Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

[0090] Империя зомби. Часть 4

Мама Гу стояла неподалеку от супруга, и повернулась посмотреть на ту, кого он окликнул. Убедившись, что перед ней и вправду их дочь, по ее лицу скользнула тень беспокойства.

— И-и? Ты знакома с дядюшкой и тетушкой Гу? – парень с детским лицом в удивлении смотрел на Ши Шэн. Девочка, которую я случайно подобрал по дороге превратилась в родственницу кого-то из наших?

— Конечно, я знаю их. Они мои предки, – холодно рассмеялась она.

— Предки? Если они и правда твои родители, почему ты говоришь так грубо и насмешливо?

— Нань, малышка, тогда в прошлом ты…

Мама Гу прервала отца на полуслове, на ее лице читались одновременно беспокойство и злость:

— Ах ты чертова девчонка, можешь хоть представить себе наше беспокойство, когда ты убежала посреди ночи, а мы сбились с ног в безуспешных поисках?

Мать начала задыхаться во всхлипываниях и слезы заструились по ее лицу:

— Раз уж ты здесь, держись нас. Мама и папа защитят тебя.

— Я бы не осмелилась. У меня нет родителей, кто с легкостью бросят собственное дитя и сбегут с чьим-то еще. Вы еще хотите, чтобы великая Я подыграла вам? Замечтались?

Мама Гу думала, что у дочери не будет другого выбора, кроме как подыграть им, если только она не захочет остаться одна лицом к лицу с апокалипсисом. В оригинальном сюжете Гу Нань также встретила их, только не здесь, а по дороге в В-сити. Тогда мать тоже говорила нечто подобное, рассказывая людям, что дочь однажды убежала из дома, и как они были безутешны, пытаясь отыскать ее. И Гу Нань была вынуждена согласиться с их историей, дабы спастись от тех зверей, что заразили ее. Какие только странные взгляды окружающих не приходилось ей терпеть.

Очень жаль, но я не Гу Нань.

— Что происходит? – вечно юный парень был явно озадачен, и прочие окружающие начали обращать внимание на них.

Ши Шэн опередила маму Гу с ответом:

— У меня был жар, когда начался конец света, так что мои родители бросили меня и сбежали с моей кузиной.

— Что?! Они бросили собственного ребенка?!

— Как они могли так поступить?!

С начала катастрофы прошло всего шесть дней, и большинство все еще сохранили свою человечность, не считая тех, кто был злом с самого начала.

— И ты зовешься моей дочерью? Как я могла родить на свет такую белоглазую волчицу?!* Когда ты увязалась за теми людьми, я и слова не сказала, а сейчас ты такое обо мне наговариваешь! В чем я провинилась?!

Мама Гу кинулась в слезы, будто глаголила святую истину. Какое-то время люди не знали, кому верить.

— Ладно, достаточно. Выживать нелегко. Вы семья, ребята, что за враждебность может быть между вами? Сейчас нужно сосредоточиться на выживании.

— Расходитесь и хорошенько выспитесь, пока есть время, – водитель заставил зевак раствориться и бросил взгляд на Ши Шэн. — Давайте продолжим обсуждение ваших отношений, когда вернутся босс и мисс Ци. Отдохните для начала.

— Здесь нечего обсуждать. Знать их не хочу, – уголки губ Ши Шэн потянулись вверх в улыбке.

— Малышка Нань… Не будь такой опрометчивой. Ты знаешь, каково сейчас снаружи. Наиболее безопасно оставаться с нами, – характер отца был мягче из-за постоянного подавления супругой, а речь медленной и нерешительной.

— В таком случае просто считайте, что я умерла. Я не собираюсь подстраиваться под таких родителей! В любом случае, у вас перед глазами одна Ци Минсюэ. Станьте родителями ей, в самом деле, не тратьте время на меня.

В любом случае, Гу Нань ничего не хотела от них. Да, Гу Нань ненавидела их, но они оставались ее родителями, теми кто дал ей жизнь и растил ее. Даже при всем их жестоком отношении она до самого конца не имела намерений отомстить.

— Очень хорошо! Твой отец и я просто смиримся с тем, что растили тебя понапрасну! С этого момента между нами нет ничего общего! Пойдем, старый Гу!

— Эм, Нань, малышка…

— Пойдем! Что ты все пытаешься ей сказать? Она не хочет признавать тебя! – мама Гу тащила супруга, продолжая кричать, – даже собака выучится махать хвостом, если растить ее столько лет, но посмотри, что мы получили взамен, воспитывая эту неблагодарную?

На лицах водителя и вечно молодого парня застыли неловкие выражения. Но это было частным делом семьи Гу, в которое они не имели права вмешиваться.

Пока Ши Шэн смотрела, как папа и мама Гу продолжали поносить ее перед другими, выражение на ее лице холодело. Интересно, Гу Нань когда-нибудь задумывалась, что она действительно их дочь? Где можно встретить родителей, так относящихся к собственной дочери?

░▒▓█ Сторонний квест: «Раскрытие личности». Квест был активирован автоматически █▓▒░

Внезапно раздался голос Системы, напугавший ее до грани потери контроля за сфинктерами. Что за черт с этим «Раскрытием личности»?! Хочешь сказать, Гу Нань на самом деле не их ребенок?! Твою мать, великая Я просто думала нонсенсами, не нужно навешивать квесты после каждого слова! И вообще, ты даже не дала великолепной Мне возможности отклонить его… Такими темпами ты рискуешь потерять Меня, знаешь ли. В последний раз ты хотя бы предоставила исключительной Мне выбор. Система, ты изменилась…

░▒▓█ Хост, за завершение сторонних квестов полагаются значительные награды █▓▒░

Система выдала очень внимательное напоминание.

Насколько значительные? Это поможет свести к нулю мои отрицательные очки морали?

░▒▓█ Хост, пожалуйста, не предавайтесь фантазиям █▓▒░

Это ты тут фантазируешь! Не думай, будто я не в курсе, что все вокруг – просто набор данных!

░▒▓█ ╷ ╸ ╹ ╺ ╻ ╼ █▓▒░

Система предпочла отключение продолжению диалога.

Итак, если Гу Нань не является дочерью папы и мамы Гу, тогда чей она отпрыск? Может, папа Гу нагулял ее на стороне? Поэтому мама Гу так сильно ее недолюбливает?

Чем больше Ши Шэн думала об этом, тем более такая версия казалась вероятной. Она решила выбрать момент и спросить об этом отца.

⌛⌛⌛

Сон Ши и Ци Минсюэ вернулись лишь на следующий день. Как только они вошли внутрь, мама и папа Гу немедля устремились к ним. Эта обеспокоенность выглядела, будто она и впрямь их настоящая дочь.

Облокотившись на полку, Ши Шэн наблюдала за гармоничной сценой с равнодушным выражением лица. Ее глаза были апатичны, без единого намека на досаду или зависть. Наблюдавший за ее эмоциями Су Цзие, парень с детским лицом, чувствовал, что с ней что-то не так. Даже когда они подобрали ее в машину с опасной улицы, и после, во время спора с родителями, если ее лицо и выражало какие-то эмоции, глаза всегда оставались такими отстраненно спокойными.

— Малышка Пятый, что ты так уставился на ту леди? Неужто влюбился? В твоем молодом возрасте еще рановато думать о таких вещах, – мужчина, чье лицо потемнело от долгого нахождения на солнце, похлопал Су Цзие по голове и вернулся к серьезному тону, – эта леди имеет сильную ауру, даже мисс Ци не сравнится с ней.

Парень, что был за рулем, Чжао Цзин, также обернулся к Ши Шэн:

— Я тоже думаю, что она вовсе не обычный человек. Раньше я видел ее взгляд, обращенный к зомби. Сейчас он ничем не отличается.

Он не знал, заметил ли это лишь он, но было чувство, что на людей она смотрит еще более холодно, чем на нежить.

— Прошлой ночью я стоял на дежурстве. Так она пялилась на меня все время! И посмотрите, она ничуть не выглядит уставшей поутру…

— Эй, эй, ребята, вы уверены, что говорите о девочке, которой нет и двадцати, а не о нашем боссе? – Су Цзие начал выходить из себя. Основываясь на ее описании, она вообще девушка?!

Собеседники посмотрели на него не иначе, как на идиота, покачав головами. Чжао Цзин понизил голос:

— Присматривайте внимательнее за ней.

Закончив щебетание с папой и мамой Гу, Ци Минсюэ обратила взгляд на Ши Шэн и протянула ей контейнер с рисовым набором*:

— Кузина, скушай что-нибудь.

Чуть приподняв голову, Ши Шэн посмотрела на девушку перед собой. Она совершенно отличалась от той Ци Минсюэ, чей образ был вживлен с чужими воспоминаниями.

Ци Минсюэ перед ней была чрезвычайно ослепительна. Кожа ее лица была бела и упруга как свежеочищенное яйцо вкрутую. Ее глаза были как сама чистая весна, наполненная льющимся светом. Каждое ее выражение излучало шарм, притягивающий всеобщее внимание.

Ши Шэн вытянула губы в улыбку:

— Прошу прощения, у меня потеря памяти. Я вас знаю?

Улыбка на лице Ци Минсюэ на секунду застыла, но быстро восстановилась:

— Кузина, не стоит сейчас ребячиться. Тетушка всего лишь разозлилась, все будет в порядке, если ты потом хорошенько извинишься перед ней.

---

Послесловие автора:

Шестое обновление.

Примечания

  1. Идиоматически неблагодарный, жестокий человек. См. комментарии к главе 50.
  2. В оригинале 八宝粥, [Bābǎozhōu] – каша «восьми драгоценностей», рисовая каша «восьми вкусов». Содержит красную фасоль, семена лотоса, лонган, красные финики, орехи и пр.

Комментарии