Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 7. Боги и Чемпионы, кульминационная последняя битва за победу

Часть 1

Годо был сильно избит, а у Великого Мудреца, Равного Небу, в буквальном смысле живот вспорот был.

Если бы они позволили своим тяжёлым ранам взять над собой верх, не было бы ничего удивительного, но они приглушили боль одной только силой воли. Совершенно не обращали внимания на своё физическое состояние, сохраняя крайнюю степень эмоционального подъёма, только боги и Чемпионы могли быть столь безрассудными.

И за тем, как разворачивались события, наблюдала Хикари, которую только что спасли. Она больше не могла слышать мысли той, что говорила с ней.

Взяв на себя часть нагрузки от использования «Меча», Юри тоже достигла своего предела и упала где-то без сознания. Второе солнце в небе также исчезло, утратив силу меча, на которую оно полагалось.

— Хикари… С тобой всё в порядке?

— Да! Благодаря онии-саме и всем остальным со мной всё совершенно в порядке!

— Ясно… Тогда поспеши покинуть это место и найди, где спрятаться, — ласково напомнил Годо девочке, которая обнимала его.

— Почему? Я хочу помочь онии-саме! Я тоже хочу быть тебе поддержкой, как все остальные сестрицы!

— Нет, тут ты ничем помочь не сможешь. Кроме того…

Годо холодно отстранился от Хикари, несмотря на её просьбы, ведь битва уже готова была войти в стадию кульминации.

— Доверяю тебе позаботиться об остальных, Хикари. Эрика, Лилиана, Сэйшууин и твоя сестра, где-то там, все они израсходовали свои силы. Не медли, помоги им и позаботься о них.

— Если я это сделаю… то так помогу онии-саме?

— Да, пожалуйста. Сейчас ты единственная, на кого я могу положиться.

Прямо как в девятом иннинге, с лидирующим отрывом всего в одно очко. Чтобы сохранить это лидерство, Годо разбудил свои чувства к аутфилдерам* — вспомнились даже давнишние моменты в бытность его принимающим. Считая девочку рядом своей напарницей и доверяя ей важное поручение, Годо мягко потрепал Хикари по голове.

В результате двенадцатилетняя ученица химе-мико смотрела на него с покрасневшим от смущения лицом.

— Да… Я сделаю так, как говорит онии-сама, но ты должен вернуться живым. Если не сдержишь своё обещание, я больше не стану слушать приказов онии-самы. Обещаешь?

— Хорошо, чтобы отныне ты меня слушалась, я точно вернусь.

Словно хваля послушного ребёнка, Годо погладил Хикари по голове.

Совершенно неожиданно Хикари приблизила своё личико и поцеловала Годо.

— Я слышала от сестрицы Эны и других, что это единственный способ воздействовать заклинанием на онии-саму… Это магия избавления от усталости, хотя бы такой малостью дай помочь…

Хикари неохотно оставила Годо и побежала к лежавшей без сознания Эрике.

При этом была в ней какая-то зрелость… На лице Хикари было довольно женственное выражение. Хоть Годо и считал её ребёнком, довериться ей можно, судя по недавнему поведению. Благодаря заклинанию, боль значительно снизилась.

— Ха! Молокосос Кусанаги! Поверить не могу, что в такой момент у тебя всё ещё есть силы с девушками флиртовать, — ухмыльнулся Великий Мудрец, Равный Небу. — Похоже, мы всё ещё можем затеять второй раунд. Здорово, здорово!

— Ты и я, мы оба тяжело ранены, уверен, что для тебя уместно над другими насмехаться?

— А не важно это, ведь у меня всё ещё козырь есть… Смотри, это я так, на всякий случай приготовил.

Неожиданно в руке Великого Мудреца появилась знакомая фигурка. Это было тело божественного предка Ашеры! Но оно было очень маленьким, её тело настолько сжалось, что стало размером с корень женьшеня. Несмотря на такое состояние, ведьма, похоже, всё ещё была жива, слышалось её слабое дыхание.

Великий Мудрец, Равный Небу, взял и съел эту крохотную ведьму.

— Аааааааааа!!!

В сопровождении этих душераздирающих звуков, Великий Мудрец, Равный Небу, бесстрастно задвигал челюстями, прожевал и проглотил Ашеру, воспроизводя тем самым сцену из «Путешествия на Запад», в которой он съел плод женьшеня…

В следующее мгновение, изнутри тела Сунь Укуна наружу вырвалось чудовищное количество божественной мощи!

— Хуа-ха-ха-ха-ха! Съев змеиное божество, я восстановил свои силы! Бесподобный старый добрый Сунь снова вернулся!

— И вот п-по этому ты забрал себе ведьму?!

С помощью божественной силы Великий Мудрец, Равный Небу снова восстановил Цзиньгубан и взмахнул им со скоростью молнии. Годо спешно совершил кувырок и прокатился по земле, когда его очень бодро атаковал божественный посох из драгоценного железа.

Сейчас, после утраты «Меча», Годо надо было сражаться с использованием других воплощений. Но «Верблюд» не справится с атаками с воздуха, а «Белого жеребца» он уже использовал. Неужто другого оружия не осталось?!

Уклоняясь от атак Великого Мудреца, Годо услышал насмешливый голос.

— Наконец, просишь меня о помощи?.. Одна беда с тобой.

Его правая рука стала источником ощущения ледяного холода, когда недавно одолженный меч снова вернулся к Годо. Сейчас настало время воспользоваться новым оружием, которое терпеливо ожидало своего дебюта.

Движением дикого зверя Годо отскочил вбок от опускающегося на него посоха.

— Вот блин, я что, ударил слишком сильно?

Промахнувшись, Цзиньгубан, воткнулся в землю. Пока Великий Мудрец вытаскивал своё оружие, Годо восстанавливал дыхание.

— Проклятье… Я ведь вообще не думал использовать такой опасный объект, каким ты являешься!

Хоть Годо и жаловался во весь голос, уголки его рта были вздёрнуты, словно в улыбке.

Раз уж необходимо драться независимо от того, есть у него оружие или нет, то что-то лучше, чем вообще ничего.

Схватиться за этот единственный из тысячи шанс на победу в безнадёжной ситуации, если даже такого сделать не можешь, то не достоин быть Чемпионом — скорее, даже мужчиной быть не достоин!

— Хо-хо, выглядишь так, словно у тебя есть туз в рукаве. Тогда давай же драться от всей души, Король Ракшаса!

Великий Мудрец, Равный Небу, вскочил на своё золотое облако и взлетел в небо.

Ускоряясь снова и снова, он намеревался ещё раз достичь мира божественной скорости. Новое оружие в руке Годо не могло защитить от подобных скоростей, но он был решительно настроен драться до самого конца и заполучить победу. С какой бы опасностью Годо ни столкнулся, если он сам не будет верить в свою победу, то, естественно, победа никогда не почтит его своим присутствием!

Как раз когда Годо планировал сконцентрировать всю свою силу в этой отчаянной битве…

По небу пронеслась падающая звезда.

Она напоминала летящего в небесах дракона, это была вспышка бело-голубого света, одна из магических пуль, которыми стрелял воин в чёрной накидке!

Дракон света гнался за Великим Мудрецом, Равным Небу, который принял форму золотого метеора. Но стоило ему догнать добычу, как та исчезла. Неужели всё потому, что Сунь Укун достиг мира божественной скорости? Но и пуля Джона Плуто Смита тоже исчезла. Оба участника гонки достигли божественной скорости!

— Проклятье, ну, раз так, хха!..

Великий Мудрец, Равный Небу, который должен бы исчезнуть из вида, внезапно и быстро размножился в числе прямо в воздухе, заполнив небо видом более чем сотни божественных обезьян. Техника клонирования! Однако эти клоны начали взрываться один за другим и вскоре разлетелись в виде тумана, скорее всего, поражённые божественной пулей прямо в воздухе. В свете утреннего солнца это зрелище оказалось просто потрясающим, словно фестиваль фейерверков.

— Пять элементов образуют сковывающий круг, металл бьёт дерево! — зачитал мантру Великий Мудрец, когда исчезли его клоны.

Из тела божественной обезьяны вырвалась молния и врезалась в приближающуюся бело-голубую волшебную пулю.

Пуля, наконец, была уничтожена, но и золотое облако Великого Мудреца тоже вернулось к нормальной скорости, скорее всего потому, что во время полёта с божественной скоростью он не мог пользоваться другим заклинаниями.

— Заставили меня постараться зря, значит, и другой богоубийца, не имеющий отношения к делу, присоединился?

— Не имеющий отношения к делу? Как раз-таки нет. Я явился сюда именно для твоего погребения. А раз к битве присоединяется Джон Плуто Смит, приготовься к тому, что тебя утащат в самые глубины Загробного мира.

Опоздавшим, само собой, был Чемпион в маске.

Бессознательных девушек больше не наблюдалось, очевидно, Хикари их забрала. Должно быть, воспользовалась лечащими заклинаниями, ведь у неё нет сил на то, чтобы так быстро всех самой унести.

В любой случае, сейчас единственными собравшимися здесь оставались лишь боги и Чемпионы. Только они и никого иного!

— Пфф, какой хвастливый парень… Ты ведь уже встречался с моими братьями, так? Давайте-ка покажем единство названных братьев и одолеем всех богоубийц! Из океана на севере, явись, мой добродетельный младший братец, Чжу Ганле! Из земель на западе, явись, мой добродетельный младший братец, Ша Сэн!

Появление Джона Плуто Смита стало причиной взрывоподобного возрастания божественной силы Великого Мудреца, Равного Небу.

В воздух были подброшены две маленькие фигурки.

— Искоренение демонов, разрывание злобных духов на части, звезда среди богов-мечей, что убивает Ракшас! Даруй же мне острый клинок, чтобы извести моих смертельных врагов!

Увеличиваясь прямо на лету, две фигурки начали и свой внешний вид менять.

Первым появился гигант с головой свиньи. В чёрной одежде и броне такого же цвета, он явился в виде огромного бога, высотой более пятнадцати метров, с тремя головами и шестью руками!

Следующим показался демонический бог с чёрной кожей и торчащими ярко-красными волосами, он стоял на колоннах из воды, которые вырвались из земли, словно гейзеры, превратившись в дракона из воды!

— Хо-хо-хо-хо, надеюсь, на этот раз я смогу немного дольше поиграть, большой брат!

— Явился на зов большого брата, я готов исполнить любое твоё повеление!

Появившись позади медленно летевшего Великого Мудреца, Равного Небу, именно такие слова выкрикнули Чжу Ганле и Ша Сэн.

На виду у трёх богов Годо обратился к своему союзнику в маске:

— Я благодарен тебе за помощь, но мы всё ещё в меньшинстве, у нас пока остаётся невыгодное положение двое против троих.

— Не тебе учить меня подобным азам математики.

В ответ на напоминание своего более молодого коллеги, Смит оправил накидку.

— С другой стороны, есть же пословица «Одна голова хорошо, а две лучше»… Думаю нынешняя ситуация как раз подходит под это определение. В любом случае, главное вот что, мне нужен шанс покрасоваться. Если ты продолжишь настаивать на том, чтобы вся эта восхитительная ситуация досталась лишь тебе, то ты скупец, настолько в этом зарвавшийся, что над тобой даже насмехаться уже поздно.

Слушая эти окольные объяснения по ходу дела, Годо не мог не усмехнуться. В такой ситуации, кто бы мог подумать, что Смит станет такие комментарии делать, ведь он вполне имел право даже потребовать что-то.

Пока он смотрел на выступление человека, которому нравились ролевые забавы, у Годо, почему-то возникло какое-то странное ощущение родства с ним.

— То, что, ты, судя по всему, пытаешься сказать, это что Джон Плуто Смит считает Кусанаги Годо другом и человеком, который не станет тебе помехой — я прав?

— О, ну надо же, ты действительно думаешь, что можешь доверять загадочной персоне, вроде меня? Не пожалей!

Смит и Годо перешучивались, стоя рядом и смотря на богов в небе.

Этот показной разговор казался неожиданно приятным.

«На словах хоть и не уступает, но эти его каламбуры, похоже, как раз по мне».

Убедившись в том, что они двое оказались необычайно совместимы, Годо улыбнулся.

— А ты довольно назойливый. Я всегда обладал высокой удачливостью и никогда не сожалел о выборе напарников. И не думаю, что это когда-либо изменится. В общем, ещё одно…

Годо вспомнил звонок Саяномии Каору.

Лю Иньхуа явно слышал звуки какой-то неразберихи. А раз так, то это может быть только то самое.

— Ты же знаешь, что двое лучше, чем один… Значит, трое лучше, чем двое… Верно же?

Наконец, перемены добрались и до окаменевших земель Тосё-гу.

Первыми взлетели на воздух главный зал и зал почитания в центральной части святилища. Словно при использовании динамита, эти два зала оказались разрушены в сопровождении звуков взрыва и разлетающихся во все стороны каменных обломков.

Затем настал черёд врат Ёмеймон, священных конюшен, пятиярусной пагоды и первых тории.

Взрывы следовали один за другим. Просто восстановить всю местность, которую Великий Мудрец, Равный Небу обратил в камень — это уже монументальная задача. Но, наблюдая за тем, как важнейший памятник культурного наследия уничтожается подчистую, Саяномия Каору не могла не воскликнуть: «Всё, я сдаюсь». Амакасу Тома, в свою очередь, глубокомысленно закрыл глаза, словно говоря тем самым: «Это как-то слишком уж будет».

Единственным, кто мог спокойно смотреть на это, был Лю Иньхуа. Увидев как первые тории, а именно, вход в Никко Тосё-гу, были уничтожены, он взял в руки свёрток, который постоянно держал рядом с собой.

Затем он незамедлительно рванул в клубы дыма и пыли, образованные разрушенным и раскрошенным камнем.

— Мастер, пожалуйста, переоденьтесь. Я вам как раз одежду на смену принёс.

— Хорошая работа, ты стал более внимательным и заслужил небольшую похвалу.

— Вы слишком добры Мастер, ваш ученик выражает свою предельную благодарность.

Лю Иньхуа почтительно передал свёрток прекрасной девушке, чья фигура появилась в клубах белесого дыма.

— В Северном океане обитает рыба, зовут её Кунь. Рыба эта так велика, что в длину достигает неведомо сколько ли. Она может обернуться птицей, и ту птицу зовут Пэн. А в длину птица Пэн достигает неведомо сколько тысяч ли. Поднатужившись, взмывает она ввысь, и её огромные крылья застилают небосклон, словно грозовая туча*.

Как только мантра была произнесена, земля резко потемнела, но не потому, что облака скрыли собой солнечный свет.

Огромная священная птица — прилетела златокрылая Пэн. Как только птица пролетела над их головами, фигура неземной красавицы исчезла.

— Теперь все участники представления собрались. И будет не совсем подобающе, если мы не пойдём посмотреть финал.

— Но эти особые места в первом ряду не гарантируют личную безопасность.

Саяномия Каору обменялась шутками со своим подчинённым, согласно кивая.

Часть 2

Огромная священная птица летела над долинами Сэндзёгахара.

Соответствуя размаху крыльев, её массивное тело было несколько сотен метров в длину. Наблюдая за её величественным появлением Годо остолбенело смотрел вверх. Должно быть, она и несёт на себе последнюю участницу. Но всё же, даже если эта самая последняя участница и хотела добраться досюда, неужели стоило использовать настолько бросающееся в глаза средство транспортировки.

Прекрасная небесная девушка соскочила со спины огромной птицы неожиданно. На ней было платье ципао, которое плотно прилегало к телу и подчёркивало чудесные изгибы её фигуры.

Гипнотизирующий взгляд сверкающих глаз, неподдельная белизна зубов, её красоту можно описать только как не от мира сего.

Она спустилась по воздуху и приземлилась словно перышко, это была не кто иная, как Лю Цуйлянь.

— Благодарю за терпение, Великий Мудрец! И тебя тоже, мой младший брат.

Услышав её слова, Великий Мудрец, Равный Небу, переспросил:

— О? Младший брат?

— Верно. Присутствующий здесь Кусанаги Годо является моим названным младшим братом, братом Лю Цуйлянь. Наши отношения сродни тем, что у тебя с твоими братьями.

— Ха-ха! Но можете ли вы стать такими же большими, как мы?

— А если нет, то мы вас всех сразу одолеем, одновременно и вашу клятву о названном родстве похоронив…

Названные братья Великого Мудреца, Равного Небу, начали выдавать по возникшему вопросу надменные и провоцирующие комментарии.

Взгляд Чжу Ганле, полный похотливой жажды, специально уставился на Лю Хао; стоя на голове дракона, Ша Сэн, несмотря на свои слова, выглядел, как всегда, мрачно. В ответ Лю Хао улыбнулась с обыденной сдержанностью.

— Хо-хо-хо, а ведь прямо сейчас решить, кто из названных родственников сильнее — это неплохая идея. Согласен? А, младший брат?

— Эмм, ну, на самом деле, нас тут не совсем двое, ещё один участник есть…

С точки зрения Годо, он просто констатировал факт.

Но его названная старшая сестра, а также вышестоящая коллега на пути к доминированию, сурово уставилась на него в ответ.

— Ты что, задумал испортить нам, родственникам, первый шанс на совместную битву, приткнув ещё и эту личность подозрительного происхождения?! Глупо! Это богохульное оскорбление меня, твоей старшей сестры!

Звать его личностью подозрительного происхождения, было не очень приятной манерой обращения.

Тот, что был в маске и чёрной накидке, одетый, словно актёр театра, и тот, о котором как раз шла речь, тихо прошептал:

«О-о… Старшая сестра, да? Всего пару дней знакомы, и ты ей уже настолько понравился… Ты и правда выдающаяся личность в том, что касается кражи девичьих сердец».

«Прекрати нести всякую ерунду насчёт того, что я ей нравлюсь, прошу, хоть ненадолго заткнись!» — поспешил возразить Годо, услышав слова Джона Плуто Смита.

— Ну, в общем, ситуация такая, как есть. Редкий случай одновременного появления трёх богов. Если с нашей стороны будет на одного меньше, разве это не позор?

— Позор?

На это Лю Хао среагировала. Чего и следовало ожидать, её чрезмерно завышенная гордость означала, что к таким обвинениям девушка крайне чувствительна.

Если бы она заявила что-то вроде «победа против превосходящего количества это честь в мире боевых искусств», то возразить было бы уже нечем. Но такой аргумент, скорее, являлся бы больше блефом, чем результатом работы какой-то искажённой логики. Даже настолько мнящая о себе Лю Хао, всё же, не такая заносчивая, что поставит честь выше практичности… По крайней мере, Годо на это надеялся.

— Если не подготовим армию такой же формации, как и противники, то, похоже, возникнет проблема по поводу уважения.

— Ясно, ну какой-то смысл в этом есть. Хорошо, я приму твой совет, и мы выступим против них равным числом. Как и подобает великим генералам и маршалам, для нас же лучше вести армии в бой, это в духе праведного пути боевых искусств… И всё же, младший брат, кое-что в твоём поведении мне не нравится, — проворчала Лю Хао, уставившись на Годо.

И что она пытается сказать?

— Н-не нравится? Не думаю, что сделал что-то не так…

— Конечно, сделал. Я стою на вершине мира боевых искусств, старшая сестра, которой ты должен выказывать глубочайшее уважение. А ты, вот как ты обращаешься к персоне столь высокого положения, как я? Полагаю, что уже давала тебе наставления о том, как должна звучать самая подобающая форма обращения.

Годо не сдержал вздоха. Неужели эти слова действительно необходимо произнести именно сейчас?!

— О, о-о-о-о-о-о-о… Нее-сан…

— Тебе следует обращаться ко мне «онее-сама». Никогда не думала, что у моего брата окажется такая слабая память. Ладно, раз уж предложение исходит от моего названного младшего брата, я приму его, — произнеся эти слова, Лю Цуйлянь повернулась к другому Чемпиону. — Исходя из моих умозаключений, ты, должно быть, американский Король? Я происхожу из семьи Лю, моё первое имя Цуйлянь, второе имя Хао. Я даю тебе разрешение пополнить ряды моей армии во время данной битвы и драться бок о бок со мной, Лю Хао.

— Какое уникальное приветствие… Я, Джон Плуто Смит, всецело отдаю в ваше распоряжение мои скромные услуги.

Получив довольно высокомерное приглашение, Король в чёрном ответил совершенно непринуждённо.

По сравнению с двухсотлетней демонической главой культа, этот молодой человек неопределённого возраста казался куда более зрелым. Облегчённо вздохнув, Годо, плечом к плечу со своими «коллегами», стал напротив трёх божеств.

Гигантский трёхглавый и шестирукий Чжу Ганле.

В дополнение к нему Ша Сэн, стоявший на поднятой голове своего «скакуна», дракона из воды.

И, наконец, командир этих двух богов, Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун. Он снова стоял на золотом облаке и взлетел высоко в небеса. Решающая битва три на три была готова вот-вот начаться.

— Хо-хо-хо, дайте я сначала себе противника возьму! Выбираю неземную красавицу, богоубийцу, которая напоминает богиню Луны! Ей больше всего подходит быть противницей Небесного Маршала, великого Чжу Ганле!

— Если подумать, то ты ведь звёздное божество-охранитель северного неба…

Властительница мира боевых искусств нахмурилась под пожирающим её похотливым взглядом.

— Когда речь идёт о соратниках Великого Мудреца, Равного Небу, самый заметный из них это бог, изгоняющий зло, Небесный Маршал Чжу Унэн. Начиная диким кабаном и заканчивая одомашненной свиньёй, ты божество, широко известное по легендам. И, несмотря на всё это, крайне прискорбно, что тебя понизили до такого мелкого и скромного подчинённого бога.

Диких кабанов в Японии называют «иношиши», а для одомашненных свиней используется иероглиф «бута».

Когда Годо получил знания о Великом Мудреце, Равном Небу, также ему была передана и информация о подчинённых богах.

Небесный Маршал Чжу Унэн когда-то был военным божеством, служившим Великому Императору северного полюса Цзы Вэю. На пике своего почитания, скорее всего, в период между династиями Суй и Сун, его трёхглавый и шестирукий внешний вид в полной броне явно являлся у художников одним из самых любимых.

Часто появляясь в романах и пьесах, в результате, в «Путешествии на Запад» его связали с Чжу Бацзе.

Чтобы столь популярный бог был понижен до такого вот похотливого извращенца… Из-за плеч Лю Цуйлянь взметнулось пламя, словно её гнев загорелся, оно знаменовало появление золотого Благосклонного Короля.

Крепко сложенная фигура, которая ни в чём не уступала гиганту Чжу Ганле, демонстрируя свою мускулатуру на обнажённом торсе!

— Сила в действии! Великая сила изничтожает мелкое зло!

— Хмм, ваааа?! Это что ещё за чудовищная мощь такая?

Благосклонный Король швырнул Чжу Ганле. В точности так, как ядро толкают. И похотливый гигантский бог, кувыркаясь, полетел вдаль.

Ба-бах! Как только прозвучал грохот падения, Лю Цуйлянь и её подчинённый Благосклонный Король побежали к рухнувшему гигантскому божеству. Со скоростью, совершенно неожиданной для своего массивного тела, Чжу Ганле вскочил и призвал оружие в каждую из шести своих рук.

В первой паре были меч и алебарда; во второй — топор и дубина; в третьей — лук и стрелы.

Одетый в чёрные одежды и закованный в чёрную броню бог с головой свиньи схлестнулся с Благосклонным Королём под управлением Лю Хао, и два гиганта начали сражение.

— О, Дракон, уничтожь этих людей — Ом вайшраванайе сваха!

Неожиданно произошёл взрыв воды.

Пока Ша Сэн стоял на водном драконе, часть тела последнего отделилась и расплескалась по земле. Годо и Джон Плуто Смит отскочили назад, чтобы избежать атаки. Вода образовала мощные потоки, которые рвали поверхность равнин Сэндзёгахара на куски!

Это словно водный клинок был, жидкость резала камень и растущие в изобилии деревья, словно бумагу. Годо и Смит могли лишь удивлённо смотреть на это, что-то бормоча сами себе.

— Демоническое божество, чьи корни следует искать в буддизме… Судя по его виду, я ожидал чисто силовую атаку, но, оказывается, у него вон какие искусные приёмы имеются.

Ша Сэн выглядел как демон с особенно пугающим лицом и дикого вида телом.

Инстинкты Смита не должны были подвести, просто мрачность и интеллектуальная сторона Ша Сэна не позволяли другим видеть в нём слишком уж жестокую личность.

— С древних времён Ша Сэн был причиной появления бесчисленного множества аскетов шрамана*. Но в своей изначальной ипостаси он убивал людей и был грешным божеством, нарушившим завет не убивать…

Всё ещё стоя на голове дракона, Ша Сэн начал смеяться.

— Являясь генералом, что откидывает занавес во дворце Великого Императора Вод в небесном мире, я тогда имел под своим началом королей-драконов четырёх морей. То, что я тут показал, это всего лишь небольшая часть моих сил…

— А, припоминаю, в даосском пантеоне есть такие категории, как водные силы и силы грома, верно?

Водные силы в даосском небесном мире отвечали за военно-морской флот. Хоть он и не жульничал посредством магии передачи знаний, как Годо, Смит явно знал мифы и легенды иных стран.

— Что ж, позвольте и мне показать вам некоторые из моих умений… Повелитель Загробного мира повелевает! О, небо, ты существуешь лишь с тем, чтобы демонстрировать всю полноту моего величия! — Смит мягко произнёс слова заклинания, что вызвало в недрах земли рокот, и она задрожала.

Землетрясение оказалось довольно ощутимым. Во время тряски по земле пошли трещины и расщелины, а Смит начал изменяться в процессе происходящего. Эксцентричный человек в чёрном превратился в огромную чёрную демоническую птицу.

— Ну а сейчас как следует насладись моим мистическим искусством трансформации! Сможешь ли быть со мной на равных?!

— Какие показушные слова! Похоже, меня недооценивают!

В погоне за быстро взлетающей чёрной демонической птицей, Ша Сэн заставил водного дракона лететь.

Чернокрылый Дьявольский Король и загадочный священный дракон из воды так и продолжали вздыматься в небо.

Но и земля всё ещё нещадно тряслась. Скорее всего, виновником этого был американский Чемпион.

Как-то Годо слышал от Эрики, что у Смита есть способность, которой требовались «Жертвы». Вероятно, данное землетрясение и было одной из таких «Жертв». Очень сильной эту тряску не назвать, но продолжавшиеся подземные толчки, должно быть, имели силу где-то три-четыре балла по шкале Рихтера.

«Похоже, что какое-то время тряска будет продолжаться. Да уж, проблемным этот Смит оказался!»

Безответственность, с которой он оставлял после себя неразбериху, несколько ошеломила Годо, стоявшего на трясущейся земле напротив Великого Мудреца, Равного Небу.

— Хмм, хмм, пфф, давай и мы уже начнём. Готов, молокосос Кусанаги?!

— Ладно, нападай со всем, что есть, я не позволю тебе уйти целым и невредимым!

Выступая против Великого Мудреца, Равного Небу, который спрыгнул с золотого облака, Годо демонстрировал спокойную собранность.

Естественно это был блеф, так как он был совершенно не готов. Хоть у него и был этот меч, но зато не было подходящего воплощения, которое могло противостоять молниеносной скорости божественной обезьяны. Тем не менее, боевой дух Годо был, как обычно высок, и он собирался урвать победу, даже если это означало вцепиться врагу в горло.

«Стоп… Неужели нет воплощения, которое можно использовать?»

У него было странное ощущение уверенности, что подходящее оружие всё-таки есть. Очень слабое ощущение уверенности.

Слышались голоса, говорящие ему сражаться. Голоса, призывающие поражение Великого Мудреца, Равного Небу. Верно, вот в чём дело.

Разобравшись, Годо обратил своё внимание на эти голоса, звучавшие откуда-то изнутри его самого.

Только сейчас он воистину овладел девятым воплощением Веретрагны, «Козерогом».

Эта жреческая способность превращала мысли и чувства окружающих людей в магическую силу и управляла молнией. Во время битвы против Маркиза Вобана он уже обращал силу «Мёртвых слуг» в источник своей мощи. Но просто собрать силу воли — этого недостаточно, чтобы свободно использовать воплощение.

Благодаря тому, что он был связан с психическим восприятием Юри, Годо, наконец, понял, как правильно использовать воплощение «Козерога».

Король правит, направляя волю людей, тем самым, поднимая свой собственный престиж и авторитет.

Годо раскинул «щупальца» психического восприятия, протянув их через равнины Сэндзёгахара, Окуникко и улицы города Никко, тем самым собрав воедино сердца и помыслы более чем десяти тысяч жертв.

Тут ошибки быть не может, всё это мысли обычных людей, которых насильно превращал в обезьян Великий Мудрец, Равный Небу, и которые сейчас пребывали в глубоком сне.

Эти находящиеся без сознания люди просто мирно жили, но неожиданно были превращены в обезьян, попав, таким образом, в кошмар. И единственный ответственный за это гнусное преступление — Бог-еретик, Великий Мудрец, Равный Небу. И хоть всем этим людям в достаточной мере повезло, чтобы оказаться спасёнными, Великий Мудрец всё ещё живёт и здравствует.

«Бог, который превратил всех вас в обезьян, разве вы не испытываете к нему презрения?»

«Бог, который относился к вам, как к игрушкам, разве вы не злы на него?»

«Разве вы не хотите, чтобы я нанёс поражение Великому Мудрецу, Равному Небу?!»

Годо использовал силу психического восприятия, мысленно связываясь с людьми, чтобы пробудить их чувства, собирал их волю воедино, говоря им о личности настоящего преступника, ответственного за происходящее, раздувал пламя их гнева.

«Одолжите мне вашу силу и верьте в меня. Если решите дать мне вашу силу, я обязательно помогу вам истребить этого гнусного врага!»

Он ощущал, как гнев бессознательных людей, направленный на Великого Мудреца, Равного Небу, формирует в мире снов кипящий водоворот ярости.

Это был как раз тот самый фундамент, который требовался «Козерогу». Левая рука Годо, наконец, получила возможность испускать молнии.

— Искусством слов заклинания я искореню адептов несправедливости и зла! Это небесное право на победу!

Великий Мудрец, Равный Небу ловко увернулся от вспышки молнии.

Но Сунь Укуну больше нельзя было позволять делать то, что ему захочется. Получив новую силу, Годо острым взглядом пристально уставился на своего грозного врага.

Часть 3

Битва на малой дистанции, из-за которой в качестве поля боя использовались обширные заболоченные территории, и которая напоминала фильм со спецэффектами, достигла самого накала.

Возвышаясь десятиметровой башней, там присутствовал трёхглавый и шестирукий Чжу Ганле.

В качестве его противника там же был и золотой Благосклонный Король, полуобнажённый гигант, нижнюю часть тела которого прикрывала лишь грубая ткань. Демоническая глава культа посредством даосских техник призвала копьё и направила его на Чжу Ганле. Называемое в Китае «королём оружия», это копьё было любимым оружием Лю Хао.

Когда противники сошлись в битве, она оказалась настолько напряжённой, что даже моргать не хотелось, чтобы ничего не пропустить.

В каждой из шести рук Чжу Ганле было своё оружие. И всё это оружие использовалось одновременно да ещё в комбинации с невероятной работой ног. Непрерывно атакуя, он был способен оказаться в любом месте неподалёку от Благосклонного Короля. Когда Чжу Ганле оказывался на некоторой дистанции, он использовал для нападения стрелы и алебарду, в ближнем бою бог переключался на меч, топор и дубину.

Кстати, алебарда — это такое оружие с древком, как у копья, объединённым с серповидным клинком. Это позволяет использовать её как для колющих выпадов, так и для режущих атак лезвием клинка.

Чжу Ганле двигался настолько быстро, что в глазах его остаточные изображения стояли. И с этой ужасающей скоростью пять видов оружия обрушили на Благосклонного Короля непрерывный шквал атак. При этом казалось, что три головы и шесть рук это тридцать голов и шестьдесят рук, или даже шестьдесят голов и сто двадцать рук.

Однако, той, которая приняла на себя эту сильнейшую лавину атак, была демоническая глава культа, чьи боевые искусства были просто божественны.

В отличие от Чжу Ганле, который, нападая, выписывал вокруг арки, славный Благосклонный Король стоял на месте, не меняя позиции, а Лю Хао стояла в центре атак, держа своё копьё.

И хоть это, вроде как, всего одно копьё, смотрелось это так, словно тысяча наконечников копий делали одновременный выпад вперёд.

Каждое из пяти оружий Чжу Ганле было перехвачено. Стрелы сбиты, ревущие выпады алебарды заблокированы, меч отбит, топор выбит из рук, а дубина остановлена.

Пока Чжу Ганле по дуге заходил Благосклонному Королю за спину, Лю Хао совершала обратные выпады копьём, даже не оборачиваясь. Иными словами, тупой конец копья заблокировал все атаки с тыла.

— Хо-хо-хо, ты явно не сможешь одолеть меня при помощи этого потрёпанного аватара так, чтобы не подвергнуть себя и его взаимному уничтожению. Я не против, если ты прямо сейчас сдашься, тогда я награжу твоё чистое и непорочное тело надлежащей порцией любви…

Сделав паузу в своих передвижениях, Божественный Маршал похотливо ухмыльнулся.

Вплоть до этого самого момента инициатива в атаке всецело принадлежала ему. И хоть своей божественной техникой Лю Цуйлянь блокировала каждый его выпад, она только защищалась, не более. Казалось, что она слишком занята тем, чтобы отбивать непрестанные атаки пяти видов оружия, поэтому и контратаковать не могла.

Тем не менее, Лю Цуйлянь нахмурилась и произнесла:

— Маршал, глупости твоей нет предела. Признаю, ты продемонстрировал отвагу и мощь Божественного Маршала, что служит Великому Императору северного полюса Цзы Вэю, но в то же время я видела тебя насквозь. Ты вообще мне не ровня. Тот, кто должен умолять о пощаде… Это ты, Небесный Маршал Чжу Ганле.

— Ха! Что за чушь ты несёшь!

— Ты что, действительно веришь в то, что говоришь? Я уже полностью успела понять твои истинные способности. И думать, что такой, как ты, в дуэли один на один может сравниться со мной, Лю Хао, — стыдно должно быть!

По какой-то причине её вызывающие слова заставили побледнеть все три лица трёхглавого и шестирукого бога войны.

А затем демоническая глава культа отозвала Благосклонного Короля.

— Использование боевых искусств при наличии трёх голов и шести рук это, конечно, исключительные способности, но как Властительница мира боевых искусств, Лю Хао одолеет тебя в прямом противостоянии, как и подобает Королю. А сейчас нападай на меня со всем, что у тебя есть!

Даже когда её противником был бог, она, как обычно, сохраняла свою надменность.

Такова правда о способностях Лю Цуйлянь. Такова помпезность, которую демонстрирует безоружная Властительница мира боевых искусств.

В это же самое время в небе шла битва между Джоном Плуто Смитом и Ша Сэном.

Солнце уже взошло. Небо было по-утреннему освежающим, начало великолепного солнечного дня. Летая в вышине, Смит буквально пронзал это голубое небо и парящие в нём облака, Ша Сэн в это же время гнался за демонической птицей, стоя на голове водного дракона.

Тело у Ша Сэна было вполне материальным, но, несмотря на это, он бесстрашно ускорялся, совершенно не подверженный влиянию полётных перегрузок. Вполне подобающе для бога с несравненно крепким телом, что просто недостижимо для смертных. Или, возможно, он использовал какое-то защитное заклинание?

— Восемь сотен сгинули в песках, три тысячи утонули в водах глубоких. Пусть же перья лебедя никогда больше не станут парить, а красные цветы исчезнут в глубинах!

Ша Сэн зачитал слова заклинания, заставляя облака собраться на небе.

Эти облака образовали собой длинную стройную форму со сверкающей искрящим светом поверхностью и прозрачную изнутри. Вскоре данная форма стала похожа на дракона. Собрав облака и влагу из воздуха, был образован ещё один дракон из воды.

И одним драконом всё не ограничилось, с нарастающей скоростью таких драконов формировалось всё больше и больше. Считая первого, на котором летел Ша Сэн, сейчас драконов стало девять.

— О? А ты совсем не плох, — умеренно похвалил Смит, находясь в форме демонической птицы.

Девять водных драконов скользили по воздуху и постоянно меняли свои позиции, раскрывая устрашающие челюсти и пытаясь укусить при атаке.

Смит уклонялся умелым маневрированием, так как в форме демонической птицы он обладал не только скоростью, но ещё и небывалой ловкостью. Но всех атак он избежать всё-таки не смог. Как только один из водных драконов по касательной пронёсся мимо крыла, Король в маске, наконец, ощутил настоящий страх.

Атака по крылу вообще не прошла, но при этом оно оказалось рассечённым и начало кровоточить. Тот же самый эффект, что и у водного клинка, который они видели недавно, находясь на земле?

Такое впечатление, что тела водных драконов состоят из клинков, и они способны разорвать на части всё, чего касаются.

— Надо же… Неужели ради приглашения на танец придётся ставить жизнь на кон?!

Из-за раненного крыла нормально лететь уже невозможно. Но чёрной демонической птице не требовалось делать взмахи крыльями, чтобы летать.

Смит быстро взлетал на воздушных потоках, а затем так же быстро снижался. Как ласточка, скользящая на морском бризе, Смит проворно летал вперёд-назад, уклоняясь от волноподобных атак водных клинков на головах драконов.

Само собой, Смит даже и не думал, что запросто выпутается из всего этого.

— Дымящееся зеркало, символ Тескатлипоки!*

Из непроглядно чёрных крыльев Смита вырвался дым, который окружил тела водных драконов.

Вдох этого дыма вызывает отравление, которое, в свою очередь парализует магическую силу. Для обычных врагов этого достаточно, чтобы ослабить их до полной беспомощности…

— Тысячекратное зло, неисчислимая грязь! Пусть всё это очистит вода!

Чтобы его не переиграли, Ша Сэн зачитал слова заклинания в ответ, заставляя тела девяти водных драконов извергать пар, очищающий их от серого магического дыма. Это была божественная сила очищения, которая развеивала магическую порчу.

Однако Смит тоже не собирался уступать, и раскрыл клюв демонической птицы.

Из её рта вылетела магическая пуля, нацеленная прямо в тело Ша Сэна! Она неслась прямо на чёрного демонического бога, летевшего на голове одного из драконов.

С божеством в качестве своей цели, вспышка света Артемиды ускорилась. И в этот момент другой водный дракон резко бросился наперерез траектории полёта магической пули. И вместо головы создателя дракона, пробило голову самого дракона, и тот бесследно исчез.

Но атака магической пули на этом не остановилась, она продолжала лететь в Ша Сэна!

Водные драконы один за другим бросались на её перехват, и один за другим исчезали.

Остался лишь дракон, нёсший на себе Ша Сэна. Чтобы защитить наездника, дракон превратился в щит и отразил пулю. Каким-то образом его тело затвердело до состояния льда.

Отражённая ледяным драконом магическая пуля унеслась далеко в небо.

— Хо-хо-хо… Наконец, лёд для отражения созданной пули, — рассмеялся Ша Сэн с угрюмым выражением на лице.

Его «скакун», водный дракон, замёрз до состояния льда и превратился в ледяного дракона.

Нет, это ещё не всё. Используя влагу в атмосфере, были созданы новые ледяные драконы, и ряды армии из девяти таких ящеров снова оказались заполнены!

Смит раскрыл клюв демонической птицы и выстрелил ещё одной магической пулей.

Однако его атака снова была отражена ледяным драконом, на этот раз пуля улетела уже в противоположную сторону от предыдущей.

— Хмм… Зеркало изо льда с магией отражения? Какая неудобная божественная сила, но она же может и очень хороший шанс предоставить.

Несмотря на неэффективность своих козырей, Смит говорил расслабленным тоном.

— О? И что ты имеешь в виду?

— Да вот, уже какое-то время кое-что мне покоя не даёт… Для богов, вроде тебя, их сила и божественные способности не всегда соответствуют их известности, и бывает, что мелкие боги демонстрируют куда больше, чем «недоделанные» главные боги. В чём причина данного несоответствия… Полагаю, что сейчас прекрасная возможность выяснить это.

Девятое воплощение, «Козерог», позволяло управлять громом и молнией.

Но цель должна быть общепризнанным врагом, к тому же, основное, что следовало учитывать — при использовании жизненная сила ближайших людей бралась без разбора. Годо вспомнил прошлый раз, когда использовал данное воплощение, и затем ударил молнией.

Из его правой руки выстрелило электрической вспышкой, вокруг почувствовался запах озона от сильно ионизированного воздуха, а сильнейший удар тока направился прямо к Великому Мудрецу, Равному Небу. В то же самое время Годо не забывал и за небом следить.

В солнечной вышине собирались грозовые тучи, и внутри них рокотал гром.

— Проклятье, как всё это статическое электричество раздражает! — недовольно ворчал Великий Мудрец, Равный Небу, уклоняясь от одновременных ударов молний спереди и сверху

Обычно, удар молнии становится причиной сильнейших ожогов и повреждений от ударной волны. Однако стальное тело Великого Мудреца, Равного Небу, являлось проводником. Его хоть и откидывало ударами, особого урона при этом не наносилось.

Каждый раз, как он приближался и пытался атаковать Цзиньгубаном, Годо бил в него молнией.

Великий Мудрец уже не раз получил удар и был отброшен, но явно не получил никаких ранений. Иметь дело с телами из стали просто отвратительно.

— Проклятье! Это никогда не закончится — пусть же небеса содрогнутся, а земля дрожит в страхе, быстрее, быстрее!

Божественная обезьяна ростом в сто шестьдесят сантиметров увеличилась по высоте вдвое. Естественно, ширина с толщиной тоже пропорционально возросли.

Выдерживая удары молний Годо, Сунь Укун расставил ноги шире и удерживал свою позицию.

Сейчас его раздавшееся тело могло выдержать столкновение с молнией и при этом не отлететь. Бросившись вперёд, Великий Мудрец ухмыльнулся своей обезьяньей мордой. Кто мог ожидать, что он использует увеличение тела, чтобы сопротивляться силе удара молнии?

— Чёрт! Раз так…

Годо собрал электричество в сферы и создал шаровые молнии.

Приблизительно размером с баскетбольный мяч, эти небольшие сферы испускали электричество непрерывно. Затем Годо запустил их в Великого Мудреца, Равного Небу. Не одну, а пять одновременно.

— Хмм, о-о-о-о, какие изобретательные мелкие трюки!

Пять шаровых молний высвободили ток, со всей силы врезавшись в Великого Мудреца, Равного Небу. Это была стратегия победы над большими врагами путём численного превосходства. Но божественная обезьяна внезапно вернула себе прежний размер и отпрыгнула вбок.

Одновременно с этим Сунь Укун непрерывно использовал заклинание создания клонов…

Размножив себя до более чем двадцати штук, Великий Мудрец тут же прыгнул в сторону Годо.

— Зло никогда не сможет нанести мне удар!

Годо призвал молнию, явившуюся из грозовых туч и полностью окружившую его электрической защитой.

Запах ионизированного воздуха забивался прямо в нос, при этом все атакующие Великие Мудрецы были сметены молнией — хотя, нет, стоило ему об этом подумать, как одна божественная обезьяна с безупречной ловкостью напала сверху.

Используя клонов в качестве отвлекающего манёвра, настоящий Сунь Укун подпрыгнул вверх.

Цзиньгубан опускался вниз после сильнейшего замаха, и Годо увернулся от удара перекатом по земле.

Снова став на ноги, Кусанаги Годо в очередной раз стал напротив Великого Мудреца, Равного Небу.

Атаки его противника оказались слишком разнообразны. Какую неожиданную тактику можно использовать, чтобы одолеть его? Стоило Годо начать беспокоиться об этом, как его правая рука начала болеть.

Так он говорил Годо положиться на него. Время продемонстрировать свою мужественность.

В ответ Годо хмыкнул.

— Как тогда, в Загробном мире, вот же надоедливый… Но, в любом случае, я согласен на этот план битвы!

Годо вытянул правую руку в направлении Великого Мудреца, Равного Небу.

— Тц… Ты, недоумок, снова этой шумной молнией палить собрался?

— Неа, на этот раз будет немного по-другому. Молния не оказывает особого эффекта на твоё тело из стали… Я покажу тебе кое-что более удивительное!

Великий Мудрец разочарованно заворчал. Но если приём сработает, победа точно окажется в руках у Кусанаги Годо! И каков же будет конечный результат?

— Как тот, кто удерживает любую и каждую победу, я сильнейший из сильнейших. Я сокрушу всех врагов, стоящих у меня на пути!

После произнесения слов заклинания, сила божественного военачальника и сила священного меча начали усиливать одна другую.

Несомненно, это была сила священного меча Амэ-но муракумо-но цуруги!

Меч, который вобрал в себя качества непокорных варваров, чтобы укрепить свою мощь. Сейчас он был личным клинком Кусанаги Годо, способным поглощать божественную силу, которая наносила урон его владельцу, превращая её в собственную энергию. В битве против Лю Цуйлянь он поглотил «Рёв дракона и рык тигра», предоставив шанс на последний, решающий удар.

Более того, была у этого меча и ещё одна интересная область применения.

— Как перед олицетворением самой победы, все враги дрогнут передо мной!

Из грозовых туч была призвана молния, ударившая прямо в правую руку Годо, служившую вместилищем Амэ-но муракумо-но цуруги. Ещё один способ применения данного меча — поглощение способностей самого Годо и создание новых способностей!

— Я сокрушу всех тех, кто станет у меня на пути! Будь то человек или дьявол — все враги, все, кто таит злобу, будут покорены!

Дремавший в его руке священный меч поглотил молнию, превращая её в иную силу — магнетизм.

В Древней Японии ковка начиналась с плавки железистого песка, которая в результате завершалась изготовлением стального меча. В общем, смысл в том, что мечи в Древней Японии были изготовлены из железистого песка — руды ферромагнитного металла.

Когда в естественной природе в ферромагнитную руду била молния, время от времени начинали проявляться магнитные явления.

Годо и Амэ-но муракумо-но цуруги как раз воссоздавали данный феномен. Используя сильные электрические и магнитные поля во взаимодействии с имеющейся сталью...

Можно создать чудо!..

— Давай же, Великий Мудрец, Равный Небу! Улепётывай на самые задворки вселенной!

— Ваа… Ч-что это за сила?!

Произведённый эффект был результатом использования магнитных полей, создаваемых сильным электрическим током, загадочной силы Амэ-но муракумо-но цуруги и ферромагнитного железа.

Исходя из свойств магнита возможных результатов два: притяжение или отталкивание? Получившееся магнитное поле было использовано для создания пули — в полёт отправили Великого Мудреца, Равного Небу.

Божественная обезьяна с неуязвимым телом из стали была поймана в ловушку магнитного поля, испускаемого правой рукой Годо, и продолжала нестись по воздуху.

Словно ракета, стартовавшая в космос, он взлетал ввысь с ужасающей скоростью.

Рельсовые пушки* использовали электромагнетизм, чтобы разгонять объект и выстреливать им со сверхскоростями. Пользуясь данным принципом создания электромагнитной катапульты, запускающей в космос объекты большой массы, Кусанаги Годо объединил силу воплощения Веретрагны с Амэ-но муракумо-но цуруги, чтобы сделать импровизированную катапульту для отправки божественной стальной обезьяны прямиком на небеса!

Земная атмосфера состоит из нескольких слоёв — тропосферы, стратосферы, мезосферы и термосферы.

За термосферой расположена экзосфера, а затем космос. Если всё так и продолжится, Великий Мудрец, Равный Небу, окажется изгнанным с Земли. Более того, объекты, летящие с высокой скоростью, нагреваются трением об атмосферу до экстремально высоких температур. Последний слой атмосферы — термосфера, представляет собой область высокой температуры, достигающей двух тысяч градусов.

И сейчас, когда выполнены все необходимые условия для победы над этим грозным врагом, каким окажется финальный результат?!.

Часть 4

Взлетая вверх, Великий Мудрец, Равный Небу, превратился в горящую пулю.

Он хоть и был привычен к движению с божественной скоростью, но подобный метод ускорения он испытал на себе впервые.

На самом деле, так называемая божественная скорость была не способностью быстрого передвижения, а способностью, которая сокращала время путешествия. Вместо того чтобы перемещаться из точки А в точку Б со скоростью несколько сотен километров в час, это была способность перемещения из точки А в точку Б за ноль целых и сколько-то там после запятой секунд. Вместо физического ускорения, это была сила искажения времени, требуемого на перемещение.

Поэтому Великий Мудрец испытывал ещё одно ощущение впервые — трение о воздух при сверхвысоких скоростях, а также нагревание, сопутствующее полёту сквозь атмосферу.

— Как же горячо, горячо, горячо, горячо, горячо! Просто невыносимо! Ну, богобийца, это вообще ни в какие рамки!

Первым делом, необходимо вернуться на поверхность до полного сгорания. Он активировал свою божественную мощь и попытался оказать противодействие электромагнитным силам.

Также, вызвав своё золотое облако, он должен спешно вернуться на землю любыми возможными способами. Многие свойства, присущие такому небесному телу, как планета — гравитация, собственное магнитное поле, — тоже можно использовать, чтобы вернуть его на поверхность.

— Средний братец и младший братец! Объедините ваши силы, вы двое! Призовите меня обратно на землю!

Даже разделённые расстоянием в десятки тысяч километров, названные братья могли общаться телепатически.

Однако, вопреки ожиданиям Великого Мудреца, его названные младшие братья сами оказались в кризисной ситуации каждый.

— Когда Авалокитешвара Бодхисаттва практиковал праджняпарамиту*, он излучал пять скандх* и увидел, что все они пусты, и тогда он возвысился над всеми страданиями и тяготами. Шарипутра, форма неотлична от пустоты, а пустота неотлична от формы. Форма есть пустота, а пустота есть форма!

Лю Цуйлянь начала читать сутру Сердца.

В сочетании с мелодичным голосом девушки, достигшей нирваны, способность «Рёв дракона и рык тигра» генерировала ударные волны демонического ветра.

Магическая сила изначально была чем-то не имеющим чётких контуров, цвета, аромата или формы, но способность Лю Цуйлянь наделяла её различными свойствами.

— Точно так же эмоции, понятия, кармические образования, сознание. Здесь, Шарипутра, все дхармы отмечены пустотой, не рождены и не преходящи, не загрязнены и не чисты, не ущербны и не совершенны!

Воздушные потоки продолжили разрастаться, когда мощь ветра в очередной раз возросла.

— Тц! Обычная девка творит такое, что аж бесит!

Пока Лю Хао концентрировала своё внимание на каком-то ужасающем действе, Чжу Ганле взмахнул всем своим оружием.

Пуская стрелы и непрерывно атакуя алебардой, мечом, топором и дубиной, он пытался противостоять ударам демонического ветра.

Трёхглавый и шестирукий бог-гигант был беспомощен против этого адского урагана, дувшего вокруг главы культа. Этот ветер мог сдуть всё сущее, и оружие Божественного Маршала оказалось бессильно в своих попытках пробить газообразную защитную стену, которая останавливала все атаки. Не было абсолютно никакой возможности помешать неземной красавице в её составлении песни смерти и разрушения.

— Поспеши же, могучим повелением Северного Императора, подчиняйся!

Чжу Ганле зачитал слова заклинания, чтобы укрепить телесную силу и, наконец, смог постепенно двигать оружием, медленно и крайне неуклюже приближаясь к телу Лю Цуйлянь. Но к этому времени мистические техники демонической главы культа как раз были завершены.

Тело Лю Цуйлянь засияло золотым свечением, вплетая данный свет в вызванный ей ветер.

Это также был аватар, призванный посредством «Божественной силы Ваджрапани», но не один из Благосклонных Королей. Яркий свет собрался воедино и обрёл свою форму между Лю Цуйлянь и Чжу Ганле в виде огромной ладони!

— Моё сердце в пустоте, но моя длань подобна смертельному урагану…

— Ааааааааа!

— Сила, что идёт от кости и задействуется сухожилиями! Да, ладонь, что у истоков всего сущего!

Золотая ладонь была того же размера, что и массивное туловище Чжу Ганле. И следующую атаку провела уже эта гигантская ладонь.

Словно взрыв произошёл — трёхглавое и шестирукое гигантское божество получило фронтальный удар, разбивший ему лицо, тело и ноги, сотрясший его мозг, а ударный импульс проник внутрь, порвал внутренности и переломал кости.

Огромная золотая ладонь даже схватила Чжу Ганле и крепко сжала его, что есть силы.

— Мой названный младший брат, судя по всему, отправил Великого Мудреца, Равного Небу, в изгнание. Как его старшая сестра, я думаю, будет интересно скопировать его и сделать то же самое. Вульгарный бог войны, исчезни же в небесах! Твоё присутствие оскорбительно для моих глаз!

Несмотря на то, что она участвовала в битве на передовой, Лю Хао не переставала следить за происходящим на всём поле боя.

Редкий талант, продемонстрированный проницательной даосской священнослужительницей.

Когда она направила удар ладони в небо, могучая золотая длань, сжимавшая бога, понеслась в небеса вместе с Чжу Ганле.

— Ваааааа!

Жалкие крики улетающего ввысь Чжу Ганле отдавались в небе глухим эхом.

— Удивительно… Трудно поверить, что чудовищная сила Основательницы способна на такое.

Золотая ладонь и Чжу Ганле, ракетой взлетавший в небеса.

Видя эту нереальную сцену, Годо был поражён до глубины души. Для подобного эффекта ему понадобилась самодельная электромагнитная пушка, созданная вместе с Амэ-но муракумо-но цуруги, а демоническая глава культа повторила то же самое всего лишь при помощи грубой силы и боевых искусств.

Годо направился к месту боя Лю Хао.

Пробираться пришлось по нещадно трясущейся земле, всё, что лежало перед ним, превратилось в пустошь. И в центре этой пустоши стояла прекрасная глава культа, которая явно использовала свою способность демонического ветра, чтобы превратить окружающее пространство в руины.

— Младший брат, ты прибыл. Как ты только что видел, твоя старшая сестра изгнала вульгарного Маршала. Я наблюдала за тем, как ты нанёс поражение Великому Мудрецу, Равному Небу. Сделано очень хорошо.

«Она меня похвалила. Похоже, использовала какую-то магию усиления зрения».

И хоть его хвалили, Годо заметил, что взгляд у Лю Цуйлянь крайне угрожающий.

— Тем не менее, мне, кажется, послышалось, как ты сам себе бормотал… Называя меня «Основательницей», вроде как… Использовать такую обезличенную форму обращения, словно гостя какого развлекаешь… Интересно, мне действительно это послышалось или нет…

Когда на него смотрели так, будто он на допросе, Годо не мог не задрожать.

«Неужто она действительно могла услышать его восклицание, когда он увидел, как Чжу Ганле отправился на небеса? Да что же это за сверхъестественный слух такой?!»

— Просто на всякий случай, я напомню тебе ещё раз. Младший брат, называй меня «онее-сама».

— О-о-о-о… о… нее… сама…

Понукаемый ей, Годо был вынужден сделать то, что ему было сказано, но великая старшая сестра всё равно покачала головой.

— Никуда не годится. Старшая сестра, которая просто вне всякого сравнения с жалкими смертными, преисполненная неизмеримым милосердием и доброжелательностью… Греет тебя в своём сиянии, словно солнце, что согревает весь мир. Твоя манера обращения только что не несла в себе ни малейшего намёка на уважительное восхищение. Тебе следует называть меня «онее-сама» с благоговением и обожанием. Придётся поработать над этим более усердно.

Уровень этих требований слишком завышен… Тему разговора необходимо сменить, быстро!

— К-кстати, о… нее-сан, выглядело всё так, словно битва для тебя не особо трудной была.

— Естественно, хоть этот Чжу Ганле и настоящий Божественный Маршал, он явился сюда всего лишь как подчинённый бог.

Неспособность Годо обратиться к ней в требуемой манере заставила старшую сестру нахмуриться.

Однако на этот раз она его простила. Обращения «нее-сан» было достаточно, чтобы удовлетворить её, хотя и едва.

— Запомни хорошенько. Силу Богов-еретиков определяет не то, насколько велики и могучи они были в изначальных мифах, и не то, насколько они были известны. Суть их силы состоит в их непоколебимом эго.

Непоколебимое эго. Иными словами, характеристика «устойчивый нарциссизм»?

— Не полагаются ни на чьё мнение, кроме своего, идут вперёд и творят, что вздумается, при этом ни на что не обращая внимания — сила воли к уничтожению человеческой расы, даже если это будет означать изменение неба и земли. Это и определяет силу бога. Тем не менее, подчинённые боги не могут поддерживать своё существование, если главное божество исчезло.

Годо припомнил, что происходило с Веретрагной, Афиной и Великим Мудрецом, Равным Небу.

Как только потерявший память священный военачальник обрёл своё истинное эго, его сила невероятно возросла; греческая непорочная богиня Афина стала могущественной древней богиней-матерью земли, стоило ей вернуть себе Горгонейон; утративший своё имя и темперамент божественный обезьяний монарх сошёл на землю в виде великого героя, когда была разрушена наложенная на него печать.

«Это всё объясняет, теперь понятно…»

Годо не смог сдержать согласного кивка, как только принял сообщённые ему факты.

— Значит, к этому времени Ша Сэн, который со Смитом сражается, тоже должен…

— Если не ошибаюсь, сейчас у него преимущество, но…

Лю Цуйлянь посмотрела в небо острым взглядом.

— Подчинённые боги получают защиту от своего хозяина, а хозяин, в свою очередь, получает их поддержку. Так они становятся ещё более могущественными и опасными. Не будет ошибкой сказать, что истинная битва начинается именно сейчас, мой младший брат, ты ни в коем случае не должен терять бдительности.

«Если подумать, то причина, по которой я так легко одолел Амэ-но муракумо-но цуруги, обосновавшегося теперь в моей правой руке, состоит в том, что его хозяин Сусаноо живёт в Загробном мире, и до битв ему вообще дела нет. Если бы не это непонятное обстоятельство, каким бы тогда мог оказаться результат?»

— Как и ожидалось от богов, которым не достаёт отличительного эго, даже если они способны полностью использовать свои силы, у них нет того особого упорства, которое позволяет выйти из тупика и проигрышной ситуации. Позволено ли мне спросить, верна ли моя догадка?

— Гха… Как такое может быть?! Я же явно смог заблокировать недавние стрелы!..

Джон Плуто Смит всё ещё парил в небе, оседлав ветер в виде демонической птицы.

Он беззаботно нарезал круги в вышине, снисходительно смотря на Ша Сэна, чью грудь пронзило бело-голубой магической пулей. Будь на его месте обычный человек, то это было бы попадание прямо в сердце.

— Если бы ты действительно был независимым божеством, ты, естественно, увернулся бы от возвратившейся стрелы Артемиды. В любом случае, благодарю за то, что подтвердил правильность моей догадки.

Две пули, отражённые ледяными драконами некоторое время назад, летели во вселенские дали высоко над планетой. Но по дороге они развернулись на сто восемьдесят градусов и вернулись на Землю. Ледяные драконы собрались вместе, перекрывая один одного для образования щита и намереваясь снова отразить пули, они даже смогли заблокировать одну. Но оставшуюся пулю они остановить не смогли, и она пронзила самого Ша Сэна…

Таковы были магические пули богини Луны, их количество ограничивалось шестью за один лунный цикл. Вот почему каждая из них имела такую чудовищную мощь. Ходили слухи, что если выстрелить одновременно всеми пулями, возникший в результате пожар поглотит всю Калифорнию и будет негасимо гореть семь дней. И после такого воспламенения земля штата превратиться в абсолютную пустошь, в которой даже сорняки расти не будут.

И атаку таким мощным оружием, всего лишь обычное отражение нейтрализовать не в состоянии. Поражение Ша Сэна было гарантировано уже одним лишь фактом того, что он не мог уничтожить пули напрямую, как Великий Мудрец, Равный Небу.

— О-о-ххх… ну раз до этого дошло!

Стоя на голове ледяного дракона, пронзённый Ша Сэн выпустил из руки поток воды, само собой, его целью являлась летавшая вокруг чёрная демоническая птица. В ответ на эту контратаку Смит совершил дерзкий защитный манёвр.

— Как печально, твоя борьба на пороге смерти бессмысленна, для меня это просто шанс покрасоваться своими способностями.

Атакованный Дьявольский Король совершил обратное превращение прямо в небе.

Чёрная демоническая птица снова стала героем в маске и в чёрных одеждах — Джоном Плуто Смитом.

Из-за мгновенного уменьшения размеров тела атака Ша Сэна прошла мимо, никуда не попав. Дьявольский Король в накидке парил на ветру, словно перышко. По мере падения он вытащил свой магический пистолет, целясь им в Ша Сэна.

— Агх!..

На этот раз Ша Сэну пробило живот, заставляя его упасть. Из шести магических пуль осталась только одна, но когда победил одного из трёх богов, этого достаточно…

Медленно спускаясь к земле, Смит неожиданно услышал разносившийся в окрестностях голос Великого Мудреца, Равного Небу.

— Средний братец и младший братец! Объедините ваши силы, вы двое! Призовите меня обратно на землю!

— Я понял большой брат! Доверю тебе все свои оставшиеся силы! Как раз настало время троим богам объединиться и уничтожить Ракшас!

«Чего?!»

На глазах у удивлённого Смита, фигура Поднимающего завесу генерала Ша Сэна рассыпалась на крохотные частицы света, похожие на песок и взметнувшиеся к верхней части атмосферы.

Летя в небеса, Небесный Маршал Чжу Ганле имел в качестве сопровождения золотую ладонь.

Он тоже слышал голос своего названного старшего брата, и тоже решил сдаться.

— Эхх, жаль. Спиртное, азартные игры, женщины, сиськи, задницы, красивые ножки! Я ещё так много сделать хочу! Но в моём нынешнем неприглядном состоянии, ничего я сделать не могу! Большой брат, я уже иду!

Крепко сжатое золотой ладонью тело Чжу Ганле тоже рассыпалась, формируя такие же сверкающие частицы света, как и тело его младшего названного брата, что позволило ему вырваться из тисков ладони и улететь в ту часть неба, где находился его старший названный брат!

Превращённый в снаряд электромагнитной пушки и несущийся в космос божественный обезьяний монарх, Великий Мудрец, Равный Небу, Сунь Укун, продолжал читать мантру со спокойной сдержанностью.

— Дубхе, Мерак, Фекда, Мегрец, Алиот, Мицар, Алькаид! Семь звёзд Большой Медведицы, я заклинаю вас проявить себя!

Когда божественная эссенция подчинённых богов добралась до него, Великий Мудрец поглотил её, чтобы повысить собственный уровень божественной силы.

— Змеи и драконы, отдайте мне тела свои; пламя, нагрей железо, чтобы выковать сталь; чистая вода, охлади клинок меча! Всё усилит мою святость в качестве бога меча.

Чтобы создать меч, он собрал всю необходимую ему силу.

— Дьявольские Короли атакуют меня, Ракшасы рвут меня на части!

В настоящий момент Великий Мудрец, Равный Небу, собирался вот-вот стать на путь адских испытаний, чтобы стать священным мечом, что уничтожает зло и воплощает собой справедливость! Его сердце и разум переполнила подавляющая мощь.

В очередной раз утвердив свою миссию в качестве бога меча, он выразил своё согласие древнему пакту.

— Хха!

Великий Мудрец, Равный Небу, наконец, освободил себя от проклятых оков электромагнетизма.

Взирая на территорию Японии, он призвал свой посох Цзиньгубан.

Наконец, пришло время контратаки. Улыбаясь, он увеличился в размерах, позволяя своему телу достигнуть той же величины, что была у Чжу Ганле. И хотя он мог вырасти дальше, слишком сильное увеличение тела пагубно скажется на скорости.

Далее надо задействовать двух названных младших братьев, которые спешно к нему вернулись.

Эссенция Чжу Ганле превратилась в массивного чёрного кабана, почти таких же размеров, как и у Великого Мудреца, восседавшего на спине этого кабана — дикого «скакуна».

А эссенция Ша Сэна стала драконом, который обернулся вокруг Великого Мудреца со стороны спины, и принял положение, судя по которому, был готов атаковать по первому же приказу.

Таким образом, три бога стали одним, и всё было готово.

Во время падения обратно на землю тела трёх божественных духов были объяты белым пламенем, словно у падающей звезды.

Отклонившись от направления на Никко, им пришлось подправлять траекторию прямо во время движения, когда они всё ещё были охвачены пламенем, проходя через стратосферу и, наконец, возвращаясь в тропосферу.

Уже можно было различить поверхность земли под ними. Нантайсан, озеро Чузэнджи, Сэндзёгахара, озеро Юноко и так далее…

По пути, где-то далеко, можно было заметить силуэт чёрной демонической птицы.

«Один из богоубийц пытается преследовать меня. Отлично, давай-ка его и побьём».

Великий Мудрец, Равный Небу, снова спустился на поверхность долины Сэндзёгахара.

Но на этот раз огромная ударная волна от приземления ландшафт изменила. Мчась верхом на чёрном кабане, управляя драконом, — мощное появление Великого Мудреца, Равного Небу заставило землю пойти трещинами и взорваться, снося почву и растительность, из-за чего образовался кратер.

Находясь на дне этого кратера Великий Мудрец, Равный Небу, слегка подстегнул кабана пятками, приказывая тому выбраться наверх.

Чёрная демоническая птица тоже досюда добралась и приземлилась, превращаясь в человека в чёрном наряде. Находившаяся на уровне земли команда из юноши и девушки, тоже направлялась к кратеру.

— Итак, богоубийцы, давайте же драться до самого конца! — с превеликим удовольствием выкрикнул Великий Мудрец, Равный Небу, обращаясь к своим смертельным врагам.

Так, три Чемпиона сошлись против трёх богов, объединившихся воедино.

Годо всё ещё удерживал воплощение «Козерога», чья жреческая сила сообщала ему, что Великий Мудрец, Равный Небу, стал тремя богами в одном.

Роль лошади взял на себя огромный чёрный кабан, получившийся из Чжу Ганле.

Ша Сэн стал драконом, его длинное и тонкое тело скользило по спине Великого Мудреца.

Ну и сама стальная обезьяна со скифскими корнями, которая держала свой посох, словно рыцарь на рыцарском турнире, правда, рыцарь необычных размеров, странный рыцарь десяти метров ростом.

Мех на обеих руках Великого Мудреца стоял дыбом и выстреливал так, словно ракеты запускал.

В воздух взлетело неисчислимое количество волосинок, и их направленные вперёд кончики были остры, словно иглы. Эти штуки, наверное, могут стальную пластину пробить!

— Плохо!..

Годо не смог сдержать восклицания, когда Короли разбегались, а иглы били в землю. Если в кого-то попадёт, то к земле пригвоздит! И это всего лишь первая волна атак.

Выстреливаемые одна за другой иглы образовали целый поток снарядов, затемнивших небо.

— Как сказано в главе «Беззаботное скитание»: «Мудрый человек не имеет ничего своего. Божественный человек не имеет заслуг. Духовный человек не имеет имени!»*

При звуках мелодичного напева Лю Цуйлянь удар демонического ветра сдул тысячи игл, но в этот же самый момент объединённое трио богов тоже сделало ход.

Бах! Земля задрожала, когда чёрный кабан, нёсший на себе Великого Мудреца, Равного Небу, перешёл на галоп, ускоряясь для атаки. Такая скорость на ветер походила. Несмотря на огромные размеры своего тела, движения кабана оказались настолько быстрыми, что глаз их не улавливал.

— Тот, кто разрубает всё, да будет призван во имя победы!

Годо попытался атаковать, снова используя молнию и Амэ-но муракумо-но цуруги, чтобы сгенерировать массивные магнитные силы и ещё раз отправить Великого Мудреца в космос. Но из-за того, что тот значительно увеличил свою массу, мгновенного эффекта достичь не вышло. Плохо, слишком поздно!

Великий Мудрец, Равный Небу, уже приближался к ним на гигантском кабане.

Когда кабан поднял свои копыта, чтобы растоптать Годо, Лю Цуйлянь и Смита, уже не оставалось времени, чтобы использовать электромагнитную пушку.

— Массивные горы, что рассекают лес и порождают великую силу! Что образуют множества золотых колокольчиков, создают непробиваемые железные одеяния!

На этот раз в атаку бросилась демоническая глава культа.

Из её спины вырвалась пылающая аура, которая приняла форму Благосклонного Короля, заблокировавшего бросок зверя. Просто удивительная и безупречная сила рук! Но в это же мгновение Великий Мудрец, Равный Небу, совершил прыжок прямо со спины кабана.

— Ха!

Сделав сальто и оказавшись позади Благосклонного Короля, он использовал Цзиньгубан, чтобы ударить того в золотую спину.

«Уфф!»

Мужественное выражение на лице Благосклонного Короля исказилось, но он всё равно нанёс Великому Мудрецу удар ногой. Однако от этого удара с лёгкостью уклонились, Цзиньгубан в очередной раз с громким свистом пронёсся по воздуху.

Бах, бах, бах, бах, бах! Стремительные серии ударов звучали словно фейерверки.

В сопровождении взрывных звуков Великий Мудрец провёл, как минимум одну серию из сотни ударов за одно мгновение. Совершенно не в состоянии ответить на атаку, Благосклонный Король принял на себя смертельный удар Великого Мудреца, и его полуобнажённая золотая фигура бесследно исчезла.

В это же время с поверхности земли взлетела чёрная тень.

Джон Плуто Смит снова превратился в чёрную демоническую птицу.

Может, он думал, что за исход битвы на земле ручаться сложно? Но, судя по всему, за яростно несущейся птицей что-то гналось.

Это было змееподобное существо, которое в состоянии готовности пребывало на спине Великого Мудреца — дракон.

Летя с той же скоростью, что и демоническая птица, дракон блокировал её путь спереди, не давая Смиту свободно перемещаться.

Каким-то образом гигантский кабан тоже смог прыгнуть высоко в небо, неужели пытался атаковать демоническую птицу заодно с драконом? Но высота прыжка не достигла позиции демонической птицы, он оказался чуть ниже места битвы птицы и дракона…

А теперь и Великий Мудрец, Равный Небу, тоже прыгнул.

Прыгнул настолько ловко, словно на крыльях летел, так как это совсем не вязалось с видом его гигантского тела.

Держа Цзиньгубан, божественная обезьяна нацелилась на гигантского кабана вверху. Схватив его мех в качестве временной опоры, Сунь Укун совершил ещё один огромный прыжок и, таким образом, достиг высоты, на которой сражались дракон и демоническая птица.

Замах Цзиньгубана.

«Ааааааа!»

Удар прямо в шею заставил демоническую птицу вскрикнуть от боли и начать падать.

— У-у-у… Это и есть Великий Мудрец… Битва трудная…

Прямо на глазах у Годо Лю Цуйлянь упала на колено.

Из её рта капала кровь, кажется, урон, который получил Благосклонный Король, отразился непосредственно на её теле.

— Подожди чуть-чуть, и я продолжу использовать все свои божественные силы, чтобы одолеть триединого Великого Мудреца… Годо, смотри и учись на основе героической боевой ипостаси твоей старшей сестры, понял?

Даже несмотря на свои раны, она всё ещё хотела подняться и сражаться до победы.

Среди Чемпионов боевой дух и сила воли Лю Цуйлянь были вполне типичны для незаконных детей глупца — Эпиметея, чьим талантом было сумасшествие, которое выходило за всякие рамки стратегии и вероятности победы.

Может быть, она действительно может выиграть этот бой.

Возможно, она может в одиночку развернуть эту критическую ситуацию на сто восемьдесят градусов.

«Но так не пойдёт!»

Годо покачал головой, так как всего лишь «возможно» не достаточно хорошо для данной ситуации.

«Я хочу победить и я сам сделаю всё, чтобы этого добиться».

В планах победы, промелькнувших в мыслях Годо, требовалась помощь этой девушки и того упавшего молодого человека.

— Нее-сан.

У Годо впервые получилось естественно использовать данную форму обращения.

— Сколько раз я повторяла, тебе следует называть меня «онее-сама». Что ж за память у тебя такая…

— Нее-сан, сейчас это не имеет значения. Чтобы победить эту гадостную обезьяну, мы трое должны действовать сообща. И больше ничего не говори про битву в одиночку.

Искренне выражая свои мысли, Годо смотрел прямо в глаза девушки.

— Кроме того, нее-сан сама сказала, что это наш первый совместный бой, или ты забыла? Я определённо завершу этот бой победой, поэтому использую всё, что есть в наличии. Так что, давай, бейся бок о бок со мной, это моя просьба, которую редко услышишь!

— К-когда это ты стал настолько одержим этой битвой? Раз так, то раньше сказать надо было, — покраснев, Лю Цуйлянь кивнула. — Хорошо, потакать своеволию младшего брата также является частью обязанностей названной старшей сестры. Я не стану возражать. Во имя наших уз, эта битва должна быть выиграна, во что бы то ни стало!

Годо дал согласившейся старшей сестре простые указания.

Когда команда формируется экспромтом, без достаточного времени на то, чтобы привыкнуть друг к другу, необходимо всё делать просто.

В бытность его бейсболистом у Годо было немало возможностей тренироваться и соревноваться с другими командами. Более того, в качестве принимающего, чья позиция являлась центром всей защиты, он привык распределять обязанности.

— Основа моей силы Ваджра*, сейчас пришло время великой мощи, что способна разорвать небеса и землю!

Услышав призыв демонической главы культа, явилась Ом пара золотых Благосклонных Королей.

Являясь авангардом, она должна была использовать всю свою силу, поэтому и аватаров было сразу двое.

До изобретения огнестрельного оружия, боевой потенциал кавалерии по своей значимости был сравним с танковыми войсками современности.

Всё благодаря абсолютному преимуществу в наступательной мощи и мобильности, так как езда на лошадях быстрее, чем ходьба, и атака на несущейся галопом лошади создавала куда больший ударный импульс. Более того, имея в своём распоряжении луки и стрелы плюс такой фактор как выдающаяся кавалерийская тактика, многие племена наездников завоевали обширные территории, как на востоке, так и на западе.

И сейчас, в настоящий момент, огромный Великий Мудрец, Равный Небу, скакал на гигантском кабане, разогнавшемся для атаки в долине Сэндзёгахара.

Против них была пара Благосклонных Королей, сближавшихся своим ходом. Чтобы пехота могла противостоять исторически доказанному принципу превосходства кавалерии — боевая мощь демонической главы культа, должно быть, воистину изумительна.

Великий Мудрец, Равный Небу нёсся вперёд верхом на гигантском кабане.

Его блокировал Благосклонный Король с отрытым ртом, но дикий кабан попытался вонзить свои острые клыки в его живот сбоку.

Благосклонный Король с закрытым ртом воспользовался своим партнёром с открытым ртом в качестве трамплина, чтобы атаковать божественную обезьяну, управлявшую чёрным кабаном. С лёгкостью подпрыгнув, он нанёс серию смертельных ударов ладонями.

Но все они были заблокированы Цзиньгубаном.

Дракон, ожидавший на спине Великого Мудреца, тоже раскрыл челюсти и обнажил клыки, чтобы схватить за горло Благосклонного Короля с открытым ртом.

Пока всё это происходило, гигантский кабан снизу не останавливал свой атакующий натиск и соревновался в силе против несравненной мощи Благосклонного Короля. Мускулы того, что с отрытым ртом, вздулись, пока он сдерживал наступление гигантского кабана.

Подобно верховому рыцарю, Великий Мудрец, Равный Небу, замахнулся своим посохом, звучно ударив в лицо Благосклонного Короля с открытым ртом.

Благосклонный Король с открытым ртом держался стойко, но явно находился в проигрышной ситуации. Используя отыгрываемое для него время, Годо сконцентрировался на увеличении своей магической силы.

Из-за ненормального размера врага, в Амэ-но муракумо-но цуруги необходимо было влить мощь для достижения критического её значения.

Но в течение данного времени необходимо было выполнить и иные задачи, поэтому Годо подбежал к упавшему с неба молодому человеку.

Место крушения демонической птицы было совсем недалеко. Стоя на четвереньках на траве, Король в маске прилагал все усилия, чтобы подняться.

— Ты ещё можешь сражаться?

— Используя боксёрскую терминологию, сейчас отсчёт нокаута до восьми дошёл. И всё же, кое-как, но я могу собраться с силами, настолько, что это позволит мне продемонстрировать чудесное возвращение.

Как всегда красноречивый, значит, с ним всё в порядке должно быть. Годо даже не пытался подать руку помощи пытающемуся подняться человеку, так как Джон Плуто Смит не просил его помощи.

Спустя несколько секунд они двое стояли плечом к плечу и улыбались друг другу. И хотя лицо Смита было скрыто за надетой маской, он вне всяких сомнений улыбался бесстрашной улыбкой.

Верно, именно таким человеком он и был.

— Ты собираешь магическую силу, словно готовишься к какой-то интересной операции. Догадываюсь, что Основательница прямо сейчас занимается тем, что тянет время ради тебя… Хмм, не ожидал, что в её характере есть черта настолько преданно поддерживать мужчину да ещё с такой сильной самоотдачей.

— Хватит все эти странности городить. Ладно, забудем, сейчас я готовлюсь использовать один приём, — пытаясь остановить поток бессмыслицы, что нёс Смит, Годо поведал ему основные детали плана. — Но тем, кто нанесёт последний удар, должен быть ты. До этого ты упоминал свой козырь, что-то связанное с жаром и огнём, ты ещё можешь его использовать?

— Не беспокойся, я не из тех, кто упускает редкую возможность для яркого представления. Готов в любое время… Так… что ты там планируешь?

Услышав о том, что за план Годо хочет провернуть, Смит присвистнул из-под своей маски.

Вместо ответа он вычурно покачал указательным и средним пальцами, как бы говоря, что за сумасбродное предложение, но я в деле.

Молодой человек в чёрной накидке удалился нетвёрдым шагом, но Годо совершенно не беспокоился.

Если он сказал, что готов в любое время, значит, не подведёт. Поэтому Годо, готовясь, воздел свою правую руку к небесам.

— На этом самом месте Сусаноо вёл восстание тысячи неуправляемых богов, намереваясь захватить всю страну!

Ещё одна божественная способность или просто оружие? Чтобы призвать меч сомнительных личностных качеств, Годо зачитал слова заклинания.

Была бы это ещё одна божественная сила, то не доставляла бы проблем своим вмешательством во время всяких странных происшествий. Если бы это было просто оружие, то слишком уж глубоко оно запряталось внутри Годо. Неужели все эти неудобства являлись результатом тех хаотических событий, во время которых этот клинок был повержен?

— Тысячи мечей стали на земле, используемые в качестве городских стен, чтобы защититься от врагов…

«Неплохо сказано… можешь просто называть меня «партнёр».

Услышав шёпот, идущий из самой глубины его правой руки, Годо кивнул. Данная форма обращения размывала границу между ними двумя и была не так уж плоха.

— Итак, вперёд, партнёр — Амэ-но муракумо-но цуруги, явись!

Ни способность, ни личная вещь, это был призыв соратника.

И в галантной манере ему ответил помощник, который в один прекрасный день может отказать в помощи просто по прихоти.

«Я здесь! Тот самый Амэ-но муракумо-но цуруги! Сталь, что ломает тысячи клинков!»

Священный меч Амэ-но муракумо-но цуруги, наконец, достали из ножен!

Серебристо-белый свет сконцентрировался в правой руке, воздетой к небесам. Меч, который украл и вобрал в себя непокорную мощь варваров, повторяя то, что было использовано против «Рёва дракона и рыка тигра» в битве с Лю Цуйлянь, он будет использован для решающего удара.

В данном случае целью на этот раз, естественно будет сила Великого Мудреца, Равного Небу, Сунь Укуна — сила стали!

Серебристо-белый свет материализовался над головой Годо, образуя серебристо-белое металлическое кольцо.

Это железное кольцо было сделано из той же стали, что и Великий Мудрец… Если уж и давать ему какое-то имя, то, естественно, наиболее подходящим будет «Обруч Ограничения», так? Это было буддистское сокровище, которое Авалокитешвара даровал монаху Суаньцзану, чтобы тот мог держать буйного Сунь Укуна в узде.

«Настало время уничтожить варваров, что идут отовсюду! Пришлые будут уничтожены!»

— Знаю, вперёд, Амэ-но муракумо!

Годо взмахнул своей правой рукой, заставляя серебристо-белый обруч рвануться к Великому Мудрецу, Равному Небу.

Как и Цзиньгубан, чья длина могла увеличиваться и уменьшаться по желанию, размеры данного обруча также можно было свободно изменять. Подобно Великому Мудрецу, данный обруч также мог создавать свои клоны, и Годо мгновенно разделил его на три огромных кольца.

Три кольца ударили по триединому Великому Мудрецу, Равному Небу, который вёл напряжённую схватку с двумя Благосклонными Королями.

В тот самый момент, как кольца ударили, Благосклонные Короли исчезли. Миссия выполнена, Лю Цуйлянь отозвала их.

«Угх!»

«Так вот что за ощущение беды, которое я недавно чувствовал?!»

«Успокойтесь, большой брат, средний брат!»

Три кольца ударили каждое свою цель: Великого Мудреца, Равного Небу, дикого кабана и дракона, обвивавшего Великого Мудреца. Этим они сковали тела богов, словно наручники.

Подобно обручу ограничителю Сунь Укуна, серебристо-белые кольца пленили триединого Великого Мудреца, Равного Небу, и его названных братьев — стоп, это не совсем верно!

Один из богов смог справиться с обручем и сбежал, и это, естественно, был Великий Мудрец, Равный Небу.

Ловко прыгая молниеносными движениями, он пытался сбежать вверх, но в этот раз его нагнала серебристо-белая вспышка света, она ударила Великого Мудреца прямо в лоб.

— Ай?!

Это была магическая пуля Джона Плуто Смита.

Годо был немало удивлён тем, что Великий Мудрец оказался достаточно крепким для того, чтобы выдержать прямой удар и всего лишь «ай» воскликнуть, но благодаря столкновению, божественная стальная обезьяна потеряла равновесие.

Используя представившийся шанс, Годо приказал Амэ-но муракумо-но цуруги направить серебристо-белое кольцо к убегающей добыче, наконец, в этот раз, сумев поймать Великого Мудреца, Равного Небу.

Таким образом, три кольца затащили трёх божественных духов обратно на дно кратера, который те создали своим вторым появлением.

Однако всего лишь обездвижить их не считалось победой.

Чёрная демоническая птица нырнула прямо в кратер с богами, и её могучие крылья начали испускать огонь.

— Ради истребления я считаю количество моих великих работ — я секира ночи, что призывает уничтожение, что опускает последний занавес по уничтожении мира, вестник ада!

Это было «Пламя аннигиляции», превращение, которое казнит всех врагов путём испепеления собственного тела.

Чёрное пламя плавило стальные кольца, обездвижившие Великого Мудреца, Равного Небу, и его подчинённых богов. В результате, созданные Амэ-но муракумо-но цуруги кольца были расплавлены до жидкого состояния.

Жидкая сталь заполнила кратер, поглощая Великого Мудреца и его братьев.

Словно естественная печь. Неуязвимая сталь была расплавлена и утратила свою форму. Великий Мудрец, Равный Небу, гигантский кабан и дракон, все обратились в бесформенную массу внутри печи.

Афина как-то сказала, что сверхвысокие температуры, которые могут расплавить металл, являлись естественным врагом стальных богов мечей.

И первая мысль Годо была про печь, поэтому «Пламя аннигиляции» и Амэ-но муракумо-но цуруги были использованы совместно — как раз для создания этого естественного врага!

— Вааааааа!!!

В сопровождении последних жалобных предсмертных криков Великий Мудрец, Равный Небу, и его названные братья полностью расплавились.

Момент полной победы трёх Чемпионов — Кусанаги Годо, Смита и Лю Хао.

Примечания

  1. Аутфилдер — общий термин, которым в бейсболе обозначается один из трёх игроков, занимающих оборонительную позицию во внешнем поле (аутфилд) — наиболее удалённой от дома части поля. Различаются левый, центральный и правый полевые игроки.
  2. Отрывок их книги Чжуан-цзы. Чжуан-цзы — даосская книга притч, написанная в конце периода Сражающихся царств (III век до н. э.) и названная по имени автора. Наряду с Дао дэ Цзином является основополагающим текстом даосизма. Текст представляет собой собрание притч и коротких рассказов из разных источников.
  3. Шрамана — странствующий монах, аскет, религиозный подвижник в Древней Индии. Важной отличительной чертой шраманов являлось отрицание авторитета Вед. Шраманы отказывались от семейных связей, путешествовали, жили подаянием. Многие шраманы практиковали умерщвление плоти.
  4. Тескатлипока (дымящееся/огненное зеркало) — в мифологии поздних майя и ацтеков одно из главных божеств (наряду с Кетцалькоатлем/Кукульканом). Он носил зеркало или щит (отсюда имя), с помощью которого наблюдал за деяниями людей на земле. В различных воплощениях он являлся богом-творцом или же разрушителем мира. Считалось, что Тескатлипока привел народ науа в долину Мехико. Впоследствии его культ распространился по всей стране. Ведущее место в пантеоне науа наделило бога множеством черт, которыми он не обладал изначально.
  5. Если вдруг кто не понял, что это за рельсовая пушка такая, то это то, что часто называют «рейлганом». Привет от Мисаки Микото)
  6. Праджняпарамита — одна из центральных концепций буддизма Махаяны, принципиально описывающая доктрину дхарм и пустотности, кажущейся реальности и пути бодхисаттв.
  7. Скандхи — это совокупность пяти типов опыта, из которых состоит наше, кажущееся реальным, «я». Иными словами, это «кирпичики», из которых складывается наша личность.
  8. Отрывок их книги Чжуан-цзы.
  9. Ваджра или ваджр — ритуальное и мифологическое оружие в индуизме, тибетском буддизме и джайнизме. Было создано божественным ремесленником Тваштаром из костей мудреца Дадхичи для Индры.

Комментарии