Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 3

— Значит, присутствующая здесь леди хочет поговорить с великим Дьявольским Королём… я правильно понимаю?

Годо, Сакура и Амакасу сменили обстановку, расположившись в кофейне неподалёку.

Они занимали места у окна, и Сакура как раз завершила свой рассказ.

Сочувствующий взгляд Амакасу так и говорил: «Вам тоже нелегко приходится, верно, Кусанаги-сан». Сакура представила Годо в качестве сопровождающего родственника.

— Да. Моя подруга беспокоится, что этот человек может взять её силой. В последнее время она вся на нервах…

— Вы сказали, что в Акиномидзу поступили? Значит, речь о молодой леди из семьи Рэнджо…

Имея не более чем назвавшую себя Сакуру и пару комментариев, Амакасу определил, источник утечки информации.

И, вероятно, он угадал, так как глаза Сакуры округлились.

И всё же, обычному человеку известно имя Чемпиона… не слишком ли плохо работают методы сокрытия информации у Комитета компиляции истории?

Годо уставился на агента с колким сарказмом, но заслужил лишь самодовольную улыбку в ответ.

— Что ж, я понимаю её беспокойство. Этот великий Дьявольский Король редкостный бабник и повеса. Говоря прямо, его даже врагом всех женщин можно назвать…

Амакасу ухмылялся во все тридцать два. Было очевидно, что ему всё это только в радость.

— А у меня, вообще-то, вопросы по поводу всех этих слухов возникают… Уверен, что этому человеку вся распространяемая о нём полуправда явно кучу проблем доставляет, — попытался защитить себя Годо.

В этот момент лицо Амакасу приобрело хитрющее выражение.

— О, так вы его лично знаете?

— Ну, сам я его не встречал, просто нутром чую. Мне знакома подобная ситуация. Наверняка он просто хочет жить в мире и спокойствии, но люди всё равно называют его похотливым и покоя не дают. Прекращали бы уже сплетничать.

— Что-то случилось, Годо-кун? Ты как-то странно себя ведёшь с некоторых пор…

Когда Годо вдруг начал говорить крайне настойчиво, Сакура обеспокоенно на него посмотрела.

Годо стойко проигнорировал этот взгляд.

— Сакура, тебе тоже следует остановиться. Амакасу-сан обязательно проинформирует искомого тобой человека о том, что тебя беспокоит. Не надо строить из себя детектива и…

— Я его проинформирую? Как-то мне не по себе от этого…

Амакасу сказал, что ему не по себе, причём сделал это совершенно беззаботным тоном.

— Пожалуйста, сделайте хоть что-нибудь. Вы единственный, на кого мы можем положиться.

— Мне очень далеко до храбреца, способного отчитать великого Дьявольского Короля. Да и другой работы целая гора накопилась…

— Вам просто надо с ним встретиться и поговорить чуть-чуть. Этого будет достаточно, чтобы он понял.

— Да это же невозможно, вы так не считаете? Он увлечён девушками как никто другой, я вам вот что скажу — он никогда не послушает.

— Это безосновательные слухи. Не обращайте внимания.

— Ха-ха-ха, да он действует в полном соответствии со слухами и репутацией, причём сам этого не осознаёт.

Просьбы Годо были просто-напросто отметены.

Проклятье. Годо недооценил любовь Амакасу к розыгрышам. Сжав губы, он решительно настроился предоставить ещё более железобетонные доводы.

— Кстати, вам знакома вон та личность? Она всё время на нас глазеет.

Услышав реплику Амакасу, Годо направил свой взгляд в угол помещения.

Когда он вместе с Сакурой туда посмотрел, то удивился. В указанном месте сидела девушка европейской наружности с блестящей копной серебристых волос, завязанных в хвост.

Странного вида солнечные очки и маска на лице, скорее всего, были попыткой скрыть свою личность.

— Ты чем это занята, Лилиана?..

Когда Годо её окликнул, сребровласая девушка-рыцарь удивлённо дёрнулась.

— В-вы, должно быть, за другую меня по ошибке приняли. Я-я вас совсем не знаю.

Она попыталась отвернуться. Годо не стал особо приглядываться, он просто без всяких слов стащил с неё маску.

— Если есть, что сказать в оправдание, говори сейчас.

— Даже и не подумаю оправдываться. Д-да, именно, я как раз думала, что ты можешь оказаться в опасности, если сам по себе будешь. Я здесь ради твоей защиты. И у меня определённо нет никаких жалких чувств, наподобие того, что я лицо твоё видеть хочу или женщину, с которой ты на встречу отправился. Пожалуйста, не пойми неправильно!

Бормоча себе под нос, Лилиана сняла солнцезащитные очки.

Она явно была расстроена. Ладно, что уж тут. Годо почесал голову. Она всегда себя так ведёт.

— Ясно. В любом случае, иди уже к нам.

За столиками в кафе могло разместиться по четыре человека, так что для Лилианы свободное место ещё было. Сейчас, когда Годо её уже заметил, он никак не мог оставить её одну.

— А можно?

— Конечно. Ну, если ты сама не возражаешь.

— С-само собой, нет у меня возражений.

Лилиана выглядела настолько энергично, что будь она щенком, то сейчас бы вовсю хвостом виляла. Девушка встала со своего места. Её лицо по-прежнему оставалось чрезмерно серьёзным, но при этом имело крайне счастливый вид.

Подойдя к столику Годо, она спросила:

— А всё же, вы-то почему здесь, Амакасу Тома?

— Это совпадение, просто совпадение, ничего более.

Хмурясь в ответ на слова Амакасу, сребровласая девушка-рыцарь села за их столик.

Годо пожалел, что не предупредил Лилиану заранее. Он полагал, что она будет осторожна насчёт Сакуры, но…

— Ты знаком с этой иностранкой? И она тоже знакома с Годо-куном?

— Надо же, как совпало, моя хорошая знакомая, также и с Кусанаги-саном знакома.

— Правда? Вот так сюрприз.

Слова Амакасу не совсем согласовывались с тем, что чуть раньше говорила Лилиана.

Но Сакура никаких противоречий не заметила. Несмотря на все эти притянутые за уши нелепые «совпадения», она только кивала. Её невинность прямо ослепительна.

— И какие у них отношения с Годо-куном? Она его девушка?

— Лилиана? Моя девушка? Откуда такие мысли? Мы просто друзья.

Вопрос Сакуры вызвал у Годо горькую усмешку. «Верно?» — спросил он, обращаясь к Лилиане.

В отличие от своей соперницы Эрики, она не попытается ещё больше ухудшить сложившуюся ситуацию.

— Верно. Я Лилиана Краничар. Я живу свою жизнь с Кусанаги Годо, я его рыцарь, так сказать. Если хочешь, можешь считать меня его соратницей по жизни.

Представилась Лилиана решительно.

Она хоть и не намеревалась, но вот её выбор слов был просто переполнен потенциалом для неверной трактовки.

Может, сказать, что-то типа «У неё с японским не очень. Иногда странности какие-то говорит. Не обращай внимания». К сожалению, произношение у Лилианы безупречно, и в таком оправдании дыр больше, чем в швейцарском сыре, но…

— А-а-а, понятно. Значит, вы с Годо-куном суперблизкие друзья? — Сакура мило улыбалась. — Раз вы друзья на всю жизнь, то так ведь и есть, верно? Приятно познакомиться… но мне действительно стало легче от того, что ты не его девушка. Да-да, ведь у Годо-куна не может быть девушки, верно?

Её улыбающееся лицо лучилось чистотой, на нём не было ни единого намёка на злой умысел.

Годо испытывал благодарные чувства за то, что его кузина столь невероятно невинна и доверчива. Из-за этого она во всякие неприятности попадала, но её лучистое сердце было чудесным достоинством.

Вполне вероятно, что эта ангельская улыбка и сразила Лилиану, так как в данный момент она оказалась способна ответить лишь «Ха-а-а…»

— … Кусанаги Годо, какие у тебя отношения с этой женщиной? Ещё одна любовница или, может, тайная жена?

— Странно, что ты про «ещё одну» говоришь. А не хочешь предположить что-нибудь про «друга» или «семью»? Сакура моя кузина, она для меня по большей части как старшая сестра, — с некоторой обидой ответил Годо допытывавшейся Лилиане.

— О нет, Годо-кун, разве давным-давно ты не говорил, что я тебе не сестра?

— Что, о чём это ты?

— Помнишь, когда ты был в начальной школе? Ты вдруг прекратил называть меня «онее-чан». Когда я спросила почему, ты сказал, что женишься на мне, когда мы вырастем, поэтому я не могу быть твоей сестрой. Разве не помнишь?

— А… точно, сейчас, когда ты об этом упомянула…

Годо считал, что это воспоминание из его раннего детства всего лишь такое же детское недоразумение.

Вроде как, очень давно такой разговор между ними и был. С тех пор Годо перестал называть Сакуру «онее-чан». Когда он вспомнил тот эпизод, у него даже ностальгические чувства возникли, типа «да уж, очень молодыми мы тогда были». Хотя он и сейчас ещё довольно молод…

— Видишь, Годо-кун, поэтому я и сказала тебе вчера, разве теперь тебе не хочется называть меня просто «Сакура»? Думаю, нам уже как раз пора настала.

— Но ведь для этого никаких причин нет, разве не так? Я же сказал, что менять обращение непривычно, и так сойдёт.

— Эх, Годо-кун, вечно ты так.

Годо вдруг заметил, что Амакасу и Лилиана с интересом уставились на него и Сакуру.

— Ясно. Очень интересно.

— Значит, гений проявляет себя даже в детстве… вот, значит, как оно было…

Эти двое кивали в согласии друг с другом.

И только Годо собирался спросить, что они имели в виду, как зазвонил телефон Амакасу.

— Послание от босса, судя по всему. Надо уже к работе возвращаться вскорости, — сказал агент Комитета компиляции истории. — Жаль, но сейчас я вынужден откланяться. Можно вас на одно слово, мисс? — обратился Амакасу к Сакуре, когда встал.

— Насчёт нашего недавнего разговора… Боюсь, я не могу исполнить ваше желание о встрече с великим Дьявольским Королём, Чемпионом. Прошу прощения.

— Н-но я должна увидеть…

— В данный момент ваш уровень в качестве магического практика слишком низок. Видите ли, в каждой RPG всего с одним героем нельзя идти на великого дьявольского короля, имея второй уровень. Как минимум, вы должны быть двадцатого или тридцатого уровня.

Амакасу отвадил её липовым аргументом.

Однако Сакура кивнула с просветлённым выражением лица.

И что теперь, хвалить её за то, что она поняла этот игровой сленг или переживать из-за того, что её смогли обмануть посредством таких дешёвеньких объяснений? Пока он взвешивал одно против другого, Годо стало не по себе.

Если исходить из того, во что вылился весь этот разговор, Годо уже знал следующие слова Сакуры.

— Т-тогда, как мне стать достаточно сильным магом, чтобы встретиться с великим Дьявольским Королём?

Чего и следовало ожидать. Его предсказание сбылось. На лице Амакасу возникла широкая ухмылка.

Улыбка всё понимающего взрослого. И это была стопроцентная подделка.

Весь его внешний вид напоминал гадалку, которая сулила клиенту золотые горы, или продавца, который быстро подсчитывал в уме процент по закладной на дорогую гравюру.

— Тут не о чем беспокоиться. По совершенно «случайному совпадению» превосходный тренер уже здесь. Вот эта самая Лилиана-сан одна из самых выдающихся ведьм, которых я только знаю. С её помощью вы точно повысите свой уровень до небывалых высот. Удачи!

Снял с себя роль козла отпущения… Таким же самым способом, как эта роль была навязана ему раньше.

Не в состоянии понять, что происходит, Лилиана указала на саму себя, типа: «Что? Я?»

А Сакура смотрела на неё с обожанием вроде: «Ва-а-а, ты потрясающая!»

Во время этой наступившей посреди беседы паузы Амакасу поставил свою чашку кофе на столик.

В следующий момент агент в деловом костюме уже возле выхода был. Прямо-таки мгновенное перемещение.

Продемонстрировав эту загадочную способность, он отсалютовал.

Лилиана и Годо остались в качестве успокоителей для Сакуры, которая непрестанно канючила научить её магии.

Этим же вечером, дом семьи Кусанаги. Годо был в своей комнате, когда раздался звонок его телефона.

На экране высветился незнакомый номер. Но, догадываясь, кто это, Годо нажал кнопку ответа.

«Йо, спасибо за сегодня. Чем всё в результате закончилось?»

Действительно голос Амакасу. Годо ответил, кивая сам себе:

— Кое-как мы со всем разобрались, но…

Годо продолжал повторять Сакуре, чтобы она успокоилась.

Он сказал ей, что как-нибудь разберётся с ситуацией, что ей уже домой стоит пойти. И пока что этого хватило, чтобы замять проблему. И всё же вопрос всего лишь был отложен, а не решён.

«Значит, ещё ничего не решилось? Запутать её вагоном вранья должно быть проще простого. А, я уже проинструктировал её подругу. И она ни в коем разе не выдаст ваше имя. Расслабьтесь, расслабьтесь».

— Проинструктировал?..

«Да. Действовал окольным путём, но позволил себе воспользоваться тихим, но, в то же время, довольно эффективным методом».

Тут много чего надумать можно. Стоит ли дальше спрашивать?

Годо было неспокойно, но Амакасу беззаботно продолжал:

«А как насчёт того, чтобы сказать, кто вы на самом деле, честно признаться, что вы и есть тот самый Дьявольский Король из слухов? Так куда меньше мороки!»

— Ага, если бы я только мог. К тому же я вообще не могу понять, почему люди обо мне такое рассказывают! Плюс, все ведут себя так, словно я какой-то ужаснейший развр…

Амакасу грубовато усмехнулся на ворчание Годо.

«Простите. Но, к вашему сведению, это вы по заслугам получили, в общем. Да, Кусанаги-сан, зачем вы тогда Лилиану-сан в кофейне позвали? Вы же знали, что она мешать будет, так чего не прогнали?»

— И так я тоже поступить не мог. Веселиться, но без неё? Что тут скажешь, мне такая идея просто не по душе пришлась.

«Тогда что насчёт вашей родственницы? Я знаю, что она невинная милашка, и это лишь стимулирует ваше желание защитить её, но, честно говоря, разве заботиться о ней чуть ли не десять лет — не морока была? Был бы я на вашем месте, отвязался бы от неё под благовидным предлогом».

— Хмм, да, определённо, проблем хватало, но…

Годо поскрёб голову.

Слова Амакасу были довольно резкими, но, тем не менее, верными.

— Отвязаться от неё было бы ещё хуже. На самом деле она мне в принципе нравится. Когда она хочет положиться на меня в безвыходной ситуации, то я хочу сделать для неё всё, что могу.

«И вот так вот балуя их всех по пути, вы имеете, что имеете. Так у вас всё и получалось».

Годо не мог понять того, что говорил Амакасу.

«Если когда понадобиться наша помощь, пожалуйста, обращайтесь. Сделаем всё, чтобы помочь».

— Если попрошу, то, пожалуйста, не надо подкалывать меня так, как вы это сегодня днём делали. Вы же действительно поможете, да?

«Ну конечно помогу. Прошу, верьте в меня!»

Короткая пауза между вопросом и ответом, делала последний несколько неубедительным.

«Но, в общем, проблема такого уровня не стоит никакого беспокойства. Обман всё ещё работает».

— Обман?

«Именно. Среди химе-мико есть такие, кто может подправлять воспоминания людей. Даже не имея такой силы, вы можете подделывать воспоминания посредством магии гипноза. Окольный путь, о котором я упоминал ранее, как раз и относится к одному из типов такой магии».

С точки зрения этики то, о чём говорил Амакасу, явно имело уклон в серую сторону.

Его предложение просто абсурд. Годо был поражён.

Но, несмотря на своё изумление, он был благодарен тому, что такой метод существует. Если немного подумать, то уничтожения кое-какой магистрали в столице или собора святого Петра — как бы не было: использование подобной магии определённо являлось верным способом сокрытия событий.

Принимай зло заодно с добром…

Так как многие его друзья и члены семьи представляли собой сомнительных личностей, Годо воспринимал данный постулат вполне естественно.

Существуют проблемы, которые просто невозможно решить справедливым путём и наличием веской аргументации. На них надо реагировать соответствующим образом.

Годо был рад, что разговор с Амакасу завершился вполне мирно.

Не понимая того, что его мысли были далеко не мирными или здравыми в общепринятом смысле, Годо готовился отойти ко сну.

Комментарии