Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1. В поисках таинственного Дьявольского Короля, Чемпиона

Часть 1

Эта история произошла до того, как Кусанаги Годо отправился в Никко и вступил в противостояние с Великим Мудрецом, Равным Небу, как раз приближалась середина сентября.

Этим вечером в доме семьи Кусанаги проходил чисто семейный ужин. Присутствовали трое: Годо и его младшая сестра Шидзука, а также их дедушка Ичиро. Мамы брата и сестры, Кусанаги Маё, с ними не было.

Как бы то ни было, она всё равно редко дома появляется, всё как обычно — дела.

Блондинки-дьяволицы из Италии тоже не наблюдалось. Не было и сребровласой девушки-рыцаря, которая, что неожиданно, столько проблем доставила. Только семья и никого более.

В этой спокойной атмосфере Годо увлечённо орудовал палочками над жареной скумбрией.

— Такое ощущение, что я что-то забыл…

— Онии-чан, вид у тебя какой-то странный. Что такое, ещё хочешь? — спросила Шидзука, накладывая себе добавки из рисоварки.

— Тогда ещё одну порцию… но, такое ощущение, что я о чём-то забыл, о каком-то событии, вроде как. Вспомнить не могу, и это никак покоя мне не даёт, — произнёс Годо, протягивая чашку с рисом.

До того, как его чашка вернулась к нему, в ней появилась большая, аж с горкой, порция добавки. Оказалось, что и себе Шидзука в таком же количестве взяла.

Несмотря на миниатюрное и хрупкое телосложение, она той ещё любительницей поесть была, вот такая вот младшая сестра.

Сколько бы она ни ела, Шидзука совсем не толстела. Также она вообще не пьянела, сколько бы ни выпила.

Это были особые черты, которыми обладала мать семейства Кусанаги. В общем, что мама, что дочь, иногда проявления характеристик первой можно было заметить и у второй. По возможности, Годо бы не хотел, чтобы Шидзука унаследовала такие особенности матери как «Роковая женщина» или «Прирождённая королева», но…

— Наверное, ты позабыл о Сакуре-чан, верно?

— Уже шесть месяцев прошло, как она в колледж поступила. Тогда ей пришлось дать обещание, что, как минимум, полгода она не будет нас навещать, помнишь?

— А-а-а… точно, вот оно что…

Кодзуки Сакура была второй кузиной Годо и Шидзуки.

Из-за беспорядков, сопровождавших смену эпохи Мэйдзи на эпоху Сёва, их дедушка был единственным прямым потомком семьи Кусанаги (хотя, поговаривают, что есть и другие — в Бразилии и Новой Гвинее).

Но в ответвлениях семейного древа народа было немало.

Плюс ещё тесные связи, которые семья Кусанаги поддерживала с деревенскими родственниками. Они с Сакурой близко общались довольно продолжительное время, хоть родственник она довольно-таки дальний.

— Сакура-чан, да… ей бы следовало чаще нас навещать, раз уж она в город переехала. Интересно, почему дядя Кодзуки запретил ей всякие визиты на целых полгода…

— Если бы он этого не сделал, она бы устроилась у нас в качестве нахлебницы, не пробыв в столице даже трёх дней, — ответил дедушка, потягивая свой чай.

Возможно, он прав. Годо вспомнил характер своей кузины.

Она старалась изо всех сил, но где-то в душе, Сакура была застенчивой и часто одинокой. Когда её что-то беспокоило, она нередко прибегала в слезах к тем, кто был ей близок. Годо и Шидзука часто оказывались теми, кому приходилось о ней заботиться. А учитывая их возраст, всё как раз наоборот должно было быть.

И как раз в этот самый момент раздался звонок в дверь. Шидзука встала со словами «Иду!» и направилась к парадному входу.

— Сакура-чан! Сто лет не виделись! Заходи, заходи. Что случилось? Выглядишь такой расстроенной…

— Д-да. Видишь ли, Шидзука-чан, хочу посоветоваться кое о чём…

Услышав голоса у входной двери, Годо посмотрел на самого старшего человека в комнате.

— Разве тогда весной я не говорил? Как только её шесть месяцев завершатся в этом сентябре, она тут же сюда придёт. Кстати, а вот и она.

В данный момент их дедушка представлял собой идеальный образец ворчливого старика, который повидал в этой жизни всё.

— В общем, есть кое-что, о чём мне бы очень хотелось спросить Годо-куна, — сказала Сакура, зайдя в гостиную.

На столе были выставлены жареная скумбрия и судати*, тёртый редис, салат из горькой дыни и помидоров, суп мисо с грибами намеко*, а также другие блюда. Так как все они давно друг друга знали, никто не был против, когда она вмешалась в их ужин.

Сакуре недавно исполнилось девятнадцать, и она только поступила в известный столичный колледж.

Но из-за её милого, и в то же время детского личика, не было ничего необычного в том, что люди часто принимали её за ученицу средней школы.

— А я тебе разве не могу помочь, Сакура-чан?

— Н-ну, думаю, что о таком лучше мужчину спросить… — с поникшим видом ответила Сакура на вопрос Шидзуки.

В такие моменты её лицо было похоже на лицо маленького испуганного щенка.

— Если есть что-то, с чем я могу тебе помочь, спрашивай в любое время… но ты уверена, что не хочешь, чтобы тебе дедушка помог?

Годо не знал, в чём там дело, но у него не было уверенности в том, что кроме ручного труда, он ещё в чём-то своего деда превосходит.

Кусанаги Ичиро был известен своими обширными познаниями, а также являлся мастером по взаимоотношениям. К нему часто обращались за мудрым советом. Его даже «сэнсэй» или «мастер» называли.

И этот мудрый дедушка ласково улыбнулся Сакуре.

— Сакура-чан, кого из нас предпочтёшь в качестве помощника?

— Умм, если кто-нибудь из вас сможет мне помочь, то мне, в общем-то, всё равно, кто это будет, но если я должна кого-то выбрать, то тогда мне бы больше хотелось, чтобы…

В смятении смотря на Годо, Сакура выглядела по-настоящему мило.

Если бы она научилась использовать этот взгляд, то, наверное, смогла бы стать роковой женщиной.

— Значит, решено. Онии-чан выслушает Сакуру с её проблемами, а я позабочусь обо всём остальном, — без промедления сказала Шидзука.

Младшая сестра, которая играла роль старшей, обычно относилась к Сакуре с некоторой мягкостью.

Шидзука всегда довольно резко критиковала группу девушек, трущихся вокруг Годо, но во время разговоров с Марией Юри вела себя довольно смирно. То ощущение беззащитности, которое исходило от оберегаемой молодой леди, вероятно, стимулировало у Шидзуки желание защищать.

— Ладно, тогда обговорите всё в комнате Годо. Позже я вам чая принесу, — походя, вставил свою реплику дедушка.

Годо заметил, что тот полностью самоустранился от решения вопроса.

Их дедушку часто спрашивали совета, но он не из тех, кто сам станет совать нос в чужие дела.

С людьми он общался отстранённо и с безразличием. Так уж вышло, что в бытность свою холостяком, Кусанаги Ичиро был просто адски популярен среди женщин, но в семью он всё это не нёс.

С другой стороны, его друзья-мужчины чувствовали себя как дома в личной комнате дедушки, причём даже без его разрешения.

Позволив Эрике и Лилиане приходить и творить, что вздумается, его внук в этом плане оказался совершенно не таким.

«Ну и ладно».

Годо пожал плечами.

Он был рад помочь кузине с её проблемами. Плюс, по возрасту он Сакуре всё-таки гораздо ближе был.

— Хорошо. Правда, не думаю, что много чем помочь смогу, но всё равно попытаюсь.

— Я так давно у тебя в комнате не была, Годо-кун, но тут ничего и не изменилось особо.

— Последний раз был полгода назад, верно? Я тут ничего не переставлял, так что это вполне ожидаемо.

Годо и Сакура смотрели друг на друга с противоположных концов его комнаты площадью в шесть татами.

Комната Годо по большей части пустой была. Книжная полка, шкаф для одежды, складывающийся столик вместо письменного стола, а также DVD-проигрыватель и телевизор.

Он не придавал особого значения обладанию вещами.

В свободное время Годо ходил рыбачить или спортом на открытом воздухе занимался. Ещё, время от времени он подрабатывал. К играм у него особой тяги не было. Самое большое, Годо мог составить кому-нибудь компанию в сёги или го. Что до DVD и CD, то он предпочитал брать их напрокат, а не покупать.

Периодически Годо и книги читал, но своей коллекции у него не было.

Дом семьи Кусанаги когда-то был букинистическим магазином, и от большинства товара так и не избавились. Так что, когда у него появлялось настроение почитать что-нибудь, вокруг лежало более чем достаточно книг для удовлетворения его нужд.

— Итак, Сакура-сан, в чём дело?

— Эмм, видишь ли, ну-у, можешь уже так не делать.

— Как не делать?

— Я-я имею в виду, называть меня Сакура-сан. Можешь просто Сакура обращаться. Или так, как раньше называл.

Когда-то давно Годо звал её «онее-чан», но в какой-то момент это изменилось.

Он не мог вспомнить, когда произошёл этот переход, и просто ответил:

— И так нормально, что-то менять непривычно уже… но ты ведь не об этом меня спросить хотела, так?

— Н-не об этом! Оно как-то само собой в голову пришло! — ответила Сакура, целиком краснея.

«Умм, ну…» — она продолжала бормотать себе под нос, и никак не могла перейти к сути дела.

Сакура никогда не умела чётко выражать свои мысли.

Но тут уж ничего не поделаешь. Годо сменил тему, пытаясь помочь ей расслабиться посредством простенькой беседы.

— Как у тебя жизнь в Токио складывается? Привыкла уже?

— Совсем чуть-чуть… Мне очень неуютно в местах, где толпы народа…

Голос Сакуры звучал подавленно.

Дом семьи Кодзуки находился в Мияги. Когда Сакура сказала, что хочет поступить в токийский колледж, её отец заставил девушку придерживаться одного простого правила. Он запретил ей полагаться на родственников в течение полугода.

Сакура была в ужасе. Она планировала задаром пожить в доме семьи Кусанаги.

— Ну, видишь ли, я понимаю приказ отца, что должна жить самостоятельно, ни на кого не полагаясь. Как результат, так я и живу… Но быть самой по себе в таком большом городе — это заставило меня чувствовать себя по-настоящему одинокой…

— А-а-а… ну, если когда одинокой себя почувствуешь, просто приходи в гости.

Годо чувствовал себя неловко, так как знал настоящую причину, по которой отец Сакуры установил ей такой закон.

В начале весны он разговаривал с дядей Кодзуки по телефону.

«Если коротко, то делаю из неё золотоискателя».

Услышав такое необычное выражение, Годо попросил уточнить, что имеется в виду.

«Как я и сказал, золотоискатель. Молодая девушка, впервые живёт одна в большом городе… чтобы как можно скорее заполнить пустоту в её сердце, лучше всего подойдёт мужчина, верно я говорю? У нашей Сакуры милое лицо и характер, но она просто взрослый ребёнок. Настало ей время привыкать к мужчинам и готовиться к замужеству.

«А разве отцы обычно не против того, чтобы их дочери любовников себе заводили?»

«В общем, да, но и это тоже такое проявление отцовской любви. Сакура не такая, как твоя мать. Сама она не сможет много денег зарабатывать. Но девушка всегда может на зарплату мужа жить. Я хочу, чтобы она была счастлива, знаешь ли».

«Ммм, не думаю, что счастье одними деньгами определяется…»

«Само собой, но это самый важный фактор, вообще-то».

И этот безответственный дядя Годо в действительности был суровым офицером полиции.

В свободное время он очень даже успешно практиковал дзюдо на севере Японии и был живым примером для подражания у молодого поколения.

При всём при этом большинство людей даже и не догадывались, каким отступником он был на самом деле. Может, не Годо такое и говорить, сам ведь главный наследник семьи, но этот вот дядя явно унаследовал кровь Кусанаги.

«А что вы будете делать, если какой-нибудь мерзавец её обманет?»

«Тогда мы сделаем вид, что ничего такого не произошло… твоя мама, дедушка и все остальные».

Когда Годо так, на всякий случай, спросил, не шутка ли это, в ответ он лишь злобный смех услышал.

Годо решил не раскрывать Сакуре планы её отца. Она с таким плохо справлялась, и обязательно всё разболтает, даже если попросить её сохранить это в тайне. А в качестве наказания выдача ему денег может быть приостановлена, так что риск был слишком высок.

— А ты подружилась с кем-нибудь? Или, может, парня нашла? — аккуратно поинтересовался Годо.

— У-у меня нет парня, правда! Но я подружилась… это девушка, естественно. Годо-кун, не пойми неправильно!

— Да понял я, понял. Значит, подругой обзавелась? Хорошая девочка.

Сам того не заметив, он обратился к ней так, словно маленького ребёнка хвалил.

В ответ Сакура счастливо рассмеялась. Её детское поведение явно не соответствовало её возрасту.

— Так вот, моя новая подруга многому меня научила, поэтому я теперь немного больше знаю.

— Вот как, и о чём же ты узнала?

Его старшая кузина была явно очарована. Выражение её лица оказалось просто до ужаса восхитительным.

Она выглядела настолько мило, что Годо прямо растерялся, когда услышал ответ на свой вопрос.

— А-а, это как раз и относится к тому, о чём я хотела посоветоваться… Годо-кун, если я скажу, что научилась магии, ты мне поверишь?

«Чёрт».

Годо почувствовал немалую досаду.

Говорят же, что одинокие являются лёгкой добычей для всяких сектантов и оккультистов. Было ошибкой оставлять её одну…

— Не говори глупостей, Сакура-сан. Давай успокоимся и будем реалистами, — пока что Годо держался спокойно и искренне. — Есть вещи, которые люди могут делать, и которые не могут. И нет никаких сомнений, что магия попадает во вторую категорию. Уронить шар огня с неба, восстановиться после смертельных ран за полдня или призвать огромных монстров — это не то, что люди могут запросто сделать!

Всё это Годо заявлял, переживая полный хаос в душе, ведь в мыслях у него стояли бесчисленные воспоминания о том, что именно такое он и творил.

Да, говорил он всё правильно. Но Сакура выпятила губы, словно ребёнок.

— Это возможно! Я действительно научилась пользоваться магией!

— Ну, раз так… если я своими глазами не увижу, поверить тебе не смогу.

— Ну и болван же ты, Годо-кун! Ладно, прямо сейчас я ничего сделать не могу, так как у меня инструментов моих нет, так что приходи ко мне завтра. Я покажу тебе, что умею пользоваться магией!

Годо был поражён. Неужели она действительно способна использовать магию?

Он безжалостно раздавил своё беспокойство по поводу того, что семья Кусанаги, которая никак не должна быть связана с магией или богами, вдруг открылась навстречу оккультизму.

Часть 2

На следующий день после школы Годо направился в Нишиниппори.

Жилой дом, в котором жила его кузина, находился в десяти минутах пешком от станции метро.

Красивое трёхэтажное здание с системой автоматического запирания. Скорее всего, в течение последних десяти лет построено было.

Как только он прибыл, ему позвонила Лилиана.

— Да, алло?

«Прошу прощения, что так вдруг. После уроков ты так быстро исчез, что я немного забеспокоилась. Только не пойми неправильно, я точно звоню не потому, что голос твой услышать хотела или лицо увидеть до того, как ты домой пойдёшь. Нет у меня таких скрытых мотивов!»

Голос Лилианы звучал как-то неловко.

Ну, в конце концов, это же Лилиана, возможно, она хотела составить ему компанию в качестве телохранителя.

— Извини, что ушёл, не сказав ни слова. Я обещал встретиться кое с кем.

«Кое с кем… неужели с женщиной, я права?

— Ну-у, да, но между нами ничего нет, ясно?

Сребровласая девушка-рыцарь из Милана непоколебимо верила в то, что Годо бабник, которому просто нет равных.

Вследствие чего ответила она мрачным тоном:

«Ну, раз ты так говоришь, я тебе поверю. Однако, пожалуйста, будь осторожен. Ты должен тщательно следить за тем, чтобы твой характер повесы не привёл к будущим…

— Я же сказал, всё не так — вешаю трубку.

Прервав звонок, Годо зашёл в дом.

— А-а, входи-входи. Я сейчас чая заварю и сладости достану, хорошо?

— Да всё в порядке, не обязательно этого делать. Я же не король там какой.

Квартира Сакуры под номером «201» была угловой.

Внутри этой квартиры-студии всё было тщательно прибрано и аккуратно расставлено по местам.

— В общем, Годо-кун. Насчёт вчерашнего…

Сакура была необычайно взволнована.

А на круглом столике в самом центре комнаты разместилось несколько подозрительного вида предметов.

Толстая книга западного образца в кожаном переплёте. Палка длиной сантиметров тридцать. Хрустальный шар, который больше походил на какой-нибудь сувенир, что по почте доставляют. Карты таро… всё это выглядело как дешёвые подделки.

Но своим шестым чувством Чемпиона Годо уловил микроскопические количества магической силы.

Хоть и невероятно слабые, но эти предметы настоящие.

— Сейчас я использую магию, так что смотри внимательно. Умм…

Сакура начала листать книгу. Предложения были написаны какими-то буквами, но не на английском. Итальянский или другой язык на латинице.

— Что это за язык?

— Если я правильно помню, то средневековый немецкий… вроде бы?

— И ты можешь это читать?!

Годо был удивлён. Он даже не представлял, что его кузина настолько продвинута во владении иностранными.

— Нет, не могу я это читать. Но моя подруга перевела большую часть текста…

— Имеешь в виду подругу из твоего колледжа?

— Ага. Мы в одной группе, а в первый день рядом сидели.

Сакура училась на гуманитарном отделении знаменитого женского колледжа Акиномидзу.

Значит, в этом учебном заведении для леди учатся и маги, типа Эрики или Лилианы? Или это одна из десятков японских химе-мико?

— Вот оно. Начинаю, смотри внимательно, хорошо?

Найдя нужную страницу, Сакура положила на стол спичку.

Всё ещё смотря в книгу, но, не читая никаких заклинаний, она сказала:

— Бог магии, пожалуйста, пусть моё желание сбудется. Спасибочки!

Она даже в ладоши хлопнула.

— П-погоди, Сакура-сан, ты что делаешь?!

— Как что? Это магия! Умм, важно ведь что, не само заклинание или ещё там вещь какая, а дух, который ты в это вкладываешь, а также чёткое понимание того, какую конкретно магию ты хочешь использовать.

«Значит, о том, как это выглядит, волноваться не стоит. Хм».

Смотря на гордую собой Сакуру, Годо вспомнил. Когда Эрика и другие использовали магию, их слова (девушки называли их мантрами или заклинаниями) звучали очень подходяще.

Учитывая вышеизложенное, сработает ли сейчас хоть что-нибудь? И когда Годо уже беспокоиться начал, случилось.

Хрусть. Спичка поломалась с сухим звуком.

— Вот! Ты это видел, Годо-кун? Магия сработала, разве не удивительно!

— Неужели… это заклинание для ломания спичек без использования рук?

— Не только спичек. Я его ещё на зубочистках и маленьких веточках бамбука могу использовать!

Это походило на специализацию Сакуры, так что Годо ответил довольно сдержанно. В любом случае, что более практично, сверхъестественная способность гнуть ложки или магия Сакуры?..

В общем, только что девушка продемонстрировала скрытый талант, который выглядел, как магия.

Когда она скрылась на кухне, сказав, что чай заварит, Годо взял книгу. Доказательство существования пудинга в том, что его съесть можно, как-то так, в общем, он мысленно приказал оставшимся спичкам сломаться.

Тем не менее, поначалу ничего не произошло. Когда Годо склонил голову набок, задумавшись, не провалилась ли его попытка…

ХРЯСЬХРУСТЬ. Раздался ряд громких звуков. Снаружи, за окном, на дорогу рухнуло дерево. Одна стена квартиры Сакуры выходила на проезжую часть, и из окна Годо увидел, что одно из деревьев сломалось прямо у основания.

Он бросил взгляд на Сакуру, возившуюся на кухне. Она мирно заваривала чай.

Девушка ничего не заметила, так что он с невозмутимым видом вернул гримуар обратно на стол, будто ничего не произошло.

— Вот так вот, Годо-кун. А теперь, когда ты веришь мне по поводу магии, есть кое-что, о чём я хочу тебя попросить.

Сакура вернулась, неся на подносе две чашки чая.

— Точно, ведь из-за этого ты всё мне и показывала.

Попытался сломать спички, но вместо них природе навредил… Сила его магии в совокупности с отсутствием чувства меры — проклятая комбинация. Годо в очередной раз убедился, что магию ему лучше не изучать.

— Я только недавно об этом узнала, но… как оказалось, в Токио есть устрашающий великий Дьявольский Король.

— Великий Дьявольский Король?

Почему-то эти слова показались Годо очень знакомыми.

Отогнав своё беспокойство, он потягивал свой чай. Спокойно. Сакура просто не может знать о Чемпионах. Являясь этим самым Чемпионом, Годо был более чем уверен.

— Помнишь все те ужасные происшествия, которые происходили, начиная с весны: автомагистраль здесь в Токио была разрушена, Токийская башня загорелась, это не говоря уже о других… всё это вина великого Дьявольского Короля!

И с чего бы все эти происшествия будили в Годо знакомые ощущения?

«Спокойно. Сейчас мне надо быть собранным. Моё сердце должно быть непоколебимым куском льда».

— Годо-кун, давай вместе найдём этого великого Дьявольского Короля! Я хочу попросить его прекратить творить все эти ужасы! Ты мне поможешь?

Попытка Годо держаться хладнокровно потерпела полный крах.

Выпив около половины чашки чая, он начал им давиться. Искать устрашающего великого Дьявольского Короля?

Он ведь сам один из семи Дьявольских Королей, разве нет? А не мог бы этот, мать его, мир перестать шутить с ним вот так, а?!

После всего этого они добрались на метро до Омотэсандо. Время около шести вечера.

Осеннее солнце окрасило прекрасный пейзаж Аояма Доори в оранжевые цвета.

— Так, Сакура, зачем ты хочешь встретиться с этим, как его, ужасающим великим Дьявольским Королём? — спросил Годо, шагая рядом со своей кузиной.

Судя по всему, в Омотэсандо располагался «магический магазин», в который она и её подруга часто наведывались. Владелица магазина много чего знала, поэтому они направлялись к ней, чтобы попросить помочь.

— Эмм, этот великий Дьявольский Король, вроде бы, ооооочень большой извращенец и всё время за девушками охотится.

— ДА НИФИГА ПОДОБНОГО! Не верь всем этим странным байкам!

Годо неожиданно для себя заорал. На это Сакура взвизгнула со смесью страха и удивления на лице.

— Ч-ч-что такое Годо-кун? Почему ты так пугающе кричишь?

— А, извини. Я подумал, что ты это обо мне говоришь, поэтому среагировал чисто инстинктивно…

— Хи-хи-хи, ты никогда не будешь таким извращенцем, Годо-кун, ты слишком серьёзный человек. Я понимаю.

Несмотря на его неубедительное оправдание, Сакура ласково улыбнулась в ответ. Близким людям она верила безоговорочно. Сомнения тут просто немыслимы.

— Д-да, верно, извини за эти странные слова.

За обман своей чистой сердцем кузины Годо атаковали приступы угрызений совести.

— Так вот, моя близкая подруга, она из ну оооочень древней семьи магических практиков, которые давным-давно Его Величеству Императору служили.

Годо подумал, что недавно слышал ещё об одной похожей семье…

Он вспомнил подноготную Сэйшууин Эны, с которой относительно недавно познакомился.

— Оказывается, есть и другие семьи с такими же обязанностями. А некоторое время назад великий Дьявольский Король с первого взгляда запал на девушку из одной такой семьи и сделал её своей любовницей. Он заставил её даже против собственной воли на это пойти!

— Да что за бред! Она добровольно на всё пошла!

Он снова закричал не подумав.

Годо извинился перед Сакурой, которая уже чуть ли не плакала.

— Снова прости. Мне вдруг просто очень захотелось покричать. Не обращай внимания.

— Х-хорошо. Так вот, моя подруга обеспокоена. Он может и её заставить сделаться его любовницей. Вот почему я хочу сказать ему прекратить творить всякие ужасы. Если я от всей души стану его умолять, уверена, он послушает, разве нет?

Годо подумал о том, как на такое могут отреагировать некоторые его знакомые.

Деянсталь Вобан полностью проигнорирует, не удостоив даже мыслью.

А идиот Сальваторе Дони, скорее всего, даже не поймёт, что Сакура от него хочет.

Но вот Кусанаги Годо гордился своим здравомыслием. Можно сказать, что цель Сакуры уже достигнута. Поэтому он хотел поскорее домой пойти, но…

Не подозревая о желаниях Годо, его кузина направилась к маленькой аллее.

— Смотри, мы на месте. Есть тут кто?

Магазин, судя по всему, был переделанным жилым домом на одну семью. Сакура открыла дверь и дала знать о своём появлении.

Помещение явно было переполнено товарами ручного изготовления и различным импортным ассортиментом. На дверной табличке маленькими буквами было написано «Когетсудо».

Годо последовал за Сакурой внутрь. Там оказался полный бардак.

Куча всякого товара с этикетками из Китая, Южной Азии, Монголии, Тибета и Полинезии были расставлены рядом друг с другом. Аксессуары, китайские поделки, одежда, мебель, разные драгоценные металлы, ткани, товары производства традиционных ремёсел и так далее, всё это было перемешано одно с другим.

Что-то из всего имеющегося содержало слабенькую магию.

Для настоящих магических предметов они как-то слишком задёшево продавались. Начиная от всего ста иен и до тысячи, величины на ценниках доходили до двадцати или тридцати тысяч иен. А на витринах и за прилавком можно было даже более дорогие товары обнаружить.

Годо заметил женщину, которая походила на хозяйку магазина. Она была довольно молода. На ней почему-то было традиционное японское кимоно и очки.

— О, добро пожаловать моей дорогой покупательнице. Чем я могу вам помочь сегодня?

Владелица говорила с Сакурой так, словно та была регулярной клиенткой.

— Ну, сегодня я не за покупками пришла, а хочу спросить кое о чём.

— Ясно, очень жаль. Но, благодаря нашим недавним сделкам, за всего лишь улыбку я могу поделиться с вами некоторыми слухами. Назовём это клиентской поддержкой.

Выходит, эта женщина обладала информацией.

Эрику и Лилиану или химе-мико, вроде Юри и Эны, окружала атмосфера, которой могла обладать лишь элита, лучшая в своей области деятельности.

Но вот хозяйка этого простого магазина такой аурой не обладала.

Вместо этого она больше походила на траву, колышущуюся на ветру — хрупкая, ведь она не была частью элиты.

— С-сегодня я хотела спросить о великом Дьявольском Короле, который, как говорят, живёт в Токио.

— Великий Дьявольский Король, говорите? А-а, имеете в виду Кампионе.

— Кам-кто?

— Кампионе. Это по-итальянски. По-английски это будет Чемпион. Так как первым человеком, написавшим о них, был итальянец, с тех пор их и называют Кампионе.

Годо кивнул, беззвучно соглашаясь.

— Что же, если это всё, о чём вы хотели узнать, думаю, могу вам и бесплатно рассказать — клиентская поддержка. Перво-наперво, в Америке есть Джон Плуто Смит. Герой в маске, который сражается против злокозненных секретных сообществ. Он даже превращаться может!

— В маске?! Превращаться?!

— В соседнем Китае есть глава культа Лю Хао, Властительница мира боевых искусств. Где-то в Аравии или Египте есть Королева пещеры, Вечная красавица Айша. В Восточной Европе хозяин штормов Маркиз Вобан. В Англии есть свой Принц чёрной молнии, Черный принц Алек. А в Италии правит Сир Сальваторе, тот, что разрубает всё сущее.

Все перечисленные составили компанию из шестерых человек. Если и дальше так пойдёт, она начнёт и о седьмом говорить.

Не в курсе о затруднениях Годо хозяйка магазина продолжала:

— И последний, в нашей стране. До недавнего времени его окружала завеса тайны, но, наконец, и о нём появились крохи информации.

— Если я не ошибаюсь, он совершенно развратная личность, верно?

— Судя по всему, так оно и есть. Известно, что он наложил свою лапу не только на девушек-японок с каштановым и чёрным цветом волос, но и на блондинку и сребровласую красавицу. Он невероятный распутник.

— Даже на иностранок?

— Более того, он ещё и неожиданно молод. Ходят слухи, что ему и двадцати нет…

— Разве это не означает, что он несовершеннолетний? У-у, не думала, что кто-то настолько молодой может быть настолько ужасен…

Две девушки начали увлекаться. Проклятье, несут всё, что в голову взбредёт.

Хмурясь, Годо наблюдал за дальнейшим развитием событий. Если окажется, что эта хозяйка магазина ещё и имя его знает…

— А не могли бы вы мне назвать имя этого Дьявольского Короля-извращенца? Я должна встретиться с ним и попросить об одолжении…

— Его имя… сейчас информацию о его личности усиленно защищают…

Блин. Ответ владелицы заставил Годо нервничать.

«Разве это не прозвучало так, будто она его знает, но не может просто так взять и рассказать?»

— Видите ли, его имя не широко известно… одна организация ограничивает распространение данной информации. Но для меня они сделали исключение…

— Если вы знаете, пожалуйста, скажите мне, я умоляю.

Сакура склонила голову перед элегантной владелицей магазина.

Проклятье. Эта женщина втихаря наслаждается процессом. Надо как-то заткнуть ей рот! Годо подумал об одной конкретной вещи. Так как он встретился с Сакурой сразу после школы, он всё ещё был в своей школьной форме. И данная вещь до сих пор находилась в его сумке.

По счастью внутри он таскал это…

Годо вытащил своё ученическое удостоверение и стал позади Сакуры. Затем помахал удостоверением так, чтобы фото и имя на нём могла видеть только хозяйка магазина.

Она тут же умолкла. При этом вид у неё стал такой, словно она медведя встретила.

Годо приложил свой указательный палец ко рту, показывая «Пожалуйста, держите это в секрете». В ответ на это владелица магазина энергично закивала.

— Эмм… что-то случилось?

— Нет, ничего такого. Ещё мне очень жаль, но имя Чемпиона, который здесь, в Токио… Простите, но на самом деле я его не знаю. Мне действительно жаль, но, пожалуйста, больше об этом не спрашивайте, — мямлила хозяйка магазина в ответ на слова обеспокоенной Сакуры.

Он ведь не собирался ей угрожать… Годо чувствовал себя сильно виноватым.

— Э-э… а разве только что вы не сказали, что знаете его имя?

Сакура проявила настойчивость, она словно не хотела принимать неожиданно произошедшие изменения.

И как раз в этот момент в магазин ещё один посетитель вошёл.

Годо был удивлён. Он узнал это лицо. Мужчина в возрасте ближе к тридцати, в поношенном деловом костюме.

Его звали Амакасу Тома. Загадочный агент Комитета компиляции истории.

— О, я не помешал?.. Так, и что же у нас тут.

Обращаясь к владелице, Амакасу посмотрел на Годо и улыбнулся. Но заговаривать с ним не стал. Вероятно, хотел избежать необдуманных комментариев, пока не разберётся в ситуации.

— А! Амакасу-сан, вы как раз вовремя.

На лице хозяйки магазина появилось облегчение.

— Уважаемая покупательница, по поводу вашей проблемы вам стоит обратиться к этому человеку. Амакасу-сан специалист в данном вопросе. Он куда более информирован, чем я!

— Что, правда? Удивительно!

— И что же это за «вопрос» такой?

Хозяйка магазина вовсю жестикулировала, Сакура заразилась эмоциональным возбуждением, Амакасу ничего не понимал, но строил из себя крутого. Ну а Годо только вздохнул.

Часть 3

— Значит, присутствующая здесь леди хочет поговорить с великим Дьявольским Королём… я правильно понимаю?

Годо, Сакура и Амакасу сменили обстановку, расположившись в кофейне неподалёку.

Они занимали места у окна, и Сакура как раз завершила свой рассказ.

Сочувствующий взгляд Амакасу так и говорил: «Вам тоже нелегко приходится, верно, Кусанаги-сан». Сакура представила Годо в качестве сопровождающего родственника.

— Да. Моя подруга беспокоится, что этот человек может взять её силой. В последнее время она вся на нервах…

— Вы сказали, что в Акиномидзу поступили? Значит, речь о молодой леди из семьи Рэнджо…

Имея не более чем назвавшую себя Сакуру и пару комментариев, Амакасу определил, источник утечки информации.

И, вероятно, он угадал, так как глаза Сакуры округлились.

И всё же, обычному человеку известно имя Чемпиона… не слишком ли плохо работают методы сокрытия информации у Комитета компиляции истории?

Годо уставился на агента с колким сарказмом, но заслужил лишь самодовольную улыбку в ответ.

— Что ж, я понимаю её беспокойство. Этот великий Дьявольский Король редкостный бабник и повеса. Говоря прямо, его даже врагом всех женщин можно назвать…

Амакасу ухмылялся во все тридцать два. Было очевидно, что ему всё это только в радость.

— А у меня, вообще-то, вопросы по поводу всех этих слухов возникают… Уверен, что этому человеку вся распространяемая о нём полуправда явно кучу проблем доставляет, — попытался защитить себя Годо.

В этот момент лицо Амакасу приобрело хитрющее выражение.

— О, так вы его лично знаете?

— Ну, сам я его не встречал, просто нутром чую. Мне знакома подобная ситуация. Наверняка он просто хочет жить в мире и спокойствии, но люди всё равно называют его похотливым и покоя не дают. Прекращали бы уже сплетничать.

— Что-то случилось, Годо-кун? Ты как-то странно себя ведёшь с некоторых пор…

Когда Годо вдруг начал говорить крайне настойчиво, Сакура обеспокоенно на него посмотрела.

Годо стойко проигнорировал этот взгляд.

— Сакура, тебе тоже следует остановиться. Амакасу-сан обязательно проинформирует искомого тобой человека о том, что тебя беспокоит. Не надо строить из себя детектива и…

— Я его проинформирую? Как-то мне не по себе от этого…

Амакасу сказал, что ему не по себе, причём сделал это совершенно беззаботным тоном.

— Пожалуйста, сделайте хоть что-нибудь. Вы единственный, на кого мы можем положиться.

— Мне очень далеко до храбреца, способного отчитать великого Дьявольского Короля. Да и другой работы целая гора накопилась…

— Вам просто надо с ним встретиться и поговорить чуть-чуть. Этого будет достаточно, чтобы он понял.

— Да это же невозможно, вы так не считаете? Он увлечён девушками как никто другой, я вам вот что скажу — он никогда не послушает.

— Это безосновательные слухи. Не обращайте внимания.

— Ха-ха-ха, да он действует в полном соответствии со слухами и репутацией, причём сам этого не осознаёт.

Просьбы Годо были просто-напросто отметены.

Проклятье. Годо недооценил любовь Амакасу к розыгрышам. Сжав губы, он решительно настроился предоставить ещё более железобетонные доводы.

— Кстати, вам знакома вон та личность? Она всё время на нас глазеет.

Услышав реплику Амакасу, Годо направил свой взгляд в угол помещения.

Когда он вместе с Сакурой туда посмотрел, то удивился. В указанном месте сидела девушка европейской наружности с блестящей копной серебристых волос, завязанных в хвост.

Странного вида солнечные очки и маска на лице, скорее всего, были попыткой скрыть свою личность.

— Ты чем это занята, Лилиана?..

Когда Годо её окликнул, сребровласая девушка-рыцарь удивлённо дёрнулась.

— В-вы, должно быть, за другую меня по ошибке приняли. Я-я вас совсем не знаю.

Она попыталась отвернуться. Годо не стал особо приглядываться, он просто без всяких слов стащил с неё маску.

— Если есть, что сказать в оправдание, говори сейчас.

— Даже и не подумаю оправдываться. Д-да, именно, я как раз думала, что ты можешь оказаться в опасности, если сам по себе будешь. Я здесь ради твоей защиты. И у меня определённо нет никаких жалких чувств, наподобие того, что я лицо твоё видеть хочу или женщину, с которой ты на встречу отправился. Пожалуйста, не пойми неправильно!

Бормоча себе под нос, Лилиана сняла солнцезащитные очки.

Она явно была расстроена. Ладно, что уж тут. Годо почесал голову. Она всегда себя так ведёт.

— Ясно. В любом случае, иди уже к нам.

За столиками в кафе могло разместиться по четыре человека, так что для Лилианы свободное место ещё было. Сейчас, когда Годо её уже заметил, он никак не мог оставить её одну.

— А можно?

— Конечно. Ну, если ты сама не возражаешь.

— С-само собой, нет у меня возражений.

Лилиана выглядела настолько энергично, что будь она щенком, то сейчас бы вовсю хвостом виляла. Девушка встала со своего места. Её лицо по-прежнему оставалось чрезмерно серьёзным, но при этом имело крайне счастливый вид.

Подойдя к столику Годо, она спросила:

— А всё же, вы-то почему здесь, Амакасу Тома?

— Это совпадение, просто совпадение, ничего более.

Хмурясь в ответ на слова Амакасу, сребровласая девушка-рыцарь села за их столик.

Годо пожалел, что не предупредил Лилиану заранее. Он полагал, что она будет осторожна насчёт Сакуры, но…

— Ты знаком с этой иностранкой? И она тоже знакома с Годо-куном?

— Надо же, как совпало, моя хорошая знакомая, также и с Кусанаги-саном знакома.

— Правда? Вот так сюрприз.

Слова Амакасу не совсем согласовывались с тем, что чуть раньше говорила Лилиана.

Но Сакура никаких противоречий не заметила. Несмотря на все эти притянутые за уши нелепые «совпадения», она только кивала. Её невинность прямо ослепительна.

— И какие у них отношения с Годо-куном? Она его девушка?

— Лилиана? Моя девушка? Откуда такие мысли? Мы просто друзья.

Вопрос Сакуры вызвал у Годо горькую усмешку. «Верно?» — спросил он, обращаясь к Лилиане.

В отличие от своей соперницы Эрики, она не попытается ещё больше ухудшить сложившуюся ситуацию.

— Верно. Я Лилиана Краничар. Я живу свою жизнь с Кусанаги Годо, я его рыцарь, так сказать. Если хочешь, можешь считать меня его соратницей по жизни.

Представилась Лилиана решительно.

Она хоть и не намеревалась, но вот её выбор слов был просто переполнен потенциалом для неверной трактовки.

Может, сказать, что-то типа «У неё с японским не очень. Иногда странности какие-то говорит. Не обращай внимания». К сожалению, произношение у Лилианы безупречно, и в таком оправдании дыр больше, чем в швейцарском сыре, но…

— А-а-а, понятно. Значит, вы с Годо-куном суперблизкие друзья? — Сакура мило улыбалась. — Раз вы друзья на всю жизнь, то так ведь и есть, верно? Приятно познакомиться… но мне действительно стало легче от того, что ты не его девушка. Да-да, ведь у Годо-куна не может быть девушки, верно?

Её улыбающееся лицо лучилось чистотой, на нём не было ни единого намёка на злой умысел.

Годо испытывал благодарные чувства за то, что его кузина столь невероятно невинна и доверчива. Из-за этого она во всякие неприятности попадала, но её лучистое сердце было чудесным достоинством.

Вполне вероятно, что эта ангельская улыбка и сразила Лилиану, так как в данный момент она оказалась способна ответить лишь «Ха-а-а…»

— … Кусанаги Годо, какие у тебя отношения с этой женщиной? Ещё одна любовница или, может, тайная жена?

— Странно, что ты про «ещё одну» говоришь. А не хочешь предположить что-нибудь про «друга» или «семью»? Сакура моя кузина, она для меня по большей части как старшая сестра, — с некоторой обидой ответил Годо допытывавшейся Лилиане.

— О нет, Годо-кун, разве давным-давно ты не говорил, что я тебе не сестра?

— Что, о чём это ты?

— Помнишь, когда ты был в начальной школе? Ты вдруг прекратил называть меня «онее-чан». Когда я спросила почему, ты сказал, что женишься на мне, когда мы вырастем, поэтому я не могу быть твоей сестрой. Разве не помнишь?

— А… точно, сейчас, когда ты об этом упомянула…

Годо считал, что это воспоминание из его раннего детства всего лишь такое же детское недоразумение.

Вроде как, очень давно такой разговор между ними и был. С тех пор Годо перестал называть Сакуру «онее-чан». Когда он вспомнил тот эпизод, у него даже ностальгические чувства возникли, типа «да уж, очень молодыми мы тогда были». Хотя он и сейчас ещё довольно молод…

— Видишь, Годо-кун, поэтому я и сказала тебе вчера, разве теперь тебе не хочется называть меня просто «Сакура»? Думаю, нам уже как раз пора настала.

— Но ведь для этого никаких причин нет, разве не так? Я же сказал, что менять обращение непривычно, и так сойдёт.

— Эх, Годо-кун, вечно ты так.

Годо вдруг заметил, что Амакасу и Лилиана с интересом уставились на него и Сакуру.

— Ясно. Очень интересно.

— Значит, гений проявляет себя даже в детстве… вот, значит, как оно было…

Эти двое кивали в согласии друг с другом.

И только Годо собирался спросить, что они имели в виду, как зазвонил телефон Амакасу.

— Послание от босса, судя по всему. Надо уже к работе возвращаться вскорости, — сказал агент Комитета компиляции истории. — Жаль, но сейчас я вынужден откланяться. Можно вас на одно слово, мисс? — обратился Амакасу к Сакуре, когда встал.

— Насчёт нашего недавнего разговора… Боюсь, я не могу исполнить ваше желание о встрече с великим Дьявольским Королём, Чемпионом. Прошу прощения.

— Н-но я должна увидеть…

— В данный момент ваш уровень в качестве магического практика слишком низок. Видите ли, в каждой RPG всего с одним героем нельзя идти на великого дьявольского короля, имея второй уровень. Как минимум, вы должны быть двадцатого или тридцатого уровня.

Амакасу отвадил её липовым аргументом.

Однако Сакура кивнула с просветлённым выражением лица.

И что теперь, хвалить её за то, что она поняла этот игровой сленг или переживать из-за того, что её смогли обмануть посредством таких дешёвеньких объяснений? Пока он взвешивал одно против другого, Годо стало не по себе.

Если исходить из того, во что вылился весь этот разговор, Годо уже знал следующие слова Сакуры.

— Т-тогда, как мне стать достаточно сильным магом, чтобы встретиться с великим Дьявольским Королём?

Чего и следовало ожидать. Его предсказание сбылось. На лице Амакасу возникла широкая ухмылка.

Улыбка всё понимающего взрослого. И это была стопроцентная подделка.

Весь его внешний вид напоминал гадалку, которая сулила клиенту золотые горы, или продавца, который быстро подсчитывал в уме процент по закладной на дорогую гравюру.

— Тут не о чем беспокоиться. По совершенно «случайному совпадению» превосходный тренер уже здесь. Вот эта самая Лилиана-сан одна из самых выдающихся ведьм, которых я только знаю. С её помощью вы точно повысите свой уровень до небывалых высот. Удачи!

Снял с себя роль козла отпущения… Таким же самым способом, как эта роль была навязана ему раньше.

Не в состоянии понять, что происходит, Лилиана указала на саму себя, типа: «Что? Я?»

А Сакура смотрела на неё с обожанием вроде: «Ва-а-а, ты потрясающая!»

Во время этой наступившей посреди беседы паузы Амакасу поставил свою чашку кофе на столик.

В следующий момент агент в деловом костюме уже возле выхода был. Прямо-таки мгновенное перемещение.

Продемонстрировав эту загадочную способность, он отсалютовал.

Лилиана и Годо остались в качестве успокоителей для Сакуры, которая непрестанно канючила научить её магии.

Этим же вечером, дом семьи Кусанаги. Годо был в своей комнате, когда раздался звонок его телефона.

На экране высветился незнакомый номер. Но, догадываясь, кто это, Годо нажал кнопку ответа.

«Йо, спасибо за сегодня. Чем всё в результате закончилось?»

Действительно голос Амакасу. Годо ответил, кивая сам себе:

— Кое-как мы со всем разобрались, но…

Годо продолжал повторять Сакуре, чтобы она успокоилась.

Он сказал ей, что как-нибудь разберётся с ситуацией, что ей уже домой стоит пойти. И пока что этого хватило, чтобы замять проблему. И всё же вопрос всего лишь был отложен, а не решён.

«Значит, ещё ничего не решилось? Запутать её вагоном вранья должно быть проще простого. А, я уже проинструктировал её подругу. И она ни в коем разе не выдаст ваше имя. Расслабьтесь, расслабьтесь».

— Проинструктировал?..

«Да. Действовал окольным путём, но позволил себе воспользоваться тихим, но, в то же время, довольно эффективным методом».

Тут много чего надумать можно. Стоит ли дальше спрашивать?

Годо было неспокойно, но Амакасу беззаботно продолжал:

«А как насчёт того, чтобы сказать, кто вы на самом деле, честно признаться, что вы и есть тот самый Дьявольский Король из слухов? Так куда меньше мороки!»

— Ага, если бы я только мог. К тому же я вообще не могу понять, почему люди обо мне такое рассказывают! Плюс, все ведут себя так, словно я какой-то ужаснейший развр…

Амакасу грубовато усмехнулся на ворчание Годо.

«Простите. Но, к вашему сведению, это вы по заслугам получили, в общем. Да, Кусанаги-сан, зачем вы тогда Лилиану-сан в кофейне позвали? Вы же знали, что она мешать будет, так чего не прогнали?»

— И так я тоже поступить не мог. Веселиться, но без неё? Что тут скажешь, мне такая идея просто не по душе пришлась.

«Тогда что насчёт вашей родственницы? Я знаю, что она невинная милашка, и это лишь стимулирует ваше желание защитить её, но, честно говоря, разве заботиться о ней чуть ли не десять лет — не морока была? Был бы я на вашем месте, отвязался бы от неё под благовидным предлогом».

— Хмм, да, определённо, проблем хватало, но…

Годо поскрёб голову.

Слова Амакасу были довольно резкими, но, тем не менее, верными.

— Отвязаться от неё было бы ещё хуже. На самом деле она мне в принципе нравится. Когда она хочет положиться на меня в безвыходной ситуации, то я хочу сделать для неё всё, что могу.

«И вот так вот балуя их всех по пути, вы имеете, что имеете. Так у вас всё и получалось».

Годо не мог понять того, что говорил Амакасу.

«Если когда понадобиться наша помощь, пожалуйста, обращайтесь. Сделаем всё, чтобы помочь».

— Если попрошу, то, пожалуйста, не надо подкалывать меня так, как вы это сегодня днём делали. Вы же действительно поможете, да?

«Ну конечно помогу. Прошу, верьте в меня!»

Короткая пауза между вопросом и ответом, делала последний несколько неубедительным.

«Но, в общем, проблема такого уровня не стоит никакого беспокойства. Обман всё ещё работает».

— Обман?

«Именно. Среди химе-мико есть такие, кто может подправлять воспоминания людей. Даже не имея такой силы, вы можете подделывать воспоминания посредством магии гипноза. Окольный путь, о котором я упоминал ранее, как раз и относится к одному из типов такой магии».

С точки зрения этики то, о чём говорил Амакасу, явно имело уклон в серую сторону.

Его предложение просто абсурд. Годо был поражён.

Но, несмотря на своё изумление, он был благодарен тому, что такой метод существует. Если немного подумать, то уничтожения кое-какой магистрали в столице или собора святого Петра — как бы не было: использование подобной магии определённо являлось верным способом сокрытия событий.

Принимай зло заодно с добром…

Так как многие его друзья и члены семьи представляли собой сомнительных личностей, Годо воспринимал данный постулат вполне естественно.

Существуют проблемы, которые просто невозможно решить справедливым путём и наличием веской аргументации. На них надо реагировать соответствующим образом.

Годо был рад, что разговор с Амакасу завершился вполне мирно.

Не понимая того, что его мысли были далеко не мирными или здравыми в общепринятом смысле, Годо готовился отойти ко сну.

Примечания

  1. Судати — маленький круглый зелёный цитрусовый фрукт. Имеет кислый вкус, поэтому его не едят, как целый плод, а используют вместо лимона или лайма.
  2. Чешуйчатка съедобная — японское название «намеко» означает «скользкие грибы». Растут они «семейками» как опята, по несколько тонких ножек высотой около 5 см из одного основания, на пнях и поваленных стволах деревьев широколиственных пород, например буков. Небольшие — 1-1 см в диаметре, оранжево-коричневые шляпки намеко покрыты очень скользким желеобразным веществом, отсюда и их название.

Комментарии