведьмы говорит, что довольно глубоко. Вполне может оказаться, что мы упали на четыре-пять этажей вниз.

Маги со способностями ведьм, были в особом фаворе у земли.

Услышав ответ Лилианы, Эрика лишь пожала плечами.

— Постройка такого храма, должно быть, требовала значительного количества ресурсов. Подозреваю, что данное место соорудили непосредственно наши предшественники, рыцари-тамплиеры, или же их прямые потомки, — выдвигала догадки Эрика, ходя вокруг и исследуя место.

Одной из причин, почему Орден Тамплиеров пришёл в упадок, это их потакание росту экономической мощи, что противоречило традиционной идеологии Христианства.

Рыцари-тамплиеры проводили операции, финансовые по своей сути.

Выкупаемые депозиты, займы и финансирование. Управление деньгами пилигримов, направляющихся в Иерусалим. Отбор более девяти тысяч рыцарей из различный европейских орденов, чтобы направить их на Ближний Восток. Они даже предоставляли финансовую помощь и давали кредиты правительствам. Рыцари-тамплиеры и их действия были прототипом современных банков.

— Должно быть, когда-то это было важным священным убежищем. Поэтому Святая Рафаэлло вела отшельнический образ жизни, присматривая за ним… Кстати, Лили, а это что такое?

Эрика обнаружила книгу, лежавшую у подножия распятия Христа.

Книга оказалась довольно большого размера. Ширина обложки приблизительно равнялась размеру руки Эрики от локтя до кончиков пальцев, а высота — верхней части туловища девушки.

Эрика медленно подошла к этой массивной книге.

— П-постой, Эрика. Я ощущаю ауру, испускаемую этой книгой, она вполне может оказаться сокровищем со значительной историей! Не надо так безответственно трогать что-то настолько опасное!

— Снова твоя интуиция ведьмы, да?.. Очень интересно.

Щебеча, словно мелкая птичка, Эрика полностью проигнорировала предупреждение Лилианы.

Подойдя к загадочной книге, она уставилась точно на обложку. Название «Книга во славу свершений Давида», написано на древнегреческом.

Эрику пробрала невольная дрожь. Чтобы гримуар, который все рыцари так и мечтают найти, обнаружить вот так запросто…

— Слишком безрассудно, Эрика Бланделли! Знай своё ме… сто!

Лилиана даже запыхалась от того, что резко бросилась вдогонку.

Такая реакция вполне естественна. Её подруга детства и соперница не из тех, кто не способен распознать ценность данной книги.

— Поправка. Очень вероятно, что Святая Рафаэлло ушла в отшельники, чтобы охранять данный гримуар. Ради этого и был выбран данный храм с крепким барьером. Сохранить боевую магию древних мудрецов…

Скорее всего, именно Святая Рафаэлло и спрятала данный гримуар. А ещё то откровение Лилианы.

Связав данные факты воедино, Эрика пришла к заключению, что это с большой долей вероятности не подделка.

— «Книга во славу свершений Давида»!

Она представляла несравненный интерес для магов, которые стремились к вершине пути рыцаря.

Например, слова заклинания Давида. Древнее и мощное заклятие, которое, как говорят, обладает достаточной силой, чтобы ранить Богов-еретиков. Или песнь кузнеца, священный гимн той жестокой расправе, которая трагически уничтожила город Иерихон, а также стёрла с лица земли мадианитян* и их королей…

— Слушай, Лили, у меня есть предложение… — голос Эрики был сам на себя не похож, он как у кошки какой-нибудь звучал.

Провал неприемлем. Всю свою жизнь у Эрики бесчисленное число раз получалось обводить Лилиану Краничар вокруг пальца, тем не менее, процент удачных попыток не равнялся ста процентам.

Необходимо быть осторожной и стараться не бередить чувство справедливости её сребровласой подруги детства.

С другой стороны, данная осторожность может вполне оказаться излишней.

В конце концов, Лилиана уставилась на гримуар взглядом нищего ребёнка, с тоской смотрящего на мелкую свистульку в витрине магазина, а точнее, взглядом Сальваторе Дони, пускающего слюни по мечу!

Сальваторе Дони только что получил от Святой Рафаэлло смачный удар в висок.

Последствия оказались тяжёлыми. Было такое ощущение, что его мозг завибрировал, и сознание начало уплывать. Колени задрожали, а тело потеряло равновесие и уже готово было рухнуть.

Но этот болезненный удар смог пробудить что-то в его голове.

«А-а, всё возвращается...»

Дони обнаружил, что его воспоминания о прошлом безостановочно всплывают в голове.

Должно быть, музей в Турции, там его телом завладел божественный дух святого Георгия. Первоначально знакомый торговец антиквариатом нанял его в качестве телохранителя в китайском квартале Рима. После этого много чего произошло.

Управляемый божественным духом, он отправился за море, в Ирландию, проводя дни в поисках и уничтожении божеств.

Наконец, он обнаружил врата мира фей, которые вели в Загробный мир. Там ему явился Нуаду, король Туата Де Дананн (богов Ирландии, по сути), и начал дуэль один на один против святого Георгия.

В результате был уничтожен лишь божественный дух святого Георгия, а Дони вернул себе свободу. Затем, Дони точно это помнил, он сам вызвал Нуаду на дуэль…

— Путешествуя назад через Загробный мир, я прибыл в ту деревню, так, что ли, всё было?..

Дони ошеломлённо тряхнул головой и кивнул. После завершения битвы с богом, когда он находился на пороге смерти, вроде как, где-то состоялся какой-то разговор с женщиной.

«После возвращения в реальный мир, твои мысли какое-то время будут в беспорядке. И хотя становление богоубийцей знаменует перерождение, неумелые маги заработают повреждения мозга от нагрузки, испытываемой ими при нахождении на границе между жизнью и бессмертием слишком долго. Если всё так и произойдёт, просто найди того, кто как следует врежет тебе по голове!»

Звучало как совет очень легкомысленной маленькой девочки…

В любом случае, воспоминания Дони вернулись.

Даже и секунды не прошло с момента удара Святой Рафаэлло. В течение этого времени его учитель вращала Иль Маэстро над его головой и намеревалась нанести решающий удар!

Необходимо защититься и контратаковать.

Сальваторе Дони в совершенстве освоил тысячи техник, которыми можно было воспользоваться в данной ситуации. Он выступит против бывшего учителя, используя своё бесконечное разнообразие сменяющихся техник меча!

Но все приёмы, крутившиеся у него в голове, вдруг исчезли.

Также Дони остановил свою руку, державшую меч.

Меч безвольно закачался. Отказаться от защитных и атакующих движений, которые казались необходимыми, меч надо всего лишь свободно двигать, повинуясь воле сердца.

— Плохо… Неужто я даже самое важное забыл?

Он столкнулся с Нуаду, который орудовал непобедимым мечом. В те мгновения он пробудил глубоко запрятанное откровение, практически истинную суть владения мечом. Точно, вот что надеялся заполучить Сальваторе Дони, вступая в дуэль со Святой Рафаэлло.

— Ты… ты вернул свою память? — спросила Святая Рафаэлло.

Кажется, она заметила изменения в поведении Дони. Несмотря на то, что времени с ним она совсем мало провела, Святая Рафаэлло была истинным учителем, достойным звания паладина.

— Возвращение воспоминаний ударом по башке? Небрежный мелкий сопляк…

Она хоть и отчитывала его, вроде как, но при этом гнев Святой Рафаэлло, судя по всему, сошёл на нет.

— Это почти как превратиться в совершенно другого человека… Ты, молокосос, любитель повыпендриваться, понял, наконец, что «отбросить техники» это тоже «техника», так?

— Хмм. Ну-у, да, наверное. Давай уже начнём действительно только мечами пользоваться.

Когда Дони отвечал, его меч продолжал свободно болтаться.

Эту стойку можно было описать, как отсутствие стойки, но именно потому, что это было «ничто», оно было открыто бесконечному множеству изменений. Бесчисленного разнообразия было недостаточно, так как воистину бесконечная вариативность состояла в скромной простоте, это как комбинация «инь» и «янь», полный сплав противоположных элементов воедино.

Теперь осталось достигнуть полного«ничто» и в мыслях.

Отрешённость от мыслей. Очищение от мыслей и созерцание…

Святая Рафаэлло совершила прямой выпад Иль Маэстро. Дони оставался в своём ментальном состоянии ничто, взмахнув мечом вверх. Если его приём окажется успешным, то удар будет заблокирован снизу, а Иль Маэстро будет выбит из руки и улетит высоко вверх…

Клац! Дзынь!

Раздались резкие звуки лязгающего металла. Результат схватки был решён.

Улетевшим высоко вверх мечом оказался ненастоящий — оружие Дони.

— Что же, давай на этом закончим… Впечатлён моим величием?

— Неужто я настолько далеко от совершенного овладения данной техникой? Иногда хорошо получается, а иногда не работает, — качая головой, пробормотал Дони в ответ на горделивое заявление своего учителя.

— Что касается чистого владения мечом, то, несомненно, победа за мной. Тебе всё ещё сильно не хватает опыта… Но, стоит отметить, что ещё какое-то количество подобных битв очень сильно поможет тебе в твоих тренировках.

Совет Святой Рафаэлло нёс в себе устрашающий тип уверенности.

— Кстати, был бы это бой насмерть, с вероятностью в девяносто девять процентов победа осталась бы за тобой. Слушай, Дони, в решающий момент у тебя хотя бы возникла мысль, что ты умереть можешь?

— Теперь, когда ты это упомянула — нет, никогда. А что?

— Ну да, всё ещё недоумком остаёшься. Ты заполучил божественную силу разрубать всё — если бы тогда ты ей воспользовался, то у меня ни единого шанса на победу не осталось бы… Абсолютно уверена, что ты действительно мог использовать это против меня без единого сомнения.

Критикуемый своим учителем, Дони начал дуться.

— Хмм, я хоть ещё новичок среди рыцарей, но, как бы то ни было, я собираюсь придерживаться своего обещания «только мечи».

— Ага, ну да! Как будто можно ожидать честного духа соперничества со стороны того, кто способен убивать богов! — уверенно заявила паладин, знавшая немало Чемпионов. — Даже не смей думать, что можешь заполучить секретное искусство «ничто» так просто, всего лишь одолев Нуаду. Ладно, Дони, если действительно хочешь в совершенстве овладеть техниками меча пустоты, то должен биться с равными или превосходящими по силе врагами и в процессе достичь ментального состояния «невозмутимого ничто». Только тогда эта способность станет твоей, словно была частью твоей плоти и крови.

— Враги равные или превосходящие по силе?

— Конечно. Это значит боги или такие же, как и ты, Чемпионы.

Таким образом, «Король мечей», Сальваторе Дони был спущен с цепи на эту землю, прямо или косвенно доставляя проблемы и причиняя страдания своим эксцентричным поведением бесчисленному множеству других людей.

Злодейка, которая дала ему столь гениальный совет, нахмурилась и пробормотала:

— Кстати, эти девочки, Краничар и Бланделли, наверное поранились немного. И из всех возможных мест, в которые их можно было завести, он выбрал самое худшее! А ведь с одной из тех девочек не так-то просто совладать. Вот если бы она была из той же когорты, что и этот идиот передо мной!

— Похоже, битва закончилась…

— Вот это да. Потрясающая дуэль…

Шептали друг другу Эрика и Лилиана, ставшие свидетелями большей части боя.

Они всё ещё находились в подземном храме. Лилиана использовала «Глаз ведьмы», чтобы разведать подземный ход, запутанный, подобно горным пещерам. Наблюдаемая картина проецировалась на поверхность воды, полученной магическим путём.

Полностью запомнив сеть ходов, Эрика смогла разобраться в хитросплетениях подземного сооружения.

При наличии данной информации они смогли найти путь наружу с шокирующей скоростью.

Как только «Глаз ведьмы» достиг поверхности, девушки получили возможность наблюдать за смертельной схваткой между Святой Рафаэлло и молодым человеком по имени Дони.

Но так как заклинание улучшало лишь зрение, они не смогли услышать диалог бойцов.

Тем не менее, Эрика и Лилиана смогли всецело осознать насколько невероятным был парень по имени Дони.

— Несмотря на иные проблемы, нашей первоочередной задачей должно быть возвращение на поверхность.

Соглашаясь с мнением Эрики, Лилиана кивнула.

Два часа спустя Святая Рафаэлло встретила их в тот самый момент, когда они вышли наверх. Позади паладина небрежно стоял молодой человек по имени Дони, с обожанием обнимавший ненастоящий меч.

— Довольно много времени уже успело пройти, сударыня Святая Рафаэлло и Сир Сальваторе — выражаю свои глубочайшие извинения за то, что не смогла вовремя поприветствовать Ваше Величество, шестого Чемпиона.

Эрика кивнула в строгом соответствии с этикетом. Это не был услужливый и покорный поклон, но отсутствием манер он тоже не страдал.

Поведение, демонстрирующее уважение со стороны выходца из дома Бланделли.

— Полагаю, рождение итальянского богоубийцы это повод отпраздновать. В ближайшем будущем мы, «Бронзово-чёрный крест», обязательно пришлём нашего командора, чтобы выразить формальное приветствие. А пока, пожалуйста, примите приветствие от меня.

Лилиана также с готовностью выразила своё приветствие, как подобает рыцарю.

Истинно вдохновляющие и прямолинейные слова солдата.

Так как «Глаз ведьмы» не позволял слышать звуки, они не слышали разговора Дони и Святой Рафаэлло. Однако множества подсказок в сложившейся ситуации оказалось более чем достаточно, чтобы установить истинную сущность Сальваторе Дони.

— Они с тобой говорят, недоумок.

— Что? А разве обязательно такое уважение проявлять? А-а, вы Эленоа Блинделли и Лилана Куроникор, верно? Ко мне только что память вернулась, благодарю за всё то, что вы для меня сделали! — глуповато ответил молодой Дьявольский Король с подачи своего учителя.

Эрика безмолвно дала себе зарок держаться от него подальше.

С виду идиот, ещё и действует при этом, как дурак, никогда даже и не заподозришь, что это монстр.

Если держаться поблизости от него, то ничего хорошего из этого точно не выйдет!

В общем, уже почти настало время уходить. Эрика подала Лилиане знак взглядом.

«Подобающим образом прощаемся и бежим!»

— А вы здорово поняли настоящую суть Дони без всяких объяснений. Но есть кое-что, что вы упустили из виду. Получается вы, девочки, в столь короткий срок смогли использовать заклинание «Копия»?

Стоило Святой Рафаэлло заговорить, как Эрика с Лилианой встали, словно вкопанные.

Невероятно наблюдательная. Их уважение к великой предшественнице возросло скачкообразно.

«Копия» — магия высокого уровня, которая на короткий промежуток времени улучшала память, позволяя запоминать прочитанные тексты. Эрика и Лилиана разделили обязанности и запомнили по половине «Книги во славу свершений Давида» каждая, чтобы вынести её всю.

— Г-госпожа Святая Рафаэлло, мы ни в коем случае не делали этого из-за отсутствия к вам уважения. Как бы то ни было, ни один рыцарь не способен воспротивиться подобному искушению!..

— Э-э-эх. Ладно, позволю вам взять это взамен.

Не обращая внимания на поспешные извинения Лилианы, Святая Рафаэлло протянула раскрытую ладонь. На ней лежал железный ключ.

— Это ключ от маленькой церквушки во Флоренции! Под ней расположены катакомбы в виде лабиринта, защищаемые множеством ловушек. Там моя оружейная. Берите ключ, идите туда и берите, что захотите! — сказала Святая Рафаэлло со страдальческим выражением на лице.

— Что? — в замешательстве воскликнула сребровласая девушка-рыцарь.

Эрика же согласно кивнула в ответ на щедрые условия сделки, предложенные Святой Рафаэлло. В этой оружейной обязательно будут лежать знаменитые мечи-близнецы, магические клинки Куоре ди Леоне и Иль Маэстро!

— Ч-что вообще происходит, Эрика?

— Иными словами, госпожа Святая Рафаэлло дарует нам мечи-близнецы в обмен на то, что мы развеем заклинание «Копии». Полагаю, с нашей стороны неправильно такие желания лелеять, поэтому сделка равноценна.

— Слушай, учитель… раз ты уже вызвала мечи, ключ ведь уже не обязательно отдавать, так?

— Хмф, в этой оружейной куча разнообразных приспособлений для отваживания нарушителей, думаешь, туда легко пробраться?! Более того, если эта девочка достаточно искусна, то ей стоит пробить себе дорогу туда любыми средствами! — по-детски ответила паладин на вопрос своего ученика.

Услышав её ответ, Эрика сделала умное и осторожное предложение:

— С нетерпением жду испытание, ожидающее меня на пути получения выдающегося оружия. Но, если мне будет позволено, я хотела бы попросить об одном одолжении, госпожа Святая Рафаэлло.

— Одолжении?

— Да, мы надеемся, что вы со снисхождением отнесётесь к тем частям «Книги во славу свершений Давида», которые мы с рыцарем Лилианой запомнили сами, без использования заклинаний.

От этих слов Лилиана дар речи потеряла.

Самое первое, что они прочитали — это часть, которую можно было очень быстро запомнить. Она включала в себя слова заклинания Давида, оставленные после себя древним героем, достаточно мощные, чтобы ранить богов. Именно к этой части запомненного Эрика просила отнестись со снисхождением.

— Да мне уже всё равно! — Святая Рафаэлло начала кричать, словно скандалить собралась. — Эй, Дони, я отдам гримуар тебе на хранение! Заботься о нём как следует! Хмм, мне как-то не по себе оставлять его у тебя на руках, так что лучше кого-нибудь надёжного позже найду! Тц, чтобы я хоть ещё раз взяла на себя роль смотрителя этой книги, да никогда в жизни! Сплошные проблемы!

— Э-э, о чём это ты? Я что-то не совсем понимаю, учитель.

Они снова находились в Сан-Джиминьяно.

Прибыли сюда после того, как покончили с различными делами и попрощались с Сиром Сальваторе и Святой Рафаэлло.

— Прости, что заставила ждать, Эрика… Что думаешь?

— Надо же, подражание стилю Святой Рафаэлло смотрится совсем не плохо. Я бы сказала, что тебе очень даже идёт.

Две девушки решили отдохнуть и пили кофе в где-то в городе.

На некоторое время зайдя в уборную, Лилиана вернулась с новой причёской.

Сейчас её длинные серебряные волосы были завязаны в хвост. Увидев эти перемены во внешности своей подруги детства, Эрика высказала своё мнение без всяких оговорок.

— Правда? Хотя да, честно говоря, я тоже думаю, что мне очень даже идёт! — возбуждённо кивнула Лилиана.

Найти гримуар и так было довольно захватывающе, но, кажется, встреча с личным кумиром даже перевозбудила Лилиану. В качестве подготовки к предстоящим приключениям это хорошее начало.

Эрика посмотрела на ключ, данный Святой Рафаэлло.

— Итак, давай начнём готовиться к посещению катакомб под Флоренцией. Мы непременно должны заполучить себе эти два магических меча и сделать так, чтобы всем в Италии стал известен наш талант.

— А-а, ну да… Хотя, с другой стороны, — Лилиана кивнула, а затем вздохнула, — получение кое-чего ценного может принести известность, но всё это меркнет в сравнении с шокирующей новостью о рождении Чемпиона. Кто мог подумать, что подобный человек способен успешно убить бога…

— А ещё мне интересно, с каким богом он дрался…

Молодой человек, с которым они не так давно попрощались.

Воспоминания о его небывалом поведении, оставили у девушек сильные впечатления.

В этот момент зазвонил сотовый Лилианы.

— Многоуважаемый дедушка? Эрика, я на минутку. В чём дело? Что? Маркиз пожелал собрать своих ведьм и мико?

После непродолжительного разговора Лилиана нажала отбой.

Услышав кое-что, на что она просто не могла не обратить внимания, Эрика, не колеблясь, решила всё разузнать.

— Что произошло? Тот, которого ты и твой дедушка Маркизом назвали — неужели всё это как-то связано с Маркизом Вобаном?

— Ну-у, да, — с неохотой на Лице ответила Лилиана. — Какое-то время назад Маркизу потребовалось несколько десятков мико. Я сказала дедушке, что отправлюсь туда вместе с тобой, как только мы здесь со всеми делами покончим.

— Маркиз сказал, что ему нужны мико? Предугадать намерения Великого Дьявольского Короля с Балкан действительно трудно.

Сальваторе Дони и Деянсталь Вобан.

Ритуал призыва Зигфрида, который станет причиной конфликта между двумя Дьявольскими Королями. Пока что находящиеся в неведении о причинах будущего инцидента, две девушки начали обсуждать способы добраться до Флоренции.

Эрика предложила нанять машину с водителем, а Лилана растолковывала достоинства общественного автобусного транспорта в виде пунктуальности и невысокой стоимости.

Упрямо отказываясь идти на уступки, две девушки продолжали рьяную перепалку.

Примечания

  1. Туат(а) Де Дананн — Племя (Племена) / Народ богини Дану — четвёртое из мифических племён, правивших Ирландией. «Книга Арма» низводит это племя лишь до dei terreni, то есть сил земли, ведающих плодородием и водой, обитающих в холмах реках и озёрах. В таком понимании они именуются сидами, и сравниваются с фейри (феями) или эльфами.
  2. Георгий Победоносец (Святой Георгий, Георгий Каппадокийский, Георгий Лиддский)— христианский святой, великомученик, наиболее почитаемый святой с таким именем и один из наиболее известных святых в христианском мире. Существует множество вариантов его жития, как канонические, так и апокрифические. Согласно каноническому житию, пострадал во время Великого гонения при императоре Диоклетиане и после восьмидневных тяжких мучений в 303 (304) году был обезглавлен. Одним из самых известных сказаний о его чудесах является «Чудо о змие».
  3. Клив-Солаш (Claiomh Solais, Claidheamh Soluis, «Меч Солнца, Меч Света») (меч Нуаду) — меч легендарного короля Ирландии Нуаду Серебряная Рука, представителя племен Богини Дану, который невозможно было отразить. Одно из 4 сокровищ племен богини Дану. Также отождествлялся с более поздним Экскалибуром.
  4. Порта Романа, или Римские ворота (итал. Porta Romana) — памятник архитектуры, часть древней крепостной стены во Флоренции. Это самые южные ворота средневековой Флоренции. От них начиналась дорога, ведущая в Сиену и Рим. Находятся на стыке Римской улицы и улицы Серальи на площади Кальца.
  5. Медичи (ударение на "е") — олигархическое семейство, представители которого с XIII по XVIII век неоднократно становились правителями Флоренции. Наиболее известны как меценаты самых выдающихся художников и архитекторов эпохи Возрождения. Среди представителей семьи Медичи значится четверо римских пап — Лев X, Пий IV, Климент VII, Лев XI, и две королевы Франции — Екатерина Медичи и Мария Медичи.
  6. Сан-Джиминьяно — один из самых живописных и посещаемых туристами городов Тосканы, административного региона Италии. Население 7105 жителей (2005 год). Расположен в 39 км к юго-западу от Флоренции на вершине холма высотой 334 м. Достигнув наивысшего расцвета во времена Средневековья, с тех пор город мало изменился и замечательно сохранил свой средневековый облик, включая городские стены и четырнадцать каменных башен — «небоскрёбов средневековья». C 1990 года исторический центр Сан-Джиминьяно входит в число объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.
  7. В процессе против Ордена тамплиеров в 1307 году используется в качестве имени одного из сатанинских божеств, которому, согласно расследованию инквизиции, поклонялись на тайных ритуалах рыцари. Исторически подтвердить или опровергнуть обвинение не представляется на данный момент возможным. В Бафомете священники увидели самого дьявола, и обвинили тамплиеров в ереси, после чего глава ордена Жак де Моле и все его руководство были сожжены на костре, а остальные сбежали. Существует высокая вероятность, что поклонение тамплиеров Бафомету было надуманным, и эту информацию специально распространяли сами инквизиторы, чтобы найти повод обвинить тамплиеров в ереси, и тем самым решить те проблемы, которые создавал их орден для власти короля Франции Филиппа IV и самой Римской Церкви.
  8. Мадианитяне — полукочевой народ, упоминаемый в Библии и Коране. Считались потомками Авраама (от его третьей жены Хеттуры через его сына Мадиана). Обитали на Синайском полуострове и на северо-западе Аравии от Моава на севере до Красного моря на юге.

Комментарии