Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

[0189] Владыка храма желает жениться. Часть 5

░▒▓█ Хост, зачем было поступать настолько оскорбительно? █▓▒░

Система не удержалась от выговора. Она что, не может просто завершить миссию по-тихому?

— Эй, жизнь не должна быть такой мирной.

░▒▓█ ╼ ╽ ╸ ╹ ╺╷ ╸ ╹ ╺ ╻ █▓▒░

…А, потому что иначе ты не сможешь повыделываться, да?

Решив, что последнее лучше не комментировать, Система на подобной почве стала еще более отчужденной, а иначе в эти деньки при таком Хосте ее бы разорвало с психу.

⌛⌛⌛

Шмяк!

Цзюнь Ханьлинь впечатался в землю, приземлившись прямо перед Цинь Ланъюэ. С таким количеством людей вокруг он не мог позволить себе поднять голову, чтобы оглянуться на крышу, так что оставалось лишь беззвучно хныкать от боли.

— Седьмой брат, какими судьбами… – третий принц указал пальцем вверх и не удержался от смеха, – как получилось, что ты упал с неба? Неужели это легендарный союз, заключенный на небесах? Эй, если подумать, седьмой брат и старшая мисс Цинь просто идеально подходят друг другу!

При этих словах толпа шумно рассмеялась и начала бросаться в парочку непристойными взглядами. Ни один из них даже не озаботился, каким образом паренек упал с неба.

— Идиотка и дурак, идеальная пара! Разве не так, ребята?

Цинь Ланъюэ остро оглядела окружающих с жаждой убийства в глазах. Внезапно она почувствовала рывок за край своей одежды, будто кто-то обхватил ее ноги.

— Больно… Вава, очень больно… пожалуйста, не бей меня… – хватал ее Цзюнь Ханьлинь изо всех сил.

— Похоже, седьмой брат согласен, ха-ха-ха! Нет проблем! Я даже помогу вам, прямо сейчас пойду во дворец и попрошу отца разорвать помолвку со старшей мисс Цинь!

На самом деле, третий принц никак не мог найти подходящего предлога для расторжения их отношений. Поскольку обручение произошло по приказу покойного императора, он просто не осмеливался заговорить об этом с отцом ранее. Но что, если… Цинь Ланъюэ и седьмому принцу повезло быть «вместе»? В момент декларации третьим принцем своего намерения главная героиня поняла, что дело принимает дурнейший поворот из возможных. Ей тоже не терпелось разорвать помолвку, но на своих условиях. Однако, ей просто не оставили возможности возразить, поскольку юный декларатор со своей свитой уже торопливо удалился.

Когда толпа несущественных фоновых персонажей закончила свое глумление, она постепенно рассосалась, оставляя ее наедине с пареньком, который мертвой хваткой вцепился в ее ноги. Ши Шэн щелкнула язычком. Ей ничего не оставалось, как вздохнуть о всемогущей силе господина сценария. Для восхождения на борт одного кораблика главным героям хватило всего маленькой возможности…

Неизвестно какими методами, но третий принц взаправду добился разрыва своей помолвки с ГГ, более того, ему даже удалось обручить ее с Цзюнь Ханьлинем. Как некто, терпевший так много лет оскорбления и раны, он, само собой, не стал выказывать признаков возражения. Узнав от других, что Цинь Ланъюэ теперь его невеста, он начал липнуть к ней, как суперклей.

В оригинальном сюжете ГГ должны были встретиться при более благоприятных обстоятельствах, позволивших ей понять, что тот – вовсе не дурак. Будет ли он ей по-прежнему нравиться, невзирая на его абсолютную нормальность?

⌛⌛⌛

— Не-е-ет! Уходи! Ты, животное! Умри ужасной смертью! Проваливай, отпусти меня! Отпусти… – звуки женского сопротивления посреди безмолвно-тихого леса внезапно достигли ушей Ши Шэн. Повернув голову, она стала всматриваться через листву в направлении шума.

Под деревом неподалеку несколько молодцев держали девушку и со смехом рвали ее одежду. То лицо казалось знакомым. Немного задумавшись, хостес припомнила, что это та особа, кого на днях так рьяно защищала Цинь Ланъюэ. Похоже, ее звали Цинь Куй, из боковой ветви клана Цинь. ГГ притащила ее с собой, поскольку та всегда была к ней добра.

Оу, кажется, это та самая часть, где Цинь Куй была замучена и изнасилована до смерти кучкой золотых мальчиков. Конечно, позже по сюжету они получат свой суровый урок от Цинь Ланъюэ, но сейчас…

Ши Шэн устроилась поудобнее, подперла рукой подбородок и принялась наблюдать за сценой осады. В тех спокойных черных глазах не было ни капли жалости или злорадства, лишь спокойствие мертвой воды. Плач девушки становился слабее и слабее, пока наконец она не сделала свой последний вдох. Хотя те подонки и поняли, что жертва уже не подает признаков жизни, они сознательно продолжали насиловать мертвое тело! Лишь получив желаемое удовлетворение, они бросили покрытый ушибами и грязью труп и покинули место преступления.

Соскользнув с дерева, хостес по случайности оказалась лицом к лицу с Цинь Ланъюэ, которая выполняла пробежку с другого направления. Повернув голову и уловив краем зрения лежащее на земле тело, она с перекошенным лицом кинулась к нему:

— Цинь Куй!

Главную героиню сопровождал парень с очень холодной аурой, будто обнаженный драгоценный меч. То был Цзян Му, один из ее поклонников. Быстро глянув туда-сюда, Ши Шэн собралась улизнуть, но спутник перегородил ей путь.

— Шэнь Яогуан! – Цинь Ланъюэ прикрыла оскверненное тело и устремилась вперед, источая жажду убийства, – кто это сделал?!

Б…! Что ж, а кишка у вас не тонка, госпожа главная героиня! Осмелились обратиться к великой Мне по имени!

Отступив на шаг, хостес с насмешкой ответила:

— Мне откуда знать, кто это был?

— Ты же была здесь, не так ли? – продолжала лечить ее Цинь Ланъюэ низким голосом, – как ты можешь не беспокоиться о происходящих у тебя на глазах зверствах?! Или ты в них участвовала?!

— Просто проходила мимо, – злонамеренно ухмыльнулась Ши Шэн, – будь я мозгом операции, то озаботилась, что б ты не нашла даже следов тела!

Зрачки Цинь Ланъюэ сузились. Что происходит с этой Шэнь Яогуан, она прямо-таки источает злобу… Посмотрев в сторону Цинь Куй, она повернулась и вновь стала перед Ши Шэн с внезапным вопросом:

— Ты все видела?

— Ага. Причем не все было настолько привлекательно. Хотела бы я отмыть свои глаза щеткой.

— Так почему не спасла ее?! – Цинь Ланъюэ теряла контроль над эмоциями, – почему ты не вмешалась, если все видела?! Она была так молода! Впереди у нее было целое будущее! Тебе всего-то нужно было подать голос, и, возможно, она была бы спасена! Так почему?! Кто не знаком со статусом Шэнь Яогуан в академии? Осмелились бы они возражать, услышав ее голос?! Но нет, она выбрала не делать ничего…

Лишь Цинь Куй относилась к ней со всей душой, когда она появилась в этом мире. Цинь Ланъюэ уже давно воспринимала ее как члена семьи. Но вот, ее любимая родственница замучена до смерти, а перед ней стоит персона, которая ничего не сделала для ее спасения, зашедшая столь далеко от ожидаемого поступка…

Губки Ши Шэн выгнулись прелестной аркой:

— А зачем мне было ее спасать? Что за причина должна была побудить меня к этому?

Кто для нее Цинь Куй? Никто, незнакомка! Так зачем ее спасать? Спасение людей исходит из доброты, в то время как оставление без помощи – просто акт своекорыстия. И что здесь неправильно? Для хостес вопрос морали стоял не выше, чем приступ пердежа. К тому же, если даже опустить тот факт, что великолепная Я не была с ней знакома, исключительная Я все равно не стала бы ее спасать, поскольку она на стороне ГГ.

— Как ты можешь быть настолько жестокой, Шэнь Яогуан?! – кисти Цинь Ланъюэ сжались в кулаки, а в ее глазах пылало отвращение. Цинь Куй умерла только потому, что она не помогла ей!

— И? Если ты не жесток, всегда найдется кто-нибудь более жестокий. И тогда придет твой черед умереть.

— Как только такие как ты имеют право называться гениями?! – холодно хохотнула ГГ. Так и знала, что в великих кланах далеко не все хорошо!

С кажущимся недоумением Ши Шэн вглядывалась в Цинь Ланъюэ. В конце концов, та была убийцей, что вдоволь навидалась бесчисленных грязных сцен. Даже если по прибытии в другой мир она чувствует себя несколько не в своей тарелке, истину, что здесь почитается лишь сила, она уже должна была усвоить. А что? Если ты сама убиваешь людей, это, значит, вполне нормально, но аморально, когда это делает кто-то другой? С каких это пор?! Разве мы не поступаем так для достижения своих целей?

— Имеют или нет, я и есть гений! – бесстыдно похвалила себя Ши Шэн, заставляя собеседницу потерять дар речи.

---

Послесловие автора:

*делаю кое-что милое и катаюсь с мольбой о голосах*

Давайте! Взаимное уничтожение!!! Размажьте о меня свои голоса!!! Я смогу поймать все подачи, обещаю!

*похлопываю вас* Ха-ха-ха!

Комментарии