Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

[0190] Владыка храма желает жениться. Часть 6

В конце концов Цинь Ланъюэ все же нашла виновников нападения на Цинь Куй и, как и в оригинальном сюжете, искалечила их… мужественность. В результате, конечно же, стоящая за ними кучка кланов поднялась мстить. Хотя главной героине и удалось остаться в живых, ее жизнь постоянно висела на волоске. А со свалившимся на ее голову главным героем, делавшим все только хуже, деньки девушки по существу превратились в трагедию. Даже Ши Шэн могла ощущать, насколько ничтожное существование ей приходилось влачить. А зачем было лезть, если не умеешь подчищать улики? Идиотка!

— Что ты за мной увязался?! Катись! – толкнула она Цзюнь Ханьлиня. Я чуть не умерла сегодня! Но этот придурок продолжает усложнять мне жизнь!

Парень оступился. В его глазах вспыхнула жажда убийства, когда он опустил голову, но быстро вернулся в свою «норму», глянув вверх и поднявшись с земли:

— Женушка, не злись. Я помогу тебе побить тех плохишей!

— Да кого ты можешь побить, а, придурок?! Хватит преследовать меня! – крикнула она в его сторону с издевкой и гневом.

Цинь Ланъюэ удалилась быстрыми, широкими шагами, оставляя ухажера наедине с собой. Когда ее фигура скрылась из виду, он спрятал глуповатую улыбку, уставившись в направлении девушки острым, холодным взглядом.

— Приветик, больше не играешь в дурачка?

Цзюнь Ханьлинь, перепуганный едва ли не до остановки сердца, мгновенно повернулся. Из цветочных кустов в паре шагов от него торчала верхняя половина девушки со скрещенными на груди руками. Ее розовые губки были чуть вздернуты в уголках, хотя лицо оставалось безэмоциональным. Цветы и особа прямо-таки дополняли друг друга, но первые явно проигрывали второй в сногсшибательности. Она! Я еще не отплатил ей за услугу спуска меня с крыши, но вот, пожалуйста, самодоставка к моему порогу!

— Так ты знала. – Парень отбросил притворство и нагло оглядел Ши Шэн. – Не думал, что старшая юная мисс клана Шэнь окажется держателем козырей в рукаве.

— Шэнь Яогуан не имеет никаких козырей. Разве они не были раскрыты с самого начала?

Так почему ей настолько поклонялись? Одна из тому причин – ее талант. Другая – влияние клана Шэнь, более весомая и значимая по сравнению с первой. Как и сказала Ши Шэн, вне зависимости от того, насколько талантлива была девочка, без клана за своей спиной ею понукали бы чужие капризы. Хотя клан Шэнь и предоставил ей необходимую поддержку, там всегда видели в ней лишь инструмент, ценность которого измерялась в размере приносимой ею прибыли.

— А ты знаешь свои границы, – в глазах Цзюнь Ханьлиня появилось удовлетворение. Ему нравились женщины, знающие свое место.

— Знаю границы? Прости, но нет, не знаю, – усмехнулась Ши Шэн, – я говорила о прошлой Шэнь Яогуан. Перед тобой больше не та Яогуан, которой играли, словно куклой.

Взгляд парня заострился, а окружающая температура, похоже, начала падать.

— Как ты думаешь… – ресницы девушки развевались, пока ее ясный голос вливался в его уши, – будет ли действовать имперский клан, когда узнает, что все это время ты валял дурака? Не думаю, что ты в силах противостоять им, не так ли?

Несмотря на всколыхнувшееся сердце, выражение Цзюнь Ханьлиня не поменялось.

— Не боишься, что я заставлю тебя замолчать?

— Можешь попробовать, – ответила она с выражением неприязни.

Он уже и ранее обдумывал такую возможность. Я просто не могу так все оставить. Но пока он планировал свой ход, вдалеке послышались звуки приближающихся людей. Моментально взвесив все за и против, ГГ ограничился предупреждением:

— Шэнь Яогуан, лучше бы тебе держать рот на замке.

— Мой рот – моя собственность. Что, хочешь его зашить? – продолжались провокации.

С приближающимися звуками посторонних Цзюнь Ханьлинь стрельнул напоследок в Ши Шэн предупреждающим взглядом и бегом скрылся с ее глаз.

Пока намерение протагониста заставить девушку замолчать находилось на стадии намерения, та пошла и прилюдно растрепала, что седьмой принц на самом деле не дурак, а только притворяется.

Вот теперь вы знаете, как нужно злить людей.

Главному герою хотелось ворваться в покои клана Шэнь и убить ее на месте, просто чтобы выпустить пар. Наибольшим его сожалением было то, что не тронул ее в тот день. Даже если бы возникли свидетели, он мог избавиться и от них тоже!

Третий принц и прочие члены имперской семьи были весьма «обеспокоены» этим случаем. Лишь когда седьмому принцу пришлось пройти сквозь несколько унизительных допросов, ему удалось наконец доказать, что слухи ошибочны. А теперь, когда бдительность стало нельзя ослаблять как никогда прежде, исполнение его планов на будущее существенно осложнилось.

— Господин, Шэнь Яогуан остается в покоях клана Шэнь допоздна и не выходит наружу…

— Думаешь, сможешь спрятаться за спиной своей семейки? – Цзюнь Ханьлинь холодно прочистил горло и продолжил говорить с преклонившимся пред ним человеком. – Клан Шэнь слишком ужасен. Поскольку клан – твоя сильнейшая поддержка, я покажу тебе, как вырежу его с корнем!

Человек на коленях выдержал паузу и отдал честь:

— Ваш подчиненный все понял.

⌛⌛⌛

Несмотря на то, что Цзюнь Ханьлинь вынашивал план уничтожения клана Шэнь, Ши Шэн совершенно не принимала его в расчет и каждый день продолжала скитаться по академии. Возможно, чрезмерная скука побуждала ее начинать драку при каждой малейшей провокации. То вовсе не было благоприятным положением дел для ее учителя, Е Тяньнаня. Стены зала наказаний уже практически стали для нее родными ввиду опыта ежедневного вызова на допрос.

— Ах, Яогуан, можешь немного сбавить тон и добавить миролюбия? – искренне умолял дядя Бродяга, – на днях сюда заявится кучка безумцев, и нам нужно залечь на дно!

— Безумцев? Что это еще за безумцы? – хостес проигнорировала первую часть слов наставника.

— Слышала когда-нибудь о Храме Девяти Молчаний? Да мне ли говорить? Даже трехлетнее дитя знает о нем, уж ты-то должна быть в курсе!

— … Не так ли называлась организация господина злодея?

Даже если кто-то не знал текущего правителя Девяти Провинций, абсолютно невозможно, чтобы все и каждый никогда не слыхали о Бу Цзинъюне.

— Через несколько дней Храм Девяти Молчаний пришлет своих людей в нашу академию. Хотя предполагается, что это будет «дружеский поединок», на самом деле они здесь, чтобы убивать. Не высовывайся эти дни, иначе тот старый чудак Чжон Шии включит свою грязную игру, и я не смогу спасти тебя!

Несмотря на всю свою известность, Храм Девяти Молчаний каждые три года продолжал высылать делегацию на дружеские состязания в Академию Девяти Провинций. Поначалу соревнования и вправду были дружескими. Но однажды, когда адепты храма стали более могущественны, это превратилось в одностороннее избиение школяров. В конечном итоге все стало некоей «экскурсией» для Храма Девяти Молчаний, во время которой они пожинали бесчисленное количество смертей и забирали красоток.

Хотя академия и не была рада такому положению дел, им оставалось только помалкивать. Как-никак, не могли же они винить другую сторону в слабости своих учеников, не так ли? Нежелание признавать поражение? Ха-ха, а вы желаете быть размазанным?

Ши Шэн припомнила кое-что из оригинального сюжета. Оу, точно, там были подобные события. Хотя, если мне не изменяет память, на этот раз их ждет сокрушительное поражение от рук главной героини.

Именно здесь были посеяны семена вражды между ней и Храмом Девяти Молчаний.

— Бу Цзинъюнь приедет?

— Он? Этот ненормальный шагу не делал из своего храма уже целую вечность! Не любит показываться на людях. Скорее всего, прибудет страж Храма Девяти Молчаний… Как бы то ни было, все они – кучка психов, воспитанных чокнутым. Но имей в виду, никого из них нельзя сбрасывать со счетов.

Кучка психов, воспитанных чокнутым… Е Тяньнань, тебя занасекомили эти чудаки, не иначе!

— Яогуан, послушай меня! Культиваторов из Храма Девяти Молчаний лучше не провоцировать. Тебе просто нужно побыть милой тихоней эту пару дней, хорошо?

— … Ох уж этот «хочу быть крутым» дядя Бродяга… Стоило лишь раз произнести одну фразу в его присутствии, и теперь он всовывает ее, будто знал сие с самого рождения!

Ши Шэн удалось вытянуть из учителя довольно много информации, которой не было в полученных ею настройках. Бу Цзинъюнь стал знаменит в свои 25, и с тех прошла уже сотня лет. Когда культиваторам удается достичь уровня Духовного Монарха, срок их жизни увеличивается, так что средняя продолжительность их жизни в Девяти Провинциях была около 200 лет. Но и 100… возраст уже достаточно немолодой. А г-н злодей к тому же оказался ревностным затворником, отказываясь высунуть нос из своего Храма Девяти Молчаний, пока проблемы сами не окажутся на его пороге.

---

Послесловие автора:

Ребят, вы собираетесь сегодня голосовать?

Комментарии