Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. В поисках таинственного Дьявольского Короля, Чемпиона. Финал

Часть 1

На длинные выходные в раннем октябре Кусанаги Годо неожиданно отправился в Никко.

Со времени битвы не на жизнь, а на смерть и последующего возвращения в Токио уже неделя прошла. В жизни молодого Дьявольского Короля также произошли некоторые изменения.

Как обычно, встав рано утром, он привёл себя в порядок.

За окном виднелось прохладное освежающее и солнечное осеннее небо.

Похоже, сегодня погода хорошая. С чувством удовлетворения Годо пошёл к выходу и уже надевал туфли, когда…

— Онии-чан, как обычно, и сегодня так рано встал… Снова встречаешься с той самой личностью? — сзади послышался голос. — Неизменная ещё с самого первого дня, твоя поразительная преданность воистину переполняет меня восхищением. Семена, посеянные наставлениями дедушки, явно дают всходы, не так ли?

Голос у неё был милым, но с особыми шипами.

Годо обернулся, чтобы увидеть стоявшую позади него и насмешливо хмыкавшую младшую сестру Шидзуку.

— Сколько раз я должен говорить тебе, чтобы до тебя дошло, что ты ошибаешься? Поверь же в меня, наконец.

— Ну, тогда своим поведением докажи, что я не права. В любом случае, это даже странно — ты каждое утро ходишь и будишь Эрику-сан, иначе она проспит. В высшей степени странно! А в последнее время ты в открытую стал встречаться с любовницами прямо перед домом. Даже не так — у тебя преступные свидания!

В ответ на обвинения Годо умолк.

Затем она начала пилить его на тему «разве тебе не стыдно перед нашей покойной бабушкой» и так далее.

Годо поспешил покинуть дом, чтобы не слышать воплей Шидзуки. Кажется, в мае у них похожий разговор был, но тогда он ещё не повстречал эту вот девушку.

— Доброе утро, Кусанаги Годо.

Это было приветствие, исполненное достоинства, без единого намёка на сонливость.

Она — Лилиана Краничар, мила, словно серебристая фея, к тому же обладает просто ослепительным благородством, достойным её титула рыцаря.

Лилиана всегда вставала раньше Годо и ожидала перед его домом.

— Доброе. Ранняя пташка, как всегда?

— Естественно. Как для твоего главного представителя подъём после моего Короля просто непростителен. Пожалуйста, никоим образом не сравнивай меня с Эрикой.

Обменявшись приветствиями, они продолжили свой путь бок о бок.

Осуждая свою избалованную давнюю подругу, Лилиана имела довольно суровый вид.

— И вообще, чтобы ты, её Король, ходил и будил её каждый день, она ставит всё с ног на голову, выходя за все приемлемые рамки. И ведь вечно Эрика творит, что хочет…

— Да ладно тебе. Я бы не сказал, что мне это неудобства доставляет.

Красный Дьявол манипулировала этой сребровласой девушкой-рыцарем с самого их детства.

Обид, наверное, много скопилось. Поэтому причины говорить недобрым тоном у Лилианы явно были.

— Но, судя по всему, она очень поздно спать ложится. Чем она вообще занимается-то?

— Эрика донельзя усердна в том, что она считает важным.

Неожиданный ответ Лилианы сопровождался вздохом.

— Кроме боевых искусств и изучения магии, она посвящает себя налаживанию общественных связей, а также планированию и претворению в жизнь разнообразных проектов.

Годо понимающе кивнул.

Хоть Лилиана и держала дистанцию с Эрикой, но явно признавала её таланты.

Их взаимоотношения были долгими и довольно глубокими. Человеку со стороны невозможно постичь ту запутанную связь, что существует между этими двумя. Так или иначе, скорее всего, именно благодаря этому они и стали такими хорошими напарницами.

— О, доброе утро. Вы, как всегда, рано.

Неожиданно их кто-то окликнул.

Ранним утром торговая улица третьего района Нэдзу была практически безлюдна.

Сейчас редким исключением служили Годо, Лилиана и проходившая мимо пожилая дама, которая с ними заговорила. Одетая в кимоно, она имела довольно элегантный и благородный вид.

В ответ Годо и Лилиана, как подобает, произнесли «доброе утро» и кивнули.

Пожилая дама ласково улыбнулась на их вежливое приветствие.

— В последнее время ты постоянно с девушками, да? Медленно, но верно начинаешь походить на своего дедушку.

Интересно, она улыбалась из-за его спутницы девушки или из-за их приветствия?

Эта пожилая дама была преподавателем икебаны, она переехала сюда четыре года назад. В далёком прошлом между ней и дедушкой Годо явно много чего произошло. Вскоре после её переезда сюда Годо стал свидетелем того, как они случайно снова встретились в торговом районе. Со словами типа, «ах, ох» и «ну надо же», с многозначительными улыбками, они были похожи на давно не видевшихся друзей.

После того, как Ичиро указал ей на своего внука, она сердечно улыбнулась Годо.

С тех самых пор она грациозно приветствовала его, когда бы они ни повстречались.

Стоит отметить, что, несмотря на свой возраст, она до сих пор оставалась незамужней.

— Эм, это моя подруга, с некоторого времени она заходит за мной по пути.

— Да. Можно сказать, что у нас с ним глубочайшие взаимоотношения, или что мы поклялись друг другу разделить жизнь и судьбу, словно единая душа. В любом случае, это не простенькие любовные делишки, так как наши тесные взаимоотношения основаны на узах бессмертной преданности, — поддержала Лилиана представившего её Годо.

Выбор слов у неё оказался несколько чересчур, но такая уж она была, и, так или иначе, подобное обещание они давали.

А после битвы с Великим Мудрецом, Равным Небу, Лилиана в одностороннем порядке провозгласила свою победу в их споре и начала следовать за Годо, словно тень.

А ещё она объявила остальным девушкам, что является первым рыцарем Кусанаги Годо и главным управляющим его делами. Они должны были ясно понять, что это её обязанности, Лилианы Краничар — вести личные дела их Короля и контролировать доступ к нему женщин.

В ответ на данное заявление, Эрика и Эна единогласно выразили резкий протест, а глаза Юри затуманила печаль.

Но стоило им услышать о предмете спора Годо и Лилианы, все девушки тут же обратили своё внимание на Хикари. Двенадцатилетняя ученица химе-мико весело улыбнулась и дипломатично выразила свою поддержку Лилиане: «У меня возражений нет. Прошу, позаботься обо мне, Лилиана-онеесама».

Эрику её слова сразили наповал, Эну заставили надуться, а мрачный взгляд Юри ещё больше усилили.

Но, в конце концов, все согласились с предложением сребровласой девушки-рыцаря. Кстати, тогда же возражение Годо «С чего это вдруг Лилиана выиграла? Не понимаю чего-то» было решительно отклонено.

И через некоторое время…

Хоть неожиданное появление у него главного управляющего делами и коробило Годо, со временем он к этому привык.

В отличие от начала второго школьного семестра, когда чрезмерный энтузиазм Лилианы заставлял её трястись по поводу мельчайших деталей, в последнее время она постепенно заслуживала у Годо признание в качестве ненавязчивого человека рядом.

Таково было положение дел в настоящий момент, когда они повстречали пожилую даму утром.

Годо понял и согласился с заявлением Лилианы по поводу «разделения судьбы» одновременно со своим прозрением насчёт того, как вести битву против Великого Мудреца, Равного Небу.

Тем не менее, обычные люди, услышав данное заявление девушки, разве не воспримут всё неправильно?

Но вопреки его беспокойству, пожилая дама одарила их едва заметной улыбкой.

— Да-а, хи-хи, прямо ностальгия. Давным-давно, мы с Ичиро-саном тоже похожее обещание дали. Интересно, сколько же лет назад это было…

Неужели, когда-то давно, нечто подобное действительно произошло между этой пожилой дамой и его дедушкой?

Годо был заинтригован, но от расспросов воздержался. Немного поболтав, он попрощался с пожилой собеседницей и продолжил свой путь в компании Лилианы, которая изо всех сил пыталась не наступить на его тень.

Как раз в это самое время ему на телефон пришло сообщение.

Он читал его прямо на ходу. Оно было от его подруги детства Токунаги Асуки.

«Какого рожна ты уже с самого утра с девкой? Ещё слишком рано, чтобы всякой хренью страдать!»

На Годо кидались с незаслуженными оскорблениями, которые сопровождались злым смайликом.

Родители Асуки владели суши рестораном на торговой улице третьего района Нэдзу. Должно быть, она смотрела на эту самую улицу из своего дома и ресторана по совместительству, а Годо с Лилианой её не заметили.

И почему её было так необъяснимо легко разозлить, прямо как Шидзуку…

Строя догадки по поводу этой давней проблемы, Годо убрал сотовый. Наверное, будет хорошей идеей как-нибудь познакомить её с Эрикой и Лилианой. Надо надеяться, что тогда и всякие недопонимания исчезнут.

— Что-то случилось, Кусанаги Годо?

— Да нет. Просто у меня куча знакомых, которым нравится говорить, что вздумается. Но со временем они всё равно осознают, что всё это просто недопонимание, мне нет нужды напрягаться по поводу их придирок… По крайней мере, так я к этому отношусь.

Он сам выбирает свой путь.

Чем бы этот путь ни оказался, дорогой к удаче или к страданиям, не важно, что говорят другие, пока он и следующие за ним товарищи всё понимают.

Когда он выразил свои непосредственные мысли, Лилиана энергично кивнула.

— Как раз подобает решимости Короля. Кусанаги Годо, ты действительно стал тем, на кого можно положиться.

Без единого сомнения выражая своё искреннее одобрение, а не льстивые хвальбы, преданная девушка-рыцарь сопровождала своего господина Кусанаги Годо к дому Эрики Бланделли.

Они двое добрались до входа в квартиру Эрики.

Госпожа и её личная горничная жили на десятом этаже высокого здания.

Но когда Годо и Лилиана, как обычно, минули порог, их поприветствовала девушка, которая не должна была иметь абсолютно никакого отношения к данной квартире.

— Доброе утро, Кусанаги-сама. Давно не виделись, госпожа Лилиана. Хотите эспрессо?

За столом в гостиной сидела красивая девушка с поднесённой ко рту чашкой, которая прямо-таки источала аромат кофе.

Это была не кто иная, как Карен Янкуловски.

Горничная Лилианы и ведьма-ученица магической ассоциации «Бронзово-чёрный крест».

— Что ты имеешь в виду под «давно не виделись»?.. Мы утром дома вместе были, перед тем, как я ушла. Карен, когда ты успела прийти в квартиру Эрики?

— Ну, естественно, тогда, когда вы встречались с Кусанаги-самой, госпожа Лилиана.

Допрашиваемая своей сребровласой госпожой, горничная, которой и шестнадцати ещё не было, беззаботно улыбнулась.

Обычная одежда вместо униформы означала, что Карен здесь по личным мотивам.

— Не так давно я советовала своей госпоже разузнать о прошлом Кусанаги-самы, правда, заниматься этим в реальности оказалось довольно затратным по времени занятием… Но, благодаря тому, что в последнее время госпожа Лилиана действует так активно и напористо, у меня, наконец, и на себя время появилось, — гладко сделала Карен столь важное признание.

Это оно самое? То, что предшествовало их пари в тот день? Годо тут же об этом вспомнил.

Он посмотрел на Лилиану, чьё лицо слегка передёрнуло. Так вот в чём дело. Направить внимание Лилианы на изучение столь странного предмета оказалось идеей Карен.

— Так как сегодня у меня выходной, я подумала, что было бы неплохо нанести редкий визит моей подруге Анне. А, мне в голову даже и не приходило, что я смогу подсмотреть, как проходит медовый месяц Кусанаги-самы и госпожи Лилианы, ни в коей мере. Не поймите неправильно.

Звучало всё так, словно она созналась в своих истинных мотивах, но Годо решил не придавать этому значения.

Из дальних помещений появилась другая горничная.

— Мне ужасно жаль. При вашем появлении я пошла проверить госпожу Эрику, но… И снова она всё еще в кровати.

Арианна Хаяма Ариальди, проще говоря, Анна, имела извиняющийся вид.

— Ну, всего лишь обычное дело. Кстати, вы с Карен подруги?

— Да. Познакомились благодаря случайному стечению обстоятельств. Вот ведь как бывает, Карен настолько моложе меня, а уже настолько надёжная, — с радостной улыбкой ответила Анна на вопрос Годо.

Эти типичные жизнерадостность и наивность были не только особыми чертами Арианны, но и самыми отличительными её качествами. Это если пока забыть о существовании её устрашающей готовки тушёных блюд и опасных водительских навыках.

— Ладно, пойду и разбужу её. Не возражаешь?

— Конечно, нет. Оставляю госпожу Эрику на вас.

Это хоть и превратилось в повседневную рутину, но Годо всё ещё считал неправильным входить в комнату девушки, не испросив разрешения у кого-либо из живущих вместе с ней.

Поэтому, сообразно своим представлениям о приличии, он получил одобрение Анны.

— Нет, Кусанаги Годо, предоставь это мне. Она, может и дьяволица в женском обличье, но мужчина не должен вот так запросто ступать ногой в спальню женщины. Не забывай, что я нахожусь рядом с тобой как раз для подобных случаев.

Слова Лилианы остановиться застали Годо врасплох.

Верно. Его просто увлекло течением, поэтому он и ходил каждое утро стаскивать Эрику с кровати, но на самом-то деле это совсем не правильно. И возражения Лилианы в очередной раз заставили его осознать данную вещь.

— Точно!.. Могу я тебя этим озадачить, Лилиана!

— Более чем. Даже ценою своей жизни я неукоснительно исполню твой королевский указ!

Их разговор больше походил на приказ короля уничтожить дьявола, на что герой отвечал так, словно он всего лишь разменная монета.

В любом случае, по просьбе Годо Лилиана отправилась в экспедицию в спальню Эрики.

Их моральные принципы и чувство справедливости действительно были похожи. Благодаря этому с Лилианой очень легко находить общий язык.

Годо чувствовал это ещё со времени боя против Персея в Неаполе. Пока мыслительные процессы Лилианы не пущены под откос, у него с ней просто выдающееся взаимопонимание.

Какое-то время они все ждали.

Вскоре из спальни Эрики послышались голоса.

— Лили?! Приходить и будить меня вместо Годо это наглость высшей степени! Знай своё место! Я не прощу тебя за то, что ты влезла в мои сладкие утренние мгновения вместе с Годо!

— Нет, это ты знай своё место! Никогда мне не приходилось слышать о рыцаре, которому требуется, чтобы каждое утро к нему приходил господин и будил его! И ты всё ещё называешь себя благородным великим рыцарем, потомком тамплиеров?!

— Я особое исключение, так как я возлюбленная Годо! Так что это ты не лезь!

— Ха. Я, Лилиана Краничар, являюсь первым рыцарем Кусанаги Годо, а также главным управляющим его делами. Даже если ты его возлюбленная, у меня есть право ставить тебя на место, если ты слишком зарываться будешь. Поэтому моё появление здесь более чем оправдано! Может, прекратишь уже ныть по всем этим пустякам?

— О, правда, первый рыцарь и главный управляющий? А почему бы тебе ещё один титул не добавить, третьей жены?

— Ч-что?!

— Дошло, Лили? В Китае с незапамятных времён за сексуальной жизнью императора следили евнухи. Им было дано такое право, а также позволялось частое нахождение в гареме, так как они не были женщинами. И в то же время, ты хочешь обладать властью над другими девушками, но при этом сама являешься одной из женщин Годо? Надо же, как великолепно ты всё провернула.

— Н-нет, всё совсем не так. И вообще, это просто похожий исторический пример, не более…

— Да, но история даёт рациональное объяснение существующему положению. Я могу принять последствия глупого пари Годо, и даже одобряю то, что ты ведёшь его личные дела, Лили. Но не лезь в его отношения с возлюбленными! Если ты действительно этого хочешь, то первым делом должна оставить мысль о том, чтобы стать его женщиной. Как насчёт такого?

— Э, нет, это, ну, как бы так выразиться, э-э-э…

Эрика частично признавала доводы Лилианы, но идти на дальнейшие уступки отказывалась.

Это было одной из основ и вершиной искусства переговоров. Эрика хоть и не жаворонок, но она всё равно была способна подавить Лилиану в словесном противостоянии даже спросонья. Настолько поразительна острота её ума.

Кивая рядом с Годо, Арианна только и могла, что удивлённые охи да ахи издавать в ответ на разразившуюся словесную баталию рыцарей.

Карен же втайне внутренне смеялась с выражением дьяволёнка на лице, типа: «Как и ожидалось, наблюдать за развитием событий, которым дала старт поездка в Никко, более чем стоит». Годо намеренно игнорировал её.

В общем, утро оживлённое выдалось.

Дни Кусанаги Годо всегда начитались с подобного водоворота.

Комментарии