Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5. Целого мира мало — повседневная жизнь Кусанаги Годо

Часть 1

Кусанаги Годо был парнем, у которого о личной жизни нет таких секретов, о которых нельзя было бы рассказать.

Никаких любовниц, которых надо от друзей скрывать, или фетишей, которые на всеобщее обозрение выставлять нельзя. Да и касательно его рождения никаких тайн не было.

Вот почему, когда Мария Хикари задала ему один вопрос, он тут же ответил.

— Эмм, онии-сама, раньше ты как-то упоминал, что время от времени подрабатываешь, а что у тебя за работа?

— У меня несколько подработок, но все они вполне обычны…

Приятное осеннее утро субботы.

Перед тем, как пойти на свою дневную подработку, Кусанаги Годо заглянул в святилище Нанао.

Так оказалось, что его работа находилось у станции Тораномон. Годо как раз надо было время убить до появления на рабочем месте, и, в любом случае, если в святилище сходить, то он сможет встретиться с сёстрами Мария.

— Физическая работа, обслуживание клиентов, подсобная помощь, что-нибудь простенькое, — вспоминал Годо свои предыдущие подработки.

Среди них бывали и несколько специализированные занятия. Но, честно говоря, попробовав поработать там, он решил, что и они вполне обычны. Естественно все его обязанности не выходили за рамки подработок.

Было бы действительно не очень, если бы пришлось углубляться в более конкретные объяснения.

— Сегодня ты где-то рядом работаешь, да? А что именно делать надо?

Спросившей была Юри.

Её жест — аккуратный наклон головы вбок — создавал очень сильное впечатление благородной принцессы.

— Знакомый моего дедушки и умершей бабушки владеет старым книжным магазином где-то в окрестностях. Обычно для перемещения товара он пользуется лёгким грузовичком, но сейчас, из-за травмы бедра не может этого сделать. Из-за чего меня и попросили помочь.

На самом деле это и работой-то не назовёшь, оплачивалась по минимуму.

Денежный вопрос здесь Годо не особо заботил, он обещал помочь больше по той причине, что это был знакомый его дедушки.

Но даже так — это лучше, чем ничего.

Подобным образом он сможет расширить круг своих знакомых, которые, вполне возможно, помогут ему найти ещё какие-нибудь подработки или выручат, когда трудно будет.

Например, этим летом он смог накопить на поездку в Сардинию, благодаря подработкам, которые были найдены через связи.

Даже в магическом мире, как Чемпиону, Годо множество раз помогали Эрика, Юри, Лилиана и Эна — все они его надёжные друзья и связи.

Годо в очередной раз ощутил, что эти связи для него крайне важны.

— А у меня на самом деле никогда подработок не было, — несколько застенчиво произнесла Юри.

— Но разве ты не работаешь здесь, в святилище?

— Это всего лишь моя обязанность в качестве химе-мико… вот так, и мне немного завидно, — призналась прекрасная химе-мико.

Это вполне соответствует имиджу Ямато Надэсико и оберегаемой молодой леди, наверное, одно из скромных желаний девушки.

Понимая её точку зрения, Годо не мог не улыбнуться, и Юри тихо вернула ему свою ответную улыбку. Таким образом, между ними произошёл обмен улыбками.

— О. Тогда в этот раз, почему бы тебе не пойти и поработать вместе с онии-самой, онее-чан?

Выдвинувшей неожиданное предложение оказалась не кто иная, как Хикари.

— На своей первой подработке ты сможешь провести с онии-самой больше времени, разве это не хорошо? В семейном ресторане или другом заведении, например, разве не здорово будет? А потом я загляну и компанию онии-саме составлю!

— Хикари! Не стоит говорить, что вздумается, — попеняла старшая сестра младшей.

Правда, при этом Юри взглянула на Годо несколько взволнованно.

— А… Ясно. Подработка вместе с Марией, хм…

— И-извини за это, Годо-сан. Хикари просто безответственно ляпнула. Н-но.

Юри была в нерешительности и выглядела смущённо, а выражение её лица оказалось очень милым.

— Если получится, и представится такая возможность, я, конечно, была бы не против — получу какой-то новый опыт… Ч-что ты думаешь?

«Подработка вместе с этой принцессой. Будет не так уж и… Нет, это вполне может стать очень приятным событием».

И только Годо хотел сказать, что как раз сейчас возможность подходящая, как до него кое-что дошло.

— Если подумать, то предстоящая работа совсем не подходит для девушки.

— А-а, работа, которую только мужчина может выполнить?

— Нет, нельзя сказать, что она чисто мужская, просто для выполнения девушкой она мало подходит.

Отвечая Хикари, Годо поскрёб голову.

И хотя работа требует вполне обыденных действий, будет странно просить Юри присоединиться к нему. В общем, надо всё обдумать.

— Эти обыденные действия, о которых ты упоминал — да как вообще такое описание за приемлемое можно считать.

Время после десяти вечера.

Покончив с работой, Годо вернулся домой, на торговую улицу третьего района Нэдзу.

По пути он столкнулся со своей подругой детства, Токунагой Асукой, дочерью владельца суши-бара. Именно она сказала ему вышеупомянутые слова.

— Ни с того, ни с сего взяла и обозвала меня человеком без здравого смысла… — с досадой произнёс Годо.

Когда ему первым делом подобные слова при встрече говорят, естественно, это раздражает.

— Знаешь, когда тебя спрашивают, что ты перед этим делал, надо отвечать: «Подрабатывал в старом книжном магазине». А если бы я спросила, чем там заниматься надо было, и сколько платили, то на это тебе надо отвечать: «Полдня таскать книги за оплату в три тысячи иен». На вопрос, а не слишком ли это мало, ответ должен быть: «Дело не в деньгах. Это же нормально, разве нет?» — откровенно и с энтузиазмом продолжила Асука.

И хотя выглядела она при этом несколько свирепо, но всё равно оставалась прелестной молодой девушкой. Её длинные волосы были завязаны в два хвостика, торчащие с обеих сторон головы. Причёска, которую она носила дольше всего.

Пока его подруга детства делала очередной вдох, Годо воспользовался шансом прервать её.

— Но я же не сказал ничего странного?

— Сказал, — тут же последовал убийственный ответ.

Часть 2

На следующий день после произошедшего, в воскресенье.

Обычно общий сбор семьи Кусанаги представлял собой состав из Годо, его сестры Шидзуки плюс их дедушка, всего трое. Мама обычно была очень занята на работе или своими личными делами, поэтому часто отсутствовала, в то время как отец перестал жить с ними после развода.

Но сегодня во время обеда у них было чуть более людно, чем обычно.

Редко появлявшиеся родители отсутствовали, зато вместо них неожиданно добавилось три человека.

— Ваа… эта ветчина просто великолепна!.. — похвалила Кодзуки Сакура, поглощая толстый бифштекс из ветчины.

Так как использовалось высококачественное мясо, не требовалось особых умений, чтобы раскрыть его выдающийся вкус.

— Это Маё принесла. Эта девочка не часто дома ест, ну разве не досадно? Хорошо, что сегодня у меня получилось дать Сакуре-чан и всем вам попробовать.

Говоривший благодушным тоном был Кусанаги Ичиро, который также и саму ветчину готовил.

Он не из тех людей, которые станут обязательно вмешиваться в чужие дела. Однако периодически он протягивал другим руку помощи, это была одна из его сильных сторон.

Данные черты характера Ичиро проявлялись посредством его тона и выражения лица.

— Кстати, Сакура-чан, сегодня ты пришла из-за того, что тебе надо от Годо что-нибудь?

— Нет. Так вышло, что у меня свободная минутка появилась, поэтому я и заглянула. В последнее время и моя подруга Фуюхиме-чан тоже говорит, что ничем не занята. А я, если чувствую себя одиноко, всегда могу навестить Годо-куна, Шидзуку-чан и дедушку, вы все мне так нравитесь.

— Вот как? Рад слышать. А, если хочешь, у нас ещё довольно хороший сыр есть.

— Что, правда?! Уху-ху, прямо обеденный праздник, такое меню, как у папы, когда он вино пьёт!

Ичиро и Сакура вели гармоничную беседу.

С начала сентября кузина Сакура частенько навещала дом семьи Кусанаги.

О Годо и Шидзуке даже упоминать не стоит, но даже их дедушка непринуждённо присматривал за этой их юной родственницей и помогал ей.

— Ещё бы чуть-чуть, и он бы стал тем, кто ведёт вполне обычную жизнь… — тихо пробормотал Годо сам себе.

Но кое-кто его услышал. Шидзука, которая сидела рядом с ним.

— И хотя я полностью согласна, но и полки в сердце онии-чана с лёгкостью способны вмещать неподъёмные количества. Берёшь и выбрасываешь или тянешь к себе…

— Ты что вообще сказать пытаешься?.. Нечего описывать меня, словно я какой-то странный тип.

— Хмф… Онии-чан бо-о-о-лее чем странная личность.

Так вот перешёптывались брат с сестрой.

И хоть младшая сестра любила придираться, а старший брат при этом её не понимал, они двое вполне хорошо ладили.

К делу не относится, но то, что Сакура сказала ранее, комментарий про обеденный праздник, был абсолютно верен.

Сегодняшний обед с вяленой ветчиной, сосисками и импортным сыром — за всё это надо благодарить их мать, Кусанаги Маё, принёсшую упомянутые продукты домой. Заодно с вином и бренди известных марок…

Всё это были подарки от мужчин, истинная демонстрация её титула роковой женщины.

А ещё их отец, Гендзо прислал Шидзуке и Годо открытки.

Он хоть и не рассказывал в них, чем занимается, но все они были посланы из южного полушария, из Кейптауна. На одной из них было написано «Куда бы я ни пошёл, я брожу, потерянный. Но я всегда буду здесь, друзья». Никто не понял, что он имел в виду.

— Их отец, что же он на самом деле за человек такой?.. — пробормотала Лилиана, читая открытку, оставленную на столе. — Такое ощущение, что тут какое-то послание скрыто… но при отсутствии у меня опыта, сейчас я даже малую часть расшифровать не могу.

— Всё в порядке. Потому что даже мы ничего тут не понимаем.

— В любом случае, он из тех, кто думает лишь о том, чтобы круто смотреться со стороны. Не стоит тебе об этом беспокоиться.

Тут же ответили брат и сестра, на что со стороны Лилианы последовало «Ха?..»

Похожая на фею восточноевропейская красавица с завязанными в хвост серебряными волосами.

Хоть и в конструкционно изменённом, но при этом сохраняющем чисто японский стиль доме семьи Кусанаги, Лилиана смотрелась несколько не к месту, так сказать. Тем не менее, в последнее время, из-за её непрестанных посещений этого дома, чувство того, что она здесь не к месту, совершенно испарилось.

— Но онии-чан тоже очень сильно уровень повысил.

Место действия — гостиная дома семьи Кусанаги. Все собрались вокруг обеденного стола. Годо зажат между своей сестрой справа и Лилианой слева.

Свою фразу Шидзука произнесла, ехидно смотря на место, занимаемое Годо.

— В открытую приводишь одну из своих девушек, чтобы пообедать в кругу семьи. Вот интересно, а дедушка в прошлом совершал поступки подобного уровня?

— Вот дура. И с каких это пор у тебя эти странные и неправдоподобные выдумки появились?

— Кусанаги Годо. Я не могу согласиться с твоим словесным оскорблением кровной родственницы. Хотя ситуация к подобному и располагает, Шидзука-сан действительно имеет несколько превратные представления о положении дел.

Ехидство Шидзуки нарвалось на двойной удар Годо и Лилианы.

«Перво-наперво, дед не особо много близких женщин домой приводил, так как вину за собой чувствовал. Прошу, не надо меня с ним сравнивать».

— Если собираешься как-то объясниться, то я слушаю…

— Объясниться? Не стану я этого делать. Лилиана и я, как было только что сказано, мы просто очень хорошо ладим, хорошо бы ты думала о нас, как об очень дружных приятелях. И именно потому, что у нас такие отношения, приходить к нам в дом и встречаться с семьёй вполне нормально, разве нет?

— Да, словно два крыла одной птицы, наши пути не разойдутся.

Прекрасная взаимная координация. Даже дыхание практически синхронизировано.

В точности следила за направлением его взгляда, чтобы информировать о возникающих проблемах и давать советы. Естественно, также предпринимала надлежащие меры и являлась решающей силой на передовой.

Для командира команды, для Короля, Лилиана может быть идеальной помощницей.

Именно такие мысли посещали Годо в последнее время.

— Так как для нас совершенно естественно быть вместе, я не испытываю по этому поводу даже малейших угрызений совести. Наши мысли чисты. С другой стороны, раз ты думаешь, что у нас аморальные взаимоотношения, то разве это не у тебя какое-то неверное восприятие ситуации, Шидзука-сан? Пойми… А, кстати, я тут вспомнила, — Лилиана неожиданно начала шептать Годо. — Давай в понедельник используем для приготовления обеда продукты, которые мне дали. Я сообщу Марии Юри, а что касается Эрики, то я скажу Карен предупредить Арианну, которая ей готовит. Пожалуйста, хотя бы иногда угощайся блюдами, которые я приготовила своими руками.

Пока Лилиана тихо шептала так, словно секрет рассказывала, её лицо приобрело лёгкий румянец.

Эта комбинация невинности и учтивости выглядела действительно мило.

Что же касается продуктов, то тут речь шла о словах дедушки около часа назад. Он обратился к часто заходившей к ним Лилиане и сказал: «Вот несколько сувениров», — после чего дал ей кое-какие продукты, изначально подаренные их матери.

Сребровласая девушка-рыцарь изменилась и вела себя уже не так, как раньше. Она больше не пыталась получить главенство на кухне семьи Кусанаги.

А ещё она стала более мягкой, девушкой, в компании с которой другим было приятно находиться. «Она обязательно станет хорошей женой и матерью», — мельком проскочила у Годо мысль.

— Хмм. Хорошо, буду ждать с нетерпением.

— Да, пожалуйста.

— Кхм-кхм. До чего дошло уже, а, прямо на виду у семьи обсуждает дела управления своим кругом девушек!

— Ху-ху-ху. Годо-кун и правда прекрасно со всеми ладит, это так весело!

В то время, как Шидзука не знала, что и сказать, Сакура радостно улыбнулась.

Кстати, около месяца назад Годо говорил своей кузине следующее: «Лилиана вернулась в Милан по семейным обстоятельствам!»

Очередная неожиданная встреча двух девушек заставила Годо и Лилиану понервничать, но Сакура приняла всё происходящее за чистую монету.

«Из-за определённых изменений различных обстоятельств я снова вернулась в Японию».

«А, ясно… Тогда снова позаботься обо мне».

В ответ на их неуклюжее спонтанное объяснение, обладавшая всепоглощающе прекрасным сердцем кузина Годо приняла всё с улыбкой.

Кажется, Лилиана тоже поняла, как иметь дело с Сакурой. Даже если та продолжала донимать их просьбами «я хочу, чтобы вы научили меня магии», у них получится искусно отвадить её.

— И хотя тут всегда так, но в этом доме уж точно оживлённо, да… — тихо сказала сама себе Токунага Асука, подруга детства Годо.

Да, сегодня гостей трое. И третьей как раз была Асука.

— Правда, тут особо шумных людей нет, но каждый раз в этом доме я ощущаю себя непринуждённо… И даже решить не получается, я против этого или за.

Суши-бар, которым владела семья Токунага, назывался «Току-суши».

Хозяйка (мать Асуки) послала сюда свою дочь кое-какие вещи доставить.

Было бы невежливо, если бы они просто так взяли у владельцев суши-бара превосходно отобранное качественное сезонное филе тунца.

Поэтому Асуку пригласили присоединиться к застолью в гостиной и тоже дали ей кое-какие сувениры.

— Что ж… как я и думала, я, в общем-то, обычный человек… и хотя один на один я могу неплохо справляться с Годо и их дедушкой, но со всей семьёй Кусанаги, если они вот так хорошо ладят друг с другом, всё просто ужасно. Такое ощущение, что и Шидзука-чан тоже позволяет своему нраву прорываться наружу, — серьёзно произнесла Асука, тихо наблюдая за всеми членами семьи, собравшимися в гостиной.

Даже при том, что она всегда вела себя довольно агрессивно, на целый спектакль со стороны семьи Кусанаги девушка только и могла, что ошарашенно смотреть. Чуть раньше, когда они спросили её, что с ней, Асука тут же ответила: «Я устала».

— Чт?! Не описывай меня так, словно я такая же, как и другие члены семьи Кусанаги!

— Хмм. Как бы это сказать… похоже, тут очень сильное влияние генов тёти Маё, да…

Парируя комментарий Шидзуки, Асука, кажется, горящими глазами посмотрела на Лилиану, а затем её взгляд сместился к кузине брата и сестры, к Сакуре.

— Неужели существует возможность того, что теми, кто в конце останется с Годо, будут эти… — шепотом сорвалось с её губ загадочное предположение.

Рассматриваемая при этом личность, Сакура, с улыбкой на лице обратилась к Годо:

— Слушай, Годо-кун. А на следующей неделе у тебя свободное время найдётся? Мы уже давно не виделись с Фуюхиме-чан, и сейчас я обязательно хочу передать ей письмо. А ещё я хочу прогуляться вместе с Годо-куном. А, если это не будет проблемой, то, как насчёт того, чтобы с нами пошли Лилиана-сан и другие твои школьные друзья? Если все вместе пойдут, думаю, это точно будет весело.

Часть 3

Даже вечером воскресенья Годо подрабатывал.

Место работы располагалось где-то в окрестностях Амэёко в Уэно. В этом оживлённом районе были сконцентрированы рестораны, бары, залы пачинко, капсульные отели и сауны.

Шумная улица полная какой-то необычной двусмысленности и энергии.

Сегодняшняя подработка была «немного особенной». Когда солнце уже садилось, Годо появился на пятом этаже офисного здания неприглядного вида, в баре с названием «Три спины».

В этом баре не было какой-то особенной системы членства.

Но при этом заполнен он был лишь постоянными посетителями, и новые клиенты в этом заведении практически не появлялись.

Владелец бара, одновременно являвшийся и барменом, говорил: «Это хоть и скромный бизнес, так или иначе, на жизнь мне хватает». Он совсем не собирался как-то менять свой спокойный стиль ведения дел.

Перед началом работы бара, больше похожего на место, где можно скрыться, Годо зашёл в зал самого заведения и переоделся.

Это был бар без какого-либо офисного помещения или подсобки. Прямо в зале, ещё до появления посетителей, Годо поспешно надел белую рубашку, галстук и жилетку. Как у бармена.

— Ладно, начну с уборки.

— Хорошо, я на тебя рассчитываю. А, как закончишь, помоги мне с подготовкой товарных запасов.

Владельцу было где-то между тридцатью и сорока. Подтянутый и хорошо выглядевший мужчина.

Его навыки бармена просто исключительны, даже готовка, которой он занимался всего лишь в качестве хобби, тоже была изумительна.

Наниматель Кусанаги Годо. Такое описание можно дать Янаги-сану.

— Да… Необычно получается. У вас же сегодня встреча назначена, и вы всё равно пришли?

Всегда, когда Янаги-сан делал приготовления для готовки, Годо заканчивал с уборкой.

Так обычно всё и проходило перед открытием.

— Разве это была назначенная встреча? Чуть раньше мне на сотовый пришло сообщение от Даки-сана. Там говорилось: «Сегодня я хочу поесть паэльи и пиццы с морепродуктами. Рассчитываю на тебя». Ну и от других завсегдатаев просьбы были — на то, чего нет в нашем меню.

Горько улыбаясь, Янаги-сан доставал продукты из магазинного пакета.

Обычно подобные заведения не предлагали блюда, усердно приготовленные шеф-поваром. Бары являлись теми местами, где больше всего наслаждаются выпивкой…

Такова была позиция Янаги-сана.

Так как это был бар в западном стиле, то, судя по всему, меню у него тоже в западном стиле, с вином и тому подобным. Наверное, все думали, что если попросить японское или китайское блюдо, то в этом будет отказано.

— И из-за этого у нас будет больше работы, чем обычно. Рассчитываю на твою помощь.

Янаги-сан вообще голос не повышал, он был добрым работодателем.

На самом деле он был другом мамы Годо. Накануне летних каникул Годо, который искал подработку, спросил маму: «Есть что хорошее, что ты порекомендовать можешь?» На это последовал ответ: «Есть у меня знакомый, который не возражает против несовершеннолетних, если те сами готовы работать». После чего Годо был представлен нанимателю.

И хотя он думал, что ученику старшей школы получить эту работу невозможно, Годо всё равно пошёл на собеседование.

— Кстати, Янаги-сан, почему ты нанял такого, как я?

— В основном, я сам с этим баром как-то управляюсь. Ребёнок, который на полном серьёзе хочет стать барменом — я не планирую, да и не могу позволить себе взять такого в ученики на полный рабочий день. Поэтому мне нужен был кто-нибудь, кто поможет, когда работы намечается чуть больше. К тому же…

Янаги-сан явно был не только хорошим человеком.

Годо понял это, когда тот переписал его резюме, изменив возраст на величину больше восемнадцати, и сказал: «Ты, я тебя возьму».

— Я подумал, что будет неплохо, если со мной поработает наивный и послушный паренёк… Похоже, твоё присутствие заставило меня позабыть об утомлении и усталости даже больше, чем я ожидал. Хе-хе, просто оставайся ничего не понимающим самим собой, в конце концов, это одно из твоих достоинств, Годо-кун.

«Ну, иногда он бормочет что-то странное».

А, может, всё так, как один раз сказал постоянный клиент Хидеко-сан: «Хозяин, ты явно к такому тяготеешь, ага. Твоё поведение слишком уж влюбчивое!»

Наверное, в этом всё дело. Но Годо не слишком об этом беспокоился.

Условия работы и оплата здесь были хороши, Янаги-сан ему нравился, да и постоянные клиенты бара тоже. А раз так, то Годо был более чем доволен.

Всегда есть за и против.

В зависимости от ситуации, иногда небольшое нарушение правил вполне приемлемо.

Неосознанно проявляя подобные черты, Годо продолжал исполнять свои сегодняшние рабочие обязанности.

Ещё раз стоит упомянуть, что, работая здесь, он смог найти другие подработки и приобрести новые знакомства. Как Годо и предполагал, уходить отсюда будет немного жаль из-за небольшого чувства вины.

«Годо-чан, могу я в следующий раз рассчитывать на твою помощь в бейсболе на траве?»

«Я планирую отправиться собирать травы в самые дебри горы Онтакэ. Я тебе как за подработку заплачу, поможешь?»

«В следующем месяце проводится одно событие по дегустации вина. Давайте все пойдём. Хозяин, Годо-чан, давайте с нами!»

«Слушай, мне на следующей неделе в большом количества нужна мужская сила, чтобы инвентаризацию провести. Ты же говорил, что подработку ищешь?»

«У меня тут на реке Тонэгава одна скрупулёзно проработанная программа запланирована… И я ищу мужчин, уверенных в своих физических возможностях».

«Я хоть и не смогу заплатить тебе столько же, но приходи на следующее преставление и начало продаж нового продукта — продавцом у меня поработаешь».

Среди всей болтовни за барной стойкой и такие вот предложения поступали.

Пока Годо помогал Янаги-сану полировать бокалы, расставлять бутылки спиртного и мыть столовые приборы, к нему обращалось множество голосов.

Просто до этого Годо как-то обратился к постоянным посетителям с просьбой: «Пожалуйста, расскажите мне о хороших подработках, которые вам известны».

А затем, он даже и понять этого не успел, как стал известен среди завсегдатаев в качестве «молодого физически сильного человека, который не отлынивает, прекрасно всё схватывает и в настоящее время находится в поисках подработки».

В последнее время больше половины подработок Годо было предложено ему именно здесь.

Вообще, кроме работы и другие предложения были, и, вроде как, интересные среди них попадались, время от времени.

Хотя сам Кусанаги Годо считал себя выносливым человеком, иногда ему просто хотелось забыть о школе, о своей жизни в качестве Чемпиона, и отдохнуть от вышеперечисленного.

Итак, рабочий день подошёл к концу.

После закрытия бар был вычищен и прибран.

Время уже к двенадцати ночи приближалось. Ещё чуть-чуть и день календаря сменится на понедельник.

Обычно, когда бар закрывался, его угощали ужином. Но сегодня они много готовили и ингредиентов не так уж и много осталось.

Таким образом, попрощавшись с Янаги-саном, который считал выручку, Годо ушёл.

«Пойду домой, когда перекушу чего-нибудь, да хотя бы и лапши».

Кстати, его бейсбольный приятель Руи сказал, приглашая: «Если ты не против после подработки, то тут один интересный фестиваль проходит, хочешь сходить? Позовём ещё Миуру-куна и Накаяму-куна. Всё равно мы все там рядом живём».

Но сегодня… Вот если бы на следующей неделе, то было бы нормально…

С такими мыслями Годо сел на свой горный велосипед и поехал к улице Касуга.

Он двигался мимо Уэно Окачимачи в направлении Юношимы весь путь до третьего района Нэдзу, который шёл параллельно улице Шинобадзу. Стандартный и регулярный маршрут. Дорога, которая хорошо ему знакома, так как он постоянно ездил по ней на работу и обратно.

Но…

Сегодня путь ему преградили какие-то парни, с которыми он не был знаком.

Их было трое. Все одеты в какие-то дикого вида наряды.

Полностью жёлтые с головы до пят — это гоночные костюмы что ли?

Когда-то давным-давно он такие видел. Годо вспомнил один фильм со звездой кунг-фу в главной роли. И ещё в одном боевике, в котором красавица-блондинка с японским мечом жаждала отомстить.

— ХООООААААА…

Из глоток данной троицы вырывалось угрожающее дыхание.

А затем они приняли странные стойки, похожие на стойки из кэмпо.

Стоя прямо перед Кусанаги Годо, они сверлили его взглядами. В их глазах читалась враждебность и жажда крови.

«Ясно. Засада, более того нападение под покровом темноты».

Разобравшись в ситуации, Годо остановил велосипед.

Часть 4

— Если у вас есть, что сказать, то я вас выслушаю, но только на этот раз, — обратился всё ещё сидевший на велосипеде Годо к этому странному трио.

Он был в меньшинстве. Поэтому не хотел терять своё преимущество в мобильности… Спокойно учитывая данные факторы, Годо обнаружил, что ситуация становится всё более и более неприятной.

«Ощущение того, что навлекаешь на себя чей-то гнев, это… В общем, есть там что щепетильное или нет, даже если это недовольство, угрозы или обида, нет у меня желания убегать от этих парней, которым, похоже, есть, что сказать».

Ясно же, что сейчас как раз и достигнут один из вышеупомянутых вариантов недовольства.

Поэтому сначала требуется продемонстрировать своё спокойствие.

Но троица ему не ответила.

— Шааааа! Хуууу! Хаааа!

Снова грозное дыхание, за которым последовал выкрик. Словно голос какой-то странной птицы.

Никаких переговоров, значит. В их руках были сжаты опасные инструменты. Пеньковая верёвка, наручники, а ещё наполненный жидкостью шприц.

Неужели они решили схватить Кусанаги Годо?

Как только он всё это увидел, Годо сразу же поставил ногу на педаль своего велосипеда.

Он ускорился в одно мгновение и рванул прямо в середину этой троицы, на парня в центре!

Столкнувшись с неожиданным нападением, странное трио пришло в нерешительность и в спешке разбежалось в стороны.

Куда мог, туда Годо и рванул на своём велосипеде. Ещё большее ускорение. Он с лёгкостью прорвался через преграду в виде преграждавшего путь трио.

Всё прошло гораздо быстрее, чем Годо ожидал, и он почувствовал, как напряжение спадает.

Но вскоре он сменил мнение.

Оставленные позади парни начали погоню с огромной скоростью. Троица ехала на велосипедах для бабушек, на которых обычно по городским улицам катаются, и на педали они жали изо всех сил!

Годо ехал на горном велосипеде.

В том, что касается веса, он был легче обычных дорожников, и должен бы быть более чем лёгким, в сравнении с велосипедами для бабушек. Количество передач тоже разное. Поэтому у него возможностей для разгона должно быть больше.

Несмотря на это, трио на велосипедах для бабушек постепенно сокращало разрыв.

Разница в силе ног — вряд ли. Это явно разница в их настрое.

То, что приближалось сзади, являлось не просто троицей. Они прямо излучали ауру, которая словно говорила: «Во что бы то ни стало, но мы тебя поймаем!»

Ощущая давление преследователей, Годо продолжал движение вдоль берега озера Шинобазу.

В это самое время один из троицы выкрикнул:

— ФУАААААА!!!

Клич силы духа. Возможно, это был боевой клич с целью перенаправить и использовать всю мощь физического тела.

Один из велосипедов для бабушек невероятно ускорился.

В результате он нагнал горный велосипед Годо и поехал бок о бок с ним. А затем странный парень спрыгнул с бабушкиного велосипеда.

Да, он нацелился прямо на Кусанаги Годо, ехавшего рядом!

Прямо как летящее тело-пресс. Словно это был мексиканский профессиональный борец, искушённый в воздушных убийственных приёмах, plancha suicida*.

Великолепная и, более того, губительная для исполнителя атака.

— УААААААА?!

Приняв на себя самоубийственный удар типа «сделай или умри», Годо был сброшен с велосипеда.

— О-о-о-кххх…

Постанывая, Годо начал подниматься.

Он заработал ссадины на разных частях тела. Что-то подобное, по сравнению с ранами, которые ему наносили в смертельных битвах до этого, не более чем царапины, но…

Рядом с ним странная личность, провернувшая убийственную воздушную атаку, тоже стала подниматься.

Нападавший получил травмы того же уровня. Кажется, ничего серьёзного, типа переломов.

Более того, два его соратника нагнали их на своих велосипедах для бабушек. На этот раз они не просто преградили ему путь. Было проведено полное окружение, которое отрезало любые пути отступления.

Время хуже не придумаешь, и ситуация вырисовывалась мрачная. Но при этом Годо озадаченно склонил голову набок.

Сколько бы всё это ни длилось, у него не было уверенности, что получится использовать воплощения Веретрагны. Иначе говоря, так как перед ним обычные люди, его сила не активируется. И при этом вся эта погоня.

Если бы противниками были Лю Иньхуа, Эрика или другие, то его бы просто бегом смогли догнать и перехватить.

«А эти парни, кто они вообще такие?!»

Стоило только ему об этом подумать, как на сцене появилась кавалерия.

— Твоё Величество, ты в порядке?! Я сейчас же избавлюсь от этих ребяток, просто держись!

— Годо, твой рыцарь продемонстрирует свою доблесть и красоту на поле боя, смотри же на меня внимательно!

Пара, явившаяся из ночной тьмы, оказалась прекрасно знакома Годо.

Химе-мико меча, Сэйшууин Эна.

А второй, естественно, оказалась Эрика Бланделли!

В последовавшей за этим потасовке не было ничего такого, о чём бы стоило особо упоминать…

Например, Эна вырубила загадочного человека А ударом ладони в челюсть.

Эрика великолепным ударом обратной стороной руки врезала загадочному человеку Б прямо по лицу, заставляя жертву мучительно потерять сознание.

Что же касается загадочного человека В, то Эна провела эффектный удар ногой с разворота, довольно простой, но его убийственная мощь казалась абсурдно высокой. Она безжалостно впечатала свою ступню прямо в солнечное сплетение.

Тут же и Эрика подоспела со своим не сильно практичным ударом ногой в длинном прыжке. Она воспользовалась единственным эффективным в реальном бою приёмом, заявляя о своём мастерстве уличного бойца — удар коленом в прыжке, и пришёлся он прямо в висок В. Более длинное и подробное описание, скорее всего, будет излишним.

Таким вот образом странное трио попадало без сознания.

Искоса глянув на лежащих, Годо, Эрика и Эна посмотрели друг на друга.

— Спасибо, вытащили меня из этого… но, почему вы здесь?

— Как так вышло, не имеет значения, но один человек совершенно случайно сказал мне, что Эна-сан приехала в Токио.

Первой беззаботно заговорила Эрика.

«Случайно», ага», — подумал Годо.

Тут явно переплелось и сложилось несколько неизбежных факторов, вот, что означало это «случайно». Например, полагаться на кого-то в предоставлении информации.

— В токийском районе Асакуса ведь додзё какое-то есть, так?

— Додзё сенсея по прозвищу Зелёный Дракон. Эну и Амакасу-сана… иными словами, людей от Комитета компиляции Истории. В Асакусе это Зелёный Дракон-сенсей, в Сетагае это Белый Тигр-сенсей, в Азабе это Красная Птица-сенсей, а в Оуджи это Чёрная Черепаха-сенсей, всего четверо. Они в качестве помощников-инструкторов, учили Эну и остальных различным боевым искусствам.

— Это кто-то, вроде тебя?..

Те, кого перечислила Эна, все они имели лишь странные имена.

— Ну да. Что касается боевых искусств, эти люди куда лучше Эны. Что-то типа Четырёх Небесных Королей имперской столицы. В любом случае, перед тем как заглянуть к Твоему Величеству и Юри, я появилась в додзё и меня всякое спрашивали.

— Всякое?

— Помощник-инструктор Зелёный Дракон-сенсей, например, и другие ученики. Они спросили, собирается ли, наконец, Эна стать женой.

Идеальная и безупречная красавица, прямолинейная и энергичная, именно такой была Сэйшууин Эна.

И такая вот девушка произнесла слова выше, застенчиво краснея. Необычное, поведение, отличающееся от её привычного, и это было невероятно мило.

— Ж-женой?

— Да… Все, судя по виду, кажется, слышали о Твоём Величестве. «Ты уже беременна?», «Твои тренировки невесты нормально идут?», например, меня много чего неудобного спрашивали…

— Чтоооо?!

Эна говорила, несколько потупив взгляд. Это выглядело довольно свежо и удивительно.

Она была одета в свою стандартную одежду — форму неизвестной школы.

Не то, что обычно следует надевать по воскресеньям. Девушка, которую не особо заботил её внешний вид. И, тем не менее, подобная девушка невинно выражала свою любовь к Кусанаги Годо. Радостное чувство обладания столь близкими отношениями передавалось напрямую.

Само собой, он был рад этому, но… Годо пребывал в смятении.

И что ей отвечать — его это беспокоило, ведь насчёт ответа он ничего решить не мог. И, кроме того, слова «беременна» и «тренировки невесты», о чём речь вообще?

Различные обязанности, которые исполняли Эна и другие девушки и так представляли собой довольно суровую реальность.

Но тут пока рано что-то комментировать.

Рядом с нерешительным Годо заговорила Эрика, имевшая несколько раздражённый вид:

— Да уж. И вот об этом их разговоре в додзё я узнала совершенно случайно. Именно по этой причине я подумала, что обязана исправить ошибку этих парней, вот и заглянула в додзё ненадолго…

«Снова «случайно», ага. Ну, тут я воздержусь от того, чтобы копать дальше».

Годо больше беспокоила сама вырисовывающаяся ситуация. Такое впечатление, что…

— Демонстративно побить всех в додзё, я впервые такое видела. В те моменты Эрика-сан была по-настоящему великолепна.

На слова Эны Годо лишь покачал головой в согласии со своими мыслями. Как он и подумал, именно так всё и произошло.

— А уже потом первое потянуло за собой второе, ну, в общем, Эна-сан и я начали спорить о том чей ранг возлюбленной выше, всё прямо на глазах у тех парней, наши мысли взаимно передавались друг другу. А потом мы начали соревноваться в искусстве владения мечом и в том, кто лучше готовит…

— Готовка? Сэйшууин ты умеешь готовить?

Красавица в красном и работа по дому. В том, что между этими двумя понятиями есть хоть какая-то точка соприкосновения, поверить ну очень трудно.

Поэтому Годо даже не стал заморачиваться без повода и спросил о готовке только Эну.

— А-а-а… Да, я хорошо варю с солью пойманную мной рыбу. А ещё умею душить кур или зайцев, например, после чего снимаю шкуру или ощипываю перья, сцеживаю кровь и получаю мясо. Думаю, в этом я довольно хороша. Кроме упомянутого выше, я только пожарить или потушить целиком могу.

Как он и думал, Эна словно дитя природы, просто «дикий» ответ.

И как же они соревноваться друг с другом собирались? Годо несколько обеспокоенно размышлял над тем, спрашивать или нет.

— В конце концов, абсолютного победителя так и не удалось выявить, но к тому времени у нас новые разногласия возникли.

— Разногласия?..

— Да. Слушай, Твоё Величество, на эти зимние каникулы ты бы куда лучше поехал, на горячие источники или на лыжах кататься?!

— Что касается меня, то я настаиваю на том, чтобы мы отправились кататься на лыжах в Швейцарию. Моя семья всегда зимой так делает. И дядя Паоло тоже приедет в горную виллу семьи Бланделли, не думаешь, что это здорово?

— А Эна думает, что горячие источники это хорошая идея. В горах, которыми владеет семья Сэйшууин в Чичибу, есть никому не известный природный горячий источник. Кроме Эны никто о нём не знает. Взбираться на заснеженную гору тяжело, но разве это не весело?

— Поэтому мы подумали, что нам стоит спросить мнение Годо, что, как ему кажется, будет лучше.

— Затем Эрика-сан использовала магию поиска и узнала твоё местоположение. Таким образом, когда на Твоё Величество напали, мы присоединились к заварушке, чтобы спасти тебя.

— В общем, Годо, на этом рассказ окончен. В любом случае, какая программа кажется тебе лучше, выскажи своё честное мнение.

— Да, скажи нам прямо. Но пока что опустим тему, это вот сейчас важнее.

Касательно странной троицы, потерявшей сознание, у Годо возникла мимолётная идея о том, что они могли сделать.

Подобно Эрике и Эне, с их непредсказуемой манерой вести дела, эта троица, в некотором роде, была похожа на девушек.

— А-а, эти. Информация типа того, кто они такие, расскажут ли они мне такое без всяких возражений?..

— Если не будут послушными, у меня не останется иного выбора, кроме как принудить их к послушанию… Правда, на самом деле я не очень хорошо умею вести столь грубые переговоры.

— Ух-ты, удивительно. А я думала, что раз уж это Эрика-сан, то в таких вещах она хорошо разбирается. Ведь в прошлом отравления и пытки были довольно популярны в Италии, я права?

— Да, начиная с эпохи Ренессанса. Где-то во времена Чезаре Борджиа, всё это походило на происходящее в странах в состоянии гражданской войны. Но стиль Эрики Бланделли немного иной.

— Ясно. Эна тоже в таком плохо разбирается. К аскетизму я, в общем, нормально отношусь, но пытки это как-то…

— Как я и думала, прямая и честная дуэль лучше всего, путь рыцаря. Но они явились к Чемпиону как убийцы. Нет сомнений, что при этом они оградили свои умы защитными заклинаниями, чтобы при поимке их не смогли прочитать определёнными техниками, что-то точно было сделано.

— Это да, определённо… Тут уж ничего не поделать, но сейчас давайте просто водой их облить попробуем?

— Давайте. Повезло, вон там пруд как раз.

«Мда, а разве сначала вы не должны подумать о том, как пытать будете…»

Вот уж где парочка, векторы направления их мыслей уходили за пределы всякого воображения. А ведь их характеры немало различались. Происходящее оказалось довольно неожиданным, и Годо уже как раз собирался остановить Эрику и Эну.

Но немного опоздал.

Плюх, плюх, плюх. Звуки того, как в воду бросают три тяжёлых предмета.

Но этим самым действием открылись истинные личности странной троицы. После броска в пруд Шинобадзу, краска с их лиц была смыта.

Нанами, Соримачи, Такаги…

Одноклассники Годо, из-под краски показались лица парней, прозванных тридиотами.

Часть 5

— Всё началось во время классного часа в прошлом месяце… — вспоминал Нанами, один из тридиотов, которого выловили из пруда.

Они все дрожали, судя по виду, им холодно было, и «брр, брр» постоянное слышалось. Вся тройка промокла насквозь, ночью, в октябре. Под порывами ночного ветра даже их нутро полностью промёрзло.

— Тогда мы ждали подходящего момента, собирались предложить, чтобы во время школьного фестиваля наш класс организовал кафе с горничными в школьных купальниках и с кошачьими ушками!.. В марте мы тщательнейшим образом прорабатывали эту идею изо всех сил! — выкрикнул Соримачи пылким тоном.

«А, тогда, — вспомнил Годо, — проект, который отвергли все девушки в классе».

Тогда голосование провели, и проект тут же забраковали.

— Но у нас всё равно ещё один план был. Мы не стали заморачиваться с проектом для класса и поняли, что должны участвовать в школьном фестивале в качестве независимых учеников. Кафе с горничными в школьных купальниках и с кошачьими ушками — ради его организации мы приложили усилия и собрали единомышленников. Подумать только, мы даже к тебе обращались, Кусанаги, к тому, кто позабыл о своих прошлых связях! — на этот раз говорил Такаги.

Но данное заявление озадачило Годо.

— Вы ко мне обращались? Правда, если уж на то пошло, разве у меня с вами какие-то разногласия были?

— Гх! Именно поэтому риаджу* такие…

— Просто ненавистное проявление хладнокровия…

— Ку-Кусанаги… бог с ними с разногласиями. Хочешь сказать, что ты забыл нашу просьбу?! Из-за нашего душераздирающего горя, только из-за этого мы тебя и попросили! «Пожалуйста, мы хотим сделать Эрику-саму, Марию-сан, Лилиану-сан и ещё, если возможно, сестру Кусанаги основными лицами нашего кафе с горничными в школьных купальниках и с кошачьими ушками. Пожалуйста, помоги нам убедить их!»

— А, ну да, как вы сказали, так я и вспомнил, действительно просили о таком…

Но, судя по этим самым словам, не было похоже, что они самого Кусанаги Годо приглашали.

— Нет, если бы дело чисто меня касалось, конечно, я бы помог при наличии свободного времени. Но вот по поводу Эрики и остальных как-то… Отказ без всяких вопросов, — сказал Годо, скребя голову.

А затем Эна, которую, кажется, одолевал интерес, спросила его:

— Твоё Величество, а почему ты отказал? Ведь ничего такого не случилось бы, если бы просто попросил нас, или я не права?

— Эрика, если бы я тебя стал упрашивать, ты бы согласилась?

— Подобное предложение даже и рассматривать не стоит. Ведь из-за этого ты даже не стал утруждать себя, спрашивая нас, верно?

Быстрый отказ со стороны Эрики. Годо кивнул, внутренне с ней соглашаясь.

«Ну вот, и до этого уже дошло…»

В ответ на диалог между Годо и остальными, тридиоты разрыдались.

— А тем временем день школьного фестиваля быстро приближался!.. Остающееся время уверенно кончалось!.. И тогда мы поставили всё на последний шанс. Мы намеревались схватить Кусанаги, используя его в качестве рычага давления, чтобы принудить Эрику-саму и остальных стать нашими горничными! Такой был план!

— Мда-а… Неужели не могли придумать план получше? — серьёзно спросил Годо.

Судя по их недавним действиям, они уже начали поддаваться отчаянию.

— В общем, Годо, что собираешься с ними делать? Даже если всё в шутку было, это всё равно попытка похищения, так что, я думаю, ничего страшного, если мы даже в качестве возмездия что-нибудь сделаем.

— Верно… Хоть и не глаз за глаз, разве не будет нормально, если мы их немного поломаем?

Спросили Эрика и Эна.

Но Годо отверг их предложение. В той или иной степени, но он всего несколько царапин получил, ничего серьёзного.

К тому же тридиоты периодически страдали такими вот вспышками враждебности.

И хотя Годо был абсолютно уверен в ненормальности этих парней, он ведь вполне мог совершить что-то, что спровоцировало их агрессию. Что конкретно — в данный момент он не совсем понимал…

Что поделать, есть у них свои тараканы, но не получалось у него ненавидеть этих трёх идиотов, такие дела. И, само собой, насчёт реализации кафе с горничными в школьных купальниках и с кошачьими ушками — тут, в любом случае, их страсть была искренней и настоящей, Годо вполне мог это понять…

Пока Годо на полном серьёзе обдумывал тот факт, что они так далеко зашли, у него внезапно возникла идея.

— Если вы, парни, действительно этого хотите, то есть у меня пара знакомых, которые не станут возражать, если я представлю вас им. А пока, не спросить ли нам того парня? — предложил Годо оформившуюся идею.

— Ку-Кусанаги, м-мы тебя не так поняли…

— Наш закадычный друг!

— Ты тоже наш камрад — тот, кто следует путём рая служанок?!

— Нет, да и я пока ещё ничего не сделал, — поспешно ответил Годо тридиотам, которые с энтузиазмом несли всякую чушь.

Несколько дней спустя в Акихабаре.

Многопрофильное здание, которое гонконгская семья Лю использовала в качестве штаб-квартиры. Тут же располагалось кафе «Чайные покои служанки юм ча «Бесподобный чиновник»

VIP-комната, в которую обычные посетители никогда не смогут попасть. А точнее, внутренняя часть этой комнаты. Периодически горничные приносили напитки и димсамы, но это не очень часто происходило.

— Эта троица, они энергично продолжают подготовку, — произнёс Лю Иньхуа, кривясь на выпавшие ему карты.

Присутствующие — Саяномия Каору, Амакасу Тома, а также Годо.

Личный столик для хорошего времяпровождения.

Также тут были стол для игры в бильярд и мишени для дартса, и это всего лишь малая часть из имевшегося обилия игровых приспособлений.

— Школьный фестиваль в районе Многоуважаемого дяди? Ко всему прочему, чтобы уложиться в сроки, выбор горничных, заказ униформы, продуктов, ингредиентов и материалов, — работа идёт по всем перечисленным пунктам. Мои подчинённые проследят за тем, чтобы всё было сделано, так что, пожалуйста, не беспокойтесь.

— Извини, Иньхуа. Все эти необоснованные просьбы… — попросил прощения Годо, сбрасывая свои карты.

После той самой ночи он познакомил тридиотов с Лю Иньхуа. С человеком из гонконгской семьи Лю, который сделал горничных семейным бизнесом, это и был тот самый друг-специалист, упомянутый Годо.

Тогда у Годо уже имелась причина вспомнить этого «племянника».

— Ну, если уж мой реальный мотив называть, то дворец горничных, который сам Многоуважаемый дядя создал, хорош, как я и думал. Сейчас в качестве помощи школьным друзьям в их деле — я не против организовать кафе с горничными во время школьного фестиваля. Может, данный поступок поднимет мотивацию Многоуважаемого дяди.

— Лю-сан, это ты Кусанаги-сану подобную идею предлагаешь?

— Дворец горничных, хм. Лю-сан, если не возражаешь, я тоже приму в этом участие, — влез Амакасу, смотря на свой расклад.

Каору тоже улыбнулась с характерным «ху-ху». Каким-то незаметным образом обращение Лю Иньхуа к ней изменилось. Андрогинная химе-мико оказалась довольно искусной в том, что касалось сокращения дистанции между людьми.

— Все вокруг знают, что мой Многоуважаемый дядя является экспертом по тому, как управляться с женщинами. Дворец горничных, который напитан мыслями о таком герое-любовнике, обязательно станет успешным и прибыльным, я думаю. Но так как с тем, чтобы заинтересовать моего Многоуважаемого дядю, ничего не выходит, меня это, конечно, беспокоит.

— Хватит, Иньхуа… Прекрати хвалить меня таким вот странным образом. Люди не так поймут.

— Это была шутка. Захомутать моего мастера, управляться с этой женщиной не от мира сего — совершенное владение данной техникой, восхищаюсь вами от всего сердца. Более того, неуправляемая Эрика-неесан, даже её… Ху-ху-ху, вне всяких сомнений, Многоуважаемый дядя — это джентльмен, которого Лю Иньхуа уважает.

Некоторое время назад, после встречи в этом самом здании, Лю Иньхуа пригласил его присоединиться к созданию вышеупомянутого дворца горничных. Нисколько не сомневаясь, Годо тут же ему отказал.

— Ну, было бы совсем скучно, если бы этот план вообще никак не стартовал. До этого я говорил Многоуважаемому дяде: «Если вам когда-либо понадобится что-нибудь, имеющее отношение к горничным, обращайтесь к нам, семье Лю». Но я никак не ожидал, что шанс представится так быстро, — рассказывал Лю Иньхуа Амакасу и Каору.

Верно. Так как случай действительно имел место быть, Годо попросил семью Лю помочь тридиотам. Что же касается дворца с горничными, что ж, он планировал когда-нибудь и как-нибудь расплатиться за оказанную услугу.

— Но то, что куча проблем была решена, и найдено взаимовыгодное решение, от этого уже легче, — пробормотал Годо, вытаскивая карту из стопки.

На это Амакасу пожал плечами. Даже у Каору, которой можно отдать первенство среди людей с отсутствием здравого смысла, на лице появилась горькая улыбка.

— Обычно люди даже и не стали бы думать о таком…

— Годо-сан у нас такой человек, в котором есть и хорошее и плохое, да…

— Э-э… Не думаю, что тут есть какая-то связь. Немного нестандартный, но, в целом, я вполне нормальный человек, — Годо самым искренним образом апеллировал к ним.

Но реакция окружающих оказалась предельно откровенной.

— А-а… ясно. Ведь мой Многоуважаемый дядя прошёл через такое количество битв и великих приключений, что ничего уже не поделаешь — для него нынешняя ситуация как раз «нормальная». Нет сомнений, что его хладнокровие просто непоколебимо. И это воистину дарует просветление.

— А вообще, нормальный ученик старшей школы не станет играть в покер и бридж в подобном помещении.

— По крайне мере, я никогда не видела кого-то, кроме себя, кто бы наслаждался своей юностью в окружении красавиц. Годо-сан, твои слова несут в себе нулевую силу убеждения.

Из-за прозвучавшего в ответах единогласия Годо непроизвольно ощутил разочарование.

Осенние дни пройдут один за другим, и однажды он услышит поступь зимы.

Это была зарисовка нынешнего сезона.

Примечания

  1. Это испанское название приёма в реслинге. Если перевести с испанского выйдет что-то типа «самоубийственная доска».
  2. Риаджу — человек, который доволен своей реальной (а не виртуальной) жизнью.

Комментарии