Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

553. Духовное улучшение?!

Достаточно было любому культиватору в сияющих сферах бросить взгляд в сторону текста на каменной стеле, как слова появлялись в их сознании. Хотя описания испытаний огнём казались простыми, но любой, кто сможет занять первое место в каком-либо испытании, становился победителем в общем зачёте. Не играло никакой роли, какое именно испытание огнём он проходил и когда начал. Если он занимал первое место, то его тут же телепортировало на третий уровень лабиринта, где находилась душа дэва.

Однако по описанию не было ясно, смогут или нет остальные участники попасть на третий уровень. Судя по тому, что было написано в правилах, если занявший первое место не успевал достаточно быстро заполучить душу дэва, то тогда на третий уровень телепортировали занявших второе и третье место, чтобы тоже дать им шанс. Ещё там объяснялось, что чем ближе к первому месту культиватор, тем ярче сияет его сфера. По тому, что видел Бай Сяочунь, самой яркой сфера была у госпожи Красная Пыль. Скорее всего, она должна была получить первое место и душу дэва.

Бай Сяочунь почувствовал от этого небольшое разочарование. В конце концов, не так уж он и хотел получить душу дэва, но если бы это можно было сделать без особых хлопот, то почему бы и нет. Однако сейчас, казалось, на это не было особых надежд. Он попал в это измерение слишком поздно, его опередили более тысячи других культиваторов. Вздохнув, он пригляделся к стеле, просматривая информацию о различных испытаниях огнём. В первом проверялась боевая мощь.

— Ни за что мне не победить в этом, — пробормотал он и покачал головой. — Все эти сражения и убийства совсем мне не подходят.

От второго испытания у него заблестели глаза. Это было испытание в изготовлении лекарств.

— Перегонка лекарств, да? Я неплох в этом! — он с энтузиазмом продолжил просматривать список. — Испытание божественной способности? Испытание на создание магических предметов? Испытание божественной души? Нет, это всё не подходит. Мне ни за что не сравниться с божественными способностями бабушки Красная Пыль. Я не умею создавать магические предметы, и у меня ещё нет божественной души, что бы это ни было. Думаю, что мне больше всего подходит перегонка лекарств.

В Бай Сяочуне уже начал просыпаться интерес к испытанию, особенно учитывая, насколько ему было скучно просто сидеть и ждать. Затем он продолжил читать список.

— Испытание высшего единения? Испытание духовного улучшения? Испытание неустрашимости тела? — Бай Сяочунь понятия не имел, что за высшее единение, и просто отмёл этот вариант. Что касается неустрашимости тела, то у него были предположения.

«Похоже, что это испытание силы физического тела. Нет, это точно не для меня. Слишком опасно!» Он продолжил смотреть всё ниже по стеле, где ещё значилось около сотни различных испытаний огнём. Многие испытания касались вещей, про которые Бай Сяочунь никогда раньше не слышал, в конце он вернулся к испытаниям на перегонку лекарств и духовному улучшению. Однако он по-прежнему не знал, что выбрать.

«Жалко, что у меня так мало времени, а то бы я точно выбрал изготовление лекарств. Но что касается духовного улучшения…» Бай Сяочунь немного прищурился, в его глазах зажглись шаловливые огоньки. Здесь у него была возможность немного смухлевать…

«Если я смогу использовать мою черепашью сковороду, тогда духовное улучшение окажется очень простым для меня. Может быть, я даже смогу обогнать госпожу Красная Пыль и заполучить первое место!» Чем больше он об этом думал, тем нетерпеливее и радостнее становился.

«Да, почему бы и нет. С перегонкой лекарств у меня нет шансов нагнать её, поэтому стоит выбрать духовное улучшение. Если я выиграю, то мне достанется душа дэва, а если у меня не выйдет, то ничего страшного не произойдёт». И так он сделал свой выбор. Сосредоточившись на испытании духовным улучшением, он последовал описанию на каменной стеле и позволил своему разуму погрузиться в смысл слов.

В его голове послышался грохот, и всё вокруг него начало вращаться. Внезапно он осознал, что его душа покидает тело и летит в сторону каменной стелы. Удивившись, он оглянулся на своё тело, которое сидело со скрещёнными ногами в позе для медитации внутри сияющей сферы. Так как его душа была вне его тела, его маска перестала работать и медленно опустилась ему на грудь. Бай Сяочунь оказался застигнут врасплох этим неожиданным поворотом событий, но поделать ничего не мог. В следующий миг его душа впечаталась в каменную стелу.

Ещё больше грохота послышалось в его сознании, словно тысячи призраков кричали одновременно, пытаясь разорвать его душу на кусочки. Хорошо, что это длилось только на протяжении времени всего нескольких вдохов. Затем этот звук затих, картинка перед глазами обрела чёткость, и он обнаружил, что находится в уединённой комнате.

Стены были чёрные как уголь и казались зловещими и давящими на психику. В комнате не было ничего кроме трёх каменных алтарей высотой примерно до пояса. На центральном алтаре лежал высохший жёлтый листик, совершенно обычный на вид. На самом деле он был ровно тем, чем казался. Этот листик был обычным настолько, насколько это вообще возможно.

Слева над алтарём парил язычок красного пламени. Этот огонь не был особо горячим и лишь слегка был выше по температуре, чем обычный огонь из мира смертных. Однако Бай Сяочунь сразу же понял, что это не обычный огонь. Это был одноцветный огонь, часто встречающийся в мире культиваторов. Справа на алтаре лежали некоторые материалы: специальные камни, растения и металлы, а также ещё что-то, что Бай Сяочунь не смог опознать. Однако кое-что показалось ему знакомым и через какое-то время он понял, что это напоминает материалы, использованные когда-то при духовном улучшении Большим толстяком Чжаном.

Кроме этих трёх возвышений в комнате больше ничего не было. Очевидно, что эта комната являлась своеобразной мастерской для духовного улучшения, и сейчас ему предстояло выполнить однократное улучшение. Бай Сяочунь огляделся и какое-то время просто изучал одноцветное пламя. Потом он вспомнил, что в сияющей сфере с него спала маска, и начал беспокоиться. Наконец он стиснул зубы, а потом сказал:

— Скорее всего, со мной всё будет в порядке. Сияющие сферы очень прочные, а то бы те, кто пришли сюда первыми, оказались бы убиты теми, кто пришёл позже. Приступим, сначала надо проверить, смогу ли я призвать черепашью сковороду…

В конце концов, у него с собой не было бездонной сумки или ещё каких-либо вещей. Он глубоко вдохнул и взмахнул пальцем, как он это делал обычно для призыва черепашьей сковороды. Тут же показался чёрный свет, который принял форму сковороды. Бай Сяочунь оказался застигнут врасплох, но через мгновение уже гордо смеялся.

— Она пришла со мной! Ха-ха-ха! Не могу поверить, что она действительно оказалась здесь со мной! — с ярко блестящими глазами он подумал, каково это будет, если он займёт первое место и добудет душу дэва. — Пока у меня есть моя черепашья сковорода, кто сможет сравниться со мной?! Пффф! Когда Бай Сяочунь хочет занять первое место, то кто посмеет встать у него на пути!

Уверенно взмахнув рукавом, он гордо выпятил подбородок. Однако он понимал, что время терять нельзя, поэтому подавил свой восторг и подошёл, чтобы забрать одноцветный огонь, а потом радостно поместить его в сковороду. В ответ черепашья сковорода задрожала и поглотила огонь, после чего на её поверхности ярко зажёгся один узор. Более чем уверенный в своих действиях, Бай Сяочунь усмехнулся и осторожно взял высохший листик. Осмотрев его и убедившись, что это обычный лист дерева, он пробормотал:

— Какое расточительство улучшать такой листик.

Однако он был почти полностью уверен: что бы он тут ни улучшил, он не смог бы забрать этот предмет с собой в конце, поэтому не играло особой роли, что же именно будет подвергнуто духовному улучшению. Затем он закинул листик в черепашью сковороду. Тут же узор на сковороде загорелся светом, который перекочевал на листик. Через мгновение ослепительный свет угас, а на поверхности листа остался один серебряный узор. Бай Сяочунь быстро поднял листик и осмотрел его. Ничего особенного, кроме узора, на нём не было.

«Какое расточительство», — снова подумал он, покачав головой. Посмотрев на алтарь слева, он увидел, что там появилось новое пламя, на этот раз с двумя цветами. Конечно же, это было не что иное, как двухцветное пламя.

«Ну, наверное это не важно. Это просто испытание огнём, и ничего из этих вещей мне не принадлежит. Никто не обдирает меня, как липку». Потом он просто взял двухцветный огонь и приступил ко второму духовному улучшению. Вскоре на листике было уже два серебряных узора. Потом там появился третий, четвёртый узор и так далее до восьмого. К этому моменту он уже готов был начать жаловаться на всю эту ситуацию.

— Уже восьмикратное духовное улучшение… — пробормотал он, смотря на листик в своей ладони. Он был до сих пор высохшим, но уже заметно более прочным и выносливым к внешним воздействиям, чем раньше. Он даже начал немного сиять, очевидно, что к этому моменту он уже не был обычным листиком. Теперь он стал своего рода сокровищем.

В этот момент у Бай Сяочуня появилась новая мысль, учитывая, что теперь перед ним был ценное сокровище. Если он сможет запечатлеть его на себя, то, возможно, оно признает своего хозяина позже и позволит забрать его с собой. Надеясь на лучшее, он выполнил жест заклятия и указал на листик, оставляя на нём свою личную метку. В ответ листик засиял. Всё получилось. Довольный Бай Сяочунь взял девятицветный огонь и приступил к ещё одному духовному улучшению.

Девять, десять… Вскоре на поверхности листика было уже десять узоров. Хотя он по-прежнему выглядел сухим, его базовая природа уже изменилась и он сиял ярким светом. Любой, увидевший его, сразу принял бы его за сделанный из нефрита или другого драгоценного камня!

— Десятикратное улучшение… — пробормотал Бай Сяочунь. Посмотрев на каменный алтарь, он увидел, как там, радуя глаз, появилось одиннадцатицветное пламя.

Если говорить более точно, то одиннадцатицветное пламя не состояло из одиннадцати цветов. Однако при первом же взгляде на него Бай Сяочунь узнал в нём одиннадцатицветный огонь. Невозможно было описать, как именно он понял это. Более того, что-то бесконечно изменяющееся в этом огне начинало воздействовать с потрясающей силой на его душу. Вспомнив про золотой узор на огненной стреле душ, Бай Сяочунь сверкнул глазами и подумал:

— В прошлом я уже строил предположения, какое же чудесное преобразование случится при одиннадцатикратном духовном улучшении…

Комментарии